Беспокоюсь, что дочь недоедает


Беспокоюсь, что дочь недоедает

Мамлайф — приложение для соврeменных мам

Что делать, дочь недоедает!
Я ей и так 150 мл даю, она и то умудряется мл 20-30 оставлять. Начинает плакать, отпихивать бутылку, психовать. Я с ней встаю и начинаю по квартире скакать, на ходу может мл 10 ещё съест. В общем беда! Совсем же мало выходит кушает! Почему?

В приложении Вы сможете просмотреть все фотографии этой записи, а также прокомментировать и почитать другие посты автора

В приложении Мамлайф —
быстрее и удобнее

Читайте эти записи в Мамлайф — самом популярном приложении для женского общения!

Комментарии

— мы вообще по 90-100 едим )))��

— @dan40is, а прибавляете нормально?

— Может не хочет просто( а есть какие ниб признаки боли в животике? Просто у нас тоже доча отказывалась был период, в итоге вообще стала орать при каждом кормлении, потом урчать начало в животе когда кушала, в итоге оказалась ЛН

— @tatyta, не замечала за ней. Сначала ест нормально, под конец отказывается, при этом может на меня смотреть и улыбаться. Поэтому не думаю, и со стулом все ок. Я спрошу у врача, только это будет не скоро. Может, кстати, устаёт. Так как у нас соска единичка до сих пор �� попробую поменять

— @liana23, Тогда врятли, может и правда устает))

Читайте эти записи в Мамлайф — самом популярном приложении для женского общения!

Беспокоюсь, что дочь недоедает

Поведение мое невыносимо! Я стараюсь исправиться уже давно, но все как будто снежный ком растет и растет.
Я люблю свою дочь, но отношение мое к ней трудно описать. Я хочу видеть ее без огрехов, самой лучшей. Это неправильно, умом понимаю, но контролировать свое раздражение не могу. Помогите мне, пожалуйста.

Моя дочь ОЧЕНЬ хороший человек! Она отличница в школе, лидер в классе, общительная, умная, юморная, талантливая (спорт на серьезном уровне, художка и много еще увлечений), она красивая и стройная, добрая, любит брата и вообще детей. У нее педагогический талант, она многому его научила, я спокойно на нее его оставляю, в этом она незаменимый помощник! Дочь вообще очень «успешный» ребенок, окружающие ее постоянно хвалят. И только я ругаю.
В бытовом плане она не самостоятельна, но это опять же моя вина. Много критики с моей стороны отбило у нее всякое желание даже пробовать готовить/убираться/шить и пр.
Я очень боюсь потерять с ней всякий контакт. Боюсь, что она вырастит и решит, что я ее никогда не любила.
Помогите мне взять себя в руки! Вернуться к началу

Добрый день!

Расскажите более подробно о том состоянии, в котором Вы чаще всего срываетесь на дочь. После срыва, если оставить за скобками чувство вины, становится ли Вам легче?

Как дочь реагирует на Ваши действия и обвинения?

Как к происходящему относится муж?

Бывают ли периоды относительно спокойные в Вашем отношении к дочери? Что это за периоды, расскажите о них более подробно.

Цитата:
Я стараюсь исправиться уже давно, но все как будто снежный ком растет и растет.

Что Вы уже предпринимали, чтобы справиться с этой ситуацией?

В каком городе Вы живете?

Благодарностей: (1)

Togaha
Ясельки

На сайте с 25.09.12
Сообщения: 6

Добавлено: Вс Сен 30, 2012 12:52
Здравствуйте, АнечЬка

Расскажите более подробно о том состоянии, в котором Вы чаще всего срываетесь на дочь. После срыва, если оставить за скобками чувство вины, становится ли Вам легче?

Чаще всего я срываюсь когда самочувствие не очень — не выспалась, болею, много дел и не успеваю их переделать, много проблем навалилось и пр. Проанализировала разные ситуации. Получается больше всего на нее кричу когда куда-то ей надо торопиться (она медлительная и рассеяна) или когда сама «в запаре».
Легче не становится. Сразу начинаю себя «грызть» за то, что не права, не справедлива, накаляю домашнюю атмосферу, подаю негативный пример сыну, зря трачу свои и ее нервы (все равно как разбрасывала одежду, так и будет. От моих криков не исправится и т.д.). Причем тянет сразу извиниться. но торможу себя. Чувство вины за скобками оставить не могу даже мысленно. Да и не хочу. Потому что оно то меня и отрезвляет — «что-то идет не так, я не права и надо меняться».
Вообще «обострение» явное было после рождения сына. И сейчас (он в сад пошел, привыкает помаленьку, вечером с меня не слазит, орет, истерит. дома очень тихо, спокойно у нас )

Как дочь реагирует на Ваши действия и обвинения?
В основном оправдывается, если в бытовых мелочах (постоянно раскидывает вещи, не закрывает двери шкафа, не убирает даже посуду в раковину и пр) то «нуууу, забыла. нуууу, не заметила». Если сидит за компом, то игнорит — ага, сейчас, ага, выключааааю. Пока не крикнешь. Если что-то серьезное (за 3 мес два дорогих сот посеяла), то тоже ищет себе оправдания. Раньше пару лет назад могла тоже на меня наорать агрессивно. Сейчас в целом поспокойнее стала. Наверное уже решила «собака лает, ветер носит»
Дочь скрытная, всегда была с детства такой. Поэтому она свое отношение к чему-то если и выскажет, то спустя много времени и то не факт. Поэтому я не могу за нее точно сказать, как она видит эту ситуацию. думаю ей привычно просто. Краем уха я слышала, что моя мама меня критиковала, что я ору на детей сильно. Дочка ей ответила «просто мама хочет как лучше, если б не кричала, мы б вообще ниче не делали».

Как к происходящему относится муж?
Ему, конечно, не нравится. Он нас прерывает «Хватит. Противно слушать ваши перебранки! Как бабки базарные!» Но в целом он со мной согласен, что трудно с дочкой, игнорит просьбы, забывает, по дому не помогает.
В общем, когда я на нее ругаюсь, он может за нее заступиться. А когда она его доведет, я всегда ее утешаю и объясняю, почему на нее папа ругается.

Бывают ли периоды относительно спокойные в Вашем отношении к дочери? Что это за периоды, расскажите о них более подробно.

Мне кажется, просто скапливаются ее «косяки» и тогда я берусь «за воспитание». Спокойно ей объясняю по 10 раз бывает — не слышит как будто. Тогда начинаются крики. Но на самом деле, все таки в моем отношении дело. Я позволяю себе срываться на ней, когда плохое настроение. И вот это то меня и угнетает.
Вообще у нас достаточно доверительные отношения, она делится своей школьной жизнью, с симпатиями скрытничает, но я по ней замечаю и стараюсь обсудить и мальчиков. То есть по душам разговариваем, шутим, я с уроками помогаю. Но вот после школы у нее буквально полчаса, что бы переодеться, покушать и выехать в художку. Она не спешит, я подгоняю и начинается.

Что Вы уже предпринимали, чтобы справиться с этой ситуацией?
Раньше пыталась игнорить ее проступки. НО, в школу стала постоянно опаздывать, пропустила экскурсию (забыла) и пр. В комнате стоял срач дикий. В общем как-то надо ее контролировать, но нервов у меня на это не хватает.
Я себя часто лювлю на мысли во время «закипания» что я как паровоз. еду по рельсам и никак не могу свернуть Буквально позавчера начала опять кричать на нее и поняла, вот сейчас пора остановиться и «изменить обычный сценарий». Замолчала и заплакала, обняла ее и начала объяснять, что просто очень устала, что уже не знаю как еще ее просить об очевидных вещах (опять пальто кинула, не повесила, шкаф не закрыла). Сказала что очень ее люблю, но слишком эмоциональная, поэтому извинилась за крики. В общем пообнимались, поревели вдвоем. Убежала она на плавание. шкаф закрыть забыла

В каком городе Вы живете? В Новосибирске.

Вернуться к началу АнечЬка
Семейный консультант

На сайте с 15.10.04
Сообщения: 21193
В дневниках: 10
Откуда: Новосибирск, Академгородок

Добавлено: Ср Окт 03, 2012 18:17
Добрый день!

Цитата:
Получается больше всего на нее кричу когда куда-то ей надо торопиться (она медлительная и рассеяна) или когда сама «в запаре».

Что произойдет, если Вы не будете вмешиваться? Дочь безнадежно опоздает? Или соберется с силами и сделает то, что нужно, пусть и в последний момент?

Цитата:
Причем тянет сразу извиниться. но торможу себя.

Не извиняетесь, даже, если не правы?

Цитата:
я всегда ее утешаю и объясняю, почему на нее папа ругается.

Папа ругается, как и Вы?

Цитата:
В каком городе Вы живете? В Новосибирске.

Тогда у Вас есть возможность присоединиться к нашей родительской группе http://forum.sibmama.ru/viewtopic.php?t=214991

Занятие о спокойствии мамы будет как раз в эти выходные.

У меня тяжелые отношения со взрослой дочерью… Может, «рубануть» один раз и забыть о ней и внуках?

У меня две дочери, старшей — 34, младшей — 19. У меня всегда были непростые отношения со старшей дочерью, а сейчас она ещё и ревнует, что младшей мы даём намного больше, не понимая, что у нас просто изменились материальные возможности. Со старшей дочерью я не разговариваю уже несколько месяцев — она обижается, что мы не помогаем ей с детьми. Дело в том, что я диабетик (колю инсулин), работаю, мы живём в одном городе, а дочь с семьёй — в другом. Я предлагала, чтобы они привозили детей на выходные, она не хочет. Мой муж с ней пробовал разговаривать, она сказала, что готова помириться, если я извинюсь (?) и мы будем проявлять больше инициативы с внуками. Вся эта ситуация очень меня расстраивает и усугубляет и так не очень хорошее самочувствие. Я не знаю, что делать, считать её «отрезанным ломтем» и жить своей жизнью? Самое главное — её тяжёлый характер: я понимаю, что, даже если я как-то с ней помирюсь сейчас, всё это может снова повториться, как это было уже, а сил становится всё меньше эти ссоры преодолевать. Может быть надо «рубануть» один раз и навсегда и забыть о ней и внуках? Извините за сумбурное письмо, просто 2 недели назад мы встретились с ней на дне рождения родственницы, я подарила внуку небольшую сумму денег, внук побежал к моей дочери — своей маме — показать, а она ему: «Деньги не заменят внимание». Оба развернулись ко мне спиной, внук даже слова мне не сказал, я осталась оплеванной… Что делать? N.

Отвечает Ципора Харитан

Во-первых, позвольте посочувствовать Вам. Очень больно и неприятно, когда ребенок, даже взрослый, ведет себя таким образом.

К сожалению, думаю, что, если человек до 34 лет не научился понимать обстоятельства других людей, то вряд ли он этому научится и впредь. То есть, Вы описываете взрослую по возрасту женщину, которая ведет себя как ребенок и не видит ни родительских проблем, ни того, что она лишает детей дедушки и бабушки, да и сама себя — родителей. Как Вы сами говорите, вряд ли извинения тут помогут, так как всегда найдется что-нибудь еще, из-за чего можно чувствовать себя обиженной. Поэтому советую: не надо «рубить», как Вы пишете, но сообщите дочери четко и ясно, что Вы можете делать определенные вещи для поддержания взаимоотношений и не можете делать другие. Если ее это устраивает, Вы будете очень рады с ней контактировать. Если же нет, то, к сожалению, Вы ничего больше сделать не можете. То есть дайте ей выбор, как себя вести, а дальше это действительно больше не зависит от Вас. И не поддавайтесь ни на какие обиды и ни на какой шантаж. Конечно, очень бы хотелось нормального контакта с дочерью и внуками, но если реакция на Ваши попытки наладить этот контакт резко отрицательная, то Вам, с Вашей стороны, по-моему, больше делать нечего. Остается молиться, чтобы дочь вовремя поняла, что сейчас она сама учит своих детей, как им с ней потом себя вести. И думаю, что любое такое поведение очень быстро оборачивается против нас самих и тогда человек, наконец, понимает (иногда), что творит.

С сочувствием и уважением, Ципора Харитан

Все, что я здесь говорила, остается в силе, даже если Ваша дочь обосновывает свое поведение какими-то Вашими ошибками в прошлом. То есть, «вот уже, когда она была девочкой, Вы делали неправильно то-то и то-то». Весьма возможно, что что-нибудь такое действительно было, но мы не обладаем силой изменить прошлое, а можем лишь попробовать установить другие отношения в настоящем и будущем. Если же дочь захочет продолжать жить прошлым, то Вы ее силком оттуда вытянуть не сможете.

Сайт врача-психотерапевта Игоря Юрова

КАК РЕАГИРОВАТЬ НА ГРУБОСТЬ ДОЧЕРИ

Я хочу задать автору письма два вопроса. Первый – относитесь ли вы к дочери, как к абсолютно равной вам ВО ВСЕМ? Равной — особенно теперь, когда, как вы говорите, она обрела привитую вами самостоятельность. Второй – не бывало ли так, что при общении с дочерью ваше обращение к ней могло бы чем-то напоминать допрос? Мне кажется, что на первый вопрос вам бы очень хотелось ответить абсолютное ДА, но, положив руку на сердце, вы сами знаете, что – НЕТ. По крайней мере, в целом ряде ситуаций – НЕТ. А уж, когда поведение дочери или просто неизвестность вызывают у вас тревогу – точно НЕТ. Вы должны обязательно УЗНАТЬ, ведь вы – мать, а это ваша дочь! Не так ли? Вы должны узнать все, вы должны почувствовать ее открытость, чтобы успокоиться, чтобы не переживать, чтобы СИТУАЦИЯ БЫЛА ПОД КОНТРОЛЕМ! Вы должны быть уверены, что контролируете все так же, как в те времена, когда дочь была ребенком, когда вы «одна растили свою девочку», и вся ответственность за нее ложилась на вас. Вы чувствуете, что отвечаете за нее, как руководитель за свой отдел, как инспектор за успех проверки, как офицер за жизнь своих солдат. И, соответственно, вы позволяете себе устраивать допрос.

Вопрос: Моей дочери недавно исполнилось 27 лет. Взрослый, самостоятельный человек. Я одна растила мою девочку, старалась привить ей самостоятельность и мне это удалось. Теперь, как мне кажется, самостоятельность изменила ее характер в худшую сторону. Вот уже больше двух лет, как она живет своей жизнью и даже переехала в другой город. Я не возражаю. Только скучаю по ней и, как каждая мать, беспокоюсь, переживаю за нее. Хорошо, что есть скайп, интернет и мы часто общаемся. Но в последнее время она нетерпимо относиться к моим вопросам, на мой взгляд, естественным для любящей матери, или моим суждениям по тому или иному поводу. Я все понимаю: у молодежи и людей зрелого возраста разные взгляды на многие вещи, разные жизненные ценности, темперамент, возможности и опыт. Но это совсем не обязательно должно приводить к конфликтам. А моя дочь очень часто обижает меня своей резкостью, нетерпимостью к моим высказываниям, а иногда и откровенной грубостью. Я очень переживаю эти наши стычки, подолгу не могу успокоиться и думаю: неужели самостоятельная жизнь, в которой, наверное, есть у нее проблемы (у нее нет семьи), так ожесточила мою дочь. Нет, в общем и целом у нас хорошие отношения, но появившиеся в ее характере резкость, грубость и стервозность (свойственная многим в наше время) меня просто убивают. Откуда они взялись и как на них реагировать, чтобы не обострить проблему, сохранить то тепло и доверие, которые всегда нас связывали?»

Крайне жаль, что вы не приводите ни одного из тех ваших вопросов, «высказываний» и «суждений по тому или иному поводу», которые провоцируют у дочери «стервозность». Ну, хотя бы приблизительно, в общих чертах…. Ведь этим все определяется! Представьте, пожалуйста, что ваша знакомая жалуется вам, что ей кто-то ответил «с резкостью». Разве вы тут же не переспросите – а о чем, собственно, был разговор, что именно ты говорила? Если кто-то сообщит вам, что в ответ на вопрос ему ответили «откровенной грубостью»? Разве вы тут же не поинтересуетесь – в чем конкретно состоял вопрос, если он вызвал такую ответную реакцию? Как вы сможете оценить ситуацию, чем поможете своему собеседнику, если он не предоставит вам ни малейшей информации о собственном поведении? Разве вы не скажете – нет, уж, давай-ка подробно все рассказывай — перед тем, как столкнуться с грубостью, ЧТО ИМЕННО ты говорил, КАК ты это говорил, КОГДА и при каких обстоятельствах? А еще лучше, если скажешь — ДЛЯ ЧЕГО ты это говорил, и что случилось бы, если бы ты этого не сказал?

Я же из текста письма могу узнать только то, что дочь «в последнее время стала нетерпимо относиться к вопросам», которые НА ВАШ ВЗГЛЯД(!), «естественны для любящей матери». И больше ничего. Ни малейшего намека на их содержание — ни в общих чертах, ни в виде самого простого примера. В письме присутствует исключительно критика дочери за ее отчуждение от вас и ваши переживания по этому поводу. Как я могу в такой ситуации сказать что-либо по существу? Никак. Поэтому, прошу меня извинить – не располагая конкретной информацией о том, как именно В ВАШЕМ СЛУЧАЕ проявляло себя «естественное для любящей матери» поведение, я не смогу дать обоснованный ответ. Могу лишь продолжить начатое рассуждение.

Итак, некто сообщает вам, что столкнулся с открытой неприязнью в ответ на «естественное, на его взгляд» доброжелательное отношение. Не захотите ли вы в первую очередь поинтересоваться у этого переживающего (и пусть даже страдающего) человека о том, не задавал ли он своих вопросов не вовремя, не надоедал ли, не был ли навязчив сверх меры, не спрашивал ли о том, на что уже не раз получал ответ или о том, про что ему по каким бы то ни было причинам явно не хотят рассказывать, не спрашивал ли он о чем-то слишком личном, не лез ли, как говорится, в душу, не пытался ли своими вопросами манипулировать другим человеком, склоняя его к точке зрения, которую тот не поддерживает, не заставлял ли, пусть неумышленно согласиться с тем, с чем он не хочет соглашаться? Относительно вызвавших негативную реакцию «суждений» и «высказываний» вы, несомненно, также захотите узнать, не были ли они слишком категоричными, не содержали ли в себе что-то, о чем человек не хотел слышать, по поводу чего не желал вступать в спор и т.п.

Я уверен, что, прежде всего, вне связи со степенью обиженности собеседника и вашим сочувствием ему, вы попытаетесь просто сами для себя определить, что же произошло на самом деле — не был ли резкий или пусть даже «откровенно грубый» ответ, по сути, адекватной(!) реакцией на попытку вмешаться в личную жизнь или затронуть тему, являющуюся неприкосновенной? Не проявила ли «жертва агрессии» незаметно для самой себя какой-либо бесцеремонности, своенравности, всезнайства, претенциозности, не желания принимать в расчет иную точку зрения или жизненную ситуацию?

Однозначно и с вами бывало так, что вам задавали явно неприятный для вас вопрос или высказывали суждение, по поводу которого вы были настроены прямо противоположным образом, или навязывали тему, которую вы в принципе не хотели обсуждать, а ваш собеседник этого никак не понимал или был очень «настырным», продолжал любопытствовать, переубеждать, настаивать на своем, пытаться «заходить то с одной, то с другой стороны», не желая прислушиваться к вашим доводам, по крайней мере, настолько, насколько вам бы этого хотелось. Разве вы себя не чувствовали при этом, как на допросе, и не отвечали резко, не бросали трубку, не требовали уважения или прекращения бессмысленного спора?

Наверняка вы знаете, что значит проводить допрос. Ситуация допроса может существовать только при официальных отношениях и только тогда, когда один из ее участников наделен абсолютным превосходством и властью, а другой их совершенно лишен. Так может быть при взаимодействии начальника и подчиненного, следователя и подозреваемого, военного и его пленника. Но никогда между равными! В условиях принуждения допрос неизбежно вызывает сильный протест, который вынужденно подавляется. Случается, особенно под предлогом каких-либо «благих намерений», что-то похожее на допрос возникает и в отношениях равных по статусу личностей, в этом случае тоже возникает протест и не менее сильный, но он… НЕ подавляется. А прорывается в виде «откровенной грубости».

И вот здесь я хочу задать автору письма два вопроса. Только отвечайте честно и откровенно перед самой собой. Первый – относитесь ли вы к дочери, как к абсолютно равной вам ВО ВСЕМ? Равной — особенно теперь, когда, как вы говорите, она обрела привитую вами самостоятельность. Второй – не бывало ли так, что при общении с дочерью ваше обращение к ней могло бы чем-то напоминать допрос?

Мне кажется, что на первый вопрос вам бы очень хотелось ответить абсолютное ДА, но, положив руку на сердце, вы сами знаете, что – НЕТ. По крайней мере, в целом ряде ситуаций – НЕТ. А уж, когда поведение дочери или просто неизвестность вызывают у вас тревогу – точно НЕТ. Вы должны обязательно УЗНАТЬ, ведь вы – мать, а это ваша дочь! Не так ли? Вы должны узнать все, вы должны почувствовать ее открытость, чтобы успокоиться, чтобы не переживать, чтобы СИТУАЦИЯ БЫЛА ПОД КОНТРОЛЕМ! Вы должны быть уверены, что контролируете все так же, как в те времена, когда дочь была ребенком, когда вы «одна растили свою девочку», и вся ответственность за нее ложилась на вас. Вы чувствуете, что отвечаете за нее, как руководитель за свой отдел, как инспектор за успех проверки, как офицер за жизнь своих солдат. И, соответственно, вы позволяете себе устраивать допрос.

Но дочь уже не ребенок – это взрослый, абсолютно равный вам человек, и он… протестует! И будет протестовать до тех пор, пока не прекратится допрос, пока между вами не настанет равенство.

«Дочки-матери»: работа над ошибками

Рука, качающая колыбель, правит миром…

Священный ужас, с которым в одиннадцать лет

кричишь, глотая слезы: “Мама, ты дура!”,

потому что лучше нее никого нет,

а ее не будет. Все прочее — литература.

Утро вечера мудренее,
дочка — матери.
На какую же ахинею
время тратили —
спорили, можно ли в снег — без шапки,
в дождь — без зонтика.
Нет бы сгрести друг друга в охапку —
мама! Доченька!

Дочь – бесконечная мать.

Мать – бесконечная дочь.

И не пытайтесь понять.

Но попытайтесь помочь


Матери – дочь доносить,

Глупую, старую дочь,

Дочери – мать выносить

В ночь. В бесконечную ночь.

У любой женщины есть или была мать. Отношения «мать-дочь» — универсальный повод и вечная тема женских разговоров. В соответствии с нашими культурными идеалами, матери положено быть нежной и любящей — и ее дочери тоже. Но у взрослой женщины возникает множество эмоций (далеко не всегда положительных!), когда речь заходит о ее матери. Отношения с матерью могут быть гармоничными, а могут быть — сложными или враждебными. Самое интересное, что они почти никогда не бывают нейтральными. Разбираться в них выпадает на долю всех женщин в тот или иной период их жизни, а может быть, и на протяжении всей жизни.

Я предлагаю поговорить о материнско-дочерних отношениях, которые в течение жизни претерпевают неизбежные изменения. Необходимо знать обо всех важных этапах развития отношений в паре «мать-дочь», чтобы сохранить теплые чувства, в которых нуждаются все женщины и не делать серьезных ошибок.

К сожалению, нередки случаи, когда мама из близкого человека становится для дочери врагом, в то время как сама она считает, что дочка от нее отдалилась.

Специалисты в области семейных отношений разделили отношения между мамой и дочерью на три этапа:

Мама обними меня

Мама отпусти меня

Мама отстань от меня.

Знакомая система, не правда ли?

В действительности, отношения гораздо более многогранны. Поэтому разговор лучше начать с самых распространенных ошибок в системе «мать-дочь» .. Эти ошибки лучше не допускать при воспитании своего ребенка (статья основана на тексте выступления Екатерины Елисеевой: Мама и дочка: когда не все гладко).

Ошибка №1. Я сделаю из тебя то, чем не стала сама

Дочь в символическом смысле является для матери зеркалом, в котором та видит собственное отражение. Женщины подсознательно отождествляют дочь с собою. Нередко матери даже трудно понять, где проходит граница между нею и дочерью.

Неявным (а иногда и явным!) образом мать сообщает дочери, какой она хочет ее видеть, чем дочь может и должна быть, и дочь, вырастая, сознательно и бессознательно соотносит себя с ожиданиями матери. А дальше начинается жестокая борьба за сходство и несходство, от которых страдают обе стороны.

Считая дочь своим «вторым я», «улучшенной версией» женщина старается ее воспитывать сообразно своим представлениям о том, что лучше всего для дочери, пытается компенсировать все недостатки своего жизненного пути. «Пусть у нее все будет не так, как у меня, гораздо лучше!»

Часто идеалом выбирается то, в чем не преуспела сама мать, то, о чем она мечтала. Так девочку отдают на танцы (мама мечтала стать балериной!), на музыку (мама сама не научилась играть на фортепиано! и т.п.). При этом многие женщины не обращают внимания на то, к чему стремится сам ребенок, какими способностями он обладает. Между мамой и дочкой начинаются конфликты. Мать злится, что ребенок не ценит того, что для него делается. А девочка хочет заниматься любимым делом, а не тем, что угодно маме. Если дочь по своей природе послушна, если она слепо доверяет матери, то она изо всех сил пытается следовать навязываемой жизненной схеме, «впихнуть себя в придуманный образ», испытывая страх не соответствовать идеалу. В этой ситуации конфликт выражается в вечной тревожности дочери «разочаровать маму» (а затем и другие значимые «материнские» фигуры). Она пытается загнать «раскол» вглубь себя, и возникает скрытый невроз.

«Клетка, которую ощущают многие из нас, — это структура, созданная проекциями наших родителей (и главное – матери!), которые накладывают на нас эти проекции» (Л.Леонард).

Потребность доказать что-то своей матери, добиться у нее признания, может стать для женщины навязчивой идеей.

Я написала картину — зеленое небо — и показала матери.

Она сказала: наверное, это неплохо.

Тогда я написала другую,

зажав кисть в зубах — смотри, мам, без рук! —

и она сказала: ну что ж, это могло бы заинтересовать кого-то,

кто знает, как это было сделано; но не меня.

Леденящее душу стихотворение Синтии Макдоналд называется «Достижения»: героиня сыграет концерт Гуно с филармоническим оркестром, и мать опять скажет: ну что ж, неплохо. И героиня в следующий раз будет играть с Бостонским симфоническим, лежа на спине и держа кларнет ногами — смотри, мам, без рук! Она приготовит миндальное суфле, сначала так, а потом — без рук. и так далее.

Вы уже все поняли: ей никогда не услышать того, ради чего все это делается. (Многие из нас тоже так пробовали: не с мамой, так с папой.) Финал такой:

Так что я простерилизовала свои запястья,

произвела блестящую ампутацию,

выбросила руки и отправилась к матери.

Но прежде чем я успела сказать: смотри, мам, без рук! —

она сказала: у меня для тебя подарок.

И настояла, чтобы я примерила детские голубые перчатки —

просто убедиться, что с размером все в порядке.

А как чувствует себя мать?

«Поиск смысла жизни в детях и только в детях может дорого стоить и ей. Он отдает вампиризмом. Возможно, это «поиск суррогата» родительской любви, которую она недополучила в детстве, а дети — что-то вроде наркотика, эта¬кое волшебное зеркальце, которое всегда скажет: ты самая лучшая мать. Та, которая слишком стремится быть идеальной матерью, обязательно будет этого добиваться за счет подавления в ребенке всего, что не есть ее идеальное «отражение». Если ребенок — девочка, шансы на освобождение ниже. «Зеркало» все равно рано или поздно даст трещину — и возникнет напряжение, а то и конфликт. Если нет, дело обстоит еще хуже: вы все встречали пары, где мать и дочь были связаны пожизненным «клинчем», при этом мать была сильней… Зрелище не для слабонервных: никаких под¬руг, мужчин, вообще ничего, что может «разгерметизировать» эти отноше¬ния слияния, симбиоза .. Полная беспросветность, потому что для любви и уважения нужна какая-то дистанция, какое-то пространство. Да, в конце концов, эти две женщины друг другу просто неинтересны — в отличие от матери и дочери, установивших нормальную дистанцию, которым есть что друг другу рассказать, есть над чем вместе посмеяться или всплакнуть» (Е.Михайлова).

Учитывайте желания ребенка, чтобы не сделать его несчастным.

Ошибка №2. Ты у меня в неоплатном долгу

Когда дочь становится самостоятельной, мама часто не может с этим смириться. Одиночество, неумение организовать личную жизнь приводят к тому, что мать оттягивает на себя максимум дочернего внимания («Я не для того тебя рожала, чтобы…»). Дочь либо становится пленницей маминых капризов, либо возникает конфликт, в котором мать в результате остается одинокой.

Весь ужас такого положения показан в фильме «Пианистка» (1983) Михаэля Ханеке с Изабель Юппер и Анни Жирардо в главных ролях (и романе Эльфриды Елинек, по которому снят фильм).

Эрика — сорокалетняя профессиональная пианистка постоянно проживающая вместе с матерью (не такая уж и редкость для незамужней женщины в наше время).

«Эрика явилась в мир не раньше, чем минули трудные годы супружеской жизни. Как только отец передал эстафету дочери, он незамедлительно «покинул сцену». (Эльфрида Елинек)

«Эрика появилась, отец исчез, — невозможно лучше выразить «вытеснение» отца ребенком. Это вытеснение позволяет матери переместить другое существо, полностью подвластное ее воле, на место отца. Отцовское участие редуцируется до функции воспроизводства, и все лишь для того, чтобы обеспечить матери любимую игрушку ее нарциссизма — подпорку дефективной идентичности. » (Эльячефф К., Эйниш Н.).

В таких семьях дочь часто лишена выхода из закупоренных отношений с матерью, лишена притока свежего воздуха и свободы, прикована к стареющей матери.

В фильме (и соответственно романе) представлен целый каталог извращений, с помощью которых дочь сигнализирует о том, что «что-то сгнило в датском королевстве»: мазохизм (психологический), который заставляет ее каждый вечер возвращаться к матери и садиться смотреть с ней телевизор, вместо того, чтобы жить собственной жизнью, вуайеризм, когда Эрика посещает порнографические заведения, где тайно наблюдает, как другие занимаются тем, чем она не может решиться заняться с мужчиной, саморазрушение, когда она режит свои половые органы лезвием бритвы, пытаясь напомнить, что между ее бедрами нечто взывает к жизни, и, умирает из-за отсутствия мужчины, мазохизм (физический), не позволяющий Эрике адекватно ответить на признание в любви одного из учеников.

В ее жизни нет и никогда не было места для взаимоотношений с мужчинами, ведь над ней давлеет тень Матери. Любое личностное развитие Эрики блокировано инцестуозными отношениями с ней — материнский запрет перекрыл все возможные пути перехода из состояния девочки в состояние женщины.

Вечная одинокая девочка — это плата за идею «Мама, я никогда не расстанусь с тобой!».

Мать не отдаст свое дитя

Она с ним скована навек

И не отпустит никогда.

А коль одна из них уйдет

Другая тотчас же умрет

Ведь за разлукой — сразу смерть.

Никто не спорит, что мама, воспитывая ребенка, умнее и опытнее его. Но… надо же вовремя останавливаться. Многие мамы в упор не видят, что девочка давно стала взрослой женщиной, которая имеет право на собственное мнение. Мать навязывает дочери свои установки, что приводит к конфликтам, или серьезно нарушает личную жизнь дочери. А ведь каждый из нас приходит в этот мир со своей собственной судьбой…

При другом сценарии развития отношений в один прекрасный день дочь-подросток, осознавший себя сформировавшимся человеком, и понимая, что «низы больше не могут, а верхи — не хотят», решается на открытый протест. Ни к чему хорошему это не приводит — девочка, как правило, сама не знает, чего она хочет, просто сопротивляется давлению матери, но по-прежнему всецело от нее зависит. Подчиняется ли дочь или бунтует, в такой ситуации нельзя выиграть.

Не надо забывать о праве своих детей на личную жизнь.

Ошибка №3. А зачем нам папа? Он третий лишний!

В воспитании дочери папа тоже должен принимать участие. Многие мамы забывают об этом, полностью «оттирая» отца на задний план. Для гармоничного развития девочки он необходим. И его надо не «вытеснять», а привлекать к общению с дочкой. А обычно бывает как? Как в грустной шутке: «В семье все решает папа. А кто папа – решает мама».

Ошибка №4. Твое место рядом со мной!

Следующая стадия развития конфликта — когда дочь выходит замуж или готовится к этому. В ее жизни появляются молодые люди, которые начинают значить для нее гораздо больше, чем родители, что часто вызывает ревность матери.

Если дочь все же решается на замужество, то мама часто не может с этим смириться и настаивает на совместной жизни всем кланом. А между тем молодая семья должна жить отдельно, должна взрослеть и набираться опыта. Жизнь под одной крышей губительна для всех членов семьи, даже если с виду все идет более-менее хорошо.

Ошибка №5. Ты так и не смогла выбрать достойного мужчину.

Тема тещи и зятя стала уже вечной. Сколько анекдотов существует – не пересказать. Подчас в борьбе с зятем, в «рассекречивании» всех его пороков мать разрушает семейное счастье дочери. Редко когда зять на самом деле является настоящим мерзавцем. Как правило, тещю раздражают самые незначительные вещи.

Мать бессознательно сравнивает избранника дочери с собственным идеалом «настоящего мужчины», и она нередко препятствует развитию отношений между влюбленными. Если дочь выходит замуж за «чуждого» матери человека, схема «светлого будущего» трещит по швам. В эту пору отношения между двумя самыми близкими женщинами могут надолго испортиться. В этом вопросе стоит себя сдерживать, чтобы не стать врагом собственной дочери.

Возможна и другая ситуация, если дочь послушно следует материнским установкам и отвергает не подходящих с ее точки зрения женихов. Когда девушке исполняется лет 25, мать начинает оказывать на нее давление, говорит, что пора замуж, предлагает свои варианты. Многие дочери очень болезненно переживают такой конфликт: с одной стороны, они внутренне протестуют, с другой — по- прежнему доверяют матери. Возникает внутренний разлад — благоприятная основа для психоза. В этой ситуации можно посоветовать дочери принять одну из точек зрения — либо послушаться матери и выйти замуж (если удачно – будете счастливой, если нет – станете философом (или психологом, возможны варианты!), либо отвергнуть предлагаемый ею вариант, ведь внешний (прямой) конфликт протекает легче, чем внутренний. Если дочь твердо решила отвергнуть точку зрения матери, то сможет отстоять свою позицию и «погасить» конфликт. Мать потому и давит на нее, что чувствует колебания. Кстати, если мать сама находит жениха для дочери, это не всегда плохо — ее жизненный опыт и знание людей часто помогают решить проблему (не всегда правда проблему дочери))). Плохо, если для дочери замужество диктуется лишь желанием вырваться из-под опеки родителей. Сначала она достигает этой цели, но когда рождается ребенок, дочь становится еще более зависима от родителей: как правило, молодая семья на первых порах не в состоянии себя обеспечить, да и с ребенком надо кому-то сидеть.

Ошибка №6. Отдайте внуков мне.

Когда я буду бабушкой —

Годов через десяточек —


Вихрь с головы до пяточек.

Когда я буду бабушкой —

Седой каргою с трубкою! —

И внучка, в полночь крадучись,

Шепнет, взметнувши юбками:

«Кого, скажите, бабушка,

Мне взять из семерых?» —

Я опрокину лавочку,

Я закружусь, как вихрь.

Мать: «Ни стыда, ни совести!

И в гроб пойдет пляша!»

А я-то: «На здоровьице!

Знать, в бабушку пошла!».

В юности цветаевские строки кажутся такими озорными, а что потом? Потом жизнь.

Когда появляются дети, во многих семьях начинается сближение матери и дочери, поскольку дочь, пройдя сама те же испытания, что и мать, начинает по-другому смотреть на мир.

Отношение к появлению внуков и своему новому статусу (бабушка) является результатом предыдущих ожиданий или опасений. «Это событие может быть воспринято ими с жестокостью, с умилением или с юмором, в зависимости от их предшествующего отношения к приближающимся родам и реакции на сообщение дочери о своей беременности. Стоит заметить, что сама задача — стать бабушкой — не из легких. Мать взрослой дочери может в той или иной мере желать этого, принимать или испытывать на сей счет определенные опасения по вполне оправданным или не слишком благовидным соображениям, но никогда эта ситуация не является ее собственным выбором . Сложность состоит еще и в том, что бабушке предстоит пережить вместе с дочерью то, что она пережила когда-то вместе с собственной матерью, когда рожала дочь. Теперь она должна стать матерью матери, которая в то же время остается ее дочерью и которая ранее подчинялась ей или даже, возможно, подчиняется по-прежнему, а кроме того, признать ребенка, одновременно своего и близкого, так как это ребенок ее дочери, и вместе с тем далекого и чужого, так как это не ее ребенок» (Эльячефф К., Эйниш Н. «Дочки-матери. Третий лишний?»).

Сближению чаще всего мешают разные точки зрения на воспитание детей.

«Передача дочери своего жизненного опыта, особенно при появлении на свет ее первенца, представляет собой серьезное испытание и во многом зависит от способности будущей бабушки поделиться своими знаниями и навыками, пока еще неведомыми молодой матери, а также от способности дочери воспринимать материнские уроки или умения отрешиться от них, если дочь почувствует в этом необходимость. Даже если женщина хотя бы частично не приемлет опыта своей матери или бабушки, ее реакция не заставит себя долго ждать: по меньшей мере, ей необходимо будет подтвердить этот разрыв и отказ пользоваться их опытом впредь» (Эльячефф К., Эйниш Н. «Дочки-матери. Третий лишний?»).

Многие бабушки считают своих дочерей априори плохими матерями (хотя бы потому что они «плохие» дочери) и буквально отстраняют их от воспитания. Таким образом, они сублимируют свои нереализованные материнские чувства. Тогда возникает ситуация, когда с одной стороны, дочь, безусловно, благодарна за помощь, а с другой — хочет воспитывать ребенка по-своему, поэтому внутренне напряжена, готова отвергнуть любые советы и рекомендации матери, даже самые разумные, тем более что они иногда сопровождаются поучениями типа: «Ты у меня не удалась, второй ошибки не будет».

Чтобы сохранить хорошие отношения, обеим приходится постоянно сдерживать себя, напрягаться, чтобы найти общий язык. Все это похоже на езду на велосипеде: педали идут то вверх, то вниз, но все же неразрывно связаны между собой. Необходимо понимать, что воспитывать детей должны родители. Бабушки нужны лишь для помощи и любви.

Если отчужденность нарастает и есть возможность на короткий период разъехаться, пожить отдельно, то ее стоит использовать. Тогда каждая из сторон довольно быстро начинает ценить преимущества совместной жизни — дочь понимает, что для нормального воспитания ребенка бабушка необходима, мать скучает по внукам.

Если же пришлось пойти на разрыв, то это скорее проигрыш, чем выигрыш, поскольку в итоге остается агрессия и возникает отчуждение. Дочь рано или поздно должна понять, что налаживать отношения с матерью необходимо и ей самой, и ее детям. Ведь для ребенка общение со старшими родственниками полезно и почти всегда несет массу положительных эмоций. Кроме того, в детском сознании совершается незаметная, но очень важная работа: ребенок учится понимать, что в мире существуют разные точки зрения, узнает, как можно находить компромиссное решение. Если же ребенок общается только со своей матерью, ему потом будет трудно адаптироваться в обществе. Он привыкает к одной-единственной точке зрения, и когда его представления вдруг ломаются, это переживается как трагедия.

Для нормального формирования ребенка, особенно девочки, хорошие отношения матери и бабушки очень важны. Если мать постоянно конфликтовала с бабушкой, то дочь будет строить свои отношения с матерью по той же схеме, и ситуация через десять-пятнадцать лет повторится. Многие причины семейных трагедий лежат в конфликте матери с бабушкой.

«В некоем круговом движении, начиная с рождения, взаимодействие между матерью и дочерью разворачивается как возобновление и переоформление взаимоотношений, уже имевших место между двумя женщинами. А часто многие конфликты между матерью и дочерью передаются от поколения к поколению»…(Эльячефф К., Эйниш Н. «Дочки-матери. Третий лишний?»).

Я остановилась, чтобы

Завязать шнурки на ботинках…

Это не мои ботинки,

А ботинки моей матери:

Их берегли, как фамильную драгоценность,

И скрывали, как постыдные письма.

«Каждая женщина простирается назад – в свою мать и вперед – в свою дочь…ее жизнь простирается над поколениями, что несет с собой и чувство бессмертия».

Ошибка №1. Я знаю жизнь лучше тебя.

Возможно, в чем-то дочь может оказаться умнее и опытнее матери. Но не стоит забывать, Кто Вас воспитал. Надо отдавать маме дань уважения, а не ровнять ее мнение с землей. Прислушиваться к советам мамы, безусловно, стоит. За ее плечами опыт. Уважительное отношение к словам матери – залог нежных и добрых отношений. Не нужно бурно негодовать по поводу замечаний и всячески показывать, что мнение и опыт матери Вам абсолютно не нужен, что это «хлам», место которого на помойке.

Ошибка №2. Оставь уже меня в покое.

Когда дочь становится самостоятельной, обзаводится семьей, детьми, то ей, подчас не хватает времени на маму. Надо стараться не выставлять мать за круг своей жизни. Регулярно видеться с ней, звонить(банально, но, понадобилась социальная реклама: «Позвоните родителям! чтобы многим напомнить), ездить в гости, ходить в театр, кино, магазин. Пусть не всегда хочется это делать, но подумайте о том, что Ваши дети тоже когда-то оставят Вас одну, и не будут навещать. Это очень тяжело. Мать в свое время уделила Вам много времени. Отдайте ей должное.

Ошибка №3. Вся твоя жизнь – сплошное недоразумение.

Взрослая дочь смотрит на жизнь матери своим взглядом и всегда замечает ошибки. Подчас это превращается в тотальную критику маминой жизни. В такой ситуации лучше оставить свое мнение при себе, а если Вас что-то волнует в образе жизни мамы, то намекнуть ей на это, конечно, можно, правда крайне осторожно и не оскорбительно.

Ошибка №4. Ты обязана помогать мне!

Еще одно чудовищное заблуждение дочерей заключается в том, что личная жизнь матери заканчивается с появлением внуков. Что ей уже может быть от жизни надо, кроме как сидеть на завалинке? Взрослая дочь считает, что мамой можно постоянно пользоваться как палочкой-выручалочкой во всех жизненных перипетиях. Мама должна и внуков растить, и по хозяйству помогать и про свою личную жизнь забыть. Но ваша мама уже вырастила Вас, она имеет право отдохнуть. Не забывайте об этом и не возмущайтесь, если мама отказывается посидеть с внуками или собирается на отдых. Она это заслужила.

Со временем, между матерью и дочерью неизбежно происходит отдаление. Важно понимать, что это не разрыв, а переход в новое качество, когда мать и дочь должны стать равными друг другу, должны перейти на теплые и дружеские отношения. Дочке очень важно постараться стать самостоятельной и не столь зависимой от мнения матери, одновременно не покидая мать. А мама должна принять дочь в облике взрослой женщины, согласиться с ее правом на личную жизнь, уважать мнение своего выросшего ребенка.

Однако осознать, что дочь выросла, матери тяжело, чувство любви между ними часто на этом этапе подвергается испытанию. Ведь однажды ему начинает противоречить «свет мой зеркальце», в котором увядание матери отражается в обратной пропорции к дочернему расцвету (что отлично демонстрируют многие сказки и фильмы, в частности две последние версии «Белоснежки»). И, если женщина не готова еще отказаться от царского венца молодости в пользу наследницы, негативный аспект матери активизируется в ее бессознательном, завладевая всей личностью.

Пора знать и стыд!»

Разве будешь сыт?».

Мать, конечно, пробует осознать себя птицей Феникс: пусть я сгораю, но в дочери восстану из пепла…Но, увы, мачеха-завистница в ней часто берет верх.

Тогда мать пытается обмануть время, удерживая дочь в «лоне» своей заботы, делая ее беспомощной и инфантильной, как прежде молодящиеся дамы старались подольше своих дочерей-подростков выводить в коротких – детских – платьицах (ведь непростительно молодой женщине иметь взрослую дочь!). Или мать пытается отвести глаза людям, отвлечь на себя внимание мужчин, превращая Золушку в дикую «неблагодарную» замарашку. А мать-колдунья может «пить кровь» дочери, вмешиваясь «материнским советом» в отношения той с молодыми людьми и т.д.

Такого конфликта между матерью и дочерью вполне можно избежать, если человек способен поставить себя на место другого, понять и принять его позицию. Хорошо, если этого стараются достичь обе стороны — и мать, и дочь. В таком случае взаимопонимание с большой долей вероятности наступит. Главное — уважать личность другого. Если мать относится к ребенку как к независимому человеку, отношения будут складываться более гармонично. Это обычно удается тем матерям, которые не «посвящают всю свою жизнь» детям, а успешно самореализуются в чем-то еще. Тогда мать воспринимает себя как вполне удачливую, счастливую женщину. Ей есть о чем поговорить с взрослой дочерью. И эти отношения приносят им еще больше удовольствия, нежели на этапе воспитания.

«Научитесь понимать матерей

Став взрослыми, дочери часто предъявляют претензии матери и перекладывают на нее ответственность за собственные недостатки.

Терапия может помочь признать собственный вклад в эти проблемы и распутать многие осложнения между матерью и дочерью. Если по ходу терапии у женщины развивается понимание (эмпатия) судьбы собственной матери, то она приобретает некое уважение к непрерывности, преемственности женских переживаний. Желание и страх слиться с матерью, быть на нее похожей неразрывно связаны с желанием быть иной, чем мать. Если этот трудный баланс ощущается и интегрируется, то женщина может стать и станет одновременно и иной, и похожей.

Попытайтесь понять мотивы поступков вашей матери. Для вас важно узнать, как повлияли на ее жизнь внешние обстоятельства. Мать, которая чрезмерно беспокоится за свою дочь, когда та вступает в период полового созревания, и жестко контролирует ее, может быть, в таком возрасте стала жертвой сексуального насилия. Она просто пытается защитить дочь от страданий, которые перенесла сама. А дочь тем временем думает, что мать хочет испортить ей жизнь.

Узнайте историю жизни вашей матери. Чем больше вы узнаете о вашей матери, тем больше увидите в ней не замеченного вами ранее, когда вы смотрели на нее только как на мать. Попытайтесь вспомнить, что вы знаете о ее детстве. Например, поинтересуйтесь, сколько лет было вашей бабушке, когда родилась ваша мать. Как ей жилось? Каковы были экономические, политические и социальные условия жизни в семье, когда росла ваша мама?

Обратите внимание на ваше сходство. Спросите себя, что у вас общего с матерью — ценности, страхи, политические взгляды, типы друзей, религиозные верования, любимые блюда, источники радости и печали, манеры, жесты, черты лица, фигура, чувство стиля и т. д..

Расспросите маму о подробностях вашего рождения и первых годах жизни. Как протекала беременность? Как проходили роды? Что она почувствовала в первый момент, когда увидела вас? Что нравилось ей в вас, когда вы были ребенком? Чего она опасалась? Что давалось ей труднее всего, когда она нянчила вас? Не считала ли она себя плохой или неумелой матерью ?» «Дайте ей понять, что вы понимаете, как трудно быть матерью, и хотели бы знать, как это все происходило у нее — с ее точки зрения.

Подумайте об ответственности, которая лежала на плечах вашей матери. Матери обычно несут тяжкий груз обязанностей по уходу и воспитанию детей. Не только ежедневные обязанности, которые сами по себе достаточно обременительны. Матери чувствуют себя ответственными за психологическое здоровье своих детей. Их первых чаще всего винят, если у их детей не все в порядке.

Не считайте, что ваша мать была неуязвимой или всемогущей. Чем больше вы узнаете о тех трудностях, которые испытывала ваша мама, когда растила вас, тем снисходительнее вы сможете быть по отношению к ней. Другими словами, подумайте о том, что стоявшие перед ней проблемы могли повлиять на ее отношение к вашему воспитанию. Помните ли вы те дни, когда она была слишком усталой, чтобы играть с вами, или чрезмерно раздражительной, или ей не хватало положительных эмоций? Может быть, это было время, когда ей приходилось особенно тяжело? Да, первое зеркало человека — это лицо матери. Мы учимся чувствовать и впервые проявлять чувства с ней и от нее. Но, если мать сама не получает поддержки (если она «убита» жизнью), — то стоит ли удивляться, что это зеркало завешено, как в доме покойника, и она не смогла научить нас доверию и любви к миру.

Поставьте себя на ее место. Не имеет значения, насколько вы не похожи на свою мать, попытайтесь представить себе, что было бы, если бы вы прожили такую жизнь, какая выпала на ее долю. Возможно, вы придете к выводу, что мама сделала все, что можно было сделать в ее обстоятельствах».

Принять свою мать – значит вникнуть в обстоятельства ее жизни, особенности ее воспитания, ее успехи и неуспехи вне семейного круга – во все то, что составляет жизнь человека. Это не так просто – ведь для нас она прежде всего Мама. Принять – это значит повернуться к ней лицом, увидеть ее в самых разных ролях, а не только в родительской. Только открыв в ней личность с интересами, запросами, мечтами, не связанными с нашей жизнью, мы можем принять какие-то ее черты, даже те, что нас не устраивают. Принять – это значит перестать хотеть, чтобы она была другой. Значит принимать ее такой, какая она есть. Отказ от идеализации позволяет примириться с реальностью. Но этот процесс не всегда связан с воссоединением: иногда бывает, что человек может принять свою мать, лишь, если видится с ней крайне редко или после ее смерти, то есть тогда, когда она уже не сможет ему больше «навредить».

Но, примириться с матерью очень важно. Если это невозможно (например, ее уже нет с вами или она не желает вас слушать) в реальности, можно написать ей письмо (которое отправлять не принято). Часто бывает, что в процессе его написания вы можете исцелить свою внутреннюю боль, «простить и отпустить».

Другой способ восстановления отношений с мамой заключается в использовании ритуала. Попробуйте на время стать ею: одеться так, как одевалась ваша мать, и, имитируя ее привычную позу и голос, на время стать ею: почувствовать, что чувствовала она (произнести наиболее характерные для нее фразы и задуматься над их смыслом и причиной).

Создание позитивного родительского образа в процессе терапии может также исцелить материнскую травму. Работа со сновидениями позволяет нам выявить паттерны, унаследованные от наших матерей, и открывает нам содержание феминного странствия, которое является уникальным для каждой женщины. Рисуя образы, разыгрывая их, делая маски, исполняя песни, вступая в диалог с материнскими образами, которые появляются в сновидениях и терапии, мы так или иначе вступаем в соприкосновение с внутренней негативной матерью, которую нужно трансформировать.

Большинство из нас начинают лояльнее относиться к родителям после того, как сами сталкиваются с жизненными трудностями. И тогда приходит понимание: «Вот что чувствовала мама, когда советовала мне это». Но так бывает не всегда. Мы часто требуем от матери больше, чем она может нам дать: больше любви, больше защиты, больше ума…

Период обвинений – нередко первый этап на пути к принятию. В это время мы думаем, прежде всего, о нанесенных нам обидах. Когда мы обижаемся на мать, мы ведем с ней внутренний диалог, и это означает, что взаимопонимание возможно. Однако, ощущая потребность сказать матери о своих обидах (в реальной жизни), стоит спросить себя: зачем я хочу это сделать? Надеюсь, что меня лучше поймут; хочу, чтобы она почувствовала себя виноватой или ощутила такую же боль, как я?… Ответить себе нужно честно: улучшит ли этот разговор наши отношения? И тогда принимать решение. Иногда все же лучше выплеснуть чувства на бумагу или рассказать о них психологу.

Но, очень часто мы хотим всего лишь внимания и свои упреки обращаем к любящей стороне матери, надеясь, что она услышит и пожалеет нас. Мы обижаемся на нее во многом потому, что отказываемся признать в ней обыкновенного человека. Это чувство похоже на разочарование, на то, что мы ощущаем, когда впервые понимаем, что Деда Мороза не существует, что в близком человеке есть черты, которые нам чужды. Когда же мы не стремимся больше перевоспитать свою мать, мы взрослеем.

«В молодости мы делаем многое для того, чтобы не походить на маму, с возрастом мы понимаем насколько мы на нее похожи. И, когда мы можем про это думать без раздражения, злости, но при этом и без гордости, понять, что при всей похожести и мы, и она – самостоятельные личности, этот момент и означает, что мы готовы ее принять. Но это становится возможным лишь тогда, когда мы действуем сознательно, а не просто стараемся поддержать искусственный мир. За периодом обвинений следует этап переоценки, во время которого мы осознаем хорошее и плохое, учитываем нюансы, замечаем смягчающие обстоятельства. Наша память постепенно «наводит порядок» в нашем прошлом: она смягчает болезненные воспоминания, оттеняя самые светлые. В один прекрасный день мы чувствуем, что нам стало легче, мы ощущаем себя раскрепощенными и уверенными в себе. Боль уходит, и мы думаем о матери с нежностью» (Е.Михайлова).

«Никогда не поздно иметь счастливое детство».

Список литературы, использованный для написания статьи:

1. Михайлова Е.Л. «Я у себя одна», или Веретено Василисы — М.: «Класс», 2003.

2. Леонард Линда «Встреча с безумной женщиной»: Жить, преодолевая страх, гнев и обиду- М.: «Класс», 2011.

3. Эльячефф К., Эйниш Н. «Дочки-матери. Третий лишний?» — М. «Институт общегуманитарных исследований», 2006.

Каждая мама обязана знать:  Как можно повлиять на мать, которая настраивает дочь против отца
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация