Дома — как в звериной стае


Звериной тропой. Дилогия (100 стр.)

Они пришли вечером, вместе с подступающей темнотой спустились от леса к костру, у которого собрались новосёлы. Завыли, в меру способностей подражая вою ставшей на след волчьей стаи, нагоняя страху на глупых общинников. Встали полукругом, небрежно опираясь на древки копий, перебрасываются ехидными замечаниями. Девять наглых молодых парней в штанах из оленьей кожи и волчовках на голых мускулистых торсах. Соломенные шевелюры, длинные усы свисают ниже выбритых подбородков. На жилистых шеях кожаные шнурки с волчьими клыками. Ещё один — чуть в стороне. Босой, с мусором в спутанных волосах, сутулится, тискает в лапах огромную, наверняка тупую секиру. На плечах не безрукавка, просто волчья шкура, штаны ниже колен — сплошная бахрома рваной кожи.

Девчонка у костра ахает, закрывает рот ладошкой.

Один из бритых шагает ближе к огню, берёт с дощечки кружку, наливает себе молока, гулко отхлебывает и довольно ухмыляется.

— Всё поняли, хозяйственные? За то, что на нашу землю пришли, половину всего будете приносить, куда скажу. Сверху вниз смотрит на сидящих, расценивает молчание как покорность и наглеет окончательно:

— На конец года пару коров приведёте и одежды сошьёте, какие прикажу.

Допивает молоко, бросает кружку на землю и не может сдержаться:

— Чего молчите, языки со страху проглотили?

— Боюсь, ответ тебе не понравится, — вожак не понял, кто сказал, но голос нехороший — глухой, спокойный.

Над костром пролетает летучая мышь, ватажнику кажется — падает камень, чуть не отшатнулся. Дёргает щекой, подаётся вперёд, хрипит:

— Ну-ка покажись, коли такой храбрец, что волколаков не боишься.

Роман не спеша встаёт, поднимает брошенную лесовиком кружку, обтирает ладонью и передаёт Прядиве. Потом внезапно для наблюдающих оказывается рядом с предводителем местных рэкетиров и вытирает испачканную ладонь о его рожу. Рудик раньше других понял, что сейчас будет, радостно улыбается. Угадал — хозяин исчез из виду, только кучей тряпья мелькнул отлетающий от костра ватажок. Остальные ещё не поняли, что случилось, а тот, что стоял наособицу, сорвался — заревел, бросился. Размазался в глазах серой полосой, лишь высверком далёкой зарницы блеснула занесённая секира. Убираясь с дороги, комьями грязи из-под конских копыт разлетаются в стороны лесные братья.

Они падают порознь — сорвавшийся с нарезки оборотень и его топор. Оружие отлетело дальше и осталось лежать, а зверь перекатывается и вскакивает снова — ломать и грызть бросившего вызов соперника. И снова промахивается, чужая сила кружит его, вырывает из-под лап землю.

«И я мог таким стать. Был таким, пока не очнулся. Ты ко мне правильно пришёл, парень».

Схватка заканчивается быстро. Чужой оборотень висит в воздухе, пойманный за пояс штанов и волчовку на загривке, Роман треплет его, как матёрый кобель кутёнка. Дикарь пытается вырваться — и не может Потом Шишагов роняет его на землю.

«Ну, кинется опять?»

Нет, чужой вставать не хочет, только хрипит, уткнулся мордой в землю, ожидает нового наказания. А его по спутанной шевелюре погладили — ласково.

Пытавшихся под шумок отойти к лесу бойников примораживает к земле короткий рык Шишагова:

И обычным голосом, будто не он только что заломал оборотившегося лесовика, Роман добавляет:

— Сами пришли, никто насильно не гнал. Мои теперь.

У костра, счастливо улыбаясь и разбросав по траве руки, спит единственный пришедший с ватагой волколак.

«Не было у бабы хлопот. Вылезла из лесу сказка, показала зубки. Жили-были в глухом лесу тридцать три богатыря, и «сестрица» их, названная, одна на всех. Любимая. Ну да, у нас её иногда ещё Ягой звали. Постаревшую, потерявшую большую часть потребительской ценности. Сами «братики» до седин доживают редко — не тот образ жизни. Обратная сторона благодатной вильской жизни, её затёртый реверс».

Лесовики в самом деле подобны волкам — крепкие, сухие, длинноногие — слишком независимые для того, чтобы всю жизнь оставаться младшими приживалами в большой вильской семье, лишённые возможности завести собственную. Семье проще выдать строптивому молодцу доброе копьё, чем выделить отдельное хозяйство. Топоры, косы-горбуши, скотина, девки-красавицы пригодятся старшим сыновьям, наследникам. Тем более что как раз девок-то и не хватает на всех. Редко который справный хозяин не водит второй, а то и третьей жены. Бывает, в голодный год девочек и стариков из сёл увозят в лес, на голодную смерть, берегут еду для настоящих работников.

Бобылём-приживалой при старшем брате жить не всякий согласится, вот и уходят в пущу те, кому в общине не нашлось места, надеясь силой и лихостью взять то, что не смог дать род. Иногда в лесную чащу уходят старшие сыновья, отказываются от наследства — этих гонит молодецкая удаль. Тоже часть системы отбора, из общины уходят наиболее агрессивные особи.

«Похоже, потомки библейского Исаака сильно преувеличили тупость Исава, старшему просто не хотелось сидеть под папиным кулаком — свои чесались. Он ведь тоже стал вожаком шайки грабителей. Интересные параллели просматриваются».

Туда же, в глухомань, с почётом выселяют оборотней — возвращают лесу тех, в ком звериное начало берёт верх над человеческим.

Так и живут смыслянские племена — вдоль рек стоят хутора да сёла, в которых пасут скот и сеют зерно весёлые дружелюбные общинники, свято блюдущие закон гостеприимства. В окрестных лесах собираются в стаи изгои, с весёлой удалью потрошат мимохожих путников. Идейных поклонников сурового воинского быта среди них кот наплакал, всё больше те, кому в общинах места не хватило. Собираются в стаи — самое большее три десятка, или около того, большим числом в пуще не прокормиться. Живут охотой и грабежом. Иногда режутся с коллегами из других племён — в пуще мира не бывает. В ватагах культ волка — до ритуального пожирания волчьего мяса. Мелкое такое колдунство, примитивное. Научиться оборачиваться — предел мечтаний.

Впрочем, не всё так просто — ни отправившая парней в лес община, ни сами они чужими себя не считают и худо-бедно уживаются. В костричнике лесовики ходят по селениям, вроде как собирают дань. И община охотно даёт — своим. Конкуренты для военного вождя? Это как посмотреть. Старох не один год в такой стае верховодил. Пока не стал вождём — за воинские заслуги. Так что бойники для дружины резерв, а она для них — светлое будущее, до которого доживают не все. В смыслянском мире связь между собой, не обращая внимания на племенное деление, держат три группы людей: жрецы — этим сам бог велел, кузнецы, отчего-то не таящие умения в семьях, и разбросанные по лесным просторам бойники — воинское братство, лесные лейкоциты. Не связанные излишком имущества, они по первому зову снимаются с места и через месяц-другой могут оказаться на другом краю смыслянского мира. В поисках славы, добычи и главного приза — возможности осесть на землю, захватив хозяйство, женщин и кусок территории. Не такими ли хищниками была в своё время устроена Спарта? Обычным захватчикам не додуматься до такого общественного устройства.

Каждая мама обязана знать:  Карточки безопасности для детей

Ватага, решившая проверить новосёлов на слабость в коленках, оказалась зелёной. Место им досталось неудачное — границу с поморянами прикрывают болота, ходить через которые дураков нет. А охотой славы и богатства не заработаешь. Новое селище на Сладкой речке сочли даром богов. Хоть и доходили до вожака разные слухи — не поверил, но на всякий случай позвал с собой настоящего оборотня. И попал. На срочную службу. Роман незваное пополнение принял, как партию новобранцев, и относится так же — главное занять и построить, а кто прибыл и на что годится, выясним в процессе. Свободная минута у бывших лесовиков выпадает редко, до охапок сухого камыша, служащего постелями, они вечерами доползают чуть дыша. По понятиям лесной вольницы работа по хозяйству дело почти позорное, но Шишагову на это плевать с высокой колокольни — новобранцы режут торф, копают и месят глину, мнут шкуры и ворошат за конной косилкой сено на лугах. Их учат бою — не так, как вильских ополченцев зимой, а с азов, с дыхания и владения телом. Взамен — кормят, как никогда в жизни, спать дают хоть и не вдоволь, но достаточно. И бойники даже не дёргаются, для них вожак-оборотень — это мечта, которая сбылась.

Дома — как в звериной стае

Название: Звериной тропой. Дилогия


Автор: Инодин Николай

Издательство: ИД «Ленинград», СИ

Он не смог жить среди людей и ушёл туда, где их не было никогда. Сможет ли выжить наш современник, оказавшись с пустыми руками один на один с дикой природой? Захочет ли, ведь от себя не сбежишь? У каждого из нас есть место в мире, и, думая, что уходит навсегда, человек всего лишь начинает долгую дорогу обратно. Даже если в начале пути тропу приходится прорубать каменным топором.

— Пап, а если отовсюду — отовсюду уйти, куда попадёшь? (с).

Камень был замечательный. Не гладкий и округлый, а шероховатый и плоский, он лежал на дне глубокой расселины в восточном склоне горы. Лучи восходящего солнца уже успели нагреть его поверхность. После ночной прохлады было приятно расслабиться, впитывая всем телом живительное тепло. Узкое и глубокое укрытие позволяло не опасаться внезапного нападения орла — самого опасного врага в горах, а пойманный накануне вечером грызун приятно растягивал желудок. Тепло, сытость и безопасность — что ещё нужно для счастья?

Ясное дело, греющаяся на камне гадюка не могла рассуждать подобным образом, но в ее крошечном мозгу все описанное сливалось в одно приятное ощущение.

Почти метровое тело, покрытое серой с коричневым узором чешуей, расслабленно лежало на плоском обломке скалы, когда прилетевший сверху камень размозжил рептилии голову. Следом за камнем в змеиное убежище спрыгнул голый человек. Зацепив бедром выступ скалы, он зашипел, затем с довольным урчанием схватил бьющееся в агонии змеиное тело, острой гранью каменного обломка отсек то, что осталось от головы, и вылез из расселины.

Невезение бывает разным. Кому — то всегда везет, и такого индивидуума заслужено именуют счастливчиком. Обычным людям когда везет, когда нет, а особо невезучие личности опровергают теорию вероятности, чаще прочих влипая в неприятности.

Так вот, назвать Ромку Шишагова невезучим мог только человек, близоруко пялящийся на мир через толстенные розовые очки. Невезение родилось раньше Романа, и уже двадцать шесть лет было естественной средой обитания.

Принадлежащий ему предмет, состоящий более чем из одной детали, обязательно ломался. Нужные вещи исчезали, как только в них возникала потребность, и оказывались на виду, как только надобность в них исчезала. Транспорт всегда уходил у него из-под носа. Исключением были только те редкие случаи, когда, проехав половину остановки, водитель объявлял: «В связи с технической неисправностью автобус дальше не пойдет». Естественно, пока высаженные пассажиры топали к ближайшей остановке, мимо них один за другим проезжали пустые автобусы, но на остановке приходилось полчаса ожидать следующий.

Короче, утопленник мог Шишагову завидовать — ему не свезло один раз, а Роман во всём этом невезении жил. И сдаваться не собирался, потому — что не умел. Выходил из дома пораньше, дрессировал вещи лежать на строго отведённых местах, чинил всё, что можно было починить, от складного ножа до телевизора и боевой машины пехоты.

Началось всё с того, что Ромина родительница отказалась от сына ещё в роддоме, поэтому Роман прямо, можно сказать, из материнской утробы выпал в заботливые, но суровые руки самого рабоче-крестьянского государства в мире. Имя и фамилию с отчеством дали ему в доме ребенка, скрестив данные дежурного врача, принимавшего роды, фамилию заведующей и имя из читавшейся всем персоналом на дежурствах книжки.

Со времен Макаренко Советский Союз по праву гордился своими детскими домами. Большие, светлые аудитории и маленькие ухоженные спальни, лучшие игрушки для маленьких, кружки, мастерские, дискотеки и кинозалы для старших, мудрые, чуткие и заботливые педагоги (через одного — новаторы) помогали осиротевшим детям вырасти сильными, смелыми, умными и умелыми членами социалистического общества. Я сам видел — по телевизору показывали.

Просто Роме опять не повезло. Он рос в маленьком, зачуханом заведении, от греха подальше вынесенном за городскую черту. Вместе с ним несколько спален казарменного типа населяло около сотни ребят обоего пола всех возрастов. Возглавлявшая этот очаг просвещения и воспитания старая дева уже не первое десятилетие отравляла атмосферу заведения продуктами распада нерастраченных по назначению гормонов. Под чугунной стопой этой мегеры, по слухам, называвшей в лучшие свои времена жену основателя государства Наденькой, два десятка ветеранов от педагогики, вяло, по привычке, изображали воспитательный процесс.

Детский дом гордо носил имя пионера- героя Павлика Морозова, и главной своей задачей персонал считал воспитание достойных продолжателей дела этого выдающегося самородка. Повторение легендарного подвига ежедневно и по любому поводу всячески поощрялось и насаждалось, являясь для воспитателей главным источником информации о подопечных. Шишагов же стучать отказался наотрез, за что и был отнесен в категорию детей трудных и сопротивляющихся воспитанию.

Близких друзей не имел, быстро смекнув, что любой разговор или действие будут детьми быстро и в подробностях доложены тете воспитательнице. Отгородившись ото всех молчанием и нелюдимостью, играл он в свои непонятные посторонним игры и рано научился читать. Читал много, запоем, нырял в каждую новую книгу, полностью выпадая из окружающего. Библиотека и большой заброшенный парк заменили ему всё, чего он был лишен в жизни. Прочитав книгу о Маугли, Рома населил парк друзьями, которых никто, кроме него не видел, и мог часами носиться по кустам или лазить по деревьям, пытаясь соперничать в силе и ловкости с героем Киплинга. Забавы его считались тихими и неопасными, возможно, со временем персонал и мог и вовсе перестать обращать на него внимание, если бы не ужасная, по мнению престарелых педагогесс, привычка самому мстить своим обидчикам. А уж гадостей Ромке детки делали множество — от подножки на лестнице до темной.

Каждая мама обязана знать:  Бывший муж с матерью не дают общаться с детьми

В ответ Шишагов отлавливал обидчиков поодиночке и бил. Благодаря обилию практики бил даже тех, кто был на год или два старше. Часто был бит сам, но дрался обязательно. Репутация бандита и хулигана, который плохо кончит, приросла к нему, казалось, навсегда.

Восхищался Ромкиными подвигами только дед Филипыч, ночной сторож, скорняк и сапожник, чья мастерская приткнулась к стене бывшей барской усадьбы в дальнем углу парка.

Со временем старик начал зазывать парня к себе в гости, угощал чаем и разговорами «за жизнь». Мальчишка быстро привык к этим посиделкам и пропадал в мастерской часами, усваивая немудреный жизненный опыт и азы сапожного мастерства.

Вот только пил первый в Ромкиной жизни друг, как сапожник, от чего и сгорел на работе, уснув пьяным на топчане с непогашенной беломориной в руке. Пожар заметили быстро, огонь погасили из садового шланга еще до приезда пожарных, но старик к этому времени успел задохнуться в дыму.

Ромка, протолкавшись к вытащенному под деревья телу, внимательно рассмотрел то, что осталось от доброго и забавного человека. Даже запах гари не смог заглушить шедший от трупа сивушный аромат паршивого самогона. Будучи впечатлительным мальчиком, повзрослев,

eot_su

Сообщество «Суть времени» в Livejournal

Хотелось бы сегодня немного разобраться с каналом «Все как у зверей».

И сделаем мы это на примере вот этого видео .

Название сразу вызывающее: Звериный оскал патриотизма. Автор по сути низводит само понятие патриотизма до уровня примитивных животных рефлексов. Я, как человек патриотичный, хочу высказаться по этому поводу, но постараюсь быть объективным. Попробуем препарировать предоставленную информацию .

В условной первой части нам дают примеры того, как животные могут жертвовать собой ради жизни колонии, при этом все примеры, это общественные насекомые (муравьи и пчелы). Далее приводится эксперимент со стаей обезьян. Говориться если к стае обезьян подселить еще одну, они сразу становятся менее агрессивными внутри стаи и более агрессивными к чужакам. Это все дело проецируется на людей, «так как в кровавой бане палеолита выживали только те, кто способны жертвовать собой ради своего племени». Ну ладно это понятно. Судя по всему у животных это так. Далее нам поясняют, что человек « во многом сохранил звериный оскал палеолита », так как инстинкты не могут изменяться так быстро, как наше общество, возможно и это верно.

Цитата: « И многие полезные адаптации, помогавшие нам в эпоху палеолита, стали бесполезными атавизмами, а то и хуже того. Вот так произошло и со связкой Войны и Альтруизма, которая больше не помогает нам выживать в родоплеменных войнах, но зато превратило в очень удобный инструмент манипулирования людьми, особенно если этих людей сразу много ».

В этой фразе меня уже смущает тот факт, что заявляется, что все войны кроме родоплеменных есть вообще-то не войны за выживание, а манипуляции. Я, например, считаю, что далеко не все войны есть манипуляции, взятие Казани это, безусловно, не родоплеменная война, верно, но это и не манипуляция, это защита своей земли и своего народа от грабительских набегов тамошних правителей? Это конечно не война за выживание, но это и не манипуляция, это осознанная необходимость некого действия, то есть альтруизм во имя общего блага. Колониальные войны тоже нельзя назвать родоплеменными, это войны в которых люди воевали за свое личное благо и славу своей страны, как они это понимали, при этом я сомневаюсь, что кто-либо из участников этих походов имел сомнения по поводу целей и был обманут, то есть это тоже не манипуляции. Самый главный пример, Великая Отечественная Война — это, как все понимают, есть война за выживание, но ведь это не родоплеменной конфликт. Как же в ВОВ с манипуляциями, по-моему, не очень, все советские воины понимали за что они воюют и это не было инстинктивным поведением. Таким образом, нас уже ставят пред ложной альтернативой, либо война родоплеменная и тогда она как бы вроде как полезна для выживания, либо манипуляция, ложность этого я уже показал. Но почему это не так, да по тому, что человек не животное, а очень даже человек и его мотивации гораздо сложнее, чем инстинкты у млекопитающих.

Потом ведущая приводит пример манипуляции и говорит, некто хочет захватить некий ресурс на территории противника и если он скажет об этом прямо, то « его скорей всего пошлют » (вспоминаем набеги печенегов и колониальные войны как абсолютное подтверждение этого). Поэтому, этот самый некто, должен апеллировать к людским инстинктами, и сказать «Братья и сестры, Родина-мать зовет», и вот тогда-то мы сыграем на родоплеменном инстинкте и все люди мобилизуются на войну. Та же ложная альтернатива, но в примере надо смешать с грязью нечто святое, ведь все «разумные люди понимают», ВОВ это не Священная Война, а просто кровавая баня лохов, которыми манипулировали некие элитарии, она этого не говорит, но это вполне логичное следствие из вышесказанного.

Кроме того, что поганит великие слова, эта надменная женщина рассказывает, что Родина Мать вовсе не мать, ведь « все понимают когда по-одному » что это территория которая не может быть матерью, тем более ей рожать-то нечем (видимо если бы было чем, то ей бы позволили быть матерью). Мерзость лютая. Человек не равен животному и поэтому для него символическое наполнение предмета может быть важнее предмета как такового. Это и есть то, чего нет у животных, не воспримет шимпанзе палку или камень, иначе, чем палку и камень. И к нашему с вами счастью, ни в одиночку, ни в группе наши предки не воспринимали Родину, как территорию.


Затем нам говорят о том что противника необходимо расчеловечить, вызвав у людей отвращение. Для отключения жалости и прочих чувств, которые не позволяют вам убить врага. Так же у отвращения « есть еще одна интересная черта, чем сильнее человек испытывает его, тем больше его потребность к принадлежности к своей группе, что в социальном плане проявляется как патриотизм », то есть патриотизм возникает (или проявляется) только когда человеку отвратителен враг, так? Вам не кажется, что тут что-то не так? Патриотизм это не чувство и не инстинкт, причем условный (есть враг — есть патриотизм, нет врага — нет и патриотизма), мне почему-то кажется это нечто более сложное.

А как вам такое заявление: « инстинкты гораздо старше чем интеллект и затыкают его на раз », не уж то? А как же мы объясним, что в блокадном Ленинграде не было поголовного каннибализма, если инстинкты вырубают разум, то пожалуй, и тут это должно было сработать. Ну и конечно такой бездарь, как Виктор Франкл, утверждавший, что пройти сквозь ад концлагерей и остаться человеком ему помог лишь смысл. Заметьте Смысл, а не опускание до уровня животного и выпускание инстинктов наружу. Нашей ведущей это все не интересно, ибо ей надо показать, что нет ничего человеческого в патриотизме, да и в целом все вы животные и от этого не уйдете, расслабьтесь уже и получайте удовольствие в животных страстях: трахайтесь, воруйте, разлагайтесь и вообще максимально опускайтесь до животных, ведь тетя с экрана рассказала вам что у вас «Все как у зверей».

Каждая мама обязана знать:  Ребенок не слушается, что делать

Далее идут вишенка на торт из лжи и манипуляций в виде: «патриотизм не существует без ксенофобии», все патриоты это подтвердят, если ты любишь свою страну, то значит ты ненавидишь пиндосов, евреев или еще кого либо, ну вы поняли.

И тут нам выдают аксиому: « Вот по этой простой схеме строятся, АБСОЛЮТНО ВСЕ, войны ». Ну ОК тогда, если по этой, значит по этой.

Далее нам дают практический совет на будущее, если кто-либо проводит такую манипуляцию, то он « ждет от вас альтруизма и от этого альтруизма не будет пользы ни вам, ни вашим близким », ну бывшие узники освенцима подтверяд, что в целом зря их освободили, пользы то не для освобождавших, не для освобожденных никакой.

Я же хочу сделать свои выводы. Человек и его мотивации в разы сложнее чем нам вещает надменная ведущая Евгения Тимонова. Зная это или нет, она подводит нас к мысли о том, что люди они, в общем-то, такие же животные, как и другие, ну может чуть-чуть более умные, но в целом одна фигня. Но ведь если это так, то зачем тогда к чему-либо стремиться, меняться самому и менять мир, ведь сколько не меняй, но животные они и есть животные.

И скажу я вам это очень даже красивая игра. Мы даем быдлу ложную идею, которая говорит о том, что ничего не изменить, и вообще надо сидеть и не рыпаться, ну можешь попробовать получить максимальное количество своих животных удовольствий. Тем самым толкнув большинство народа на социальное дно, а самим развиваться и консолидировать в своих руках все что нужно. Так же эта идея закладывает фундамент под фатальным и непреодолимым разделением людей. Когда создадут некий элитарный «рай» и ад для остальных людей, можно будет сказать, вы поглядите какие мы разные, этим тварям ничего не нужно, они ничего не хотят, хотят трахаться и бухать, а вот мы хотим менять мир, и вообще надо бы нам человечество-то спасать от этих генетических отбросов, да и планету в порядок приведем(привет от Савитри Деви). А дальше никто и не пикнет, ибо свято верят, что выйти на борьбу — это подвергнуться манипуляции, а не совершить некий подвиг во славу человечества. Я не знаю осознает ли это ведущая или нет, но работает она именно на это.

Дома — как в звериной стае

Все обитатели Дома живут стаями-спальнями (т.е. Стая — это жильцы одной комнаты) — Фазаны, Крысы, Птицы, Четвёртая, Спящие, Псы. У каждой стаи — свои ритуалы, а у спальни — свое оформление. Все они сильно отличаются друг от друга, но при этом держат мосты.

Каждая из стай имеет свой внешний облик, который невозможно спутать с другими. Например, жители Гнездовища (Птицы) всегда одеты в траур, а их комната похожа больше на домашнюю оранжерею. Это их отличительная черта.

Внутри стай есть свои законы и традиции, не связанные с Законами Дома, но они так же должны выполняться. Пример тому служит отсутствие в Четвертой часов, или попытки пырнуть друг друга вилкой в столовой у Крыс. Если же Домовец нарушает эти законы, он может быть переведен в другую стаю (как было с Курильщиком) или же изгнан.

В каждой стае есть Вожак (за исключением Фазанов). Он пользуется уважением у всей группы и ведет её за собой, так же он является гарантом соблюдения Законов и защитой стаи. Если же он не может выполнять свои функции, то он должен быть смещен. У каждого Вожака есть Приемник на случай, если с ним что-то случиться.

LiveInternetLiveInternet

Рубрики

  • стихи (392)
  • рецепты (72)
  • рамочки (65)
  • полезные советы (61)
  • сад-огород (43)
  • Музыка (32)
  • обо всем (29)
  • будьте здоровы (26)
  • все для дневника (20)
  • красотища (19)
  • фразы, мысли (17)
  • своими руками (16)
  • видео (13)
  • путешествие (13)
  • декупаж (10)
  • к празднику (10)
  • времена года (9)
  • открытки (8)
  • стихи+музыка (7)
  • цветы (4)
  • разные мысли (3)
  • аудиокниги (2)
  • эпиграфы (2)
  • Мой город (1)
  • поиграем (1)
  • море, море (1)
  • Запомни эту фразу: «Все будет, но не сразу» (0)

Приложения

  • Онлайн-игра «Большая ферма»Дядя Джордж оставил тебе свою ферму, но, к сожалению, она не в очень хорошем состоянии. Но благодаря твоей деловой хватке и помощи соседей, друзей и родных ты в состоянии превратить захиревшее хозяйст
  • Онлайн-игра «Empire»Преврати свой маленький замок в могущественную крепость и стань правителем величайшего королевства в игре Goodgame Empire. Строй свою собственную империю, расширяй ее и защищай от других игроков. Б
  • Photoshop onlineДля того чтоб отредактировать картинку совсем не обязательно иметь фотошоп на комьпьютере. Это можно сделать с помощью приложения online photoshop =)
  • Всегда под рукойаналогов нет ^_^ Позволяет вставить в профиль панель с произвольным Html-кодом. Можно разместить там банеры, счетчики и прочее
  • ОткрыткиПерерожденный каталог открыток на все случаи жизни

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Есть в звериной душе для любви уголок.

Понедельник, 18 Февраля 2013 г. 16:13 + в цитатник

Есть в звериной душе для любви уголок.

Цитата мастера *SHANGITA*

В стороне от дорог, в тёмной чаще лесной
Умирал от тоски старый волк в час ночной.
Его самка — волчица погибла от ран,
Угодила в поставленный кем-то капкан.

К ним злодейка-судьба повернулась хвостом,
Ничего не поделать, сталь крепче клыков.
Ничего не поделать ? Нет, как бы не так !
Тот, кто ставил капкан, для него — злейший враг !

А с врагами один может быть разговор —
Зуб за зуб, глаз за глаз ! Волк умён и хитёр.
В этой битве без правил есть вопрос — кто кого ?
Кровь за кровь ! Лишь один есть ответ для него !

Волк пошёл по следам, уничтожил собак,
Перерезал весь скот, в этом он был мастак.
Он от пули ушёл, не попался в капкан.
Он сумел отомстить и теперь умирал.

Много лет был он в стае своей вожаком,
Но вернулся туда, где когда-то щенком,
Он резвился на травке и выл на луну,
Где увидел впервые волчицу свою.

Видно волк понимал, — жизнь назад не вернуть,
Остаётся одно — только лечь и уснуть !
Есть в звериной душе для любви уголок.
Этот был однолюб. Дальше жить он не мог !

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация