Дети раздражают папу…


Дети раздражают папу…

Нет, не спятили.
Это простая депрессия, должна пройти, как ребёночек ваш подрастёт, да и
вам полегче станет. Держитесь, многие через это проходят. всё
наладится.

Отношения с отцом ребенка

Если Вы чувствуете обиду на него за то, что Вы рожали, мучались, а он выпивал с другом за успех процесса, то проведите с собой воспитательную беседу. Вы не правы. И он не виноват, что не умеет рожать. Представьте себя на его месте. Вы бы могли сидеть в одиночестве и ждать результата? Мужчина часто просто не умеет рассказать, что он переживал в этот момент. Но у большинства молодых отцов ТАКИЕ лица, что не заметить это может только жена.
Если ваше половое влечение изменилось после родов, то в этом нет ничего необычного. У кормящих грудью матерей оно чаще понижено. Очень сильно повышенное влечение может говорить о воспалительном процессе в матке, можно зайти к врачу. Вообще же, может даже возникнуть временное изменение половой ориентации. Проходит. Главное — не начать действовать. Большинство проблем проходят к году, остальные — к прекращению грудного вскармливания.
Если Вы испытываете к мужу стойкое отвращение или Вам кажется, что он Вас больше не любит, то постарайтесь, во-первых, не сообщать ему об этом в грубой форме (полезнее что-то вроде «знаешь, у меня что-то с головой, конечно это пройдет, но сейчас у меня вид любого мужчины вызывает раздражение, я даже не могу смотреть телевизор, с тобой, конечно легче, но лучше бы тебе до меня не дотрагиваться…» или » мне так нужно, чтобы ты был почаще рядом, ведь такой момент…»), главное, помните, что это должно пройти. И те слова, которые можно наговорить в угаре, не должны мешать нормальному продолжению отношений. Конечно, извиняться после ссор — задача почти непосильная, но постарайтесь хотя бы не «дуться». И говорить надувшемуся супругу: «Ну, ты что, забыл, что у меня нервы не на месте». Самое неприятное, что, если в таком состоянии себя распустить, то может быть очень трудно вернуться к нормальной жизни, когда от депрессии не останется и следа. Не дайте себе стать истеричкой.

Marusya, ты беременна — это временно, и раздражение на мужа тоже, т.к. нет в его поведении на то причин
Главное не испортить с ним отношения.
Можно травку какую-нибудь попить успокаивающую.

QUOTE
Если Вы чувствуете обиду на него за то, что Вы рожали, мучались, а он выпивал с другом за успех процесса, то проведите с собой воспитательную беседу. Вы не правы. И он не виноват, что не умеет рожать. Представьте себя на его месте. Вы бы могли сидеть в одиночестве и ждать результата? Мужчина часто просто не умеет рассказать, что он переживал в этот момент. Но у большинства молодых отцов ТАКИЕ лица, что не заметить это может только жена.

Не могу согласиться. Во-первых, муж может пойти на роды и поддержать свою половину, во-вторых, мне было бы неприятно, что мой муж пьет, когда я мучаюсь, или когда я в роддоме ношусь с ребенком на руках всю ночь. Я своему об этом сказала, не специально, случайно речь зашла, так он, хотя никогда особой чуткостью не отличался, даже когда МОЯ МАМА предложила ему выпить за рождение сына, отказался, не говоря уже о том, чтобы пить в компании. Он сказал, что без меня отмечать рождение сына не будет.

Не переживай, это гормональные изменения. я книжки читала умные — там говорилось что у всех по-разному бывает, но у многих есть резкое снижение полового влечения. Папам нужно будет терпеть — им вообще продется многое тереть за эти 9 месяцев. Поговорите, ему будет тяжело это воспринять, но пусть поймет, что от тебя это никак не зависит. Пройдет со временем и чуства будут еще сильнее

Может пример плохой, но я не могу на работе пользоваться бумажными полотенцами — мне кажется что они жутко воняют хомяками (грязными носками), считаю это из той-же оперы.

Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали (Колосянам 3:21)

Вспомните евангельскую заповедь:

«Почитай отца твоего и мать. будет тебе благо, и будешь долголетен на земле.»(К Ефесянам 6:1-3) Много еще цитат можно привести из библии по поводу почитания родителей.

Еф.6:4 И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем.
Кол.3:21 Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали.

Ключевая фраза: «Дабы они не унывали»

Зачастую взрослые превышают свою власть над ребенком, необоснованно запрещая что-то делать (играть, смеяться или проявлять другие эмоции особенно гнев), вместо того чтобы найти как ребенок может реализовать свои желания, родитель ищет себе оправдания: устал, жизнь не ладится, денег нет.

Я сейчас не о капризах ребенка, а об истинных желаниях-проявиться, быть замеченным, быть понятым, обласканным, любимым и реализованным.

Если родитель не дает этого, где ребенку это взять? К кому обратиться? Он чувствует себя заложником ситуации.

Чуткость и уважение к потребностям ребенка, как ничто иное, важны для его здорового развития.

С позиции взрослого человека, потребность может казаться настолько мизерной и незначительной, что взрослый позволяет себе еще и подсмеиваться и унижать ребенка. В то время как для ребенка не реализовавшего свое желание, ситуация может казаться очень трагичной что и вызывает это уныние, которое наносит маленькому человечку непоправимый вред в виде психологической травмы.

Часты случаи, когда взрослый оскорбляет ребенка, называя его тупым балбесом, чуркой, дураком и бездельником. Придет ли вам в голову так назвать начальника или собеседника, который что-то не понял и осмелился признаться в этом? Думаю, нет.

Когда мы видим что ребенок не понял и оскорбляем, его это очень ранит. Тем более до 10-12 лет у ребенка нет внутреннего критичного восприятия себя. И он верит родителю на 100% что он «тупой балбес».
Это вшивается в него как программа. А когда его так же называет учитель, одноклассник, тренер он видит в этом подтверждение родительского послания. И в следующий раз не будет переспрашивать, не будет делиться сокровенным, а отдалится, просто чтобы не чувствовать душевную боль.

А знаете, что самое страшное происходит. Это подтверждено практикой, которую я наблюдаю неоднократно: чтобы неприятные воспоминания не приносили боль, ситуации и эмоции вытесняются в бессознательное и из памяти исчезает целый кусок жизни, и еще один, и еще один, похожий на предыдущий по эмоциям.

Ребенок вырастает и становится зажатым, движения угловатые, скованные и непривлекательные,что вызывает проблемы в общении со сверстниками.
Диалог из практики с клиентом:

— Детство у меня хорошее.
-А что ты помнишь из детства?
-Ничего.
-Как?
-Так. Помню себя лет с 17-20.

Здесь конечно единичный случай, но это трагедия.
Зато часто приходят клиенты, которые помнят себя с 5-6 лет и это говорит о вытесненных эмоциях, которые позже проявляются страхом, агрессией и непониманием откуда все это взялось.

Позже, мы родители сильно удивляемся почему дети не делятся секретами, отдаляются и ищут поддержки вне дома. Иногда становятся замкнутыми одиночками или «белыми воронами».

Дорогие родители, помните: восприятие у ребенка и у взрослого абсолютно разное. И поэтому важно уметь опускаться до уровня ребенка, чтобы не игнорировать то, что для него несоизмеримо ВАЖНО!

Часто взрослые возлагают на ребенка непосильную ношу. Все случаи из личной практики с клиентами.

Например физическую: выкопать картошку до обеда 1 сотку одному.

Или мальчику говорят: «Ты же мужчина, ты должен справиться с этим сАм».

А он еще вовсе не мужчина! Он ребенок. Ему всего 6 — 10 лет. И он в шоке, ему плохо. Ему надо чтобы выслушали, поддержали, приняли, обняли.

Дети сильно переживают (читайте унывают) сцены разборок и кровавых побоев между родителями. Для некоторых детей это каждый раз, как будто его разрывают на части. Особенно, когда отец бьет мать, и она получает серьезные травмы и увечья, даже если ребенок не видит, находясь в другой комнате, а просто слышит что это между родителями происходит.

А бывает в таких случаях что ребенок перестает ориентироваться что дозволено, а что нет. У него теряются границы и он, привыкая, принимает разборку между родителями как норму.

Только чтобы не ощущать душевную боль, он блокирует чувства и эмоции. Но заблокировать единственную эмоцию или одно чувство невозможно. Блокируется все и любовь к себе в том числе.

И тогда перед вами полуживой, замороженный, бесчувственный, апатичный индивид, который, вырастая, не понимает что хочет в жизни, куда двигаться, чем заниматься, которого часто посещают мысли о суициде.

Дети не собственность и средство удовлетворения наших потребностей. Они люди, пришедшие через нас. Задача взрослых помочь вырасти счастливыми и способными автономно жить и радоваться, приносить пользу.

Будет несправедливо просто обвинять взрослых, не сказав, что происходит все это по замкнутому кругу.
Просто наши родители уже были такими же травмированными и напичканными программами, которые им передали их родители. Мы передаем по-наследству, то что имеем, нашим детям. И так из поколения в поколение.

Есть единственное решение этой проблемы: остановить передачу «зараженные вирусами жизненные программы» своим детям. Задача не из легких, но выполнима.

Надо просто принять решение сделать это. А дальше обнаружить, понять и устранить. Конечно, в раз это не преодолеть. Но начав, меняться сами, мы помогаем детям справиться с травмами, которые по-неволе им нанесли.

Относитесь к своим, не выросшим еще детям, серьезно, как ко взрослому, и снисходительно, как к ребенку. Будьте открыты, не бойтесь признавать свои ошибки и не отстаивайте свою неправоту, противореча требованиям, которые выставляете ребенку.

«Почему нас так раздражают и бесят наши собственные родители, наша плоть и кровь?» Мужской взгляд

Наш постоянный колумнист Александр Зантович рассуждает о том, почему нас так бесят порой собственные родители — и как быстро и метко жизнь нам за это мстит.

Помню, когда в юности выпивали где-то с друзьями, меня раздражал и ставил в тупик тост «за родителей». Отчасти потому, что в душе я еврей. Как человек практичный я не понимал, зачем говорить тост за людей, которых рядом нет? Какая в этом выгода?

А с другой стороны, ну что за тост такой? Мы только что повзрослели, оперились, мнили себя независимыми и сильными. И тут — родители!

Работы мастера-кукольницы Ирины Верхградской из серии «Дорогие мои старики»

Казалось, что произносивший — маменькин сынок, которому безусловная любовь к предкам внушена побоями. Знаете таких деток: всегда причесанные, аккуратные, тихие, в музыкальную школу ходят на скрипку и, естественно, терпят издевки сверстников…

Каждая мама обязана знать:  Не могу найти общего языка с дочкой

Когда ты молод и горяч, о родителях как-то думаешь больше в том ключе, что они мешают тебе развиваться. Куда-то не пускают, не одобряют твои решения, твою личную жизнь, то, как ты одеваешься. Еще и денег не дают.

И чем дальше в лес, тем больше они бесят. Потому что ты становишься на ноги, а они становятся старше.

Говорят, что со временем черты лица у человека начинают отражать те эмоции, которые он чаще всего испытывал. Был грустный — будет грустное лицо. Улыбался — веселое.

Точно так же и с мозгом. Со временем мысли привыкают ходить по одним и тем же дорожкам — и со временем родители начинают повторяться. Они говорят тебе одно и то же, поучают одинаковым образом, рассказывают одни и те же анекдоты и семейные истории. Причем ладно, если это истории их собственной юности. Очень часто это рассказы о тебе, причем не самые лицеприятные. Вроде того, как в три года ты пропахал носом асфальт или ревел под новогодней елкой в детском саду (а все веселились и смеялись), или ушел утром в школу и забыл портфель.

Собираешься на какой-то семейный праздник и уже заранее знаешь, кто что скажет. Просто терпишь и улыбаешься в нужных местах.

И ладно бы это только историй касалось. Чем старше человек становится, тем хуже у него характер. То есть черты, которые в молодости маскировались как-то, выделяются все более явно. Старики становятся угрюмыми, капризными, они жалуются на молодежь и нынешние порядки, всячески чудят. И если родители раньше просто не ладили друг с другом, то стареющие родители могут ругаться днями напролет или вообще друг с другом не разговаривать.

А еще родители выходят на пенсию. Тогда у них появляется куча свободного времени, которое будет потрачено на вас. Хотите вы этого или нет. Им скучно, мало чего в их жизни происходит, общения не хватает. Поэтому они живо интересуются тем, что происходит с вами. Выспрашивают, чем живете, как самочувствие, хорошо ли питаетесь. Для девушек — отдельный раздел некорректных вопросов: когда выйдешь замуж/ родишь ребенка/ второго/ третьего…

Не дай бог рассказать родителям о какой-то проблеме! Случится страшное: они об этой проблеме будут думать. А потом звонить, спрашивать, как оно продвигается, предлагать решения, разумные с точки зрения их жизненного опыта, который может быть нерелевантен. И будут продолжать это делать, даже если инцидент исчерпан давно.

Нельзя не снять трубку. Нельзя уйти от разговора. Многие беседы вообще начинаются со слов: «Почему ты мне не звонишь?». А как успеть тебе позвонить, если ты сама мне звонишь по пять раз в день! Но невозможно от этих разговоров отмахнуться или не принимать их всерьез, ведь связь с родителями у нас самая прочная.

Сколько на свете мужиков, которые всю жизнь ведут борьбу с авторитарной мамой! Раз за разом они оскорбляют и обижают женщин, доказывая себе, что они — мужчины. Им и самим обычно невдомек, что их нынешние женщины ни в чем не виноваты. А все дело в каких-то полузабытых детских обидах и эпизодах. В том, что хотелось почувствовать свою мужественность, а получал: «Куда пошел?», «Мама лучше знает!», «Не смей хамить матери!» и «Шапку надень!».

С другой стороны, полно девушек, которые всю жизнь ищут парней, максимально не похожих на своих доминирующих отцов. Что дает нам, тихим и покладистым подкаблучникам, отличные шансы.

Есть мнение, что все мы строим свои отношения или так, как было у наших родителей, или с точностью до наоборот, ни в коем случае не желая повторить их модель. Так или иначе — все оттуда, все из семьи, все из детства.

Почему нас, вполне взрослых и самостоятельных, так плотно держат эти скелеты из наших детских шкафчиков? Почему нас так раздражают и бесят наши собственные родители, наша плоть и кровь?

Психологи говорят, лучше всего нас выводит из равновесия то, что есть в нас самих. А родители — это же максимально близкие нам люди! Опять же, хотим мы этого или нет, значения не имеет. Наполовину ты мама, наполовину — папа. В том числе со всеми их недостатками!

Поэтому нас это все так цепляет, так трогает. Когда родители хандрят, обижаются, лезут не в свои дела, мы бесимся. Потому что мы сами такие. Примерно половина отвратительного — от папы, и почти половина — от мамы. А родителей, как и руководство, не выбирают.

А потом наступает перелом. Рубеж, после которого восприятие делает резкий разворот (как говорят сетевые эксперты, «на все 180 градусов»), и вдруг становится все на свои места. Как будто в голове кто-то выключателем щелкнул!

Как тут не вспомнить анекдот об удивительной скорости звука. Когда родители говорят тебе что-то, а доходит через тридцать лет.

Все становится ясно в тот момент, когда ты сам становишься родителем. По мере того, как твое чадо растет, оно все больше превращается из милого улыбающегося пупсика в колючего подростка. Живет в твоей квартире, клянчит у тебя деньги и потом, не моргнув глазом, рассказывает тебе, что ты неправ и ничего в этой жизни не понимаешь.

А ты ходишь за ним и бубнишь одни и те же советы: учись, получай знания, заводи знакомства… Рассказываешь одни и те же истории: как он смешно учился говорить, как испугался верблюда в зоопарке, как пытался вставить спицы в розетку. И бубнишь, как заведенный: почисти зубы, постриги ногти, приберись в комнате, застегни куртку… И сам того не замечая, произносишь сакральную и древнюю, как сама жизнь, родительскую мантру: «Шапку надень».

Да, люди смешные. Не верьте тем, кто утверждает, будто мы способны учиться на чужих ошибках. Свои ошибки всегда и роднее, и полезнее.

Только став родителем, ты понимаешь, что же твои старики имели в виду. О чем они твердят тебе все время.

О том, что ты дорог. О том, что ты нужен. О том, что ты любим. Как бы эта любовь ни выражалась.

Все эти звонки, разговоры, советы и нравоучения; все эти семейные истории, унизительные эпизоды из твоего детства, все эти неудобные вопросы о твоей жизни — все это забота. Все это — любовь.

И когда смотришь на родителей сквозь призму своего опыта, в душе наступает мир. Наполовину я отец, наполовину — мать. Но почему, черт возьми, меня это раздражало и расстраивало раньше?


Сидишь на семейном празднике, наблюдаешь, как они между собой общаются, люди, которые больше времени провели вместе, чем порознь. Слушаешь одни и те же семейные истории, в том числе те, где ты маленький, неловкий, глупенький. Киваешь и улыбаешься в нужных местах. Но по-другому, искренне.

И какие же они хорошие! Такие милые! Такие классные!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Дочь, что-то ты меня бесишь». Почему родители раздражаются, а дети отдаляются от них

Писатель, телеведущий и психолог Андрей Максимов размышляет о причинах раздражения и конфликтов между родителями и детьми.

– Раздражение, которое возникает у нас, взрослых, на подростков в связи с особенностями их характера, взросления – почему вы сами захотели поговорить на эту тему?

Я пишу книгу «Обойдемся без педагогики», рассчитанную на родителей, которые хотят воспитывать детей самостоятельно. Сидел, редактировал одну из глав, решил отвлечься и наткнулся на «Правмире» на отличное интервью с психологом Кириллом Хломовым на эту тему, за которое вам огромное спасибо. И мне захотелось высказаться.

Нет науки педагогики – есть система дрессуры одних людей другими людьми.

Нет никакой специальной детской психологии, как нет психологии человека, вышедшего из тюрьмы, психологии старика или психологии пассажира в метро. Есть одна психология людей со своими нюансами. Однако отовсюду только и слышно о детской психологии, будто дети не люди, а придурки, а вершина их придурковатости – подростковый возраст.

Существует масса стереотипов, например, что «в подростковом возрасте дети становятся безумными, потому что так природа захотела, а почему – не наше дело» или «подросток начинает чувствовать себя по-другому, у него гормоны играют». Раз так, родителю нужна инструкция, как вести себя с неадекватным существом. Но это ошибка, потому что если и есть сложный переходный период в жизни человека, то это возраст с трех до пяти лет. В это время у ребенка меняется восприятие мира, открываются глаза на то, что, кроме мамы (всегдашнего центра мироздания, дающего тепло, комфорт и еду), существуют и другие люди. Если к человеку относиться по-человечески с рождения, никакого подросткового бунта не будет. Гормональные изменения провоцируют бунт только в том случае, если предыдущая «рабская» жизнь ребенка дала для этого основания.

Раздражение на детей, по-вашему, чувство противоестественное?

Психолог Хломов утверждает, что наше раздражение – естественное и понятное чувство. Подросток выглядит как большой, ведет себя как маленький, а это неправильно, ведь взрослый не должен вести себя как малыш.

На мой взгляд, раздражение – это противоестественно. Если, скажем, жена все время раздражает мужа (или наоборот), брак долго не продержится.

Ведь кто определяет «правильно/неправильно»? Ну конечно, родитель, который привык, что маленький ребенок всецело ему подчинен. А еще это определяет педагогика – наука дрессуры детей взрослыми. Но в какой-то момент выясняется, что ребенок хочет вести себя самостоятельно, так, как хочет он. И – будьте любезны – раздражение родителей естественно?

Знают ли родители о том, что говорили в один голос Януш Корчак, Мария Монтессори, Константин Ушинский – великие педагоги? «Учитесь у детей, если хотите, чтобы мир стал лучше. Не говорите детям, как надо, лучше прислушайтесь к ним». Но родителям дела нет до великих учителей. Родители «посмотрят строго» (если ребенок делает что-то неправильно), чтобы он отреагировал, а если нет, тогда на него будут раздражаться. Иными словами, «родители строги в интересах ребенка», что, на мой взгляд, в высшей степени лукавство.

На консультацию ко мне пришла женщина. Она жаловалась на четырехлетнего сына, который берет книги с полки, листает и кидает на пол. «Разве вас не радует, что он берет и читает книги?» – спросил я. «Нет, меня огорчает, что кидает», – ответила она. Да, можно выдрессировать ребенка как льва. Правда, лев будет прыгать через огненное кольцо только тогда, когда рядом дрессировщик с кнутом и кормом. Как только дрессировщик уйдет, зверь перестанет прыгать. Мы редко задумываемся, но на этом основана система современного «воспитания». Именно поэтому дети следуют требованиям родителей только тогда, когда они рядом. В таком воспитании корень зла.

Почему мама раздражается на дочку, которая долго спит, или на сына, который огрызается или кидает книгу? Ей просто не нравится то, что делает ребенок. Она игнорирует факт, что ребенок – человек, который может хотеть погулять подольше, а потом поспать, у которого настроение не самое лучшее или книга ему наскучила. Подросток – придурок. Вот и весь ответ. Его надо воспитывать так, как я считаю верным. Вот и весь рецепт.

До поры до времени дети нам послушны, но однажды они вырастают. Продолжать относиться к ребенку, как к младенцу, подневольному и управляемому существу, становится невозможно.

Каждая мама обязана знать:  Может ли отец забрать ребенка у матери, если ребенок записан на фамилию отца, а у матери другая

Ребенок не готов терпеть такого к себе отношения и сопротивляется. Мы – раздражаемся.

Если отбросить внутренние психологические вещи, которые часто не имеют отношения к детям (проблемы на работе у родителей, их плохое самочувствие и прочее), проблема раздражения сводится к одному: дети ведут себя не так, как мы хотим.

Любая мать относится к ребенку, как к своей плоти и крови. Поэтому-то трехлетний малыш, падая, смотрит на маму, он воспринимает мир через нее. Если мама говорит: «Ой, ты ушибся, бедный», ребенок тут же пускается в рев. Если слышит: «О, как же удачно ты упал!», он даже не попытается пустить слезу.

Чем взрослее ребенок, чем дальше удаляется он от матери, тем больнее это для нее. Выходит, мать раздражается, потому что не может принять, что ребенок хочет жить так, как он хочет.

Никогда не рассказывал, потому что не спрашивали

Не кажется ли вам, что раздражение родителей на подростков выходит за рамки «подросток = придурок»?

Дети – наше зеркало, они отражают то, что видят рядом. Если мама раздражается на ребенка, он станет копировать ее в ответ. Если такая форма общения принята в семье, он будет просто ее повторять. Стоит ли удивляться, что, когда вы возвращаетесь вечером после работы, вас встречает отпрыск, который может сказать вам грубость. Самый простой способ перестать раздражаться – подойти к зеркалу, посмотреть на себя и спросить: а как я обычно разговариваю со своим ребенком?

Андрей Максимов с сыном

Вообще, задача родителя не воспитывать, а защищать детей в самом широком смысле. Если мама до тринадцати лет ребенка не говорила с ним по душам (увы, в большинстве семей с детьми вообще не говорят), гарантирую, в четырнадцать лет начнутся проблемы.

Откуда такая уверенность, при чем здесь разговор по душам?

Многие ли родители могут похвастаться, что знакомы со своими детьми, знают, чего они хотят, каковы их ценности, мечты, желания? Уверяю, немногие. На лекциях я часто спрашиваю об этом. Мало того, что люди ничего не знают о своих детях, они и не хотят знать. Но в этом и состоит причина, по которой дети становятся нам чужими, раздражают и бесят.

Однажды на консультацию пришла мама с дочкой. Я спросил девочку, верит ли она в Бога.

– Большой и на небесах.

– Ну зачем вы спрашиваете ерунду? На небесах постареть невозможно.

Это говорит девочка девяти лет.

Тут мама удивленно приподнимает бровь и говорит:

– А почему ты мне об этом никогда не рассказывала?

– Так ты меня никогда не спрашивала.

Этот пример иллюстрирует простую мысль: родители не говорят с детьми. Они находят время на проверку уроков, бесконечные замечания, ругань, к которым и сводится общение. Большинство не находит даже минуты просто поговорить по душам. Каждый ребенок что-то думает про смерть, жизнь, про верность, честь, ложь, предательство. Если в семье есть доверие, тогда, как мне кажется, у подростка не будет бунта переходного возраста, который сделает жизнь близких невыносимой.

Раздражение как некоторая часть нашей жизни есть у всех. С этим странно спорить. Вас, например, могут раздражать толстые люди в очках, но это нисколько не будет мешать нашему диалогу, если один собеседник к другому испытывает уважение. Так почему в обыденном общении с посторонними мы смиряем себя, а с детьми – нет?

Я убежден, если в семье есть доверие, если родители понимают, что оценки в школе – это для унижения детей, если знают, что то, как ребенок учится в школе, не значит ничего для его будущего, если догадываются, что главное – это нашел ли ребенок призвание, тогда переходного возраста не возникнет, как не возникнет раздражения.

Одно дело – поговорить за чашкой чая о страхе смерти, и совершенно другое – раздражение. Приходишь с работы, а тебя встречает ребенок, который почему-то отказывается накрыть на стол, грубит и огрызается.

Если мать может сказать:

«Дочь, чего-то ты меня бесишь, давай подумаем, что с этим делать»

– это и есть история про доверие. Они вместе решают проблему. Но большинство родителей, с которыми я разговариваю, не обсуждают с детьми, что чувствуют и думают о них.

– Почему, – спрашиваю такую мамочку.

– Ну как? Дочка же еще маленькая.

А между тем девочке одиннадцать лет. Простите, но она и в пятнадцать, и даже в восемнадцать останется для мамы маленькой. Мало того, что дети все понимают, они невероятно логичны. Есть такая известная история. Мать подходит к дочке и говорит: «Меня никто не любит». «А ты у всех спросила?» – отвечает малышка. Ее слова абсолютно логичны.

Такой же пример приводит Януш Корчак.

Одного подростка спрашивают, кем он мечтает быть. «Волшебником», – отвечает парень. Поднимается хохот. «Да я знаю, что буду в банке работать, но меня же спросили, кем я МЕЧТАЮ быть».

Есть масса вещей, которым можно учиться у детей. Прежде всего естественной логике. У детей можно спросить, что вам делать, чтобы не раздражаться. Но нет, мы бежим тут же к психологам или выкладываем свои вопросы в чат в соцсетях, предавая тем самым собственных детей. Мой сын как был моим главным советчиком с его пяти лет, так и остался.

И что же может посоветовать ребенок в таком юном возрасте?

Однажды мне позвонила продюсер. Мы долго в резкой форме обсуждали программу, кричали друг на друга. Сын в это время рисовал рядом. Ему было лет одиннадцать. Когда я положил трубку, он сказал:

– У вас ничего не выйдет.

– Да вы не любите друг друга.

Его никто и никогда не учил: «Андрюша, запомни, чтобы у людей что-то вместе получалось, надо друг друга любить!» Он просто почему-то знает это.

Мы рождаем ребенка для мира, а не для себя

Вы не согласны, что за 13-15 лет жизни с ребенком можно устать от родительства и начать раздражаться, потому что он все еще ведет себя как младенец?

А от любви можно устать? Рождение ребенка в семье – это ворох проблем, которые надо решать. Это понимают все. От проблем можно повеситься не через тринадцать лет, а гораздо раньше, уже через пять. Правда, устать можно только в том случае, если относиться к родительству как к бесконечному решению проблем. А можно же по-другому.

Ребенок – это радость, смысл и только в последнюю очередь проблемы. Попробуйте у матери отнять ребенка. Она с ума сойдет.

У вас есть собака? От нее много проблем? А радости? Или вот человек на огороде растит картошку и помидоры. У него есть проблемы? Колорадский жук, фитофтора, столбики, подвязка. Но помидоры – это радость или нет?

Ребенок – не помидоры с картошкой и даже не собака. Если подходить к ребенку с мерой «я отвечаю за него», «с рождением ребенка появляется куча проблем» – тогда это ужас, а не жизнь.

Только представьте, Бог прислал человека, который похож на вас… Помню, жена позвала меня посмотреть, как спит мой трехлетний сын. Я разрыдался от умиления. Никто не учил его так класть руки, так сворачиваться, а он спал, как я.

Но почему же в 15 лет ребенок вдруг перестает доставлять радость?

– Помню, моя мама сказала: «Я проживаю с тобой жизнь. Я пошла с тобой в сад, в школу, у меня была первая любовь…» Это один подход, когда мать стоит рядом все время, чтобы подхватить, если упадешь. Бывает другой, когда родители живут ЗА ребенка, хотя он этого не хочет. В этом случае в подростковом возрасте будет куча проблем.

Хотите сказать, взрослые чувствуют, что ребенок их обкрадывает, лишает радости, которую они привыкли испытывать?

Ребенок начинает лишать нас того, к чему мы привыкли. Он лишает нас главного.

Нас могут не уважать на работе, может не сложиться карьера, но ребенок нас слушается всегда. Скажешь ему: «Принеси тапочки» – принесет. Учиться надо на пятерки – старается. Туда не ходи, с тем не дружи – все исполняет. Тут вдруг перестает подчиняться. Заявляет, что хочет быть не банкиром, а футболистом. Вы можете себе это представить, наглец какой!


Что делать, чтобы этого ужаса не было?

Понимать, что мы рождаем ребенка для мира, а не для себя. Родили, прекрасно. Теперь стойте в стороне, чтобы прийти на помощь, когда ему будет плохо. Родительский дом – место, куда можно прийти. Родительский дом не должен ходить за человеком, хотя большинство родителей считают, что должен.

Дмитрий Муратов, главный редактор «Новой газеты», сказал однажды: «Дети – не пенсионный фонд, в который мы вкладываем, чтобы потом нам вернули». Мы растим детей просто так. Они вырастают, уходят, живут своей жизнью.

Родители раздражаются, когда обнаруживают, что дети не собираются проживать жизнь родителей вместе с ними.

Чем подростковый возраст отличается от детского? Ответственностью, желанием отвечать за собственную жизнь. Достигшему подросткового периода ребенку одни говорят: «Ну слава Богу! Теперь, если понадобится, буду помогать, а так сам давай». Другие: «Как это – отвечать сам? Да ты не умеешь ничего».

Корчак пишет об этом: «Взрослые живут с ощущением, будто ребенок только и хочет попасть под машину, сгореть в костре и утонуть в реке. Ощущение это обманчиво. Ничего такого ребенок не хочет. Кажется, если мы не скажем «не лезь в костер», он сгорит. Да он просто не полезет».

Родители заставляют, дети обязаны

Лиса, которая учит лисят не покидать нору, пока она охотится, покусывает их за бока. Нам в голову не приходит сказать лисе, что это неправильно… Вести вперед, показывая, где брод, где болото – разве неверно?

Да не это делают родители. Они говорят, с кем хорошо дружить, а с кем плохо, как правильно жить, какие книжки читать, а какие фильмы смотреть нельзя. Тринадцатилетний мальчик говорит маме: «Я влюбился». Она отвечает: «Рано тебе. Иди лучше на пятерки учись». Он: «Мечтаю быть футболистом». Она: «Иди Шекспира читай, на лето задали».

– «Я хочу только конфеты, суп не люблю». Так мы договоримся с вами, что и обедать не обязательно, дети же знают, что им полезно, они логичны.

Я снимал фильм на кондитерской фабрике. Уносить ничего нельзя – есть можно все. Один день ешь конфеты, больше не лезет. Ну поест у вас ребенок один день сладкое. И? Поймите, заставляя есть суп вместо конфет, мы демонстрируем пресловутую логику «дети – идиоты», «без супа он сдохнет». Если вас заставлять делать что-то неприятное, отвратительное, вы будете сопротивляться. А детям нельзя. Они обязаны подчиняться. Родители заставляют их что-то делать, не пытаясь объяснить, почему и для чего это нужно. «Если не заставлю сына делать уроки, он будет целыми днями валяться на диване», – только и слышу на своих встречах с родителями.

Почему вы с мужем договариваетесь, чтобы он после работы приходил домой, вечером выносил мусор, покупал продукты по субботам, а детям приказываете?

Знаете, почему? Во-первых, приказывать проще, чем договариваться. Во-вторых, так учит педагогика, которая считает детей нелепыми, смешными существами, которых нужно воспитывать. Как это он хочет обедать в любое время? Нет, неправильно. Пусть ест со всеми. Но именно в этой ситуации отсутствия логики и возникают проблемы подросткового возраста, конфликты, раздражение, непонимание и отвержение друг друга.

Каждая мама обязана знать:  Как наладить отношения с сыном подростком

Взрослому начальник говорит: «У нас правила в офисе. Приходишь утром и трижды бьешься лбом об пол. Понял?» «Не понял, но буду делать». С детьми это не работает. Если вы скажете ребенку, что соскучились, хотите видеть его за одним столом, чтобы пообщаться, а обедать будете в 14.00, потому что к этому времени будет готова еда, и вообще вы очень старались – это будет логическим объяснением и не вызовет конфликта. Просто прикажете без объяснений – будет ссора.

Родители часто исходят из того, что ребенок хочет им зла. Он не выполняет работу по дому, игнорирует просьбы, потому что злой, вредный, только и ищет способ насолить. Поверьте, все дети хотят помогать, это родители не дают им. Если привлекают к помощи, то чаще через насилие, не относясь к детям как к людям.

Доверие, которое есть у детей к родителям до 3 лет, в 95% случаев к подростковому возрасту исчезает. Отсутствие доверия не должно быть предметом раздражения. Это может быть лишь предметом разговора.

К детям нужно идти с вопросами, а не с ответами

Стань логичным, и всякое раздражение по отношению к подростку исчезнет?

Нужно понять, зачем нам даны дети. Они нам даны, чтобы не забыть, что мы люди, и да, чтобы учиться у них законам логики.

Каждое следующее поколение нарушает правила предыдущего. Разрушать правила – заложено в их природе. Без этого мир не устоит.

Лучшая книга по воспитанию детей – «Приключения Буратино». Это метафора воспитания. Папа Карло хочет сделать из полена красавца, а получается длинноносый человечек. Папа Карло на последние деньги покупает курточку и азбуку, мечтая, что Буратино будет учиться в школе. Буратино далеко посылает Карло, потому что решает, что учиться хочет по-своему, не у школы, а у жизни.

Чем кончается сказка? Тем, что Буратино находит золотой ключик и ведет папу Карло в царство сказки, которое папа даже не замечал! Так в жизни и происходит: родители пытаются вылепить ребенка так, как хотят, потом пытаются учить так, как им кажется правильным, но только сами дети находят золотой ключик и ведут родителей в царство сказки, а не наоборот.

И здесь мы подходим ко второй проблеме, о которой я упоминал. Призвание. Ни одна школа не заточена на то, чтобы раскрыть в ребенке потенциал и призвание. Но что такое счастье? Любимая работа и любовь. Даже не здоровье. Ник Вуйчич, у которого нет ни рук, ни ног, счастлив, потому что у него есть работа и любовь.

Я уверен, 50% счастья зависит от призвания. Вместо того, чтобы искать призвание, родители требуют учиться на пятерки, «потому что нужно быть гармонически развитым человеком». Это при том, что историю во все времена двигали гармонически недоразвитые люди от Пушкина до Черчилля.

Про Пиросмани говорили, что у него нет способностей, но его имя знает весь мир. Думаю, он был бы глубоко несчастным человеком, если бы не рисовал. Пушкина упрекали за то, что пишет ерунду: «Так нельзя, равняйся на Державина», – пеняли ему.

Призвание – это сильное желание что-либо делать. Дело родителей – предложить ребенку варианты, дело ребенка – выбрать.

Как обычно происходит? «Ой, ты такая пластичная, гибкая – иди-ка, дочка, в танцы, у нас же бабушка еще танцовщицей была». «Ого, какой слух, быть тебе скрипачкой!» «Надо же, потрясающая скорость и пальцы длинные – решено, станешь, сынок, волейболистом». «Все девочки должны играть на фортепьяно, тем более, что у тебя есть слух». Так же родители выбирают будущую профессию: «У нас связи в министерстве, банке, отец – юрист, и ты будешь…» Дети – роботы, которые сами-то без мозгов, мы за них решим, а их дело – беспрекословно подчиниться.

Я уверен, если с детства ребенок привыкает решения принимать сам, он не будет вас раздражать в своем подростковом возрасте. Одна из причин нашего раздражения – идиотский выбор детей (во всех смыслах), который они делают, потому что не привыкли выбирать. За них все время выбирали взрослые. Психологи говорят, что есть два типа людей. Одни заходят в комнату со словами: «Здравствуйте, это я». Другие: «Здравствуйте, это вы?» Первый вариант практикует абсолютное большинство родителей: здравствуй, ребенок, это я. Сейчас я расскажу тебе, как тебе жить.

К детям нужно идти с вопросами, а не с ответами. «Здравствуй, это ты? А как ты хочешь жить? Что тебе интересно? О чем мечтаешь?» Убежден, если жить по второму сценарию, если руководствоваться правом ребенка думать, мечтать, выбирать, решать, конфликтов и раздражения между детьми и родителями удастся избежать.

Поиск призвания и доверие – вот ваш рецепт от конфликтов?

Да, все просто. Спросите себя, когда в последний раз ребенок приходил к вам с проблемой. Не с «дайте денег на кино», а с исповедальной – «я влюблен и не знаю, как поступить». Увы, у подавляющего большинства взрослых такого опыта вообще нет.

Подростки – философы. Им важно понять, как жить, что такое любовь, отношения… Либо они говорят с вами об этом, либо нет и тогда раздражение, недопонимание, конфликты становятся вещью неизбежной. Что делать? Выстроить отношения так, чтобы ребенок знал, что в семье его всегда будут пытаться понять.

Как-то раз я пришел к маме и спросил, что значит слово из трех букв, которое я прочел на заборе. Она не стала кричать: «Забудь навеки, не повторяй никогда». Она сказала: «Садись, поговорим».

Родители должны выстроить отношения так, чтобы способом решения любой проблемы был разговор. Не приказ, не урок, не нравоучение, а диалог. Возможность диалога, собеседник, готовый разделить переживания, признание за ребенком права быть человеком со своим миром, своими открытиями и трагедиями – вот рецепт, чтобы не встречать регулярно на пороге отпрыска, кричащего: «Сама делай, раз тебе надо», «Отстань, мне некогда».

Зачем ребёнку папа? Взгляд детского психолога

Зачем ребенку папа? Какую роль в жизни ребенка играет мужское воспитание? На эти вопросы попыталась ответить в авторской колонке детский психолог Наталья Масюкевич

Источник фото: myaltai.com

Не могу найти в памяти эпизод, где говорила бы «папа» человеку, давшему мне жизнь, отчество с фамилией и, по версии мамы, тип фигуры. Не отпечаталось, потому что развод родителей пришелся на моё раннее детство. После чего отец отбыл в неизвестном направлении и больше не появлялся. Слово «папа» тоже.

Со временем вместо папы появился «дядя Петя». Не идеальный совершенно

Он водил в бассейн, доставал красивые и почти недосягаемые для конца восьмидесятых джинсы. Грубо и жестко разбирался с мужиком, прижавшимся ко мне у витрины питерского магазина. Пытался привить любовь к кипяченому молоку. В полусознательном состоянии после операции и наркоза грозился не дать спуску первому парню, если тот меня обидит. Гордился моими успехами в университете и профессиональной карьере. Радовался рождению моих детей. Я, в свою очередь на вопрос доброжелателей: «Это твой родной папа, девочка?», — отвечала: «Не двоюродный же».

Источник фото: cdn.chameleon.fm

Когда я слышу вызовы, что «отцы не те», «женщина способна воспитать ребенка сама», не спорю

В жизненной практике бывает разное. Но даже печальным опытом не стоит обесценивать факт, что для нормального развития ребенка отец (или человек его заменяющий) не менее важная фигура, чем мать. И каждый новый этап развития чада — это очередная рокировка отцовских задач, набор которых более менее постоянный. Защищать, создавать безопасное пространство.

На первом жизненном этапе ребенка родительская роль довольна проста — удовлетворять потребности в пище, тепле, беречь от опасностей, установить положительную эмоциональную связь и общение. Словом, заботиться и защищать. В идеале обеспечить состояние благополучия, сформировать базовое доверие к миру, необходимое ребенку для активного познания действительности. Оба родителя, взрослых, психологически зрелых человека способны на первое и второе.

Но традиционно материнский фокус смещен в сторону заботы, а отцовский — в сторону защиты. Его задача — создать безопасное пространство для матери и ребенка. И когда придет время, а придет оно примерно к первому Дню рождения малыша, стать защитником от избыточной тревоги и опеки матери, предоставить дополнительную посильную свободу и страховать, оберегать дочку или сына в рисковом экспериментировании.

Источник фото: cdn.ntrzacatecas.com

Потребность в отцовской защите не заканчивается с исходом первого года жизни

Можно спорить о негативной роли гендерных стереотипов, но ребенку, осваивающемуся в любом социальном пространстве — детском саду, школе, студиии — важно чувствовать уверенную и спокойную отцовскую мощь, безопасный тыл. Знать, что есть тот, кто заступится, научит сопротивляться, чувствовать границы возможностей.

Задача папы:

  • справиться с угрозой или обидчиком

Именно папа чаще способен дать добро на прямое выражение агрессии, самооборону по принципу:

И дети присваивают часть силы отца. Физической и духовной. И растут со внутренним ощущением защищенности.

  • передать образцы поведения

Вы слышали как семьи встречают словами: «Вылитая папина дочка», «Настоящий папин сын», «Мамина доченька», «Мамин сын».

В зависимости от общего семейного фона такие высказывания сторонних могут радовать или раздражать родителей. Но по сути своей они про идентификацию — механизм развития личности. Описанию процесса отождествления ребенка со взрослым посвящены многочисленные исследования в различных психологических концепциях. Чем уж так важен этот механизм? Если обобщенно и очень коротко, то подражание родителям, принятие их поведения, присвоение ценностей, норм, образцов мужского и женского как своих становятся кирпичиками в фундаменте самосознания личности.

И девочкам, и мальчикам разных по качеству «кирпичиков» от мамы и папы требуется примерно поровну. В одни периоды сыну понадобится больше отцовских, а дочери — материнских, в другие — наоборот. Но в пространстве всей жизни примерно равное количество от обоих.

Источник фото: desktopwallpapers.org.ua

Согласитесь, строительство устойчивого дома — крепкого «Я» — затруднится, если часть отцовских кирпичей окажется потерянной, выброшенной или спрятанной. Процесс не остановится, но нехватку потребуется компенсировать.

  • помочь отделиться, дать признание, отпустить

Когда приходит время отделения, отцовская твёрдость ценна. И в три года, и в семь, и в четырнадцать, когда ребенок пробует и измеряет глубину самостоятельности. Всем страшно — маме, детям — и, допустимо, не хочется. Но без сепарации нет развития, не будет у ребенка своей насыщенной жизни. И как с отцовским подбадриванием дети легче и бесстрашнее отрываются от диванов, так с его поддержкой легче добиваются признания, уважения, реализуются в социуме.

Мужчины очень по-разному осваиваются в роли родителя

Одним требуются годы, чтобы осознать и принять появившиеся задачи, встроить новые обязанности в обыденное течение жизни. Другие принимают себя папами ещё до рождения первенца. Одни не задаются вопросом как влияют на ребенка, снимают с себя ответственность, не справляются, не готовы развиваться, не верят, что могут предложить ребенку ценное. Другие на зависть органичны и красивы в отцовской роли.

Источник фото: fonstola.ru

Всякий раз, с очередной историей в моем кабинете, тихо желаю, чтобы последних становилось больше. И чтобы вопрос «Зачем ребенку папа?» не имел оттенка вызова, разочарования и злости, не требовал особенных доказательств.

А какая роль у папы в вашей семье?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация