Брошюра Как остановить травлю в школе


Брошюра Как остановить травлю в школе?

ВЕБИНАР: Коррекция эмоциональных нарушений методами арт-терапии у детей дошкольного возраста

Психолого-педагогическая коррекция деструктивного поведения учащихся в учебно-воспитательном процессе

ВЕБИНАР: Тест Розенцвейга (взрослый и детский варианты). Методика исследования фрустрационных реакций

Скоро

III Ассамблея практической психологии «Чувство осени»

Осенняя школа Гильдии психотерапии и тренинга «30 лет. Время свершений»

Шестая Международная научно-практическая конференция «Медицинская (клиническая) психология: исторические традиции и современная практика». Тема конференции: «Психология здоровья и болезни»

IV Международная научно-практическая конференция «Психология диалога и мир человека»

Памятка для борьбы с травлей в школе

Наталья Цымбаленко — мама ребенка, пережившего травлю в школе, поделилась опытом, как она получила помощь и изменила ситуацию в классе. О конкретных шагах, которые нужно предпринять, останавливая травлю, она рассказала родителям школьников в своей памятке «Как остановить травлю ребенка» (автор — Н. Цымбаленко, дизайн — О. Вахрушева). Памятка рассказывает о том, за какие действия детей и их родителей наступает гражданская и уголовная ответственность, какая последовательность действий важна, чтобы школьная администрация включилась и начала решать проблему.

Сын-пятиклассник Натальи и несколько его одноклассников столкнулись с травлей в школе. Как и многие родители в подобных ситуациях, Наталья безуспешно обращалась к классному руководителю: «Самое важное, что я поняла в этой ситуации – во многом это моя вина: я долго не вмешивалась, слушала классного руководителя и родителей, которые считали, что дети сами должны разобраться. Но, как я теперь (изучив множество литературы на тему буллинга) знаю, повод для травли может быть абсолютно любым. И если даже убрать якобы причину травли, буллинг не прекратится».

Комментарий психолога, специализирующегося на кризисной помощи детям, Ирины Алексеевой:

«Довольно часто мы сталкиваемся с тем, что даже когда в школе травля одного ребенка другими детьми становится очевидной, и ее замечают все, взрослые стараются не вмешиваться, не пресекают ее и не оказывают помощь ребенку-жертве. Часто педагоги находят объяснения, почему того или иного ребенка травят дети: «сам виноват», «сам нарывается», «неадекватный», «не может за себя постоять» и т.п. Важно понимать, что причина буллинга — не в особенностях ребенка, на которого нападают, и не в агрессивности одного или нескольких детей, а в характере отношений между детьми в коллективе. Обычно, если ребенок, которого травят, просто уходит из класса или школы, на его месте скоро оказывается следующая жертва.

Условия, необходимые для появления и существования травли, включают в себя не только наличие агрессивных детей, склонных к доминированию, и детей, которые примыкают к нападающим, но и определенной среды, в которой взрослые нечувствительны к этой проблеме, не отдают себе отчет в причинах существования травли и в ее последствиях как для ребенка-жертвы, так и для всего коллектива».

Для решения проблемы в ситуацию должны вмешаться взрослые.

После сбора доказательств травли, написания жалоб, встреч Натальи с родителями жертв, родителями детей-обидчиков, классным руководителем, школьным психологом, социальным работником, председателем управляющего совета и представителем департамента образования, инспектором по делам несовершеннолетних ситуация в классе изменилась – детей перестали травить.

Детский буллинг как разновидность насилия. Проблема детского буллинга (травли) в школе

В России наиболее часто используется понятие буллинга как синоним школьной травли. Различают также термин моббинг (от англ. mob— толпа), когда агрессорами являются несколько человек.

Психологическое насилие: издевательства, обидные шутки, оскорбления, угрозы, унижение, социальная изоляция (например, бойкот), оказание психологического давления, распространение слухов и др.

Физическое насилие: избиение, жестокое обращение, порча имущества.

Каковы причины буллинга? Часто ситуации буллинга возникают вследствие целой совокупности факторов. И все же, даже при наличии многих факторов непосредственно буллинга может не быть. Тем не менее, давайте рассмотрим факторы, которые увеличивают вероятность травли:

Искусственно собранная группа. Сами дети не выбирали оказаться в данной группе, а также не могут добровольно из нее выйти. Группа не отвечает интересам ребенка, ребенок сам не выбирает деятельность. Буллинг мало вероятен в ситуации, например, кружка по интересам или даже дворовой компании, ведь ребенок занят тем, что интересно ему, и может в любой момент покинуть группу. То есть практически все школьные коллективы оказываются так или иначе в зоне риска.

Позиция педагога. Чаще всего травля зарождается на глазах педагогов. По какой-то причине педагоги не пресекают детскую жестокость, а, возможно, и неосознанно в чем-то поддерживают издевательства над, например, неудобным ребенком, ситуация продолжает набирать обороты.

«Некомфортно в группе». Часто буллинг начинается в группах, в которых недостаточно механизмов для регулирования правил. Кому-то из детей необходимо чувствовать свое влияние на группу, отслеживать свой статус в группе, кому-то важно, чтобы были понятно, что происходит и какая-то предсказуемость.

Насилие в семье агрессора. Ребенок, который в своей семье оказывается «под ударом», находится в стрессовой ситуации. Часто дети, которые оказываются агрессорами и причиняют боль другим — в своей семье терпят насилие и унижение. И в группе проявляют свою силу и возможности так, как умеют — проявляют насилие к другим и становятся, пусть на время, на более сильную позицию, в которой они могут что-то решать.

Кто подвержен буллингу? Мифы про буллинг

В обсуждении ситуации буллинга есть большой соблазн начать обсуждать «жертву» буллинга: что с ней/ним не так, и как сделать так, чтобы он/она поменяла свое поведение. На это направлены житейские советы: «не обращай внимания», «больше улыбайся», «похудей» и т.д. К сожалению, по опыту работы, этот подход в коррекции ситуации оказывается не только неполезным, но и вредным. Вместо того, чтобы обсуждать особенности жертвы, стоит переключиться на ситуацию в группе, а также на недопустимость жестокого обращения /террора.

Жертвой травли может стать абсолютно любой ребенок. Ребенок с одними и теми же особенностями в одной группе будет подвергаться травле, а в другой — нет. Более того, дети, которые в классе становятся обидчиком и жертвой, в другой обстановке (например, в отсутствии других членов группы) могут мирно общаться. Травля — это групповой системный процесс.

Также при работе с буллингом стоит помнить, что буллинг — это не конфликт между детьми. В конфликте есть две стороны, которые не смогли договориться, не умеют общаться и проч. В ситуации буллинга недопустимые действия направлены только на «жертву».

Распространенный миф — что от буллинга страдает только «бедная жертва». Это не так, и в результате многочисленных исследований было показано, что психологическую травму могут получить и свидетели травли, и активные обидчики.

Пути профилактики и преодоления буллинга. Общие рекомендации.

Обычно, когда педагоги начинают беспокоиться о ситуации, начинаются поиски профилактических мер. Однако важно понять, на какой стадии развития буллинга находится ситуация, т.к. меры профилактики могут быть бесполезны, а также вредны для ситуации травли.

Что может быть эффективной профилактикой буллинга?

Для того, чтобы заниматься профилактикой буллинга, достаточно того, что у вас есть учебный класс. Вот какие способы можно использовать для улучшения атмосферы в классе:

Командообразование. Тренинг на командообразование может провести педагог, школьный психолог или приглашенный специалист. Взрослый берет на себя ответственность и собирает группу, учит ребят кооперироваться для достижения общих целей. Желания лидеров класса быть в центре внимания может быть реализовано безопасным и достойным способом, ребята во время занятий учатся слушать и поддерживать друг друга.

Работа с групповыми правилами. Это очень полезная работа для группы, ее можно проводить также в рамках тренинга. Самое важное — что дети будут обсуждать, как можно друг с другом поступать, а как — нет, договариваться вместе. В моменты обсуждений у детей часто появляется своя точка зрения, они подбирают аргументы и т.д. Для такого процесса нужен специальный ведущий, который сможет уделить внимание всем и не продвигать правила, которые нравятся ему.

Сопровождение новых детей, курирование «бывалыми» новичков. «Новички» часто поначалу чувствуют себя в группе некомфортно. Если класс заинтересован, можно выделить сопровождающих для новых детей (можно даже из старших классов), или поделить роли. Если дети берут на себя ответственность за какую-то область жизни класса (подтягивание отстающих в учебе, организаторов концертов и чаепитий и т.д.) — это также возможность реализовать способности ребенка.

Обсуждения с детьми. Ситуации, когда педагог предлагает детям высказаться, обсудить что-то также может быть полезно для участников. Можно обсуждать ситуации в классе, можно — какие-то мировые ситуации, а также можно смотреть и обсуждать мультфильмы, в том числе про буллинг. Обсуждение ситуации буллинга, когда дети могут сами придумывать, что можно сделать в разных ситуациях, как они могут помочь другу и т.д.— это также является профилактикой. Смущаться такого разговора не нужно, наоборот, дети чувствуют себя взрослее и боеле ответственными, когда обсуждают разные реальные ситуации.


Рекомендации для работы с травлей:

Реакция на травлю. Травля часто происходит с ведома педагога. Для «жертв» травли страшно и непонятно, когда есть взрослый, который не может повлиять на ситуацию, и защитить ребенка. Очень важно, что педагоги реагируют, говорят о недопустимости насилия, террора, в том числе словесного, и останавливают это.

Не стоит жалеть и заступаться за «жертву», призывать остальных к жалости — часто это усиливает ситуацию травли.

Не стоит также разбирать и обсуждать, что с «жертвой» не так. Даже если у ребенка есть какое-то особое поведение/привычки и проч. — когда дело доходит до ситуации травли дело не в этом, а в насилии, которое совершается в отношении ребенка в школе. И даже перемены привычек эту ситуацию, в большинстве случае, могут не поменять. Дети могут не дружить, но не должны травить друг друга.

Педагог должен выступить — это можно сделать по-разному — с идеей, что травля недопустима. Отказаться от того, чтобы считать травлю «нормальной», «так уж получилось», «ничего не поделаешь». Одна позиция педагога по этому вопросу значит для учеников оень много. Ценность этой позиции многократно возрастает в начальной школе.

Очень важно не нападать на агрессоров, не стыдить их за травлю. К сожалению, многие дети и сами не всегда понимают, что с ними происходит, когда они травят кого-то — это бывает малоосознаное поведение. Вместо этого стоит вместе с классом придумать, как бороться с травлей, как сделать так, чтобы ее не было, потому что травля это неправильно и недопустимо. В видеолекции Людмила Петрановская предлагает технологию обсуждения с детьми ситуации травли в классе, когда травля уже есть.

Поддержка позитивных изменений. Детям важно, когда взрослые реагируют. Позитивная обратная связь — это то, что может поддержать ребят на пути к желаемому результату. Иногда педагоги предпочитают «не обращать внимание» на небольшие достижения, потому что это еще далеко от цели. Однако более эффективно замечать и даже праздновать небольшие успехи. Это может быть чаепитие или игра по поводу того, что уже неделя/2 недели из класса ушла травля или что-то другое — на ваш выбор.

Когда острая фаза травли завершается, стоит подумать о том, что может поддержать класс, сделать его более дружным и тд. На этом этапе хорошо индивидуально работать с «жертвой» травли, чтобы поддержать, помочь пережить негативный опыт. Если буллинга в классе нет, это хорошая точка, чтобы вернуться на стадию профилактики и снова подумать о квестах, играх и т.д.

Пюрешка с юшкой. Как остановить травлю в школах

19 Апреля 2020 15:21

В Башкирии подросток устроил резню, поджег школу и попытался покончить с собой. Педагог Дима Зицер размышляет о причинах подобных происшествий и предлагает способ их избежать

Э та новость настигла меня, когда я выходил с урока литературы по рассказу Андрея Платонова «Юшка». Помните? Тот самый, где непохожего на других односельчанина обижают, издеваются над ним и в конце убивают. Просто потому, что он трагически отличается от остальных. Просто потому, что он не отвечает соседям бранью и кулаками, и именно это вызывает в них еще большее остервенение. Если не помните, очень рекомендую этот рассказ перечитать.

Так вот, мы вышли из класса, где говорили о любви, о боли, праве на инакость, принятии другого, о способах выйти из животного состояния. И тут я услышал о трагедии человека, которому его ближние дали издевательскую кличку Пюрешка.

Такое совпадение показалось мне настолько невероятным и выспренне-литературным, что повергло меня в состояние настоящего шока, в прямом смысле этого слова. Такого ведь не бывает! Такого просто не может быть! А вот оказалось — бывает. Только не в книжках, а в нашей с вами жизни.

И вот уже привычно катится обсуждение: недоглядели, посадить виновных, решить на местах. И в очередной раз приходится оговариваться: ни в коем случае нельзя оправдывать преступление, но снова и снова мы должны искать его причину.

Просто представьте себе этого одинокого мальчика, записывающего в дневник имена своих обидчиков и способы издевательств, которые он узнал на себе. Представьте и ужаснитесь

Сколько жертв еще надо принести ненасытному Ваалу, чтобы настало пробуждение? Чтобы мы очнулись и ужаснулись собственному настоящему?

Просто представьте себе этого одинокого мальчика, записывающего в дневник имена своих обидчиков и способы издевательств, которые он узнал на себе. Представьте и ужаснитесь. Как случилось, что не нашлось ни одного человека, с которым он мог бы просто поговорить? К кому ему следовало обращаться? Ко взрослым, твердящим «мужик должен уметь постоять за себя»? К учителям, бьющимся в припадках педагогической неврастении? К одноклассникам, доведенным взрослыми до скотского состояния травли себе подобного? Да-да, именно взрослыми.

Теми самыми, придумавшими омерзительную нацистскую мантру «дети вообще очень жестоки». Оправдывающими этим все собственные низости. Теми самыми, научившими детей этой жестокости. Теми самыми, вспоминающими бесконечно в подтверждение своих слов «Повелителя мух», не понимая, что способы человеческого общения, которыми пользуются в этом романе дети, предложены именно взрослыми. Теми, кто отгораживается раз за разом отговорками «это глубокая провинция, это плохая учительница, это окружение» — как будто не мы сами являемся этим окружением. Вот и теперь звучит уже во всю мощь взрослого рыка: «Это же коррекционный класс. » А параллельно, само собой, озвучиваются такие привычные принципы зоны: жаловаться стыдно, нужно разбираться самому, стукачам не место в наших рядах.

Эвакуация учащихся из школы №1 в Стерлитамаке, где ученик напал с ножом на учительницу и одноклассников и совершил поджог Фото: Николай Петров/ТАСС

Отговорки помогают нам пережить липкий страх. Это не мы, это не про нас. Мы-то проскочим. Да и что тут поделать, решения ведь нет.

А ведь правда, простого законодательного или полицейского решения тут нет. А есть только сложное — человеческое.

Признать право человека защищать себя любыми законными способами. Холить и лелеять это право, поддерживать его, раз за разом напоминать себе и детям, что нет ничего ценнее личности и ее свободы.

Нужно прекратить предлагать себе и детям простые решения любых проблем, раз и навсегда перестать транслировать, что все просто. Все сложно, это и есть жизнь

Создать системы защиты. Главная из которых называется «взрослые» — настоящие взрослые, готовые услышать, поддержать и понять, а вовсе не те, которые шипят через губу вечное «разбирайтесь сами». Человек должен знать, когда и куда обращаться в случае опасности. И он должен уметь распознать опасность, не принимая ее за норму. То есть понимать: это ненормально, если кто-то делает мою жизнь невыносимой. Вне зависимости от возраста и положения.

Не уставать усложнять: прекратить предлагать себе и детям простые решения любых проблем, простые ответы на любые вопросы, раз и навсегда перестать транслировать, что все просто. Все сложно, это и есть жизнь. Мы сомневаемся, пересматриваем решения, меняем собственное мнение. Травля всегда связана с простейшими, почти животными представлениями о мире: свой — чужой, хороший — плохой, наш — не наш. Истошный племенной вопль «Ату его!» может возникнуть только в стаде. Даже если это стадо для услады слуха называется коллективом. Как только слышится «мы все должны» (любить/ненавидеть/хотеть/понимать) — самое время заподозрить неладное. Не может быть в отношении к человеку никакого «мы».

Учиться сомневаться и проверять любую догму. И великая литература нам в помощь — только не стала бы она средством манипуляции, как это бывает.

Приучить себя думать, не переставая думать о том, как сделать жизнь — свою и наших детей — хотя бы самую малость более защищенной и осознанной.

Вышли из гоголевской шинели, говорите? Так это не про нас. Это про Достоевского с Чеховым. А нас занесла судьба на другую планету. Впрочем нет, не судьба — сами переселились. И даже вовсю обжились уже. И о возвращении домой вспоминаем только в анекдотах или когда очередная досадная неприятность потревожит наш покой.

Юшка, Пюрешка, Макарошка. Кто поймет их, кто защитит?

Нет им защиты. Мы далеко. Мы заняты обсуждением.

Как остановить травлю в школе? Что делать жертвам, родителям и педагогам

Как выбирается жертва буллинга? Должны ли родители вмешиваться в школьные разборки? Как быть ребенку, которого унижают в классе? Корреспондент «АиФ Оренбург» разбирался в причинах и последствиях буллинга.

Кого выбирают в жертвы?

Александра Волкова училась в одной из лучших гимназий Оренбурга. В ее классе происходила типичная травля одноклассников, или как это сегодня называется — буллинг.

«Моя одноклассница была из малообеспеченной семьи, когда большинство детей были из семей среднего класса. Одевалась она хуже, благо, форма у всех была все равно более-менее одинаковой. Родители и родственники не уважали ее, всячески помыкали и пытались ее задеть, считая, что она занимает лишнее место. Свое состояние забитости она переносила в школу, где относились к ней не лучше, что в итоге выработало у нее окончательное недоверие к окружающим, злобу и требование любви от мира, который не достоин ее любви», — рассказывает Александра Волкова.

В какое-то время в классе стало две жертвы. Новичок Сергей* был из богатой семьи. Его не приняли и почти с первого дня глумились над его замкнутостью. Александра старалась поддержать его.

«С ним было очень интересно, но раскрывался он только тогда, когда переступал порог школы на улицу. Весь учебный день он молчал, сидел в телефоне и старался ни с кем не встречаться взглядом. Через полгода он с родителями переехал. Спустя годы я нашла его «ВКонтакте». Он прямо написал, что стал другим человеком и ненавидит каждого, кто издевался над ним. Он благодарен им только за то, что они научили его никому не доверять и быть жестким по отношению к людям, — говорит Александра Волкова. – Самое ужасное, что учителя не вмешивались, не пытались остановить эти психологические издевательства, это унижение человеческого достоинства, хотя многие из их коллег становились в один ряд с изгоями у большинства моих одноклассников. При этом, родители всех наших одноклассников все были исключительно замечательные люди. Сейчас, анализируя ситуацию в классе, я могу сказать, что изгоями становились те ребята, которые, как правило, были одни, если они и пытались сблизиться с кем-то, их мгновенно отталкивали, они никогда не защищались и не пытались защищать тех, кто был в их же положении. Они не проявляли себя ним в чем, всегда были незаметны, все их проколы, встречались в классе злыми шутками, насмешками, их имена употреблялись в сравнении априори с чем-то негативным, нелепым и смешным».


«От буллинга никто не застрахован, стать его жертвой может каждый ученик. Жертва выступает в качестве белой вороны, «козла отпущения». Причиной буллинга может быть наличие физического недостатка, либо какие-то внешние особенности ребенка: будь то ношение очков, лишний вес или худоба, веснушки и др. Также поводом могут стать особенности поведения, когда ребенок замкнутый, молчаливый, застенчивый, либо импульсивный; различного рода болезни, плохие социальные навыки, когда он не может постоять за себя, считает, что этого не заслуживает, то есть низкая самооценка», — говорит руководитель службы детского телефона доверия Оренбурга Венера Рафикова.

Почему дети нападают?

«На телефон доверия часто звонят в случаях травли. Обращаются подростки 12-16 лет. Они боятся придавать огласке случившееся. Психолог прорабатывает эмоции и чувства , проясняет ситуацию, дает рекомендации, чтобы позвонивший мог обратиться за помощью, — комментирует Венера Рафикова. — Как правило, факты буллинга известны, в некоторых случаях очевидны, но взрослые, учителя, стараются закрывать глаза на это, потому что проще сделать вид, что «в нашей школе буллинга нет», чем перестраивать отношения в классном коллективе, сделать его более дружным и сплоченным. Ведь на место одной жертвы всегда придет другая, здесь дело не в самой жертве или насильнике, а в отношениях внутри группы».

Психологи считают, что дети, выбирая жертву, берут пример из собственной семьи, либо агрессивных фильмов. Как правило, группой управляет пара заводил, а те боятся противостоять им или, чаще всего, им просто нравится ощущать себя «на коне», быть такими, как все. Зачинщики, не получив должного внимания в семье, ищут признания среди окружающих, используя террор и агрессивные методы. Кроме того причиной к ненависти может стать желание самоутвердиться, банальная зависть, гипертрофированная самооценка.

Кто преодолеет буллинг?

«Первое, что будет делать ребенок, которого травят в классе, — это искать поддержку взрослых, если такая поддержка не возможна, ребенок остается один на один со своими эмоциональными переживаниями, постепенно он начинает вымещать свою агрессию на окружающих, которые игнорируют его проблемы, замыкаться и меняться внешне равнозначно внутреннему состоянию. Крайние меры, который ребенок может предпринять, отлично описывает недавний случай в Стерлитамаке», — считает клинический психолог Светлана Якушева.

«Жертва чувствует себя совершенно беззащитным, начинает замыкаться в себе, избегать общения, состояние чаще угнетенное, что приводит к ощущению постоянного страха, опасности. Жизнь теряет яркие краски, начинают преобладать грусть, уныние, обреченность. Ребенок перестает верить в свои силы, теряют веру в себя. Длительное пребывание в таком состоянии, чувствах может подтолкнуть к суицидальным намерениям, мыслям» — объясняет Венера Рафикова.

«Эти дети — жертвы издевательств — становятся моральными инвалидами, — уверенна Александра Волкова. — По моему глубокому убеждению вину на себе несут не только те, кто становился в ряды «эсесовцев», но также жертвы и их родители, которые не воспитали, не смогли вложить в сознание ребенка, что нужно давать сдачи в нужный момент, нужно уметь уважать свое достоинство, не давать себя унижать, а если надо, то ударить, чтобы ошеломить обидчика».

Родители должны обратить внимание на изменившееся поведение ребенка и его эмоциональное состояние. К примеру, если из активного и жизнерадостного он превратился в замкнутого, ранимого и молчаливого, стал плохо спать по ночам, потерял аппетит и желание ходить в школу, перестал интересоваться любимыми занятиями, стоит насторожиться. Просмотрите его страничцки в соцсетях. Предложите поговорить о том, что его тревожит, когда он будет готов с вами поделиться. После того, как ребенок решится рассказать о своих проблемах, не стоит реагировать «взрывом эмоции», поддержите его, постарайтесь разобраться в причинах происходящего, но не обвиняйте.

«Если же ситуация выходит за рамки рядовых моментов в первую очередь обратитесь к учителю или директору школы. Отведите ребенка к психологу. Если школа не идет на контакт, а травля становится невыносимой, переведите ребенка в другую школу. Отступить — не значит проиграть», — говорит Светлана Якушева.

Иначе думает Наталья Цымбаленко, которая сумела остановить травлю в классе сына и поделилась своим опытом в соцсетях и СМИ. По ее мнению, ребенок без помощи родителей не справится, а лишь пострадает. И родители должны действовать четко и последовательно: собирать доказательства нападок на своего ребенка, обратиться к классному руководителю, социальному педагогу, школьному психологу, взять заключение у психиатра или психолога, которые имеют лицензию, о тяжелом психологическом состоянии ребенка, найти юриста, подсчитывать все расходы и собирать чеки. Если после обращения к учителю, ситуация не изменилось, Наталья рекомендует писать жалобы: директору, в КДН, департамент образования, прокуратуру, уполномоченному по правам ребенка в области, подать заявление в суд, сформировать общественный резонанс, публикуя информацию о вашей проблеме в соцсетях и обращаясь к журналистам. Необходимо постоянно контролировать ситуацию.

«Для себя я сделала выводы. Нужно сразу же вникать в ситуацию, если видно, что ребенку не хочется в школу. Нужно объединяться с другими родителями, — советует Наталья. — Нужно стучаться во все инстанции, и все инстанции готовы подключаться и решать эти вопросы. Мне было важно показать Пете (сыну — Прим. ред), что все решается в правовом поле, а не с позиции, кто сильнее, кто громче кричит. А потому нам, родителям, важно повышать свою правовую грамотность и обучать ей детей».

* Имя изменено

КАК ПЕРЕСТАТЬ БЫТЬ ЖЕРВТОЙ БУЛЛИНГА

Клинический психолог Светлана Якушева:

Если простые насмешки переросли в травлю или насилие, нужно обратиться за поддержкой ко взрослым;

— Постараться урегулировать давний конфликт с лидером группы обидчиков, если таковой конфликт был;

— Найти союзников в группе преследователей. Помните, что многие из них идут за лидером неосознанно, а значит, нужно искать таких детей, с которыми у ребенка будут общие интересы. Вместе противостоять лидеру легче;

— Научиться противостоять обидчику. Развивать в себе уверенность. Найти положительные моменты в своих недостатках, чтобы изменить собственную реакцию на них. Если обидчик не будет получать привычную реакцию, ему просто станет не интересно издеваться;

— Записаться на консультацию к психологу для стабилизации эмоциональной сферы, развития уверенного поведения, изучения стратегий выхода из ситуации буллинга или моббинга и пр.

КОМПЕТЕНТНО

Чем отличается подростковый возраст?

Клинический психолог Александр Ерзин

Переходный возраст — кризисный период, когда меняется не только тело, но и сознание. Для подростка характерно стремление познать самого себя и собственные границы дозволенности и общественности. Из-за повышенной внушаемости и личностной незрелости, инфантильности они поддаются дурному влиянию. Но главная причина в недостатке семейных ценностей. Кто, действительно, пытается понять и поддержать своего ребенка. Обул, вручил «айфон» и все хорошо. Из-за недостатка внимания от близких людей у ребенка может возникать враждебная картина мира, он чувствует себя одиноким и пытается найти поддержку в различных группах.

Родители должны участвовать в развитии ребенка. Важно говорить не только об учебе, которая часто в понимании родителей перевешивает более важные вещи. Также необходимо развивать психологическую службу в школах, которые должны не только проверять интеллект и способности, но и разбираться в эмоциональных проблемах. Подростки все чаще выпадают из поля зрения взрослых. Нужно этому уделять огромное внимание: кто, как ни мы, может мы повлиять на своих детей. Но здесь нужно быть деликатными, постараться быть ребенку другом. Агрессивный запрет может привести к окончательной потере доверия.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

На ком ответственность за детей?

Начальник отдела по обеспечению деятельности комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Елена Марсакова.

Конечно, травле в школах имеет место. Как результат, более слабые дети пытаются покончить жизнь самоубийством, иные желают отомстить обидчику путем нанесения тяжких травм.

Окружные комиссии рассматривают административные протоколы. И естественно, случаи, когда подросток совершает антиобщественное действие, касающееся оскорблений, нанесения телесных повреждений, травли, они рассматриваются на комиссии.

После случая в Стерлитамаке проведены совещания. Служба безопасности должна держать ухо востро. Учитель должен следить за психо-эмоциональным состоянием ребенка. Не за хулиганами нужно смотреть, а за детьми, которые ушли в себя. У нас работают службы медиации — примирения, и подростки принимают в них непосредственное участие. Психологи наблюдают за состоянием детей, проверяют, насколько оно имеет суицидальные наклонности. Как правило, среди причин суицидов превалирует несчастная любовь, но никак не травля одноклассников.

Родителей будут снова собирать, чтобы они посмотрели внимательней на детей. Все проблемы от того, что родители не интересуются жизнью детей.

Как остановить травлю в школе

По данным исследования Института образования ВШЭ с буллингом (травлей в школе) сталкивается примерно 35% учеников по всему миру, 27,5% — в России. Жертвами травли может стать фактически кто угодно: кто хорошо учится, кто плохо учится, тихие дети и подростки либо наоборот, гиперактивные; люди другой национальности; с необычным хобби; с дефектом речи; те, кто чем-то отличается от остальных или казалось бы ничем. Существуют и семейные факторы буллинга, например, отсутствие эмоциональной поддержки человека родителями или гиперопека со стороны матери и отсутствие поддержки со стороны отца.

Буллинг может быть прямым и косвенным. Прямой буллинг – порча вещей, унизительные прозвища, оскорбления, избиение. Косвенный буллинг – клевета, байкот, сплетни, перекидывание вины за проступки. В чистом виде прямой или косвенный буллинг встречается довольно редко. Обычно безнаказанность, бездействия в том числе со стороны родителей агрессоров и учителей провоцируют новые более тяжелые виды травли. Сейчас зачастую добавляется и кибербуллинг (травля в сети). Одноклассники делают различные фотожабы, мемы, создают «клонов» в социальных сетях, пишут оскорбления с фейковых страниц, публикуют фрагменты личной переписки.

Помимо агрессоров и жертвы в классе могут быть и просто наблюдатели. Нередко некоторые из них становятся «доброжелателями», и советуют жертве (неважно мальчику или девочке) принять меры, как правило, записаться в секцию бокса или карате и дать сдачи обидчикам, или сказать что-нибудь остроумное в ответ (если травля словесная), или просто не обращать внимание, или срочно сменить школу.

Допустим спорт и развивает уверенность, но речь идет не о простом конфликте, где участвуют две стороны, а коллективной травле. Даже профессиональному спортсмену бывает трудно отбиться от нескольких человек, а что, если речь идет о девочке, которая должна дать сдачи сразу троим или пятерым мальчикам?Физическое насилие может смениться оскорблениями или угрозами, а если человек начнет в ответ наносить удары, то учителя уже его будут воспринимать, как агрессора. Нередко обидчики таким образом сами провоцируют жертву.

Постоянно проявлять остроумие, находить удачные аргументы, шутить в ответ тоже под силу далеко не всем. Нужно обладать огромным терпением, иметь стальные нервы. Если ситуация в классе не столь тяжелая, возможно стоит пригласить одноклассников на День Рождения, или просто в гости, попытаться понять их сильные и слабые стороны, поговорить к психологом или классным руководителем. Можно, конечно, все время молчать, но есть риск, что обидные слова перерастут в действия. А вот кибербуллеров лучше игнорировать или блокировать.

Смена школы – последний шаг, если уже ничего не помогло. Ну если травля – следствие глубоких личностных или семейных проблем школьника? Перед тем, как переходить в новую школу, стоит проанализировать свое поведение, реакции обидчиков и учителя, отношение родителей к ребенку и к ситуации в целом, семейный климат, возможно, с помощью психолога или психотерапевта, чтобы ситуация не повторилась.

Каждая мама обязана знать:  Обучение детей скорочтению по методике Шамиля Ахмадуллина
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация