Бывшая жена оставляет дочь-инвалида одну на весь день


Что заставляет мужчин уходить из семьи после рождения ребенка- инвалида?

Знаю несколько семей, где папы либо сразу, либо через какое время уходили из семей где рождались дети инвалиды, каковы причины таких поступков, что заставляет их так поступать?

Мужчины поступают таким образом, не желая преодолевать трудности, связанные с ребёнком-инвалидом. По-видимому, им неизвестно, что Господь не посылает креста тяжелее того, который может вынести человек.

Знаете. Я решилась ответить на этот вопрос, зная о таких семьях не понаслышке.

В одной семье мама одна воспитывает дочь-инвалида. Я хожу к ней смотреть за этой девочкой, у которой умственная и физическая отсталость. Ей 18 лет, но она как растение. Без слез на девушку нельзя смотреть (весит всего 30 кг). Супруги расстались не потому, что муж жену оставил, просто они жили вместе со свекровью, и та была очень недовольна, что в семье такое событие. Она заявила невестке: «Ты не можешь даже родить нормального ребенка. У нас в роду не было таких больных детей». Моя знакомая терпела, терпела эти выходки старой женщины, но ушла все-таки от них. А муж послушался свою маму. Не поддержал жену. Замечу, что речь идет о казахской семье, а сноха — русская. Вот одна причина. Мужья не могут ослушаться своих мам. А может и не хотят быть с семьей, кто знает?!

И еще одна семья. Родители отдали больного ребенка в дом инвалидов. И продолжают жить вместе. Таким жестоким путем решили свою проблему. И это не единичный случай. Мать потом плакала, когда ребенок их там рано умер. Родила другого сына. Так и живут, один бог знает, спокойно ли они живут, не мучает ли совесть.

Есть семья, в которой есть инвалид-сын. Отец поставил условие: либо мы сдаем ребенка в дом инвалидов, либо я не останусь в семье. Выбирай. Жена выбрала сына. Так и воспитывает одна его. Были, говорит, ухажеры, но никто из них не захотел взять ее в жены. И мы понимаем, почему. Правы все те авторы, которые об этом написали: мужчины не хотят видеть больного ребенка, не хотят тратить средства на его лечение, не хотят лишних для себя проблем. И покидают семьи, находя всяческие причины недовольства своим положением.

Многие осуждают таких пап (я в их числе), другие оправдывают их, мол, можно понять бедолаг.

Просто неизвестно, что ждет таких мужчин. Где гарантия, что и в новой семье не родится больной ребенок. И их тоже они оставят? Ладно, если будут помогать растить. Оставляя таких малышей, отцы должны помнить, что все возвращается бумерангом. И их тоже могут бросить на старости лет, что некому будет даже кусок хлеба подать. Надо бы и об этом подумать, прежде чем решиться на такой подлый, трусливый, не достойный звания отца и настоящего мужчины поступок.

6 страшных цитат родителей, которые отказались от своих детей-инвалидов

Когда дети рождаются с инвалидностью, многие родители не выдерживают и отдают их в специализированные интернаты. Мы привыкли свысока смотреть на таких людей и думать, что отдать ребёнка — это последнее дело, но, может быть, в некоторых случаях это единственный выход? Ниже цитаты родителей, которые отказались от своих детей-инвалидов.

Кристина, 31 год

«Уже семь лет я не знаю, что с моей дочерью. Родила я ее в 24 года, с отцом малышки мы разошлись сразу же. Девочка родилась с тяжелой формой синдрома Дауна и гидроцефалией. В решении, чтобы отдать ребенка в интернат, я была непреклонна. Я по образованию медсестра и видела детей с инвалидностью и их родителей. Оставить в семье ребенка с множественными психофизическими нарушениями – это полностью посвятить себя ему 24 часа семь дней в неделю. Вы должны каждый день мириться с происходящими с вами вещами. Вы будете испытывать постоянную душевную боль».

«Из родственников у меня только мама и младшая сестра. Они обе поддержали мое решение. Испытываю ли я угрызение совести? Нет. Наверное, потому что родные люди убедили, что так будет правильно. У меня сейчас второй брак, и мой второй муж пока не в курсе, что у меня есть дочь. Не знаю, когда скажу ему об этом. Главное сейчас – построить крепкую семью и родить здорового ребенка. Мне хочется жить полной жизнью».

Каждая мама обязана знать:  Первый раз как научить ребенка радоваться мелочам

Михаил, 39 лет

«Моему сыну десять лет, мы с женой отказались от него сразу после рождения. Это наш с женой второй ребенок, есть еще старшая дочь. У сына очень тяжелый диагноз: он питается через трубочку, не ходит, не говорит и очень плохо видит. Моя жена сказала, что ни морально, ни физически не справится с ребенком, у которого такая тяжелая инвалидность. Мы честно поговорили, она сказала, что нам нужно растить дочь и думать о ней. Может, это цинично звучит, но у дочери есть будущее, в отличие от сына».

«Родственники поддержали нас, сказали, что мы правильно сделали. Не было сплетен, осуждающих взглядов. Жена не навещает сына, ей тяжело. Я стараюсь ездить к нему два раза в месяц».

Карина, 30 лет

«Моему сыну шесть лет. У него психические нарушения и ко всему прочему он еще и гиперактивен. Два года он уже проживает в доме-интернате и каждые выходные его навещаю я и бабушка. Я не справлялась с ним. На улицу мы не могли выйти, так как он бросался под машины, постоянно кричал, вырывался, убегал, кусался. Он не понимал абсолютно ничего. Мы приходили в поликлинику, родители прятали своих детей от него. Антона невозможно было занять ничем – он мог с утра до вечера выть и биться головой о пол. Ночью он вскакивал и с разбегу бился об стену. За четыре года я не помню ни одного спокойного дня».

«В садик нас не приняли, муж ушел, когда сыну было два года. Пришлось забыть о работе, друзьях и обо всём остальном. Когда моя мама в первый раз услышала о том, чтобы мой сын жил в интернате, назвала меня кукушкой. Сказала, что это бесчеловечно и низко. Но сама так и не осталась с внуком дольше, чем на час, хотя бы пока я приму ванну. не хочу, чтобы он был за серым забором интерната, но пока лучшего варианта для него и для себя не придумала. Сама я не справляюсь, да и жить мне хочется».

Уведомления

Мы добавили смайлики в комментарии :-)

Вести диалоги в комментариях стало проще!

«Все новости» — в мобильном 74.RU

«Иногда в лес убегаю»: рассказ южноуральца, воспитывающего дочь-инвалида на 200 рублей в день

Супруга мужчины умерла восемь лет назад, и он остался один на один со сложным ребёнком и ипотекой

Николай Безручко стал знаменитым после того, как односельчанин рассказал его историю в соцсети

Фото: Полина Авдошина (коллаж)

Об отце-одиночке из посёлка Октябрьский Челябинской области Николае Безручко недавно узнала вся страна. Его знакомый рассказал в соцсети, что как участнику боевых действий в Чечне Николаю полагалась квартира, но мужчина устал ждать и взял ипотеку. Теперь вместе с дочерью-инвалидом он живёт на 200 рублей в сутки. Мы съездили в гости к семье. Николай рассказал о том, как «швыряют» соцорганы, и о дискриминации отцов-одиночек.

Дочери Николая Ларисе 20 лет, и у неё первая группа инвалидности. Девочка страдает ДЦП, она не слышит и не говорит — для того, чтобы общаться, в семье изобрели свой собственный язык.

— Кроме нас, его никто не понимает. Здесь мимика, жесты, ну и конечно, какая-то связь на интуитивном уровне, — рассказывает Николай.

Даже отвечая на мои вопросы, мужчина параллельно разговаривает руками — чтобы Лариса знала, о чём идёт речь. Девочка живо реагирует и через папу-переводчика тоже старается участвовать в беседе.

Николай говорит о дочке много и с материнской нежностью. Кажется, он готов часами рассказывать о том, как Лариса проводит свои дни, в подробностях описывает, что из еды она особенно любит: китайскую лапшу, манную кашу и рыбу, а ещё — кетчуп. А в это время девочка то и дело тянет к отцу руки — просит, чтобы обнял.

— У нас отношения отличные. Понятно, что ей женского тепла не хватает: я не так часто проявляю нежность, — признаётся отец.

Девочка помогает папе поддерживать порядок в квартире: сама складывает все вещи, которые привезли для неё неравнодушные люди


Фото: Евгений Емельдинов

Когда заходишь в квартиру, где живёт семья, и слушаешь самого Николая, невольно думаешь, что с домашними обязанностями он справляется прекрасно — наверное, даже лучше многих женщин.

— Если честно, не люблю уборку. А готовить мне нравится. Свой первый рассольник я сварил в пятом классе, — делится мужчина.

Ещё с большим удовольствием Николай выращивает цветы в горшках — их в доме два десятка. Папа Ларисы знает, как за ними ухаживать, и охотно делится своими секретами.

Каждая мама обязана знать:  Ребенок ни минуты не сидит на месте, не может сконцентрироваться

Но так было не всегда. Взвалить на себя хозяйство и уход за ребёнком мужчине пришлось восемь лет назад, когда скончалась супруга. Николай уверен: жена морально не выдержала.

— Она себя сожгла. Вбила себе в голову, что должна поднять Ларису. Я понимал, что не случится этого, но не смог жене объяснить. Так было жалко, — вспоминает Николай. — И так, и так уговаривал второго ребёнка родить — ни в какую. Если бы она согласилась, совсем по-другому жизнь бы сложилась. Потяжелее было бы за двумя ухаживать, но смысл бы появился.

Николай вспоминает, что после смерти супруги месяц ходил «как болванчик».

— Тяжело было. Плакать не мог, закаменело всё. Бабки возле подъезда сидели-смотрели, когда я пьянствовать начну. Но нет, пронесло. Постепенно в себя стал приходить. Что спасло? Так вот! Её же не бросишь, — говорит мужчина, показывая на дочь. — Она какое-то время была у родственников, а привезли домой, мне уже не до тоски стало. Надо было готовить, кормить, стирать, убирать.

Сейчас отец-одиночка говорит, что боится только одного — умереть раньше Ларисы. Дочку оставить будет некому. У него есть падчерица, а ещё родная сестра, но у них свои заботы — взять девочку никто не согласится.

Лариса не привыкла к чужим людям, но внимание ей приятно

Фото: Евгений Емельдинов

Николая несколько раз знакомили с женщинами, но отношения не складывались. Дамы откровенно намекали, что Ларису пора сдать, и отец сразу обрывал общение.

Свободного времени у мужчины практически нет. Лишь иногда он позволяет себе посмотреть телевизор, зайти в «Одноклассники» или разложить пасьянс на компьютере.

В финансовом плане Николай с дочерью, мягко говоря, не шикуют. Каждый месяц семья платит ипотеку в 11,5 тысячи, ещё около шести тысяч уходит на «коммуналку» и больше тысячи — на лекарства для Ларисы. В итоге на жизнь остаётся около 200 рублей в день.

— Бывают такие моменты, что ничего не хочу — я говорю, батарейки садятся. Тогда убегаю в лес, развожу там костерок. Достаточно часа два посидеть, на огонь посмотреть — и всё, оживаешь. Думаешь: всякое случается, конечно, но сопли на кулак мотать какой смысл? — размышляет Николай.

Он рассказывает, что раньше обивал пороги соцучреждений, но там его «швыряли».

— Я столкнулся с дискриминацией по половому признаку. Все льготы, дополнительные выплаты предназначены для матерей-одиночек или женщин, которые воспитывают детей-инвалидов. А как же отцы? Я ведь не один такой, — жалуется мужчина.

После того, как о Николае с Ларисой написали в соцсетях, появилось много желающих помочь семье. За несколько дней им привезли огромное количество пакетов с едой, одеждой и бытовой химией, а ещё перевели деньги на телефон отцу — он говорит, что этой суммы хватит на 30 лет.

— Я обалдел. Привык сам всё делать, а тут сразу такое. Сами видите, что вся квартира заставлена. Большое вам спасибо, но, пожалуйста, остановитесь! Мне уже неудобно. Сейчас всего навалом. Помогите другим! Или вспомните о нас через месяц, когда шумиха утихнет, — обратился Николай ко всем неравнодушным.

Вместе с простыми южноуральцами на семью обратили внимание и органы власти. Так, в гости к ним приехала уполномоченный по правам человека в Челябинской области Маргарита Павлова вместе с представителем Министерства социальных отношений области.

В доме Николая уже не первый день много гостей

Фото: Евгений Емельдинов

— Мы возьмём семью на полное сопровождение. Сейчас граждане, которые имеют доброе сердце, уже оказали очень много материальной помощи, но Николай с Ларисой должны ежемесячно гасить ипотечный кредит — это съедает большую часть бюджета. Мы проконтролируем, чтобы за семьёй был закреплен социальный работник. Это очень личный вопрос: девочка привыкла только к папе, и человек должен найти подход к Ларисе, нужно, чтобы она смогла оставаться с ним. Сейчас у них нет близких, а сиделку семья себе не может позволить, — прокомментировала Маргарита Павлова.

Омбудсмен добавила, что с лета в России значительно поднимут компенсацию по уходу за инвалидом, и Николай будет получать 11 тысяч 500 рублей вместо 6 тысяч 800 рублей.

Обещания уполномоченного и поддержка незнакомых людей обнадёживают отца-одиночку. Кажется, он верит: что-то в их жизни изменилось в лучшую сторону.

— Семь лет на рыбалке не был, а так хочется ухи сварить, у костра посидеть. Сейчас стали так хорошо помогать — вдруг получится вырваться? — произносит Николай на прощание.

Если вы знаете людей с важной или сложной судьбой, присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции , в наши группы « ВКонтакте », Facebook и « Одноклассники », а также в WhatsApp или Viber по номеру +7 93 23-0000-74. Телефон службы новостей 7-0000-74. Подписывайтесь на наш канал в « Телеграме ».

Каждая мама обязана знать:  Девочка угрожает суицидом

Отец-одиночка растит дочь-инвалида на 200 рублей в день

Житель Челябинской области Николай Безручко воспитывает дочь-инвалида. Из-за того что он не может выйти на работу, семья вынуждена жить на 200 рублей в сутки. Об этом рассказывает издание «74. ru».

Николай Безручко — участник боевых действий в Чечне. Его дочь родилась пятимесячной, и это очень сильно сказалось на здоровье. Когда жена Николая умерла, вся забота о ребенке легла на его плечи.

По словам мужчины, он стоял в очереди на жилье как отец инвалида и как участник боевых действий, но, не дождавшись квартиры от государства, взял ипотеку. После выплаты банку, расчетов за коммунальные услуги и покупки лекарств у семьи остается 200 рублей на день.

О том, с какими сложностями каждый день сталкивается отец-одиночка, рассказали в социальных сетях. Пост получил огромный отклик. За два дня неравнодушные жители региона прислали столько еды, одежды и бытовой химии, что их количества, по словам Николая, хватит на год.

— Всё до меня доходит: и деньги, и продукты, и химия, и одежда, — поблагодарил мужчина. — Хватит, меня завалили, помогите другим. Мне этого на год хватит. Мне уже стыдно и неудобно.

Уполномоченный по правам ребенка в Челябинской области Ирина Буторина рассказала «74.ru», что в курсе ситуации. Она, как и другие, узнала о ней из соцсети.


— Мы запросили всю информацию, проверяем, — прокомментировала Ирина Буторина. — Предварительно стало известно, что дочка у него совершеннолетняя, уже старше 18 лет. Но если будет необходимо принять какие-то меры, мы, естественно, окажем содействие.

Жена инвалид, история мужа

Плюнете мне в рожу и трижды проклянете, и это верно. Моя бывшая жена – инвалид, навечно прикованная к злосчастной коляске. И я ее не бросил на произвол судьбы.

Вторую нерабочую группу ей дали без нервотрепки и сомнений.

Я вел машину, отвлекся, да еще ни черта не выспался. Лобовое столкновение.

У меня ссадины и переломы. А супруга словно весь удар приняла на себя.

Перелом позвоночника, черепно-мозговая, отслоение сетчатки глаза.

В общем, она оказалась в инвалидной коляске с нищенским жалованием и полным отсутствием надежды даже на частичное выздоровление.

Нам тогда было по 25. Вся жизнь впереди, оказавшаяся в один миг строго позади.

Боли, отчаяние, таблетки, лекарства, и мои железные нервы, которые постепенно рвались, как изношенные струны.

Мы жили втроем. Жена, я и ее мать. Очень порядочная и открытая женщина.

Жена много раз умоляла меня отступить, говорила, что не посмеет осудить колким словом.

Ты, мол, Иван, молодой, детишек у нас нет, зачем ломаешь себе судьбу?

Честно Вам скажу, как пред ликом Господа Бога, что любви к жене инвалиду у меня не было.

Осталась честь, достоинство и жалость.

За больным человеком требовался постоянный уход, теплое слово и спокойствие, которого мне не хватало.

Делать вид, что я счастлив с ней, и готов разделить пополам злую участь, удавалось все реже.

Она это замечала, и каждый раз просила уйти.

Нас связывали бинты, врачи, чтение книг и прогулки на свежем воздухе.

А часики тикали, и время неумолимо разменивало годы.

Так прошел год, два, пять лет, семь.

Жене легче не стало, да и мне в том числе.

Инвалидность усилилась расстройством нервной системы, психозами, эмоциональными взрывами и оголтелыми попытками со мной навсегда распрощаться.

Ну не любил я ее больше, что нужно было сделать – надеть маску, шарахнуться башкой, сев рядом с ней в инвалидную коляску?

От женщины чувства не скроешь, и моя забота превратилась для нее в настоящее испытание.

После очередного шабаша, я собрал вещи и захлопнул за собою дверь.

И сразу в спину понеслось: изменщик, негодяй, предатель, фашист.

Жена инвалид и ее мама возненавидели меня до гробовой доски.

Пусть меня сейчас осудят читающие. В общей сложности, я прожил в чужой семье 7 с половиной лет.

И вместо благодарности за верность получил словесный мордобой.

Надо было уходить раньше, и плевать на совесть, достоинство и честь.

А то, что все мужики козлы и сволочи, я уже проходил. Зато бабы у нас – верные матери и святые роженицы.

Нет, господа, доброта нынче дорого стоит. А еще тяжелее обходится.

Реальную историю про жену инвалида отредактировал я- Эдвин Востряковский.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация