Александр Злобинский Малышарий


Злобинский Александр Эдуардович

Регион получения ИНН:
Москва

Регионы ведения Бизнеса:
Астраханская область
Республика Татарстан
Республика Башкортостан
Калининградская область
Нижегородская область
Волгоградская область
Иркутская область
Краснодарский край
Хабаровский край
Республика Крым
Новосибирская область
Воронежская область
Свердловская область
Приморский край
Красноярский край
Омская область
Самарская область
Москва

Регион деятельности ИП:
Москва

Массовым Руководителем по данным ФНС*: Не числится
Массовым Учредителем (Участником) по данным ФНС*: Числится

Злобинский Александр Эдуардович, ИНН: 773411523920

Руководитель Учредитель ИП
по ИНН: 23 1

Представленные данные относятся к открытым государственным общедоступным данным ЕГРЮЛ/ ЕГРИП и предоставлены ФНС РФ.
Согласие субъекта персональных данных не требуется. Статья 6 подпункты 8,11 ФЗ №152 (О персональных данных) от 27.07.2006г.

Правовые основания для обработки и распространения:
ФЗ №2124 (О СМИ) от 27.12.1991г,
статьи 6, 7.1 ФЗ №129 (О государственной регистрации ЮЛ и ИП) от 08.08.2001г.
статья 7 ФЗ 149 (Об информации, информационных технологиях и о защите информации) от 27.07.2006г.
Публикация архивных данных: п.3 статьи 5 ФЗ №129 (О государственной регистрации ЮЛ и ИП) от 08.08.2001г
Информация предоставляется для (Цели публикации): 1. Исполнения законодательства РФ в части проверки контрагента, проявления должной осмотрительности, оценке хозяйственных и финансовых рисков. 2. В случаях, предусмотренных законодательством при противодействии коррупции, мошенничеству, легализации доходов и для достижения других общественно значимых целей.
Подробнее

Злобинский Александр Эдуардович, ИНН 773411523920:

Числится в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей:

Название компании Статус ИНН Руководитель Дата регистрации Адрес
Индивидуальный предприниматель
Злобинский Александр Эдуардович
Действующий 773411523920 Злобинский Александр Эдуардович 15.02.2020 смотреть

Числится в Едином государственном реестре юридических лиц:

Александр Злобинский: Малышарий

Александр Злобинский
Президент компании Daichi (air conditioning and ventilation system)

1. Как началось увлечения этим видом спорта. Что является самым сложным в виндсерфинге на первоначальном этапе.
Началось оно очень прозаично. Лет так 8 назад в Строгино. Работы — много, выехать летом было просто невозможно, поэтому пристойное занятие нашлось в нашей замечательной Москве. Стоял в Строгино, как столбик, падал, как столбик и все это называлось изучением виндсерфинга. Интересно, но скорее не как конкретно виндсерфинг, а как любое дело, которое изучаешь как следует.

Самым сложным в виндсерфинге являешься ты сам. Собственно виндсерфинг технически непрост и требует постоянной практики. А развиваться в нем можно бесконечно. И на каждом этапе просто проверяется твоя способность к обучению. Одному человеку элемент нужно сделать 1000 раз, а другому 300. Один сжав зубы точит, точит, точит… и не получается (это как раз мой случай), а другой (скажем сын мой) катается рядом балуясь: падает – смеется, волной замыло – смеется… и учится, заметьте, гораздо быстрее.

Вторая по сложности проблема российского виндсерфинга – это отсутствие…(думаете ветра?) нет, постоянной практики. Проблема проста. Едешь куда-нибудь на 2 недели (как правило на детские каникулы). А там полсрока не дует, дня 3 вкатываешься и вспоминаешь то, что умеешь, а оставшиеся 4 дня катаешься, вроде как учишься, но преодолевая боль в мышцах и в стертых и сбитых конечностях. Безусловно человеку, который не может себе позволить посвятить виндсерфингу месяц-два кряду, требуется накопить достаточное количество «ветро-часов» чтобы хоть мало-мальски начать получать удовольствие именно от виндсерфинга, а не от процесса преодоления себя.

2. Где предпочитает кататься? Как оценивает свой уровень катания? И участвовал ли когда-нибудь в каких-либо соревнованиях.
Кататься предпочитаю на Маврикие, Гавайях, Кабо Верде и Марокко. Это волновые места, что собственно меня сейчас и привлекает. Уровень катания у меня средний. А в волновом катании я бы причислил себя к начинающим. Поэтому и привлекает.

В соревнованиях я не участвовал никогда. Соревнования хороши, как стимул. Можно сравнить свой уровень с другими, поучиться каким-то приемам, отточить волю, упорство, но…соперничество никогда не было сколь нибудь гармоничным человеческим качеством. Вредно это, особенно для души. Вообще то говоря, я считаю, что спорт существует отнюдь не для занятия всяческих «первых мест» и пресловутого покорения стихий и вершин. Это надуманно и смешно. Разве может человек ПОКОРИТЬ вершину или океан или пусть даже волну. Достаточно один раз оказаться один на один со слегка разбушевавшейся стихией, чтобы понять всю смехотворность и самонадеяность такого утверждения. Другие скажут спорт – это адреналин. И адреналин тут тоже ни причем. Это все равно как объяснять, что любовь – совокупность биохимических реакций тела. По моим представлениям активный спорт существует совсем с другой целью. Спорт – это язык на котором человек, всем своим существом (а не малой частью головного мозга) общается с природой. В самом деле, вспомните, как вы включены в занятие, которым владеете мастерски (а значит чувствуете полную свободу) : катаетесь ли на горных или беговых лыжах, на виндсерфинге, просто плаваете, бегаете и проч. проч. проч. Будничное сознание отключается(!), зато включается истинное сознание и вы не размышляете, не задаете себе вопросов, а просто легко и свободно реагируете положением тела, легким усилием мышц и неким воздушным ощущением счастья. Вы вливаетесь в естественную природную среду, чувствуете изгиб стенки, качество скольжения и просто естественным образом познаете язык стихии, язык природы, язык Бога в некотором смысле. И поэтому, возвращаясь к виндсерфингу, катаясь в океане вы становитесь океаном и очищаетесь от всей мути каменных городов-муравейников, где увы коротаете большую часть своей жизни. А вот соревнования концентрируют вас на абсолютно другом. Поэтому для меня соревнования – это своеобразный этюд, упражнения для повышения мастерства, с большим риском перепутать ценности и принять соперничество за истинное, а об истинном общении с Богом то и забыть J

3. Насколько болен такой страшной серфовой болезнью, как ветрозависимость.
Не болен вообще. Есть ветер – прекрасно, нет ветра – всегда можно найти интересное занятие. Скука, как впрочем и умение радоваться, есть внутреннее качество человека, и никакой ветер на это повлиять не может. Вообще дам совет вместе с Лао Цзы: «Лучшее правило в жизни – это не строить планов». Желание (в нашем случае ожидание ветра) и есть предпосылка к страданию. А виндсерфинг (тот самый, настоящий, конечно) и страдание несовместимы.

4. С кем катаетесь? Удалось ли «подсадить» своих друзей и родственников на виндсерфинг.
Да коллектив то один. Всегда приезжаешь на место, черте куда, думаешь, дескать край земли, а тебе прямо на пляже: «Здорово, давно приехал и т.п.». Людей разъезжающих по серфовым местам совсем немного. Но если брать статистику последних лет, то наиболее часто с Севой и, пожалуй, с Олегом Груздевым, ну а дальше с Димой Мухиным, Геной Пескаревым, Алексеем Семовым и Ирой Антипиной. Ну и конечно с Вадиком Андроновым, Сашей Кутуковым, Гришей Березкиным, Леней Гальпериным, Денисом Харитоновым и многими, многими другими, с которыми не особо то и ездишь, а запросто так встречаешься на заброшенных уголках земли.

А насчет подсадки – конечно. Но все зависит от характера. В виндсерфинге упорство нужно недюжинное и любовь к воде и ветру, конечно.

5. Мешает или помогает виндсерфинг вашей профессиональной деятельности.
Мешает: нужно уезжать, а работы всегда невпроворот. Хотя, может быть и помогает, а то где бы я силы взял, чтобы весь этот «невпроворот» провернуть.

6. Виндсерфинг — довольно травмоопасный вид спорта. Но может ли бизнесмен рисковать?
А вы можете?

7. Бывает ли страшно на воде? Случались ли с ним какие-нибудь по-настоящему оспаные инцинденты?
Да Бог его знает, было все: и 8 метровые волны в 50 м от скал на голову падали, и мышцы рвал, и связки перебивал, и в черепах врезался, и доски пополам о кораллы ломал, и даже 6 метровых Белых акул видел (правда не с доски, а с вертолета J ! Но… на том месте, где мы катались накануне). Страшно не бывает. Однако… случается такое предчуствие, когда аж скулы сводит, особенно, когда ты не в океане, а смотришь со стороны и знаешь, что через 10 минут будешь там. Не понимаю, страх это или что… Знаю одно – это помогает собраться и быть очень внимательным первое время, пока не начнешь «говорить на языке природы» (а по-простому не раскатаешься).

8. Многие виндсерфингисты сегодня переходят на кайт, как более молодой и . Вы не хотите сменить парус на кайт.
Я не очень согласен с тем, что многие виндсерфингисты переходят на кайт. Переходят те, для кого виндсерфинг тяжел в обучении. Те же кто по настоящему катается вряд ли перейдет, но безусловно может практиковать и то и другое. Сам я пробовал (не сменить, конечно, а кататься на кайте) – не очень понравилось. Не ругаю, просто не совсем мое. Я и на сноуборде не очень люблю, хотя и заядлый офпистщик.

9. В чем, по вашему мнению, преимущества и недостатки виндсерфинга перед кайтсерфингом? Случались ли у вас столкновения с кайтерами во время катания?
Столкновения случались. Но не драматичные. О недостатках и преимуществах говорить не буду. Кайт – это другой вид спорта. Вот и все. Кому то нравится одно, кому то другое. А кто-то любит оба (наверно и правильно). Судить не берусь, потому, как на кайте не катаюсь, а только пробовал.

А вот после ответа на обязательную программу, давайте, я вам просто скажу что такое виндсерфинг. Это, если выразить одним словом – СВОБОДА. Это соединение 3-х стихий: ветра, воды и солнечного человеческого сердца, которые сплетаются в единую живую ткань и кружат, ныряют, взлетают каким-то невообразимым чудесным языческим существом, имя которого науке не подвластно, а в сказках еще не успели сложить. Это простая, незатейливая одежда, соль на щеках, небо, ласкающее тело, изумрудный прибой и ветер, доносящий дыхание неведомых земель. Время, которого нет и красивые восхищенные мальчишки и девчонки с океаном, плещущим в глазах. Это дух пиратства, мгновенного риска, преклонения, покорности и слияния с морской красотой. Это душа океанского Бога, как она есть… Это дикие, первозданные места, обезумевший секущий икры песок (если встать против ветра и смотреть себе под ноги, то поймешь, что ты несешься в рыжих небесах, а под ногами свистят облака), это стены волн, закрывающие небо и шепчущие свои тайны в какой-то невообразимой внутренней тишине перед тем, как рухнуть, словно вавилонская башня и взорвать этот жемчужный мир пены, лазури и всего того, что создал Бог из протяжных криков, зова веков, напряжения крыл и головокружительного полета над бездной. Это то, чему еще не подыскали имя и вряд ли когда-нибудь смогут. Ибо невозможно втиснуть бесконечную внутреннюю свободу человека в узкое горло обыкновенного житейского слова. И поэтому виндсерфинг так и остается необъясненным, а мы катаемся на волнах, смотрим в зеркало набегающего ветра и спрашиваем: «Кто ты?»

Подготовил: Сева Шульгин
Фото: Сева Шульгин, Татьяна Мухина

Александр Злобинский: Малышарий

Любая одухотворенная человеком форма ‒ это произведение искусства. >>>

Утопия ‒ не идеализация, а взгляд, далеко обогнавший свое время.

Не скрывайте → гениальность ‒ человечество должно знать своих врагов.

Свобода воли проявляется даже в несвободе.

Страх ‒ это отпадение от Бога.

Ненависть ‒ это форма противостояния Богу.


Интерпретация закона джунглей: С тех пор как Бог разъединил себя на разные формы, они стараются соединиться способами, на которые неспособны.

Гравитация ‒ труднейшее испытание человечества.

Взлет ‒ это расставание с тенью.

Если отнять у человека способность мечтать, он не сможет влюбляться.

Страсть делает человека инструментом в руках силы, → любовь дарует ему силу, как инструмент.

Удовольствие ‒ это космическая любовь, загнанная в низшую природу.

Юмор ‒ зеркало сущности связи между явлениями.

Юмор ‒ это рациональность иррационального.

Судьба и личность

Эзотерическая статистика: Множество случайных происшествий складывается в один объективный закон судьбы.

Личность ‒ это черепаха духа.

Взрослые ‒ это дети, запутавшиеся в скучных играх.

Искренность ‒ это утонченная форма самообмана.

Шрам ‒ это кармический узелок на память.

Разум

Зеркало показывает → мир наоборот. Разум ‒ тоже.

Упрек природе ‒ хвала скудоумию.

Время

Время ‒ проекция некоего божественного объема на плоскость человеческого восприятия.

Время ‒ это творческий импульс, пойманный в рамках условности.

Время ‒ это божественная шутка, привратно истолкованная человеком.

Недостатки

Всякий человек видит в мудреце свои недостатки.

Страсть ‒ это леность → духа .

Нет ничего более ханжеского, чем истинные мотивы человеческих поступков.

Для привязанности нет никаких причин, кроме собственных недостатков.

Александр Злобинский: Малышарий

Ноябрь 2020
«Книга и чтение в культурном коде человечества»

  • Михаил ШЕПЕЛЬ: «Ставка на личную мотивацию сотрудников и совместное управление библиотекой»
  • НЭБ, ФКС и возрастная маркировка контента
  • Аудиокниги: кроссмедийный подход и работа с аудиторией
  • Российские книжные: совместное будущее

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки


Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

В поисках нового места
21.11.2015 23:54

Онлайн-развлечения, ТВ, кино успешно конкурируют с книгой. Но она не сдаётся и дополняет свои страницы звуком, видео, интерактивными эффектами. Кто создаёт такие книги? Ждёт ли их читатель и как они к нему попадают? Каковы перспективы бумажного формата? О месте книги в системе медиапотребления говорили эксперты – издатели «новой волны».

С егодня успех часто сопутствует тем, кого руководитель проектов «КНИГАБАЙТА» Денис Давыдов называет новыми, неклассическими издателями. Вот и обладатель главного приза «Книги года» в номинации «Электронное издание» Олег Нестеров — музыкант, продюсер. Мультимедийный проект «Из жизни планет» он посвятил четырём неснятым фильмам шестидесятых. Рассказ о самой яркой странице истории отечественного кино основан на интервью с очевидцами событий, документах, фотографиях. О шестидесятых и новый роман Нестерова. Помимо бумажной версии, выйдет мобильное приложение для планшетников со множеством материалов, собранных автором за семь лет. «Современная литература имеет право существовать не просто в форме э-книги, а как мобильное приложение, дающее ей технологическое расширение», — уверен лауреат национальной премии. В то же время сравнение электронного и бумажного форматов напоминает ему историю с модой на нейлон. Когда ажиотаж прошёл, мужчины вернулись к рубашкам из хлопка, потому что в них телу легче дышать. Так и бумажная книга, при чтении которой возникают совсем иные отношения с текстом…

Вошедшая в шорт-лист детская книжка «Малышарий» также придумана и сделана издателями «новой волны». Как рассказала арт-директор студии Touch΄anka Ирина Хамдохова , они с Александрой Кочетковой занимались графическим дизайном, но появление планшетников натолкнуло на мысль о собственной интерактивной книге. Начали с простейшего (так казалось) — сказки для малышей. Озвучили персонажей своими голосами, а иллюстрации решили сделать рукотворные, связанные с детским творчеством. Нажимая на комочки пластилина, читатель приводит в движение персонажей и вместе с ними раскручивает сюжет. Дебютная «Сказка про трёх маленьких поросят» и сейчас доступна в AppStore, вариант на английском языке оказался востребован в Америке. Итак, успех?

— Уже на втором проекте, «Краденом солнце» Чуковского, мы поняли, что на интерактивные книжки в России нет спроса, поэтому надо делать приложения для конкретных заказчиков, — отметила И. Хамдохова. — Такой заказчик появился, это Александр Злобинский с его «Малышарием», вошедшим в число номинантов «Книги года». На этот раз мы отказались от перелистывания страниц, книга представляет собой свиток со стихами, интерактивными иллюстрациями. Конечно, нам и дальше хотелось бы делать красивые, профессионально грамотные книги. Пока удачных интерактивных изданий мало, обходятся они недёшево, производятся одной-двумя студиями. Гораздо лучше перспективы у интерактивной учебной литературы. С ней издателю интересно работать, потому что тесты, ссылки на источники, другие элементы учебника очень органичны в планшетнике.

Компания Bobaka, которую на круглом столе представлял исполнительный продюсер Александр Насонов , занимается веб-дизайном, созданием сайтов, продвижением мобильных приложений. В книжном мире программисты совсем недавно, и первая же работа стала номинантом «Книги года» – 2015. Сторонник здорового образа жизни, Андрей Гордеев переосмыслил классическую «Красную шапочку» с точки зрения йоги и «органического питания», а Bobaka привела продукт в потребительский вид. В итоге мультимедийная «Зелёная шапочка», озвученная телеведущим Николаем Дроздовым, почти два месяца находилась в топах российского AppStore. «Если у кого-то есть талантливая идея, качественный продукт, Bobaka поможет превратить это в хорошую э-книгу, коммерчески выгодную для автора», — предложил А. Насонов.

А что же издатели-профессионалы? Почему не слышно об их победах на электронном поле? Ситуация не удивляет исполнительного директора Ассоциации интернет-издателей, консультанта Bookmate Владимира Харитонова .

— Сначала издатели обрадовались планшетам и возможности поиграть с книгой. После «Алисы в Стране чудес» на iPad многие пытались сделать что-то подобное, но «выстрелили» единицы. На самом деле у нас выпускаются интерактивные книги, но каждое появление таких программ становится событием. Это единичные истории, их нельзя повторять, что противоречит самой сути книгоиздания, построенного на тиражировании копий. Новая книжка всегда связана с риском, это венчурное предприятие. Не зря издатели предпочитают повторять то, что уже сработало. А с программами так не получится, они не для конвейера.

С другой стороны, у меня большие сомнения в том, что мы сейчас говорим о книгах. Это скорее арт-проекты, поэтому ими и занимаются музыканты, дизайнеры. Возникает вопрос: а что вообще считать книгой? Я считаю, что неверно определять её как линейный текст, который прочитывается от начала до конца. С давних пор существуют книжки, не рассчитанные на линейное чтение. В этом смысле словари, энциклопедии, как и альбомы, детские «раскладушки», книгами не являются, просто форма у них такая. Словари, энциклопедии уже фактически исчезли, но линейные книги останутся, потому что они появились гораздо позже, чем люди начали рассказывать истории. И художественная литература будет существовать до тех пор, пока есть потребность в этих рассказах. Она не станет развиваться в сторону мультимедийности. А вот учебникам предстоит активно заимствовать элементы некнижного мира. Другой вопрос — будущее отрасли в целом. По данным социологов, у нас 39% населения за год не прочитали ни одной книги.

Без иллюзий оценивает перспективы чтения основатель библиотеки Lib.ru и сайта «Самиздат» Максим Мошков .

— Бумажный вариант продержится недолго. Вопрос: что вместо и после него? В первую очередь телефон, в котором экрана хватает, чтобы читать. Процентов 15 просмотрового времени люди проводят с компьютерами, ещё примерно столько же с планшетами и 70% с мобильным телефоном. Это время делят классическая книга в электронной форме, компьютерные игры, кино. Интерактивные книжки где-то между этими тремя вариантами, они соберут полпроцента, не больше. Поэтому надо определяться с тем, что будет платным, а что бесплатным и сколько времени чтение, а сюда входит и общение в соцсетях, может отнять у кино, игр. Собственно чтения всё меньше, оно сжимается, но, надеюсь, всё-таки останется.

Ещё недавно я был уверен, что на «Самиздате» и публикуются, и читают бесплатно. Но оказалось, что на бесплатном сайте люди, ни у кого о том не спрашивая, начинают самостоятельно зарабатывать. Автор, пишущий как бы бесплатно, указывает счёт, на который можно перечислить деньги за чтение произведения. Подаяния не всегда зависят от качества текста, от аудитории. При прочих равных условиях эта выплата «сколько дают» может различаться в разы. Есть другой вариант — когда сочинитель просит у читателей немного денег, после чего он вышлет следующую главу. И есть несколько процентов писателей, готовых заплатить за то, чтобы их читали…

Так или иначе, ответ на вопрос о будущем книги зависит от читателей. Об ожиданиях аудитории рассказал Сергей Давыдов , доцент Высшей школы экономики, руководитель исследования «Экономика Рунета», проведённого НИУ ВШЭ и Российской ассоциацией электронных коммуникаций. Социологам встречались самые разные варианты взаимоотношений с книгой. На одном полюсе — село, куда не добирается книготорговля и где в доме на почётном месте годами стоят всё те же пять-шесть томов советской классики. На другом полюсе — студенты столичного вуза со смартфонами и планшетами.

— Эта новая, прогрессивная аудитория почти всё время онлайн. Они подключены, даже когда смотрят телевизор или читают печатную книгу, — поделился наблюдениями С. Давыдов. — На мой взгляд, книга как таковая осталась в прошлом. Есть текст, который существует очень разнообразно, и это разнообразие будет увеличиваться. Очевидно, в ближайшее время бумажный формат не умрёт и лет 30–40 будет пользоваться спросом. Всё-таки технические инновации идут быстрей, чем гуманитарные, и нашему поколению хочется иметь немного бумаги. Но книга в классическом представлении, как самодостаточный продукт, перестаёт существовать, потому что средой репрезентации текста становится Интернет.

Уже сейчас линейный печатный текст получает серьёзные вызовы. У меня нет весомых аргументов, чтобы сказать подростку: читай Жюля Верна, вместо того чтобы смотреть «Игру престолов». Безусловно, книжная «пища» калорийней, чем аудиовизуальный продукт, но для получения этих калорий надо приложить больше усилий. Проще посмотреть «Игру престолов». В то же время здесь, на ярмарке, я видел очень современные бумажные версии «Острова сокровищ», «Робинзона Крузо». Без электроники, без мультимедиа издатели погружают классические тексты в дополненное пространство комментариев, картинок, иллюстраций. Так что будущее у печатного текста есть. Просто надо смотреть, какие формы потребления этого текста востребованы и во что готов играть тот или иной представитель читательской аудитории.

Александр Злобинский: Малышарий

Мой дедушка воспитывался в детском доме. Затем поступил в военное училище. До 1939 года служил в НКВД. Имеет знак Почетного чекиста. В июле 1941 призван в действующую армию в воинском звании майор. Служил в должности начальника 69 военно-дорожного отряда механизации дорожно-мостовых работ 3 Военно-дорожного управления ГДУ КА. За отличную организацию работ по возведению мостов через реки Сож, Днепр, Березина, Висла и др. был награжден орденом Красного знамени и двумя орденами Отечественной Войны 1 степени. После войны продолжал служить на благо Родины и остался в памяти, как любящий отец и дед.

Награды

Автор страницы солдата

ОНИ ДОЛЖНЫ ИДТИ ПОБЕДНЫМ
СТРОЕМ В ЛЮБЫЕ ВРЕМЕНА

ПОДПИШИТЕСЬ НА НОВОСТИ И ОБНОВЛЕНИЯ

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 19 февраля 2020 г. № 32-рп «Об обеспечении в 2020 году государственной поддержки некоммерческих неправительственных организаций, участвующих в развитии институтов гражданского общества, реализующих социально значимые проекты и проекты в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина»

Каждая мама обязана знать:  Ребенок разговаривает с воображаемым мальчиком
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация