Дочка бурно реагирует на неудачи


Как реагировать на неудачи детей

Американские психологи Кайла Хаймовиц (Kyla Haimovitz) и Кэрол Двек (Carol Dweck) 1 провели несколько исследований, в первом из которых участвовали около 70 пар родитель-ребенок. Ученых интересовало, насколько детям передаются представления родителей о неудачах и умственных способностях.

Если родители сильно переживают, узнав о плохой оценке, ребенок считывает подобную реакцию так: «Оказывается, ты глуп от природы, и с этим ничего не поделать»

Оказалось, представления родителей об интеллекте (является ли он врожденным или его можно развивать) детям не передаются, однако важную роль играет отношение родителей к неудачам. Как полагают психологи, если родитель сильно переживает, узнав о плохой оценке, ребенок считывает подобную реакцию так: «Оказывается, ты глуп от природы, и с этим ничего не поделать».

Однако если родители в первую очередь сосредоточены на том, чтобы ребенок учился, развивался и заполнял существующие пробелы в знаниях, они тем самым посылают ему другое сообщение, которое он воспринимает приблизительно так: «Ты сам можешь развивать свой ум, если будешь над этим работать». В первом случае у ребенка появляется ощущение беспомощности, во втором же он получает мотивацию работать над собой и учиться.

Дальнейшие исследования проводилось через интернет, в них приняли участие около 300 добровольцев. Действительно, оказалось, что родители, которых расстраивают неудачи детей, на самом деле беспокоятся, что у ребенка не хватает природных способностей. И недостаточно поддерживают его стремление учиться.

Такие родители не обязательно считают, что все способности заложены природой и их нельзя развивать. Однако именно такой вывод делает ребенок, наблюдая, как мать и отец тяжело переживают любые его неудачи.

Исследователи подчеркивают: самое важное – объяснить ребенку, что в каждой неудаче, если правильно к ней отнестись, можно найти возможности для обучения и развития. Тогда ваши дети не будут бояться совершать ошибки.

5 идей, чтобы вырастить

Если мы хотим, чтобы ребенок по-настоящему расцвел, нашел себя и был счастлив, родительской любви и авторитета недостаточно. Его еще нужно научить оптимизму. Пять уроков, которые помогут укрепить желание взрослеть и веру в жизнь.

Кто любит ролики про котиков?

Мало что может сравниться по сетевой популярности с «котиками». Невероятный успех фотографий и видеороликов с этими милыми существами – феномен, который уже нашел своих исследователей.

Как реагировать на проблемы и неудачи ребенка в школе

Содержание статьи

  • Как реагировать на проблемы и неудачи ребенка в школе
  • Как решить проблемы в школе
  • Что травмирует психику ребенка

В любом случае для ребенка мама и папа — это главный авторитет и конечная инстанция.

За все, что происходит с ребенком до совершеннолетия, ответственность несут родители. Поэтому очень важно, чтобы до попадания в детский коллектив он умел правильно общаться, владел языком общения и понимал, что можно допускать в своем поведении, а что — нельзя. Приведу пример: ученики младшей и средней школы часто затевают на переменах игры, которые могут быть опасны как для них, так и для окружающих. И если в ходе такой игры они на бегу сталкиваются с другим ребенком, то это может закончиться травмой. После чего последует вызов родителей в школу (хорошо, если не в суд). Учитель в такой ситуации может только сделать замечание. А все ли дети приучены на замечания реагировать? При этом ребенок может искренне не понимать, что виноват. И во тут-то очень важно, чтобы родители представили себе ситуацию целиком, а не бросались сразу защищать чадо во что бы то ни стало.

Совет 1: при возникновении конфликтной ситуации не идите на конфликт сами. Сначала выслушайте своего ребенка, затем учителя. Постарайтесь понять, в чем вина вашего чада, а в чем — другой стороны. Если вопрос сложный, не пренебрегайте консультацией юриста и других специалистов. И ни в коем случае не устраивайте показательные воспитательные действия для своего ребенка в присутствии посторонних. Даже, если вы убедились, что ребенок виноват, единственное, что уместно — это сказать:»Все понятно. Мы поговорим дома.» И дома именно поговорить и ничего больше.

Если ребенок испытывает трудности в обучении

Очень смешно выглядит, когда родители, которые в школе учились средне, требуют, чтобы дети приносили в дневнике высокие оценки. Но даже если вы сами закончили школу с золотой медалью, это не значит, что ваши способности передались вашему чаду. Генетика — дама не очень предсказуемая. Чтобы избежать напряжения в семье из-за плохих результатов детей в школе, нужно совсем немного. Позвольте детям больше заниматься любимыми предметами, даже если это физкультура или технология. По этим предметам тоже проводятся олимпиады и можно достичь высоких результатов. А по нелюбимым предметам надо договориться, что оценки будут не ниже, чем 3.

Основной принцип в отношении плохих оценок: получил 2 — сразу же закрой более высокой оценкой. Хорошо, когда родители помнят школьную программу и могут сами помочь ребенку разобраться с домашним заданием. Неплохо, если в семье есть лишние деньги, чтобы обратиться за консультацией к специалисту (постоянный репетитор не всем требуется). Но если нет ни того, ни другого? Тогда нужно придерживаться простого правила при проверке домашнего задания: сначала ребенок должен выучить и рассказать правила (они есть практически во всех учебниках), потом с помощью правил выполняется письменное задание. При выполнении домашнего задания по устным предметам важно готовить пересказ поэтапно: сначала выучить главное (даты, этапы, определения), затем примеры (действия, опыты, характеристики).

Совет 2: чтобы правильно помогать ребенку при выполнении домашних заданий, попросите учителя дать свои рекомендации по этапам подготовки. Таким образом, вы узнаете каковы предъявляемые требования.

Если у ребенка трудности в общении с другими детьми

Детское сообщество, если оно не контролируется взрослыми, — это очень жесткая среда, в которой регулярно происходят конфликтные ситуации. Особенно это касается мальчиков. Поэтому при поступлении в школу и дальше регулярно с ребенком нужно разговаривать обо всех возникающих проблемах, чтобы держать руку на пульсе. К сожалению, очень часто приходится сталкиваться с ситуацией, когда дети даже в старшем подростковом возрасте не знают о юридических последствиях своих действий. Например, не все понимают, что нецензурная брань в школе — это административное правонарушение, за которым может последовать штраф, а рукоприкладство в ответ на оскорбление — это еще более тяжкое правонарушение. В конечном итоге за все опять приходится отвечать родителям.

Совет 3:если вашего ребенка обидели в школе, не пытайтесь сами выяснять отношения с обидчиком. Обязательно свяжитесь с учителем и потребуйте приглашения на трехстороннюю беседу его родителей. Если это не дало результата, вы имеете полное право обратиться в правоохранительные органы.

КОРРЕКЦИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ РЕАКЦИЙ НА НЕУСПЕХ У ДЕТЕЙ СО СНИЖЕННЫМ ИНТЕЛЛЕКТОМ

КОРРЕКЦИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ РЕАКЦИЙ НА НЕУСПЕХ У ДЕТЕЙ СО СНИЖЕННЫМ ИНТЕЛЛЕКТОМ

Н. Л. БЕЛОПОЛЬСКАЯ

Психологическая диагностика часто сталкивается с трудностями в оценке интеллекта, которые связаны с поведением детей на обследовании [I], [3]. Успехи детей при выполнении заданий обусловливаются не только их знаниями и способностями, но и мотивацией, установками и эмоциональными реакциями. Ребенок попадает в ситуацию диагностического исследования не только с определенным багажом знаний и представлений, но и с определенным запасом навыков общения, социальным опытом, наследственными и приобретенными чертами характера.

Исследования Циглер [4] показали, что у детей с обостренным «страхом неудачи » результаты тестирования оказались очень низкими. Когда процедуру исследования организовали таким образом, чтобы максимально уменьшить страх неудачи, средний показатель IQ стал на шесть пунктов выше. Таким образом, изменение ситуации тестирования помогло детям более полно реализовать свои интеллектуальные возможности. Американские исследователи отмечают, что низкие тестовые показатели «не всегда говорят о плохих способностях испытуемого: часто это просто означает, что он не умеет ими воспользоваться » [4; 135].

Большинство детей с интеллектуальной недостаточностью к шести-семи годам имеют сформировавшийся комплекс личностных особенностей, а именно: неуверенность в себе, страх неудачи, а иногда, и неадекватную реакцию на удачу, слабую мотивацию достижения и познавательную мотивацию.

Каждая мама обязана знать:  Право ребенка на имя

Бывает достаточно однократного обследования для определения задержки психического развития или олигофрении. Довольно четкие представления об особенностях познавательной деятельности ребенка дает применение методик, построенных по типу обучающего эксперимента [3]. Однако обучающий эксперимент не регулирует и не фиксирует динамику эмоциональных реакций ребенка в результате обучения. Не учитывается также эмоциональное воздействие, оказанное экспериментатором на ребенка в процессе оказания помощи при выполнении задания. Тем не менее очевидно, что овладевая интеллектуальной операцией, которая первоначально была недоступна, ребенок испытывает положительные и отрицательные эмоции, а экспериментатор, естественно, дополнительно (словами и мимикой) поощряет его. Если же ребенок, получая помощь в разнообразной форме, достаточно долго не понимает задачи, он может не только испытывать отрицательные эмоции, но и заранее внутренне отказаться от деятельности, еще не испробовав всех средств для успешного выполнения задания. Положение Л. С. Выготского о зоне ближайшего развития, повидимому, следует понимать более широко, чем это делалось раньше, т. е. необходимо включать в это понятие и зону ближайшего эмоционального развития

ребенка. В этом случае становится понятно, что и построение методик по типу «обучающего эксперимента » должно включать и на самом деле включает, но не фиксирует эмоциональноволевые особенности ребенка, так как именно они дают многообразие вариантов обучения и развития ребенка. Все сказанное имеет самое непосредственное отношение к психологической диагностике, так как дифференциальное исследование сходных состояний интеллектуального развития детей и, тем более построение прогноза дальнейшего развития, не может производиться без учета их эмоциональноволевых особенностей. Наиболее адекватным методом изучения зоны ближайшего эмоционального развития детей является лонгитюдное исследование.

Самым большим преимуществом лонгитюдного исследования Й. Шванцара считает «возможность более подробного анализа взаимоотношений и взаимосвязей между отдельными компонентами развивающейся личности, а также между компонентами личности и факторами развития » [5; 32].

По нашим наблюдениям, одной из существенных особенностей поведения детей с интеллектуальной недостаточностью на диагностическом обследовании являются такие реакции на неуспех, которые ведут к отказам отвечать или выполнять задание, нелепым ответам, вегетативным реакциям, что затрудняет или делает невозможным оценку уровня их интеллектуального развития.

Нами была предпринята попытка в условиях лонгитюдного исследования сформировать адекватные реакции на неуспех, т. е. такие реакции, которые не вели бы к отказу от деятельности, а наоборот, стимулировали ребенка продолжить эту деятельность. В эксперименте приняли участие дети шести- шести с половиной лет с диагнозом: задержка психического развития (13 человек) и с дифференциальным диагнозом: задержка психического развития — олигофрения в степени дебильности (17 человек). У подавляющего большинства детей были выраженные эмоциональные реакции на ситуацию первичного обследования.

Эксперимент проводился в экспериментально диагностической группе при НИИД, где дети наблюдались в течение года. Содержанием занятий являлась подготовка к школе. В понимании термина «лонгитюдный метод » мы придерживаемся мнения Й. Шванцара, который считает, что «это наблюдение заключает в себе ряд экспериментальных и диагностических методик разного типа » [5; 29]. Так как адекватные реакции на неуспех являются важным компонентом при подготовке в школу, наш эксперимент гармонично вписался в общую структуру занятий, которые строились на основе программы массового детского сада с 1990 г. на основе программы детского сада для детей с задержкой психического развития.

Формирование экспериментальным путем личностных реакций у детей, на наш взгляд, невозможно без участия родителей и закрепления достижений ребенка в семье. Поэтому родители были посвящены в замысел исследования, присутствовали на некоторых занятиях и получали инструкции по работе с ребенком дома. В эксперименте приняли участие 30 детей, среди них у 12 были выраженные эмоциональные реакции на первичном обследовании. Эксперимент проводился с каждым ребенком индивидуально. Детям предлагались три типа заданий: «вставные картинки «; обводка контура фигур «домик «, «елочка «, «кораблик » и т. д.; счетные операции на сложение и вычитание в пределах индивидуальных возможностей каждого ребенка.

Первое задание, как показало наше наблюдение, воспринималось детьми как игра, вызывало интерес и положительные эмоциональные реакции. Выполнение второго задания практически не зависело от интеллектуального развития ребенка, а двигательных нарушений и левшества у наших испытуемых не было. Третье задание было связано с интеллектуальным развитием ребенка и его индивидуальными возможностями в овладении счетными операциями.

Для проведения эксперимента заранее была отработана схема формирования адекватных реакций на неуспех, применявшаяся во всех трех видах заданий. Она включала в себя 10 этапов.

1 этап. Создавалась ситуация искусственного успеха, т. е. ситуация, когда успех не зависел от того, как ребенок действовал и реагировал.

2 этап. Обучение конкретной операции в ситуации успеха, когда достижения подчеркивались, а недостатки игнорировались.

3 этап. Экспериментатор обращал внимание на недостатки выполнения задания, но не порицал, а хвалил ребенка за старание и упорство.


4 этап. Экспериментатор обращал внимание на недостатки и ошибки в работе, однако не порицал и не хвалил ребенка, лишая его, таким образом, ощущения успеха. Введение в деятельность неуспеха осуществлялось «мягко «, как лишение успеха.

5 этап. Совместный поиск экспериментатором и ребенком средств для создания ситуации успеха. Исправление ошибок.

6 этап. Самостоятельное исправление ошибок ребенком как средство для получения успеха.

7 этап. Создание ситуации неуспеха. Поиск выхода из неуспеха, исправление ошибок, после чего ждет успех.

8 этап. Введение оценки деятельности по типу школьной. Создание ситуации успеха с объявлением оценки «5 » как наивысшей в школе.

9 этап. Создание ситуации неуспеха. Лишение положительной оценки без получения отрицательной. Поиск выхода их ситуации.

10 этап. Выполнение задания с обсуждением качества его выполнения. Попытка самостоятельно оценить результаты выполнения задания. Исправление ошибок. В случае необходимости — переоценка результатов.

Цель исследования состояла в выявлении некоторых индивидуальноличностных характеристик у детей с интеллектуальной недостаточностью при выполнении заданий разного содержания в ситуациях эмоционального обучения адекватному реагированию на неуспех. Кроме того, наша гипотеза состояла в том, что сформированность адекватных реакций на неуспех поможет более точно определить интеллектуальные возможности каждого ребенка.

Задания были условно определены нами как игровое, волевое, интеллектуальное. Эксперимент начинался с игрового задания, затем предлагалось волевое, а затем интеллектуальное. Такой порядок предъявления заданий следовал из естественного предположения, что адекватные реакции ребенка на неуспех и трудности в работе на первом этапе легче формировать на привлекательном, интересном материале. Кроме того, нельзя исключить и возможности переноса ребенком адекватных форм реагирования с одного вида задания на другой или хотя бы частичного их использования. Наконец, очевидным моментом является и то, что самые резкие отрицательные эмоциональные реакции на неуспех у детей с задержками развития и олигофренией вызывают именно задания интеллектуального типа, в особенности проверка навыков счета. Включение в эксперимент волевого задания должно было показать, какое место в формировании адекватных реакций на неуспех занимают такие личностные характеристики как упорство, старательность, целенаправленность деятельности.

Формирование адекватных реакций на неуспех при выполнении игрового задания происходило весьма успешно. Удалось выделить два типа поведенческих реакций. Первый — дети с преобладающей внутренней мотивацией (15 человек) и второй-дети с преобладающей внешней мотивацией (15 человек). Первый тип реакций (1-ИГ)) характеризовался наличием выраженного интереса к содержательной стороне задания, который создавал достаточную мотивацию для его активного выполнения. Ситуация неуспеха не дезорганизовывала их деятельность:

побуждение к выполнению задания несколько ослаблялось, возникала пауза, но оно не исчезало, а восстанавливалось. Стремление исправить ошибки возникало самостоятельно. Введение оценки деятельности большого значения не имело. На формирование адекватных реакций на неуспех потребовалось 1-2 занятия. Для второго типа реакций (2-ИГ) было характерно возникать в основном в ответ на внешнее побуждение и стимуляцию. Интерес к заданию стимулировал детей к его выполнению на первом этапе, но быстро исчезал, и детям нужна была внешняя стимуляция. Активно работая в ситуации успеха, дети теряли интерес к заданию, когда возникал неуспех. Ориентируясь на реакции экспериментатора, дети быстро научались адекватно реагировать на неуспех и с удовольствием выполняли задание и исправляли ошибки. Введение оценки деятельности дополнительно стимулировало детей к качественному выполнению задания. На формирование адекватных реакций на неуспех потребовалось от двух до четырех занятий.

Выполнение волевого задания. Обводка фигур требовала от детей определенных усилий: сосредоточения, целенаправленности, старательности и аккуратности. При прохождении этапов формирования адекватных реакций на неуспех выявились три типа поведенческих реакций: первый (1-В)-дети с умеренной внешней стимуляцией (8 человек), второй (2-В) — дети с сильной внешней стимуляцией (13 человек), третий (3-В)- дети с сильной внешней стимуляцией + сотрудничество (9 человек).

При 1-В типе реакций было характерно возникновение интереса к заданию при первых предъявлениях и желание обучаться обводке. Дети адекватно реагировали на трудности в работе, не отказываясь от выполнения задания и ориентируясь на реакции экспериментатора. При исправлении ошибок дети также ориентировались на реакцию экспериментатора и преодолевали желание отказаться от дальнейшей работы. Ситуация неуспеха огорчала детей, но возникало стремление исправить ошибки, получить успех и хорошую оценку. Формирование адекватных реакций на неуспех потребовало 4-6 занятий.

Каждая мама обязана знать:  Дочь твердит, что хочет жить с отцом

2-В тип реакций характеризовался кратковременным интересом к заданию, который угасал при первых же трудностях. Дети не прилагали самостоятельных усилий при выполнении задания, однако, адекватно реагируя на ситуацию успеха и похвалу, некоторое время продолжали обводку. Их деятельность приходилось активно стимулировать извне. Ситуация неуспеха дезорганизовывала работу, они неохотно брались за исправление ошибок, но, попадая в ситуацию успеха, бурно ему радовались. Введение оценки деятельности являлось дополнительным стимулом для выполнения задания, стремление к успеху стимулировало к новым усилиям. Формирование адекватных реакций на неуспех потребовало 7-10 занятий.

Для 3-В типа реакций было характерно отсутствие желания работать даже в ситуации абсолютного успеха. Дети мало ориентировались на похвалу экспериментатора и стремились быстрее прекратить занятие или переключали внимание на что-то другое. Они неохотно обучались обводке фигур при похвале и стимуляции. Деятельность нарушалась уже в ситуации отсутствия похвалы (без порицания). Создание неуспеха вело к отказу от выполнения задания, независимо от объективного качества работы. Для формирования адекватной реакции на неуспех потребовалось многократное прохождение этапов, сильная внешняя стимуляция, дополнение набора трафаретов, которые должны были разнообразить задание. Формирование адекватных реакций на неуспех потребовало от 11 до 20 занятий и введение длительных перерывов в обучении для преодоления явления психического насыщения.

Выполнение интеллектуального задания (счетные операции). Так как возможности наших испытуемых в плане владения счетными операциями были различны, то формирование адекватных реакций на неуспех для каждого ребенка

осуществлялось с учетом его индивидуальных данных. Дети получали примеры разной степени трудности в пределах зоны своего ближайшего развития. В основном это было примеры на присчет и отсчет по 1 и по 2 в пределах 5-6. Дети, которые испытывали значительные трудности в овладении устным счетом, учились считать на конкретном материале, по мере своих возможностей решая некоторые примеры устно. В качестве средства для выхода из неуспеха детям предлагалось выполнить трудный пример на конкретном материале самостоятельно, повторно или с помощью взрослого и таким образом исправить ошибку. В случае затруднений детям оказывалась необходимая обучающая помощь. Удалось выделить два типа поведенческих реакций: 1 — дети с сформировавшейся самооценкой (11 человек) и 2 — дети с несформировавшейся самооценкой (19 человек). Дети с первым типом реакций (1-ИН) радовались успеху в том случае, если одобрение экспериментатора совпадало с внутренним ощущением успеха у ребенка. Взрослый хвалил ребенка, а затем спрашивал его: «А ты правильно решил пример? » На что дети 1-ИН уверенно отвечали: «Да «. Как правило, дети с таким типом реакций обнаруживали желание обучаться решать примеры. Эмоциональное предвосхищение ситуации обучения счету приобрело положительную окраску. Если же экспериментатор хвалил ребенка, а пример был решен неправильно, то возникало недоумение и смущение, а на вопрос психолога: правильно ли решен пример, ребенок отвечал: «помоему, нет » или — «не знаю «. Появление ответов такого типа свидетельствует о наличии у ребенка не только адекватных эмоциональных реакций на успех и неудачу, но и о формировании адекватной самооценки. Изменилось и эмоциональное предвосхищение ситуации обучения счетным операциям. Прежде всего, изменилось отношение детей к ситуации неуспеха. Неуспех воспринимался теперь как временное состояние, из которого можно было выйти, решив пример на конкретном материале или с помощью взрослого. В силу этого эмоциональное предвосхищение ситуации обучения счетным операциям и их проверки утратило отрицательное значение. На формирование адекватных реакций на неуспех потребовалось от четырех до шести занятий.

Для второго типа реакций (2-ИН) было характерно ориентироваться исключительно на реакции экспериментатора как в восприятии успеха, так и в восприятии неуспеха. Дети научались выходить из ситуации неуспеха, не отказываясь от деятельности, а заново решая пример на конкретном материале или ища помощи у взрослого. Однако их реакции были неустойчивы, и при повторном неуспехе или трудностях в работе дети могли дать отказ или в той или иной форме продемонстрировать нежелание выполнять задание. Дети не замечали своих ошибок, если на них не обращал внимания психолог или родители ребенка. Ситуация неуспеха вызывала часто всплеск ошибок даже в решении хорошо освоенных примеров. На формирование адекватных реакций потребовалось от 7 до 14 занятий.

Работа с родителями. Она состояла в закреплении выработанных экспериментальным путем эмоциональных реакций детей в семье. Родители присутствовали на занятиях ребенка с психологом, а дома повторяли аналогичный эксперимент, обрывая его на том же этапе, что и психолог. Результаты исследования показали, что при выполнении игрового задания родителям практически не приходилось «закреплять » адекватные эмоциональные реакции в домашних условиях. Выполнение волевого и интеллектуального заданий протекало не так гладко. Иногда дома родители не получали тех же результатов, что на занятиях с психологом, им не удавалось повторить эксперимент. В этих случаях дети часто приходили на следующее занятие без признаков результатов эмоционального обучения, и приходилось заново формировать, казалось, уже сформированные реакции. Любые затруднения в работе родителей подробно обсуждались с психологом, и родители

получали необходимую помощь и информацию. Основными ошибками, как выяснилось, были стремление родителей форсировать события, т. е. забегать вперед эксперимента, а также желание многократно повторять эксперимент, вызывая у ребенка феномен психического пресыщения. Важным, на наш взгляд, наблюдением явилось и то, что эксперимент всегда должен был заканчиваться для ребенка на положительной эмоции, и если родители прекращали выполнение задания на негативном замечании, положительный эффект эмоционального обучения часто исчезал. Проводя параллель между этим явлением и известным «феноменом Зейгарник «, можно сказать, что для того, чтобы у ребенкадошкольника возникло желание продолжить выполнение задания (особенно трудного) необходимо прерывать процесс эмоционального обучения на положительной эмоции. По всей вероятности, для детей с интеллектуальной недостаточностью это особенно актуально.

В результате проведенного экспериментального исследования у всех наших испытуемых удалось сформировать адекватные эмоциональные реакции на неуспех и трудности в работе при выполнении всех трех видов заданий.

По результатам исследования дети с дифференциальным диагнозом: задержка психического развития — олигофрения в степени дебильности были разделены нами на пять подгрупп, которые затем на основании качественного анализа и количества проведенных занятий были представлены в трех группах, объединенных по степени успешности формирования адекватных реакций на неуспех (см. табл. 1).

Формирование адекватных реакций на неуспех при выполнении детьми заданий разного типа показало четкую связь между содержательной стороной задания и отношением детей к ситуации неуспеха. Если в игровом задании практически все дети легко перекосили неуспех, самостоятельно шли на исправление ошибок, не стремились прекратить его выполнение, то в волевом и в интеллектуальном заданиях проявился больший диапазон индивидуальных особенностей. Об этом свидетельствуют и наблюдения родителей. Таким образом, содержательная сторона задания создает у детей вполне определенную мотивацию, зачастую неосознанное «эмоциональное предвосхищение «, по терминологии А. В. Запорожца, ситуации. «Предвосхищение выполняет важную регулирующую роль в тех более сложных по составу и мотивации формах игровой и продуктивной деятельности, которые начинают складываться в дошкольном возрасте и для выполнения которых необходимо не только предварительно представить отдаленные результаты действия, но и заранее прочувствовать тот смысл, который они будут иметь для самого ребенка и для окружающих его людей » [2; 269].

Ребёнок болезненно реагирует на критику: что делать?

Оцените своё поведение

Для начала обратите внимание на то, как вы сами реагируете на критику и поучения окружающих. Возможно, вы не выражаете своего недовольства явно, а высказываете его в форме монолога потом на глазах у ребёнка? Может быть, в вашей семье нет запрета на грубость и хамские высказывания? Как общаетесь между собой вы с супругом?

Ребёнок принимает правила, негласно существующие в семье. И когда родители говорят: «Я прямо не знаю, в кого он такой уродился!» — это лукавство чистой воды. Ребёнок транслирует только то, что существует в его семье и в его родителях, только более явно. Это происходит из-за отсутствия опыта надевания различных «масок», а также несовершенного владения искусством манипуляции.

Научите как

На просторах Интернета есть много советов, как научить ребёнка правильно реагировать на критику. Среди них встречается и оценка ситуации, и её анализ, и выбор подходящей стратегии поведения, и отстаивание своего «творческого видения». Всё это, конечно, хорошо, но к ребёнку лет пяти-десяти имеет очень мало отношения. Он ещё не обладает таким опытом, чтобы различать намерения человека, критикующего его, а также его статус и правомерность критики. Поэтому чаще всего работает простейшая защитная реакция – слёзы, грубость, уход. Лучшее, что вы можете сделать в этой ситуации – сохранять у вашего ребёнка стойкое убеждение, что он достойный и любимый. Это позволит ему не реагировать неадекватно, потому что недолюбленные дети особенно остро переживают негативные комментарии учителей и остальных.

Каждая мама обязана знать:  Как правильно отказывать ребенку

Эмоции и поступки

Разъясните сыну и дочке различие между эмоциями человека и их проявлением. Поиграйте с ситуациями, пусть ребёнок учится отделять чувства от действия. Затем попробуйте угадывать, что чувствуют окружающие в момент проявления человеком различных эмоций — и положительных, и отрицательных. Спросите мнение малыша об уместности проявления тех или иных чувств, попробуйте подобрать несколько фраз, которые могут оградить ваше чадо от слишком агрессивной критики, а также фразы, которые можно использовать, когда критика попала в цель и обидела.

В семье

Чтобы регулировать отношения в семье нужно определить точные рамки поведения. Что можно и что нельзя, причём они не должны смещаться и действовать по настроению. Их незыблемость – основа для ребёнка, от которой он будет отталкиваться, регулируя своё поведение. Если вы не собираетесь выполнять своё обещание о наказании – не упоминайте о нём вообще! В случае, когда малыш отказывается помогать с домашними делами, даже убрать за собой – не стоит давить. Предложите альтернативу – если не моешь посуду, то я не готовлю на тебя, если не кладёшь грязные вещи в корзину – я их не стираю. И обязательно исполните обещанное. Ваше чадо отстаивает собственные границы – это здорово, это признак взросления, но учите сразу тому, что свои границы заканчиваются там, где начинаются границы других членов семьи. Ищите вместе компромиссные решения.

Если бесит

Если вас дико раздражают хлопанья дверьми и возмущения ребёнка – задумайтесь, а почему? В других мы не приемлем то, что не принимаем в себе самих. Значит, в вас это есть тоже, но скрыто или подавлено. Если вы будете достаточно наблюдательны, то заметите, что далеко не всех раздражают выходки подростков. А это уже повод познакомиться поближе с самим собой.

10 ошибок, которые сломают твоей дочери жизнь: мнение Михаила Лабковского

Иногда мама непроизвольно травмирует свою дочку , не понимая , что вредит ей. Эти установки живут в нас поколениями , и это нужно менять.

Cosmo рекомендует

Любимая модель юбки главных мировых модниц: лучшие варианты на эту зиму

Что купить на сейле? Модная зимняя обувь со скидкой — секреты выгодного шопинга

Самая серьезная ошибка , которую совершают многие мамы и бабушки , воспитывая дочь и , соответственно , внучку — это программируют ее на некий обязательный набор навыков и качеств , которыми та должна обладать. «Ты должна быть милой», «Ты должна быть покладистой», «Ты должна нравиться», «Ты должна научиться готовить», «Ты должна». В самом умении готовить нет ничего плохого , но у девочки формируется ущербное мышление: ты будешь иметь ценность , только если будешь соответствовать набору критериев. Тут гораздо эффективнее и без травм для психики сработает личный пример: давай вместе сварим вкусный суп. Давай вместе уберемся дома. Давай вместе выберем тебе прическу. Видя , как мама что-то делает и получает от этого удовольствие , дочка захочет научиться этому. И напротив , если мама ненавидит какое-то дело , то сколько бы она ни повторяла , что этому надо учиться , у девочки будет подсознательное отторжение к процессу. А на самом деле всему , чему нужно , девочка все равно научится рано или поздно. Когда ей самой это станет необходимо.

Вторая ошибка , которая часто встречается в воспитании дочерей — это тяжелое , осуждающее отношение к мужчинам и сексу , которое ей транслируется матерью. «Им всем одного надо», «Смотри , поматросит и бросит», «Главное — в подоле не принеси», «Ты должна быть недоступной». В результате девочка растет с ощущением , что мужчины — это агрессоры и насильники , что секс — это что-то грязное и плохое , чего стоит избегать. При этом ее тело с возрастом начнет посылать ей сигналы , начнут бушевать гормоны , и это внутреннее противоречие между запретом , исходящим от матери , и желанием , идущим изнутри , тоже очень травматично.

Третья ошибка , которая удивительным образом контрастирует со второй — ближе к 20 годам девочке сообщают , что ее формула счастья состоит из «выйти замуж и родить». Причем в идеале — до 25 лет , иначе будет поздно. Вдумайтесь: сначала в детстве ей говорили , чему она должна научиться ( список), чтобы выйти замуж и стать мамой , потом несколько лет ей транслировали мысль о том , что мужики — козлы , а секс — грязь , и вот снова: выйди замуж и роди. Это парадоксально , но часто именно такие противоречивые установки матери озвучивают дочерям. Результатом становится страх перед отношениями как таковыми. И серьезно возрастает риск потери себя , потери связи со своими желаниями и осознания , чего же на самом деле хочет девушка.

Четвертая ошибка — это гиперопека. Сейчас это большая беда , матери все чаще привязывают дочерей к себе и окружают таким количеством запретов , что страшно становится. Гулять не ходи , с этими не дружи , звони мне каждые полчаса , где ты находишься , почему опоздала на 3 минуты. Девочкам не дают никакой свободы , не дают права принимать решения , потому что эти решения могут оказаться ошибочными. Но это нормально! В 14−16 лет у нормального подростка идет процесс сепарации , он хочет все решать сам , и ( за исключением вопросов жизни и здоровья) ему нужно давать такую возможность. Потому что если девочка вырастет под маминым каблуком , она утвердится в мысли , что она существо второго сорта , неспособное к автономному существованию , и за нее все и всегда будут решать другие люди.

Обречен ли официальный брак? Зачем выходить замуж? Мнение Михаила Лабковского

Пятая ошибка — формирование негативного образа отца. Неважно , присутствует отец в семье или мать растит ребенка без его участия , недопустимо превращать отца в демона. Нельзя говорить ребенку , что его недостатки — это дурная наследственность по отцовской линии. Нельзя очернять отца , каким бы тот ни был. Если он и на самом деле был « козел», то матери стоит признать и свою долю ответственности за то , что она выбрала именно этого человека в отцы своему ребенку. Это была ошибка , поэтому родители расстались , но нельзя перевешивать на девочку ответственность за того , кто принял участие в зачатии. Она тут точно не виновата.

Шестая ошибка — телесные наказания. Конечно , бить нельзя никаких детей , никогда , но стоит признать , что девочек это травмирует сильнее. Психологически девочка быстрее скатывается с нормальной самооценки в позицию униженного и подчиненного. А если физическое наказание исходит от отца — это почти наверняка приведет к тому , что в партнеры девочка будет выбирать агрессоров.

Седьмая ошибка — недохваливание. Дочка должна расти , постоянно слыша , что она самая красивая , самая любимая , самая способная , самая-самая. Это сформирует здоровую , нормальную самооценку. Это поможет девочке вырасти с чувством довольства собой , принятия себя , любви к себе. Это залог ее счастливого будущего.

Восьмая ошибка — выяснение отношений при дочери. Никогда родители не должны устраивать ссоры при детях , это просто недопустимо. Особенно если речь идет о личных качествах матери и отца , взаимных обвинениях. Ребенок не должен этого видеть. А если уж так случилось , оба родителя должны извиниться и объяснить , что не совладали с чувствами , поссорились и уже помирились , и главное — ребенок тут ни при чем.

Девятая ошибка — неверное проживание пубертата девочки. Тут две крайности: разрешить все , лишь бы не потерять контакт , и запретить все , чтобы « не упустить». Как говорится , оба хуже. Единственный способ преодолеть этот трудный для всех период без жертв — твердость и доброжелательность. Твердость — в отстаивании границ дозволенного , доброжелательность — в общении. Для девочек в этом возрасте особенно важно , чтобы с ними много говорили , расспрашивали , отвечали на идиотские вопросы , делились своими воспоминаниями. И реагировать нужно спокойнее , никогда не использовать эти разговоры против ребенка. Если этого не сделать сейчас — близости уже не будет никогда , а выросшая дочь скажет: «Я никогда не доверяла матери».

Наконец , последняя ошибка — неверная установка на жизнь. Девочкам ни в коем случае нельзя говорить , что ее жизнь обязана включать некие пункты. Замуж , родить , похудеть , не растолстеть и так далее. Девочку надо настраивать на самореализацию , на умение слушать себя , на возможность заниматься тем , что ей нравится , что у нее получается , на удовольствие от самой себя , независимость от чужих оценок и общественного мнения. Тогда вырастет счастливая , красивая , уверенная в себе , готовая к полноценным партнерским отношениям женщина.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация