Дочка говорит, что не любит папу


Почему дочь не любит папу?

Мне не один раз знакомые женщины говорили следующие слова: Я не испытываю никаких чувств к отцу, нет обид или злости, но и любви нет! Почему так происходит?

Знаю только о себе, почему именно я не люблю этого человека.

Я его очень любила. Когда маленькой была. Когда у меня было детство (60-е годы) вообще никто не обращал внимания на то, кто с кем проводит время, сколько уделяют внимания. Работали все. Внимание больше уделяли бабушки. Но это никак не уменьшало любви к родителям.

Родители мои развелись. Потом отец женился, усыновили ребёнка. Но ведь есть такие отцы, которые и после развода не оставляют своих детей. Мой — не из таких. Бегал от алиментов, зарплату на других людей оформляли. Был за границей долго. Мог привезти конфетки драже или жвачку. В жизни моей никак не участвовал, не интересовался. Я его даже по 10 лет не видела. Хотя и жили не так далеко.

Ну и кто он для меня? Появился в моей жизни снова, когда мне лет 40 было. «Папа стал старенький и ему нужна помощь» — мне писала тётка в письмах. Он как-то ВДРУГ вспомнил, что есть родная дочь и даже две внучки, которых он никогда не видел. А ещё — выслал мне 50 гривен с припиской, мол, больше не могу.

Деньги я не получала — отправили назад. Телефон занесла в чёрный список. Всё.

Как в ваших пояснениях — нет обид и злости, но и любви нет. Чужой, посторонний человек приходит в твою жизнь и вдруг спрашивает — «Как у тебя дела? Как дети, как муж?». Я не могу рассказать человеку, которого я не знаю, как у меня дела. Помогать материально? У меня нет средств, сама еле концы с концами . А почему я ему должна помогать? Когда я умирала в больницах — у меня ни папы, ни мамы не было. В конце концов у него есть приёмная дочь, внук, которым он всю свою жизнь посвятил, он не одинок.

Отцы и дочери: скрытая безотцовщина или «Если б знал ты, папка, милый, как мне плохо без тебя»

«Отцы — это биологическая необходимость, но социальная случайность»?

«Я очень люблю своего отца. Он удивительно теплый, внимательный и любящий человек, в детстве он много времени проводил со мной: играл, помогал в учебе, читал, объяснял непонятное… Зимой мы катались на санках, летом – всей семьей ездили на пикники. Сейчас мы много разговариваем, поддерживаем друг друга, я всегда могу спросить у него совета и т.д.…»

Это описание похоже на портрет вашего отца?

Вот, как-то, и на моего не очень. И на отцов большинства моих клиентов (в данном контексте – скорее клиенток) мягко говоря, не совсем.

Наверняка у кого-то очень хорошие отношения с отцом. Просто такие люди не часто ходят на терапию …и становятся терапевтами (возможно, желание им стать отражает тоску по «отцовской фигуре», надежду на ее обретение не в семье, так в профессии, в книгах, духовном опыте). Или редко попадаются лично мне. У большинства моих клиентов и знакомых отцов либо не было, либо… был, но недолго («был, но весь вышел»)…, либо был, но, лучше бы его не было…

Если об отношениях с матерью дочери есть (и еще как!), что сказать (причем как хорошего, так и плохого), то при предложении поговорить об отцах, беседа часто обрывается…Ведь многие из нас практически незнакомы со своими отцами …И речь не обязательно идет о фактической безотцовщине. Конечно, многие из них могут сообщить конкретные факты, такие, как возраст, место рождения, работа или состояние здоровья отца. Однако в целом отцы выглядят в их описании как некие бесформенные, мифические, несуществующие персонажи. В самом деле, само упоминание о них вызывает в дочерях «примечательную потерю памяти». Можно чувствовать себя сиротой (а точнее – «полусиротой»), даже если отец не умер.

Безотцовщина может быть явной и скрытой. У явной безотцовщины могут быть разные причины. Отец может умереть прежде, чем ребенок вырастет. Может быть «отцом, которого нет», — из тех, кто решает оставить своих детей, бросая семью…

В городской телефонной книге не было

Номера моего отца.

Он не спал с моей матерью

Его не волновало, училась ли я

Играть на фортепьяно;

Его вообще не трогало,

Чем я занималась.

А я думала, мой папа был очень красивым и добрым,

И я его любила и удивлялась,

Он бросил меня надолго

Мой отец сделал меня такой,

У которой нет цели, —

Одиноким ребенком без отца.

Я перебирала слова, слова, слова

И имена, имена, имена. Среди моих слов

Не было слова «папа».

Среди моих имен

Не было имени «папа».

Диана Вакоски «Отец из моей страны»

Скрытая безотцовщина возникает в ситуации, когда живущий с семьей отец уделяет мало внимания своим родительским обязанностям. К примеру, отцы, злоупотребляющие алкоголем или наркотиками, неспособные осознанно общаться со своими детьми. Они часто вызывают у них чувство стыда (и за них, и за себя). Отцы, дети которых вынуждены очень рано становится родителями своих родителей. Такая смена ролей чем-то сродни погребению. Такой отец уже никогда не сможет помочь своему ребенку почувствовать себя ребенком. Он сам стал по-сути ребенком — оставив дочь (или сына) в одиночестве, без отца-защитника. А ведь есть еще отцы, подвергающие детей физическому или сексуальному насилию, или те, кто, формально не опускаясь до рукоприкладства, тем не менее, оскорбляют их словесно, подвергая насмешкам и издевательствам.

Некоторые отцы скорее потребляют, чем отдают. Отец, который бьет или словесно унижает своего ребенка, подрывает стабильность семьи своим пьянством, азартной игрой, наркотиками или своей унылостью, — это «антиотец». Он высасывает жизненные соки из всей своей семьи; он подобен эмоциональной черной дыре, пожирающей силы и само детство своих детей. Он ворует беззаботный детский смех. Такой отец взращивает в своих детях сиротскую психологию, превращая их в эмоциональных сирот, даже несмотря на то, что оба родителя живы.

Большинство моих клиентов не помнят, чтобы отец когда-нибудь говорил им, что он их любит (и, кстати, не могут припомнить, когда они это ему говорили). Многим это вообще никогда не приходило в голову (зато они хорошо помнят моменты, когда отца жгуче ненавидели).

Не то, чтобы о любви было необходимо обязательно сказать, но, неплохо было бы, чтобы дети иногда ее чувствовали. Как и близость. Однако кто-то не может выйти на контакт с папой, ибо его требования представляются суровыми и недостижимыми (он может требовать от ребенка неимоверной красоты, морального совершенства, успехов в учебе, или спорте, или артистических талантов). Кого-то воспитывали по принципу «детей должно быть видно, но не слышно»). Да и вообще о чем с ними до определенного возраста говорить? Особенно, если речь идет о девочке, на которую отец может смотреть свысока, просто потому что она девочка, и не заслуживает его внимания. Кто-то вообще в детстве редко видел папу. Например, в силу одной из самых распространенных причин скрытой безотцовщины — чрезмерной занятости отца на работе или (и) уверенности, что воспитание детей (особенно девочек) – святая обязанность матери. К тому же согласно стереотипам, настоящий мужчина «никогда не плачет», т.е. не проявляет своих эмоций (особенно нежности, ведь это — слабость), не говоря уже о физическом контакте (никаких объятий, поцелуев и т.п.).

В результате, целые поколения наших детей вырастают, так и не узнав своего отца, и не ощутив его любви, не испытав с ним эмоционального контакта. Он для них – чужой. Третий лишний. Необязательный элемент. Даже специалисты долгое время утверждали, что отец для девочки важен только с трех лет, когда она интересуется половыми отличиями. Никто не говорит, что отец не должен работать, обеспечивать семью, но, кто сказал, что если он много трудится, добивается немалых успехов в своей профессии, он может дома становиться совершенно пассивным, не вовлекаясь в отношения с ребенком, т.е. быть эмоционально отстраненным, не способным к межличностному контакту. Другое дело, что их не учили быть близкими, это не входило в обязательную программу воспитания мужчины.

Какого отца принято называть «хорошим»? Того, чье поведение было удовлетворительным — потому что он не прибегал к насилию (не гонял жену и детей по квартире), оплачивал счета и не забывал приходить на дни рождения. И все. Отец должен быть контролером (дисциплины), карателем, пугалом, кормильцем. Мужчина помогает произвести ребенка, а дальше ограничивается ролью добытчика. А ведь «с точки зрения психоанализа добытчик, кормилец — это вообще не мужчина; кормить — функция матери. На мужчину проецируется даже не мать, а так называемый частичный объект — материнская грудь. С грудью не может быть отношений, ее можно только потреблять» (Л.Зойя). Какая еще физическая, эмоциональная, интеллектуальная и духовная отчужденность? Вы о чем? Это вы с жиру беситесь, милочка. Особенно, если в семье растет девочка. А ведь какой бы из этих случаев мы не взяли, если дочь не ощущает присутствия в семье любящего и ответственного отца, который поощряет ее интеллектуальное и духовное развитие и ценит уникальность ее личности (и женственности) – ее будущему наносится серьезный удар.

Если отношения с отцом были тяжелыми (или вовсе отсутствовали), сына или дочь можно назвать «полусиротой». Способности и психологическая поддержка, которыми мог одарить своего ребенка отец, отсутствуют. К примеру, он редко укладывал его спать, редко целовал, не танцевал и не боролся с ним (в шутку), не играл в «догонялки». Он не хвалил его за достижения, не радовался новым платьям, или тому, как ловко он поймал мяч, не гордился тем, что он получили диплом института, или достиг чего-то еще. Отстранившийся от ребенка отец не дает ему должной поддержки, порождая в нем чувство незащищенности. Чувство пустоты, оторванности и одиночества может возникнуть, даже если живешь с любящей матерью. Если отец ушел или не в силах поддерживать семью, его дети могут оказаться в бедности и одиночестве. Матери-одиночки зачастую имеют недостаточное образование и низкую квалификацию. И даже, если это не так, потеря отца может означать, что маме надо (иногда очень рано и очень много) работать (за себя и за того парня), и это усиливает в ребенке чувство покинутости.

Когда отец бросает семью или даже живет в ней, но пренебрегает своей ролью мужа и отца, дети зачастую разделяются на «нянек» и «козлов отпущения». Няньки заботятся о маме в большей степени, чем это естественно для ребенка; они же могут взять на себя большую часть забот о младших братьях и сестрах — если у матери не хватает эмоциональных, а порой и физических сил на то, чтобы заменять обоих родителей. «Козлов отпущения» очень легко определить. Именно у них вечно проблемы в школе, а затем — на работе и в личной жизни. Им часто наклеивают ярлык паршивой овцы, что причиняет им немало страданий. В детской психотерапии часто можно видеть, как родители называют семилетнего ребенка «трудным». Порой оказывается, что ребенок выступает всего лишь в роли аккумулятора напряженности и враждебности, существующей в семейных отношениях; он просто-напросто проводник агрессии и тревоги, царящих в семье. Ребенок очень чувствителен к проблемам в семье. Однако родители часто не воспринимают его чувствительности. Они воспринимают его как «трудного». И считают, что это его проблемы.

Каждая мама обязана знать:  Запугивали ли вы когда-нибудь своих детей

Насколько темным и враждебным представляется мир ребенку, лишенному любви и защиты родного отца.

Вот перечень некоторых свойственных сиротам чувств, мыслей, убеждений и понятий (Д.Шаллер):

— «В жизни надеяться можно только на себя.

— Все, что я люблю, исчезает, все, кого я люблю, покидают меня или умирают.

— Мир часто кажется мне пугающим и неприятным местом.

— Я чувствую себя в безопасности, когда все идет заведенным порядком, и беспокоюсь, если этот порядок нарушается.

— Фантазии я предпочитаю реальности.

— Иногда мне кажется, что люди скоро обнаружат, что я не стою их дружбы, и покинут меня.

— Люди только притворяются, что им есть до меня дело; они все лгут» и т.д.

В идеале родители (и мать и отец) для ребенка:

• источник эмоционально тепла и поддержки, без которых ребенок чувствует себя беззащитным и беспомощным;

• власть, директивная инстанция, распорядитель благ, наказаний и поощрений;

• образец, пример для подражания, воплощение мудрости и лучших человеческих качеств;

• старший друг и советчик, которому можно доверить все;

• своеобразный гендерный эталон, модель мужского или женского поведения.

Никто не требует полного соответствия идеалу, но «психика ребенка — это некий спектр возможностей, база данных, формирующаяся на основе родительской модели при поддержке самих родителей. Благодаря матери ребенок может ощущать мир как заботливую и защищающую его среду. Благодаря отцу он может получить поддержку, чтобы войти в мир и начать бороться за свою жизнь» (Джеймс Холлис «Под тенью Сатурна»).

«Мать открывает путь к человеку, отец – к человечеству». Эрих Фромм писал: «Отец представляет для ребенка мир мысли, вещей, созданных человеческими руками, закона и порядка, дисциплины, путешествий и приключений. Отец – это тот, кто учит ребенка, как узнавать дорогу в мир». (Фромм Э. Искусство любви. Минск, 1991). Отец – это гид ребенка по миру. Он дает ребенку представление о социальных правилах и законах (в том числе полоролевого поведения). В Древней Греции вообще считалось, что отец (!), а не мать дает ребенку жизнь, а биологические роды не играют особой роли. Гораздо важнее роды социальные — то есть признание ребенка своим наследником. «Мать рождает животное, а отец рождает человека. Материнское — это природное и первичное, данное нам по умолчанию (мать и материя — однокоренные слова во многих языках). А понятие «отец» возникает только в процессе культурного развития» (Л.Зойя). Мать производит ребенка, а отец направляет его в мир.

Фромм, анализируя традиционную семью, противопоставлял материнскую и отцовскую любовь как любовь безусловную и любовь требовательную. Он считал, что материнская любовь по своей природе не связана с достоинствами и достижениями ребенка. Любовь матери слепа и не знает справедливости. Мать изначально признает самоценность ребенка и строит отношения по типу альтруистической любви, готовности к самопожертвованию, самоотдаче. Материнская любовь дана ребенку изначально как дар, она является основой формирования у ребенка базового доверия к миру, открытости и готовности с ним взаимодействовать (Э. Эриксон). Отцовская любовь (по Фромму) — требовательная, условная, это любовь, которую ребенок должен заслужить. Она, в отличие от материнской, не имеет врожденных предпосылок, а формируется на протяжении первых лет жизни ребенка. Традиционная роль отца — носитель социальных норм и требований по отношению к ребенку, образец стандартов поведения. Любовь отца выступает как социальное одобрение поведения ребенка, соответствие определенным ожиданиям. Чтобы заслужить отцовскую любовь, ребенок должен соответствовать определенной системе социальных требований. Отец, выполняет функцию социального контроля.

В детях отец (добавим — как и мать), видит возможность самоактуализации, и в силу этого на ребенка возлагаются определенные отцовские (и материнские!) ожидания в отношении его достижений, карьеры, результатов. В ребенке для отца воплощена возможность продолжения рода. Традиционно культурные нормы вменяют в обязанность мужчины дать и воспитать семье наследника, как продолжателя рода, хранителя традиций и родовой памяти («Я люблю тебя, потому что ты похож на меня»). Отцы в большей степени приветствуют появление наследника (мальчика) и более склонны принимать его взросление и созревание, чем взросление и созревание девочки.

Даже, если не касаться темы влияния отца на личную жизнь его дочери (ведь Отец – первый мужчина, которого узнает и учится любить дочь. И долгое время она считает его единственным. Их встреча происходит, когда девочка еще не знает, что мужчин – много, они разные и их можно выбирать…), на тип взаимоотношений с другими мужчинами, выбор спутника жизни и, наконец, на развитие женственности (это, вообще отдельная тема для долгого разговора, и мы ее пока трогать не будем), папа является первым мужчиной в жизни дочери, глядя на которого у неё впервые формируется модель отношения к своей внутренней мужественности (маскулинности). Он должен помочь дочери совершить переход из защищённой домашней материнской атмосферы во внешний мир, в котором необходимо найти свое место. Традиционно Отец создаёт для дочери модель авторитета, ответственности, умения принимать решения, объективности, порядка и дисциплины, готовности бороться за то, что человек считает важным, за свою целостность, за дело или за справедливость, способности приспосабливаться к изменяющимся условиям, находить возможность привести жизнь в движение. Когда девочка становится достаточно взрослой, он отступает назад, чтобы она могла интериоризировать эти идеалы и сохранить их у себя «внутри» (это тоже важно не забыть сделать, чтобы дать возможность ребенку прожить свою жизнь, а не, скажем, жизнь, которую хотели бы прожить родители).

Многие женщины, добившиеся больших социальных успехов, были «папиными дочками», которым от отца передалась установка «иди вперед, не сдавайся, и все у тебя получится», «риск – благородное дело». Их отцы не обесценивали феминность, а учили своих дочерей бесстрашию. И они выросли и добились успехов в карьере, потому что умели играть по мужским правилам, не забывая при этом, что они женщины (и ценя это). Речь, конечно, не идет о попытке отрицать пол ребенка и вырастить из девочки мальчика. Ведь многие отцы и сегодня хотели бы иметь сына – наследника. Перефразируя Джудит Виорст:

У каждой женщины имелся отец,

Чьим любимым сыном она не была.

Конечно, не каждый «зациклен» на сыне. Есть отцы, которые искренне рады, что у них родилась и растет девочка. Но, многие разочарованы и растеряны. Как следует из народных английских стихов Матушки Гусыни, мальчики сделаны «из улиток, ракушек и зеленых лягушек», а девочки «из конфет, пирожных и сластей всевозможных». «Как следует из менее изящных русских пословиц: «Курица не птица, баба – не человек». Что с ней делать отцу (мужчине)? Воспитывай-учи, а все равно баба вырастет… «Волос длинен – ум короток»? Даже, если ум женщины нельзя отрицать, какой сомнительный комплимент ей принято делать? «Такая умная – любого мужика за пояс заткнет». Аплодисменты переходящие в овацию. Но, более распространено мнение: «Думающие женщины – это те, о которых не думают», «Мудрая женщина – это та, кто умеет скрывать свой ум» (от мужчин). Многие родители искренне верят, что наличие интеллекта делает женщину непривлекательной и ведет ко всяким несчастьям: ее не любят и она остается одинокой. Все «догадываются», что это не всегда так, но многим удобнее делать грандиозные обобщения. Поэтому, многие папы не считают нужным вкладываться в интеллектуальное развитие дочери. Маленьким девочкам предоставляется меньше свободы, в самостоятельном исследовании окружающего мира. Их слишком рано обучают не рисковать, не пачкаться, всегда быть аккуратной, одергивая фразой: «Ты же девочка!» Мир в целом (и мама с папой в частности) встречает девочку с вполне определенными ожиданиями. А ожидания – это не просто мысли, это еще и вполне конкретные действия близких (и не только) людей. Какие способности разовьются, а какие атрофируются за ненадобностью – большой вопрос. Многие консервативные отцы всерьез разделяют занятия на сугубо мужские и сугубо женские. И к расстройству дочерей, их папа любит заниматься «мужскими делами» (иногда с их братьями, если они есть). Это воздвигает непроницаемую стену между дочерью и ее отцом. Ему неинтересно то, чем любит заниматься она, а принимать участие в приключениях мужчин он ей не позволяет. Много вы знаете пап, которые всерьез обсуждают с «девчонками» устройство какого-нибудь механизма, не говоря уже об истории, финансах и философии? Много ли пап ходят с дочерью на рыбалку и в походы, занимаются спортом? Единицы. Исключения. Неизвестно, что будет с дочкиными мозгами таких пап дальше, но шанс у них есть. Внушая дочери, что место женщины — дома, отец порождает в ней чувство брошенности, она начинает думать, что не представляет собой большой ценности. Поэтому многим девочкам трудно радоваться, что они женщины. Им кажется, что их пол не позволяет им приблизиться к отцу. Хотя сама по себе половая принадлежность тут, конечно, ни при чем. И никто не оспаривает, что девочку надо поощрять в занятиях и «домашним», традиционно женским трудом» (Михайлова Е.Л.).

Чем безразличие отца грозит?

Всем нам нужны люди, способные поддержать и одобрить нас. Люди, выходящие в мир с ощущением собственной ценности, имеют преимущество, которое редко кто ценит. Они способны более успешно противостоять жизненным бурям, более уверены в себе и эмоционально устойчивы. Те, кто в детстве не получил от отца должной поддержки, в процессе осознавания себя как личности, могут испытывать чувство беспокойства, тревоги, депрессии и т.д. Сплошь и рядом попадаются люди (как правило, женщины), постоянно подвергающиеся насилию, однако не расстающиеся с тем, кто его учиняет. Почему они терпят подобное обращение? Ответ на этот вопрос, безусловно, связан со многими вещами, однако частично он связан и с самооценкой. Наше восприятие самих себя в очень значительной мере определяет то, как мы позволяем обращаться с собою окружающим. С детства человек «привыкает» к определенному обращению; поэтому терпит его и будучи взрослым. Ребенком мы была слишком малы и слабы, чтобы сопротивляться. Мы выросли, и те времена давно прошли. Но, для многих это норма. Многие ищут избавления от проблем, связанных с отцом, но не там, где следовало бы. Они пытаются самоутвердиться за счет окружающих: супруга, детей, друзей, учителей, коллег по работе. Порой желание чувствовать свою ценность заставляет человека примкнуть к агрессивной группировке, идентифицируясь с агрессором и т.п. или, обуреваемый этим желанием, человек может начать принимать алкоголь, наркотики, предаваться обжорству. Он пытается чем-то заполнить внутреннюю пустоту (например, изнурительными физическими упражнениями или сексом). Люди безжалостно разрушают самих себя, потому что им кажется, что так можно добиться ощущения собственной ценности, самоуважения – то есть того, чего их отцы так им и не дали.

А так хочется, чтобы папа относился к тебе серьезно. Например, как здесь:

Приходит дочь к отцу и говорит:

— Отец, я устала, у меня такая тяжелая жизнь, такие трудности и проблемы, я все время плыву против течения, у меня нет больше сил… Что мне делать?

Отец вместо ответа поставил на огонь 3 одинаковые кастрюли с водой, в одну бросил морковь, в другую положил яйцо, а в третью насыпал кофе. Через некоторое время он вынул из воды морковь и яйцо, и налил в чашку кофе из третьей кастрюли.

— Что изменилось? — спросил он девушку.

— Яйцо и морковь сварились, а зерна кофе растворились в воде. — ответила она.

— Нет, дочь моя, это лишь поверхностный взгляд на вещи. Посмотри — твердая морковь, побывав в кипятке, стала мягкой и податливой. Хрупкое и жидкое яйцо стало твердым. Внешне они не изменились, они лишь изменили свою структуру под воздействием одинаковых неблагоприятных обстоятельств — кипятка.

Каждая мама обязана знать:  Поведение дочки после разлуки

Тоже самое происходит и с людьми — сильные внешне могут расклеиться и стать слабыми, тогда как хрупкие и нежные лишь затвердеют и окрепнут.

— А кофе? — спросила дочь.

— О! Это самое интересное! Кофе полностью растворился в новой враждебной среде и изменил ее — превратил кипяток в великолепный ароматный напиток. Есть особые люди, которые не меняются под давлением обстоятельств — они сами меняют обстоятельства и превращают их в нечто новое и прекрасное, извлекая пользу и знания из ситуации.

Никто, я уверена, не будет спорить, что любовь – нужна. Нужна любовь и отцовская и материнская. Ведь это как два крыла у птицы или две руки у человека: как же одной руке без другой? Если в семье только требовательность и жесткость, только дисциплина и обязанности, нет тепла и доверия – ребенок может сломаться. Если в семье только расслабляющий комфорт, только мягкое отношение, отсутствует «надо» и напряжение преодоления – то, как подготовить ребенка к тому, что жизнь – это еще и обязательства, ответственность, много дел, которые делать надо обязательно, и без дисциплины, в том числе самодисциплины, в жизни ничего не добьешься?

Как бы ни была важна для ребенка мать, отец уж никак не третий лишний. Иной, но не чужой.

Существуют, конечно, научные исследования подтверждающие, что отсутствие отца в семье само по себе не обязательно оказывает отрицательное влияние на личность ребенка. В некоторых случаях отцу определенно ЛУЧШЕ не жить в семье (лучше для жены и детей). Вне зависимости от того был ли у ребенка отец, у него всегда есть образ отцовской фигуры. И даже при физическом отсутствии отца (разводе или смерти), как бы парадоксально это ни звучало, отец все равно присутствует в семье в форме «образа», некого символа или мифа. Часто ребенок фантазирует об идеальном отце…Да, в конце концов, ведь не в космосе же живут мать и дочь (или сын). Рядом какие-то мужчины есть: дядя, дедушка, сосед, друг и т.д. Вырастая, девочка (при желании) может найти себе и «кормильца» и наставника (не обязательно мужчину), и защитника. Но, с другой стороны, есть много научных исследований, которые убедительно говорят о том, что для ребенка развод родителей может становиться личной драмой и, уходя из семьи, отец уносит с собой их уверенность в себе. Всем нам хотелось бы иметь любящих родителей, но, дело даже не в разводе, дело в том, что некоторые мужчины не хотят понять простой факт, что они уходят от женщины, но, не от ребенка. Отец – это навсегда. Живет отец в семье или является «приходящим папой», главное – его эмоциональная доступность для дочери (сына). Проблемы создает наличие эмоциональной дистанции, ведь основная потребность ребенка – любовь. Одно из самых болезненных чувств, возникающих в детстве, – ощущение отверженности теми, кого мы любим.

Мужчины, не важно кто у вас – мальчик или девочка. С девочкой сложнее и… легче. Девочка – это идеальная женщина, которая способна любить папу, таким, какой он есть (если он дает ей шанс). Дочь – для многих — единственная женщина, перед которой отец не должен стараться выглядеть более умным, сильным, мужественным. Для дочки ее папа и так самый-самый (до определенного возраста, как минимум))).

Белый лист с пожелтевшим краем:

На листочке – солнце и тучи.

Снизу дочка, когда-то играя,

Написала: «Папа, ты лучший!»

Время мчит – за вечером утро.

Забывать и терпеть нас учит.

Но замрёт на мгновение мудро

И прошепчет: «Папа, ты лучший!»

Домик кривенький, чёрной ручкой,

И фломастер уже истёрся,

Но смотрю я и – «Папа, ты лучший!» –

Снова слышится детский голос…

Исчезают из жизни строчки,


Матереют, черствеют души.

Только память рукою дочки

Пишет в сердце: «Папа, ты лучший!»

В мальчике папа видит свое продолжение, хочет, чтобы сын избежал его ошибок и пошел дальше него, завершил то, что когда-то не удалось папе. Отцу тяжело относиться к сыну так, чтобы не проводить аналогий с собой, видеть в нем самостоятельную личность. С дочкой он может проявлять свои чувства (хотя, собственно кто сказал, что с сыном не может?), не опасаясь вырастить неженку. Многие (!) современные папы понимают, что, если ждать пока ребенок вырастет, чтобы с ним можно было общаться, они потеряют это бесценное время навсегда.

Не стоит делать детей «полусиротами» при живом отце, прикрываясь работой. А то будет как в грустной истории, когда дочь копила деньги, чтобы купить час папиного времени. Сиротами, к сожалению, дети когда-нибудь вынуждены будут стать. Будут ли они скучать по вам?

Если б знал ты, папка, милый,

Как мне плохо без тебя.

Во сырой лежишь могиле…

Плачу о тебе скорбя.

С кем теперь мне поделиться

И кому мне рассказать

Что сейчас со мной творится,

Как узлы мне развязать?

Кто за стол меня посадит,

Скажет: «Дочь, давай за нас»?

Кто по голове погладит,

Слёзы промокнёт у глаз?

Кто подарит мне букетик

Нет тебя на этом свете,

А меня пока на том.

Бог не шлёт мне утешенье,

А душа, как из свинца…

На могиле у отца.

(Любовь Кондратова. Плач дочери об отце)

Можно ли тосковать о том, чего никогда не знал? Можно. Только эта история будет не о вас. Страшно, когда отцы уходят, еще печальней, когда они уходят, так и не дав возможности детям узнать и полюбить их. Наши отцы продолжают жить внутри нас даже после своей смерти. Мы продолжаем воображать их себе, общаться с ними и слушать, что они говорят, даже спустя десятки лет после того, как они умерли. Внутри многих из нас продолжает жить образ нашей личности, сформированный когда-то нашим отцом (или его отсутствием).

Можно ли наказывать детей равнодушием?

Дети — это взгляды глазок боязливых,

Ножек шаловливых по паркету стук,

Дети — это солнце в пасмурных мотивах,

Целый мир гипотез радостных наук.

Вечный беспорядок в золоте колечек,

Ласковых словечек шепот в полусне,

Мирные картинки птичек и овечек,

Что в уютной детской дремлют на стене.

Дети — это вечер, вечер на диване,

Сквозь окно, в тумане, блестки фонарей,

Мерный голос сказки о царе Султане,

О русалках-сестрах сказочных морей.

Дети — это отдых, миг покоя краткий,

Богу у кроватки трепетный обет,

Дети — это мира нежные загадки,

И в самих загадках кроется ответ!

Список литературы, использованной при написании статьи:

1. Шаллер Джеймс. Потеря и обретение отца.

2. Фромм Э. Искусство любви. Минск, 1991

3. Михайлова Е.Л. «Я у себя одна», или Веретено Василисы — М.: «Класс», 2003.

Дочка говорит, что не любит папу

Я сама еще не разобралась что это такое, нам 2,5 и ситуация один в один, если кто что посоветует буду благодарна

» Дописано позже
Только у нас все это грубее,-«папа иди вон, я с тобой не разговариваю и не люблю». А если уйдет плачет невзрыд.

У меня мальчик, но я к вам, девочки, присоединяюсь, поскольку наш мальчишка с папой лучшие друзья, но периодически — папа уйди, папа не трогай меня и т.д. А если папа не понимает и начинает с ним разговаривать — мол, почему ты так разговариваешь, что случилось? то ребенок начинает плакать и говорит — Я тебя очень люблю, папа.

вот тоже неясно

Я уже итак и эдак пробовала. Самым действенным мне кажется, когда мы начинаем только с мужем разговаривать, а ее как-будто не замечаем. То она сразу говорит «смотрите на меня», мы ей «ну на тебя же нельзя смотреть», а она «можно, можно». Как-то (только не кидайте тапками пожалуйста) уже обидно стало за мужа, говорю, ну не хочешь рядом с папой сидеть, выходи из-за стола и уходи, тебя никто не держит. И вывела ее в коридор, а она спокойно пошла в свою комнату играть

Девочки, а как Вы ведете себя в таких ситуациях, и как реагируют Ваши мужья? Мой спокойно, пытается с ней разговаривать ласково, говорит что любит и т.п. Я бы так не смогла. Говорю ты надуйся, покажи, что тебе обидно, чтоб она поняла. А он так не хочет

У меня сын, 3 года 9 мес. Тоже и отпихнуть может, и просит уйти. Не только папу, любого из семьи.
Наказываю только тогда, когда грубо: «Брысь» «Уйди сейчас же» и пр. Тогда прогоняю от себя или мужа, пока не извинится и не исправится. Если просто «Мама/папа, не ходи ко мне, я играю» — то и не хожу. У каждого может быть желание побыть в одиночестве, а в 2 года ребёнок уже понимает свои желания.
За столом бывало, я тоже делала замечание: мы семья и кушать должны вместе. Если продолжал вредничать — отправляла в угол, потом (когда проникнется) разрешала сесть обратно.
Если затеват пихаться, отстраняю и спокойно говорю: «Я не к тебе иду, у нас квартира общая и у меня тут дело».

С пробуждением всё замечательно, а вот бабушке с утра и пяткой в глаз бывало. Она у нас буйная, любит сразу хватать, тискать, сразу «грузить» начинает. А сыну понежиться хочется спросонья, особенно если разбудили.
А сейчас пошёл в садик и вот уже 3 дня встаёт радостно ))) Правда бужу его всё равно я.

Почему мой папа меня не любит?

Как может быть правдой то, что отец не привязан к собственному ребенку, и что в такой ситуации делать, рассказала психолог Катерина Мурашова.

Если в поисковике «Яндекс» набрать «почему мой отец меня…», самым популярным, вернее, единственным продолжением этого запроса будет «… не любит». Что делать, если возникло такое ощущение, и как этот запрос характеризует нашу страну в целом, рассказала «Росбалту» семейный психолог Катерина Мурашова.

— А может такое вообще быть правдой, что отец не любит своего ребенка?

— Да, конечно. По сотне разных причин отец может не любить ребенка. Причем может не любить вот этого, но любить другого: конкретно старшего не любит, а младшего — любит. Или от этой женщины детей любит, а от предыдущей — не сложилось. Я видела вообще удивительные варианты: отчим любит пасынка, а своего родного ребенка, который появился в этой семье, нет. Вот и получается, что у пасынка в этой истории хороший отец, а у родного сына — отец, который им вообще не интересуется, реагирует на него с раздражением. Так бывает, запросто.

— То есть, такие истории — не редкость?

— Конечно. Они всегда встречались. И это не имеет никакого отношения ни к нашему обществу, ни к нашей эпохе, и вообще ни к чему.

— Дети, конечно, это чувствуют. И от бессилия идут со своей проблемой в Сеть. Может ли мать что-то сделать в такой ситуации?

— Я могу сказать, чего точно делать не стоит — обвинять человека в том, что это так. Как правило, такие вещи происходят непредумышленно. Ну, согласитесь, вряд ли этот мужчина сам все так устроил, что его пятилетний сын его раздражает, а с 15-летним пасынком у него прекрасные отношения. Вряд ли это какое-то осознанное его решение. Поэтому обвинять, говорить: «Я вижу, ты его любишь», не надо.

Обсуждать имеет смысл только то, как минимизировать последствия нелюбви для вашей семьи. Часто муж сам с легкостью предлагает варианты. Например: «Не заставляй меня проверять у него уроки, я чувствую, что в этот момент готов его убить». Или: «Давай я буду ездить с ним на рыбалку. Там он меня совсем не раздражает, я занимаюсь своими делами, он играет, и мы как бы вместе проводим время?» Или: «Давай поделим детей. Я буду ходить куда-то с дочкой, поскольку мне с ней интересно, а ты будешь заниматься этим нытиком. Я понимаю, что это не конструктивно: ребенку пять лет, а я просто готов его убить. Поэтому давай просто разделимся, и у каждого ребенка будет ощущение, что он чей-то».

Каждая мама обязана знать:  Алименты при разводе

— То есть, это нормально, когда родители «делят» между собой детей?

— Да. Главное, чтобы у ребенка был кто-то, кто его принимает: папа, мама, бабушка — без разницы. И совершенно не обязательно, чтобы все тряслись вокруг него одного.

— А с матерями такое тоже бывает?

— Конечно. У каждой пятой матери инстинкт не включается. Женщина тоже может любить одного ребенка, и не любить другого.

— Но никогда себе в этом не признается.

— Нет, себе она наверняка давно призналась, она боится признаться социуму, испытывает по этому поводу чувство вины. Здесь нужно понимать, что включение/не включение чувств биологично, многообразно. Но мы люди, и поведение свое можем выстраивать, не основываясь на эмоциях. Строить отношения рационально, так, чтобы не разрушить ни семью, ни личность ребенка.

— Что можно посоветовать тем, кто обращается с этим вопросом к поисковику? Может, переадресовать его отцу напрямую?

— Спрашивать в лоб — «почему ты меня не любишь?», — конечно, не стоит. Но если у человека появилось ощущение дискомфорта, и он идет со своей проблемой в Сеть, значит, это не пятилетний ребенок, может даже вполне взрослый. В этом случае имеет смысл вспомнить, что танго танцуют двое. Но поскольку никто не может изменить никого, кроме самого себя, можно попробовать поменять отношение со своей стороны и посмотреть, что получится. Через некоторое время либо изменятся сами отношения, что возможно, либо изменится ваше отношение к происходящему.

Например, можно сказать папе о своих чувствах: «Мне так хочется проводить с тобой больше времени, мне этого так не хватает», и посмотреть, что сделает отец. Если вы — человек взрослый, можно сказать: «Пап, слушай, мы с тобой так редко общаемся. Может, сходим в кино? Я знаю, ты любишь боевики. Я не очень, но есть хорошие. Давай сходим, поедим попкорна». Или: «Мы с мужем и детьми едем на Рождество в Финляндию, я бы хотела, чтобы ты к нам присоединился. И с детьми поможешь, и мы побудем вместе?» Если отклика нет, значит, Финляндия не прокатывает, и нужно попробовать что-нибудь другое.

— Что может сделать мать, чтобы помочь отцу сблизиться с ребенком?

— В идеале она должна выступать толмачом, объяснять в первую очередь себе, а потом и всем остальным, что, собственно, происходит: кто что чувствует, кто что хочет. Ребенок часто не понимает, что нужно отцу, особенно если тот эмоционально неуклюж. Отец, как правило, даже желая заниматься с двухлетним ребенком, очень приблизительно представляет, как вообще можно взаимодействовать с человеком, у которого в арсенале всего 20 слов. Роль матери в установлении этого понимания, в устранении перекосов, переоценить сложно.

— С чего начать? Как вовлечь отца в воспитание ребенка?

— С самого начала нужно объяснять мужу, отцу, что сейчас происходит с ребенком, чего он хочет. Иногда нужно объяснять и то, что происходит с самим мужчиной. Например: «Он такой маленький, ты боишься переломать ему все кости». Нередко ведь мужчина и правда боится взять ребенка в руки, чтобы не навредить ему. «Если что-то идет не так, ребенок начинает громко орать, тебя это раздражает, ты не понимаешь, почему он кричит, и что тебе сделать». Помочь может и простое проговаривание, и советы о том, как лучше провести время с ребенком. Например: «Он любит игры с водой. Если пойти в ванную, пустить туда кораблик, он будет завороженно смотреть. Может, ты сможешь придумать какую-то еще игру, у меня дальше пускания корабликов фантазия не идет».

— В Сети советуют с первых дней оставлять ребенка с отцом и уходить по своим делам, потому что именно так можно помочь им наладить контакт. Действительно, с этого начинается?

— Конечно, можно и нужно оставлять ребенка с отцом с первых дней. Оставлять и бояться или оставлять и быть уверенной, что все пройдет хорошо — дело каждой. Но если хочешь, чтобы вы воспитывали ребенка вместе, то да, однозначно это нужно делать.

— Бывают отцы, которые проявляют внимание к собственным детям, любят их, занимаются с ними, играют и так далее. А бывают другие, которые ведут себя отстраненно, и только лет через десять-двадцать вдруг «обнаруживают», что у них есть дети, начинают ими интересоваться. Или не начинают вовсе.

— Действительно, некоторые мужчины весьма отстраненно ведут себя по отношению к маленьким детям. Часто это связано с тем, что они просто не знают, что с ними делать. Когда ребенок подрастает, становится более-менее осознанными, отношения меняются. Например, очень часто отцы начинают интересоваться дочерьми-подростками. В этом абсолютно биологическая подоплека. Дочь становится красивой, взрослой. Зачастую она похожа на ту женщину, которую он когда-то полюбил. И одновременно она похожа на него самого, он узнает в ней свои движения, ужимки, подростковые интересы. У мужиков в этот момент часто просто сносит крышу. Но это происходит, конечно, не в 20 лет, а гораздо раньше — лет в 13-15. Если раньше он лишь изредка бросал взгляд на ребенка, то рядом с дочерью-подростком начинает сам себя бояться, испытывать какие-то чувства, и думать: «Это я чего вообще?» И вместо того, чтобы сходить в театр и гордо представить ее своим друзьям, его кидает в обратную сторону. Он просто старается лишний раз не проходить мимо ванной, когда она там моется. Хотя, современные папы, конечно, поспокойнее.

— Как внимание со стороны отца или его отсутствие сказывается на том, каким человеком вырастет ребенок?

— Внимание тоже бывает разным. Если отец был воспитывающим деспотом, контролировал уроки, все время определял в какие-то футбольные или шахматные школы, то есть, реализовывался сам через ребенка, он, как правило, вырастет неуверенным в себе. Такие дети все время ждут, что кто-то придет и скажет им, как жить. И наоборот, если отец был фигурой поддерживающей, и ребенок чувствовал, что у него за спиной есть папа, который защитит, выслушает, поймет, это закладывало в нем доверие к миру, уверенность. Отцовская фигура может серьезно влиять, причем, как в положительную, так и в отрицательную сторону.

— На протяжении многих поколений отсутствие интереса к детям со стороны отца считалось едва ли не нормой. Какой диагноз можно поставить обществу недолюбленных отцами в детстве?

— Я бы развела эту идею участия отца и идею любви. Вы что считаете, что те отцы, которые всю жизнь проработали слесарями на больших питерских заводах, приходили домой, съедали свой борщ, падали к телевизору и раз в год ездили с семьями на курорт, своих детей не любили? А почему, собственно? Участие и любовь, на мой взгляд, разные вещи. Вы еще скажите, что они своих жен не любили, потому что очень редко говорили им об этом, и не умели этого делать.

— Я имела в виду, что у этих мужчин совершенно не было времени на детей. И дети, в свою очередь, чувствовали некую недолюбленность, недостаток внимания со стороны отца. Так росли целые поколения. Какими они выросли? И как изменится наше общество, когда участие отцов в воспитании станет больше?

— Если все внимание будет заключаться только в том, что отец лезет в оценки, в увлечения, в то, с кем ребенок дружит, не дай Бог, — в то, как он одевается или какие молодежные увлечения проходит, ни к чему хорошему оно не приведет. Раньше этим занималась только мать, а теперь представьте, что их двое, и они нависают над ребенком. Конечно, это приведет к повышению тревожности, уменьшению свободы и самостоятельности.

Когда я только начинала работать, отец, пришедший на прием вместе с матерью и ребенком, был редкостью. Теперь это привычная картина, когда папа приходит, садится в кресло и спрашивает: «У него пропала мотивация, что мне делать?» И ребенок прямо в стул вжимается от этого отцовского внимания.

Другое дело, когда отец ходит с младенцем на руках, похлопывая его по попе, подкидывая кверху, и заливисто смеется вместе с ним. Ведь в воспитании важно не столько само воспитание, сколько объятия, смех, любящий взгляд. Если такого внимания к детям будет больше, по крайней мере часть общества вырастает более уверенной в себе.

Кстати, отсутствие внимания со стороны отца ребенку ничем не грозит. Нет этого внимания, или отца вообще нет, зато есть внимание со стороны матери. Если отец есть, но совершенно не участвует в воспитании, за исключением того, что можно попросить у него денег, это тоже ничего. Дело в том, что эволюционно мы приспособлены к отсутствию отца в семье, и к тому, что он представляет семью где-то снаружи. Это воспринимается как норма. И, наоборот, если отец есть, с ним можно поговорить, сходить в театр, получить ласку, любовь, поддержку, это воспринимается как бонус — мне повезло, у меня был прекрасный отец.

— И все-таки хотелось бы понять, где грань между позитивным вниманием и избыточным? Вот отец очень старается быть хорошим, берет сына с собой в баню к друзьям, возит в походы, на рыбалку, старается предложить ему то, что интересно самому, а на практике оказывается, что сын тихо ненавидит все эти поездки, и очень страдает от того, что вынужден на них соглашаться.

— Перегибы, конечно, бывают. Эволюционно женщина эмоционально более тонко настроена на видение другого. Мужчине это было не нужно, так длилось веками, и сейчас, когда ситуация поменялась, и отец пытается играть женскую роль внутри семьи, тонкости его настроек не хватает. Он не видит, что ребенок уже страдает под натиском внимания с его стороны. Помочь может женщина, мать. Но если люди чувствуют, что запутались, конечно, имеет смысл обсудить ситуацию со специалистом.

Почему дочь не любит папу?

Мы разошлись когда ей 3 месяца было, я сразу работать стала из дома, потом позже няню наняла и дочка с няней в рабочее время.
Папа приходит к ней 3 раза в неделю , в общем счёте часов 10 выходит в неделю. Иногда на выходных с ночёвкой забирает, но там они с бабушкой, ее дочка любит.
А по папе не скучает, вообще, месяц не виделись — ни разу не спросила. Спрашиваю — хочешь ли к папе — морщиться, и говорит » ну так себе, не очень».
Правда и он в нее не вкладывается особо — подарки только на праздники, так побаловать/порадовать — это не к нему, да и финансово не участвует но это дочка не знает. Не целует/обнимает, вряд ли говорит что любит (не при мне точно)
Я всегда говорила что папа любит, никогда про него плохого не говорю. Было как-то дочка спросила почему разошлись — сказала что так бывает, не смогли вместе жить, спросила хочет ли чтобы жили вместе — говорит нет.
Дочке 6 лет.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация