Дали, автор слов – Г


Кто написал гимн России: вторая жизнь великой песни

В России трудно найти человека, который не знал бы наизусть гимна своей страны. А вот историю этой песни помнят очень немногие. Тем не менее, и она сама, и имена людей, создавших ее, – почти легенды.

«Тот, кто написал гимн России, должно быть, очень знаменит», — скажет любой человек. И будет прав. Фамилии людей, подаривших стране ее самую важную песню, известны многим; ирония судьбы в том, что далеко не все соотносят эти громкие имена с самим гимном.

Гимн России: легенды и быль

На самом деле разобраться, кто написал гимн России, не так-то просто. История его создания овеяна легендами, многие из которых кажутся сказкой. Люди постарше, заставшие советскую власть, могут заметить сходство мелодий нашего гимна и гимна СССР. Как же это могло произойти? И кто же в таком случае автор музыки гимна России? И как получилось, что текст самой патриотической песни так схож с известными любому пионеру строками «Союз нерушимый республик свободных»?

В огне войны

Путь современного российского гимна начался в… 1942 году, почти за полвека до образования Российской Федерации. Тогдашний руководитель страны, Иосиф Сталин, забраковал «Интернационал», долгое время исполнявшийся коммунистами вместо гимна, как устаревший и не соответствующий идеологии Советского Союза. По его приказу была начата работа над новыми символами страны. Время было тяжелое – советские войска отступали, отдавая город за городом фашистской армии, горели села, боролся с голодом и холодом блокадный Ленинград. В этих условиях нужен был кто-то, кто был бы способен вдохновить народ на дальнейшую борьбу, разжечь огонь патриотизма еще ярче. И кто мог лучше подойти на эту роль, как не человек, написавший музыку к знаменитой «Священной войне»?

Соперники были ему под стать: Шостакович, создавший «Ленинградскую симфонию», Хачатурян, Прокофьев… Однако, несмотря на талант остальных композиторов, именно «Вставай, страна огромная» звучало на вокзалах, провожавших бойцов. Именно с этой песней люди шли в смертельный бой. И выбор был сделан. Александр Васильевич Александров стал автором гимна СССР.

Автором же текста был выбран военный поэт, Сергей Михалков, и его друг, Григорий Эль-Регистан. В течение сорока семи лет строки, написанные этими двумя фронтовиками, были известны каждому мальчишке… А потом ушли в историю. И вместе с развалом Советского Союза наша страна осталась и без гимна. Лишь спустя 10 лет, в 2000 году, президентом был объявлен конкурс за право написать гимн Российской Федерации.

Патриотическое соревнование

Множество поэтов и композиторов состязались за эту честь. Одним из наиболее известных вариантов (не утвержденных, однако, официально) стала песня Ильи Резника и Аллы Пугачевой. Она прозвучала на передаче «Глас народа», быстро обрела популярность… Но в финал так и не вышла.

Участвовал в конкурсе и 87-летний автор слов гимна России советской, поэт Сергей Михалков, отец знаменитого режиссера Никиты Михалкова.

И именно ему, в конце концов, было поручено переписать старый текст песни так, чтобы она подходила обновленной России. Так Сергей Михалков стал тем, кто написал гимн Россиии… дважды. Или даже трижды, если считать исправление поэтом собственных же стихов в эпоху Леонида Брежнева.

Жаркие дебаты разгорелись и вокруг музыки. Долгое время планировалось взять ноты «Патриотической песни» Михаила Глинки, знаменитого композитора 19 века. Однако, как и в годы Великой Отечественной войны, всех кандидатов вновь обошел Александр Александров, автор мелодии предыдущего, советского, гимна. Спустя более полувека после своей смерти, он вновь стал одним из авторов российского гимна.

Новая страна, новый гимн

Был в этом некий высший смысл: не разрушая старого, Российская Федерация принимает наследство своего предшественника, Советского Союза, и исправляет ошибки прошлого в соответствии с реалиями нового времени. Песенный символ нашей страны по-прежнему остается одним из самых красивых и величественных в мире, как и 75 лет назад. А школьникам теперь проще запомнить имя каждого, кто написал гимн России, ведь на уроках истории они уже встречали эти фамилии: военный поэт – Сергей Михалков, и военный же композитор – Александр Александров.

1 января 2001 года конкурс был завершен. И первый день третьего тысячелетия Россия встретила уже с новым, но таким родным и узнаваемым гимном. «Славься, Отечество наше свободное. » Воистину, славься!

Абсурдный Олимпийский ГИМН 2014 – зеркало дискриминирующей СИСТЕМЫ России

ОДискриминация и коррупция – причина гибели литературы в России. Анализ графоманского официального ГИМНА зимней Олимпиады в Сочи.

Абсурдный Олимпийский ГИМН 2014 – зеркало дискриминирующих СИСТЕМ России.

Официальный гимн зимних ОЛИМПИЙСКИХ ИГР 2014 г. – позор мафии России!

Губернатор Бетин О.И., Чеботарёв С.А., Ивлиева В.И. оставили в Сочи Россию без достойного Олимпийского ГИМНА при помощи дискриминации…

Тема представлена в виде соединения гротеска с реализмом.

Дискриминируемый в течение 6 лет проект ГИМНА Олимпийских Игр Николая Лаврентьева Тамбовского лучше официального гимна, не так ли?

Прочитайте неофициальный гимн Олимпиады, слова которого не были подняты «на-гора», а затем сравните его стихи с текстом официального гимна (Красным, белым и синим светят небеса) и Вы поймёте, что дискриминации в России стало больше, чем в Советском Союзе.

ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ 2014 года

Наилучших атлетов зовём в лучший край
Для спортивных экзаменов в Сочи.
Олимпиец, ты если играешь – играй,
Чтоб страны были радостны очи.

Припев:
Мы желаем победы команде родной,
Неудачи пусть мимо пройдут стороной.
Да поднимем же эти слова на-гора:
У России медали, России – ура!

Хорошо, что становятся люди дружней,
Соревнуясь, с рекордами споря…
Олимпийские игры ликующих дней,
Торжествуйте у Чёрного моря!

Олимпийские игры на снежных горах –
Результаты и климат, как в сказке.
И в коньках, да и в лыжах, в хоккейных голах
Расцветают новейшие краски…

Припев:
Мы желаем победы команде родной,
Неудачи пусть мимо пройдут стороной.
Да поднимем же эти слова на-гора:
У России медали, России – ура!

Закаляет здоровье погоды контраст, –
Чемпионы же духом, как тигры…
И дельфины приветствуют ласкою ласт
Наш триумф – Олимпийские игры.

Как ликуют и Заяц, и Белый Медведь!
С Леопардом они за Россию
Не устанут эмоционально «болеть»…
Их желания песней усилим.

Припев:
Мы желаем победы команде родной,
Неудачи пусть мимо пройдут стороной.
Да поднимем же эти слова на-гора:
У России медали, России – ура!

Прослушайте в исполнении автора: https://www.youtube.com/watch?v=iTkufz_6zJQ

Примечание: Символами сочинской Олимпиады назначены Леопард, Белый Мишка и Зайка. Дельфин – на четвёртом месте.

Как только стало известно о предстоящей олимпиаде 2014 года, то Бог посчитал это желание добрым, он мысленно продиктовал мне слова стихотворения в качестве проекта гимна этого мероприятия. Я с божеской подачи записал стихотворение на эту тему ещё в 2007 году.

Книгу со стихами от Бога Тамбовские дьявольские администрации отказались опубликовать за счёт бюджета по той причине, что мои стихи к аду не имеют никакого отношения. Проект гимна от Бога опубликован мной за свой счёт в 2008 году в дискриминируемой затем руководителями культуры Фёдоровым В.В., Ивлиевой В. И., Чеботарёвым С.А. губернатором Бетиным О.И. и другими исполнителями плана Даллеса в книге «Взгляд из волнующих лет», стр. 208. В течение пяти лет я неоднократно рассылал его руководителям страны в Интернете в текстах различных жалоб по испытанию судей, прокуроров и т.п. как лирическое вступление, но в ответ по традиции получал одни отписки не по существу.

Консультанты из госструктур, также, не выдержав испытания на праведность, возвращали стихотворение «ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ 2014 года» вместе с жалобами к тем, на кого я жаловался, то есть, к тем же исполнителям плана Даллеса. Во время Олимпийских Игр по Интернету я получил письмо на английском языке от неизвестных лиц. Обычно такие письма я сразу удаляю. Но в этот раз внутренний голос заставил меня перевести его и прочитать. В письме была инструкция, обращённая к властям России по поводу дискриминационных мероприятий по предстоящим Олимпийским играм в связи с нейтрализацией моего распространяемого во время Игр стихотворения. Представлю натовскую инструкцию после изобличения текста официального гимна Олимпиады и фактов дискриминации, о дополнительных причинах которой до даты получения письма я не знал. Но сначала, согласно пословице: «всё познаётся в сравнении» прошу прочитать и сравнить мои стихи с текстом этого официального гимна зимних ОЛИМПИЙСКИХ ИГР 2014 г.:

Красным, белым и синим светят небеса,
С нами вместе Россия – голосуем за!
И всей планете сказать об этом может с нами любой —
Игры, которые мы заслужили вместе с тобой.
Игры, которые мы заслужили вместе с тобой.
Разлетятся по свету наши голоса,
Верим только в победу – голосуем за!
Даёшь России Олимпиаду, вместе с нами ты пой –
Игры, которые мы заслужили вместе с тобой.
Игры, которые мы заслужили вместе с тобой.
Готовы к бою за серебро и золото,
Душой и телом молоды, не боясь жары и холода
Идут гордо русские спортсмены.

Каждая мама обязана знать:  Детки и животные..

Давай победу! — ревут трибуны сочинской арены.
Нам надо, чтобы мы о главном не забыли:
В единстве наша сила, услышь меня Россия!
Довольно споров, не прикрыться форс-мажором,
Если каждый город от фауны до флоры,
Отбросив все дела и, на погоду не глядя,
Хором миллионов скажет Да Олимпиаде!

Повстречаемся в Сочи, и скажу в глаза
Мы – достойны, и точно голосуем за!
Я верю — сбудется – то, что раньше было только мечтой –
Игры, которые мы заслужили вместе с тобой.
Игры, которые мы заслужили вместе с тобой.
Игры, которые мы заслужили целой страной
Игры, которые мы заслужили вместе с тобой.

Текст этого ОФИЦИАЛЬНОГО ГИМНА Олимпиады технически неграмотен: написан то двухсложным, то трёхсложным размером.
http://nsaturnia.ru/kak-pisat-stixi/trexslozhnye-razmery-v-sillabo-tonika/ – о том, как правильно писать стихи.

«Красным, белым и синим светят небеса»,
«Красным, белым» – двухсложный хорей, «белым и синим» — трёхсложный размер стихов – дактиль, «синим светят» – хорей, «светят небеса» – дактиль и так далее вперемежку весь текст. Это не стихи, а плохо зарифмованная нелогичная проза. Азбука стиха – всё произведение должно быть написано одинаковым размером (чередованием ударных слогов). В рифмующих строках разное количество слогов. Что это за рифмы: «Россия – забыли» и так далее? Такими грубейшими ошибками организаторы Олимпиады опозорили Россию на весь русскоговорящий Мир. Особенно возмутились на Украине, но обрадовались власти Америки.

Читая полнейшую графоманию, с первой строчки замечаешь, что набор слов текста гимна абсурден, к Олимпийским Играм цвет флага России не имеет никакого отношения.

Мы видим, что более всего страдает логика. Такой текст был составлен специально из-за желания навредить России. Здесь приводятся выдержки о награждении из переведённого иностранного письма в форме третьего лица: при составлении официального гимна Олимпиады американцы установили премии за использование рекомендованных ими к использованию в гимне вредных для команды России слов и предложений (рекомендации через несколько страниц, а пока разбор текста гимна в свете логики):

Почему «С нами вместе Россия – голосуем за!»?
Как будто эти строки сочинил иностранец. За кого или за что голосуем? За флаг? Не по теме. Автор хвалится Америке и всей планете, рассказывая об этом. За слова: «голосуем за!» США присудили премию! Так как вся энергия спортсменов уходит на голосование, вместо физических усилий, то за каждое использование этих слов каждому члену оргкомитета, принявшему гимн, авторам присуждается премия по 1 000 долларов. Эти слова повторяются трижды, поэтому они получили за них по 3 000 долларов.

Автор позорного гимна дважды приводит другую заказанную несуразность:
«Игры, которые мы заслужили вместе с тобой».
Олимпийские Игры – не игрушка, подаренная ребёнку за хорошее поведение, их заслужить нельзя! Проведение Олимпийских Игр – почётная обязанность, а не заслуга кого-либо. Оказывается, за слово: «заслужили» – США пообещали и дали по 5 000 долларов каждому. Оно показывает спортсменам, что они уже заслужили всё, и ничего им уже не надо (лишает воли). Так как эти слова повторяются 8 раз, то только один автор за них поделил с оргкомитетом 40 тысяч долларов. А авторов несколько.

Автор на протяжении всего творения как попугай восемь раз хвалится всему свету и, не раскрывая сути Олимпийских Игр, убеждает лишь верить в победу над кем-то снова методом голосования: «Верим только в победу – голосуем за!». Но Олимпийские Игры ближе к спорту, а не к политике, голосованием ничего не добьёшься.

«Даёшь России Олимпиаду,
вместе с нами ты пой –
Игры, которые мы заслужили
вместе с тобой».

О чём эти наивные и нелогичные строчки? Смысл похож на приказ другому иностранцу, чтобы он дал России Олимпиаду, и от такой радости, как сумасшедший, запел вместе с автором. Говорится о том, что иностранец уже не подарил России игрушку, а дал её по приказу: ««Даёшь. ». За последнее слово американцы заплатили авторам и оргкомитету всего 50 долларов, так как они привыкли сами брать, говоря: «Даёшь Россию»!

Строки:
«Готовы к бою за серебро и золото,
Душой и телом молоды,
не боясь жары и холода
Идут гордо русские спортсмены»

были бы логичны, если бы вместо предшествующей белиберды пояснялась суть Олимпийских Игр, ибо замена спортивной борьбы боем вызывает совсем иные ассоциации. Как известно, спортсмены тоже воевали как солдаты или партизаны, отбивая у врагов награбленное серебро и золото, а здесь почему-то лишь русские спортсмены всего лишь идут. Кроме того, они гордятся и этим, и тем, что не боятся «жары и холода». Автор подчёркивает, что русским спортсменам нечем более гордиться.

Враги России за каждое слово: «за серебро и золото» – дали авторам по 500 долларов. Ведь эти слова развивают в спортсменах стяжательство, убивают патриотизм.

За слово: «гордо» США дали авторам официального гимна – по 100 долларов. Оно показывает, что спортсмены и без побед гордые, зачем мучиться на соревнованиях?
За слово: «русские» США дали авторам по 500 долларов. Оно развивает национализм и вражду в многонациональной команде, что ведёт к Майдану…

«Давай победу! – ревут трибуны сочинской арены.
Нам надо, чтобы мы о главном не забыли:
В единстве наша сила,
услышь меня Россия!».

Автор, несомненно, является членом партии «Единая Россия» и официальный гимн Олимпиады приспособил для её рекламы в благодарность за то, что лучшие стихи об Олимпиаде других беспартийных авторов отвергли. Кроме «ревущих трибун» суть данных политических строк к спорту не имеет отношения. «Единство» в спортивных соревнованиях может привести только к проигрышу, ибо придётся равняться лишь на отстающих.

За слова: «В единстве сила» – США дали авторам по 200 долларов, слова же отвлекают от спорта на политику.

Перескакивание смысла со второго лица на первое также не украшает даже презренную прозу. Кстати, в моём голословно отвергнутом властями проекте гимна Олимпийских Игр, есть такие строки:
«Как ликуют и Заяц, и Белый Медведь!
С Леопардом они за Россию
Не устанут эмоционально «болеть»…
Их желания песней усилим».

Слова «Россию» рифмуется удачнее со словом «усилю», но не соответствует логике, ибо повествование во всём стихотворении от второго лица множественного рода, поэтому я написал иную рифму «усилим». По логике официальный гимн Олимпиады хор исполнять не должен, пока слова «меня»,

Дали, автор слов – Г

Я по свету немало хаживал,
Жил в землянке, в окопах, в тайге,
Похоронен был дважды заживо,
Знал разлуку, любил в тоске.
Но Москвою привык я гордиться
И везде повторял я слова:
Дорогая моя столица,
Золотая моя Москва!

Я люблю подмосковные рощи
И мосты над твоею рекой,
Я люблю твою Красную площадь
И кремлёвских курантов бой.
В городах и далёких станицах
О тебе не умолкнет молва,
Дорогая моя столица,
Золотая моя Москва!

Мы запомним суровую осень,
Скрежет танков и отблеск штыков,
И в веках будут жить двадцать восемь
Самых храбрых твоих сынов.
И врагу никогда не добиться,
Чтоб склонилась твоя голова,
Дорогая моя столица,
Золотая моя Москва!


История

В ноябре 1941 года до войны журналист и поэт, а в то время командир сапёрного взвода младший лейтенант Марк Лисянский возвращался после лечения в госпитале в Ярославле в кузове попутного грузовика в свою 243-ю стрелковую дивизию, находившуюся на Калининском фронте, участвуя в битве за Москву. [1]

Переживая за судьбу столицы, Лисянский набросал в блокноте стихотворение «Моя Москва» («Дорогая моя столица»). Когда машина проезжала через Москву, оно уже было готово и во время получасовой остановки на Пушкинской площади поэт успел отдать его в редакцию журнала «Новый мир». Стихотворение было опубликовано в декабрьском номере за 1941 год, однако, в связи с переездом редакции в Куйбышев, увидевшем свет только в феврале 1942 года. Текст тогда состоял из двух строф [1] :

Я по свету немало хаживал,
Жил в землянке, в окопах, в тайге,
Похоронен был дважды заживо,
Знал разлуку, любил в тоске.

Но всегда я привык гордиться И везде повторял я слова: Дорогая моя столица, Золотая моя Москва!

У комбайнов, станков и орудий,
В нескончаемой лютой борьбе,
О тебе беспокоятся люди,
Пишут письма друзьям о тебе.

Никогда врагу не добиться, Чтоб склонилась твоя голова, Дорогая моя столица, Золотая моя Москва!

Первое четверостишие можно считать биографичным: во время вражеской бомбардировки порядков дивизии одна из бомб разорвалась рядом с Лисянским — он потерял сознание и был засыпан землёй, нашли его только когда он очнулся и начал стонать; через некоторое время после контузии Марк Самойлович был снова в строю, но на ночных занятиях по боевой подготовке сапёров сломал ногу, провалившись в волчью яму в лесу, причём не мог из неё выбраться самостоятельно, но позднее был найден, после чего и направлен на лечение в Ярославль; дома Лисянского ждала любимая жена. [1]

Каждая мама обязана знать:  Имею право ЕГЭ, консультация юриста

По возвращении в дивизию Лисянский отдал стихотворение её коллективу художественной самодеятельности, оно было преложено на простенькую музыку и впервые стало песней. [1]

Весной 1942 года композитор Исаак Дунаевский, ездивший тогда вместе с руководимым им ансамблем песни и пляски Центрального дома культуры железнодорожников на агитпоезде по Сибири, увидел стихотворение в журнале и тут же, прямо на полях журнала, написал ноты. Затем он, после неудачной попытки найти фронтовой адрес Лисянского, попросил режиссёра своего ансамбля Сергея Аграняна дописать текст. Тот от текста Лисянского оставил первую строфу и концовку второй строфы, а между ними добавил [1] :

Я люблю подмосковные рощи
И мосты над твоею рекой.
Я люблю твою Красную площадь
И кремлёвских курантов бой.

В городах и далёких станицах О тебе не умолкнет молва, Дорогая моя столица, Золотая моя Москва!

Мы запомним суровую осень,
Скрежет танков и отблеск штыков,
И в веках будут жить двадцать восемь
Самых храбрых твоих сынов.

В последних двух строчках говорится о подвиге 28 панфиловцев, не задолго до этого, как утверждалось, остановивших наступление танков на Москву у разъезда Дубосеково на Волоколамском шоссе. [1]

Завершала песню строфа о грядущем светлом будущем [1] :

День придёт — мы разгоним тучи,
Вновь родная земля расцветёт.
Я приеду в мой город могучий,
Где любимая девушка ждёт.

Я увижу родные лица, Расскажу, как вдали тосковал… Дорогая моя столица, Золотая моя Москва!

Первой исполнительницей стала солистка ЦДКЖ Марина Бабьяло; премьера состоялась на станции Дивизионная; публика заставляла артистов играть песню пять раз подряд. Весной 1943 года ансамбль Центрального дома культуры железнодорожников под управлением Исаака Дунаевского оказался в Москве и на одном из правительственных концертов исполнил «Мою Москву», причём её пришлось несколько раз повторить на бис. Это заметил Иосиф Сталин и дал указание записать грампластинку. В ответственном за это Радиокомитете заметили, что в песне не упоминается Сталин, просили у Дунаевского изменить текст, а когда тот отказался, сами исправили это «упущение», заменив последнюю строфу на [1] :

Над Москвою в сиянии славы
Солнце нашей победы взойдёт.
Я приеду в мой город могучий
Где любимый наш Сталин живет…

Будем вечно тобою гордиться, Будет жить твоя слава в веках, Дорогая моя столица, Золотая моя Москва!

В 1943 году «Моя Москва» в исполнении Зои Рождественской была записана на пластинку и стала транслироваться по Всесоюзному радио. Однако, самому Сталину изменение текста пришлось не по душе и произведение было перезаписано в варианте Аграняна. Часто утверждается, что в 1944 году, когда Лисянский находился в госпитале в Москве, соавторы текста встретились друг с другом и согласовали его, однако сам Марк Самойлович это отрицал. [1]

Вариант со Сталиным не исчез тогда совсем, после Победы он исполнялся так:

Над Москвою знамена славы,
Торжествует Победу народ.
Здравствуй город Великой Державы,
Где любимый наш Сталин живёт!

Но после речи Н. С. Хрущёва на XX съезде КПСС с развенчанием культа личности Сталина вся эта строфа была исключена из песни.

Песня использована в рисованном фильме-плакате, посвящённом 800-летию Москвы (1947 год) «Тебе, Москва!».

К середине 1960-х годов аграняновский куплет о грядущей Победе постепенно отпал, также произошли некоторые незначительные изменения слов. В таком варианте, ставшем классическим, песню исполняли Иосиф Кобзон, Лев Лещенко, Людмила Зыкина, Краснознамённый ансамбль песни и пляски Советской Армии и другие. [1]

Песня стала символом общенародного сопротивления оккупантам и единения советских людей для отпора врагу. Она и сегодня волнует сердца — столь велик эмоциональный заряд, заложенный в словах и музыке. Это подтвердилось в ходе обсуждения песенных произведений, посвящённых столице, комиссией, созданной Комитетом по культуре Правительства Москвы для решения вопроса: какое из них рекомендовать в качестве её гимна. Были прослушаны и проанализированы лучшие, проверенные временем, пользующиеся заслуженной популярностью песни о Москве, рождённые в довоенные, военные и послевоенные годы. В итоге комиссия пришла к выводу, что лучшей из них, уже практически ставшей символом Москвы, является песня «Моя Москва» композитора Исаака Дунаевского на слова Марка Лисянского. В результате 5 июля 1995 года решением Правительства Москвы песня «Моя Москва» была утверждена в качестве официального гимна города. [2]

Великая маленькая женщина. К юбилею А. Пахмутовой

Лишние билеты, между прочим, спрашивали еще на дальних подступах к Кремлю.

« Нас осталось так немного …»
Такими словами начинается одна из песен Александры Пахмутовой и несмотря на праздничное настроение, царившее в переполненном зале Кремлевского дворца, именно эти слова мне показались главными в происходящем событии – творческом вечере Александры Пахмутовой.

Нас осталось так немного,
Нас еще томит печаль.
Заповедная дорога —
Зачарованная даль.
Здесь до боли всё знакомо,
Здесь родные берега.
И ведет дорога к дому,
Сквозь невзгоды и века.
У родимого порога
Снова вишни зацветут.
Здесь всё лучшее от бога,
Здесь меня как бога ждут.
Снова музыка воскреснет,
Оживет лесной рояль.
И воскреснет наша песня
Зачарованная даль.
Дом родной, края лесные,
Путь домой и свет и грусть.
Заповедная Россия,
Зачарованная Русь.

(автор слов Сергей Радченко)

Вот первый выход Александры Николаевны на сцену – и никакого разочарования, которого можно было бы ожидать, если давно не видел человека и если ему уже 85. Не выросла, это факт, но и не стала меньше ростом, как обычно бывает. Благодарно поклонившись оркестру и зрителям, до отказа заполнившим самый большой в стране зал, легкой походкой в туфлях на высоких каблуках прошла к белому «Steinway». И речь осталась такой же молодой, быстрой, с улыбкой…

Великая маленькая женщина! В ней история нашего СССР (которого уже нет), личная история каждого (некоторые из нас еще живы)…
Счастьем было попасть на этот праздничный вечер, который лично для себя рассматриваю как некое подведение итогов значительного отрезка времени, имя которому – жизнь.

…Что-то очень пафосное у меня получается начало, а именно этого я не хотела. Думала, расскажу все по порядку, что и как было, если удастся — сделаю несколько снимков (в билете черным по белому очень строго: фото-, кино-,видео — и телесъемка ЗАПРЕЩЕНЫ)

Место у меня было в амфитеатре – от сцены близко, но уж оч-ч-ч-ень справа. Соседи тоже , гляжу, все вооружены для съемок. Ну, думаю, на миру и смерть красна. Если что – скажу, что «вся жизнь моя была залогом свиданья верного»… с Александрой Николаевной.

В фойе зрителей встречал детский симфонический оркестр из Волгограда (родины композитора)

Программа концерта — ну это вся наша жизнь, старшего поколения.
Не раз подходил комок к горлу и слезы застилали глаза.

«Как молоды мы были» — АлександраПахмутова доверяет исполнять только Александру Градскому.
В 1976 году Пахмутова написала песню «Как молоды мы были» и предложила ее молодому Градскому. В то время он был уже популярен как рок-исполнитель. Правда, при первой встрече Александр не понравился Пахмутовой — он попросил показать партитуру и переделал песню, в третьем куплете взял на октаву выше. В итоге для Градского это произведение стало визитной карточкой. Но сам артист считает, что из-за песни «Как молоды мы были», написанные лично им композиции остались в тени, их никто не помнит и не поет.
3 ноября Александру Градскому исполнилось 65 лет и в день своего юбилея он спел эту песню в Кремлевском дворце. Как бурно его встречал зал! И в третьем куплете октаву взял по-прежнему выше (монитор показал в этот момент улыбку Пахмутовой)

В апреле 2014 года здесь в Кремлевском Дворце я была на концерте «Крымская весна». Выступали Ансамбль песни и пляски Черноморского флота и Кубанский казачий хор.
И вот снова вижу и слушаю этот замечательный коллектив. (Не говоря уже о том, что все женщины в хоре — красавицы!)
Казачий хор пел пахмутовскую «Горькую мою Родину» — одну из лучших и проникновенных песен своего репертуара (слова Николая Добронравова)

«Горькая моя Родина,
Ты — и боль моя, и судьба.
Вновь кружит непогодина,
Только мы одни у тебя.
Так близка мне твоя даль далёкая,
Ты Россия моя одинокая.
Облака над тобой невесенние,
Но я верю в любовь и спасение.
Горькая моя Родина,
Нет, нельзя тебя разлюбить.
Пусть судьба неустроена,
Надо веровать, надо жить.
Соловей, голоси — всё мне чудится,
Что Крещенье Руси снова сбудется.
Ещё русская речь не задушена,
Ещё сможем сберечь слово Пушкина!
Горькая моя Родина,
Не дадим тебя погубить!
Пусть шумит непогодина,
Будем веровать, будем жить.
Не осилит меня сила чёрная,
Вся страна мне родня — Русь соборная.
Так близка мне твоя даль далёкая,
Ты Россия моя синеокая.
Будем веровать — будем жить!
Будем веровать — будем жить!
Горькая моя Родина, Родина. «

Даже одно из имен, значившихся в программе, украсило бы концерт любого масштаба: Иосиф Кобзон, Лев Лещенко, Лариса Долина, Тамара Гвердцители, Ренат Ибрагимов, Валерий Леонтьев, Николай Басков…
И еще – Юлия Савичева, Зара, оркестр Министерства обороны, оркестр «Фонограф», коллектив «Бурановские бабушки», солисты Большого театра, Волгоградский детский симфонический оркестр…

Каждая мама обязана знать:  Как отучить ребенка брать в рот что попало

И опять возвращаюсь к словам из песни «Зачарованная даль» : « Нас осталось так немного …» На концерте была отдана дань памяти многим из тех, кого уже нет — Муслиму Магомаеву — «Мелодия», «Нам не жить друг без друга», «Куба- любовь моя», Юрию Гуляеву — «Усталая подлодка», «Орлята учатся летать», «Обнимая небо крепкими руками», Валентине Толкуновой — «Я не могу иначе», Анне Герман — «Надежда», «Нежность»… Конечно, есть и другие исполнители этих песен, но в нашей памяти – они – первые и неповторимые.

Неоднократно во время концерта приходила мысль о том, что песни Александры Пахмутовой, по сути очень советские, сегодня звучат очень современно и попадают в точку.
Произошло переосмысление некоторых общественных и социальных явлений? Наверно.. Но они к лучшему, я уверена.
Не представляю концерта с такой программой, да еще в Кремле , ну , допустим, 15 лет назад..

Возвращаясь с творческого концерта Александры Пахмутовой в Кремлевском дворце в почти полуночном троллейбусе услышала: «Вот что значит удачно выйти замуж!» Реплика шуточная доброжелательная, началась дискуссия, кому больше повезло в браке — Пахмутовой или Добронравову? Народ потихоньку вытекал из троллейбуса, я доехала до Сокола с однозначным выводом – повезло стране, где они оба живут!

Владимир Даль

В ладимир Даль вошел в историю как автор «Толкового словаря живого великорусского языка». Но список его достижений и титулов велик: собиратель фольклора, первый отечественный востоковед-тюрколог, один из учредителей Русского географического общества, представитель «натуральной школы» в литературе, пионер российской гомеопатии, наконец, автор записок о последних часах жизни Александра Пушкина.

Подвиги юности

Владимир Даль родился в 1801 году в Лугани (современном Луганске), где его отец, датчанин Иоганн Христиан Даль, служил врачом. Приняв в России имя Иван, Даль-старший женился на Марии Фрейтаг из семьи обрусевших немцев и французских гугенотов. Отец Владимира знал восемь языков, мать свободно говорила на пяти. От родителей мальчик унаследовал чувство слова и широкий круг интересов: как говорила Мария Даль, стремление «зацеплять» всякое знание и навык.

В 1814 году 13-летнего Владимира с братом Карлом отправили в Петербург учиться в Морском кадетском корпусе. Позже сам Даль писал, что «замертво убил» там время, а «в памяти остались одни розги», однако закончил корпус он 12-м по успеваемости из 83 выпускников. В 1819 году мичман Даль был направлен на Черноморский флот. По пути к новому месту службы он услышал и записал незнакомое слово «замолаживать» с пометкой: «В Новгородской губернии значит «заволакиваться тучами», говоря о небе, «клониться к ненастью»…». Так было положено начало словарю разговорного живого языка.

В 1825 году Даль уволился с флота и поступил на медицинский факультет Дерптского университета. Во время Русско-турецкой войны 1828–1829 годов Владимира призвали в действующую армию, и перед отбытием он досрочно сдал диссертацию на степень доктора медицины. «Сперва принялась душить нас перемежающаяся лихорадка, за нею по пятам понеслись подручники ее — изнурительные болезни и водянки, — вспоминал Даль о войне. — Не дождавшись еще и чумы, половина врачей вымерла; фельдшеров не стало вовсе, то есть при нескольких тысячах больных не было буквально ни одного; аптекарь один на весь госпиталь. Когда бы можно было накормить каждый день больных досыта горячим да подать им вволю воды напиться, то мы бы перекрестились».

Но именно в армии активно пополнялась его тетрадь живого языка. Биограф Даля Владимир Порудоминский так описывал этот процесс:

После окончания войны Даль отправился со своим полком в Польшу для подавления восстания, где за неимением настоящего инженера принял руководство строительством переправы через Вислу. Начальство наказало инициативного лекаря, но узнавший эту историю император Николай I пожаловал герою Владимирский крест с бантом.

В 1832 году вышли в свет «Русские сказки, из предания народного изустного на грамоту гражданскую переложенные, к быту житейскому приноровленные и поговорками ходячими разукрашенные казаком Владимиром Луганским. Пяток первый». Даль, на тот момент уже ординатор Санкт-Петербургского военного госпиталя, публиковался и раньше, но широкий читатель узнал его, познакомившись со стилизованными на народный манер сказками. Критик Виссарион Белинский творчество некоего Луганского (этот псевдоним закрепился за Далем на долгие годы) не одобрил. Зато Александр Пушкин сразу увидел талант автора и подсказал ему верное направление:

Чиновник особых поручений

В 1833 году Даль снова поменял род занятий. Популярный в столице глазной хирург, да к тому же писатель, он вдруг отправился в Оренбург в качестве чиновника особых поручений при губернаторе. В том же году он сопровождал Пушкина в поездке по Южному Уралу. Собранные ими материалы вошли в пушкинские «Историю Пугачевского бунта» («Историю Пугачева») и «Капитанскую дочку». В последний раз Даль и Пушкин встретились спустя три с небольшим года. Находившийся в то время в Петербурге Даль пришел к раненому на дуэли Пушкину и оставался с ним до конца. Его записки о последних часах жизни поэта по-врачебному точны и подробны.

Во время службы в Оренбурге Владимир Даль постоянно путешествовал по обширной территории, населенной казаками, татарами, башкирами, казахами, калмыками, черемисами. Одним из первых он записал казахские, башкирские, калмыцкие сказки, пословицы и поговорки, описал обычаи кочевых народов. Учредил кружок по типу научного общества; при содействии губернатора Перовского организовал и возглавил в Оренбурге один из первых в России провинциальных музеев. В Хивинском походе 1839–1840 годов, помимо исполнения основных своих обязанностей при губернаторе, Даль собирал географические и этнографические сведения о Средней Азии, лечил раненых и даже изобрел подвесную койку для перевозки больных на верблюдах. За статьи по медицине, особенно об интересовавшей Даля гомеопатии, в 1838 году он был избран членом-корреспондентом Академии наук.

В 1845 году, уже служа в Петербурге чиновником особых поручений при министре внутренних дел и секретарем при министре уделов, Даль стал одним из учредителей Русского географического общества. Тогда же в связи с выходом альманаха «Физиология Петербурга», где был опубликован очерк Даля, возникло понятие «литература натуральной школы». «Он не поэт, не владеет искусством вымысла, не имеет даже стремления производить творческие создания; он видит всюду дело и глядит на всякую вещь с ее дельной стороны. Все у него правда и взято так, как есть в природе», — писал Николай Гоголь об авторе, печатавшемся под псевдонимом В. Луганский.

В 1849 году Даль по собственному желанию перешел с высокой должности «правой руки министра» в управляющие удельной конторы и переехал в Нижний Новгород. Ежедневная работа с государственными крестьянами (в ведении удельной конторы их было 40 тысяч) заставила его вновь почувствовать собственную полезность для общества. Дочь Даля Мария вспоминала о нижегородской службе отца: «Всякий шел к нему со своей заботой: кто за лекарством, кто за советом, кто с жалобой на соседа, даже бабы нередко являлись в город жаловаться на непослушных сыновей. И всем им был совет, всем была помощь». И опять в его жизни появились разъезды, общение с носителями того народного языка, за которым Даль охотился всю жизнь:

Словарь живого великорусского языка

В 1859 году Даль вышел в отставку и осел с семьей в Москве. Получив наконец время для работы над словарем, Даль планировал готовить его к изданию еще лет десять, но все обернулось иначе. В 1860 году на собрании Общества любителей российской словесности, членом которого был и Даль, раздались голоса в поддержку немедленного издания бесценных материалов, хотя к публикации на тот момент была готова лишь половина предполагаемого словаря. Издатель Александр Кошелев без лишних слов положил на стол три тысячи рублей. На выпуск второй половины деньги выделил государь, правда, более скромную сумму в две с половиной тысячи и с условием, что объявлено будет: «печатание предпринято на Высочайше дарованные средства».

Словарь начал выходить частями в 1861 году. Организован он был по алфавитно-гнездовому принципу: найдя слово по первой букве, читатель сразу мог ознакомиться с однокоренными словами, их толкованием и примерами употребления. Огромный пласт словаря составили пословицы и поговорки — ранее их запретили печатать отдельным изданием (сочли, что слишком много крамолы). Всего в труд вошло около 200 тысяч слов и 30 тысяч пословиц, которые дают представление о жизни и быте русского народа в XIX веке.

Даля критиковали за отсутствие академического филологического подхода, например он по ошибке мог внести в разряд однокоренных слова, таковыми не являющиеся. Но сам Даль претендовал лишь на звание собирателя: «Это не словарь, а запасы для словаря; скиньте мне 30 лет с костей, дайте 10 лет досугу и велите добрым людям пристать с добрым советом — мы бы все переделали, и тогда бы вышел словарь!» Народные сказки Даль передал фольклористу Александру Афанасьеву, песни — собирателю Петру Киреевскому, крупнейшую в России коллекцию лубочных картинок — в Императорскую публичную библиотеку. Все это богатство было издано.

Владимира Даля не стало 4 октября 1872 года. До последних дней он редактировал свой словарь и записывал все новые слова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация