Дочь агрессивна к родителям

Содержание

Почему подростки агрессивны — Причины и мирные способы борьбы

Почему подростки бывают агрессивны, по отношению к своим близким людям и не только к ним. Возможно, это некий протест против общеизвестных правил и порядков, установленных в нашем обществе. А, может, это способ заявить о себе, как о личности самодостаточной и неординарной. Вопросов много, а есть ли на них ответы?

Давайте разберёмся, что думают по этому поводу психологи и педагоги. В чём они видят причины подростковой агрессии.

Оглавление:

Как можно понять, что ребенок уже взрослый? Размер одежды и обуви приближается или уже такой же, как у папы и мамы. Вещи и обувь покупаются в соответствии с модными тенденциями (гаджеты, кстати, тоже), доверительные беседы между сыном или дочкой и родителями очень часто сменяются недосказанностью, взаимными упреками и ссорами. Тайны прочно поселяются в детской комнате, куда вход взрослым только по разрешению.

Почему подростки агрессивны — 7 основных причин

Мы медленно перестраиваемся и часто боимся себе признаться, что нужно менять стиль общения со своими выросшими, но все так же любимыми сыном и дочерью. Нередко, в ответ на безобидное замечание можно столкнуться с агрессивным поведением подросшего чада. В таких случаях родители просто опускают руки, и все больше усугубляют ситуацию, не зная толком даже причин такого поведения. Давайте разберемся, почему из ласковых и послушных, милых девочек и мальчиков, выросли вдруг агрессивные «взрослые» дети со своим миром, куда так сложно нам, мамам и папам, попасть.

Привлечение родительского внимания

  • Согласитесь, что мы все меньше уделяем внимания своему ребенку. Главные заботы — это обеспечить материально нашу семью, ведь запросы все растут. И все меньше интересуемся эмоциональным и психическим состоянием. А это начало конфликтных ситуаций в будущем.
  • Чтобы привлечь наше внимание, подросток начинает хамить. Грубость сразу настораживает, обижает и заставляет, наконец, «проснуться». Что — то не так. Иногда мальчики и девочки просто стесняются рассказать о своих проблемах, поэтому начинают просто агрессивно себя вести: а вдруг мама и папа сами поймут, что нужно обнять, поцеловать, как раньше, и спросить, как прошел день?
  • Агрессивное поведение может иметь как выраженную форму: хамство, оскорбления и демонстративное непослушание с хлопаньем дверей, так и скрытую форму: замкнутость, прогуливание уроков, вредные привычки и даже суицид.

Юноша и девушка пока ничего не сделали в жизни важного и значимого, но считают уже себя взрослыми. В этом возрасте начинают применяться различные модели поведения. В качестве «добровольных слушателей» выступают родители. Если дома все примут, значит, можно так вести себя и со сверстниками. А если не обращают внимания, потому что в семье крик, грубость — это норма, то, тем более все так и должно быть.

Копирование поведения взрослого

  1. Запомните, что все, что происходит дома, будет однозначно принято детьми как основная и единственно правильная модель поведения во взрослой жизни.
  2. Если в семье есть насилие, неуважение, физические наказания, оскорбления, то не удивляйтесь потом, почему сын или дочь издевается над котами и собаками, потом над стариками и более слабыми одноклассниками. Процесс постепенно настолько выходит из — под родительского контроля, что часто все заканчивается в полиции.

3. На самом деле виноваты взрослые, а не их неуправляемый «мучитель» и «наказание». Вместо того, чтобы своё агрессивное поведение оставлять за порогом и всеми силами сохранять в доме атмосферу заботы, любви и внимания, мамы и папы устраивают между собой «разбор полетов», да и ребенка не щадят. Никакие доводы (усталость, алкоголь, измена мужа, безденежье) не могут быть оправданы. Взрослые должны помнить, что они ответственны за душевное состояние своего ребенка. Несчастные родители — несчастные дети. Это аксиома.

В этом возрасте идет процесс превращения из девочек и мальчиков в юношей и девушек. Им часто стыдно без причины, неловко, они пока на самом деле не знают, что делать со своей «взрослостью». Резкие смены настроения, то слезы, то грубость — это нормально. И это нужно пережить, оставаясь своему самому дорогому человеку, ребенку, другом.

Это тяжело, но есть способы: совместное занятие спортом, творчеством. Не стоит реагировать так остро на хамство. Спокойно объясняйте, почему это обижает окружающих. Ведите себя достойно и почаще интересуйтесь жизнью вашего отпрыска. Вспомните себя в его годы. Не забывайте, что скорей всего у него появилась уже первая любовь и первые серьезные переживания.

  • Если в семье есть крайности, выражаемые в тирании, или, наоборот, в попустительстве и вседозволенности, то и младшее поколение часто потом в социуме не видит границ. Или, вырываясь из — под тотального контроля, начинает проявлять свое «я» таким образом, чтобы знали и видели все.
  • В случае когда дома насилие, в том числе и физическое, то подросток, находясь долгие годы в страхе, потом ищет более слабого и полностью «переносит» модель поведения «тиран — жертва».
  • Когда все разрешают, но при этом забывают объяснять, как можно поступать с людьми, а как нет, почему нужно уважать стариков, не обижать слабых и животных, то, естественно, ребенок считает, что можно все. В том числе и отобрать у старушки пенсию, унизить одноклассника, нагрубить учителю.

Возможно, вам будет интересно Конфликты между родителями и детьми — 5 мифов конфликтов поколений

Влияние телевизора и интернета

Сейчас идет массовое засилье фильмов и передач, компьютерных игр, где показывается и демонстрируется агрессивное поведение, сцены насилия и жестокости.

  1. Сидя в интернете, молодые люди не только готовятся к занятиям, но и бесконтрольно смотрят фильмы, сюжеты, где агрессия и физическое насилие — норма. Все это они воспринимают как правильные действия. Еще нет мудрости и опыта, чтобы разграничить эмоциональное напряжение человека и сцены садизма, например.
  2. Различные группы и сообщества в социальных сетях способны превратить хорошего, умного и доброго мальчика или девочку в настоящего агрессивного монстра, который может не только нагрубить, но и украсть, и избить. Существует масса методов, как подчинить и обработать хрупкую психику подростка и сделать его «неузнаваемым» для родителей.

Поиск границ дозволенного

Этот процесс вполне естественный. В переходном возрасте дети учатся себя вести в обществе, поэтому экспериментируют, что можно, а что нельзя. На самом деле они не хотят быть плохими и грубыми, а просто пробуют, можно ли так себя проявлять, и что за этим последует.

Если вовремя остановить ребенка и провести, возможно, не одну беседу, то он не только прекратит вести себя вызывающе, но и начнет сопротивляться насилию и научится говорить «нет» наркотикам, сигаретам и алкоголю.

5 разумных способов борьбы с подростковой агрессией

  1. Объясните сыну или дочери, что разные эмоции — это нормально. Гнев и ярость тоже присущи человеческой природе. Но почему бы не побить боксерскую грушу вместо крика? Не хватает адреналина — прыгните с парашютом, запишитесь с ребенком на танцы.
  2. Не участвуйте в скандале. Или отвечайте тихим голосом, или игнорируйте крик. Не получив желаемого «ответа», ребенок вынужден будет успокоиться, так как спарринга не получается.
  3. Придумайте слово, которое будет обозначать, что стоит остановиться. Как только кто — то его произносит, значит дискуссия прекращается. Только не забудьте про себя. Если подросток увидит, что вы продолжаете его воспитывать, как маленького, то контакта не ждите.
  4. Объясните, что в целях безопасности вы должны проверять хотя бы иногда гаджеты. Говорите открыто, объясняйте, кто такие, например, сатанисты. Не замалчивайте эти темы. Если ваш сын и дочь увидят, что вам не все равно, и вы спрашиваете у них разрешения, то доверие будет восстановлено. Не вздумайте втихаря рыться в телефоне ребенка и читать сообщения.
  5. Не забывайте иногда просто так зайти в школу, чтобы узнать не только об успеваемости, но и услышать мнение педагогов об атмосфере в классе и отношениях детей. Вполне может быть, что вы, о чем — то не знаете.

Заключение

Почему подростки агрессивны? Вопрос, конечно, сложный, но, возможно, прочитав эту статью, для вас стали более понятны мотивы и причины, провоцирующие на агрессию юные, мытарствующие души наших повзрослевших детей.

Эту статью мне хочется закончить небольшими рекомендациями для родителей.

  • Хоть и говорится, что маленькие дети — маленькие заботы, а большие — большие проблемы, но их может практически не быть совсем, если вы будете внимательны к своим сыновьям и дочерям.
  • Если вам не хватает знаний и чувствуете, что ситуация выходит из – под контроля, то не стесняйтесь читать полезную литературу и посещать психолога. Вы обязаны помочь ребенку стать достойным и счастливым человеком.
  • Помните, что только в паре со своим любимым умницей — сыном или красавицей — дочкой вы можете преодолеть трудный возраст. Несмотря ни на что, продолжайте им дарить свою любовь.

Надеюсь, статья была вам полезна. Напишите в комментариях, что вы думаете по теме статьи.

Удачи и терпения!

Ваша Татьяна Кемишис

Если статья вам понравилась, поделитесь ею в своих соц. сетях

Агрессия или переговоры? 5 советов родителям агрессивного подростка

Агрессивность может быть ярким симптомом психического заболевания или расстройства. Но в данной статье мы рассматриваем агрессию как нарушение эмоциональной сферы, проекцию неправильных сценариев или реакцию на вторжение в личное пространство — т.е. как психологическую защиту. В этом случае учителя и родители могут предпринять самостоятельные шаги, не обращаясь к помощи психологов.

Откуда берется агрессия?

Хотелось бы напомнить, что в подростковом возрасте, начиная с младшего подросткового (10-11 лет), успешное общение со сверстниками ставится подростком «на вершину пирамиды». Любое событие воспринимается им в связи с собственными позициями успеха или неуспеха. Отсюда, кстати, настоящая зависимость от лайков в Instargam и желание набрать как можно больше друзей в ВКонтакте. Сомнения в своей успешности заставляют ребенка испытывать сильнейший дискомфорт, приводят к снижению самооценки и могут проявиться в симптомах нервозности и тревожности.

Молчаливая забастовка – важный сигнал Тревога приводит к нарушению адаптации в коллективе. В результате подростки, которые не могут или не умеют эффективно и успешно общаться со сверстниками, попадают в категорию изгоев. Такие дети одиноки, у них нет друзей, зато есть проблемы с окружением. Подобные подростки выделяются своим поведением, манерой общения, даже внешним видом.

Речь не идет о просто необщительных детях или интровертах, мы говорим о болезненной для самого ребенка дезадаптации.

Отношения, которые складываются в группе сверстников, для ребенка становятся моделью поведения — образом, который он проецирует на себя. Для школьника (как и для взрослого человека, будем честны) важно занять статусное или «свое» место в жизни и в коллективе. Трудности 10-летнего ребенка, оказавшегося «вне игры», могут повлиять на успех в его взрослой жизни. Неадекватная самооценка и попытка компенсировать невнимание и знаменитый «игнор» со стороны окружающих и приводит к агрессивности.

Каждая мама обязана знать:  Имеет ли право технический персонал заходить в класс и прерывать урок

Виды агрессии

Прежде чем предпринять решительные действия в отношении агрессивного ребенка, попытайтесь понять, с каким видом агрессии вы сталкиваетесь. Как правило, взрослые склонные замечать только самые яркие (первый и второй) из них.

  1. Физическая агрессия: постоянные драки, попытки дать отпор физически, задирчивость
  2. Косвенная агрессия: словесная травля, злые шутки, сплетничество: «Знаешь эту жирную корову Людку из 6 „б“? Давай скажем классной, что это она журнал в ведро уронила»
  3. Вербальный негатив: невежливые жесты, угрозы на словах «Я тебя задушу, придурок, ненавижу!», крик и визг
  4. Тихая агрессия: саботаж, игнорирование, негативизм. Ребенок делает вид, что не слышит и не слушает вас. Когда вы пытаетесь с ним поговорить, он уходит в комнату и надевает наушники.

«А я ему как дам в ухо, пап!» Не лучше ли было поговорить?

Если перед подростком встанет выбор: обсудить конфликтую ситуацию с «врагом» или сразу дать физический отпор — что он выберет? На самом деле, выбранная модель поведения зависит от множества параметров: от воспитания до эмоционального состояния в момент ссоры.

Тем не менее, одна из самых распространенных причин агрессии крайне проста: бью, потому что не знаю другого способа отреагировать. Если у ребенка нет иных примеров разрешения конфликтов (он не видел переговоров в семье, среди друзей или одноклассников), к тому же, находится в состоянии тревожности, о котором говорилось выше, — драка почти неизбежна.

Почему мы учим детей драться, а не договариваться?

Вы слышали о школах риторики для детей? Нет. А о секциях борьбы?

Возможно, мое мнение будет наивным, но данный факт свидетельствует о том, что умение красиво и правильно говорить, вести аргументированный спор, выражать свое мнение и отстаивать его — не очень-то востребованный навык.

А зря. Умение постоять за себя физически должно находиться в гармонии с умением противостоять словесно.

В европейских школах, знаменитых колледжах и университетах туманного Лондона, про которые мы наслышаны, нет ОБЖ. А вот логика и риторика входят в программу с начальной школы. Справедливо будет возразить, что мы в России живем в других реалиях, но этого аргумента недостаточно. Если ребенок в будущем хочет стать юристом, предпринимателем, историком, бизнесменом, политиком, то кроме знаний, посвященный поведению при пожарах, ему потребуется умение грамотно вести диалог. Любому современному человеку необходим такой навык.

Полезно ли умение договариваться подростку?

Ребенок, который действительно может разрешить конфликт с помощью логики и аргументов, а не кулаков, заслужит уважение сверстников. Хулигана, который решает все вопросы кулаками, могут бояться, перед ним могут заискивать, но об уважении речи не будет. Повторюсь, в этом возрасте качество и успешность общения со сверстниками влияет на самооценку. Если ваш ребенок а) интересен, б) грамотно (а не заумно!) говорит в) может решить любой вопрос, то к нему со временем станут обращаться за советом. Подобный авторитет скажется положительно и на самооценке, и на позиционировании. Не обязательно быть самым красивым или быстрее всех бегать, умение решать спорную ситуацию — это умение, которое куда более редко, а потому ценно.

Что делать родителям, если ребенок проявляет агрессию?

Способ 1. Дать выход агрессии

Агрессия — это естественно. Если бы человек в момент своего появления на земле не был агрессивен, скорее всего, он бы не выжил. Но в XXI веке у нас нет необходимость сражаться за пропитание и территорию, поэтому агрессия должна быть контролируемой. Своими физическими силами надо уметь управлять. Если этого не происходит, то наносится вред не только окружающим, но и себе.
Отдайте ребенка в спортивную секцию, где ему объяснят, что решение спора кулаками — не выход, но навыки честной борьбы и самозащиты ему пригодятся. Пусть это будет футбол или легкая атлетика, можно смело попробовать восточные единоборства — дзю-до, самбо, карате. Они хороши тем, что учат ребенка не только владеть своим делом, но и эмоциями.

Пар из ушей валит часто даже у взрослых

Способ 2. Работать с самооценкой ребенка

Человек, которому есть чем гордиться, всегда чувствует себя спокойно. Если ваш ребенок уверен, что в чем-то он точно «впереди планеты всей», то и агрессия со стороны сверстников будет восприниматься не так остро.

Вдруг у него не кулаки чешутся, а в душе неладно?

Сашу в восьмом классе дразнили заучкой и выдрой, потому что она предпочитала книги и секцию по шахматам курению за школой. Но когда девочка выиграла сначала районную олимпиаду по математике, а потом и всероссийскую, злые нападки одноклассников стали казаться ей чем-то несущественным. «Да, вы „крутые“ и „взрослые“, зато до меня вам как до Парижа пешком», — справедливо думала Александра.

Игоря в десятом из-за прыщей и глупой челки не воспринимали девушки. Зато после того, как он начал участвовать в школьных постановках и выступил на городском вечере поэтов со своими стихами, внешность отошла на второй план. Романтичный Игорь был куда милее, чем пытающиеся быть брутальными одноклассники. Да и подписчиков в его авторской группе в Вконтакте было достаточно, чтобы чувствовать свою значимость (родители, не бойтесь социальных сетей, если дети пытаются в них самовыражаться!)

Самодостаточные люди не агрессивны, им нет смысла бороться за свое место под солнцем — они его нашли.

Способ 3. Записать на курсы ораторского мастерства или предложить литературу

О важности умения вести аргументированную полемику в этом материале сказано достаточно. Запишите своего подростка на курсы или дайте ему почитать хорошую литературу на эту тему. Поможет не только Шопенгауэр или книга Поварнина, но и простая классика. Герои Джека Лондона, Марка Твена, Толстого и Артура Конан Дойля изъясняются просто потрясающе. Быть острым на язык в наше время — выгодное преимущество.

Не ругать, а любить – на самом деле это очень-очень сложно.

Способ 4. Любить подростка и подавать ему пример

Да, ваш 13-летний Костя ведет себя как независимый мальчишка, плюющий на ваше несомненно авторитетное мнение. Несмотря на это поведение, его показательная независимость скорее защитная реакция или провокация, вызванная недостатком внимания. Подростки очень уязвимы, вспомните себя в этом возрасте. Так что почаще говорите ему о своей любви.

Задумайтесь также о том, как принято решать конфликты в вашей семье, если вы учитель — в классе. Да мы садитесь за стол и все внимательно обсуждаете проблему с супругом? В классе вы выслушиваете ученика, чье мнение отличается от общепринятого, или обрываете словами: «Чепуха, Достоевский имел в виду совсем не это»?
Возможно, что вы не даете себе отчет относительно собственных эмоций и реакций. Все мы люди, все мы перегораем, как лампочки. Но наши дети замечают все. Они не столько слушают нас, сколько смотрят на нас. Если агрессия подростка вызвала невольным копированием матрицы поведения внутри семьи, то попытка перевоспитать только ребенка не принесет успеха.

Способ 5. Следить за здоровьем

Помимо психологических существуют множественные биологические причины агрессивного поведения. Например, низкая частота сердечных сокращений. Понаблюдайте за подростком: имеет ли место агрессия без причины? Если да, ребенок часто кричит, немотивированно злится — «Меня все вообще бесит!», а не «Меня бесит физика, не могу решить задачку!», то по возможности стоит сходить к врачу, чтобы начать программу коррекции.

Причиной агрессии может стать повышенная тревожность. Снижайте ее любым способом, чтобы не пытаться избавиться от следствия вместо причины. Если ребенок сильно устает в школе, беспокоится из-за экзаменов, внешности или низкой популярности, его травят или он просто склонен к нервозности, то стоит с этим поработать. Способы могут быть самыми простыми: арт-терапия (об этом в наших социальных сетях), цветотерапия, поезки на природу и даже йога.

Главное — пусть подросток знает, что он не один, семья готова его поддержать, а не отругать.

Моя дочь постоянно огрызается и очень агрессивно себя ведёт

«Добрый день! У меня дочь — подросток 13 лет. Считает, что у неё низкая самооценка, что она интроверт. Она элементарно не выполняет мои просьбы, повторяю 3—4 раза, и, пока я не повышу голос на неё, просто не выполняет (например, убраться в комнате или одеть тапки). Она недовольна своей внешностью, постоянно дерзит, у неё нет никакого уважения и благодарности ко мне и к мужу (мы делаем для неё всё — подарки, досуг, внимание), это просто распущенность какая-то. Скажите мне, как психолог, это вообще нормально? Я тоже была подростком, но у меня такого не было. Я и тогда и до сих пор с родителями в хороших отношениях. Но моя дочь постоянно огрызается и очень агрессивно себя ведёт».

Добрый день, Алина. Спасибо за вопрос.

Я бы предложила разделить ваше описание ситуации на то, что вы сообщили про нее, и то, что относиться к вашей с ней коммуникации.

Про нее:

«Считает, что у неё низкая самооценка, что она интроверт, недовольна своей внешностью».

Для подростков это вполне характерное возрасту состояние — не нравиться себе, оценить себя плохо. Позитивный вариант развития событий, если подросток сначала оценивает себя плохо, но потом старается своими реальными поступками со временем это опровергать. Например, считает себя непривлекательным (противоположному полу в том числе), но делает шаги, чтобы построить отношения. Считает себя глупым, но старается повысить свою эрудицию в различных вопросах. Возможность позитивного влияния родителей, поддерживать, чтобы шаги делались. Настраивать, что ни с первого раза все, что хочется, может получиться, но в том нет беды, если продолжать двигаться дальше. Выводы подростка о себе сами поменяются после свершенных им самим успехов.

Еще все эти оценки себя (особенно в подростничестве) обычно очень подвязаны на конкретные впечатления, и если ребенок эту связь увидит, его восприятие станет более реалистичным. Например, за переживанием непривлекательности собственной внешности может стоять опыт того, что нравящийся ей конкретный человек, какой-то мальчик, не замечает ее как девочку, или наблюдение, что ее подруга нравится большему числу мальчиков, чем она. И тогда «переваривать» стоит сами конкретные ситуации, а не «заниматься» внешностью и отношением к ней.

Про коммуникацию:

— «не выполняет мои просьбы»

Важно, какого рода просьбы она не выполняет. Связанные с коллективными обязательствами — это одна история. Или вы делаете ей просьбы (советы) на счет нее — то немного другая. Например, если у нее есть обязанность перед семьей пылесосить квартиру по пятницам, (раньше она это делала, а сейчас только после того, как вы на нее вскрикните), то хорошая стратегия снова поднять разговор о ценности обязательств и о том, что другие члены семьи тоже для нее что-то выполняют и без этого ей будет значимо тяжелее справляться. Если она не убирает свою комнату, это вопрос того, кто согласно ценностям, принятым в семье, отвечает за комнату — ребенок или родитель. Если родитель, то он же и выбирает степень убранности комнаты, а исполнитель этой убранности — ребенок (или сам родитель, или иногда уборщица). Если комната ребенка — его комната, то степень убранности выбирает он, другие дают советы, но совет всегда можно не учесть при принятии финального решения, на то он и совет, а не приказ (за неисполнение которого следуют санкции). В подростковом возрасте высоковероятно такое, что ребенок постарается (осознанно или нет) сделать свое своим и проверить «границы», что на самом деле его (он решающая инстанция), а в чем он исполнитель. Одеть тапки из той же серии — кто и в чем отвечает за заботу о здоровье ребенка? Если и по вашим, и по своим представлениям — она, то ей и решать, когда каким элементом одежды утепляться и какого совета слушаться, а какой пропустить. Если и по вашим, и по своим представлениям — вы, то она бунтующий исполнитель, возможно, готовящий «переворот» власти в этом вопросе. Если по вашим представлениям — вы, а по ее — она, то это будет предполагать, большое количество словесных конфликтов. Каждый из которых не будет означать нелюбовь, неблагодарность или неуважение к вам.

— «постоянно дерзит»

Здесь имеет значение, она «нападает» или «защищается». Если «нападает» — это должно проявляться, что она входит в комнату и говорит вам первая какую-нибудь обидную гадость, например, что вы ей что-нибудь должны поверх того, что уже даете. Если «защищается», то это предполагает, что она говорит вам что-то, что вас расстраивает после того, как вы что-то сказали ей. «Защитные» выпады указывают с большой вероятностью на то, что негласно встали вопросы власти и ответственности, о которых я начала говорить выше.

— не проявляет «благодарности ко мне и к мужу»

Для кого-либо осмысленного комментария по этому вопросу требуется больше деталей. Что раньше она делала, что вы чувствовали ее благодарность и чего сейчас не делает, что переживается вами как неблагодарность?

— «огрызается и очень агрессивно себя ведёт»

Это тоже может дублировать уже поднятую в пунктах выше тему власти и ответственности, а также «защитных» и «нападающих» выходок.

«Скажите мне, как психолог, это вообще нормально?»

Нормально, но от вас как от родителя еще многое потребуется, чтобы разрешить эту ситуацию конструктивно. В детской психологии распространено представление, что отношения ребенка и родителя проходят стабильные и кризисные участки. В моменты кризисов должна произойти перестройка отношений, способов взаимодействия. И подростковый возраст — это вне сомнения один из самых трудных переходов. Если у вас с вашими родителями этот этап прошел гладко и незаметно для вас (такое тоже возможно), на основании этого не стоит ожидать, что с вашей дочкой должно обязательно получиться также. Вы другая, чем ваши родители, а ваша дочка другая, чем вы.

Если у Вас остались вопросы, готова обсудить их с Вами на консультации в Скайпе или очно.

Замри, беги или нападай! Агрессия приемных детей и реакция родителей

Читайте также

Как бороться не с ребенком, а c его агрессией? Советы родителей и психологов

Блог Татьяны Мишкиной. Часть 7. «Полюби меня черненьким»

Приемный подросток: «Раньше я думал, что люди – нормальные»

Мой ребенок меня бесит или Три источника родительской агрессии

Читайте также

Как найти ребенка?

Диагнозы детей-сирот. Что они означают и как можно помочь ребенку в семье

Формы семейного устройства сирот: какими они бывают и какую лучше выбрать

Почему у приемных детей зачастую зашкаливает уровень агрессии? Как с этим справиться опекунам и усыновителям? Психолог фонда «Измени одну жизнь», приемная мама Елена Мачинская рассказывает историю мальчика из детского дома, пережившего два возврата из приемных семей, а также дает советы родителям.

Тимур – «агрессор и тиран»

Рассказ основан на реальных событиях, имена и биографические данные изменены, совпадение с реальными людьми случайно.

Тимур прожил в первой приемной семье со своим кровным братом и сестрами два года. Младшей Аленке было 4 месяца, когда маму лишили родительских прав. Именно за ней и поехали бездетные супруги Ивановы, увидев в Интернете фото красивой белокурой девочки, ищущей семью. Но, приехав в Орел, им пришлось брать «в довесок» и семилетнего Тимура.

Через пару месяцев внезапный звонок застал их врасплох, В детском доме в соседнем регионе нашлись еще Олег и Даша — брат и сестра Тимура. Ивановы были верующими людьми: держали посты, стояли церковные службы, с паломниками ездили по святым местам. Поэтому, хоть и не сразу, но решили, что это воля Бога, и забрали Олега и Дашу к себе.

Все дети, кроме Тимура, как-то быстро влились в семейный уклад: младшая Аленка почти не доставляла хлопот, Даша, по характеру ведомая и нерешительная, на радость маме послушно носила платок и посещала воскресную школу. Самый старший Олег жил в доме, скорее, на правах временного гостя (до армии оставались считанные недели) и неплохо помогал по хозяйству.

В Тимуре же, видно от отца, текла кровь южных народов. Смуглый, темноглазый, шустрый пацан отличался от родных не только внешне, но и поведением — темпераментный, вспыльчивый, бесшабашный, он часто дрался с мальчишками, отчаянно скучал по родной матери и прогуливал уроки, нарушал запреты, матерился и хулиганил. А еще он совершенно не мог, не хотел и не терпел ходить в церковь. Его даже «отчитали от бесов», но это не помогло.

Однажды, когда шла праздничная служба, толпа прихожан прижала Тимура к витрине, в которой были выставлены церковные сувениры для продажи. Неловко повернувшись, Тимур задел витрину, и она со страшным грохотом упала. Вся толпа обернулась, хор перестал петь, и батюшка, прервав молебен, лично подошел пожурить «одержимого бесами» Тимура. Опозоренные опекуны за уши вывели мальчика из церкви. Этот инцидент стал последней точкой. От Тимура решено было «избавиться, пока не поздно».

Тимур тяжело переживал расставание с приемной семьей и родными братом и сестрами. Он перестал есть, во всем винил себя. Даже пытался расцарапать себе руку монеткой, «чтобы сдохнуть», но ничего не вышло. Елена Олеговна, сердобольная пожилая соседка Ивановых, навестила Тимура в детском доме и, увидев мучения ребенка, сразу решила его забрать.

Елена Олеговна надеялась, что Тимур будет счастлив такому подарку судьбы и станет помогать ей по хозяйству, но он часто плакал, просился домой к сестрам и братьям, кричал и пытался убежать то к «мамочке Кате», то к «родной мамочке». А еще дерзил и плевался. Однажды во время ссоры даже схватил нож и обещал убить всех. Елена Олеговна на следующее утро отвела Тимура в опеку. «Убьет еще, чего доброго, придурочный, ему только в психушке место», — сказала Елена Олеговна, развернулась и ушла.

В этот день мне позвонили из опеки и попросили помочь с поиском новых родителей для Тимура. Так вышло, что с ним мы были знакомы уже давно. Я попросила разрешения увидеть мальчика в больнице, где он находился. В больничной палате я нашла Тимура под кроватью. Он рыдал и не хотел вылезать. Пришлось прилечь рядом. Он узнал меня и со злостью запустил в меня деталью конструктора.

— Эй! А еще друг называется, — воскликнула я и запустила в него этой же деталью, потом фантиком и еще чем-то, что нашлось под кроватью. Тимур перестал рыдать и начал «отстреливаться». На его лице появилась улыбка. Он согласился погулять со мной.

— Тимур, меня попросили найти тебе новых родителей. Что думаешь про это?

— Мне пофигу, — опять напрягся Тимур. Кулаки сжаты, тело как пружина.

— Ты клевый. Я хочу тебе помочь. Я попробую найти для тебя родителей, которые точно тебя не бросят.

Испытующий, злой, недоверчивый взгляд из-под бровей. Отвернулся. Часто дышит. Идем рядом. Молчит.

— Я никому не нужен, меня все равно бросят. Потому что я плохой. Меня никто не полюбит НИ-КОГ-ДА, поняла? Они сперва думают, что я хороший, а потом все… отдают. У меня уже было три мамы. Так вот и буду по разным тетенькам ездить. Потому что я — урод.

По счастливому совпадению одна моя знакомая как раз искала ребенка. Уже на следующее утро она примчалась в Москву. Вера воспитала трех приемных детей. Скажем прямо — не самых простых.

—Кстати, — спросила меня Вера, пока мы шли в сторону опеки. — Как звать-то героя? Вчера я что-то забыла спросить.

—О, нашей команде Тимура не хватало, — ответила Вера и засмеялась.

Тимур долго испытывал Веру на прочность. Агрессия зашкаливала: бил посуду, матерился, дерзил. Один раз чуть не поджег дом. Кидался камнями и разбил соседскую машину. В приступах ярости бил Веру, кусался. Иногда бился головой о стены и выл: «Я все равно плохой! Ты все равно сдашь меня! Я тебя ненавижу!»

Вере пришлось перевести Тимура на надомное обучение, так как в школе он был агрессивен с другими детьми. Иногда Тимура приходилось даже держать, чтобы он не нанес травму другим или себе.

Но Верин опыт подсказывал, что это временно. Это не «тяжелая психиатрия». Ему просто очень больно. Больно от того, что его столько раз предавали. От того, что его разлучили с сестрами и братьями. И эту боль нельзя, следуя советам, просто «забыть» и «быть хорошим мальчиком», потому что каждый день, как пытка, крутятся вопросы без ответа: «Почему это случилось со мной? Где мои родители, брат, сестры? Когда меня снова сдадут?» Нет желания любить, привязываться, прирастать. Опасно и бесполезно. Зачем, если весь мир против меня? Если даже самые близкие – предают?

— Как ты терпишь, когда он разносит твой дом? Ломает мебель, бьет посуду? — спрашивали Веру друзья. — Зря ты его взяла. Он опасен, тебе не страшно?

— Чего мне бояться? Что меня убьет? Это вряд ли, я сильнее его. А он, действительно боится. Боится, что я предам. Поэтому делает все, чтобы я его не любила, сдала. Когда некого терять, тогда и не страшно. Понимаете? А что вещи ломает… Ну, вот вещи. А вот — человеческая жизнь. Что важнее?

И Вера изо дня будет упрямо делать свое дело. Вопреки прогнозам и советам. Молча. Не жалуясь, не скуля, сжав зубы, отчаянно шагая к намеченной цели. Каждый раз парируя на крики Тимура «я тебя ненавижу!» неизменным — «А я тебя люблю, сынок, и никому никогда не отдам».

Вскоре вместе найдут в социальных сетях сестру Тимура Дашу, и дети начнут общаться. Навестят кровную бабушку и узнают, что мамы не стало. После армии брат Олег будет часто брать Тимура к себе на выходные. Тимур вырастет и станет хорошим врачом. И уже никто не будет помнить, что он «опасен и агрессивен».

Комментарий психолога

Елена Мачинская:

Реакция человека на стресс определяется лимбической системой мозга и выражается в трех формах: «замри», «беги» или «нападай». Люди смогли выжить, потому что эти реакции были заложены в программу их нервной системы.

Исследования Джона Боулби, основоположника теории привязанности, показали, что ребенок в случае потери значимого взрослого испытывает колоссальный стресс. Лимбическая система запускает одну из трех программ.

Мозг Тимура выбрал стратегию «нападения», поэтому в его организме постоянно поддерживался высокий уровень необходимых гормонов.

Безусловно, каждая последующая потеря семьи только усиливала стресс и закрепляла поведенческие реакции. Тимур стал агрессивным и трудноуправляемым. Ему очень повезло, что рядом с ним оказался мудрый человек, который посмотрел на мальчика не как на «бесноватого психа», а как на ребенка с тяжелой травмой. Благодаря этому история закончилась хорошо. Бывает и по-другому.

Советы приемным родителям:

  • Родителям, которые приняли ребенка и столкнулись с его агрессивным поведением, хочется пожелать терпения. Если ваш ребенок в гневе пытается сделать вам больно словами или делами – не принимайте это на личный счет. Так выходят из него боль и обида, которые нанесли ему не вы.
  • Не стесняйтесь обращаться за поддержкой к тематическим психологам.
  • Возможно, вам понадобится помощь врача, который мог бы назначить терапию, направленную на стабилизацию психического состояния ребенка. Это может быть хорошим решением. Однако, постарайтесь найти такого специалиста, который имеет большой опыт работы с травмой, вызванной разлукой со значимым взрослым. Такой врач не предложит госпитализировать вашего ребенка отдельно от вас (за редким исключением), так как разлука с вами станет новой серьезной травмой и упрочит мнение ребенка о том, что он плохой.
  • Помните, что в подавляющем большинстве случаев агрессивное поведение ребенка — не самостоятельное заболевание, а следствие травмирующих событий в прошлом. Поэтому велик шанс, что через некоторое время ребенок полностью восстановится.
  • Не забывайте больше заботиться о себе.

Агрессивные дети, агрессивные родители: ключи к пониманию

Психологическая наука давно продвинулась в понимании того, как действия и отношения родителей влияют на психику ребенка, однако многим родителям бывает очень сложно отказаться от насильственных методов воспитания или ситуативной агрессии по отношению к ребенку. И очень часто они сами нуждаются в понимании, поддержке и помощи в овладении своими чувствами.

Как и многим другим психотерапевтам, мне часто приходится слышать от своих пациентов, что они шлепают ребенка и кричат на него. Да и кто из родителей ни разу не повысил голос, пытаясь добиться послушания от своего чада? И часто ли встретишь семью, где мать и отец полностью разделяют взгляды на воспитание детей? Одна из моих пациенток рассказывала, как она, будучи свидетельницей того, как при ней мальчика унижали и говорили, что он ничего сможет, вступилась за ребенка и пристыдила его родителей. При этом, когда ее собственный ребенок громит игрушки и мучает собаку, он получает время от времени шлепки от нее и от ее мужа. Противоречивость поведения этой пациентки в том, что, если она наблюдает ситуацию со стороны, она умом понимает и прекрасно чувствует то унижение, которое испытывает ребенок. Она вполне способна к сочувствию, но при взаимодействии с собственным сыном оказывается во власти своих негативных переживаний и не может контролировать свою злость по отношению к нему, хотя потом раскаивается и испытывает чувство вины.

Или еще пример, как-то раз я консультировала одну женщину в детском жж-сообщетве, которая жаловалась на поведение дочери. Проблема была довольно частая, почти классическая: мама была против наказаний, папа был за, а ребенок сталкивал обоих родителей, пользуясь их противоречиями. Именно на это я попыталась обратить внимание этой мамы в своем комментарии. Большинство же советов читателей этого сообщества сводилось к тому, что надо гнать мужа. В этом и в предыдущем примерах видно, как легко свидетели встают на защиту ребенка и осуждают родителя. Какая польза будет в том, чтобы пациентке из первого примера «открыть глаза» на то, что она сама унижает своего ребенка? Она это и сама прекрасно понимает, сама говорит об этом. Именно понимание того, что унижать ребенка не правильно и заставляет ее выступать защитником по отношению к чужому сыну. Чем поможет женщине из второго примера совет прогнать мужа? Я убеждена, что существенную пользу принесет этим людям не разрыв отношений, а понимание того, что именно их так злит в поведении ребенка, что именно заставляет их испытывать ярость, почему ребенок так себя ведет, и как можно помочь обеим сторонам выражать свое недовольство другими, менее разрушительными способами.

Еще одна ситуация: на детской площадке девочка лет двух кричит, вырывается из рук папы. Он много раз, срываясь на крик, спрашивает, чего она хочет, предлагает какие-то варианты. Она продолжает кричать. Он опускает ее на землю. Она валяется по земле, кричит. Обессиленный отец садится неподалеку от нас на лавочку и, совершенно выбитый из колеи, спрашивает меня, что делать. В этот момент я гуляла со своей младшей дочерью, которая очень заинтересовалась происходящим. Я не спешила советовать что-либо папе. Я не знала, что предшествовало истерике, что произошло между ними, что могло вызвать такую реакцию ребенка. Я спокойно объяснила своей дочери, что девочка плачет, так как, наверное, они с папой друг друга не поняли. Дальше произошла потрясающая на мой взгляд вещь: папа, безусловно слышавший мои слова, стал внимательно смотреть на свою дочь, которая в это время начала успокаиваться и рвать траву. И папа сказал: «давай нарвем траву кролику!». Был восстановлен контакт между папой и девочкой, и истерика больше не возобновилась. Не думаю, что восстановлению контакта могло бы помочь осуждение этого отца или чья-то попытка помочь встать и успокоиться девочке. Я в своей работе люблю быть каналом, проводником между родителями и детьми. В этом случае я видела, что эти двое потеряли связь друг с другом. Но они нуждались друг в друге, они — близкие люди, и им нужен был кто-то, кто восстановит контакт. Иногда для этого достаточно понимания и называния того, что происходит между родителем и ребенком, их чувств.

На постсоветском пространстве чаще всего люди, ставшие свидетелями подобных ситуаций, не способствуют восстановлению контакта между родителем и ребенком, а чаще даже наоборот усиливают отчуждение. Они говорят что-то вроде «Ай-ай-ай, не лежи на траве – простынешь!», или, что еще хуже, пугают ребенка, грозят, что они его сейчас заберут, или накидываются на родителя с обвинениями, требуют, чтобы он поднял чадо с земли.

Достаточно хорошие родители, достаточно хорошие дети

Я работаю с реальными людьми, я живу с реальными детьми, я сама реальный человек, я не хочу и не жду ни от себя, ни от других, чтобы мы были идеальными. Мне кажется, что сейчас много материалов про то, как быть идеальным родителем, как надо ребенка воспитывать, как надо его развивать, чтоб стать идеальным. И очень мало того, что поддерживало бы реальных родителей, помогало бы им верить в себя. Дональд Винникот, британский педиатр и психоаналитик – один из немногих, кто поддерживал матерей, их интуицию, их способность понимать своего ребенка. Он ввел понятие «достаточно хорошая мать». Как показывают современные исследования, «достаточно хорошая мать» отличается от идеальной. Она удовлетворяет далеко не все потребности ребенка, а примерно 30% его запросов. Достаточно хорошая мать — это реальная мать, которая доверяет себе.

Главное, на мой взгляд, в отношениях между матерью и ребенком — это стремление к пониманию. Родитель много выиграет, если будет понимать себя и своего ребенка, в том числе, если он будет понимать источники своей и детской агрессивности. Все человеческие существа наделены двумя влечениями — агрессией и любовью. И дети, конечно же, не исключение. Ребенок может сознательно проявлять агрессию и испытывать от нее удовольствие. Даже если допустить, что детская агрессивность исходит из невозможности удовлетворить свое желание (или, как это называется по-научному, из фрустрации), то придется принять тот факт, что, как неизбежна фрустрация, потому что невозможно осуществить абсолютно все свои желания, то так неизбежна и агрессия. Родитель, на мой взгляд, стоит перед очень трудной задачей. С одной стороны, важно не подавить детскую агрессию, иначе это неизбежно приведет к подавлению части его личности, будет препятствовать развитию и потребует дополнительной энергии на удержание внутри. С другой стороны, нужно не позволить детской агрессии принять деструктивные формы, научить ребенка выплескивать ее социально приемлемым способом. При нормальном развитии ребенок проходит через стадии, когда агрессия ему необходима и является условием для становления и роста его личности. Об этих стадиях я расскажу чуть позже. При этом ситуация может быть такова, что направлять детскую агрессию в конструктивное русло родителю придется как раз тогда, когда сам он испытывает отнюдь не позитивные эмоции.

Ребенок, захваченный своими агрессивными импульсами, направленными на родителя, одновременно нуждается в нем для того, чтобы справиться со своими чувствами. От природы у ребенка есть только одно средство для проявления агрессивности — это непосредственное проявление чувства в действии. Появился импульс сломать, ударить, разбить, убить — тут же следует действие. Взрослый может помочь ребенку осознать этот импульс. Чаще всего родитель стремится подавить детские агрессивные импульсы или наказать ребенка за его поведение. Здесь легко перейти в стадию борьбы, потому как если ребенок проходит через тот самый период, когда враждебность по отношению к родителю — условие защиты своей личности, роста своей независимости, самостоятельности, осознания себя, то ребенок в нормальных условиях не откажется от своей агрессивности. Осознание родителем того, что возросшая агрессивность ребенка — это необходимая часть детского развития — важный шаг для того, чтобы не утратить контакт со своим ребенком и не быть захлестнутым собственной злостью. Второй шаг — это помочь ребенку найти выход его враждебным чувствам. Детская агрессия может выражаться приемлемыми способами: например, в игре, в рисунках, в соревновании и в «понарошечных» сражениях.

Примером такого выражения может быть случай, свидетельницей и участницей которого я недавно стала: во дворе бегал мальчик 4-х лет с пистолетом и наводил его на взрослых. Мама в ужасе бежала следом, пытаясь этот пистолет отобрать. Очевидно, что если бы она отобрала пистолет, то скандал был бы неминуем, потому как мальчик был захвачен эмоциями. Мамой же, похоже, руководил стыд за поведение сына, трудности принятия его агрессивных и сексуальных импульсов, и тревога за то, что они станут неконтролируемыми. Когда мальчик подбежал ко мне, я подняла руки и сказала: сдаюсь. Мама остановилась, все улыбнулись. Мое принятие такого выражения его импульсов помогло и ему и его маме снять нарастающее напряжение.

Ниже я опишу периоды, когда ребенок испытывает агрессию в адрес матери и/или отца не в связи с конкретной фрустрирующей ситуаций (это отдельная, широкая тема), а в силу прохождения важной вехи в развитии своей личности.

Первый период, когда ребенок испытывает наряду с любовью агрессию в адрес матери (а проявляться это может в повышенных требованиях, капризах и колебаниях настроения) — это так называемая фаза сепарации-индивидуации (в соответствии с концепцией Маргарет Малер), когда от полного слияния с матерью младенец приходит к осознанию себя как отдельного существа.

Примерно в середине этой фазы, в возрасте 16-18 месяцев, ребенок сталкивается с тем, что его желания и желания его матери могут не совпадать, развеивается иллюзия своего всемогущества, появляется осознание своей отдельности, одновременно с депрессивными переживаниями одиночества и беспомощности. На этом этапе возникает характерная жадность, зависть, нерешительность, ребенок сталкивается с дилеммой интенсивных противоречивых чувств и несовместимых целей. Ребенок может терзаться противоположными желаниями, требовать взаимоисключающих вещей, доводя родителей подчас до бешенства, потому что как только он получает одно, он хочет уже противоположного, а получая и его, закатывает истерику. Он испытывает желания как взрослый, а возможности достичь желаемого у него как у маленького. У него возникают понимание того, что не он управляет взрослыми, и ощущение собственного бессилия. Зная эту внутреннюю борьбу ребенка, понимая его проблему, уже гораздо проще сочувствовать малышу, а не впадать в ярость.

Пятилетний возраст, благодаря Фрейду, давно понимается как Эдипова фаза. Именно в этом возрасте фантазии ребенка меняются от простого желания иметь особые отношения с матерью или отцом к стремлению играть роль одного родителя по отношению к другому. Болезненность этому периоду добавляет уязвимость чувства собственной ценности. Это происходит как из-за невозможности выиграть конкуренцию с родителем своего пола, так и из-за понимания своей незрелости. Ребенок и хочет эдиповой победы, и боится ее. В этот период даже самый любящий родитель вынужденно разочаровывает ребенка, потому что желания последнего намного превосходят его реальные возможности.

И, наконец, подростковый период, который предполагает два процесса: отказ от родителей как главных объектов любви и нахождение заместителей вне семьи. Подросток склонен к критике своих родителей, которые кажутся ему теперь неадекватными, разочаровывающими и несправедливыми. Обратная сторона этих враждебных чувств — так же как и в сепарационный период — одиночество, опустошение, чувство потери поддержки и любви.

В этом возрасте ребенок, подросток уже может прибегать к сублимации: переводить свои влечения в символическое, творческое выражение.

Прохождение этих периодов роста и становления ребенка требуют сил и терпения со стороны родителей. Эти периоды обостряют проблемы самих родителей, если они не были разрешены во время собственного взросления. Зачастую тревоги и злость провоцируют родителей на автоматические действия, усвоенные в собственном детстве, на идентификацию с агрессором, на агрессивное поведение как на способ защиты от тех чувств со стороны ребенка, которые родитель не в силах выдержать.

Родителю тоже не мешала бы поддержка. Ему важно понять, что он не один сталкивается с подобными проявлениями своих любимых детей. Как пишут многие психоаналитики, и как часто мы сами приходим к этому на практике, выходом из всех этих кризисов является примирение противоположных чувств, примирение любви и ненависти, способность привести агрессию на службу любви, признание того, что любимый человек может быть ненавистен, и что эту ненависть можно выдержать, не разрушая отношения, не мстя, не прогоняя и не наказывая.

Каждая мама обязана знать:  Должен ли ребёнок знать своё место
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация