Бедные рыцари


Бедный рыцарь

Ингредиенты

  • для теста:
  • 125 гр. слив.масла
  • 50 гр. коричневого сахара (rohrzucker)
  • 1 пакетик ванилин.сах.
  • 100 гр. мёда или ahornsirup
  • 3 яйца
  • 200 гр. муки
  • 2 ч.л. пекарского порошка
  • 4 ст.л. молока
  • 75 гр. молотого миндаля
  • для начинки:
  • 4 яблока
  • пол лимона
  • для верхнего оформления:
  • 125 мл. молока
  • 1 яйцо
  • 3 ст.л. сахара
  • 4 шт. тостовый хлеб
  • 50 гр. слив масла
  • 25 гр. молотого миндаля
  • для посыпки:
  • сахарная пудра.

Пошаговый рецепт приготовления

Взбиавем миксером на высшей скорости масло,добавляем ван.сахар,сахар,мёд.

по одному вмешиваем яйца с паузой в пол минуты.

уменьшаем скорость и вмешиваем муку,пекарский порошок,молоко и молотый миндаль.

тесто делим пополам,на первую половину ложим тонко порезанные яблоки с соком лимона,накрываем второй половиной теста.

Смешиваем молоко сахар и яйцо,

в эту смесь обмакиваем хлеб и улаживаем веером.

посыпаем молотым миндалём (я посыпала молотыми грецкими орехами) сверху ложим кусочки масла

Александр Пушкин — Жил на свете рыцарь бедный: Стих

Жил на свете рыцарь бедный,
Молчаливый и простой,
С виду сумрачный и бледный,
Духом смелый и прямой.

Он имел одно виденье,
Непостижное уму,
И глубоко впечатленье
В сердце врезалось ему.

Путешествуя в Женеву,
На дороге у креста
Видел он Марию деву,
Матерь господа Христа.

С той поры, сгорев душою,
Он на женщин не смотрел,
И до гроба ни с одною
Молвить слова не хотел.

С той поры стальной решетки
Он с лица не подымал
И себе на шею четки
Вместо шарфа привязал.

Несть мольбы Отцу, ни Сыну,
Ни святому Духу ввек
Не случилось паладину,
Странный был он человек.

Проводил он целы ночи
Перед ликом пресвятой,
Устремив к ней скорбны очи,
Тихо слезы лья рекой.

Полон верой и любовью,
Верен набожной мечте,
Ave, Mater Dei кровью
Написал он на щите.

Между тем как паладины
Ввстречу трепетным врагам
По равнинам Палестины
Мчались, именуя дам,

Lumen coelum, sancta Rosa!
Восклицал всех громче он,
И гнала его угроза
Мусульман со всех сторон.

Возвратясь в свой замок дальный,
Жил он строго заключен,
Все влюбленный, все печальный,
Без причастья умер он;

Между тем как он кончался,
Дух лукавый подоспел,
Душу рыцаря сбирался
Бес тащить уж в свой предел:

Он-де богу не молился,
Он не ведал-де поста,
Не путем-де волочился
Он за матушкой Христа.

Но пречистая сердечно
Заступилась за него
И впустила в царство вечно
Паладина своего.

Анализ стихотворения «Жил на свете рыцарь бедный» Пушкина

Стихотворение «Жил на свете рыцарь бедный» Александр Сергеевич Пушкин включил, изрядно подсократив, в свои «Сцены из рыцарских времен».

Стихотворение написано в 1829 году. Его автору исполнилось 30 лет, он находится под негласным надзором властей за крамольные стихи, подавлен и разочарован: мать Натальи Гончаровой отказалась дать согласие на их брак. Ему хочется уехать куда-нибудь далеко, но из-за политической неблагонадежности это желание так и не осуществилось. По жанру – баллада, по размеру – четырехстопный хорей с перекрестной рифмой, 14 строф. Лирический герой – рыцарь, паладин (почитатель), избравший своей путеводной звездой не имя какой-нибудь знатной красавицы, а явившуюся ему однажды на пути «в Женеву» (город в Швейцарии) Богоматерь. Впрочем, неизвестно, истинно ли было его виденье или напущено демонической силой, чтобы одурачить «рыцаря бедного».

Безусловно, чувствуется стилизация под средневековый романтический эпос. Вместе с тем звучит явная лукавая, насмешливая нота, придающая стихотворению двусмысленный, кощунственный оттенок. Все приметы старинной европейской песни вроде бы налицо: шлем, щит, равнины Палестины, мусульмане. Но контрастом им выступает ирония: на шею четки вместо шарфа повязал. Простодушный и упрямый, герой поглощен служением «непостижному уму» виденью. Так выражается его вера. Он совершенно забыл о себе: «жил он строго заключен». Поэт приводит два возгласа, девиза своего героя на латыни: Ave, Mater Dei и lumen coelum, Sancta Rosa! Автор пишет о католической духовности. Душу умирающего героя бес собирался тащить в ад: он-де Богу не молился. Кстати, ни рассказчик, ни его герой не переходят грани, а вот как раз прямая речь «лукавого духа» полна ядовитого заряда, что, впрочем, ожидаемо. Заметно, что стихотворение написано христианином. Считать ли его своеобразной пародией, даже сатирой? Концовка этого произведения расставляет все по своим местам. Казалось бы, к финалу доля насмешки должна только возрастать, но поэт поступает со своим рыцарем иначе: сама Богоматерь «заступилась за него» и ввела в рай. Так в заключительной строке поэт «сердечно» прощается со своим героем.

Стихотворение «Жил на свете рыцарь бедный» А. Пушкин задумал еще во время своего летнего путешествия на Кавказ. Он пробует себя в жанре баллады времен крестовых походов. Поэт тщательно отделывает свою колоритную легенду, стремясь придать ей достоверный вид песни менестреля.

galeneastro

LiveEphemeris

«Бедные рыцари», они же мнихи, тосты, гренки.

Во многих странах есть одно очень сытное и вкусное блюдо, приготовить которое можно быстро и без особых затрат. Называется оно «Бедный рыцарь», или «мнихи».
Мнихи — простое в приготовлении блюдо, для которого черствый хлеб, сухари или сушки размачивают в воде, молоке со взбитыми яйцами, или в вине с добавлением специй и обжаривают в масле.

В Россию рецепт блюда вместе с романтическим названием попал из студенческой среды Германии и немецких университетов в странах Прибалтики, в которых в XIX веке обучались многие русские студенты. В Пруссии мнихи называли «Бедным рыцарем» с намёком на обедневших к 17-18 веку тевтонских и ливонских рыцарей- монахов : мних — это устаревшая форма слова » монах «. К тому же для мнихов использовался черствый хлеб, выбрасывать который в соответствии с религиозными канонами было социально неприемлемым

В Святой земле в 1119 году после Первого крестового похода несколько благородных рыцарей, людей истинно верующих и богобоязненных, выразили желание жить в строгости и послушании, навсегда отказаться от своих владений, и, предав себя в руки верховного владыки церкви, стать членами монашеского ордена. Свой орден, состоящий на службе храма Гроба Господня, они назвали «Нищие рыцари». Они были настолько нищи, что на двух человек у них была всего одна лошадь. В память об этом их печать на протяжении долгого времени представляла собой изображение коня, на котором сидят два всадника. Двое всадников символизируют двойственность монаха и солдата, обет бедности, или смирение, ибо гордец не сядет с другим на одну лошадь.

Тамплиеры за игрой в шахматы

В Англии жареному хлебу дали пышное название «Бедный Рыцарь Виндзора» в честь основанного королём Эдуардом III в XIV столетии военного ордена «Бедные Рыцари Виндзора», или «Armer Ritter».

В Америке блюдо называют «Французский тост». Аналогом блюда «Бедный рыцарь» в России являются гренки (те же мнихи).

Наряду с несомненными вкусовыми достоинствами блюдо «Бедный рыцарь» представляет собой питательную, хорошо сбалансированную по белкам, жирам и углеводам пищу, полезную как для физической, так и для умственной деятельности.

В ресторане Эдинбурга подают «Тарталетки с луковым мармеладом»

Арме риттер, немецкие гренки, бедные рыцари из хлеба

Бедные рыцари с начинкой из сыра

Старинное блюдо с немецкими корнями.

Что приготовить из хлеба.

Простые блюда быстрого приготовления.

Бедные рыцари с лимонной цедрой.

В Германии из хлеба, свежего и несвежего, готовят не только тосты, как у нас ныне модно, но и простое блюдо под названием «бедные рыцари» (Arme Ritter).

И тосты, и бедные рыцари по кулинарной сути это гренки. Их разница в том, что тосты – это подсушенный, поджаренный хлеб, а в бедных рыцарях хлеб размачивают в молоке с яйцами.

Бедные рыцари очень популярны в Германии. Это старинное блюдо, его старейший немецкий рецепт известен с XIV века. Происхождение названия связывают с тем, что в те далекие времена форма кусков хлеба напоминала людям рыцарские щиты.

В моем советском детстве довольно часто жаренные на сковороде ломтики батона заливались омлетной массой. Получалось нечто аналогичное бедным рыцарям.

Никогда не знала о немецких корнях сего блюда. В старинной книге «Образцовая кухня» (1892) есть два вида немецких гренок: гренки по-немецки и арме риттер. Так и пишется русскими буквами немецкое название бедных рыцарей:

Арме риттер

Выдать: 1 французский хлеб, 1 стакан молока, 3 яйца, ½ фунта сахара, ½ фунта сливочного масла

Режут правильными ломтиками французский хлеб, намачивают в молоке с яйцами, обсыпают сахаром и поджаривают на сливочном масле с обеих сторон, складывают на блюдо и обливают каким-либо вареньем или посыпают мелким сахаром.

Гренки по-немецки

Выдать: 2 яйца, 2 ложки молока, ⅛ фунта голландского сыра, ⅛ фунта чухонского масла, 1 французский хлеб.

Разбить желтки, прибавить две столовых ложки молока, обмочить ломтики белого хлеба, одну какую-либо сторону обсыпать голландским тертым сыром, положить обсыпанной стороной вверх на сковороду, смазанную маслом, и подрумянить.

Для русской кулинарии того времени бедные рыцари – это исключительно десерт.

Немецкое блюдо бедные рыцари

В наше время основной рецепт Arme Ritter: половинки булочек или ломтики белого хлеба размочить в смеси молока или сливок с яйцами, сахаром и ванилью или корицей, выпекать на сковороде в топленом сливочном масле или другом жире.

Кроме того, в разных регионах популярны другие старинные рецепты, в которых, как шутят немцы, бедного рыцаря превращают в богатого. Между половинками сдобной булочки или кусочками белого хлеба выкладывают половинки слив или делают прослойку из сливового мусса, конфитюра или пюре из слив.

Замоченный хлеб или булочки можно обвалять в панировочных сухарях.

Традиционно подают бедных рыцарей с сахарной пудрой, смесью сахара и корицы, ванильным соусом или медом. Ныне стало модно подавать с кленовым сиропом.

В интернете очень много современных рецептов этого нехитрого блюда. Используются самые разнообразные начинки из свежих и консервированных фруктов, джемы, муссы. Конечно, популярна прослойка рыцарей шоколадно-ореховой пастой «Нутелла».

Даже в детском немецком журнале можно встретить рецепты бедных рыцарей. Блюдо такое простое, что его легко может приготовить ребенок.

Бедные рыцари

Рецепт на 4 порции

Ингредиенты:

  • 2 яйца
  • 250 мл молока
  • 1 пакетик ванильного сахара
  • 16 штук больших сдобных сухарей, например, марки Brandt
  • 3 столовых ложки топленого сливочного масла
  • 750 грамм сливового или вишневого компота

Это готовится так:

1. Яйца, молоко, ванильный сахар взбить, сухари вымачивать около 2 минут.

2. Выпекать на сковороде с топленым маслом по 2-3 минуты с каждой стороны. Подавать по 4 штуки с компотом.

Можно дополнительно накапать на гренки мед или кленовый сироп.

Самый простой рецепт на одну порцию я опробовала, оказалось очень вкусно.

Бедные рыцари с лимонной цедрой

Ингредиенты:

  1. Хлеб – 3-4 куска кирпича или 2 куска тостового хлеба
  2. Яйцо – 1 шт.
  3. Молоко – 2 столовых ложки
  4. Цедра от трети лимона
  5. Мед – 1 чайная ложка (можно заменить сахаром)
  6. Масло сливочное – 10 г
  7. Масло растительное для жарки
  8. Сахар для посыпки –1-2 чайных ложки.

Приготовление:

1. Взбить вилкой яйцо и молоко. Добавить мед или сахар и лимонную цедру.

2. Замочить хлеб в яично-молочной смеси. Время замачивания зависит от сухости хлеба. Для свежего обычно достаточно 1 минуты. Хлеб должен хорошо пропитаться, но не размокнуть излишне и не разваливаться.

У меня был один большой кусок от вчерашнего домашнего хлеба нестандартного размера 11 х 11 см и толщиной 1,5 см, он быстро впитал всю жидкость.

3. Аккуратно перенести размоченный хлеб на сковороду с растительным маслом. Сверху на хлеб уложить совсем маленькие кусочки сливочного масла. Жарить на среднем огне с двух сторон до готовности около 2 минут с каждой стороны. Я жарила без крышки.

4. Посыпать сахаром или можно подать с вареньем или шоколадной пастой.

Ныне бедных рыцарей готовят и несладкими, начиняют ветчиной, сыром, рыбой, грибами, любой зеленью и др. Рецептов великое множество. Главное отличие – начинка.

Бедные (или богатые) рыцари – очень вкусное блюдо быстрого приготовления. Единственный минус – высокая калорийность. Однако при желании можно постараться и несколько ее уменьшить за счет количества жира.

Бедные рыцари Христа

Christus et Templum!

Учреждение cуществующего по сей день в виде двух ответвлений — португальского и ватиканского (папского) — военного (рыцарского) Ордена Христа последовало за упразднением в странах Западной Европы некогда богатого и могущественного Ордена бедных соратников (рыцарей) Христа и Храма Соломонова (лат.: Рauperes Сommilitones Christi Templique Salomonici), более известного под названием Ордена храмовников (тамплиеров). К началу XIV столетия Орден храмовников насчитывал в своих рядах свыше 20 000 членов (впрочем, в это число входили не только братья-рыцари, как иногда ошибочно думают и пишут, но и представители других категорий членов Ордена Христа и Храма — братья-сержанты, братья-священники и полубратья). За время своего существования Орден Храма накопил большие богатства (тот, кто вступал в него, вносил в орденскую казну движимое и недвижимое имущество; к этому следует добавить щедрые пожертвования от духовных и светских владык, да и просто от благочестивых верующих христиан). Бедным соратникам Христа принадлежали обширные земельные владения во всей Европе, Сирии, киликийской Армении, Палестине и Греции. Однако дела крестоносцев (и, соответственно, духовно-рыцарских Орденов) в Святой Земле, или Земле Воплощения, (т.е. на Ближнем Востоке), из-за упадка религиозного рвения и в силу целого комплекса других причин, шли все менее успешно. После взятия сарацинами (магометанами) в 1291 г. крепости Акры – последнего оплота крестоносцев в Палестине – храмовники были вынуждены перебраться сначала на остров Кипр, а затем, не желая превращаться в династический Орден кипрских королей из Дома Лузиньянов, в Европу, где их основные владения находились в пределах Французского королевства. В то время Францией правил король Филипп IV по прозвищу Красивый из династии Капетингов. Филипп Красивый имел и еще одно, менее лестное, прозвище – Король-Фальшивомонетчик, ибо систематически портил монету (хотя за аналогичное преступление его подданных ждала страшная казнь – их заживо варили в кипящем масле). Остро нуждавшийся в средствах, Филипп Фальшивомонетчик понимал, что обширные финансовые операции рыцарей Ордена Христа и Храма, приносящие им огромные доходы, наносят ущерб пополнению денежными средствами его собственной, вечно пустой, королевской казны. К тому же король задолжал Ордену Храма немалые суммы и своим решением упразднить Орден храмовников и завладеть всем его имуществом во Франции, надеялся разом решить все свои проблемы. На основании показаний двух тамплиеров, изгнанных из Ордена Христа и Храма за грубые нарушения устава, было сфабриковано обвинение храмовников в отступничестве от христианской веры, чернокнижии, дьяволопоклонстве, половых эксцессах, содомской ереси (гоомосексуализме, считавшемся тяэким грехом и преступлением в то гомофобское время), аморальном поведении и других тяжких грехах. 13 октября 1307 г. все храмовники, пребывавшие во владениях короля Франции (включая самого Великого магистра тамплиеров Жака де Молэ), были взяты под стражу и ввергнуты в узилище, где французские инквизиторы пытками добывали от них якобы неопровержимые доказательства виновности Ордена Христа и Храма Соломонова в инкриминируемых ему прегрешениях и преступлениях. Из 138 храмовников, арестованных в замке Тампль (парижской штаб-квартире Ордена Храма), 134, не выдержав истязаний, признали себя виновными. Храмовники, настаивавшие на своей невиновности, были заживо сожжены на костре. Имущество Ордена Христа и Храма было конфисковано в пользу французской короны, но присвоить его без суда король Франции не мог. В 1311 г. папа римский Климент V (француз, пребывавший не в Риме, а во французском городе Авиньоне, куда король Филипп Красивый с помощью своего канцлера Гийома де Ногарэ, происходившего из рода еретиков-катаров и питавшего злобу к тамплиерам за активное участие последних в разгроме катарской, или альбигойской ереси, в Южной Франции, перенес папскую резиденцию) созвал, под давлением короля-фальшивомонетчика, во власти которого он находился и от которого всецело зависел), в другом французском городе — Вьенне (а не в Вене, как иногда неправильно пишут) на Роне Экуменический Консилиум (Вселенский Собор), на котором одним из главных вопросов было рассмотрение дела Ордена Христа и Храма. Король Франции (единственный из христианских монархов Европы, присутствовавший на соборе), требовал безоговорочного осуждения храмовников и их Ордена, однако созванные на собор епископы римско-католической церкви побоялись осудить бедных рыцарей Христа, не заслушав выдвинутое против них обвинение. Под все более сильным нажимом короля Филиппа, папа Климент в марте 1312 г. принял решение motu proprio запретить Орден Храма, издав соответствующую буллу Voce in excelsi. После издания папской буллы Вьеннский Собор римско-католической церкви утвердил приговор короля Франции, произнесенный над храмовниками, и папа Климент V своей очередной буллой Ad providam от 2 мая 1312 г. официально упразднил Орден Христа и Храма Соломонова. Все имущество и все владения Ордена храмовников достались королю-фальшивомонетчику, а остальным имуществом храмовников распорядился папа Климент, передав почти все Ордену госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского.

Под сильнейшим давлением Филиппа Красивого его зять, король Англии Эдуард II, также организовал в своем королевстве процесс против тамплиеров. Обвинения английским тамплиерам были предъявлены после прочтения папских булл, а также после проведения целого ряда предварительных процедур. Выдвинутые против английских тамплиеров обвинения были ужасны и нелепы. Они по сей день являются памятником человеческому безумию, невежеству и суеверию. Обвинения, содержавшиеся в апостольской (папской) булле, были торжественно зачитаны посланцами папы в присутствии короля, лордов и нотариев.

Прежде всего, тамплиеры обвинялись в том, что они якобы проповедовали братьям, вступавшим в их Орден, не истинную веру, а тайное лжеучение. Обвиняемым не помогло даже то, что Святой Престол ранее всегда и всецело одобрял их деятельность. Все неофиты, вступившие в Орден Храма, по мнению обвинителей, через непродолжительное время отрекались от Иисуса Христа, от Святого Распятия и даже от Бога-Сына, Бога-Отца, Пресвятой Девы Марии и всех святых. К этому их якобы побуждали старые храмовники, принявшие их в Орден тамплиеров. Это вероотступничество якобы было присуще всем братьям, вступившим в Орден Храма. Приоры якобы учили неофитов, что Иисус, которого распяли, не истинный Бог, а лжепророк. Распятие он принял якобы за грехи свои, а не ради спасения человечества. Спасение через Крестную Смерть Господа тамплиерами будто бы отвергалось. В него якобы не верили ни те члены Ордена Храма, которые принимали в свои ряды неофитов, ни эти неофиты, после своего вступления в Орден. Принимаемых в Орден Храма неофитов якобы заставляли плевать на Святой Крест, на изображение Креста в книге, на статую распятого Христа (хотя некоторые неофиты плевали не на само распятие, а рядом с ним). Тамплиеры, принимающие новых членов в орден, якобы иногда принуждали неофитов также попирать крест ногами, что принятые братья и делали. Принимавшие их в орден тамплиеры якобы мочились на крест и попирали ногами, после чего новички также были вынуждены мочиться на крест и топтать его. Это кощунство якобы совершалось даже в Страстную пятницу, причем попрание ногами и осквернение мочой креста продолжалось всю Страстную неделю. На собраниях тамплиеров якобы появлялся черный кот, которому они также поклонялись. Так они якобы надругались над Иисусом Христом и верой.

Тамплиеров обвиняли в непризнании некоторых Святых таинств. Их священники-капелланы якобы во время мессы не произносили слов канонических молитв. Такое же поведение приоры навязывали и неофитам. Тамплиеры якобы верили в отпущение им грехов магистром, досмотрщиком, приором и другими тамплиерами, многие из которых не имели священнического сана. До своего ареста магистр Ордена Храма якобы признавал это в присутствии целого ряда важных лиц.

В ходе церемонии приёма в Орден тамплиеры якобы целовали друг друга в губы, пупок, обнаженный живот, ягодицы и даже в половой член. После этого принимаемых заставляли клясться, что они никогда не покинут ряды Ордена Храма. Прием в Орден проводился тайно, в присутствии только орденских братьев. Члены Ордена были обвинены в гомосексуализме. Тамплиерам было приписано даже идолопоклонство, в форме поклонения человеческой голове, которую храмовники якобы почитали, как истинного Господа и Спасителя. Тамплиеры носили на теле или поверх рубахи верёвку, которой должны были касаться этой головы в ходе тайных орденских церемоний. Неофитам вручали эту верёвку при вступлении в Орден Храма. Снимать веревку нельзя было ни ночью, ни днём. Не желавших исполнять это категорическое требование тамплиеров якобы сажали в орденскую тюрьму или убивали, заставляя клясться, что ни о чём из вышеперечисленного не расскажут и не будут обсуждать это между собой. Тамплиеры якобы исповедовались своим собратьям по ордену и отпускали друг другу грехи.

Согласно утверждениям обвинителей, преступления, поставленные в вину английским тамплиерам, были распространены в Ордене Храма повсеместно. И никто из тамплиеров не доложил о них Святому Престолу, хотя перечисленные выше греховные обычаи практиковались в Ордене издавна. А Устав Ордена Храма был одобрен Святым Престолом до того, как тамплиеры уклонились в ересь, результатом чего и явились все указанные заблуждения.

Пожертвования Ордену Храма осуществлялись также неправильно. Тамплиеры якобы не считали грехом приобретение чужой собственности любыми путями. Проведение храмовниками тайных собраний тоже вызвало негодование обвинителей. Даже если бы кто-то из посторонних захотел войти в помещение, где проводилось собрание храмовников, он не смог бы этого сделать, ибо двери крепко запирались. Приказы и предписания магистров храмовников имели обязательный характер для всех членов подчиненного им Ордена. После того, как был зачитан весь список обвинений, было не менее торжественно оглашено подтверждение всего сказанного самими тамплиерами. При этом, однако, обвинителями не было указано, каким путем были добыты признания. Таким образом, имущество английских тамплиеров постигла та же судьба, что и имущество их французских собратьев (хотя большинству английские храмовников, в отличие от французских, удалось сохранить жизнь и свободу).

1) РАСПОРЯДОК ДНЯ БЕДНЫХ СОРАТНИКОВ ХРИСТА И ХРАМА СОЛОМОНОВА (PAUPERES COMMILITONES CHRISTI TEMPLIQUE SALOMONICI)

За образец распорядка дня бедных соратников Христа и Храма Соломонова (храмовников-тамплиеров) был взят уставной распорядок дня старейшего в Европе монашеского Ордена бенедиктинцев, составленный в VI веке Святым Бенедиктом Нурсийским, настоятелем монастыря Монте-Кассино.

Братья вместе на молитве, Братья проверяют коней, оружие, доспехи, снаряжение и конскую сбрую, дают указания слугам. Затем — сон до рассвета.

6:00
Ранняя месса

12:00
Поздняя месса (шестого часа, если не было ранней мессы).

Ремонт доспехов, оружия, снаряжения и конской сбруи, изготовление колышков для палаток и других необходимых вещей. Следом идет обед. Первыми вкушают пищу братья-рыцари, за ними — братья-сержанты (братья-сервиенты) и слуги. Дежурный читает жития святых на протяжении всей трапезы. Молитва в церкви.

15:00
Девятый час

Вечерня и Всенощная, поминовение усопших. Закат.
Вечерня, Повечерие.

После вечерни — ужин, после повечерия выдается питье. Проверка коней, доспехов, оружия, снаряжения и конской сбруи, раздача указаний слугам.

2) УСТАВ ОРДЕНА БЕДНЫХ СОРАТНИКОВ ХРИСТА И ХРАМА СОЛОМОНОВА (PAUPERES COMMILITONES CHRISTI TEMPLIQUE SALOMONICI)

Составлен Святым Бернаром Клервоским, настоятелем монастыря духовного Ордена цистерцианцев (Сито), утвержден на Церковном Соборе в городе Труа в 1129 году.

I О том, как надлежит внимать Богослужению

Вы, отказавшиеся от собственных желаний, и те, кто до конца сражаются вместе с вами ради спасения душ своих в рядах Великого Царя (Господа Иисуса Христа — В.А.) на конях и с оружием, старайтесь всегда с чистым и благочестивым чувством внимать заутреням, и всякому Священному (integrum) Богослужению, согласно каноническому установлению и обычаю учителей права (regularium doctorum) Святого Града (Иерусалима – В.А.).

Посему вам, почтенные братья, весьма полезно, презрев блеск настоящей (земной – В.А.) жизни и страдания вашей плоти, навеки пренебречь сим бурным миром ради любви к Богу: итак, да не страшится никто после Богослужения идти на битву, но готовится к венцу (мученика — В.А.), причастившись Божественной трапезе (приняв Святое Причастие — В.А.) и оною насытившись, научившись Божественным правилам и в оных укрепившись.

II О том, чтобы читали Молитву Господню, если не могут слушать Богослужение.

Впрочем, если какой-либо брат, удалившись от Восточного христианства (negotio orientalis Christianitatis — имеются в виду владения крестоносцев на Востоке, в Святой Земле, то есть Палестине и Сирии, из которых может, по делам Ордена Храма, отлучиться брат — В.А.) (что, мы не сомневаемся, будет случаться все чаще), по причине оного отсутствия не услышит Богослужения, то да читает он вместо Заутрени 13 Молитв Господних, и каждый час — по семь; вместо же Вечерни мы предписываем и единодушно утверждаем свободным голосованием (libera voce) девять (Молитв Господних – В.А). Ведь поелику сии братья были направлены для спасительного труда, не могут они в назначенный час прибыть к Богослужению. Но да не пренебрегают они, елико возможно, назначенным часом.

III Что следует совершать об усопших братьях.

Если же кто-либо из постоянных рыцарей (milites — латинское слово miles, то есть «воин», ко времени учреждения Ордена бедных соратников Христа и Храма Соломонова, в связи с возрастанием роли в бою тяжелой конницы, стало означать «рыцарь», то есть «знатный конный воин» — В.А.) Ордена (militum remanentium) предстанет (что неизбежно) смерти, не щадящей никого, то капелланам и клирикам вместе с вами мы повелеваем, с любовью совершая службу Верховному Священнику (summo sacerdoti, то есть Богу — В.А.), вознести торжественно и в чистоте духа должную службу и мессу за его (покойного рыцаря Ордена – В.А.) душу Христу.

Братья же, пребывающие там и проводящие ночи в молитвах за спасение умершего брата, да возносят за усопшего брата по сто молитв Господних вплоть до седьмого дня; с того дня, в который была возвещена кончина брата, и до седьмого дня пусть сто человек братолюбиво соблюдают (habeat) совершенную чистоту (perfectionis integritatem). Еще же заклинаем Божеским и человеческим милосердием и приказываем пастырскою властью, чтобы каждый день, все, что полагается распределять между братьями для удовлетворения потребностей сей жизни в пище и питье, уделялось каждому нищему до сорокового дня (со дня кончины брата по Ордену — В.А.).

Все же прочие приношения, кои добровольная нищета бедных рыцарей; Христовых привыкла давать Господу в память успения брата, по случаю пасхального Празднества и прочих Праздников, мы вообще запрещаем.

IV О том, чтобы капелланы (священники — В.А.) имели только средства к существованию и одежду.

Прочие же приношения и все виды милостыни, какого бы рода они ни были, мы предписываем приносить капелланам либо лицам, временно замещающим их (aliis ad tempus manentibus), в общую казну Ордена (unitati capituli communis).

Итак, да имеют церковнослужители только средства и плащ, соразмерные их власти, и да не жаждут они иметь ничего сверх того, если только магистры по своему усмотрению им сего не предоставят.

V Об усопших рыцарях, состоявших на временной службе.

Есть в Доме Божьем (in domo Dei) Храма Соломонова (то есть в Ордене Храма — В.А.) рыцари, по милосердию нашему временно (ad terminum) с нами пребывающие.

Посему просим вас с несказанным состраданием, предписываем и, наконец, строго приказываем, чтобы, если некая ужасная сила в сие время подведет кого-нибудь к последнему его дню, каждый бедный рыцарь Христов из любви к Богу и братского благочестия, наложил на себя семидневное воздержание ради души его.

VI Чтобы ни один из постоянных братьев Ордена не приносил обетов.

Мы предписываем, как было сказано выше, чтобы никто из постоянных братьев не приносил никаких обетов, кроме следования денно и нощно с чистым сердцем своему обету, дабы мог он в сем сравняться с мудрейшим из пророков: Чашу спасения приму и в смерти своей буду подражать смерти Господа: ибо как Христос за меня положил душу Свою, так и я за братьев моих готов положить душу. Се истинное принесение обета; се жертва живая и Богу угодная.

VII О неумеренном бдении

То же, что нашему слуху поведал вернейший свидетель, а именно, что вы внимаете Богослужению в неумеренном бдении и не соблюдая меры в стоянии (в описываемое время не только православные христиане, но и римо-католики стояли во время Богослужения – В.А.), мы не только не предписываем, но даже порицаем: по окончании псалма «Приидите, возрадуемся Господеви. » (псалма 96 «Приидите, возрадуемся Господеви, воскликнем Богу Спасителю нашему» — В.А.) — псалом c прокимном (invitatorio) и гимном, мы приказываем, чтобы воссели все — как сильные, так и немощные, во избежание соблазна.

Когда же вы воссядете, то по окончании каждого псалма, при возглашении «Слава Отцу…» («Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь» — именно этот, полный текст, возглашался храмовниками на орденских Богослужениях, что впоследствии ставилось им в вину папскими инквизиторами — В.А.), предписываем вам вставать для молитвы к алтарю из почтения к Святой Троице, а немощным — склонять главу. Также приказываем стоять при чтении Евангелия и «Тебе Бога хвалим…» и на всех «Хвалите» (Laudes), пока не кончится «Возблагодарим Господа…» и следовать тому же правилу на Утрене Святой Марии (имеется в виду Мариино стояние; так называется Утреня четверга пятой седмицы Великого Поста, когда чтится память Святой Приснодевы Марии – В.А.).

VIII О трапезе собрания (conventus)

Мы полагаем, что вы будете вкушать пищу вместе, в одной палате или, лучше сказать, трапезной, a если потребуется что необходимое, то вместо невежливых жестов (pro signorum ignorantia), следует испрашивать сие тихо, не возбуждая всеобщего внимания.

Так, всякий раз (omni tempore) то, что вам необходимо за трапезой, просите со всяческим смирением и почтительной покорностью, как говорит Апостол: «Вкушай хлеб твой в молчании», и да вдохновит вас псалмопевец (Святой царь Давид — В.А.), говоря: «Положил я печать на уста мои», то есть, «я решил не согрешать языком», то есть, «запечатал свои уста, дабы не сказать ничего дурного».

Во время завтрака и обеда пусть читается Св. Писание. Если мы любим Господа, то должны внимательнейшим образом слушать Его спасительные слова и предписания. Чтец же Писания да требует от вас тишины.

X Об употреблении в пищу мяса

В продолжении седмицы, если не случается Рождество Господне, или Пасха, или праздник Св. Марии (Праздник Успения Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии — В.А.), или Всех Святых, да будет вам достаточно трижды вкушать мясо, поелику употребление в пищу мяса считается дозволенным (honorosa) способом укрепления плоти.

Если же в среду (die Martis) случится пост такой, что употребление мяса запрещено, то на следующий день да будет вам добавлено его столько же. В воскресенье же всем постоянным рыцарям, а также капелланам пусть будет добавлено по два блюда в честь Святого Воскресения, благого и полезного.

Прочие же, то есть оруженосцы и клиенты (слуги Ордена – В.А.), сойдясь вместе, да пребывают в благодарение (cum gratiarum actione permaneant).

XI Как надлежит трапезовать рыцарям

Рыцарям надлежит вообще трапезовать по двое (duos et duos; то есть, вкушать пищу вдвоем из одной посуды — В.А.), дабы один всячески заботился о другом, дабы суровость жизни или тайное воздержание не примешивались (ne… intermisceatur) к общей трапезе (существует мнение, что данное требование изначально объяснялось недостатком посуды в братстве храмовников – В.А.).

А также справедливо повелеваем, чтобы каждый рыцарь или брат имел для себя (получал для питья – В.А.) одну и ту же меру вина одной и той же крепости.

XII Чтобы в прочие дни подавалось два или три блюда из бобов

В прочие же дни, то есть на второй и четвертый день седмицы (secunda et quarta feria), а также по субботам, как мы полагаем, всем будет достаточно двух-трех блюд из бобов либо иной пищи, либо, к примеру, печеных приправ (овощного гарнира — В.А.); и повелеваем вести дело так, чтобы тот, кто не может наесться одним, насытился бы другим.

XIII Какую пищу следует вкушать по пятницам

Мы полагаем, что по пятницам всей конгрегации (орденскому братству бедных соратников Христа и Храма Соломонова — В.А.) будет достаточно одноразовой постной пищи в воспоминание Страстей Господних, за исключением больных, ради их немощи, от праздника Всех Святых до Пасхи, если только не случится Рождество Господне или праздник Св. Марии (Успение Пресвятой Богородицы – В.А.) или апостолов. В прочее же время, если только не случится Великий пост, да трапезуют дважды.

XIV О том, чтобы после трапезы всегда возносили благодарственные молитвы

Строго предписываем всегда после завтрака и обеда, в церкви, если она есть неподалеку, если же ее нет, то в том же месте (в котором вкушалась пища — В.А.), со смиренным сердцем, как положено, приносить благодарность нашему Всевышнему Царю, Коий есть Христос. Мы повелеваем, чтобы по братской любви между слугами и нищими были распределены остатки нетронутых хлебов.

XV О том, чтобы десятая часть хлеба всегда раздавалась как милостыня.

Нищета заслуживает награды, коя есть Царство Небесное, нищим оно, без сомнения уготовано. Вам же, которым христианская вера о них истину возвестила, мы приказываем десятую часть всего хлеба ежедневно раздавать как милостыню.

XVI О том, чтобы сбор был отдан на усмотрение магистра.

Когда же солнце покинет Восток и спустится к Иберии (Испании, то есть, к западу — В.А.), вы должны, услышав условный знак, (ибо) таков обычай этой области, все прийти на Всенощную (Completa), но до того мы весьма советуем устроить общий сбор. Сей сбор мы поручаем распоряжению и усмотрению магистра, дабы, когда он пожелает, пили воду, а когда милостиво прикажет — некрепкое (возможно, разбавленное — В.А.) вино.

Однако же сие не должно приводить к излишнему пресыщению и совершаться с роскошеством, но достаточно умеренно. Поелику мы видим, что насытившиеся становятся даже отступниками (от Веры – В.А.).

XVII О том, чтобы по окончании Всенощной (Completa) соблюдалась тишина.

Итак, когда закончится Всенощная, надлежит идти на улицу. Братьям же, идущим со Всенощной, да не будет дозволено обращаться ко всем, если только кто не будет вынужден (к тому) необходимостью; то же, что он пожелает сказать своему оруженосцу, пусть говорит тихо.

Но поелику возможно, что в то время, как вы идете со Всенощной, возникнет величайшая (настоятельная – В.А.) необходимость обсудить военное дело, или состояние нашего Дома (domus, то есть Ордена — В.А.), и поелику оказалось, что дня вам для этого не хватило, то надлежит говорить (об этом – В.А.) либо самому магистру с некой частью братьев, либо тому, коему временно дана магистерская власть.

Так нам приказано поступать; к тому же сказано: «При многословии не миновать греха (Во многоглаголании несть спасения)», и в другом месте: «Жизнь и смерть зависят от языка». Во время же сего разговора мы вообще запрещаем балагурство, празднословие и шутки; когда же вы отходите ко сну, также повелеваем со смирением и благоговением чистоты читать молитву Господню, если кто-нибудь скажет что-либо глупое.

XVIII О том, чтобы уставшие не вставали к Утрени

Уставшим же рыцарям мы предписываем вставать к Утрени не так, как вам было объявлено, но да отдыхают (acquiescere) они с дозволения магистра либо того, кому это будет поручено магистром, и 13 раз пропоют установленные молитвы так, чтобы разум был согласен с устами, по следующим словам Пророка: «Пойте Господеви разумно» и другим (его словам – В.А.): «Пред очами ангелов воспою Тебе». Это мы вам единодушно предписываем. Сие же да будет всегда на усмотрение магистра.

XIX О том, чтобы среди братьев сохранялась общность имущества.

На боговдохновенной странице («Деяний апостолов» — В.А.) читаем: «И каждому давалось, в чем кто имел нужду». Посему мы настаиваем на том, чтобы не было личного имущества, но должно созерцать непостоянство всего.

Если кто меньше нуждается, пусть возносит благодарение Богу и не омрачается, кто же нуждается, пусть смиряется ради своей немощи и не превозносится своим уничижением; и так все члены (Ордена — В.А.) пребудут в мире. Однако же мы воспрещаем, чтобы кому-либо было дозволено соблюдать неумеренное воздержание, но пусть все постоянно ведут совместную жизнь.

XX О качестве и виде одежды.

Мы повелеваем, чтобы одежды всегда были одного цвета, например, белого, или черного, или, скажем, бурого (burella). Итак, всем рыцарям, принесшим обет (professis; имеются в виду так называемые «профессы», или «обетные рыцари» — братья-рыцари, полноправные члены Ордена Храма — В.А.), мы предписываем белые одежды как летом, так и, по мере возможности, зимой, поелику тем, кои оставили темную жизнь позади, надлежит через чистую и светлую жизнь вернуться к своему Творцу.

Ибо что есть белизна, как не нетронутая чистота, се — чистота, спокойствие духа, здравие тела. Если какой-либо рыцарь не сохранит чистоту, то не сможет он ни вечного покоя достичь, ни Бога узреть, по свидетельству апостола Павла: «Мир имейте со всеми и чистоту, без которой никто не увидит Господа».


Но поелику одеяние такого рода не должно иметь излишней ценности, приводящей к надменности, то повелеваем иметь всем такие одежды, чтобы каждый мог спокойно сам одеваться и раздеваться, обуваться и разуваться.

И пусть ответственный за сие распоряжение (ministerium) в неусыпной заботе старается избегать того, чтобы раздавать слишком длинные одеяния, или слишком короткие, но пусть раздает соразмерные одеяния тем, кто будет ими пользоваться, сообразно размерам каждого.

Итак, каждый, получив новое одеяние, пусть тотчас же (in praesenti) сдает старое, которое должно быть помещено в хранилище, или же, если постановит брат, которому сие поручено, пусть отдает (старое платье — В.А.) оруженосцам либо клиентам, а иногда и в пользу нищих (pro pauperibus).

XXI О том, чтобы слуги не имели белых, то есть светлых, одеяний.

Все, что происходило в Божественном Ордене и среди принадлежащих к нему рыцарей Храма без распоряжения (sine discretione) и постановления Общего Капитула, мы категорически воспрещаем, и вообще предписываем считать это как бы особым пороком.

Ведь некогда имели слуги и оруженосцы белые одежды, отчего произошли великие несчастья. Ибо появились по ту сторону гор некие лжебратья, женатые (conjugati), и прочие, говорящие, что они от Храма, в то время как они от мира.

Оные такое бесчестье и столько ущерба причинили рыцарскому Ордену, и бывшие там (remanentes) клиенты сделали так, что возникли многие соблазны из-за надменности. Так пусть же они носят постоянно черное: но если не смогут найти таковые одеяния, то пусть носят то, что можно найти в той провинции, где они проживают, или одноцветное, что сравнительно дешевле, а именно бурое (burella).

XXII О том, чтобы только постоянные воины имели белое.

Следовательно, никому не дозволено носить блестящие (белые – В.А.) плащи, или иметь белые кафтаны, кроме признанных (nominati) рыцарями Христа (братьев-рыцарей, принесших орденские обеты целомудрия, послушания и бедности — В.А.).

XXIII О том, чтобы пользовались шерстью агнцев.

Предписываем общим указом (communi consilio), чтобы ни один постоянный брат (frater remanens) никогда не имел меховой одежды или одеял, сделанных не из овечьего или бараньего меха.

XXIV О том, чтобы старое распределялось между оруженосцами.

Да относится попечитель или распределитель тканей со всяческой заботой и внимательно к тому, чтобы честно и поровну раздавать старые вещи оруженосцам, клиентам, а порой и нищим.

XXV О том, чтобы тот, кто желает лучшего, получал худшее.

Если какой-либо постоянный брат в силу должности (ex debito) или из чувства гордыни возжелает красивого или лучшего, да получит он за такое желание непременно самое дешевое.

XXVI О том, чтобы сохранялись размер и качество одеяний.

Следует следить за тем, чтобы размер одеяний соответствовал размерам и длине тела. Да будет ответственным за это распределитель тканей.

XXVII О том, чтобы распределитель тканей в первую очередь следил за одинаковой длиной одежды.

Да следит попечитель с братским вниманием за тем, чтобы длина одежды, как было сказано выше, была одинакова, да не усмотрит чего глаз клеветников и недругов. Пусть также во всем вышеупомянутом со смирением помнит о Божеском воздаянии.

XXVIII Об излишних волосах.

Всем братьям, и в первую очередь постоянным (remanentes), следует иметь волосы, прибранные так, чтобы они всегда могли их правильно уложить и спереди, и сзади.

И да соблюдаются неукоснительно те же правила в отношении бород, усов и gremiоnibus (волос, растущих на лоне, то есть в паху, от латинского слова gremium, означающего «лоно» – В.А.), дабы не было в сем излишества или повода для шуток.

XXIX О шнурках (завязках, laqueis) и клювах (rostris; под «клювами» имеются в виду заостренные носки башмаков, которые носили светские щеголи — В.А.).

О шнурках (для башмаков — В.А.) и клювах (башмаков — В.А.) известно, что оные суть признак язычества. И коль скоро сие всеми признано мерзким, мы запрещаем их и налагаем вето, дабы тот, кто их не имеет, был их лишен и впредь. Прочим же временно служащим, мы не дозволяем иметь клювы (на башмаках — В.А.), завязки (шнурки), излишние (слишком длинные — В.А.) волосы и одежду непомерной длины, но совершенно запрещаем это.

Ведь служителям Всевышнего Творца необходима защита снаружи и внутри, как свидетельствует Сказавший: «Будьте чисты, ибо Я чист» (видимо, неточная цитата из книги Левит 11:45 «Будьте святы, ибо Господь свят» — В.А.).

XXX О числе коней и оруженосцев.

Всякому из ваших рыцарей дозволено иметь трех коней, поелику великая бедность Божественного Ордена Храма Соломонова не позволяет сейчас иметь больше, если только не с позволения магистра.

XXXI О том, чтобы никто не бил верного оруженосца.

По той же причине всякому рыцарю дозволяем иметь лишь одного оруженосца.

Но если сей оруженосец будет верен и почтителен по отношению к рыцарю, то последнему не дозволено бить его, если тот в чем-либо провинится.

XXXII О том, как надлежит принимать рыцарей на временную службу.

Всем рыцарям, желающим с чистым сердцем до определенного срока служить Иисусу Христу в сем Ордене, мы повелеваем честно покупать и коней, которые им необходимы в ежедневных трудах, и оружие и то, что им вообще будет необходимо.

Затем же, соблюдая интересы обеих сторон, мы повелеваем хорошо и по достоинствам (utile) оценивать коней. Итак, пусть цена значится в записи, дабы ее не забыть; и то, что рыцарю, или его коням, или его оруженосцу будет необходимо, включая и конскую сбрую, из братской любви да будет оплачено из средств Ордена, учитывая возможности Ордена.

Если между тем рыцарь утратит своих коней во время какого-либо происшествия, связанного со службой, то пусть магистр, учитывая возможности Ордена, даст других. Когда же подойдет срок возвращения на родину, да пожертвует рыцарь из любви к Богу половину (Ордену – В.А.), другую же, если пожелает, возьмет из (имущества – В.А.) братской общины (Ордена Храма – В.А.).

XXXIII О том, чтобы никто не поступал (incedat) по собственному желанию.

Рыцарям, кои считают, что для них нет ничего более драгоценного, чем Христос, подобает беспрекословно соблюдать повиновение магистру ради своей службы, поелику они принесли обет, ради славы высшего блаженства, либо из страха пред Геенной (адским пламенем, уготованным грешникам — В.А.).

Следует же соблюдать его (обет – В.А.) так, чтобы, если что-либо будет приказано магистром, сие тут же было исполнено без промедления тем, кому приказал магистр, как если бы то было Божественным повелением (Divinitus imperaretur), да не знают они промедления в исполнении. Ведь о таковых Сама Истина (Господь — В.А.) изрекла: «Слухом ушей повиновался Мне».

XXXIV О том, позволено ли идти через селение без приказания магистра.

Итак, временных (hospitales) рыцарей (светских рыцарей — гостей Ордена Храма — В.А.), оставивших собственную волю, и прочих, временно служащих, мы просим и строго им приказываем, чтобы без дозволения магистра, или того, кому это доверено, не осмеливались идти в селения, кроме как ночью ко Гробу (Господню для несения ночной караульной службы — В.А.), и к стоянкам (военным постам — В.А.), кои расположены в стенах Святого Града (Иерусалима – В.А.).

XXXV О том, дозволено ли кому-либо ходить в одиночку.

Путники да не дерзают пускаться в путь без охраны, то есть без воина или постоянного брата (remanente), ни днем, ни ночью. В войске же, пусть ни один рыцарь, или оруженосец, или кто другой, после того, как они приняты на временную службу, не входит в чужую палатку ни для того, чтобы увидеть помещение других воинов, ни для того, чтобы с кем-нибудь поговорить, без приказа, как было сказано выше.

Итак, мы подтверждаем (нашим – В.А.) решением, чтобы в сем Ордене, учрежденном по воле Всевышнего, никто не воевал и не отдыхал по собственному желанию. Но согласно воле магистра пусть всегда поступает так, чтобы во всем подражать Господу, рекущему: «Я пришел не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня».

XXXVI О том, чтобы никто не требовал для себя того, что ему необходимо.

Сей обычай мы особливо приказываем записать среди прочего и со всяческим благоразумием предписываем воздерживаться от греха попрошайничества (quaerendi). Итак, ни один постоянный брат не должен открытым или частным образом (assignanter et nominatim) требовать коня или сбрую (equitaturam) или оружие. Но как же тогда?
Если его немощь, или немощь его коней, или тяжесть его оружия действительно будет признана такой, что она наносит общий вред, да придет он к магистру, или к тому, кому вверено управление (ministerium) вместо магистра, и с истинным и чистым доверием представит это ему. И вот тогда-то, по разумению магистра, или попечителя (procuratoris), пусть дело и решается.

XXXVII Об уздечках и шпорах.

Мы не желаем, чтобы какое-либо золото или серебро, являющееся частной собственностью, появлялось ни на уздечках и нагрудниках, ни на шпорах, ни на стременах (strevis), и да не будет сие позволено ни одному постоянному брату (remanenti).

Если же вследствие привязанности (caritative) будет сохранено старое снаряжение, золото и серебро следует закрасить так, чтобы блестящий цвет не казался другим проявлением надменности. Если же таким (блестящим — В.А.) окажется новое снаряжение, пусть магистр делает с таковым то, что посчитает нужным.

XXXVIII О том, чтобы не было покрова (tegimen) у копий и щитов.

Да не будет покрова (tegimen) на копьях и щитах и флажков (furelli) на копьях, поелику мы считаем сие не только не полезным, но даже и вредным (несмотря на данный запрет, сохранились изображения храмовников с украшенными орденским крестом флажками на копьях – В.А.).

XXXIX О дозволении магистру.

Магистру дозволено давать коней, или оружие кому угодно, и вообще кому угодно какую угодно вещь.

XL О власянице и суме

Сума и власяница не сообразуются с доспехами (firmatura); да будет предписано, чтобы рыцари не имели таковых без дозволения магистра, или того, кому будут поручены дела Ордена вместо него. В настоящей статье не имеются в виду попечители и живущие в различных провинциях, не подразумевается и сам магистр.

XLI О чтении писем.

Да не будет дозволено никоим образом никакому брату ни от родителей своих, ни от кого другого, ни получать, ни, в свою очередь, посылать (никому — В.А.) письма без дозволения магистра или попечителя (procuratoris). После же того, как брат получит позволение, да будет письмо прочитано в присутствии магистра, если тому сие будет угодно.

Если же от родителей ему (брату — В.А.) будет что-либо прислано, да не смеет брать сие, прежде, чем о сем будет сообщено магистру. Сия статья не касается магистра и попечителей Ордена.

XLII О разговорах про свои грехи.

Поелику всякое праздное слово признано порождающим грех, то что скажут грешники о своих грехах, пав пред суровым Судьей (Господом Богом на Страшном Суде — В.А.)? Верно указывает пророк, что, если от хороших речей следует воздерживаться ради молчания, то тем более следует избегать дурных слов из-за наказания за грех.

Итак, мы проклинаем и с гневом воспрещаем, чтобы какой-либо постоянный брат дерзал вспоминать с братом своим или кем-либо иным те, лучше всего сказать, глупости, кои он в неумеренном количестве произносил в миру во время военной службы, и услаждения плоти с ничтожнейшими женщинами; и, если вдруг услышит, что кто-то говорит такое, то да заставит его замолчать, или же да идет как можно скорее послушной стопой оттуда и не отдает предателю драгоценный елей своего сердца.

XLIII О прошении (questu) и получении подарков.

Если какая-либо вещь без всякой просьбы (quaestu) будет подарена кому-либо из братьев, пусть он донесет об этом магистру или ответственному за трапезу (dapifero); если его друг или родитель не хочет давать (брату что-либо — В.А.) иначе, как только для его личного пользования, то пусть он не берет сие, пока не получит позволения от своего магистра.

И тот, кому была дана вещь, да не досадует, если эта вещь будет передана другому: более того, пусть он точно знает, что пойдет против Бога, если на это разгневается. Изложенное выше правило не касается служащих, коим сия служба (ministerium) специально была поручена, и касается питания и запасов (conceditur de mala et sacco).

XLIV О конских торбах.

Полезно всякому неизменно придерживаться следующего нашего предписания: ни один брат вообще не должен изготавливать конские торбы (мешки с овсом или иным фуражом, привязываемые к морде лошади во время кормежки– В.А.) изо льна (льняной ткани — В.А.) или шерсти (шерстяной ткани — В.А.). Никому не дозволено иметь их (мешки — В.А.) из чего бы то ни было, кроме профинеля (особой ткани из растительных, вероятно, конопляных, волокон, «профинелем» назывался и мешок, изготовленный из этой ткани — В.А.) .

XLV О том, чтобы никто не дерзал обменивать или требовать.

Кроме того мы повелеваем, чтобы никто не пытался обменивать свое, брат с братом, без дозволения магистра, и что-либо требовать, если только не брат у брата, да и то, если это вещь малая, дешевая, небольшая.

XLVI О том, чтобы никто не охотился на птиц с ловчей птицей, и не приходил с ловчей птицей.

Мы единогласно повелеваем, чтобы никто впредь не дерзал охотиться на птиц с ловчей птицей. Ибо не подобает члену религиозного братства (religioni; то есть духовно-рыцарского Ордена- В.А.) быть настолько привязанным к мирским удовольствиям, но подобает слушать предписания Господа, часто предаваться молитве, каждодневно исповедовать грехи свои в слезах и с рыданием в молитве к Богу.

Итак, да не дерзнет с никто из постоянных братьев не смеет уже по одной этой причине (hac principali causa) общаться (ire) с человеком, охотящимся с помощью ястреба или иной птицы,

XLVII О том, чтобы никто не стрелял зверя из лука или балисты (самострела — В.А.).

Подобает шествовать со всяким благочестием, просто, без смеха, смиренно и говорить немногие, но разумные слова и не кричать.

Особливо добавляем и предписываем каждому брату, принесшему обет, чтобы он не дерзал в лесу стрелять из лука или балисты; и да не общается он с тем, кто таковое совершает, разве только ради защиты его от неверных язычников.

Также, да не дерзает он голосить и улюлюкать с собакой; и да не бьет своего коня из желания поймать дикого зверя.

XLVIII О том, чтобы всегда убивать львов.

Определено, что вам особливо доверено и вменено в обязанность полагать души за братьев ваших, а также стирать с лица земли неверных, кои всегда грозят Сыну Девы (Иисусу Христу Сыну Пресвятой Девы Марии — В.А.). О льве же читаем, что он бродит вокруг, ища, кого бы пожрать (1-е Послание Петра 5:8: «Будьте благоразумны, будьте бдительны: враг ваш, дьявол, подобно льву рыкающему, рыщет окрест вас, ища, кого поглотить» — В.А.); и рука его против всех, и руки всех против него (Книга Бытие 16:2: «руки его на всех, и руки всех на него» — В.А.).

XLIX О том, чтобы вы выслушивали решение о всяком деле, касающемся вас.

Нам ведомо, что гонители Святой Церкви неисчислимы и что они постоянно и с жестоким рвением спешат смутить тех, кто не любит судебного разбирательства (contentio).

Итак, да будет в результате рассмотрения собором вынесено ясное решение о том, что, если кто-нибудь в странах Восточного предела (Святой Земли — В.А.), или в каком-либо ином месте, возбудит против вас (судебное – В.А.) дело, мы предписываем вам выслушать решение верных и любящих истину судей; и предписываем неукоснительно исполнить то, что будет признано справедливым.

L О том, чтобы сей Устав соблюдался во всем.

И мы повелеваем, чтобы сей Устав постоянно соблюдался во всех обстоятельствах, какие бы вам ни выпали.

LI О том, что всем рыцарям, принесшим обет, дозволено иметь земли и людей.

Мы верим, что по Божественному промыслу, возник, на основе Священного Писания, в Святой Земле сей новый род религиозного братства (religioni, то есть духовно-рыцарский Орден — В.А.), дабы вооруженное рыцарство присоединялось к сему братству, и, таким образом, разило врагов Креста, оставаясь безгрешным.

Итак, мы законным порядком повелеваем, чтобы вы, хотя и называетесь рыцарями Христовыми, за выдающиеся успехи и особую честность (probitatis), сами имели дом, землю, людей и владели крестьянами, правя ими по справедливости; но особливо должно вам посвящать себя уставным обязанностям.

LII О том, чтобы о болящих была постоянная забота.

Прежде всего, надлежит постоянно заботиться о болящих братьях, чтобы им служили как Христу, постоянно памятуя о евангельском (речении – В.А.): «Я был болен, и вы посетили Меня». К ним надо относиться с любовью и терпением, поелику за сие без сомнения следует высшая награда (спасение души и райское блаженство – В.А.).

LIII О том, чтобы всегда давать необходимое болящим.

Попечителям же предписываем всяческое внимание и постоянную заботу о болящих, чтобы они давали им все, что только необходимо для их питания, честно и с любовью, согласно возможностям Ордена, например, мясо, дичь (volatilia) и прочее, пока те не станут здоровыми

LIV О том, чтобы никто не вызывал у другого гнев.

Следует весьма остерегаться того, чтобы кто-либо не попытался подвигнуть другого на гнев, поелику высочайшее милосердие любви к ближнему и Божественного братства одинаково охватывает как нищих, так и могущественных.

LV О том, как должно обходиться с женатыми братьями.

С женатыми братьями предписываем вам держать себя так, чтобы они, если просят благодеяния и участия вашего братства, завещали часть своего имущества и все, что приобретут после вступления в Орден, после своей смерти, казне Ордена (unitati communis capituli), а до той поры да ведут они жизнь честную, да стараются делать добро братьям, но да носят лишь светлую одежду, а не белый плащ.

И буде женатый брат умрет раньше жены, да отойдет надлежащая часть (имущества усопшего – В.А.) братьям (членам Ордена – В.А.), другая же часть – супруге, для обеспечения ее жизни. Ведь мы почитаем несправедливым, чтобы такого рода братья оставались в одном Ордене с теми, кто посвятил свою чистоту Богу.

LVI О том, чтобы не было слишком много сестер.

Принимать слишком много сестер(в Орден – В.А.) опасно, поелику при участии женщины древний враг (дьявол – В.А.) многих сбил с праведного пути в Рай. Итак, любезные братья, дабы цветок невинности всегда пребывал в вас, никоим образом не позволено злоупотреблять сим обычаем.

LVII О том, чтобы братья Храма не общались с отлученными (excommunicatis).

Братья, надлежит остерегаться и опасаться того, чтобы кто-либо из рыцарей Христовых возжелал каким-либо образом связаться с отлученным (от Церкви — В.А.) человеком, частным образом или публично, либо допустить его к своим делам, дабы не подпасть, подобно тому, вечному проклятию (anathema maranatha — Анафема Маран Афа; в контексте слов Св. апостола Павла слово «Маран-Афа», означающее по-арамейски буквально «Гряди, Господи!», употреблено, как отлучение не любящих Господа до Суда Божьего, когда грядет Господь и Сам вынесет им Суд — В.А.). Только в случае, если ему (брату – В.А.) будет приказано войти с тем (отлученным – В.А.) в общение, и благосклонно участвовать в его делах, его поступки будут оправданы.

LVIII О том, как должно принимать светских рыцарей.

Если какой-либо рыцарь из бездны погибели (massa perditionis, то есть из погрязшего в смертных грехах внешнего мира – В.А.), или иной мирянин, желающий отречься от мира, восхочет избрать ваше общество и вашу жизнь, да удовлетворят его просьбу не сразу, но согласно словам (Св. апостола — В.А.) Павла: «Испытывайте духов, от Бога ли они», и да происходит его прием (в Орден – В.А.) так.

Да прочтут в его присутствии Устав; и если он сам охотно подчинится предписаниям представленного Устава, тогда, если магистру и братьям будет угодно, да возвестит он в чистоте души свое желание и просьбу всем, когда будут собраны братья. Затем, пусть испытательный срок полностью зависит от распоряжения и разумения магистра, согласно достоинству жизни просящего.

LIX О том, чтобы не все братья призывались на тайный совет.

Мы повелеваем, чтобы не всегда призывали на совет всех братьев, но (лишь – В.А.) тех, которых магистр сочтет подходящими и полезными для совета. Если же он пожелает коснуться дел более важных (de maioribus), как например (ut est), о раздаче общей земли, или о самом Ордене (de ipso ordine), или о приеме брата, тогда, если магистру будет угодно, он может созвать все собрание; и после того, как будет выслушано мнение Общего капитула, да будет сделано то, что является лучшим и полезнейшим, по мнению магистра.

LX О том, что молиться надлежит в тишине.

Повелеваем, чтобы братья в согласии с нашим общим решением молились так, как того требует состояние их души и тела, стоя или сидя; но с великим благоговением, в простоте душевной и не громко, дабы один не беспокоил другого.

LXI О том, чтобы получить от сержантов клятву в верности.

Дошло до нас, что весьма многие, как клиенты (слуги Ордена– В.А.), так и оруженосцы из различных провинций ради спасения души горят желанием до конца остаться в нашем Ордене.

Вам было бы полезно получить от них клятву в верности, дабы древний враг (дьявол — В.А.) во время их служения Богу не посеял в них чего-нибудь тайным и неподобающим способом, или не отвратил бы их от благого намерения (вступить в Орден Храма– В.А.).

LXII О том, чтобы отроки, пока они еще малы, не принимались в число братьев Храма.

Хотя правила Святых Отцов и дозволяют иметь отроков в конгрегации (религиозные братства – В.А.), мы совсем не желаем отягощать вас таковыми. Если же кто-либо желает посвятит своего сына, или родственника, навечно рыцарскому благочестию, да воспитывает его до тех лет, пока тот с оружием в руках, подобно мужу (взрослому мужчине – В.А.), не возможет стирать с лица Святой Земли врагов Христовых; после чего пусть отец или родители поставят его, согласно Уставу, среди братьев, и всем возвестят свою просьбу. Ибо лучше в детстве (ему – В.А.) не приносить обета, нежели, после того, как он станет мужем, исключать его, нарушая благочиние.

LXIII О том, чтобы всегда почитали стариков (состарившихся членов Ордена – В.А.).

Стариков же, по благочестивому разумению, следует ради их немощи поддерживать и любовно почитать; и пусть благой властью Устава никоим образом не будут они сурово лишены того, что необходимо для их тела.

LXIV О братьях, странствующих по разным провинциям.

Да тщатся братья, кои отправлены (по орденским делам – В.А.) по разным провинциям, соблюдать Устав в отношении пищи, пития и прочего, насколько хватит сил, и пусть живут безупречно, дабы прочие хорошо свидетельствовали о них: да не оскверняют они дело благочестия ни словом, ни делом, но подают пример мудрости и добрых деяний и отраду всем, с кем они будут связаны.

Да будет тот, у кого они пожелают остановиться, украшен доброй славой, и пусть сей дом, по возможности, не будет лишен света сею ночью, дабы, не дай Бог (quod absit), темный враг не учинил убийства. Если же рыцари услышат о том, что где-то собираются не отлученные (от Церкви – В.А.), мы советуем, чтобы они шли туда, заботясь не столько о временной пользе, сколько о вечном спасении своих душ.

Тем же братьям в заморских областях, кои так нуждаются в пополнении (spe subvectionis ita directis), мы на сем соборе (hac conventione) приказываем принимать желающих навек присоединиться к рыцарскому Ордену, по следующему договору: пусть и тот, и другой придут к епископу той провинции (которая нуждается в пополнении вооруженных сил за счет новоприбывших добровольцев – В.А.), и пусть тот выслушает желание просящего.

Когда же сие будет исполнено, да пошлет брат его (добровольца, желающего присоединиться к Ордену – В.А.) к магистру и к братьям, кои пребывают в Храме, что в Иерусалиме; и, буде жизнь его честна и достойна такого жребия, пусть он милостиво будет принят, если магистру и братьям это будет угодно. Если же он в это время умрет от труда и усталости, то да будет выказана по отношению к нему вся доброта и братская любовь бедных Христовых рыцарей, как к одному из братьев.

LXV О том, чтобы средства одинаково распределялись между всеми.

Считаем также, что разумно и правильно было бы постановить (manutenendum), чтобы средства распределялись между всеми постоянными братьям (fratribus remanentibus) поровну, согласно имеющимся возможностям. Ведь частная собственность не полезна (для спасения души, так что не стоит члену духовно-рыцарского Ордена стремиться к накоплению ее в одних руках – В.А.), и необходимо помышлять о ее бренности.

LXVI О том, чтобы рыцари Храма имели десятины.

Нам ведомо, что, оставив преходящие богатства, вы подвергли себя добровольной бедности. И потому мы указали, что было бы справедливо, если бы вы, живущие совместной жизнью, имели десятину следующим образом.

Если епископ Церкви, коему по справедливости причитается десятина, с любовью пожелает дать ее вам, то с, дозволения Общего Капитула, ему надлежит дать ее вам ее из тех десятин, кои на тот момент будут иметься у Церкви. Если же какой-либо мирянин до того порочным путем владел таковой десятиной как бы по наследству, но раскаялся в сем, пусть он оставит ее вам, и только с распоряжения начальства.

LXVII О легких и тяжких проступках.

Буде какой-либо брат в разговоре или во время воинской службы, или как-либо иначе, совершит какой-нибудь легкий проступок, пусть лучше он сам, нежели кто другой, расскажет о своем проступке магистру для (получения – В.А.) прощения. За легкие проступки, если они не будут постоянными, да получит он легкое наказание.

Если же при том, что он будет молчать, о его вине узнают через кого-либо другого, да будет он подвергнут большему и более суровому наказанию и исправлению. Если же проступок будет тяжким, да будет он (виновный – В.А.) отлучен от братской близости и да не ест с братьями за одним и тем же столом, но получает подкрепление (сил телесных пищей и питьем – В.А.) в одиночестве. Лишь разумением и судом магистра определяется, будет ли он спасен в Судный День

LXVIII За какую вину брат более не считается таковым.

Прежде всего, надлежит заботиться о том, чтобы ни один брат, могущественный или не могущественный, слабый или сильный, возжелавший возвыситься и постепенно возгордившийся, оправдывающийся в своих проступках, не оставался безнаказанным; но если он не захочет исправиться, да постигнет его более суровый приговор.

Буде же он не пожелает исправиться, невзирая на благочестивые увещевания и возносимые за него молитвы, но будет все больше и больше возноситься в своей гордыне, да будет он извержен из благочестивой паствы, по слову Апостола: «Изгоняйте злого из рядов ваших: надобно, чтобы из общества верных братьев была удалена больная овца».

Впрочем, да старается магистр, коему надлежит держать в руке посох и жезл (посох, которым он поддерживал бы немощь чужих сил, а также жезл, которым он из ревности о праведности поражал бы пороки провинившихся), по совету Патриарха (Иерусалимского – В.А.) и по духовном размышлении, поступать так, чтобы не случилось, по слову блаженного Максима, дабы либо излишнее попустительство в отношении наказания согрешившего, либо неумеренная суровость не смогли отвратить провинившегося от падения.

LXIX О том, что от Пасхального торжества до праздника Всех Святых дозволено носить одну льняную рубаху.

Между прочим, вследствие чрезмерно сильной жары в краях Востока, милостиво дозволяем, чтобы каждому от Пасхального празднества до праздника Всех Святых не в обязательном порядке (ex debito), а лишь по желанию (sola gratia) выдавалось по одной льняной рубахе, я имею в виду, тому, кто пожелает ею пользоваться. В прочее же время да носят все шерстяные рубахи.

LXX Сколько и какие ткани необходимы для ложа.

Мы общим решением предписываем, чтобы каждый спал на отдельной кровати, и не иначе, если только не случится величайшая нужда или необходимость. Пусть каждый имеет постельные принадлежности, ограниченные распоряжением магистра; мы полагаем, что каждому, скорее всего, хватит рясы (saccum), подушки и одеяла.

Кто же будет лишен одной из этих вещей, пусть имеет коврик (carpitam), и ему будет позволено в любое время пользоваться льняным покровом, то есть покрывалом. Одетые же пусть спят в рубахах и да спят всегда в штанах. И да будет у спящих братьев до самого утра (зажженный – В.А.) светильник.

LXXI О том, что следует избегать ропота.

Мы Божественным увещеванием предписываем вам избегать соперничества, зависти, недоброжелательности, ропота, сплетней, злословия и бежать их как некой чумы. И пусть каждый заботится в бодрствовании духа, о том, чтобы не обвинить или не осудить брата, и пусть обратит внимание на следующие слова Апостола: «Не будь обвинителем и доносчиком в народе».

Буде же кто узнает наверняка, что брат в чем-либо согрешил, пусть он, по завету Господа, в мирном и братском благочестии, уличит его с глазу на глаз (отсылка к Мф. 18,15: «Если же согрешит пред тобою брат твой, иди и исправь его с глазу на глаз» — В.А.). Если же тот его не послушает, пусть он привлечет другого брата.

Но если тот не обратит внимания на обоих, пусть в собрании он будет публично обличен на глазах у всех. Ведь велика слепота тех, кто порочит других, и весьма велико несчастье тех, кои не остерегаются недоброжелательности: оттого погружаются они в древнее ничтожество отпавшего врага (дьявола, бывшего некогда ангелом, но возмутившегося и отпавшего от Бога — В.А.)

LXXII О том, чтобы избегали поцелуев всех женщин.

Мы считаем опасным для всякого благочестивого мужа обращать слишком большое внимание на женский лик; и потому да не возжелает никто из братьев поцелуя ни вдовы, ни девицы, ни матери, ни сестры, ни тетки, ни какой другой женщины.

Итак, да избегает рыцарство Христово женских поцелуев, чрез кои часто люди подвергаются опасности, дабы смогло оно идти пред очами Господа с чистой совестью и непорочною жизнью.

Каждая мама обязана знать:  Улыбка Виктор Рыбин и Наталья Сенчукова (В Шаинский, М
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация