Дети во дворе играют в сатану


Не все так просто. Почему дети «века гаджетов» перестали двигаться и играть.

Ленивое поколение

В социальных сетях постоянно всплывают посты о том, как изнежены современные дети. В список претензий входит: совсем не двигаются, не гуляют, не играют друг с другом во дворе. Причина? Ничего не интересно, кроме гаджетов, онлайн игр и мемов.

Претензии, надо сказать, в отношении многих современных детей и подростков отражают настоящее положение дел. Если ребёнок не ходит на танцы, гимнастику, какой-нибудь вид спорта подвижнее шахмат, то он, скорее всего, рыхлый, вялый, не умеет нормально бегать и максимально безопасно падать. Тревогу по этому поводу бьют учителя физкультуры по всей России: дети не справляются с элементарной программой, получают травмы буквально на ровном месте.

Вот краткий список того, что должен уметь ребёнок к десяти годам в плане движения:

  • бегать, правильно ставя стопу, прыгать и скакать несколькими разными способами,
  • ползать на четвереньках уверенно и быстро,
  • залезать на шведскую стенку, высоко подтягиваясь на руках и используя ноги, и аккуратно спускаться с неё,
  • группироваться, прыгая вниз или вперёд, и падая в любом направлении,
  • уверенно делать широкие движения руками, например, вращать ими или изображать, как летает птица,
  • балансировать на одной ноге, качаться на двух ногах со стопы на носок, прокручиваться на одной ножке, приседать на двух ногах, не заваливаясь,
  • кидать и ловить нетяжёлые некрупные предметы,
  • оценивать опасность или безопасность движения и для себя, и для того, кто находится рядом.

Большинство современных мам и пап умели в детстве больше: например, кувыркаться, кататься по ровной поверхности, висеть, зацепившись ногами, и делать сложные манипуляции с мячиком. Но в списке — те движения, которых хватает для того, чтобы у ребёнка было всё в порядке с координацией и безопасным движением. И огромное количество десятилетних детей не способны с ними справиться. Однако гаджеты и социальные сети тут ни при чём. Все претензии стоило бы обратить ко взрослым.

С больной головы на здоровую

Когда мы сетуем на то, что девочки больше не играют в резинку и скакалку, в «козла» (игра с мячом, который надо перепрыгнуть после того, как он отскочил от стенки), а мальчики забыли футбол на переменках и «канадскую борьбу» (когда дети толкаются боками, убрав за спину руки) и между уроками в лучшем случае обсуждают новости из социальных сетей и прохождение игр, а в худшем — стоят, вперившись взглядом в телефоны, мы как-то упускаем из вида такой аспект, как… доступность движения в современной школе.

Когда проектировали советские школы, кроме коридоров в них создавались и рекреации — общие пространства для того, чтобы дети могли подвигаться между уроками. Однако первое, что узнают родители на собраниях, отдав чадо в школу: «бегать на перемене строго запрещено!» И не только бегать.

Выговор можно получить за игру в резиночки в рекреации, за канадскую борьбу, за попытку достать скакалочки. Рекреации рассматриваются как мини-версия актового зала, как дополнительный спортивный зал или как прихоть архитектора, но не в коем случае не как место, где детям можно и нужно двигаться. Разрешат разве что приседать на месте, но детей не слишком вдохновляет подобный «отдых».

Бегающие, прыгающие, толкающиеся дети — это, с точки зрения многих школ, прежде всего, порча напольного покрытия и синяки, за которые придётся объясняться с родителями. С учётом ситуации с медработниками в школах, администрация также очень боится пропущенного сотрясения мозга или вывихов. Даже стоящие в некоторых рекреациях шведские стенки неприкосновенны! Во‑первых, от детей они портятся, во‑вторых — а вдруг что?

Игры во дворе? Но во многих школах запрещено выходить во двор на переменах. Клумбы потопчут, с уроков сбегут, ну и, конечно, головы друг другу проломят. Снова — а вдруг что. И этим «а вдруг что» страдают не только педагоги, сами родители тоже предъявляют претензии, если ребёнок бегал в коридоре или дворе и рассадил колено. И не только потому, что родители боятся претензий от опеки. Они… просто боятся.

Современные родители необычайно тревожны; речь уже заходит о массовом неврозе. У каждого поколения есть свой массовый невроз, угадайте, какой у нашего? Вы ведь часто слышите слово на букву Б, не так ли?

Безопасность очень небезопасна

Шведские исследователи первыми забили тревогу. Культ безопасности ребёнка обернулся неожиданной стороной. Родители из тревожности не дают детям гулять во дворе без присмотра, детским компаниям — ходить в лес, на детской площадке одёргивают малышей, пытающихся куда-то залезть. В результате — естественная тяга ребёнка к движению подавляется.

В конечном счёте это выливается в то, что он становится неусидчивым, всё время вертится во время занятий или просмотра кино — тело требует своего, ведь для детей от природы характерна высокая двигательная активность (с некоторыми вариациями, в зависимости от темперамента и состояния здоровья).

Однако сама по себе нехватка движения не страшна. Страшно, что не происходит нормальной ежедневной мелкой тренировки тела, которая помогает избежать травм в ситуации, когда нагрузка повышается по какой-то причине. Дети больше не умеют падать безопасно и, хотя их день за днём берегут от падений, когда несчастный случай всё же происходит — получают травмы неожиданно более серьёзные, чем во времена нашего детства.

Кроме того, «безопасные» детские площадки на самом деле не останавливают тягу многих детей к экспериментам. Дети, следуя инстинкту, изобретают новые, неочевидные родителям способы проверить себя на прочность, силу и ловкость, и эти способы куда опаснее традиционных залезаний на дерево или попытки проползти по‑пластунски под качелями.

Тяжёлые травмы на «безопасных» детских площадках случаются чаще, чем на «опасных», где дети регулярно получают синяки и ссадины и подворачивают ноги.

И всё же ситуация с движением в скандинавских странах лучше, чем в России. В отличие от российских школ, скандинавские поощряют прогулки и подвижные игры во дворе. Конечно же, на случай совсем опасных ситуаций за детьми приглядывают — но никто не запретит детям лазать, бегать, играть в мяч и толкаться (но не драться!).

Каждая мама обязана знать:  Мама одноклассника угрожает подать в суд

По причине того же беспокойства из-за безопасности, а так же, частично, из-за ситуации с разводами, из-за которых дети по выходным встречаются с отцами, а не гуляют со сверстниками (а еще занимаются с репетиторами на другом конце города), из детской культуры пропали командные дворовые игры. В норме дети постарше обучали этим играм младших, напрямую или просто своим примером. Сейчас эта культура передачи знаний и навыков внутри детской компании просто пропала.

Когда неравнодушные родители пытаются её возродить, часто сталкиваются с тем, что детям интересно, но трудно — они не привыкли к активному, тем более сложному, с правилами, движению.

Обычный аргумент против критики культа безопасности в России — воспоминания о том, сколько подростков в девяностые, из поколения «как мы выжили», умерло или покалечилось. Да, во времена, когда многие родители вообще никак не могли уделять внимания своим детям. Такие радикальные противопоставления подхода к детям и их безопасности, собственно говоря, верный признак невроза: для невротика в подходе часто существует только «или… или…», без промежуточных состояний.

Отказ от полного ограничения ребёнка в движении и общении со сверстниками в неформальной обстановке (не на кружке или в школе, где почти все взаимодействия урегулированы взрослыми и сильно урезаны) не означает исключительно отказ от беспокойства за ребёнка вообще.

Без сомнения, стоит вырабатывать новые или вспоминать старые тактики, чтобы наполнить жизнь ребёнка подвижными играми и проверками на ловкость, которые, надо сказать, важны и психологически тоже. Лучше бы заняться этой проблемой вместо того, чтобы сваливать вину взрослых на детей и гаджеты в их руках.

Как понимать, учить и любить детей сегодня? Первая образовательная конференция «Домашнего очага для родителей. Хэдлайнер — популярный психолог Людмила ПЕТРАНОВСКАЯ. Посмотреть программу и купить билет.

Конец дворовой жизни

Современные дети из приличных семей не играют во дворах, а сидят за компьютерами, ходят в кружки и гуляют в парке с нянями. Они вырастут совсем не такими, как их родители. И мы пока не знаем, какими именно

Поделиться:

С того самого момента, когда в городах появились закрытые дворы (а появились они вместе с доходными домами), гулять в них разрешалось только детям прислуги. А детям жильцов приходилось довольствоваться разглядыванием дворовой жизни из окна: если они и выходили из дома, то в парк с гувернантками. Об этом пишет исследовательница ленинградских дворов Александра Пиир. Разделение на «дворовых» и «домашних» детей исчезло после революции, когда дворники перестали отвечать за порядок во дворе, прислуга исчезла, а большие квартиры стали коммуналками. Годов до 50-х интеллигенция — питерская, например — еще сохраняла неприязнь ко дворам, не пуская туда гулять своих детей. А затем границы окончательно стерлись, и дворовое детство стало обычным делом для каждого советского человека — школой жизни, единственным способом социализации и главным детским воспоминанием.

Прошло всего 40 лет, и пара поколений успела провести свое детство на улице, но тут дворовая жизнь снова исчезла. По соображениям безопасности или из желания заполнить расписание своих детей развивающими занятиями, родители больше не выпускают своих детей одних играть во двор. Дворовые сообщества разрушились — в них остались только «беспризорные» дети из неблагополучных семей. А гувернантки снова ведут приличных мальчиков и девочек в парк.


Дворовая жизнь исчезла не только в России. Вот что пишет по этому поводу Марк Шуфс (житель Гарлема): «Интуитивно — без какого-либо научного доказательства — я думаю, что в бедных пригородах дети чаще играют на улице, чем в богатых городах. Массовые беспорядки конца 1960-х и упадок городов в 1970-х заставили белый средний класс почувствовать, что города опасны. И еще один существенный фактор: у среднего класса и у богатых людей значительно меньше детей, часто всего один или два, так что родители оберегают их порой слишком старательно и, увы, организовывают практически каждую минуту их свободного времени».

Лизбет Саншайн выросла на Манхэттене, а сейчас живет в Сан-Франциско: «Ни я, ни мои дети никогда не играли на улице без взрослых, — пишет Лизбет. — Зато мы жили рядом с прекрасными парками, куда оба города вкладывали большие деньги, чтобы сделать их привлекательными и безопасными. Я хорошо помню, как мой папа стал членом общества «друзей Риверсайдского парка», которое выделяло деньги на специальные проекты и участвовало в управлении парком. Я тоже думаю, что этот вопрос тесно связан с географией и с социально-экономическим статусом. Работают ли родители? Живут ли они возле безопасного парка? Нужно ли пересекать большие улицы, чтобы попасть в парк или в зону отдыха? В семьях среднего класса есть няни или неработающие родители, которые могут выводить детей, а бедных семьях — нет».

Вадим Петровский называет дворовое сообщество своего детства «колоссальной школой жизни»: «Это было не просто межличностное общение, не просто дискотеки, где музыка опосредствует отношения. Это была полноценная, очень живая, очень сложная, опасная, очень ненормативная жизнедеятельность всех, кто выходил и оказывался в этом дворе».

Однако двор, продолжает Вадим Петровский, сейчас стал гораздо опаснее. Точнее, тип опасности поменялся: «Сейчас наш двор закрыт со всех сторон, но я при этом все равно тревожусь за своих детей. А в моем детстве двор был на семи ветрах, окруженный бараками, недалеко от Ленинградского рынка, то есть никакой защиты ни справа, ни слева — тем не менее, родители спокойно отпускали нас, и только время от времени кричали из окон: «Домой, домой!» Опасность была, но она была как бы частью ландшафта, вписывалась в сам сюжет двора, а не возникала извне».

Мы решили спросить у других членов клуба «Сноб», как жизнь их детей отличается от их собственного «дворового» детства.

Я, конечно, гуляла во дворе. И училась я в школе, которая была во дворе, так что наша компания просуществовала с раннего детства до конца школы. И дети у меня гуляют во дворе, но только под присмотром взрослых. Это, конечно, лишает их какой-то доли самостоятельности, и компенсировать это плохо получается — с нашим образом жизни и с нашим графиком. Я в детстве жила все время в одном месте, а мы все время переезжаем. Поэтому сформировать одну компанию довольно трудно. Мне бы, конечно, хотелось, чтобы у детей была возможность самостоятельно развиваться и чтобы не было необходимости ограничивать их в передвижении, и в принятии решений, и в общении со сверстниками. И если бы такая возможность была, мы бы так и делали.

В детстве моим двором был огромный овраг рядом с метро «Проспект Вернадского». У этого «двора» были расширенные возможности с точки зрения поиска приключений. Например, я три раза организовывал попытки поджога строящейся гостиницы «Спорт». Кстати, ход наших дворовых мыслей был правильным: все равно это уродливое здание сломали люди, причем моего возраста.

Каждая мама обязана знать:  Муж бьет дочку

Во дворах дети учатся строить отношения с окружающим миром без присмотра взрослых, но будучи застрахованными от серьезных рисков. Этакая маленькая модель взрослого мира. Здесь же первые, еще неуверенные, шаги в чувственном и эротическом пространстве. Мои дети и сейчас играют во дворе. Но у них будет больше компьютерного общения, и они для своих лет увидят гораздо больше в плане географии и жизни других народов. Что-то потеряют, конечно, по сравнению с моей дворовой жизнью, но приобретут никак не меньше.

Когда я был маленький, то очень много времени проводил во дворах. Да чуть ли не круглосуточно там пропадал. Вопреки расхожему мнению, я не был двоечником, но и ботаником тоже не был. Просто после школы я делал уроки где-то за полчаса и бежал во двор. Мы играли в фантики, лапту, банки — это что-то типа «городков», когда банки расставляются в особом порядке и нужно кидать палку, чтобы их сбивать. Еще была чудная игра «казан», когда надо было в казан кидать пуговицы, свернутые фантики или пробки от бутылок. Кстати, пробки — это была самая большая ценность. Мы их собирали тщательно и с рвением. Ну и заодно улицы убирали. А самые главные дворовые игры — естественно, хоккей и футбол.

Мои дети крайне мало играют во дворах. Но это компенсируется тем, что они учатся в школе здоровья, где проводят время с утра и до шести часов вечера. Днем у них обязательно одна часовая прогулка, вне зависимости от погоды, плюс ежедневные спортивные занятия в зале или на улице.

Конечно, поколение, выросшее без дворов, станет другим. Они менее общительные, более законсервированные, понятие коллективности и умение противостоять жизненным трудностям снизилось. Дети превращаются в эдаких домашних животных, и это огорчает. Но выход есть — нужно просто иначе физически детей нагружать: кружки, спортивные секции, походы.

Что касается самих дворов, то меня как профессионала беспокоит, что даже реализованные программы по благоустройству дворов — это разовая акция. Нет наблюдения за состоянием объекта, нет постоянного ухода. Но не разваливающиеся качели — причина, что дети не играют на улице. У нас, например, в детстве вообще ничего не было. В лучшем случае нам заливали каток или прибивали доску, и мы воображали, что это горка. Просто интерес ребенка сместился в сторону Интернета, компьютера.

В Лондоне это проблема. Тому есть две причины. Во-первых, дети, живущие в Лондоне, как правило, безумно заняты. На примере своего шестилетнего ребенка могу сказать, что здесь детство заканчивается достаточно рано. Дети идут в школу с четырехлетнего возраста. В настоящую школу: со школьной формой, правилами, домашними заданиями. Помимо этого, дети загружены спортом, занятиями в различных клубах, игрой на музыкальных инструментах.

Во-вторых, есть, конечно же, соображения безопасности. По британским законам ребенка нельзя одного оставлять дома до 12 лет — о каком дворе может идти речь! Так что здесь такого просто не бывает, чтобы кто-то отпустил ребенка погулять с друзьями без присмотра взрослых. В лучшем случае можно говорить о специально play dates — родители обзванивают семьи друзей ребенка и собирают детей вместе, чтобы они могли поиграть. Организовываются такие play dates обычно за несколько недель вперед. Спонтанности здесь просто нет, потому что дети не предоставлены сами себе.

Ну и, кроме того, в Лондоне не так уж и много высотных зданий, вокруг которых есть дворы. Здесь у многих домов есть свои небольшие сады, где ребенок может поиграть. Так что это другая страна с другими обычаями.

Мой сын Джонни, конечно, очень тянется к общению с другими ребятами. Я чувствую, что ему этого не хватает. И когда у меня появляется возможность организовать play date, он очень этому радуется. Кроме того, мы всегда пытаемся найти для него возможность поиграть и пообщаться с русскоговорящими детьми.

Новости.in.ua

В Кривом Роге четырнадцатилетняя девочка сильно избила тринадцатилетнюю местную жительницу. Драка возникла во дворе, когда дети играли.

Взрослые горожане, которые стали свидетелями драки девочек, еле смогли оттянуть нападавшую от избитого ребенка, у которого медики впоследствии обнаружили сотрясение мозга. Мама вызвала на место полицию и медиков.

Копы установили, что это уже не первый случай, когда эта девочка избивает детей. Мать потерпевшей девочки шокировало, что юная виновница драки до сих пор не стоит на учете в полиции и требует, чтобы ее наказали.

Загадки по теме «Дворовые игры»

Наталья Степанова
Загадки по теме «Дворовые игры»

Давайте вспомним совсем забытые дворовые игры: Прятки, Жмурки, Штандер-шванер. Сейчас дети во дворах в такие игры и не играют. Можно сказать, что они почти забыты. В нашем саду был разработан проект «Дворовые игры«. В течении года дети разучивали и играли в игры нашего детства. Итогом была коллективная игра на территории детского сада, где дети переходя от одной площадки к другой играли в игры. Переходя на новый этап их ждал педагог, который загадывал загадку про ту или иную игру. Отгадали — играем! Вот таких загадок мы и не нашли. В итоге сочинила их сама. Результат представляю вам.

От водящего беги,

И по сторонам гляди.

Если друг кричит: «Чай, чай!»

То скорее выручай.

На команды мы разбились,

Вправо, лево разошлись.

Вышибай кто в середине,

Целься лучше — победишь!

Бросим мячик прямо в небо,


Имя громко назовём.

А потом шагами меря,

Мы дистанцию пройдем.

На команды разбивайся,

Крепче за руки держись.

Через цепи, чтоб прорваться,

Ты получше разбегись!

Называет цвет водящий,

Нужно поле перейти.

Если цвет не подходящий,

Ты скорей беги, беги!

Наш участок Лето, лето, Прекрасная пора. Почти с утра до вечера Гуляет детвора!Действительно, летом мы с детьми гуляем почти с утра до вечера. Поэтому.

Раз, два, три, четыре, пять — будем в «Классики» играть! Помню, как в детстве, ни один день на улице не проходил без «резиночек» и «классиков»! Как целыми днями, особенно весной, мы прыгали, прыгали.

«Толстеньких детей во дворе я не помню». Девушки вспоминают дворовые игры детства

В эпоху до социальных сетей в детстве во время летних каникул детвора пропадала во дворе с раннего утра и почти до первых звезд, «пока не загонят домой». При этом никто не скучал ни минуты: всегда находились миллионы игр и занятий. Современные дети в большинстве своем если и выходят во двор, то чаще сидят по лавочкам: каждый в своем смартфоне. Или вовсе остаются дома: смотреть мультики, «шариться» по соцсеточкам или рубиться в компьютерные игры онлайн. Редакция LADY.TUT.BY попросила читательниц старше 25 вспомнить свои летние дворовые будни.

Каждая мама обязана знать:  Как подобрать кружки и секции для ребёнка

«Эни-бэни-рики-таки…»

Надежда, 30 лет: «Самыми популярными играми в нашем дворе был „Светофор“ и „Бабкины панталоны“. Суть первой была в том, что „водящий“, отвернувшись от игроков, называл какой-нибудь цвет и, если он присутствовал в твоей одежде, ты спокойно переходил на другую сторону. А вот если не было, нужно было перебежать так, чтобы тебя не поймали. Поскольку цветов не так уж и много, мы, конечно, извращались: „лиловый“, „прозрачный“, „серо-буро-малиновый“ и „в крапинку“ были в порядке вещей.

Была и другая интерпретация этой игры — „Музыкальный светофор“. Смысл тот же, только для перехода на другую сторону нужно было вспомнить припев какой-нибудь песни, который начинался на букву, названную „водящим“.

А вот „Бабкины панталоны“ были одной из тех редких игр, в которые разрешалось играть младшим братьям и сестрам, частенько отправляемым с тобой во двор „в нагрузку“. „Водящий“ задавал участникам по очереди дурацкие вопросы, а те имели право отвечать только одно: „Бабкины панталоны“. При этом те, кто не выдерживал и улыбался, должны были разуть одну, а позже и вторую ногу, отдав обувь. Вопросы были, конечно, „огонь“: „В чем ты ходишь по дому, когда никого нет?“ — „В бабкиных панталонах!“ „Что вкуснее всего на свете?“ — „Бабкины панталоны!“, „В чем ты мечтаешь увидеть девушку своей мечты?“ — „В бабкиных панталонах“. В общем, не загоготать в голос, когда целая толпа тебя подначивала, было сложно. Так что вскоре за спиной „водящего“ набиралась целая гора разнокалиберной обуви. И тогда босые участники отворачивались и заказывали: „Отдай мне 4-ю и 12-ю туфлю“. И когда ему попадался растоптанный кроссовок 38-го размера и маленький детский сандалик, да еще оба на левую ногу, мы умирали со смеху.

Еще мы знали миллиард разных считалок, типа: „Эни-бэни-рики-таки-буль-буль-буль-караки-шмаки-эус-бэус-краснодэус-эус-бэус-бац“ или „Ехал поезд темным лесом за каким-то интересом, инте-инте-интерес, выходи на букву эс“. При этом особым шиком было выучить какую-то новую, которую никто не знал. Например: „На золотом крыльце сидели Микки-Маус, Том и Джерри, Скрудж Макдак и три утенка, выходи — ты будешь Понка“».

Публикация от Sema Boykov (@_sema_boykov_) 17 Май 2020 в 1:48 PDT

«Все мечтали быть королевами и Анжеликами»

Наталья, 33 года: «Мы с подружками очень любили возиться с землей и песком. Постоянно разводили какую-то кашу-малашу, делали замки со рвами, мостами и подземными течениями, „пекли“ песочные торты и пирожные, украшенные цветочками-листочками, собранными по всему двору. А еще очень любили делать „секретики“. Нужно было вырыть небольшую ямку в тайном месте, положить на дно фольгу, выложить на ней красивый узор из цветов, камешков и прочих „сокровищ“, сверху прижать стеклышком и закопать. Потом принято было приводить кого-то и торжественно расчищать „окошко“, чтобы увидеть „секретик“. А если вдруг кто-то его разрушал и утаскивал ценный фольгированный фантик необычного цвета, это было целое горе.

А самой любимой игрой у нас с ребятами была „Самже“ („Сам желай“). Все усаживались на лавку, ведущий объявлял вопрос и по очереди бросал каждому мяч, называя три варианта ответов. Какой словишь, тот и твой. Если все три не ловишь — верным считается третий вариант. Если ты словил „Самже“ — говоришь свой вариант. Так мы каждому в этой игре сочиняли целую жизнь. Как кого зовут, кто у кого муж или жена, сколько детей, кем работает, какая машина и т.д. Все девочки мечтали быть Анжеликами (тогда была популярна эта книга и фильм), королями-королевами, иметь 20 детей и жить в Америке. Но когда ведущий хитрил, некоторым попадались фамилии вроде Краснопоп или машина „запорожец“. Было забавно!»

«До тебя два «гробика» и один «верблюд»

Алина, 28 лет: «Сколько себя помню, мы в детстве целыми днями играли в „Земли“ и не надоедало! Чертили палкой большой круг, делили по числу участников, как пирог, на равные части. Каждый свою как-то называл, причем рядом могли разместиться Москва, Сирия, Антарктида и Бобруйск. На „чи-фи-фо“ определяли, кто первый водит, он подбрасывал вверх палку, и все разбегались в стороны. Когда палка приземлялась, „вода“ говорил стоп. Выбирал себе „жертву“ и прикидывал на глаз расстояние до нее. Самое забавное, что расстояние измерялось не в метрах, а в „гигантах“ (самые широкие шаги), „лилипутах“ (семенящие шаги), „лягушках“ (прыжках), „верблюдах“ (плевках), „зонтиках“ (шаг с поворотом вокруг своей оси) и даже „гробиках“ (отрезок, равный твоему росту). Если удалось приблизиться так, что ты попадал палкой в кольцо рук „противника“, то ты мог отчертить себе от его территории часть, равную двум ступням. Если ты не попал, кусок земли забирали у тебя. Таким образом, иногда за день ты раз пять мог становиться „королем мира“».

«Толстеньких детей во дворе я не помню: мы ведь все время бегали и прыгали»

Ольга, 27 лет: «Я помню очень много дворовых игр. Причем игры были на компанию любого размера. Вдвоем можно было играть в „Десяточки“ на скакалке. Нужно было ни разу не сбиться, прыгая в определенном порядке. 10 раз обычным способом, 9 раз — сменяя ноги (то правая, то левая), 8 — на левой, 7 — на правой, 6 — крутя скакалку задом наперед, 5 — задом наперед, сменяя ноги, 4 — обычные прыжки сменяют прыжки со скрещиванием рук, 3 — ноги крестиком, 2 — задом наперед на одной ноге, 1 — подпрыгнуть и успеть прокрутить скакалку два раза.

А втроем мы постоянно прыгали с девчонками в резиночку. Там тоже были свои сложные трюки, меняющаяся высота прыжков. Помню, мой личный рекорд был, когда резиночка была на высоте бедер. Но я знала девочку, которая умудрялась выделывать что-то похожее на прыжки и на высоте талии… Кстати, вполне вероятно, что именно благодаря нашей тогдашней постоянной беготне и прыжкам толстеньких детей во дворе я вообще не помню!

А еще постоянно играли в догонялки, завязывая „бэраку“ глаза. И дразнили его: „Бэрак-бэрак, дай цукерак!“ Еще был вариант „Чай-чай, выручай“, когда того, кого уже осалили, можно было выручить, дотронувшись. И „Сифа“ — в такие догонялки, в основном, играли мальчишки. Потому что осаливали не рукой, а палкой, тряпкой или еще какой-нибудь „заразной вонючкой“, которую находили во дворе.

Про „Классики“, „Море волнуется“, „Колечко-колечко“, „Садовника“, висение вниз головой на турниках и о „Путаницах“, игре в „Цу-е-фа“ на отбивание наклеек и фантиков я уже не говорю! А еще ведь „Тише едешь — дальше будешь“, „Казаки-разбойники“, „Выбивало“, „Да и нет не говорить, черный с белым не носить“, „Кис-кис-мяу“… Эх, какое же хорошее было время!»

А в какие дворовые игры играли в детстве вы? И играют ли в них ваши дети?

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация