Даже один совращённый ребёнок – это слишком!


Послушный ребенок: почему не у нас? 5 ошибок современных родителей

Что мы делаем не так при воспитании детей

Современные родители — люди глубоко неуверенные в себе, считает психотерапевт Робин Берман. Как еще объяснить тот факт, что они не всегда могут настоять на своем, обсуждают с детьми свои проблемы, как с друзьями, и даже позволяют детям поднимать на себя руку? Вот пять главных признаков таких горе-воспитателей. Если вы заметили их в своей семье, значит, надо срочно что-то менять.

Слишком много сомнений

Лучше всего дети учатся, если вы настаиваете на своем постоянно. Мы называем это «фиксированным подкреплением». Именно такое ваше поведение учит детей тому, что вы говорите, что думаете, и делаете то, о чем говорите. Если же вы не умеете добиваться своего, дети приходят к выводу, что вы не заслуживаете доверия. Ваши требования воспринимаются лучше всего, если они постоянны. Вы удивитесь, насколько быстро изменится поведение ребенка, если вы научитесь постоянно и неизменно настаивать на своем.

Но если иногда вы будете настаивать на своем, а иногда сдавать позиции, это приведет к катастрофическим последствиям. В психотерапии мы называем это «переменным подкреплением», подразумевая, что подкрепление, получаемое в ответ на определенное поведение, оказывается непредсказуемым.

Отличным примером этого явления могут служить азартные игры. Кидая монетку в игровой автомат, вы иногда можете сорвать джекпот, но в подавляющем большинстве случаев этого не происходит. Тем не менее вы вновь и вновь возвращаетесь к автомату и кидаете монетку с одной и той же мыслью: «А вдруг. ».

Переменное подкрепление может способствовать укоренению дурного поведения. Если дети чувствуют, что ваши угрозы — пустой звук и что вы лишь иногда способны настоять на своем, добиться от них послушания будет почти невозможно. Если вы говорите «нет», но, в конце концов, в четырех случаях из пяти сдаетесь, ваши слова не будут значить ничего.

Слишком много разговоров

Еще один перегиб, характерный для сегодняшней культуры родительства, — это излишние разговоры и избыток информации. Раньше родителям достаточно было произнести: «Нет, потому что я так сказал». Ну, а сегодня мы, напротив, готовы объяснять каждый свой шаг до посинения.

Я наблюдала, как двухлетняя девочка играла на балконе, меж тем как ее мать вела безостановочный монолог: «Эмми, не подходи близко к краю! Ты можешь упасть и сильно удариться! Это будет ужасно! Когда ты подходишь так близко к краю, я начинаю нервничать. Ты заставляешь маму нервничать! Мне скоро придется пойти к психотерапевту. Я не хочу, чтобы с тобой случилось что-нибудь плохое!».

Слишком много информации. Ребенку всего два года! Маме достаточно ограничиться кратким: «Милая, туда нельзя!». И все! Говорите с ребенком коротко и ласково. Скармливайте ему небольшие кусочки информации, которые он может легко переварить. Если родитель говорит слишком много, ребенок может перестать воспринимать его слова — или, того хуже, на всю жизнь впитать родительские страхи и комплексы.

Мы должны отучиться проговаривать в беседах с детьми все наши собственные страхи и переживания. Для этого надо сознательно очищать свою речь от подобного мусора. Перед тем, как заговорить, глубоко вдохните и несколько мгновений поразмыслите. Выбросите из заготовленной речи то, что ребенку не стоит слышать. Именно в этом случае чем меньше будет сказано, тем лучше.

Слишком широкий выбор

Еще одна проблема, во многом схожая с избыточными разговорами, — проблема слишком широкого выбора, который вы предоставляете детям. Это также нарушает равновесие и может быть непосильно для ребенка.

Я была очень удивлена, когда однажды стала свидетельницей того, как мать советовалась с пятилетней дочерью по поводу своей дальнейшей карьеры: «Как ты думаешь, стоит маме пойти на новую работу, в банк, или остаться на старой работе?».

Внимание: это опасно для детской психики! Мозг малыша пока не готов к принятию столь серьезных решений! Фронтальные доли головного мозга, отвечающие за критическое мышление, у детей пока еще находятся на самой ранней стадии развития и закончат формироваться в возрасте далеко за 20. Так что ваш малолетний отпрыск, с точки зрения неврологии, пока не готов принимать за вас решения. В тот раз девочка, посмотрев на маму, выдала: «Чего?!». Что ж, неплохо сказано.

Детям можно предоставлять право принимать решения — но в соответствии с возрастом. «Ты будешь курицу или макароны?» — нормальный выбор для пятилетней девочки. Но заставлять ее взвешивать плюсы и минусы работы в банке — абсурд.

Слишком на равных

Пытаясь стать другом своему ребенку, вы играете с ним на равных. Проблема в том, что равенства между вами нет и быть не может. Выстраивая дружеские отношения с детьми, мы вновь нарушаем структуру власти в семье. Если вы — друг, а не родитель, значит, ваш ребенок остается сиротой.

Как психотерапевт я часто встречаюсь с пациентами, мечтавшими, чтобы родители взялись, наконец, за выполнение своих обязанностей. Так, мама Джил, одной из моих пациенток, все время стремилась стать для дочери своей в доску. Она угощала ее компанию алкогольными напитками, когда они были еще несовершеннолетними, включала в машине любимую музыку дочери на полную громкость и одевалась по последнему писку молодежной моды.

Когда Джил, которой на тот момент уже исполнилось 25, пригласила мать на совместный сеанс психотерапии, та была потрясена.

«Джил, ты — моя лучшая подруга, — начала ее мать. — Ты оставалась ею всегда, даже когда была еще малышкой. Я не понимаю, что не так?».

Джил взглянула на мать, и у нее на глазах показались слезы.

«Мам, ты изо всех сил старалась стать моей подружкой, — ответила она. — Но у меня много друзей, а мама — только одна. Я не хочу, чтобы ты была мне подружкой, — я хочу, чтобы ты была мне матерью!»

Один замечательный отец на своем опыте узнал, как установление границ способствует формированию у ребенка чувства безопасности. Мать его сына умерла, когда тот был младенцем. Джей не знал счастья безусловной материнской любви. Из-за этого его отец очень страдал — и в результате портил сына. Он никогда не наказывал мальчика за плохое поведение. В 10 лет Джей устроил грандиозный скандал в магазине. Он хотел купить фильм, который прокатчики не рекомендовали детям младше 13 лет и который его отец считал неподходящим для сына по возрасту. Джей закатил настоящую истерику, упав на пол и дрыгая ногами.

До этого я, работая с его отцом, много раз пыталась убедить его установить для мальчика границы и последовательно заставлять его придерживаться их. Однако до того случая у мужчины не хватало духу последовать моим советам. Но тут, наконец, его терпение иссякло. Он спокойно сказал сыну, что они отправляются домой без фильма. Джей прорыдал всю дорогу до дома. Но примерно через час мальчик уже выглядел абсолютно счастливым, хохотал и шутил с отцом. И вот в какой-то момент он спросил: «Пап, мы же не купили фильм — так почему мне так здорово?».

Мы должны уметь окружить ребенка любовью в тот момент, когда он испытывает гнев, страдания, разочарование, и дать ему пережить эти чувства в безопасности. Мы должны уметь твердо держать курс, даже если буря эмоций захлестывает наших отпрысков с головой. Так что идите вперед, позвольте себе быть свободным и избавьтесь от страха выглядеть в глазах ребенка «плохим парнем». Спокойно отнеситесь к сегодняшнему недовольству вашего чада — и, я уверяю вас, история будет к вам благосклонна.

Кто кого бьет

В современной семейной практике меня больше всего поражает и ужасает то, что дети бьют своих родителей! Увы, подобное чудовищное и категорически неприемлемое поведение сегодня — отнюдь не редкость.

Конечно, когда предшествовавшие поколения родителей считали нормальным поднимать руку на ребенка — это было не менее ужасно. Подобным дурным примером родители учат ребенка тому, что можно решать проблемы с помощью насилия.

Давайте подумаем, какое послание вы передаете таким образом: «Мой ребенок отвратительно себя ведет. Отлуплю-ка я его как следует — и пусть знает, что если он чем-то расстроен, ему нужно лишь пойти и кого-нибудь побить!».

Да, вам удастся добиться немедленного послушания — здесь и сейчас, но в долгосрочной перспективе вы, скорее всего, породите множество проблем. Исследования показывают, что дети, которых подвергали физическим наказаниям, чаще оказываются неспособными подчиняться требованиям дисциплины, чаще проявляют физическую агрессию, чаще становятся жертвами разного рода зависимостей и испытывают проблемы с психикой.

«Меня пороли — и ничего, вырос нормальным человеком!» — это оправдание весьма распространено, но от этого оно не становится менее подлым. Воспоминания о пережитых в детстве физических наказаниях до сих пор мучительны для многих взрослых. И тот факт, что родители пороли детей веками, не делает порку правильным или хотя бы приемлемым методом воспитания.

Однако не менее отвратительно, когда сегодня, при вывернутой наизнанку иерархии власти, дети поднимают руку на родителей.

Сегодня отцы и матери посылают своим чадам такое послание: «Ты расстроен —что ж, иди сюда и отвесь мне хорошую оплеуху!». Вы, пусть и ненамеренно, учите его поднимать руку на близких — делать то, чего, как уже было сказано, делать ни в коем случае нельзя.

Детские психотравмы: 4 случая, когда родители неосознанно калечат судьбу ребенка

Все, что мы сейчас с вами проживаем, все то, как складывается наша жизнь — получается у нас что-то или не получается, умеем ли мы радоваться жизни или чаще всего находимся в пессимизме, умеем ли мы общаться с близкими, — все уходит корнями в наше детство.

Как нас воспитывали мамы, папы, воспитатели в детском саду, учителя в школе, какие взаимоотношения были между нашими родителями, как мы вплетались в эти отношения — от этого всего зависит наша сегодняшняя жизнь.

Марина Матвиенко, психолог-биоэнерготерапевт, член Профессиональной психотерапевтической лиги, основатель центра психологии и развития человека «Путь к Себе», рассказывает, как детские психологические травмы влияют на будущую жизнь человека, и дает важные рекомендации.

Прежде чем выделять основные причины детских психологических травм, давайте рассмотрим пример из реальной жизни.

Случай из практики

Родители одного мальчика часто и много скандалили. Отец бил и его, и мать. Это были очень жесткие наказания по принципу «не так сидишь, не так свистишь». Во время побоев в ход шло все что угодно — шланги, палки, ремни, сетки.

Взрослеющий мальчик ненавидел отца и был обижен на мать, которая из-за страха перед мужем не спешила защищать ребенка. Мало того, она старалась ударить его первой для того, чтобы не ударил отец. Это была своеобразная защита:

Но вскоре отец зашел так далеко, что мать приняла важное решение: когда мальчику исполнилось 9 лет, родители развелись.

После побоев у мамы сильно ухудшилось здоровье, поэтому сын стал хозяином в этой семье. К тому же у него была еще младшая сестра, о которой матери приходилось заботиться в первую очередь.

Все это привело к тому, что, с одной стороны, ребенок в 9 лет очень быстро повзрослел, а с другой — он не прожил свое детство.

Мальчик вырос. Но даже этот взрослый мужчина постоянно нуждался в доказательстве, что он чего-то стоит. Он всегда пытался произвести впечатление на людей, выглядеть лучше, чем он есть на самом деле. Он вечно заслуживал чью-то похвалу, чью-то любовь, поглаживания, высокие должности и так далее. И… оказался жестким тираном по отношению уже к своей семье.

Если бы у его жены был более слабый характер, то, скорее всего, он начал бы ее бить, как когда-то поступал его отец.

Однако женщина имела более твердый характер: «Я тебя уважаю и прошу меня уважать!».

Он воспитывал и любил своих дочерей. Но ровно до 8-9 лет. После этого рубежа, в тот момент, когда ему самому пришлось стать взрослым , у него отключалась вся любовь.

Он считал, что они уже взрослые, и начинал требовать, как со взрослого, не понимая, что перед ним всего лишь дети!

Воспитание стало очень жестким — физические наказания только за то, что «делаешь не так, как я хочу». Это приводило к постоянным конфликтам в семье, потому что жена, конечно же, защищала своих детей.

Как сложится дальнейшая судьба этих девочек, которые теперь полны ненависти к своему отцу и будут выбирать мужей в соответствии с опытом своего детства, пока никто не знает…

Многие вещи мы можем даже и не помнить, потому что это происходило тогда, когда мы были очень маленькими. Но все это откладывается на нашем будущем.

Теперь давайте рассмотрим виды детских психологических травм и то, как они влияют на жизнь взрослого человека.

Нежеланный ребенок

Те 9 месяцев, которые мы провели в утробе матери, а также наше рождение — важный период. К сожалению, на нас откладывают отпечаток психологические травмы, которые проживает мама.

Родители редко об этом думают, но даже будущий малыш хорошо чувствует настроение матери. Что уж говорить о появившемся на свет малыше.

Казалось бы, такие моменты не могут влиять на психологию человека и его будущее. Но на самом деле именно тогда закладываются самые первые наши психологические травмы.

Существуют 4 перинатальные матрицы Грофа, которые мы проживаем в момент рождения. Они тоже влияют на то, как мы будем жить дальше.

Если ребенку не хватает материнской любви, если ему кажется, что мама его не любит и не замечает, у него может развиться «синдром отличника».

Этот синдром заставляет ребенка делать все, чтобы понравиться маме, заслужить ее похвалу. Ребенок изо всех сил старается получать хорошие оценки, делает уборку, ходит только туда, куда мама сказала, делает то, что мама приказала. И все это ради того, чтобы она заметила его, похвалила, погладила по головке. Казалось бы, что в этом плохого?

Дело в том, что человек взрослеет, но этот синдром остается. С «синдромом отличника» мы живем не для себя, а в угоду кому-то. Например, ради мужа или жены. И все это из-за страха потерять любовь этого человека. А тем временем мы теряем себя самого.

Каждая мама обязана знать:  Урок создаем сказку всей семьей

5 типов отцов, которые делают из своих детей закомплексованных неудачников

Дай почитать эту статью своему отцу! С ее помощью твой родитель поймет, почему он воспитывал тебя неправильно. А если не хочешь повторять его ошибок, прочитай сам.

Идеальных отцов не бывает (вспомни, что пришлось испытать Иисусу из-за своего своенравного папаши). Думаем, ты тоже не являешься исключением из правила. Однако печальнее всего в этой ситуации то, что ты можешь не знать, что педагога из тебя не вышло. Заметить ошибки в собственной манере воспитания обычному родителю так же сложно, как вампиру найти у себя на лбу прыщ с помощью зеркала. Зачастую любые сложности, которые возникают при взаимоотношениях взрослых с детьми, интерпретируются как неправильное поведение ребенка. Чтобы перестать перекладывать вину на хрупкие детские плечи и понять, к каким ошибкам ты склонен в процессе воспитания, найди себя по особым приметам среди 5 стереотипов воспитания. Обрати внимание: один стереотип не исключает другого. Ты можешь быть, например, «вечно недовольным авторитарным отцом-телохранителем».

Объяснить, в чем ты неправ, и дать тебе указания, что теперь делать, мы попросили нашего постоянного консультанта, ведущего специалиста центра семейной психологии «Мы», кандидата психологических наук Татьяну Свиридову .

Вечно недовольный отец

Такому отцу практически невозможно угодить. («Папа, папа! Я нашел золотой самородок величиной с череп лошади!» — «Куда в обуви на ковер?!») «Подобное отвержение собственного ребенка обычно работает на глубоком подсознательном уровне, — говорит госпожа Свиридова. — Даже если это не выражается в высказываемых вслух упреках, отец все равно бессознательно переживает, что его чадо слабее и менее успешно, чем остальные дети». Привычка оценивать ребенка по своим надуманным меркам приводит к тому, что даже его реальные успехи будут оставаться незамеченными. Например, для условного папы-спортсмена этой разновидности первое место в конкурсе валторнистов, которое занял его сын-хлюпик, абсолютно ничего не значит. Ведь этот рохля не может даже три раза подтянуться! Особенно держа свою драгоценную валторну в зубах.

Отвергаемый ребенок растет с низкой самооценкой. «Он не может проявить самостоятельность, так как не уверен в собственных силах», — объясняет эту закономерность наш консультант. Кроме того, такой стереотип воспитания может приводить к упрямству и прочим детским разновидностям неповиновения. Не получая отцовской любви, ребенок начинает специально вести себя так, чтобы разозлить родителя: «Раз я такой плохой, то вот тебе!»

На путь исправления

Из всех пяти описанных «неправильных» типов этот самый сложный для исправления. Родительская любовь слепа и, в принципе, работает без дополнительной подпитки неограниченный срок. Причину отклонения от генетической данности точно поможет выяснить только профессиональный психолог. Истоки бывают самые разные: они могут лежать в детстве отца, которого тоже отвергали родители, в существующем браке, заключенном из-за «залета», в подавляемых подозрениях, что ребенок «не твой», и т. п. Если ты попал в эту категорию отцов, попробуй взглянуть на свое поведение со стороны. Буквально. Пусть камера записывает все, что происходит дома: семейный завтрак, совместные игры. «Так как отвержение часто работает на бессознательном уровне, просмотр записи поможет не только документально доказать тебе самому неприятную правду, что ты отвергаешь ребенка, но и, возможно, понять, по какому поводу ты испытываешь раздражение», — утверждает Татьяна.

Отец-телохранитель

Когда «телохранитель» рассказывает о своем ребенке, он, не задумываясь, употребляет слово «мы» и производные от него. («У нас температура», «Мы скоро пойдем в школу», «Мы сегодня опять обкакались, ну, точнее, только я, ха-ха».) Свою жизнь такой отец рассматривает только в контексте ребенка: он не просто зарабатывает деньги — он работает ради будущего своего наследника. «В психологии это называется «симбиотическими отношениями». К ним склонны люди, не чувствующие границ другой личности. Ребенок для симбиотика является продолжением личности отца, который не понимает, что его чадо — это отдельное существо со своими интересами и особенностями», — объясняет Татьяна. Если в школе произошел какой-то инцидент с учителями или одноклассниками, «телохранитель» побежит разбираться, так как воспринимает случившееся как личную драму.

В результате таких чересчур близких контактов симбиотического вида ребенок зависит от настроения взрослого. Если грустно отцу — будет тоскливо и сыну. («Нет, я не отпущу тебя с ребятами во двор. Мы будем вместе сидеть в темной комнате, уставившись в одну точку, и горевать о том, что мне уже сорок пять лет, а я все еще занимаю позорную должность вице-президента банка, а ведь мог бы быть уже его президентом».) Но хуже всего ребенку придется, когда он вступит в самостоятельную жизнь. Получив неправильный опыт взаимоотношений, в будущем он будет тщетно тянуться к людям, чтобы получить такой же острый и всепоглощающий эмоциональный контакт, как в детстве. Хорошо, если ему попадется такой же симбиотик, но его, скорее всего, ждет череда разочарований. Психоаналитики считают, что именно такие личности сильнее всего склонны к зависимостям: алкоголю, наркотикам, азартным играм. Симбиоз не терпит пустоты. Но зато этот вакуум легко заполнить выпивкой, которая всегда под рукой и никогда не подведет.

На путь исправления

Если ты нашел в себе черты «телохранителя», наш специалист рекомендует тебе попробовать увлечься чем-то еще помимо дражайшего чада. Больше времени на коллекционирование компасов — меньше времени на то, чтобы испортить ребенку жизнь. Кроме того, подкрепи процесс отделения сложением с себя былых обязанностей. Например, договорись с ребенком, что помогать ему решать домашние задания по математике ты теперь категорически не будешь. Так как симбиоз — проб­лема двух людей, главное — дать ребенку опыт общения с другими, чтобы он ознакомился с разными типами поведения. Такой социум предоставят спортивная секция, летний лагерь, няня или киднеперы.

Авторитарный отец

Отцы авторитарного типа обычно происходят из семей, в которых тоже проявлялся авторитаризм (поэтому каждый сын авторитарного отца к тому же является еще и внуком авторитарного деда). Общение с ребенком у такого родителя всегда ограничено жесткими правилами и строго регламентировано. Обрати внимание, что этот самый хваленый авторитет основывается не на умениях или заслугах отца, а просто на том, что он старше, выше и с усами. («Я не буду есть эту тушенку!» — «Будешь!» — «Не буду!» — «Я сказал, будешь — значит, будешь!» — «Папа! Ну разреши тогда хотя бы открыть перед этим консервную банку!»)

Ребенок, придавленный в детстве отцовским авторитетом и приученный к тому, что капризничать нельзя, скорее всего, так никогда и не научится выражать свои эмоции словами. «Это чревато тем, что любое горе им будет переживаться труднее, он не сможет помочь себе, «выговорив» его. А это первый шаг к возникновению психосоматических проблем», — поясняет госпожа Свиридова. В целом же из детей, воспитанных в авторитарной семье, получаются идеальные подчиненные. Они очень педантичны, исполнительны и преданны. Если ты начальник отдела кадров, набирай именно таких, не прогадаешь. Правда, им не хватает творческой смелости и гибкости мышления, но четко поставленные задания они будут выполнять от и до.

На путь исправления

Если в тебе достаточно силы воли, чтобы скомандовать самому себе прекратить командовать ребенком, так и поступи. Однако разом переделать себя тебе вряд ли удастся. А посему попробуй загонять себя в любимые тобой рамки правил. Чаще играй с ребенком в игры, в которых ничего не зависит от твоего возраста, силы и мнения. Подойдет и «Монополия», и лото, и русская рулетка, если, конечно, у пистолета не слишком тугой для ребенка спусковой крючок. Так как выиграть в эти игры может кто угодно из вас, ты не будешь давить своим дутым авторитетом. Уравновесят твой нрав и игры, в которых ребенок будет командовать тобой. Ты можешь играть в лошадку, возя на своем норовистом, необъезженном хребте наследника. А если он постарше, просто попроси его, чтобы он объяснил тебе, как разобраться с iTunes. Идти против своей авторитарной натуры тебе будет сложно, но ты должен постоянно показывать ребенку, что папа бывает и другим.

Отец-попуститель

Ребенок «попустителя» может стоять на голове (в том числе его собственной), но отец никогда не отчитает его. Как можно! Пусть ему всего два года, но это уже сформировавшаяся личность! Ты наверняка встречал продукт подобного воспитания: в самолете этих малолетних горлопанов обычно сажают как раз за твоим креслом. Папаша-попуститель никогда не замечает проблем, которые доставляет окружающим его чадо. Если кто-то посторонний сделает замечание (а такой ребенок слышит их от незнакомых людей постоянно), от отца достанется не провинившемуся шалопаю, а постороннему. Вместо того, чтобы искать причину отвратительного поведения, ищется и, само собой, находится оправдание неблаговидного поступка.

«Ребенок, которому не были в свое время заданы границы поведения, вырастает маугли в социальном смысле, — навешивает ярлык наш консультант. — Общество не примет этого дикаря, так как большинство его поступков будут восприниматься как хамство и наглость. Потакание любым его «хочу» формирует психопатическую личность, которая будет грубо нарушать любые правила и нормы». При этом сам «маугли» никогда не догадается, чем он так всех достает, и не додумается попросить прощения. Его чувство эмпатии так и не было развито, поэтому он не понимает, что на него могут злиться и обижаться.

На путь исправления

Отныне твой разум должен превалировать над чувствами. Этого будет проще добиться, если ты станешь смот­реть на любой поступок своего ребенка как бы глазами постороннего. Сын подкинул тебе в карман лифчик воспитательницы? Какой милый розыгрыш! Но как бы ты поступил, если бы это сделал не твой наследник, а чей-нибудь чужой балбес? Да, конечно, в итоге ты простишь сына, но ни в коем случае не сразу: после любого проступка ребенок должен получать обратную связь. Не проглатывай даже самую маленькую обиду. Ты обязан каждый раз объяснять, почему тот или иной поступок плох или хорош. Если же ты настолько слабое существо, что у тебя каждый раз обливается кровью сердце, когда приходится наказывать ребенка, найми очень строгую няню и дай ей полную власть над ребенком. Если бы за Карлсоном в детстве приглядывала фрекен Бок, сказка получилась бы скучной, но торты малыша и его паровая машинка остались бы целы.

Отец-нянька

Такого родителя легко узнать по шагающему рядом трехлетнему человеку, который в свои зрелые годы все еще не выпускает изо рта младенческую соску. Отец-нянька воспринимает ребенка младше его реального возраста. Сдувание пылинок со своего чада свойственно любому родителю. Вспомни, как ты трогательно заботишься о своем ребенке, когда он болеет и вызывает в тебе ослепляющую жалость. («Выгнать из комнаты надоевшего пони и пригласить свежих клоунов? Сейчас-сейчас! Не вставай!») Вспомнил? Вот точно так же отец-нянька относится к своему — каждый день. Кроме того, что подобное чрезмерное стремление оградить ребенка от любых трудностей связано с естественной любовью к своему отпрыску, часто это отягощено внутренней проблемой отца. «Его могла сильно потрясти какая-нибудь беда, случившаяся с ребенком. Допустим, он очень долго и сильно болел или чуть не попал под машину, — предполагает Татьяна Свиридова. — Или, например, отец просто чувствует за что-то свою вину перед ним. К слову, осознание причины, превратившей тебя в отца-няньку, — это первый и самый большой шаг к исправлению ситуации».

Потому как требования, выставляемые к ребенку, не соответствуют его реальным возможностям, он вырастет очень капризным. Окружающих людей, особенно родителей, избалованное чадо всегда будет воспринимать только средством для удовлетворения своих потребностей. При этом, пока другие будут страдать от его эгоизма, сам он будет испытывать трудности с адаптацией в кругу сверстников: вся группа уже построилась парами у дверей, а он все еще ждет, пока воспитательница завяжет ему шнурки. Ха-ха, как сказал бы Нельсон, показывая пальцем на этого маменькиного сынка.

На путь исправления

Самый простой путь — прочитать хоть одну здравую книжку по нормативам развития ребенка и поверить в то, что там сказано. Если умные люди написали, что ребенок к двум годам должен уметь построить (без твоей помощи!) башню из восьми кубиков, то так оно и есть. (Кстати, жаль, что эти нормативы заканчиваются на школьном возрасте. Было бы интересно узнать, какой высоты башню из кубиков должен уметь построить мужчина, скажем, сорока двух лет.) А еще, поскольку замечено, что отцы-няньки чаще всего встречаются в семьях с одним ребенком, можешь завести еще парочку детей. Правда, тогда у тебя не скоро появится время на наш журнал. Так что на всякий случай прощаемся с тобой.

uchenitsa_iya

ученица

ВЕК ЖИВИ, ВЕК УЧИСЬ.

В основе данного анализа лежат исследования ведущих психоаналитиков, которые за годы научной и статистической деятельности смогли определить и обозначить основные черты, присущие людям с подобного рода парафилией, интервью ГЛЕБА ГРОЗОВСКОГО (далее в тексте сокращенно «Г.»), интервью родственников и защитников Г., которые, сами того не зная, являются главными обличителями своего подзащитного, а также биография Г., в частности, его деятельность и выбор жизненного пути.

Кроме того, я проведу некоторые параллели между Г. и известным педофилом. Анализ данных, полученный из указанных источников, позволяет мне говорить о Г. именно как о «классике жанра» педофилии, потому что в образе этого человека четко прослеживаются практически все известные поведенческие черты педофила (!)

Психологи выделяют два основных типа педофилов. К первому типу относятся т. н. «интровертные педофилы», для которых характерна интеллектуальная неразвитость, замкнутость, склонность к содомии и насилию. Они не стремятся скрывать свои преступления, не стремятся «договариваться» с жертвами и «соблазнять» их, совершая свои преступные действия путем применения силы. Если верить статистике, таких педофилов по сравнению со вторым типом меньшинство.

Второй тип педофилов составляют с виду открытые, общительные, дружелюбные, социально активные, высокоинтеллектуальные личности. Они практически никогда не применяют силу, стараясь договориться с жертвой, вовлечь ее в свой преступный план и удерживать ее путем различных манипуляций, поэтому их деятельность может долгие годы оставаться в тени. Таких педофилов большинство. Проводя свой анализ, я буду сопоставлять Г. с педофилами второго из двух описанных типов.


Я буду строить свой анализ и проводить аналогии в следующей последовательности:
1. Образ Г. по сравнению с собирательным образом педофила;
2. Деятельность Г. и его интерес к детям по сравнению с типичным проявлением влечения к детям у педофила;
3. Семейный статус: выбор жены (конкретный образ жены), удочерение как проявление типичной склонности к педофилии;
4. Таблица сравнения с другим известным педофилом;
5. Выводы и предположения.

1. «Глеб Грозовский – отличный парень»
Удивительно, но практически все, кто знал Г., отзываются о нем с большой теплотой (за исключением пострадавших, конечно же). О нем говорят, как о человеке открытом, общительном, добром, трудолюбивом, немного странном, не похожем на священника, зато похожем на ребенка.

Каждая мама обязана знать:  Истерика Истерика!

В. Бутусов: «Для меня этот человек меньше всего подходящий на роль злодея, по причине того, что он достаточно легкий, достаточно мягкий, достаточно наивный, в хорошем смысле этого слова. Нет. Наивность – это определенная степень сохранения детского состояния, когда человек способен поверить в те вещи, которые нас периодически плющат обстоятельствами и всем прочим, и мы постепенно перестаем воспринимать некоторые вещи, то есть он восприимчивый человек. » .

Сам Г. о своей привлекательности: «Однажды моя теща мне сказала – Глеб, почему ты так смотришь на женщин? – Как? – Ты смотришь на них так, что они влюбляются в тебя, слишком искренно и слишком откровенно. А я даже не знал и не замечал, что смотрю на людей как-то так, что они влюбляются в меня».

Таким образом, люди замечают в Г. добродушие, открытость, детскую наивность, общительность, непохожесть на «злодея», привлекательность. Я хотела бы особо отметить, что многие подметили в Г. черты, присущие ребенку. Об этом я подробнее скажу чуть позже.

А теперь давайте обратимся к научным исследованиям, которые описывают один из основополагающих поведенческих принципов интеллектуального педофила – принцип «отличный парень». Я приведу выжимку из переведенной мной работы одного из самых известных исследователей такого рода отклонений Кена Ланнинга «Растление детей: поведенческий анализ для служащих правоохранительных органов, расследующих дела о сексуальной эксплуатации детей»:

«Вторым ключевым поведенческим принципом является образ преступника, как «отличного парня», «душки», «славного малого», который, как всем кажется, искренне любит детей, и которого, в свою очередь, очень любят дети. Такие преступники, как правило, домогаются детей при помощи соблазнения.

Они буквально влюбляют в себя окружающих, которые искренне считают, что они «отличные парни» и «душа компании». Именно поэтому многие взрослые не могут поверить в то, что такие добропорядочные, прекрасные, милые, добрые люди, столь всеми любимые, могут причинить вред их детям, и вообще совершить что-то плохое.

Сексуальные преступники с таким поведенческим принципом могут стать учителями года, популярными спортивными тренерами или лучшими наставниками. Зачастую они словно магнит для детей – дети их обожают, липнут к ним, восхищаются ими. При этом, дети иногда чувствуют, что этот дядя «странный» и не похож на других взрослых. Но родители, которые так хотят, чтобы у их детей были хорошие оценки, или верят в какой-то талант ребенка, зачастую не слышат этих отзывов о «странности» учителей или тренеров.

Они считают, что их ребенком так усердно занимаются, потому что ребенок талантлив. Такие заблуждения приводят к тому, что родители могут сами подтолкнуть ребенка к педофилу. А педофилы именно этого и добиваются, отчаянно пытаясь быть «отличным парнем» в глазах родителей детей, и одновременно прибегать к тактикам соблазнения детей и манипулирования ими, чтобы о совершенных деяниях не узнали взрослые.

Я ни в коем случае не хочу сказать, что все люди, которые посвящают свою жизнь чужим детям, являются педофилами, но я также не берусь утверждать и обратное. Эти «отличные парни», как правило, стараются рационализировать и объяснить свое поведение. И это им зачастую удается, ведь этот поведенческий принцип, как правило, характерен для интеллектуально развитых и хорошо образованных преступников.

Сейчас принято всех педофилов называть злодеями. В узком смысле, применительно к их сексуальным деяниям, это определение к ним подходит, но в широком смысле это определение может абсолютно им не соответствовать. Многие педофилы сохраняют образ «отличных парней» не потому что они искусно маскируют свои деяния, а потому что они и на самом деле могут искренне и от души совершать добрые поступки – заботиться о слабых, помогать бедным, любить животных.

Восприятие педофила, как злодея, зачастую приводит людей к ошибочным суждениям, что порядочный, добрый, милосердный, трудолюбивый человек ни в коем случае не может быть педофилом. Поэтому, если уж и использовать термин «злодей» по отношению к педофилу, то нужно отдавать себе отчет, что этим злодеем может оказаться добрейшей души человек.

Признание того факта, что даже «отличный парень» может оказаться педофилом, поможет более эффективно пресекать их преступную деятельность и упростить процесс расследования сексуальных преступлений против детей» .

То, что описанный исследователем образ «отличного парня» очень напоминает Г., не может, конечно же, служить доказательством его вины. Однако совершенно очевидно, что доводы защиты «такой хороший человек не может быть педофилом» разбиваются вдребезги о научную статистику.

2. Интерес к детям
В уже приведенном выше отрывке из исследования Кена Ланнинга звучит: «Я ни в коем случае не хочу сказать, что все люди, которые посвящают свою жизнь чужим детям, являются педофилами, но я также не берусь утверждать и обратное».

Психологи в один голос твердят одну прописную истину: Любое проявление интереса взрослого постороннего человека (будь то учитель, тренер, друг семьи и т.д.) должно быть тревожным звонком для взрослого. Чрезмерным интересом считается внимание, которое взрослый зачастую под благовидным предлогом уделяет чужому ребенку, и которое превосходит его профессиональные обязанности.

Безусловно, само по себе это внимание ничего не значит. Человек может любить чужих детей, потому что у него нет собственных или по каким-то другим благим душевным порывам. Но статистика сексуальных преступлений против детей доказывает, что педофилам всегда свойствен чрезмерный интерес к детям. Таким образом, можно утверждать, что не все люди, уделяющие много внимания чужим детям, педофилы, но всем педофилам свойственен чрезмерный интерес к детям.

Поэтому, когда такой интерес присутствует, то взрослым нужно быть начеку. Педофилия – это отклонение в психике человека. Педофил потому и является педофилом, что он при всей своей возможной интеллектуальной развитости не в силах противостоять своему влечению. Это влечение в его жизни является основополагающим, оно доминирует в нем.

«Есть такое понятие, как зависимое поведение. Можно провести аналогию с алкоголиком или наркоманом. У педофила бывают периоды абстиненции, когда он не может реализовать свои потребности. Это достаточно тяжелая вещь, со снами, с фантазиями» (Георгий Введенский, доктор медицинских наук, проф. Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В.П.Сербского, интервью для МК, 20.03.13.).

Педофилы готовы тратить свое время, энергию и денежные средства на свое увлечение. Они всегда буквально окружают свою жизнь детьми. Многие педофилы выбирают профессию, связанную с детьми (учитель, тренер, детский врач, вожатый в лагере, водитель детского автобуса, священнослужитель). Многие занимаются волонтерской деятельностью, связанной с помощью детям, организовывают скаутские лагеря, детские мероприятия: «Чаще всего они сами рвутся к детям.

Это распространенное явление. Среди них встречаются педагоги, детские фотографы, инструкторы, тренеры. Были педофилы, которые не вступали в сексуальные контакты со своими подопечными, мучились, но оторваться от детей не могли» (Георгий Введенский, доктор медицинских наук, профессор Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В.П.Сербского, интервью для МК, 20 марта 2013).

Некоторые педофилы женятся на женщинах с детьми их гендерного и возрастного предпочтения, а некоторые берут приемных детей. Если говорить о Г., то сама его биография указывает на то, что интерес к детям проходит красной нитью через всю его жизнь.

Об этом же в один голос твердят и защитники Г. И действительно, влечение к детям проявляется у Г. с раннего возраста (как у большинства преференциальных сексуальных преступников): первые визиты в детские дома начались еще в студенческие годы (когда учился в Лесгафта, посещал Детский дом № 13).

В дальнейшем практически вся его жизнь была сфокусирована на деятельности так или иначе связанной с детьми – преподавание, волонтерская деятельность и благотворительность, кружки, лагеря, выступления против ювенальной юстиции и пр. Буквально каждый свой шаг Г. окружал детьми. Его жена Татьяна в программе «Пусть Говорят» вспоминает о том, что даже их первые свидания проходили в детских домах .

Вот как сам Г. задолго до обвинений в педофилии рассказывает в интервью для газеты «Невское время» о том, что желание неожиданно сменить профессию (от тренера к священнику) было связано с желанием быть ближе к детям:

«После школы я поступил в Университет физкультуры и спорта – хотел стать тренером, работать с детьми. Я же играл в футбол – десять лет отзанимался в «Зените». Я бы засмеялся в лицо тому, кто мне сказал бы: будешь священником! Что за глупости?» И когда мой средний брат Андрей пошел в семинарию, я не понимал: как же так, хотел быть юристом?! Человек с предпринимательской жилкой, и вдруг – раз! – поступает учиться в семинарию. Ко времени окончания университета я понимал, что если буду служителем Божиим, то у меня будет больше возможности помогать детям» .

А если добавить ко всему этому постоянное участие во всех возможных детских мероприятиях, странное и слишком напористое рвение в любую погоду организовывать детские выездные лагеря и пр. деятельность Г., то становится совершенно очевидно, что интерес Г. к детям — более чем чрезмерный. И какими бы благими намерениями этот интерес не объяснялся, он все равно должен вызывать подозрения, как все выходящее за рамки привычного.

Еще одной распространенной и отличительной чертой интеллектуального педофила является умение виртуозно найти подход к детям. Для того, чтобы найти подход к детям, вовлечь их в свои действия, а затем еще заставить их сохранить все в тайне, нужны отличные коммуникативные способности, умение «влюблять» в себя людей, «авторитетность» позиции, чтобы не вызывать подозрений у взрослых и влиять на ребенка, а также способность безошибочно определять наиболее уязвимую жертву.

Надо ли объяснять, что все эти качества и инструменты были присущи Г., священнику, посвятившему жизнь чужим детям, влюбляющему в себя окружающих и пользующемуся безграничным авторитетом у детей.

Используя перечисленные инструменты и поведенческие принципы, педофилы, как правило, разрабатывают свою собственную методику «соблазнения»:

«Процесс соблазнения обычно состоит из определения целей и потребностей ребенка, сбора информации о его интересах и слабостях, получения доступа к ребенку (спорт, религия, образование, соц. сети), выполнения эмоциональных и материальных потребностей ребенка, послабления запретов и получения и удержания полного контроля над ребенком (например, путем угроз, соревнования, давления, сговора).

Наиболее уязвимыми, конечно, оказываются дети из неблагополучных семей или детских домов, попавшие в руки педофилам, которые пользуются авторитетом у окружающих. Но по факту любой ребенок может стать жертвой умелого педофила с хорошими коммуникационными навыками» . (Кен Ланнинг «Растление детей: поведенческий анализ для служащих правоохранительных органов, расследующих дела о сексуальной эксплуатации детей». (Издание 5-е. 2010 г).

Инфантильность, присущая большинству педофилов, способствует тому, что они очень быстро понимают интересы ребенка. А теперь давайте вспомним нашего «ребенка в рясе» и его стремление быть «как дети, чтобы быть ближе к Богу». Для Г. не составляло никакого труда завоевать любовь и доверие ребенка. Дети часто принимали его «за своего». Вот, например, как один ребенок, отдыхавший с Г. в Коневце, вспоминает о нем:

«Судя по рассказам мальчишки, свободного времени на Коневце не было ни у кого: священник постарался занять играми каждую минуту. Даже ночью (говорит отец ребенка, далее говорит его сын).

— Один раз нас подняли ночью, сказали, что тревога, Сказали, что кто-то похитил о. Глеба и ещё двух взрослых, и мы должны их искать. Весь лагерь увлечённо искал похищенных. О. Глеб был найден связанным в кустах с кляпом во рту.

Отец Глеб был самым весёлым из всех взрослых. Он играл с нами в футбол. Девчонки тоже играли» . (Статья «Глеб Грозовский. Жизнь и служение» от 06 ноября 2013. Источник Фонтанка.ру)

Обычно педофилы стараются унифицировать свою методику совращения детей и манипуляции ими. Их действия во время совершения преступления иногда имеют характер ритуала со стандартными действиями и фразами.

Как правило, они выбирают что-то, что могло бы сделать понятным для ребенка их «странное» поведение. Таким образом, они вовлекают ребенка в участие в этом процессе, а затем манипулируют им, уговаривая молчать под каким-то выдуманным предлогом. Именно сходство в манере манипуляции ребенком и методике его совращения позволяют определить причастность того или иного человека к серии преступлений.

Я не знаю точно, какая была методика у Г., но могу предположить, что ключевым кодом в манипуляции ребенком, объясняющим ребенку его поведение, была религия. Возможно, он улучал моменты или сам искусственно создавал ситуации, когда оставался с ребенком наедине (например, отправлял вожатых из лагеря или обещал взрослым друзьям присмотреть за их детьми, когда те в отлучке).

Свои действия ребенку он объяснял, к примеру, контактом с богом через прикосновения или передачей частички любви и тепла богу через объятияС. Все это наделял таинственностью и сакральным смыслом и договаривался с ребенком хранить это «общение с богом» в секрете. Это предположение родилось у меня, когда я прочитала высказывание Г. о приобщении детей к церкви:

«Вера – это дар! Допустим, перед нами пятилетний неверующий ребенок. Если ему встретится верующий человек, который сможет открыть для него красоту – того же колокольного звона, солнца, природы, то у малыша на всю жизнь запечатлеется многогранность сотворенной Богом гармонии. Он почувствует, как прекрасен этот мир. Другой вариант, когда ребенок знает, что ты верующий, и ты свое тепло отдаешь ему всецело, обнимая его так, что он не может не почувствовать твою любовь.

Почему нам хочется обняться, потому что вот тут у нас душа, и душа с душой хочет соединиться. Ребенок такие вещи очень сильно чувствует, и они являются для него фундаментом будущего благодарного отношения к Богу, людям, природе. Детей невозможно обмануть, они тонкие психологи. Когда однажды ребенок почувствует, что его кто-то искренне любит, то это эмоциональное переживание для него станет очень сильным связующим звеном в вопросе веры, значимым толчком к ней. Особенно если речь идет, к примеру, о пятилетнем ребенке» . (Статья «От бомбардира до духовника» от 08.07.10.).

В этом высказывании я также усматриваю попытку Г. рационализировать свое поведение. Очень часто бывает так, что сами педофилы, пытаясь как бы оправдать свои действия для самих себя, приводят себя к мысли о том, что их действия не причиняют ребенку вреда, а даже наоборот позволяют ему почувствовать любовь и заботу. Этим они как бы оправдывают себя.

Именно попытка рационализировать свое поведение с одной стороны, и желание получить свободный доступ к детям, с другой стороны, зачастую приводит педофилов к волонтерской деятельности в детских домах. Есть еще одна важная особенность педофилов, которая прослеживается у Г.

Как утверждают психологи, педофилы испытывают удовольствие не только от развратных действий по отношению к детям, но и от самого процесса их соблазнения. Многие педофилы получают удовольствие от прикосновений к детям под благовидным предлогом на глазах у большого количества людей (например, на виду у родителей или перед другими учениками). Поэтому доводы защиты о том, что якобы Г. не скрывал того, что он обнимал детей, а значит, не имел дурных помыслов, звучат очень слабо.

Каждая мама обязана знать:  Как оформить бесплатное питание обучающемуся на дому

С какой бы стороны ни рассматривать деятельность Г., связанную с детьми, все равно остаются очевидными следующие признаки, характерные большинству педофилов: чрезмерный интерес к детям, умение найти к ним подход, инфантильность и рационализация своих поступков.

3. Семейный статус: выбор жены (конкретный образ жены), удочерение как проявление типичной склонности к педофилии

Как отмечают психологи, если педофилы вступают в брак, то выбирают себе в жены либо сильных, доминирующих женщин, либо слабых, безвольных и инфантильных женщин . Именно такой слабой, безвольной и инфантильной женщиной видится мне Татьяна Грозовская. Я сужу по ее поведению в интервью, по ее очевидной пассивности в «борьбе» защитиков Г., а также по образу ее матери.

В интервью Татьяна Грозовская признается, что ей бывает страшно оставаться одной, что друзья вынуждены ночевать с ней, чтобы ей не было страшно. Ситуацию с Г. она описывает лишь словами: «Я вообще не понимаю, что происходит». Мать Татьяны Грозовской, та самая теща, которую так часто цитирует Г., предстает сильной, активной, доминирующей женщиной (опять же судя по интервью). Дети таких матерей часто вырастают безвольными, инфантильными, неспособными к самостоятельным решениям. В общем-то, Татьяна Грозовская, на мой взгляд, такой и является.

Что касается детей Г., то хотелось бы особый акцент сделать на приемных детях. Г. удочерил двух девочек 9 и 12 лет. Если исходить из пола и возраста жертв преступлений, в которых обвиняется Г., то полностью соблюдены его гендерные и возрастные предпочтения. Поэтому все заявления защиты о прекрасной, благополучной семье тоже звучат довольно слабо, если брать в расчет статистику.

4. Таблица сравнения с другим известным педофилом
Так как, на мой взгляд, как я уже говорила выше, ГРОЗОВСКИЙ – это КЛАССИКА ПЕДОФИЛЬНОГО ЖАНРА, то случаев с похожим сюжетом в судебной и психиатрической практике довольно много. Вспомним хотя бы костромского учителя года Евгения Комлева, которым так восхищались взрослые и дети, а также ряд других фигур, которые были директорами детских домов, музыкантами, политическими деятелями и т.д.

Однако для краткости я возьму всего одну фигуру – это, наверное, самый известный педофил еще советского времени Анатолий Сливко. Я выбрала этого преступника для сравнения с Г., несмотря на разницу в характере и тяжести их преступлений, не потому, что Сливко является одним из самых известных педофилов, о котором снято много документальных фильмов и написано множество статей. Мой выбор обусловлен прежде всего тем, что преступная деятельность Сливко – это ярчайший пример того, как безупречная репутация с успешной деятельностью, обожанием и доверием со стороны детей и восхищением взрослых, помогала Сливко более 20 лет безнаказанно совершать свои преступления, потому что, несмотря на множество улик, никто не мог поверить, что такой человек может оказаться преступником.

Семейное положение:Анатолий Сливко — был женат, 2-е детей; Глеб Грозовский — женат, 2-е детей, не считая удочеренных.

Деятельность: Анатолий Сливкоучитель, депутат, мастер спорта, тренер, организатор скаутских лагерей и различных детских мероприятий; Глеб Грозовский — священник, учитель, волонтер, спортсмен, оргнизатор скаутских лагерей и различных детских мероприятий.

Заслуги: Анатолий Сливко — награды местных властей, заслуженный учитель школы, ударник коммунистического труда; Глеб Грозовский — успешная карьера, спортивные награды, признание, известность, освещение его деятельности в прессе и на телевидении.

Восприятие окружающими: Анатолий Сливко — любовь и доверие детей, у которых он пользовался безусловным авторитетом, восхищение и уважение взрослых; Глеб Грозовский — любовь и доверие детей, у которых он пользовался безусловным авторитетом, восхищение и уважение взрослых.

Что послужило толчком к преступлениям: Анатолий СливкоРодовая травма, способствующая психологическому «застреванию» в травмирующих психику эпизодах. В 1961 г. стал свидетелем дорожной аварии, в которой мотоциклист врезался в колонну пионеров, тяжело травмировав одного из них. Пионер скончался на месте. При этом Сливко пережил сексуальное возбуждение, которое в дальнейшем стремился повторить, воспроизводя отдельные детали происшествия;

Глеб ГрозовскийВ роду есть люди с психопатическими расстройствами. Возможно, такие отклонения есть и у Г., и это могло повлиять на восприятие каких-то жизненных эпизодов. Из «ритуальных» слов и действий во время совершения преступлений, наверное, можно было бы воссоздать ситуацию, которая могла «застрять» в его психике и послужить толчком к его преступлениям.

Сколько времени их преступления оставались тайной — Анатолий Сливко — 20 лет; Глеб Грозовсикй — ?. Как восприняла общественность обвинение: Анатолий Сливко: у дела был широкий резонанс, однако фото и видео архивы преступника стали неопровержимым доказательством; Глеб Грозовский: у дела широкий резонанс, общественность не может поверить в виновность Г., несмотря на существующие доказательства.

5. Выводы и предположения
В своем анализе я высказала лишь свою точку зрения относительно Г. и его отношения к педофилии. Я строила свои предположения исключительно на научных исследованиях и на доступных в сети материалах о Г. Прежде всего, я абстрагировалась от общественного мнения о том, что уважаемый и положительный со всех сторон человек не может быть педофилом.

В основу моих изысканий легла глубокая убежденность в том, что педофилия – это, прежде всего, болезнь. И как у любой болезни у нее есть предпосылки к возникновению и симптомы, общие для всех больных, независимо от их положения в обществе и характера.

Я не знаю, что послужило толчком для развития извращенных влечений у Г. Я лишь предполагаю, что предпосылкой могло быть психическое отклонение или родовая травма, которые способствовали психологическому «застреванию» Г. в каких-то эпизодах, имевших место в его детстве.

Какие именно это были эпизоды, наверное, можно воссоздать из тех «ритуальных» действий, которыми сопровождались его преступления (слова, движения и т.д.). На мой взгляд, Г. представляет собой классику жанра педофилии со всеми присущими интеллектуальному педофилу характерными чертами.

В конце моего анализа мне хотелось бы отметить, что интеллектуальным педофилам, свойственна множественность жертв. Если Г. педофил, то он не мог не «наследить» там, где он активно вел свою деятельность. Характер преступлений Г. крайне деликатный, поэтому немногие находят в себе силы давать показания против него. Очень часто взрослые выбирают неправильную тактику поведения, стараясь загладить произошедшее в памяти ребенка, попросту запрещая ему говорить о случившемся и ограждая от всех, кто мог бы задать лишние вопросы.

А в детских домах и образовательных учреждениях еще и боятся за свои должности и чувствуют свою долю ответственности за то, что подпустили педофила к детям, поэтому заставляют детей молчать под страхом отчисления или наказания. Иногда и сами дети, пережив, потрясение и, возможно, чувствуя свою вину, или стыд, или боязнь быть наказанными молчат о произошедшем. Поэтому найти «следы» педофила крайне сложно...

10 ужасных родительских фраз, которые давно пора запретить

Иногда родители говорят одно — а дети слышат совсем другое. Они хотят помочь, подбодрить или мотивировать стать лучше, а выходит очень обидно и даже грубо. Именно об этих выражениях потом рассказывают на сеансе у психолога, когда говорят о детских травмах. Инна Прибора — о тех фразах, которые стоит исключить из вашего родительского словаря.

От маленьких детей убирают подальше токсичные вещества и острые предметы. Но теперь, благо психологи ответственно выполняют свою работу, мы знаем, что детей следует беречь от острых слов и ранящих фраз. А если что-то и сорвётся с языка, то стоит скорее сделать вид, что это не вы сказали, а из телевизора донеслось: «Ничего, сынок, это не я, а Свинка Пеппа сказала…».

Что слышит ребёнок. «Ты скоро понесёшь наказание, но я тут ни при чём. Хохо!» (зловещий смех).

По интонации всякому ясно, что ждать подарков сегодня вечером не приходится. Фраза работает как угроза и предвещает наказание, которое выберете не вы, а более суровый родитель.

Почему не стоит так говорить. Во-первых, с таким подходом мы как-то сразу признаём, что возможности справиться с ситуацией у нас нет, что мы плохо понимаем, как действовать. Во-вторых, создаём тому отсутствующему родителю не самый приятный образ. Вряд ли муж рад, что мы пугаем малыша его возвращением. Он-то думает, что его очень ждут и с радостью откроют дверь, а не спрячутся вместе с куклами под кроватью.

Что слышит ребёнок. «Все твои вещи на самом деле мои. Даже плюшевая собачка! И вообще — если будешь уходить из дома, вещи не бери».

Мы этого неблагодарного упрямца облагодетельствовали, а он не понимает, как ему повезло. Ребёнок ещё не настоящий, не дорос, чтобы у него была собственность или личные вещи. Ещё интересный приём — угрожать выбросить детские штуки, споткнувшись об них: «Я сейчас выброшу всё твоё лего из дома!».

Почему не стоит так говорить. Вообще-то детей пугает такой подход. «Эээ… Нет, невозможно! Погодите-ка, как это нет ничего своего, а моя кровать? Велосипед? Шкаф с книжками?». Во-вторых, мы в этот момент как бы невзначай показываем ребёнку, что материальные ценности для нас важны, а вот эмоциональное состояние других людей — уже меньше.

Что слышит ребёнок. «Чёрт, они мне — всю жизнь, а я всё равно уроки не выучил. Да ещё и злюсь на них. Со мной точно что-то не так».

Мы работаем на трёх работах, жизнь положили на вас, а ты чашку не помыл! Подрался с братом! Неравнозначно, правда? Фраза опять взывает к признанию заслуг родителей и к нескончаемой благодарности.

Почему не стоит так говорить. Подобный упрёк нагружает ребёнка гигантской ответственностью за жизни и здоровье близких людей. Кроме того, такая постановка вопроса представляет взрослых великодушными альтруистами, на фоне которых провинившийся ребёнок выглядит злодеем.

Что слышит ребёнок.«Боже! О нет! Мама скоро умрёт. Как так вышло? Я же просто отказался есть капусту…».

Произносится в моменты бессилия и мрачного отчаяния. Или просто так, когда ребёнок швырнул свой самокат в лужу. Или когда мы долго несли ребёнка на руках. Но эффект одинаков: фраза превращает родителя в жертву маленького мефистофеля. Видишь, у меня колени ноют и нервный тик правого глаза? Это всё ты виноват.

Почему не стоит так говорить. Взрослый перекладывает ответственность за своё эмоциональное, и иногда физическое состояние на ребёнка, который никак не может за это отвечать. Тем более такие фразы сперва искренне пугают детей и заставляют испытывать чувство вины, а потом уже перестают действовать. Особенно если вы умираете по несколько раз в день.

Что слышит ребёнок. «Впереди мрак и тлен. Ты неудачник. У тебя ничего не получится.»

Мрачные пророчества и неутешительные прогнозы должны, на наш взгляд, бодрить ребёнка и заставлять действовать более сноровисто. К тому же мы, кажется, просто хотим объяснить, как всё устроено в жизни. Ведь очевидно, что с таким подходом дочь успеха не добьётся.

Почему не стоит так говорить. Поскольку ребенок доверяет родителям, он перестаёт верить в себя. К тому же таким образом родители только сетуют на печальные факты, не предложив никакого варианта решения проблемы, не придав сил, не показав, что именно можно исправить. В общем, бесполезная фраза.

Что слышит ребёнок. «Я неуклюжий и руки у меня неправильно выросли. Не буду больше пытаться».

С таким возгласом внимательный родитель спешит ребёнку на помощь: решать домашнее уравнение, резать колбасу, пристёгивать капюшон. Он демонстрирует свою заботу и даже на деле показывает, как надо находить в колбасе икс.

Почему не стоит так говорить. Мы не даём ребёнку шанса попытаться. И снова попытаться (и так множество раз), а потом либо научиться, либо самостоятельно попросить о помощи. То есть мы сами выбиваем из рук ребёнка инициативу, выставляя его беспомощным.

Что слышит ребёнок. «Ага-ага, извинения. Ну, Серёженка, я тебе это припомню! Всё равно я пальцы за спиной скрестил!».

Таким образом взрослые помогают ребёнку социализироваться. Прямо на деле учат, какие слова нужно говорить в деликатной ситуации. Ну и ещё пытаются скрыть свою неловкость: мячик случайно прилетел Серёже в ухо, а его бабушка смотрит неодобрительно.

Почему не стоит так говорить. Невозможно принять социальные нормы близко к сердцу, если тебя публично принуждают говорить кодовые слова. То есть можно научиться их произносить, даже делать при этом скорбное лицо. Но к настоящим воспитательным целям, вроде формирования искреннего сочувствия, искренней тревоги за чужое благополучие, искренней благодарности, этот манёвр, конечно, отношения не имеет.

Что слышит ребёнок.«Я не дотягиваю, я не достаточно хорош. Правильный ребёнок принёс бы пятёрку».

Мы же должны поддерживать высокую планку и требовать от детей серьёзных достижений. Мы как бы говорим этой фразой, что верим в их успехи, они могут лучше. Да, Коля? Ты ведь можешь лучше?

Почему не стоит так говорить. Вообще-то ребёнок старался, а мы с порога, не разобравшись, довольно болезненным образом критикуем. Особенно неприятно, что в этот момент мы рассуждаем не о реальных достижениях и промахах школьника. Мы говорим об оценке, которую поставил чужой человек непонятно из каких соображений.

Что слышит ребёнок. «Я не нравлюсь маме. Всё из-за проклятой задачи. Ненавижу все задачи и все уроки!».

Фраза произносится, чтобы вдохновить ребёнка на подвиги и наконец-то решить проклятую задачу. И да — ещё переписать всё в чистовик.

Почему не стоит так говорить. Как минимум это не очень действенное средство, чтобы вдохновить кого-либо. Как максимум мы со своим дурацким ярлыком сейчас оттаптываемся по самоуважению ребёнка, влияем на его самооценку и самовосприятие (если он почему-то не зактнул уши ваточкой). Такой подход закрывает от нас реальную проблему: часто детям нелегко сделать требуемое из-за недостаточно сформированных навыков или усидчивости. И к лени это не имеет никакого отношения.

Что слышит ребёнок.«Кто сильнее, тот и прав».

Суровый и властный голос в момент этого внушения как бы показывает, кто в доме хозяин. Слова призывают человека наконец-то подняться с дивана и не располагают к долгим обсуждениям.

Почему не стоит так говорить. Запугивание — сильное средство. Оно демонстрирует, что по-другому у нас не получается. Попросишь — не слушается. Объясняешь — не слышит. Не сработает и в этом случае. Мы ведь не всерьёз. Ну и правда — что хуже-то будет? Мы станем топать ногами или хвататься за ремень? Вряд ли. Вот и ребёнок не верит. Доверительные отношения больше способствуют уборке в детской, чем угрозы и перспектива ремня.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация