Бесконечные капризы дочери


10 ошибок, которые сломают твоей дочери жизнь: мнение Михаила Лабковского

Иногда мама непроизвольно травмирует свою дочку , не понимая , что вредит ей. Эти установки живут в нас поколениями , и это нужно менять.

Cosmo рекомендует

Роскошные и сексуальные: лучшие красные платья для корпоратива-2020

Блестящий выход: платья с пайетками, которые сделают тебя звездой корпоратива

Самая серьезная ошибка , которую совершают многие мамы и бабушки , воспитывая дочь и , соответственно , внучку — это программируют ее на некий обязательный набор навыков и качеств , которыми та должна обладать. «Ты должна быть милой», «Ты должна быть покладистой», «Ты должна нравиться», «Ты должна научиться готовить», «Ты должна». В самом умении готовить нет ничего плохого , но у девочки формируется ущербное мышление: ты будешь иметь ценность , только если будешь соответствовать набору критериев. Тут гораздо эффективнее и без травм для психики сработает личный пример: давай вместе сварим вкусный суп. Давай вместе уберемся дома. Давай вместе выберем тебе прическу. Видя , как мама что-то делает и получает от этого удовольствие , дочка захочет научиться этому. И напротив , если мама ненавидит какое-то дело , то сколько бы она ни повторяла , что этому надо учиться , у девочки будет подсознательное отторжение к процессу. А на самом деле всему , чему нужно , девочка все равно научится рано или поздно. Когда ей самой это станет необходимо.

Вторая ошибка , которая часто встречается в воспитании дочерей — это тяжелое , осуждающее отношение к мужчинам и сексу , которое ей транслируется матерью. «Им всем одного надо», «Смотри , поматросит и бросит», «Главное — в подоле не принеси», «Ты должна быть недоступной». В результате девочка растет с ощущением , что мужчины — это агрессоры и насильники , что секс — это что-то грязное и плохое , чего стоит избегать. При этом ее тело с возрастом начнет посылать ей сигналы , начнут бушевать гормоны , и это внутреннее противоречие между запретом , исходящим от матери , и желанием , идущим изнутри , тоже очень травматично.

Третья ошибка , которая удивительным образом контрастирует со второй — ближе к 20 годам девочке сообщают , что ее формула счастья состоит из «выйти замуж и родить». Причем в идеале — до 25 лет , иначе будет поздно. Вдумайтесь: сначала в детстве ей говорили , чему она должна научиться ( список), чтобы выйти замуж и стать мамой , потом несколько лет ей транслировали мысль о том , что мужики — козлы , а секс — грязь , и вот снова: выйди замуж и роди. Это парадоксально , но часто именно такие противоречивые установки матери озвучивают дочерям. Результатом становится страх перед отношениями как таковыми. И серьезно возрастает риск потери себя , потери связи со своими желаниями и осознания , чего же на самом деле хочет девушка.

Четвертая ошибка — это гиперопека. Сейчас это большая беда , матери все чаще привязывают дочерей к себе и окружают таким количеством запретов , что страшно становится. Гулять не ходи , с этими не дружи , звони мне каждые полчаса , где ты находишься , почему опоздала на 3 минуты. Девочкам не дают никакой свободы , не дают права принимать решения , потому что эти решения могут оказаться ошибочными. Но это нормально! В 14−16 лет у нормального подростка идет процесс сепарации , он хочет все решать сам , и ( за исключением вопросов жизни и здоровья) ему нужно давать такую возможность. Потому что если девочка вырастет под маминым каблуком , она утвердится в мысли , что она существо второго сорта , неспособное к автономному существованию , и за нее все и всегда будут решать другие люди.

Обречен ли официальный брак? Зачем выходить замуж? Мнение Михаила Лабковского

Пятая ошибка — формирование негативного образа отца. Неважно , присутствует отец в семье или мать растит ребенка без его участия , недопустимо превращать отца в демона. Нельзя говорить ребенку , что его недостатки — это дурная наследственность по отцовской линии. Нельзя очернять отца , каким бы тот ни был. Если он и на самом деле был « козел», то матери стоит признать и свою долю ответственности за то , что она выбрала именно этого человека в отцы своему ребенку. Это была ошибка , поэтому родители расстались , но нельзя перевешивать на девочку ответственность за того , кто принял участие в зачатии. Она тут точно не виновата.

Шестая ошибка — телесные наказания. Конечно , бить нельзя никаких детей , никогда , но стоит признать , что девочек это травмирует сильнее. Психологически девочка быстрее скатывается с нормальной самооценки в позицию униженного и подчиненного. А если физическое наказание исходит от отца — это почти наверняка приведет к тому , что в партнеры девочка будет выбирать агрессоров.

Седьмая ошибка — недохваливание. Дочка должна расти , постоянно слыша , что она самая красивая , самая любимая , самая способная , самая-самая. Это сформирует здоровую , нормальную самооценку. Это поможет девочке вырасти с чувством довольства собой , принятия себя , любви к себе. Это залог ее счастливого будущего.

Восьмая ошибка — выяснение отношений при дочери. Никогда родители не должны устраивать ссоры при детях , это просто недопустимо. Особенно если речь идет о личных качествах матери и отца , взаимных обвинениях. Ребенок не должен этого видеть. А если уж так случилось , оба родителя должны извиниться и объяснить , что не совладали с чувствами , поссорились и уже помирились , и главное — ребенок тут ни при чем.

Девятая ошибка — неверное проживание пубертата девочки. Тут две крайности: разрешить все , лишь бы не потерять контакт , и запретить все , чтобы « не упустить». Как говорится , оба хуже. Единственный способ преодолеть этот трудный для всех период без жертв — твердость и доброжелательность. Твердость — в отстаивании границ дозволенного , доброжелательность — в общении. Для девочек в этом возрасте особенно важно , чтобы с ними много говорили , расспрашивали , отвечали на идиотские вопросы , делились своими воспоминаниями. И реагировать нужно спокойнее , никогда не использовать эти разговоры против ребенка. Если этого не сделать сейчас — близости уже не будет никогда , а выросшая дочь скажет: «Я никогда не доверяла матери».

Наконец , последняя ошибка — неверная установка на жизнь. Девочкам ни в коем случае нельзя говорить , что ее жизнь обязана включать некие пункты. Замуж , родить , похудеть , не растолстеть и так далее. Девочку надо настраивать на самореализацию , на умение слушать себя , на возможность заниматься тем , что ей нравится , что у нее получается , на удовольствие от самой себя , независимость от чужих оценок и общественного мнения. Тогда вырастет счастливая , красивая , уверенная в себе , готовая к полноценным партнерским отношениям женщина.

Притча о матери и её капризной дочери

Когда-то, давным-давно в незапамятные ещё времена, мамы не умирали. Они жили рядом с нами всегда, всюду, где только могли сопровождая нас, целуя по ночам, когда мы засыпали, волнуясь за нас, когда мы собирались куда-либо далеко-далеко, отправляясь за нами следом, чего бы это им не стоило, чтобы только вовремя накормить, напоить или хотя бы просто утешить, успокоить нас, взять на себя наши печали, беды, болезни.
Но давно уже отошли те времена. И о том, как в один день пришла беда, от которой вряд ли когда-нибудь нам и нашим потомкам избавиться и повествует эта легенда, услышанная мною от мамы, которой в свою очередь рассказала об этом моя бабушка. Так и передаётся эта притча из уст в уста, из века в век, из глубин человеческой истории.
В некоем селении у одной женщины подрастала дочь. То ли от злой прихоти судьбы, то ли от особого характера её матери, бывшей одной из самых заботливых, самых нежных существ, которых когда-либо знал мир – ее дочь оказалась на редкость своенравной и капризной девочкой. И как только она ни жаловалась на свою долю, зачастую сваливая на мать все свои неудачи, капризы, обиды! Жизнь бедной женщины становилась сплошной пыткой по мере того, как подрастало, «набиралось ума-разума» её чадо. Ведь она не могла разлюбить, выставить за дверь её, впрочем, и девочка любила маму, но такой, видимо, она уродилась.
Как-то весной она гуляла с подружками на холмах, и там была так красиво и свежо, что девочка позабыла вовремя вернуться домой пообедать. Но мама сама появилась в кругу ее подруг, неся с собой в горшочке теплый обед. обернутый тканью, чтобы не остыл.
Дочь, хотя и была голодна, но страшно возмутилась приходу матери, закричала на нее на глазах у ровесниц: «Зачем ты пришла сюда? Кто тебя звал? Сидела бы уж дома. – кипела изнутри девушка. – В кого это ты только такая? У других мамы как мамы. А ты всё ходишь и ходишь за мною».
И в самом деле, как и многим взбалмошным детям, ей временами казалось, вопреки общеизвестной поговорке, что ее мать проста и некрасива по сравнению с мамами своих подруг. На деле, конечно, все обстояло совсем наоборот: ее мама была прекраснейшей на свете женщиной, но ее переполняла любовь к девочке, из-за которой она выглядела в ее глазах простушкой.
Правда, её охватила острая жалость, когда женщина, тяжело вздохнув и сгорбившись, пошла обратно, по дороге вниз, петляющей в фисташковых зарослях, облепивших склон холма. Но если бы это чувство было хоть сколько-нибудь долговечным! Только мамы могут превращать чёрного воронёнка в белого и самого колючего ежа ласкать,приговаривая – «Мой мягонький»
В те времена она была чуть ли не единственной на свете, чья участь складывалась так печально. В остальных семьях царили мир и покой. Но известно всем, ничто не проходит бесследно, и если даже где-то плачет ребёнок, то вокруг содрогаются скалы. Вот почему это долго продолжаться не могло.
Однажды, особенно чем-то недовольная и озабоченная девушка накинулась на маму за то, что у неё такое старое платье, до каких это пор она будет ходить в лохмотьях и что ей неудобно перед людьми. Она совершенно забыла, что нарядов у неё самой куда больше, чем у кого-либо из подруг — на прошлой только неделе ей было куплено новенькое платье, должно быть на последние сбережения.
Мать ничего не ответила на эти жестокие слова, только болезненно сникла у очага. Давно уже её головушка разламывалась от всего этого, ее сердце раскалывалось на части, не способное ожесточиться, как это могут многие современные мамы, чтобы преподать капризному ребенку суровый урок.
«Ах, эти вздохи, вздохи… сплошной вздор» — проворчала девушка, выбегая на улицу, хотя на этот раз она не услышала ничего.
Вдоволь набегавшись и повеселившись с подругами, она вернулась под вечер и нашла дом опустевшим. Не было привычного ужина на дасторконе, не было привычных причитаний и приставаний с расспросами о здоровье, и так надоевших ей ласк. Девушка только повеселела при мысли, что хотя бы на день избавилась от всего этого. В том, что мама у кого-то из родственников, она не сомневалась.
Но её не было и завтра, и послезавтра…
На третий день смутное предчувствие чего-то неведомо страшно охватило девушку, разрасталась в её душе всё ближе и ближе к вечеру, ведь она прежде представить не могла, что может остаться одна-одинешенька в пустом мрачном доме. И тут, должно быть впервые, по-настоящему, ей хотелось видеть мать, быть окружённой её тревогами бесконечными ласками. Вместе с тем к ней пришло и сознание собственной огромной вины перед самым дорогим на свете человеком.
И она решила всю ночь молить небеса, а если надо то и остальные ночи, чтобы только они простили ей, непутёвой, ее прегрешенья перед матерью. То было время, когда небеса прислушивались к голосам страждущих, доносившихся снизу и отвечали им и исполняли их просьбы, даже если это были невозможные вещи.
Словно в подтверждение того, что молитва дошла до небес, во дворе ослепительно сверкнула молния, и загремел гром. Всю ночь простояла девушка во дворе, представляя разгоряченное своё лицо ливню, теплому, будто слёзы.
Какое необыкновенное и ясное утро выдалось следом! С пением, щебетом птиц, возродившимися после глухой, скорбной ночи, к ней долетели зазывные окрики и песни девушек, идущих вслед за размеренно ступающими коровами на сочные, сияющие после дождя пастбища. И она поняла, что это вернулась мама, что она будет отныне с ней везде и всегда, только для этого её больше никогда не следует обижать. Разве это так трудно по отношению к маме?
Все вокруг излучало первозданную радость и умиротворение – и омытый после дождя воздух, и синеватые льдники далеких-далеких гор, и зеленые посвежевшие за ночь холмы. Более того, все её друзья, знакомые, родные, близкие, далёкие, старые, молодые показались её такими прекрасными и добрыми. Все приглашали её на какой-то неслыханный той, готовящийся в аиле. И хотя девушка никак не могла дознаться, в честь чего именно намечалось празднество, все с улыбкой глядели на неё, как на именинницу, отвечая уклончиво на её любопытство, она все-таки догадалась, что той имеет непосредственное отношение к ней.
И вот, вечером, когда она уже одела своё новенькое платье и ей так натерпелось выбежать навстречу своим ровесницам-хохотуньям, на пороге перед ней предстала мать, исхудавшая и измученная, будто после тяжелого и изнурительного пути. Она привычно протягивала к дочери свои жилистые, натруженные руки, почерневшие от работы, тепло которых так хорошо знакомо каждому с колыбели.
Кто знает, почему именно в этот момент не осталось в душе дочери ни капли того чувства, переполнявшего её ещё на рассвете? Или человек будет вечно подвержен власти мгновений, вечно жалеть о содеянном и раскаиваться после? Да и виновата ли она вообще, если в те времена ещё никто и толком не знал и не ведал, что можно лишиться матери навсегда?
Юркнув в приоткрытую дверь мимо тщетно распростертых материнских объятий, она побежала догонять своих подруг. По дороге девушка второпях не обратила внимания на седого-седого, как лунь, старика, не встречавшегося ей до сих пор. Она лишь заметила, что он размахивает побелевшим от времени посохом, пытаясь остановить её зачем-то, что-то крича вслед. Нет-нет, ещё чего доброго сна опоздает. Подождут и мама и, тем более, этот старик.
То ли резкий вздох, то ли горестный стон, от которого содрогнулась земля, долетел до неё сзади. Она оглянулась, поражённая, переводя дыхание, и не нашла никого на том самом месте, где до этого стоял странный старик. Невесть откуда налетевшие тучи заволокли небо, будто внезапно наступило солнечное затмение. Ослепительно сверкнула молния в вечерних сумерках, ударил гром. Загудела и задрожала земля.
И как бы сливаясь с разбушевавшейся стихией, со двора, где намечалось празднество, до которого уже было рукой подать, откуда сквозь тополиную и яблоневую листву уже доносились весёлая возня детей, старушек, негромкие разговоры и смех седобородых аксакалов, восседающих чинно на самых почетных местах в ожидании пиршества; даже можно было разобрать приглушенный смешок невесток, занятых приготовлением разнообразных кушаний, не говоря уже о крепких, зычных голосах парней, то и дело оглашавших разные концы сада; уже казалось доносились запахи и уютное ворчание большого-большого праздничного казана – перекрывая все это раздался резкий и душераздирающий крик женщины, проникающий сквозь все стены и окна, долетающий, казалось, до дальних синевато-льдистых гор, даже камни раскалывались от этого крика, тут же подхваченного десятками голосов в сплошной симфонии всеобъемлющего бесконечного горя.
Так завершается эта легенда о дочери, которая спешила на той, а попала на похороны матери. С тех пор небеса никогда не отпускают матерей из Вечных селений, после того как они туда попадают. Не отпускают. Что бы с нами не случилось в дальнейшем. Ещё говорят в народе, что она сама пожелала этого. Как бы там ни было, я помню колыбельную мамы в которой есть такие строки:

Каждая мама обязана знать:  Урок Детские страхи как помочь ребенку с помощью арт-терапии

Мать для своих детей
даже с небес вернулась,
вы только её любите,
не раньте её поцелуи.

Я выросла в дефиците маминой любви, а теперь она жила в неосознанном дефиците моей

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Мама любила чистые окна. Чистые окна и выстиранные шторы.

Я ее понимаю: прозрачное окно — это иллюзия его отсутствия и соединения с природой. Будто вот тот тополь совсем рядом — только протяни руку. А если окно грязное, то это напоминание, что ты отгорожен от внешнего мира, в котором ездят машины, дымят заводы и строят бензоколонки.

Мама любила чистые окна, но не любила их мыть. Пока мы жили вместе, их мыла я. Каждую неделю. Зимой — только внутри, во все остальные сезоны — везде. Мама просила, и, если я не выполняла просьбу, она обижалась. Плакала и пила валокордин.

Мамин валокордин — отличный мотиватор. Я шла и мыла окна, хоть я и ненавижу убираться. Но еще больше я ненавижу, когда пахнет валокордином.
Золушка Олюшка. Золюшка.

Я устала мыть окна и выскочила замуж. За того, кто не повернут на чистоте и кому плевать на грязные окна. Я уехала от мамы, стала жить с мужем на его жилплощади. Мама капризничала, требовала меня обратно, ждала, когда я наиграюсь в жену. Я ездила к ней все реже. Потому что каждая поездка — это уборка. А если я устала, то тоже уборка, но через валокордин.

Потом я родила сына, и мне стало совсем не до чужих грязных окон.

Мама на меня привычно обижалась, я привычно оправдывалась. Классическая созависимость, осознанная с моей стороны.
— Мам, я не могу ехать из другого города, чтобы вымыть тебе окна. У меня семья, маленький ребенок, куча дел. Есть такая служба клининговая, я оплачу, придет человек и помоет тебе окна.
— Чужой человек?! — ужасается мама.
— Да. Придет, помоет и уйдет. У него работа такая.
— Придет человек и спросит: «Вы что, одинокая?» Я скажу: «Нет, у меня дочь есть». Человек спросит: «А почему она не помоет вам окна?» И я умру со стыда.
— Не умирай. Объясни ему, что ты хочешь, чтобы окна мыли каждую неделю. А твоя дочь живет в другом городе. и у нее грудной младенец.
— Ужасно это все. Чужие люди моют мне окна, будто я сама не могу.
— Но ты не можешь!
— Я родила того, кто может.
— Он тоже не может.
— Он не хочет! И это очень стыдно.
— Мама, я у себя дома не мыла окна два сезона. Даже три. Мне некогда.
— И тебе не стыдно?
— Нет. У меня были другие, не менее важные дела.
— Окна — это душа хозяйки. Чистые окна и вкусный борщ. Если у тебя грязные окна.
— Я плохая хозяйка, и меня это устраивает.
— Я просто не понимаю, в кого ты такая. Я бы умерла со стыда.

Я бесилась. Бросала трубки.

Нервотрепка и манипуляции — это встроенная функция в базисную комплектацию моей мамы. Она любила, чтобы все было так, как хочет она, и тогда, когда ей удобно. Такое чувство, будто ей не нужны чистые окна, ей нужны окна, вымытые именно мной.

Однажды она попросила отвезти ее на дачу с саженцами. Во вторник. Я не могла во вторник, могла в четверг.
— Мам, давай в четверг?
— В четверг я уже обратно поеду. Мне нужно во вторник.
— Давай я найду водителя, заплачу ему, и он тебя отвезет.
— Чужой человек?! Что скажут соседи? Скажут: «А где твоя дочь, почему ей нет до тебя дела?» Стыдоба.

Я поняла: маме не надо было на дачу, ей надо было, чтобы на дачу отвезла ее я.
Я злилась. Сопротивлялась. Орала. Плакала. Умоляла. Объясняла. Бросала трубки. Звонила вновь. Мама же.

Несколько лет у меня ушло на понимание того, что это мамино «самодурство» — на самом деле подсознательное желание быть рядом, компенсировать тот факт, что за всю мою на тот момент 30-летнюю жизнь вместе мы жили только 5 лет.

Мама не растила меня, у нее на это не было времени, а сейчас есть, и она заманивает меня к себе, но теперь у меня на это нет времени. И вообще, классная штука своевременность — это когда два человека совпали по времени и интересам в одном моменте, который нельзя сместить на потом. Нельзя выбрать любое удобное время, чтобы понянчить дочь, надо нянчить ее, пока она маленькая. Пока мама искала на это время, я уже выросла, и мне не нужна мама, которая нянчит, я научилась извлекать материнское тепло из других источников.

Но поколение наших мам не склонно к рефлексии и никогда не признает своих ошибок. Мама хотела ко мне на ручки, хотела быть рядом, обратить на себя внимание, но просто не знала другого языка коммуникации, кроме ультиматумов.

Осознание этого факта сделало меня мягче. Я больше не злилась — я читала между строк. Мама ставила задачи для меня с единственной целью: увидеть меня. А я предлагала заменить себя клинерами и водителями за деньги.

Зачем ей чужие люди в ее жизни? Ей дочь нужна.

Я стала приезжать к ней чаще. Брала сына и приезжала к маме на несколько дней, а иногда на целую неделю.

Мама трактовала эти мои приезды иначе: она решила, что я сбегаю от мужа, и у нас все плохо, и эти отъезды — предвестники развода.

— Вы разводитесь?
— Мам, что за ерунда, у нас все хорошо.
— Ну не хочешь — не говори.

Поколение наших мам никогда не бывает не право, ага.

Жизнь — удивительный бумеранг. Она сама насаждает справедливость. Я выросла в дефиците маминой любви, а потом мама жила в неосознанном дефиците моей. Жизнь забавлялась, дирижировала ситуацией.

Каждая мама обязана знать:  Как помочь ребенку-изгою

Потом мама сильно заболела.

Я сначала не поняла, что все серьезно, думала, очередная манипуляция. Манипуляции здоровьем — самые эффективные. Они гарантируют, что я в любое время дня и ночи брошу все и поеду к ней — спасать. А на деле окажется, что никого спасать не надо. То есть надо, но не от скакнувшего давления, а от приступа нелюбви.

Однажды я ехала к ней в ночи, беременная, после ее звонка, что ей плохо. Мама плакала в трубку. Я стала собираться, поругалась с мужем, который пытался меня не пустить, и помчала по ночному городу, 2 часа на пределе скорости, чтобы убедиться, что мама. сладко спит.

Но в тот раз все было серьезно. Мама ослабла, не смогла ходить без поддержки, сначала попросила ходунки, а потом пересела в инвалидную коляску. А потом совсем слегла. Я понимала, что ей нужен уход. Стала искать сиделку с медицинским образованием. Оказалось, что это очень дорогая услуга. И чем тяжелее пациент, тем дороже (ведь это надо поднимать, мыть и т. д.). Средняя цена такого ухода с учетом маминого веса — 65 тыс. рублей в месяц. Это без всего, только работа. А еще памперсы, медикаменты, продукты. Получалось вообще под сотню.

Но самая большая проблема, которую я предвидела, это даже не деньги. Это тот факт, что за мамой будет ухаживать чужой человек. Не я.

Я прямо видела мамины слезы и вот это ее коронное «Я умру со стыда».
Соседи спросят: «У тебя что, дочери нет?»


Я приняла решение переехать к маме. С сыном. Это был август. Я отдам ребенка в сад в сентябре. И буду ухаживать за мамой. Муж был ошарашен этим решением. Я его с собой не звала, потому что понимала: он не поедет. Он с 14 лет живет один, с 23 — со мной, он разучился жить на чужой территории. А тут уехать в чужой дом, в ковры, в хрусталь, в бесконечные манипуляции.

— Мы будем приезжать к тебе на выходные, — успокаивала я его. — Ну считай, что мы на заработки уезжаем. Зарабатывать 100 тыс.

Муж считал решение провальным. Он готов был устроиться на вторую работу и найти возможность оплачивать сиделку теще. Да и я могла на работу выйти, сына — в сад.

Я не знала, как объяснить мужу то, что маме не нужен чужой человек. Муж не знал, как объяснить мне, что я в очередной раз поддаюсь на манипуляцию.

Мы разъехались на пике непонимания друг друга. Семья — это поддержка. Поддержка — это раскрыть зонт в дождь над тем, на кого ты очень сердит. Потому что как бы ты ни был сердит, ты его любишь, а любовь сильнее обид и непониманий.

Я сидела под дождем и не чувствовала ничьих зонтов. У меня был один зонт, и я раскрыла его над мамой, а не над мужем, потому что маме нужней. Мама больна. И мама у меня одна, другой не будет.

Я выдержала полгода. 6 месяцев бытового ада.
Я — объективно — плохая сиделка. Потому что я не сиделка.
Мне не хватало терпимости и принятия. Не хватало сил не морщиться, если плохо пахнет, не прятать проступающую брезгливость, не злиться на то, что я сама выбираю такую жизнь, и никто не понимает этого выбора, и я сама уже не понимаю его.

Нет, я обеспечивала маме уход с максимальной отдачей, мыла, меняла, стирала. Это было мучительно, но необходимо. Но я каждую секунду ощущала себя живым человеком, запертым в капкан обязательств.

Ситуация усугублялась тем, что я давно стала мамой своей капризной маме, а боль делала ее озлобленной, язвительной, колющей. Она постоянно была недовольна, морщилась, отталкивала мои руки, говорила страшные вещи. Я жила в мареве негатива.

И от несправедливости у меня постоянно текли слезы. Ибо взрослый полный памперс хотелось бы выносить под тихое и благодарное «спасибо», а не сквозь оскорбления в адрес моей безрукости.

Уже потом я пойму, как же унизительна маме была ее неподвижность, как невыносимо чувство, что она обуза, как это страшно, когда старость обрушивается на тебя всей своей безжалостной сущностью. Корежит тебя, бьет, эта старуха Изергиль.

Это был мой личный стокгольмский синдром: мама взяла меня в заложники, обижала, делала больно, и чем громче она ругалась и оскорбляла, тем жальче ее мне было, тем страшнее за нее. Я была глубоко несчастна те полгода. Я приезжала на выходные и падала в руки мужа в ожидании реабилитации любовью и весельем. Это были мои выходные от старости, от безнадежности, от страха, что жизнь заканчивается так мучительно неприглядно.

Но муж не хотел моего нытья и не хотел никого жалеть. Он хотел жить со своей семьей, он ее для этого и создавал и не понимал, почему в будни он вынужден быть холостяком. И за выходные мы не успевали создать заново то, что разлучено в будни.

В общем, в один из четвергов я устала. Я посмотрела в чистое окно и поняла: еще немного — и я в него выйду. Я просто больше не могу. Не могу делать то, в чем я неэффективна, то, что от меня ждут, то, что считается правильным, но на деле мучает всех.

Я вошла в мамину комнату с красивой женщиной моего возраста и сказала:

— Мама, это Наталья Ивановна, твоя сиделка.
— А ты? — спросила мама.
— А я домой, — ответила я.
И мама заплакала. И я заплакала.
Но это были разные слезы.

Я вернулась домой. Вышла на работу. Чтобы зарабатывать на жизнь вместе с мужем. Стала залечивать хромающую семью.

А мама. Мама вдруг очень быстро. пошла на поправку. Через месяц садилась на коляску, потом встала на ходунки, потом ходила почти сама.

Просто сиделка была профи, она умела отличить капризы от необходимости и сама устанавливала правила. Она не мыла окна, когда этого хотела мама, а мыла тогда, когда этого требовала необходимость.

Мама поняла, что в ее доме хозяйничает чужая женщина с короткой стрижкой, которая не ведется на ее манипуляции. И единственный способ от нее избавиться — сделать ее пребывание в квартире нецелесообразным. А для этого нужно выздороветь.

Это хорошая история и очень поучительный опыт, целая шкатулочка моих личных прозрений.
Про то, что в паутину некоторых манипуляций люди падают по собственной воле и им это необходимо, потому что они не могут по-другому, про то, что некоторые долги необязательно отдавать самому, про то, что смотреть в чистые окна гораздо интереснее, когда за ними пейзаж, выбранный тобой, а не обстоятельствами.

И про то, что как правильно любить тех, кого вы любите, решаете только вы.
И ваши любимые люди вправе распорядиться вашей любовью так, как они считают нужным.

А вы. А вы сами — сами! — определяете чистоту своего окна и сами выбираете окна, за которыми прячутся ваши восходы и закаты.

Опубликовано с разрешения автора Ольги Савельевой.

У ребенка истерика – что делать родителям?

Капризный ребенок агрессивен и настойчив, он стремится любой ценой – слезами, визгом, публичной истерикой – добиться исполнения своего желания. «Для ребенка, который чувствует, что его не понимают (не ценят, не любят), капризы – неправильный способ установить контакт со взрослым», – объясняет психолог Анна Бердникова. Она предлагает родителям прислушаться к своей реакции, чтобы определить, что именно ребенок делает не так.

Вы раздражены. Если поведение ребенка вызывает у вас раздражение, значит, он борется за ваше внимание. Не ждите, пока это чувство усилится, но и не пускайтесь в объяснения с ребенком, – лучше воспользуйтесь телесными знаками внимания. Например, сын (дочь) тянет вас играть, топает ногами, кричит, пока вы разговариваете с соседкой. Обнимите его, погладьте по голове, прижмите, не прерывая разговора.

Вы злитесь. Это знак того, что ребенок борется с вами за власть, хочет, чтобы за ним осталось последнее слово. Главная задача взрослого в этой ситуации – уклониться от борьбы. Предоставлять ребенку право выбора. Договаривайтесь о правилах заранее и используйте условные знаки, когда он нарушает договор, признавайте за собой и ребенком право на негативные чувства, снимите напряжение шуткой или неожиданным поступком.

Вы обижены. Возможно, ребенок вам за что-то мстит. В этом случае осторожнее выбирайте способ воздействия: каждое последующее наказание все более убеждает ребенка в том, что с вами иначе вести себя нельзя. Возьмите паузу и обдумайте реакцию ребенка, поговорите с ним и поймите его мотивы. Мысленно представьте, какими вы хотите видеть свои отношения с сыном (дочерью), и постарайтесь проявить свою безусловную любовь к нему на практике.

Вам его жалко. Ребенок рыдает, сидя перед разбросанными игрушками, которые вы поручили ему собрать. Возможно, ребенок чувствует беспомощность, но очень может быть – только играет в нее. Задача родителей – вернуть ребенку силы и уверенность. Для этого необходимо большую и сложную задачу (собрать игрушки) разбить на более мелкие и простые: сначала собираем все кубики, потом ставим в гараж все машинки и так далее.

В заключение еще несколько практических рекомендаций от детского психолога Мадлен Дени:

От 1 года до 3 лет:

  • Отвлеките ребенка, который вот-вот выйдет из себя, шуткой или игрой, быстро переключите его внимание.
  • Не позволяйте ему крушить игрушки и предметы, покажите, как иначе дать выход гневу. Например, можно завести «мешок злости» и в него выплескивать крики и злость. Когда мешок наполнится, попросите папу выкинуть его на помойку или постирайте в стиральной машине.
  • Ребенку, который спорит с каждым вашим словом, полезно сказать: «Да». Например, «Да, ты можешь сам катить коляску». «Да, я разрешу тебе пойти играть, если ты перестанешь кричать». Такой договор успокаивает детей и отбивает желание скандалить.
  • Отправляясь за покупками в супермаркет, не ждите, что ребенок будет терпеливо и смирно ходить рядом: найдите для него посильное занятие: самому выбрать булочку в отделе хлеба, посчитать, сколько покупок в вашей тележке.
  • Если вам предстоит очередь в поликлинике или автомобильная пробка, не забудьте перед уходом из дома положить в сумку пару маленьких игрушек и блокнот с карандашами, чтобы в нужный момент переключить внимание ребенка.
  • Прежде чем заходить в магазин или другое общественное место, напомните, какого поведения от ребенка вы ждете: не бегать, не кричать, не хватать предметы с полок без разрешения.
  • После того как истерика закончится и ребенок успокоится, напомните ему о том, что можно, а что нельзя делать в общественных местах. Убедитесь, что он услышал, понял и согласен с этими правилами.
  • Пользуйтесь ясными и точными словами. Говорите твердо и спокойно. В ваших глазах не должно быть раздражения и злости. Не говорите «Это запрещено!» слишком часто – это ослабляет воспитательный эффект фразы.
  • Будьте хорошим примером. Если взрослый считает возможным применять силу и кричать, то и ребенок решит, что истерики и вспышки гнева – это нормальное средство для выражения недовольства.

Анна Бердникова, психолог, филолог, доцент кафедры педагогики и психологии гуманитарного образования Новосибирского государственного педагогического университета (НГПУ), автор книги «Как справиться с капризами» (Сибирское университетское издательство, 2010).

Каждая мама обязана знать:  Как уложить детей спать одновременно

Мадлен Дени, французский детский психолог, автор книги «Капризы и истерики: как справиться с детским гневом» (Clever, 2013) и еще нескольких десятков оригинальных книг о детях. Она специалист в области развивающих игр и обладает богатым опытом наблюдений за отношениями в семье.

Шлепать: можно, нужно или нельзя?

Для одних родителей шлепки – обычное дело, для других – крайне опасная вещь. Когда мы поднимаем руку на ребенка, что это – плохое обращение с детьми или наша беспомощность? Откуда вообще взялась полемика по поводу официального запрещения физического воздействия на детей?

Что делать, если у ребенка истерика?

Остановить или предугадать? Продолжая тему детских истерик, мы обратились к нашему эксперту, детскому, возрастному и семейному психологу Галие Нигметжановой. Смотрите ее видеокомментарий.

Как справиться с капризным ребенком

Секреты опытного психолога.

Что сводит с ума родителей чаще и сильнее всего, так это капризные мальчики и девочки. Новозеландский психолог с стажем Найджел Латта обещает предоставить методы, выяснить причины проблемы, разработать простой план «починки» ребенка.

Сила направленного внимания

Нет ничего такого — я повторяю, совершенно ничего, — что сравнялось бы по силе с вниманием родителей. С помощью одного только внимания можно объяснить и решить множество проблем.

Но почему внимание так сильно действует?


Ответ прост: это у нас в крови. Задумайтесь о том, что прошло от силы 10 000 лет, как мы выбрались из пещер. По меркам истории нашей планеты, это полмига. Мы делим 99 процентов генетического материала с шимпанзе, хотя мне порой встречались такие люди, которые, как я уверен, разделяют с шимпанзе 99,9 процента своего генетического материала.

Отсюда следует, что с биологической точки зрения мы всего лишь безволосые обезьяны со способностью обмениваться текстовыми сообщениями. Наверное, как раз для этого у нас и развился отдельный большой палец на руке. Несмотря на все достижения цивилизации, в нашем мозгу очень многое осталось от животных. Иногда у нас очень хорошо получается обсуждать сложные темы, такие как преимущества плазменных телевизоров перед кинескопными, но под всей этой внешней болтовней скрываются мозги и сердца дикаря.

Все поведение детей направлено на тех, кто о них заботится. Если ты еще маленький и не можешь позаботиться о себе самостоятельно, то, скорее всего, в джунглях ты долго не протянешь. Тебя просто съедят.

Вы, должно быть, не раз видели подобную картину: за столом два ребенка. Один спокойно ест, а другой стучит по тарелке ложкой и разбрасывает еду. Родители суетятся над хулиганом, не замечая спокойного ребенка. Они постоянно говорят: «Не делай этого, Эмили, а то отправишься в свою комнату!» И чему же учится спокойный ребенок? Тому, что, если хочешь привлечь внимание родителей, нужно стучать по тарелке ложкой и разбрасывать еду.

Вы когда-нибудь задумывались над тем, почему дети так легко перенимают дурные привычки? Потому что мы придаем слишком много внимания этим привычкам. Если обращать внимание только на плохие привычки, то тем самым плохое поведение будет только закрепляться. Другие дети захотят делать то же самое, чтобы привлечь к себе такое же внимание.

Плохое поведение мы поощряем самыми разными фразами.

Вот лишь некоторые из них.

«Тарквиний, перестань!»
«Долго тебя просить, Тарквиний?»
«Сколько раз я тебе говорила!»
«Тарквиний, я тебя предупреждаю в последний раз. »
«Тарквиний, перестань мучить попугая!»
«Тарквиний. »
«Тарквиний!»
«ТАРКВИ-И-ИНИЙ!»

Обращать внимание на плохое поведение очень легко. Плохое поведение само бросается в глаза. Я часто слышу, как родители говорят: «Он словно нарочно это делает, чтобы разозлить меня!»

Естественно, дети делают это нарочно. Они не то чтобы специально собираются свести нас с ума, просто привлекают наше внимание. Может, им и хотелось бы сделать нас счастливыми, но если мы разозлимся, то сойдет и это. Это не значит, что нужно совершенно закрывать глаза на плохое поведение. Но 90% всего плохого поведения можно всецело игнорировать. Если перестать его закреплять, то оно исчезнет.

Обычно, когда я говорю это родителям, они в ответ забрасывают меня целым градом возражений в духе «да, но. «. Когда люди говорят, что они пытались что-то делать, но это не сработало, обычно имеется в виду, что они пытались это делать в течение десяти минут, а потом сдались. Или иногда игнорировали нежелательное поведение, а иногда уделяли ему слишком много внимания. Я лично считаю, что если решили поступать каким-то образом, то нужно так поступать всегда. Всегда.

Маленькие безволосые шимпанзе должны понять, что, как только они начнут ворчать и капризничать, шимпанзе-мама и шимпанзе-папа отвернутся от них и уйдут прочь со всеми бананами.

Тут в дело вступает похвала.

Похвала для детей — это словно вода и солнце для растений. Похвала — это священный Грааль воспитания. Как только вы это поймете, вы сможете справиться практически с любой проблемой.

Хорошее поведение закрепляется похвалой. Вероятно, вам кажется, что хвалить легко, но многим родителям это дается с трудом. Многие родители просто не умеют хвалить своих детей. Некоторым кажется, что это неудобно. Такое отношение к похвале бывает у тех, кто сам получал ее недостаточно в своей жизни. Трудно хвалить кого-то, когда не знаешь, как это делается.

Ниже я описываю несколько приемов эффективной похвалы. Под словом «эффективная» имеется в виду, что она помогает закреплять желательное поведение детей.

Секреты эффективной похвалы

Хвалите за конкретные дела

На профессиональном жаргоне такая похвала называется «маркированная». Это значит, что нужно описывать поведение, за которое вы хвалите ребенка: «Спасибо за то, что помог мне донести продукты». Так в сознании детей выработается связь между определенным поведением и похвалой.

Выражайте личное отношение

Хваля ребенка за хорошее поведение, не забывайте использовать местоимения «я», «мне» и т. д. Нужно, чтобы он понял, что его хвалят не какие-нибудь космические силы, а конкретно вы: «Мне очень понравилось, как ты надел пижаму» вместо «Молодец! Ты хорошо надел пижаму».

Сосредоточьте на похвале все свое внимание

Не хвалите ребенка, уткнувшись в газету или в телевизор, а также из другой комнаты. Встаньте, подойдите к нему, присядьте так, чтобы можно было заглянуть ему в глаза, и дайте понять, что все ваше внимание сейчас сосредоточено на нем.

Выглядите радостными

Совет кажется очевидным, но слишком много людей забывают о нем. Недостаточно просто сказать «молодец» или «хорошо». Если вы говорите это усталым или недовольным тоном, все еще расстраиваясь из-за того, что он натворил пять минут назад, то такая похвала не сработает. Постарайтесь хотя бы изобразить на своем лице довольное выражение — чем ярче и живее, тем лучше.

Не забывайте о физическом контакте

Дети буквально расцветают, когда им уделяют физическое внимание, то есть дотрагиваются до них, гладят и т. д. Должно быть, вы не раз видели, как обезьяны ищут друг у друга блох, в том числе и у своих детенышей. Для них это высочайшее удовольствие. Если вам не нравится идея поиска блох, то можно хотя бы обнять ребенка и прижать его к себе.

Похвала должна быть немедленной

Если вы хотите закрепить поведение, то не стоит откладывать похвалу на потом. Как только вы увидите что-то положительное, немедленно хвалите за это ребенка. Чем быстрее вы станете расточать похвалы, тем лучше ребенок поймет, за какое поведение его хвалят. Отсюда также следует, что больше внимания следует уделять хорошему, а не плохому поведению.

И в довершение картины не забывайте про правило, которое должно намертво отпечататься у вас в мозгу.

Игнорируйте поведение, которое вам не нравится.

Хвалите поведение, которое вам нравится.

Запомнить это довольно легко, но очень важно. Как только вы поймете, какая сила кроется в вашем внимании, вы начнете использовать его в своих целях. Целенаправленное обращение внимания — это единственное чрезвычайно мощное оружие, которое поможет вам в битве за господство над собственным домом.

Фокус состоит в том, чтобы самому дергать за ниточки.

Переключение внимания

Что касается маленьких детей, то переключение внимания — это также достаточно мощное средство контроля за их поведением. Маленьких детей чрезвычайно легко увлечь чем-то новым. Благодаря этому можно занять их чем-нибудь увлекательным и избежать неприятных сцен в 95% случаев.

Как я уже говорил, маленьким детям можно плести какие угодно небылицы и они всегда в них верят. Просто фантастика! Кроме того, переключать внимание детей просто весело и интересно. Легче всего это делать в игровой форме. Если вам самим ужасно скучно и неинтересно, то, скорее всего, фокус не пройдет. Веселье заразительно. Границы же этого приема так и не изучены. Каждый день родители во всем мире придумывают все новые и новые формы переключения внимания, добиваясь таких результатов, о которых они раньше и не мечтали.

Стоит, правда, признаться, что некоторым переключение внимания дается нелегко. Люди как-то внутренне сопротивляются этому. Но как только вы привыкнете пользоваться этим приемом, жить станет легче и веселее. Если вам трудно усвоить концепцию переключения внимания, я предлагаю познакомиться с некоторыми примерами.

Переключение внимания для начинающих

Смените тему

Это самый легкий способ — просто сменить тему. Например, если малыш не хочет мыться, отчаянно сопротивляется, спросите его: «Что ты делал сегодня в садике?» Сосредоточьтесь на приятной части. Вместо того, чтобы грубо настаивать на своем («Немедленно отправляемся в ванную!»), сосредоточьте внимание малыша на приятных сторонах предстоящего действия. Скажите, например: «Давай посмотрим, умеет ли резиновая уточка пускать пузыри!»

Придумайте приятный способ перейти к желаемому действию

Оживите обстановку. Например, вместо «Прекрати ныть и немедленно залезай в ванну!» можно сказать: «Давай полетим в ванну, как дракончик!», схватить малыша, покружиться с ним по дороге, порычать, как дракон, и с шипением опуститься в воду.

Станьте идиотом

Чем глупее вы себя ведете, тем лучше. Для этого особой фантазии не требуется. Просто ведите себя как дурак, и все. Схватите какую-нибудь вещь и сделайте вид, что она говорит (это может быть банан, носок, шерстяная тряпка). Или время от времени говорите что-нибудь совсем не связанное с текущей ситуацией: «Угадай, что я сегодня видел на улице? Зебру, которая плясала и пела!» Или сами спляшите и спойте. Научите ребенка скакать на одной ноге или придумайте что-нибудь не менее дурацкое. Забудьте о серьезности, превратитесь на мгновение в ребенка.

Откровенное вранье

Этот способ тоже может стать источником большого веселья. Например, заметив, что ребенок вот-вот раскричится, повернитесь в сторону, приложите палец к губам и скажите: «Ш-ш-ш!» Затем театральным шепотом спросите, не слышал ли он чего-то. Потом примерно тем же тоном прошепчите: «Динозавры!» — и подползите с ним к окну, чтобы посмотреть на динозавров. В данном случае работает все что угодно. Спросите раскапризничавшегося в супермаркете ребенка, не пробегал ли тут синий зайчик.

Если выбирать между долгой сценой истерики или погоней за синим зайчиком в супермаркете (а заодно можно складывать по дороге продукты в корзину), то зачастую гораздо легче и интереснее преследовать синего зайчика, каким бы дурацким он вам ни казался.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация