Гипердинамический и гиподинамический синдромы


Гипердинамический синдром у дошкольников

Рекомендации родителям

Гипердинамический синдром (синдром дефицита внимания).

С каждым годом всё большему количеству детей ставится диагноз минимальной мозговой дисфункции (ММД). Гипердинамический синдром (синдром дефицита внимания) – одно из проявлений ММД. Рассмотрим, что обозначают данные термины.

Минимальная мозговая дисфункция (ММД) – это исход лёгкого органического поражения головного мозга. Характерными признаками ММД является повышенная возбудимость, эмоциональная неустойчивость, умеренно выраженные сенсомоторные и речевые нарушения, расстройство восприятия, повышенная отвлекаемость, трудности поведения, недостаточная сформированность навыков интеллектуальной деятельности, специфические трудности обучения.

Гипердинамический синдром у детей в основном выражается в нарушении концентрации внимания и повышенной неструктурированной активности. Начало расстройств в процессе развития таких детей возникает в первые 5 лет жизни. Причинами возникновения нарушений является повреждение центральной нервной системы ребёнка в результате воздействия на неё вредных факторов во время беременности, родов и в первые три года жизни. Острые и хронические заболевания, перенесённые матерью во время беременности и родов, инфекции, тяжёлый токсикоз (гестоз) 1 и 2 половины беременности, а также вредные привычки родителей и даже психологические стрессы – всё это вредные факторы, приводящие к нарушению развития ребёнка внутриутробно.

Во время родов может произойти повреждение центральной нервной системы (ЦНС) в результате механической травмы или гипоксии (недостатка кислорода) по причине слабости родовой деятельности матери, неправильного прохождения ребёнка через родовые пути или оперативных родов (кесарево сечение, родовспоможение). У таких детей в медицинской карте часто стоит диагноз ППЦНС – перинатальная энцефалопатия (повреждение центральной нервной системы), поставленный неврологом.

В первые несколько лет после рождения ребёнок беззащитен и легко восприимчив к неблагоприятным факторам (механические травмы, инфекции, неполноценное питание и другие). Тяжесть поражения может быть разной. Лёгкие нарушения могут исправиться в течение первого года жизни ребёнка, более выраженные сохраняются, и затем могут появиться в виде:

— нарушения активности внимания;

— лёгких неврологических синдромах;

— трудностей обучения в школе.

Гипердинамический синдром наблюдается у детей от рождения до 15 лет, но наиболее часто проявляет себя в дошкольном и младшем школьном возрасте. Наибольший процент гиперактивных детей отмечается в 5-10 лет. Пик проявлений приходится на 6-7 лет, а к 14-15 годам гиперактивность постепенно уменьшается. С точки зрения возрастной физиологии периоды 6-7 и 9-10 лет являются критическими для созревания мозговых структур. Второй пик симптомом гипердинамического синдрома совпадает с периодом полового развития – 13-15 лет. У детей с признаками гипердинамического синдрома после 14-15 лет наблюдается значительное улучшение состояния: снижается гиперактивность, повышается самоконтроль и регуляция поведения, но примерно у 6% детей наблюдаются осложнения в виде раннего алкогализма, наркомании, девиантного поведения. Поэтому чем раньше будет начато лечение ребёнка с гипердинамическим синдромом, тем благоприятней будет исход.

Так что же на самом деле происходит с ребёнком, которому поставили диагноз гипердинамический синдром?

По тем или иным причинам мозг ребёнка (как правило, новорожденного) получил слабые повреждения, то есть часть клеток мозга попросту не функционирует.

Нервные клетки, как известно, не восстанавливаются, но сразу же после травмы другие, здоровые нервные клетки начинают постепенно брать на себя функции потерпевших, то есть сразу же начинается процесс восстановления.

Одновременно идёт процесс нормального возрастного развития ребенка. Он учится сидеть, ходить, говорить и т.д. И на процесс восстановления, и на процесс нормального возрастного развития нужна энергия. Следовательно, с самого начала нервная система ребёнка с гипердинамическим синдромом работает с двойной нагрузкой.

При возникновении стрессовых ситуаций, длительного напряжения (например, тестирование в престижную гимназию) или после соматических заболеваний, у гипердинамического ребёнка может наступать ухудшение неврологического состояния, усиливаться нарушение поведения и проблемы с обучением. На всё вышеперечисленное тоже нужна энергия, и нервная система не справляется с этой возросшей нагрузкой.

В нервной системе есть два основных процесса – возбуждение и торможение. При гипердинамическом синдроме поражаются структуры, обеспечивающие процесс торможения. Именно поэтому у этих детей трудности с концентрацией, произвольным вниманием и регулированием своей активности.

При благополучном развитии событий рано или поздно функции всех поражённых клеток будут «разобраны» другими, здоровыми клетками, нужные связи восстановлены (обычно это происходит к 14-15 годам) и ребёнок (подросток) ничем более не отличается от своих здоровых сверстников.

Чем раньше установлен диагноз – гипердинамический синдром, тем лучше для ребёнка и его родителей.

Портрет ребенка с гипердинамическим синдромом

Такого ребёнка часто называют «живчиком», «вечным двигателем», неутомимым. Первое, что бросается в глаза при знакомстве с гипердинамическим ребёнком, это его чрезмерная по отношению к календарному возрасту и какая-то «бестолковая» подвижность. Будучи младенцем, такой ребёнок самым невероятным образом выпутывается из пелёнок. Оставить такого младенца на пеленальном столе невозможно даже на минуту с самых первых дней и недель его жизни.

Не всегда, но достаточно часто у гипердинамических детей наблюдаются те или иные нарушения сна.

Иногда наличие гипердинамического синдрома можно предположить у младенца, наблюдая за его активностью по отношению к игрушкам и другим предметам. Исследование предметов у гипердинамического младенца носит интенсивный, но крайне ненаправленный характер. То есть ребёнок отбрасывает игрушку прежде, чем исследует её свойства, тут же хватает другую только для того, чтобы через несколько секунд отбросить и её. Внимание такого младенца очень легко привлечь, но совершенно невозможно удержать.

Моторные навыки у гипердинамических детей развиваются в соответствии с возрастом, часто даже опережая возрастные показатели. Гипердинамические дети раньше других начинают держать голову, переворачиваться на живот, сидеть, вставать на ножки, ходить и т.д. Встав на ножки, малыш сразу побежит, опережая сам себя.

Никакие попытки вразумления на гипердинамических детей, как правило, не действуют. У них всё нормально с памятью и пониманием речи. Просто они не могут удержаться.

Довольно часто у гипердинамических детей наблюдаются различные нарушения речи, такое впечатление, что у них «каша во рту». Чаще всего их понимают только родители.

Гипердинамические дети с самого начала не ходят, а бегают. Когда говорят, много и бестолково размахивают руками, переминаются с ноги на ногу или подпрыгивают на месте.

Ещё одна особенность гипердинамических детей – они не учатся не только на чужих ошибках, но даже на своих.

Именно гипердинамические дети – это дети, которые теряются. Просто что-то привлекло внимание гипердинамического ребёнка, и он тут же забыл про родителей, про то, что ему велели стоять здесь и не сходить с этого места, и пошёл, пошёл, влекомый, словно магнитом, своим кратковременным, но всепоглощающим интересом.

Если говорить об эмоциональных особенностях, то гипердинамические дети, как правило, не злы. Они не способны долго вынашивать обиду или планы мести, не склонны к рассчитанной, целенаправленной агрессии. Все обиды они быстро забывают, вчерашний обидчик или обиженный сегодня у них – лучший друг. Но в запале драки, когда отказывают и без того слабые механизмы торможения, такие дети могут быть безотчётно жестоки и неостановимы. При общении с гипердинамическими детьми надо учитывать, что все их чувства достаточно поверхностны, лишены объёма и глубины. Познание, оценка чувств и состояния других людей – сложная аналитическая работа, требующая большого напряжения и концентрации внимания на другом человеке. А вот с концентрацией-то у гипердинамического ребёнка – большие проблемы! Поэтому не стоит ждать от такого ребёнка чудес понимания – лучше просто сказать ему о том, что именно вы сейчас испытываете.

Отношения со сверстниками у гипердинамических детей могут складываться по-разному, в зависимости от степени проявления синдрома. Почти всегда такие дети очень общительны, легко знакомятся как с детьми, так и со взрослыми. Однако, несмотря на общительность, гипердинамическому ребёнку редко удаётся построить длительные и глубокие дружеские отношения. Иногда гипердинамические дети избегают общества сверстников и любят возиться с детьми, младшими по возрасту.

Гипердинамический ребёнок любит шумные, подвижные игры. В сложные, тихие, ролевые игры или игры с правилами гипердинамический ребёнок играть не любит.

Практически все окружающие гипердинамического ребёнка люди (родители, учителя, даже одноклассники) пребывают в неизбывной уверенности, что ребёнок вполне может избавиться от всех проблем и недостатков, попросту «взяв себя в руки», «собравшись» и т.д. К сожалению, они ошибаются. Некоторое время каждый гипердинамический ребёнок будет пытаться соответствовать ожиданиям окружающих его людей, «напрягать волю», «следить за собой» и выполнять другие, столь же ценные советы. Постепенно, однако, и он, и другие, убеждаются в том, что никаких успехов все это не приносит. Более того, чем больше ребёнка стыдят и ругают, тем хуже у него идут дела. Нервная система гипердинамического ребёнка, и без того работающая с перегрузом, получает дополнительную нагрузку. Ребёнок живёт в состоянии непрерывного стресса. Главное для ребёнка с гипердинамическим синдромом — найти своё место в социуме, и когда оно найдено, то проявления синдрома резко идут на убыль.

Разумеется, вовсе не у каждого ребёнка с диагнозом «гипердинамический синдром» имеются все вышеперечисленные особенности поведения. Всё это может быть выражено слабее или сильнее, а что-то может отсутствовать вовсе. Представленный портрет – ярко выраженный гипердинамический синдром во всей его красе. В таком виде он встречается всего лишь у каждого четвёртого-пятого ребёнка с диагнозом «гипердинамический синдром».

Как определить, является ли Ваш ребёнок гиперактивным?

На что следует обратить внимание родителям, размышляющим на предмет наличия у ребёнка гипердинамического синдрома?

Во-первых, конечно на наличие неврологических диагнозов. В первую очередь это относится к диагнозам «ММД», «энцефалопатия», «синдром внутричерепной гипертензии». Если что-то из этого имеется (а тем более — все), то вероятность развития синдрома очень высока (до 90%).

Наличие неконтролируемой моторной активности.

Очень слабая (относительно возрастных норм) концентрация внимания. Ребёнок постоянно бросает одно дело и тут же начинает другое. Даже если он чем-то занят, его ничего не стоит отвлечь (особенно если это занятие – приготовление уроков).

Любые стойкие проявления нарушения сна.

Наличие в истории развития ребёнка логопедических проблем, задержки развития речи или её общего недоразвития (даже если на сегодняшний день ребёнок говорит абсолютно нормально).

Неумение приспособиться к дисциплинарным требованиям детского дошкольного заведения.

Быстрая «захлёбывающаяся» речь.

Повышенный травматизм и тенденция «влипать» во всякие истории и неприятности.

Наличие одного или нескольких тиков или моторных стереотипов (моргает, подкашливает, трёт нос, глаза, дёргает себя за волосы, упорно, «до мяса» грызёт ногти, обрывает заусенцы, постоянно крутит или мнёт что-то в пальцах, подскакивает на месте, крутит головой и т.д.).

Ночной или дневной энурез (непроизвольное мочеиспускание).

Поверхностная, иногда избыточная общительность. Ребёнок не всегда чувствует социальные границы и дистанции, которые вроде бы уже должен осознавать (по возрасту).

Предпочитает младших партнёров по играм.

Метеочувствительность. Состояние, настроение меняется в зависимости от времени года, суток.

Даже при небольшом стрессе или напряжении может наступить срыв.

Ни один из вышеназванных признаков не может служить абсолютным критерием достоверности наличия или отсутствия гипердинамического синдрома. Но, ещё раз просмотрев список, можно выписать на листочке номера тех особенностей, которые присутствуют у вашего ребёнка. Если набралось 4-5 и более – скорее всего, синдром имеется.

Что делать родителям дошкольника, если у него гипердинамический синдром (синдром дефицита внимания).

В первую очередь необходимо установить причину гиперактивности, проконсультироваться со специалистами. Для этого необходимо посетить невролога, психоневролога или психолога. Если врач – невролог назначает курс лекарств, массаж, особый режим, необходимо строго соблюдать его рекомендации.

Во — вторых, гипердинамическому ребёнку как воздух нужен жёсткий режим дня (например – если каждый день в 8 часов вечера зажигается зелёный ночник, на столике появляется стакан кефира и печенье, принимается душ, читается сказка, а потом – все, без вариантов, только спать, и никаких послаблений, никаких «пришли гости» или «интересное кино», то постепенно мозг ребёнка вырабатывает что-то вроде условного рефлекса и тогда, ребёнок спокойно засыпает).

Для сохранения эмоционального равновесия необходимо избегать по возможности скопления людей. Пребывание в крупных магазинах, на рынках, в ресторане и т.п. оказывает на ребенка чрезмерное стимулирующее воздействие. «Утихомирить» ребёнка с гипердинамическим синдромом после посещения вышеперечисленных мест бывает крайне сложно.

В своих отношениях с ребёнком родители должны придерживаться «позитивной модели». Хвалить его в каждом случае, когда он это заслужил, подчёркивать его успехи. Это поможет укрепить уверенность ребёнка в собственных силах.

Не превышать нагрузок. В последние годы всё более модным становится отдавать совсем маленьких детей в обучающие центры, в которых детей учат всему понемногу.

Если в семье растёт гипердинамический ребёнок, то правильной политикой по отношению к дошкольным занятиям, будет следущая:

1. Не стоит отдавать ребёнка до шести лет в группы, где обучение строится по «школьному» типу, то есть дети во время занятий должны сидеть за партами или столами, поднимать руки, отвечать по очереди, писать в тетрадях, выполнять задания, требующие большой усидчивости и концентрации внимания.

2. Вполне допустимо и уместно организовать занятия ребёнка дошкольника в группах, где всё проходит в игровой обстановке, где во время занятия дети могут свободно перемещаться по комнате, стоять, сидеть, прыгать, отвечать по желанию и т.д.

3. Если проявления гипердинамического синдрома очень сильны (ребёнок- «катастрофа»), то до шести лет можно обойтись без дополнительных обучающих занятий, ограничившись тем, что дают в садике. У нервной системы ребёнка и так много забот. Как-нибудь он обойдётся пока и без дополнительных нагрузок.

4. Если ребёнок попал-таки в обучающий центр, в котором он явно неуместен, начались проблемы, не доводите ситуацию до критической точки. Быстро забирайте его оттуда. И ни в коем случае не качайте права перед администрацией или родителями (иначе потом возникнет соблазн разрядиться на ребёнке, как на непосредственной причине ваших неприятностей). Объясните ребёнку, что он, может быть, ещё мал для таких занятий и что вы будете искать то, что ему больше подходит. Или вернётесь к занятиям на следующий год, когда он подрастёт.

Как же вести себя с гипердинамическим ребёнком, если родители остро ощущают потребность в развитии своего дитя в домашних условиях?

Есть несколько простых правил, которые помогут сберечь значимое количество родительских и детских нервных клеток:

1. Не пытайтесь усадить своего ребёнка на определённое место. Для занятий с младшим дошкольником вполне подходит почти любое пространство – ковёр в детской, диван в гостиной, кухонный стол, двор и ванная комната. Если ребёнок очень подвижный, то во время занятий он может ходить, ползать или даже бегать (правда, в последнем случае вам придётся бежать рядом с ним). Именно в движении гипердинамический ребёнок легче усваивает информацию. Фиксация позы требует слишком большого напряжения. На занятия просто не останется сил.

2. Занятия должны быть очень короткими (не более 10 минут). Если время концентрации ребёнка две минуты, не отчаивайтесь, а начинайте с двух минут. Эти две минуты могут повторяться каждый час. Через некоторое время концентрация увеличится до трёх, а потом и до 5 минут.

3. Решите заранее, чем именно вы будете заниматься сегодня, подготовьте все игрушки или другие пособия, которые понадобятся вам для занятия. Соображать «по ходу дела» недопустимо. Слишком велик дефицит внимания и слаба концентрация у ребенка.

4. По возможности приучайте ребёнка к регулярности занятий. Старайтесь не пропускать их. Пусть они будут совсем коротенькими (например, пять минут), но зато каждый день по три раза. Для гипердинамического ребёнка это куда лучше, чем по полчаса два раза в неделю.

5. Не слишком гоняйтесь за суперсовременными системами. Играйте с ребёнком в древние и мудрые «развивательные» игры типа: «Что грузили на пароход?», «Что хотите, то берите, «да» и «нет» не говорите, чёрного и белого не называйте, о красном не вспоминайте…Вы поедете на бал?» Эти игры хороши тем, что вовсе не требуют усаживания ребёнка за стол. В них можно играть, моя посуду, стирая бельё или по дороге в садик и магазин. К тому же они комплексные, и например, последняя из названных игр развивает сразу: а) произвольное внимание; б) словарный запас; в) навык поиска синонимов и антонимов; г) умение строить вопросы; д) логическое мышление.

6. Если ребёнок совершенно не слушает, когда ему читают книжки, возможны два пути:

Первый – банальный подкуп. Вы ставите будильник на некое (очень короткое) время, например на 5 минут, и говорите ребёнку: «Сейчас мы будет читать сказку про Машеньку. Я читаю, ты слушаешь. Когда прозвонит будильник, всё кончится». Большинство маленьких детей бывает очень заинтриговано звонящим будильником. Ребёнок с нетерпением ждёт, когда же будильник зазвонит, концентрируя на нем всё имеющееся внимание и стараясь не пропустить этот момент. Вы читаете сказку. Будильник звонит. Вы его выключаете, а ребёнку говорите: «Ты молодец. Ты хорошо слушал. На тебе печенье. Вечером почитаем ещё». Время, отведённое на прочитывание книги, необходимо увеличивать по две-три минуты в неделю. Пятнадцать минут кряду слушать одну книжку – это очень хорошее время для гипердинамического дошкольника, который недавно вообще чтение слушать отказывался.

Второй путь более сложный. Здесь вам понадобится изрядная доля фантазии. Для начала надо взять лист бумаги и нарисовать на нем небольшую историю. Лучше, если рисовать всё на глазах у ребёнка. Сопроводительная история тоже рождается у него на глазах. Ребёнок наверняка заинтересован и жаждет продолжения. После нескольких рисованных историй (допустим, спустя неделю) наступает время рассказов по чужим картинкам (комиксов). Но текст по-прежнему ваш. Когда ребёнок привык и к этому, можно переходить к настоящим книгам. Только в них должно быть много картинок, чтобы ребёнок ощущал преемственность способа передачи информации.

7. Родителям во время занятий необходимо ориентироваться на состояние ребёнка. У гипердинамических детей бывают «плохие дни», когда они буквально всё забывают и как будто бы теряют приобретённые навыки и знания. Ругать или стыдить ребёнка в это время, по меньшей мере, неуместно. Отметьте: «Сегодня у тебя это не слишком получается. Ничего страшного. Сейчас мы поиграем, а к этому вернёмся в следующий раз». Ребёнок будет благодарен вам за понимание, и в следующий раз, когда сможет, постарается вас порадовать. Если вы будете «нажимать», стыдить, заставлять, то результат будет прямо обратным. Ребёнок «уйдёт в отказ», и на все ваши занятия ляжет отпечаток негативизма.

Родителям необходимо помнить, что всем детям дошкольного возраста свойственно много двигаться. Дошкольникам с гипердинамическим синдромом движение нужно как воздух. Ни в коем случае не следует ограничивать подвижность ребёнка. Гипердинамического ребёнка нельзя наказывать, ставя в угол или сажая на диван, говоря: «Стой (сиди) тут и не шевелись!» Если наказание, с вашей точки зрения необходимо, то придумайте какой-нибудь другой способ. Очень желательно, чтобы в квартире, где растёт гипердинамический ребёнок, были какие-нибудь снаряды, на которых можно полазить, повисеть, покувыркаться. Самый простейший спортивный комплекс (в дверном проёме можно повесить перекладину с убирающимися кольцами и канатом) не только позволит ребёнку «разряжаться» доступным и неразрушительным для семьи способом, но и разовьёт силу, ловкость, гибкость, координацию движений и, в конечном счёте, уменьшить склонность к травматизму, характерную для гипердинамического ребёнка. Если есть возможность и желание ребёнка, то очень полезными могут оказаться занятия в каких-либо кружках или секциях. Подойдут те кружки и секции, в структуру занятий которых входит движение в большом количестве. Очень конструктивными будут кружок народного танца, театральная студия, занятия гимнастикой, бегом или плаванием. Главное, как бы ни был хорош, престижен и полезен кружок, чтобы вашему ребёнку понравился руководитель. Ходить в кружок, потому что «надо» или «полезно», гипердинамический ребёнок не будет. А родителям не следует его принуждать.

Воспитывая гиперактивного ребёнка, необходимо более пристальное внимание уделять его питанию. От него зависит многое. В некоторых случаях питание может стать причиной развития синдрома, а в других усугубить течение болезни. В частности, если заболевание вызвано употреблением пищевых добавок, таких как красители и консерванты, то исключение их из питания приводит к значительному улучшению здоровья ребёнка. Особенно опасными считаются красный искусственный краситель эритрозин и оранжевый – тартрацин. Они встречаются в некоторых видах соков, соусах, газированных напитках. В любом случае их надо исключить из питания ребёнка с гипердинамическим синдромом, даже если причина заболевания никакого отношения к питанию не имеет (например, при родовых травмах и пр.), так же, как исключить консерванты, ароматизаторы, пищу, богатую углеводами. Вообще же питание детей с гипердинамическим синдромом должно преимущественно состоять из овощей и салатов, приготовленных с растительными маслами. Рекомендуются следующие продукты:

  • овощи — горошек, морковь, соя, цветная капуста, краснокочанная и белокочанная капуста, шпинат, брокколи, огурцы;
  • салат листовой;
  • фрукты – яблоки, груши, бананы;
  • гарнир – картофель, лапша из грубого помола, нешлифованный рис;
  • зерновые – пшеница, рожь, ячмень, просо;
  • хлеб – пшеничный и ржаной;
  • жиры – кисломолочное масло, растительные масла;
  • мясо – говядина, телятина, птица, рыба, баранина (1-2 раза в неделю);
  • напитки – неподслащённый чай, негазированная вода с содержанием натрия около 50 мг/кг;
  • приправы – йодированная соль.

Как подготовить гиперактивного ребёнка к школе?

В жизни каждого дошкольника наступает ответственный момент — шесть лет, последний год перед школой. Что же делать родителям гипердинамического ребёнка, чтобы положительно миновать этот этап?

В первую очередь, надо определиться с целями и задачами. Они такие:

  1. Не выработать у ребёнка стойкого отвращения к процессу обучения ещё до начала самого обучения.
  2. Выяснить, какие конкретно имеются слабые места в познавательных процессах ребёнка (слуховая память, логическое мышление, образное мышление и т.д.).
  3. Подготовить ребёнка к поступлению в школу и обучению в первом классе.
  4. Сформировать у ребёнка положительную самооценку и позитивный настрой на грядущее обучение.


Как всё это можно сделать?

Во-первых, совершенно недопустимо отдавать гипердинамического ребёнка в школу, если ему ещё не исполнилось семь лет. Ребёнок может быть очень развитым интеллектуально, но психофизически он ещё не готов к ситуации школьного обучения. Не сразу, но это обязательно проявится.

Во-вторых, в год перед школой (но не раньше) гипердинамическому ребёнку обязательно нужны курсы по подготовке к школе. Идеальный вариант – курсы в той самой школе, в которую ребёнок пойдёт на следующий год. Посещая школу во время подготовительных занятий, ребёнок знакомится с пространственной организацией школы, с её раздевалкой, этажами, классами и коридорами, с практикой сидения за партой, поднимания руки при ответе и т.п. Придя в школу на следующий год, ребёнок входит уже в знакомое ему помещение. Для гипердинамического ребёнка сего ограниченным адаптационным запасом это очень позитивная практика. Если в школе нет подготовительных курсов, то подойдут курсы в любых других местах.

Кроме того, в предшествующий поступлению в школу год с гипердинамическим ребёнком нужно заниматься дома. Никакие курсы и подготовительные занятия не исчерпают проблему формирования школьной зрелости у гиперактивного ребёнка. Ему, безусловно, нужен индивидуальный подход. Это как раз и могут сделать родители. Для этого необходимо:

Во-первых, определить, когда именно у ребенка наступает период наибольшей работоспособности. Необходимо помнить, что у гипердинамических детей из-за особенностей их нервной системы бывают не только «плохие дни», но и «плохие часы». Заставлять ребёнка делать в это время то, что и так даётся ему значительным трудом (например, писать слова), значит понапрасну губить его и свои нервные клетки.

Во-вторых, ритуал занятий. Гипердинамическому ребёнку необходима дисциплина пространства. Необходимо выделить для ребёнка постоянное место для приготовления «уроков» и для занятий с ним. Это место должно быть правильно организованно. Стол и стул должен быть адекватной высоты – ноги стоят на полу всей ступнёй, колени согнуты под углом в 90 градусов (иначе ребёнок будет болтать ногами, вертеться и сидеть на стуле, подложив под зад одну ногу, что приведёт к искривлению позвоночника). Свет должен падать слева и быть умеренно ярким. На столе или парте категорически не должно быть лишних вещей (иначе ребёнок будет просто с ними играть, позабыв обо всех занятиях). Нельзя ставить стол гипердинамического ребёнка так, чтобы он мог прямо из-за стола смотреть в окно. Все вещи, необходимые для занятий (ручка, тетради, карандаши и т.д.), должны быть аккуратно разложены по своим местам, выглядеть красиво и привлекательно. Первое время (оно может растянуться) следить за всем этим придётся родителям.

В-третьих, правильная последовательность в выполнении заданий. Начинать работу с гипердинамическим ребёнком нужно с самого лёгкого задания, с того, которое у него обязательно получится. Можно начать с повторения уже пройденного и известного. Дальше нужно переходить к более сложным заданиям, достигая максимального уровня сложности приблизительно к середине занятия. В это время сосредоточенность ребёнка на процессе максимальна, он может работать в полную силу своих интеллектуальных возможностей. Далее внимание и способность к концентрации идёт на спад. Вместе с ними идёт на спад и трудность предлагаемых ребёнку задач. Заканчивать нужно опять чем-нибудь лёгким, с чем уставший ребёнок справится. Под конец можно повторить что-нибудь из уже известного. Тогда у ребенка останется ощущение успешности всего занятия в целом.

Каждая мама обязана знать:  Народное мнение Привязанность и семья в жизни приемного ребенка

Текст книги «Психопатология детского возраста»

Это произведение, предположительно, находится в статусе ‘public domain’. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Галина Гуровец

Жанр: Прочая образовательная литература, Наука и Образование

Текущая страница: 8 (всего у книги 28 страниц)

2. Гипердинамический синдром

Гипердинамический синдром (синдром двигательной расторможенности), который обозначается также синдром гиперактивности, встречается в возрастном периоде от 1,5 до 15 лет, однако наиболее выражено проявляется в дошкольном возрасте. Основными компонентами гипердинамического синдрома считаются: общее двигательное беспокойство, неусидчивость, обилие лишних движений, недостаточная целенаправленность и, часто, импульсивность поступков, нарушение концентрации активного внимания. В ряде случаев наблюдаются: агрессивность, негативизм, раздражительность, взрывчатость, склонность к колебаниям настроения. В школьном возрасте постоянно отмечаются нарушения школьной адаптации, часто наблюдаются затруднения в усвоении знаний, в овладении навыками письма и чтения, нарушения пространственного синтеза (Л.Т. Журба, Е.М. Мас-тюкова, 1980).

Поведение детей характеризуется стремлением к постоянным движениям, крайней неусидчивостью. Они беспрерывно бегают, прыгают, то ненадолго садятся, то вскакивают, трогают и берут в руки предметы, попадающие в их поле зрения, задают много вопросов, часто не слушают на них ответы. Их внимание привлекается на короткое время, что крайне затрудняет проведение воспитательной работы с ними. В связи с повышенной двигательной активностью и общей возбудимостью дети легко вступают в конфликтные ситуации со сверстниками и воспитателями или педагогом из-за нарушения режима дня, при выполнении классных заданий и т. п.

Гипердинамический синдром наиболее часто встречается при отдаленных последствиях ранних органических поражений головного мозга, что послужило его отождествлению с так называемым синдромом «минимальной мозговой дисфункции» (ММД). Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что гипердинамический синдром формируется на фоне ММД и может сочетаться и с другими синдромами, являющимися следствием раннего повреждения мозга. На это указывают сведения в анамнезе детей, родители которых обращаются за специализированной помощью. В группе риска выявляется патология внутриутробного периода, досрочные роды, родовая травма и асфиксия новорожденных, перенесенные заболевания в первые годы жизни. Изменения в состоянии головного мозга подтверждаются на ЭЭГ и ЭХОграмме. В этих случаях гипердинамический синдром входит в структуру психоорганического дефекта, сочетаясь с расстройствами высших психических функций (гнозис, праксис, пространственной ориентировки), интеллектуальными, церебрастеническими и психопатоподобными нарушениями (Ю.И. Баршнев, Е.М. Белоусова, 1994).

Приведем следующий пример выписки из истории болезни Вовы, 6 лет, родители которого обратились за медико-педагогической помощью в связи с трудным поведением мальчика.

Со слов матери стало известно, что мальчик от первой беременности, протекавшей с токсикозом. Мать несколько раз находилась в больнице для сохранения беременности. Роды у матери наступили в срок, длительные с акушерской помощью. Ребенок родился в асфиксии. Грудь взял сразу, но сосал слабо. Все этапы физического развития в пределах возрастной нормы, несколько запаздывало речевое развитие. Мальчик часто болел простудными заболеваниями. В детский сад для детей с нарушениями речи Вова пришел в 3,5 года и сразу обратил на себя внимание своей неусидчивостью, двигательным беспокойством, неумением играть с игрушками. Все дети играют, Вова тоже принимает участие в игре, но занятие ему быстро надоедает. Мальчик начинает мешать окружающим, ломать постройки. Если дети рисуют, то он мешает им, зачеркивает рисунки, забирает карандаши и т. п. (из характеристики воспитателя). Постоянно возникает конфликтная ситуация. Дети обижаются, шумят, иногда возникает драка между ними (элементы агрессии). Посадив мальчика за стол, педагог работает с ним одним, все остальные дети занимаются своим делом. Конфликты в группе становятся все чаще, что привело мать с мальчиком на консультацию к врачу-психоневрологу, психологу и дефектологу.

При осмотре: мальчик пониженного питания, бледный, развитая сосудистая сеть под кожей у висков. В неврологическом статусе: недостаточное отведение правого глазного яблока, несколько сглажена носогубная складка справа, движение артикуляционной мускулатуры выполняется недостаточно, кончик языка отклоняется влево. Сухожильные рефлексы оживлены, симптом Бабинского справа. Мелкая моторика не сформирована. На основании проведенного неврологического обследования можно говорить о минимальной мозговой дисфункции.

При обследовании в кабинете дефектолога: мальчик беспокоен, задает много вопросов, рассматривает все предметы и игрушки на столе, внимание неустойчивое, быстро истощаемое. Обследуемый ничем не заинтересовывается, ходит по кабинету, не учитывает дистанцию, называет врача и педагога на «ты». На вопросы отвечает пространно, но легко сбивается и переходит на другую тему. Словарный запас достаточный, фразовая речь распространенная. Запас общих сведений ниже возрастной нормы.

На ЭХОграмме выявляется расширение боковых желудочков, что указывает на гипертензию. На диске глазного дна видны извитые узкие кровеносные сосуды. Выявленные данные указывают на минимальную мозговую дисфункцию (ММД) и гипертензионный синдром.

В данном случае гиперактивность сочетается с нестойкостью активного внимания и является следствием органического поражения центральной нервной системы в виде ММД и гипертензионного синдрома. Мальчик нуждается в лечебных мероприятиях по нормализации внутричерепного давления и общеукрепляющему лечению, в дальнейшем наблюдении и особых условиях обучения. Проведена беседа с педагогом и матерью о формах воспитания ребенка, организации учебной деятельности, соблюдения режима дня.

Можно провести дифференциальную диагностику между детьми с разными формами нарушенной активности (табл. 1).

Сравнительная характеристика гипоактивных (пассивных) и гиперактивных детей

Выраженная общая двигательная расторможенность и недостаточная концентрация активного внимания, могут входить в структуру невротических расстройств, сопутствовать детям с выраженной интеллектуальной недостаточностью, входить в структуру пограничных состояний.

Приведенные данные показывают отрицательное влияние гипердинамического синдрома с расстройством внимания на дальнейшее интеллектуальное развитие ребенка. Педагогам дошкольных учреждений необходимо знать и правильно оценивать эти состояния, чтобы вовремя посоветовать родителям о необходимости специализированной консультации для оказания медицинской и педагогической помощи.

В условиях школьного обучения дети с гипердинамическим синдромом представляют собой значительные трудности по поведению. Они не могут спокойно высидеть весь урок. Через 10–15 мин они начинают отвлекаться и мешать соседу по парте, что-то искать в сумке, залезать под парту в поисках упавшей ручки или тетради. На замечания педагога дают аффективную реакцию, которая проявляется шумом, выкриками, разбросом учебников и тетрадей, заканчивается слезами, бурными всхлипываниями, уходом из класса. Учитель делает замечания в дневнике, приглашает родителей на собеседование. Педагог должен правильно оценить состояние ребенка и найти к нему особый подход. В случае необходимости дать совет родителям о консультации ребенка у психоневролога. Советы врача родителям и педагогу могут состоять в следующем: создание спокойной психологической обстановки дома и в классе, не доводить до конфликтной ситуации, соблюдать режим дня; учить управлять собой; не торопить с ответом; не допускать переутомления и избыточных впечатлений, хвалить ребенка в случаях доведения работы до конца. Таким детям необходимо рекомендовать заниматься спортом, различными видами творчества, что вырабатывает усидчивость и силу воли.

В конфликтных случаях результатом неправильного общения возможны варианты ухода ребенка из школы, хождение по улицам, знакомство с подобными ему детьми. Все это может быть переходным моментом к формированию следующего синдрома, который мы рассмотрим дальше.

Вопросы для самостоятельной работы:

1. Значение возрастного фактора для возникновения гипердинамического синдрома.

2. Причины возникновения гипердинамического синдрома (синдрома гиперактивности).

3. Назовите различия синдрома минимальной мозговой дисфункции и гипердинамического синдрома.

4. Особенности проявления гипердинамического синдрома с нарушением внимания в дошкольном возрасте.

5. Причины возникновения и особенности проявления гипердинамического синдрома в школьном возрасте.

6. Медицинские и педагогические мероприятия при гипердинамическом синдроме.

7. Объясните приемы профилактики синдрома гиперактивности.

3. Синдром уходов из дома и бродяжничества (дромомания)

Синдром уходов из дома и бродяжничества наблюдается в возрасте от 7 до 17 лет и выражается в повторяющихся уходах из дома, из дошкольных и школьных учреждений, из интернатов и сопровождается бродяжничеством. Причины формирования данного синдрома различны и обусловлены индивидуальными особенностями личности, факторами микросоциальной среды и принадлежностью данного синдрома к определенному заболеванию.

Выделяют несколько причин уходов из дома и бродяжничества.

К первой группе синдрома уходов из дома и бродяжничества относятся реактивные состояния, состояния эмансипации, сенсорной жажды.

Как показывают наблюдения многих авторов (М.И. Лапидес, 1964; Ф.И. Ивановой, 1972 и др.) у детей и подростков с чертами повышенной тормозимости в характере, обидчивых, сенситивных (чувствительных) первые уходы из дома в большинстве случаев связаны со сверхценными переживаниями обиды или ущемленного самолюбия (например, после физического наказания) и являются формой проявления реакции протеста, либо вызваны страхом наказания, тревогой по поводу предстоящей ответственности за тот или иной поступок, получением неудовлетворительной оценки.

Первые уходы у детей и подростков с преобладанием черт эмоционально-волевой неустойчивости, проявлениями психического инфантилизма часто обусловлены боязнью трудностей, связанных с учебой. Поэтому в этих случаях чаще встречаются уходы из школы, повторяющиеся прогулы, особенно в дни трудных занятий, а также уходы, связанные с переменой учебного заведения, появлением нового, более требовательного педагога и т. п.

Синдромы уходов из дому и бродяжничество, обусловленные эмансипацией. У подростков, особенно с преобладанием неустойчивых и чувствительных черт характера, первые уходы могут быть выражением свойственных данному возрасту личностных реакций эмансипации (А.Е. Личко, 1977), в основе которых лежит стремление освободиться от излишней опеки родителей и воспитателей, выйти из-под контроля.

Иногда первые уходы и побеги у подростков с истероидными чертами личности носят характер демонстративного поведения, связанного со стремлением привлечь к себе внимание, вызвать жалость и сочувствие, добиться удовлетворения каких-либо желаний. Все перечисленные варианты уходов или побегов можно назвать реактивными.

Одной из причин уходов из дома и бродяжничества у детей и подростков с выраженной эмоционально-волевой неустойчивостью и с непреодолимыми влечениями, является «сенсорная жажда», т. е. особая потребность в новых, постоянно меняющихся впечатлениях, а также с усиленным стремлением к удовольствиям и развлечениям (Г.Е. Сухарева).

Непосредственно ситуационными факторами, приводящими к появлению уходов, могут быть случайно услышанные от окружающих сообщения о каком-либо происшествии, которое произошло недалеко (пожар, драка и другие события), телевизионная передача или кинофильм определенного содержания, предложение товарища пойти в кино и т. п.

К этому типу уходов близко примыкают уходы, связанные с жаждой приключений, свойственных детям препубертатного возраста и подросткам, особенно с неустойчивыми чертами характера. В этом случае дети и подростки нередко убегают из дома вдвоем или даже небольшой группой, могут уезжать на большие расстояния с целью побывать в каком-то городе, отыскать спрятанный клад. В этих случаях побегу предшествует серьезная подготовка – приобретение необходимого снаряжения, заготовка продуктов.

В ряде случаев уходы из дому и бродяжничество обусловлены желанием освободиться от родительского строгого режима. Такое поведение называют эмансипацией. Многие молодые люди, уйдя из дому, легко попадают под влияние различных асоциальных групп и сект, из пут которых бывает очень трудно вырваться.

Значительно реже первые уходы из дома возникают без определенных понятных мотивов и имеют различные варианты. В ряде случаев уходы из дому обусловлены изменением настроения дисфорического характера и появлением острого стремления к освобождению от стесняющего режима, к перемене обстановки. Такие явления наблюдаются у детей с остаточными явлениями органического поражения центральной нервной системы с психопатоподобными состояниями при растормаживании влечений. В других случаях возникает неодолимое влечение к перемене мест. В этих случаях ребенок уходит один.

Ко второй группе уходов из дому и бродяжничества относятся безмотивные случаи, наблюдающиеся у больных шизофренией и эпилепсией. В ряде случаев уходы из дома связаны с сугубо психическими заболеваниями типа шизофрении и эпилепсии, при которых больные не знают причин уходов и объяснить их не могут, так называемые «беспричинные» или безмотивные уходы.

Независимо от характера первых уходов, за исключением варианта «безмотивных», сформированный синдром уходов выражается в более или менее стойком стремлении к бродяжничеству, при котором дети уходят одни, лишь на короткое время, вступая в случайные, иногда вынужденные контакты. Во время своих блужданий, нередко многодневных, они бесцельно ездят на транспорте, заходят в любые общественные места, подолгу не испытывая усталости, голода, жажды, ночуя в случайных местах – на чердаках, в подвалах, подъездах. Слабая выраженность этих чувств указывает на то, что развитый синдром уходов и бродяжничества тесно связан с патологией влечений (В.В. Ковалев). По мере повторения уходов появляются те или иные формы асоциального поведения, связанные чаще с необходимостью приобретения продуктов питания: мелкое воровство, попрошайничество. Со временем присоединяются правонарушения, обусловленные влиянием подростков и взрослых с асоциальным поведением (хулиганские поступки, сексуальные действия, употребление алкогольных напитков и наркотиков и т. п.). В ряде случаев заостряются или формируются патологические черты характера: эмоционально-волевая неустойчивость, аффективная возбудимость, иногда – замкнутость и отгороженность от окружающих.

Синдром уходов из дому и бродяжничество нередко возникает у детей и подростков на фоне задержанного интеллектуального развития. В этих случаях первые уходы обычно связаны с боязнью нового (учителя, детей), страхом перед трудностями. В ряде случаев уходы из дома обусловлены подражанием (имитацией) поведению интеллектуально полноценных детей и подростков в связи с повышенной внушаемостью и подчиняемостью. Поэтому дети с отклонениями в умственном развитии вначале совершают уходы не в одиночку, а с другими детьми. Однако, со временем уходы и бродяжничество также приобретают привычный характер, а в дальнейшем могут становиться неодолимым, импульсивным влечением. Недостаточная критика и повышенная подчиняемость детей с отклонениями в умственном развитии способствуют быстрому возникновению у них асоциального поведения (воровство и сексуальная распущенность). Как пишет В.В. Ковалев, в связи с ведущей ролью изменений элементарной аффективности, тесно связанной с влечениями, происхождение синдрома уходов и бродяжничества рассматривается как выражение аффективного уровня нервно-психического реагирования, относительно близкого, к психомоторному уровню.

Педагогическая помощь в этих условиях должна состоять в постоянном наблюдении и внимании за детьми, добром отношении к ним. Педагог может читать рассказы о том, как тяжело жить детям вдали от дома, от родных и близких, каким трудностям они подвергаются.

Вопросы для самостоятельной работы:

1. В каком соотношении находятся уходы из дома и возраст?

2. Причины возникновения первых уходов из дома в школьном возрасте.

3. Что такое «бродяжничество» (дромомания) и в чем оно проявляется?

4. Каковы особенности уходов из дома у психически больных детей?

5. Особенности работы педагогов в случаях уходов детей из дома или школы.

6. Профилактические меры уходов из дома и бродяжничества.

4. Синдром страхов

Страх – чувство, связанное со стремлением избежать опасности, обусловленное инстинктом самосохранения в его оборонительной форме. У детей раннего возраста страх может быть вызван любым новым, внезапно появившимся объектом. Г.Е. Сухарева считала страхи защитной реакцией ребенка. Физиологическую основу страха, согласно учению И.П. Павлова, составляет пассивно-оборонительный рефлекс. Повышенная физиологическая и психологическая готовность детей к возникновению страхов обнаруживается в еще большей степени в условиях патологии, следствием чего является частота страхов в психопатологической структуре различных нервно-психических расстройств. В связи с этим важную задачу представляет разграничение страхов, наблюдающихся у здоровых детей, от страхов, имеющих психопатологический характер.

Если страхи наблюдаются у детей дошкольного возраста преимущественно в ночное время, их не следует рассматривать как болезненное состояние (А.И. Селецкий, 1987). Но если они сохраняют максимальную частоту, приобретают характер ведущего признака и после первого критического периода развития ребенка, когда активность и самостоятельность в значительной мере определяют всю его деятельность, то речь идет уже о неврозе страха и тревожного ожидания.

Признаками патологических страхов считаются их беспричинность или явное несоответствие выраженности страхов интенсивности вызвавшего их воздействия, длительность существования, склонность к генерализации, нарушение общего состояния (сна, аппетита, физического самочувствия) и поведения ребенка под влиянием страхов (Г.Е. Сухарева). Патологические страхи могут возникать в структуре различных синдромов, но нередко выступают как самостоятельные психопатологические образования, которые можно рассматривать как синдром страхов и относить к проявлениям преимущественно аффективного уровня нервно-психического реагирования. Возрастная незрелость детской психики затрудняет психопатологическую дифференциацию страхов.

Вместе с тем, условно выделяют пять основных групп синдрома страха в детском и подростковом возрасте:

• страхи со сверхценным содержанием;

• недифференцированные, бессодержательные страхи;

• страхи бредового характера;

Навязчивые страхи (фобии), по наблюдениям Т.П. Симеон, могут возникать у детей раннего возраста, только начинающих ходить, после испуга, связанного с падением и ушибом. В этих случаях может возникнуть навязчивый страх ходьбы, который тормозит дальнейшее закрепление нового навыка. Навязчивые страхи у детей отличаются конкретностью содержания, относительной простотой, более или менее отчетливой связью с содержанием психотравмирующей ситуацией.

Страхи и опасения у детей младшего возраста (страх высоты, заражения), возникающие после перенесенного испуга, еще не обладают всеми признаками навязчивости, в частности, они в большинстве случаев не сопровождаются осознанными переживаниями чуждости, чувством внутренней зависимости и активным стремлением к преодолению страхов. Вместе с тем их постоянство, возникающее вопреки желанию ребенка, позволяет считать такие страхи незавершенными. Дети сами рассказывают о своих страхах, пытаются от них избавиться, но не могут.

С возрастом тематика страхов изменяется. Так, у подростков могут встречаться навязчивые страхи покраснения, физических недостатков (прыщи на лице, недостаточно прямые ноги, особенности фигуры, излишняя полнота и т. п.). У школьников нередко возникают страхи несостоятельности той или иной деятельности: страх устных ответов в школе, страх речи у заикающихся (логофобия).

Навязчивые страхи чаще всего встречаются при неврозах и вяло текущей шизофрении, при которой страхи иногда с самого начала недостаточно четко связаны с конкретной психотравмирующей ситуацией, бывают необычны, вычурны, не поддаются критике. В дальнейшем навязчивые страхи при шизофрении могут трансформироваться в бредовые идеи, чаще в ипохондрические, и бред воздействия.

Сверхценные страхи у детей и подростков могут наблюдаться при навязчивых и невротических состояниях. Так, при невротических страхах у детей дошкольного и младшего школьного возраста преобладают страхи темноты, одиночества и страхи, связанные с живыми объектами, вызвавшими испуг ребенка (различные животные, «черный дядька» и др.). В этих случаях ребенок убежден в обоснованности этих страхов и не пытается их преодолевать в отличие от навязчивых страхов.

Как пишет В.В. Ковалев, при невротических страхах страх неразрывно связан с образным представлением темноты (в виде различных устрашающих объектов, которые могут в ней скрываться), одиночества (т. е. мнимых опасностей, которые подстерегают его в отсутствии родителей), представлениями о тех или иных напугавших ребенка животных или людях. Такие представления преобладают в сознании, сопровождаются тревогой, сводят к минимуму действие успокаивающих разговоров окружающих, т. е. приобретают сверхценный характер.

Сочетание страхов сверхценного содержания с личностью проявляется в том, что они возникают обычно у детей с тревожно-мнительными чертами характера, психическим инфантилизмом, невропатией, которым свойственны повышенная боязливость и тревожность. Этот страх может распространяться на целую группу вещей или животных, вызвавших первоначальную реакцию, и сохраняться на длительный срок.

Своеобразную разновидность сверхценных страхов у детей в возрасте 7–9 лет представляет так называемый страх школы, связанный со школьной ситуацией, страх неуспеваемости, наказания за нарушение дисциплины, страх перед строгим учителем (дидактогения) и т. п. Страх школы может быть источником упорных отказов от ее посещения и явлений школьной дезадаптации.

В препубертатном возрасте (10–11 лет) в высказываниях детей при сверхценных страхах на первый план выступают страхи за жизнь и здоровье как свое, так и ближайших родственников. Дети боятся, что на них нападут бандиты, особенно, когда они остаются одни дома, испытывают страх смерти от удушья, от остановки сердца и т. п. Страхи сверхценного содержания возникают в виде приступов, не переживаются как чуждые, болезненные, отсутствует стремление к их преодолению, сопровождаются сомато-вегетативными расстройствами, что отличает их от навязчивых состояний.

В пубертатном возрасте страхи сверхценного содержания чаще встречается в форме ипохондрических опасений, которые сопровождаются не только выраженными вегетативными нарушениями, но и сенестопатиями (ощущениями сдавливания, распирания, жжения, покалывания в разных частях тела).

Психопатологические недифференцированные, бессодержательные страхи характеризуются переживанием неопределенной угрозы жизни в сочетании с общим двигательным беспокойством и разнообразными вегетативными нарушениями (тахикардия, покраснение лица, потливость) и неприятные соматические ощущения (сдавливание и замирание в области сердца, приливами крови к лицу, спазмами в области живота и др.). Больной не связывает своих ощущений с психотравмирующей ситуацией, не может рассказать о своих переживаниях, но повторяет слова «страшно» или «боюсь». У детей школьного и подросткового возраста это страх смерти вообще или от какой-либо конкретной причины проявляется в высказываниях: «боюсь задохнуться», «сердце сейчас остановится» и др. Такие страхи могут носить приступообразный характер и наблюдаться при неврозах и вяло текущей шизофрении.

Страхи бредового характера отличаются переживаниями скрытой угрозы со стороны людей и животных, сопровождаются постоянной тревогой, настороженностью, подозрительностью. В действиях окружающих они предполагают угрозу для себя. Тематика бредовых страхов зависит от возраста ребенка. Дети младшего возраста боятся одиночества, теней за окном, ветра, шума воды, разнообразных бытовых звуков (водопроводных кранов, электрической лампочки, холодильника и др.), незнакомых людей, персонажей из детских книг, телевизионных передач. Дети прячутся от воображаемых объектов.

У детей школьного возраста бредовые страхи приобретают более отвлеченный характер, нередко сопровождающиеся обманами восприятия (иллюзиями). Соответственно меняется поведение ребенка. Такие страхи с возрастом приобретают характер бредовых страхов, которые не удается снять убеждением. Бредовые страхи наблюдаются при различном течении шизофрении (В.В. Ковалев).


Ночные страхи – это сборная группа состояний страха, общими признаками которых являются возникновение во время ночного сна и наличие той или иной степени измененного сознания (чаще типа рудиментарного сумеречного расстройства сознания). Наблюдаются ночные страхи в дошкольном или младшем школьном возрасте, причем у мальчиков вдвое чаще, чем у девочек. Ночные страхи выражаются в том, что ребенок во время сна становится беспокойным, испытывает сильный страх, кричит, произносит отдельные слова:

«боюсь, прогони его, он хватает меня» и т. п., которые указывают на наличие устрашающих переживаний типа сновидений. В этих случаях ребенок зовет мать, хотя не узнает ее и не отвечает на ее вопросы, а утром при пробуждении ничего не помнит о случившемся или дает отрывочные сведения о страшном сне, который ему снился.

Ночные страхи могут возникать почти каждую ночь или с большими интервалами. В некоторых случаях им свойственна определенная периодичность. По мнению многих авторов (А.И. Селецкий, 1987; Н.М. Жариков, 1989; В.Н. Мамцева, 1991; А.И. Захаров, 1998 и др.) ночные страхи относятся в основном к невротическим состояниям, но в ряде случаев они носят эпилептоидный характер, что требует тщательного наблюдения и обследования ребенка.

Ночные страхи могут сочетаться со снохождением (сомнамбулизмомсноговорением, характер которых часто имеет эпилептическую основу.

Наличие страхов у детей, посещающих дошкольные учреждения, должны вызывать обеспокоенность, необходимость собеседования, успокоения, совместной проверки комнаты, в которой спит ребенок. Воспитатели и родители должны знать, что перед сном нельзя рассказывать страшные сказки, пугать детей:

– необходимо создать обстановку, чтобы ребенок мог рассказать, что его тревожит;

– зарисовать видение («страшилище») и порвать рисунок, как бы изгоняя его;

– не фиксировать внимание на том, что пугает ребенка;

– в присутствии ребенка не стоит говорить о боязни собак, о различных заболеваниях;

– расширять круг интересов ребенка и запас знаний, читать книги или рассказывать о геройских поступках детей и подростков.

Вопросы для самостоятельной работы:

1. Расскажите об особенностях проявления страхов в детском возрасте. Чем страх отличается от тревоги?

2. Какую роль играют страхи в жизни человека? Когда страхи полезны, а когда – губительны?

3. Как вы себе представляете возникновение страха? С какими эмоциями может взаимодействовать страх?

4. Объясните значение возраста для возникновения страхов.

5. Назовите различные формы страхов.

6. Чем характеризуются навязчивые страхи?

7. Какие особенности страхов со сверхценным содержанием?

8. Какие страхи называются «бессодержательными»?

9. Чем отличаются страхи бредового характера?

10. Как проявляются «ночные страхи»?

11. Медицинская и педагогическая помощь при страхах в детском возрасте. Какие задания педагог может предложить ребенку для преодоления чувства страха?

12. Назовите профилактические мероприятия при детских страхах.

Это произведение, предположительно, находится в статусе ‘public domain’. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Гипердинамический и гиподинамический синдромы

В любой группе детского сада или в школьном классе встречаются дети, которые просто не могут долго сидеть на одном месте, молчать, подчиняться инструкциям взрослых. Они постоянно ёрзают на стуле или даже вскакивают и бегут куда-то, например, посмотреть, какая машина проехала за окном, что-то по пути задевают, опрокидывают, роняют, кого-то толкают. Эти дети, как правило, чрезмерно разговорчивы, могут своей болтовнёй вывести из терпения даже очень терпеливую воспитательницу, то и дело вмешиваются в разговоры старших, задают множество вопросов и ни на один не дослушивают ответа. Мгновенно обижаются и так же легко забывают о своих обидах. На замечания не реагируют или возбуждаются ещё больше. О таком малыше говорят: «юла», «дыру на одном месте провернёт», «вулкан, а не ребёнок».

Каждая мама обязана знать:  Дочь пропускает школу

Встречаются, хотя и реже, дети, на которых до поступления в школу воспитатели могут ни разу не пожаловаться родителям. Дети тихие, послушные, незлобивые, любят спокойно играть в одиночестве где-нибудь в уголке, на занятиях не успевают сделать всё так же быстро, как другие, но никому не мешают. Взрослые часто называют такого малыша «тюфячком», сверстники могут прозвать «тормозом». Часто только с началом школьного обучения «всплывают» проблемы, связанные с тем, что такой первоклассник отстаёт от класса, не может сконцентрировать внимание на задании, «витает в облаках», с трудом переключается на другой вид деятельности. Иногда учителя даже начинают сомневаться в его умственных способностях, хотя дома ребёнок, чаще всего, хороший помощник для своих родителей и у него многое получается, если его не торопить.

И безудержная активность и заторможенность, описанные выше, связаны с ранними нарушениями нервной системы ребёнка. Если малыша обследовал невропатолог, то в медицинской карте можно увидеть такие записи как «энцефалопатия», «ММД», «гипер-(или гипо-)динамический синдром», «СДВГ».

Что же означают эти загадочные диагнозы?

Нужно ли лечить такого ребёнка?

Как взаимодействовать с ним?

Чего ожидать в дальнейшем?

На эти вопросы мы и постараемся кратко ответить.

Диагноз энцефалопатия буквально означает «повреждение мозга». Поставить его может врач-невропатолог. Когда этот диагноз ставится ребёнку до года, это означает, что невропатолог обнаружил у малыша те или иные нарушения в работе центральной нервной системы, которые , скорее всего, обусловлены травмой. Травма эта могла быть получена как в период внутриутробного развития, так и во время родов или в раннем младенчестве. Когда именно она была получена, определить удаётся крайне редко. В крайне тяжёлом случае имеет место ДЦП (детский церебральный паралич), но чаще наблюдаются более лёгкие формы энцефалопатии, которые часто компенсируются до года без медицинского вмешательства или в результате специального лечения. У части детей лёгкие нарушения сохраняются и врач может поставить диагноз ММД (минимальная мозговая дисфункция). В США в подобных случаях часто используется определение «ребёнок с проблемами».

ММД — это исход лёгкого органического поражения головного мозга. На фоне этого поражения могут наблюдаться различные неврологические синдромы и невротические реакции, а в школьном возрасте могут быть специфические сложности с учёбой и поведением.

И, наконец, СДВГ (синдром дефицита внимания с гиперактивностью) или гиперкинетический синдром, а в случае преобладания торможения, гиподинамический синдром — это одно из наиболее часто встречающихся проявлений ММД. У детей СДВГ чаще всего выражается в нарушении концентрации внимания и повышенной неструктурированной активности. Гораздо реже, когда имеет место гипокинетический синдром, проявляются все эти признаки, кроме последнего. Вместо чрезмерной активности — вялость, заторможенность.

Более полувека учёные занимаются проблемой подобных нарушений, но до сих пор не выявлено истинных причин возникновения подобных расстройств. Одни учёные считают, что дело здесь только в последствиях родовых травм; другие полагают, что причинами поражения головного мозга ребёнка могут быть генетические факторы, , нарушения биохимического баланса в ЦНС, инфекционные заболевания, перенесённые в первые месяцы жизни малыша, нарушения кровообращения.

Как бы то ни было, мозг ребёнка получил слабые повреждения и часть его клеток не функционирует. Тогда здоровые нервные клетки берут на себя «обязанности» пострадавших, то есть сразу же начинается процесс восстановления.

Одновременно с восстановлением идёт процесс нормального возрастного развития малыша, а значит его нервная система работает с двойной нагрузкой (восстановление + нормальное развитие). Тот, кому приходилось заниматься двумя делами сразу, трудиться на двух работах, понимает насколько это тяжело. А в нашем случае речь идёт о нервной системе маленького ребёнка, выполняющей «две работы». При этом, как показывают исследования учёных, у большинства детей с СДВГ коэффициент интеллекта выше среднего. Поэтому понятно, что такой ребёнок наиболее уязвим для возникновения различных неврозов.

В стрессовых ситуациях, при длительном перенапряжении, после различных соматических заболеваний, при резкой смене условий жизни и т. д. у гипер-или гиподинамичного ребёнка может наступить ухудшение неврологического состояния.

Нелегко не только ребёнку, но и его родителям, особенно матери. Как пишет И.П. Брязгунов, врач, долгое время занимающийся данной проблемой: «. синдром дефицита внимания с гиперактивностью — это заболевание не только ребёнка, но часто и матери. Вначале наступает период «истощения» — астеноневротическое состояние, а затем период угнетённого настроения. Поэтому лечить следует не только ребёнка, но одновременно и мать,» — считает он.

Однако не следует каждого подвижного и неусидчивого ребёнка считать гипердинамичным. Этот диагноз может поставить только врач. И только он решает вопрос о необходимости медикаментозного лечения. Дело в том, что наличие в группе детского сада или в классе способствует возбуждению других детей. И.П. Брязгунов приводит такой пример. В одном из первых классов при первичном наблюдении было выявлено 8 гиперактивных детей из 18-и. Однако после полного обследования дефицит внимания был выявлен только у пяти из них, а ярко выраженная гиперактивность — лишь у двух. Они-то и «заводили» весь класс.

Родителям, которые подозревают у своего ребёнка наличие гипер- или гиподинамического синдрома следует обратить внимание на такие признаки, как:

  • наличие других неврологических диагнозов (ММД, энцефалопатия, повышенное внутричерепное давление);
  • неконтролируемая моторная активность или, наоборот, постоянная вялость, заторможенность;
  • слабая для данного возраста концентрация внимания;
  • различные стойкие нарушения сна;
  • логопедические проблемы;
  • неумение приспособиться к требованиям дисциплины;
  • быстрая, «захлёбывающаяся» речь или молчаливость, односложные ответы;
  • повышенный травматизм, как следствие неуклюжести и/или бесцельной двигательной активности;
  • тики или навязчивые движения (моргает, подкашливает, трёт нос, глаза, дёргает себя за волосы, грызёт ногти, постоянно крутит, мнёт что-то в пальцах, подскакивает на месте, крутит головой и т. д.);
  • ночное или дневное недержание мочи;
  • поверхностная общительность, отсутствие чувства дистанции с чужими людьми или же замкнутость, отчуждённость;
  • предпочтение в играх более младших детей;
  • сам ведёт себя, как ребёнок более младшего возраста;
  • заметное изменение состояния, настроения в зависимости от времени года (обострения осенью и весной), суток, изменений погоды;
  • резкая смена настроения, срывы даже при небольшом стрессе или напряжении.

Если у Вашего малыша имеются 4 — 5 или более из этих признаков — это повод показать его невропатологу или клиническому психологу.

Не следует думать, что только приём каких-то лекарств поможет Вашему ребёнку. Лишь совместными усилиями всех специалистов, работающих с ним, при обязательном активном участии семьи можно справиться с негативными проявлениями этих синдромов.

Без поддержки самых близких людей — родителей — у ребёнка немного шансов справиться с такой нервной нагрузкой.

Гипердинамичному или гиподинамичному ребёнку более, чем другим детям необходим строгий режим дня. Ведь для малыша важна стабильность, устойчивость его домашнего мира, соблюдение определённых ритуалов. Стабильность обязательна и в пространстве (ложиться спать всегда на одном и том же месте, среди привычных предметов), и во времени (например,после ужина всегда смотрим «Спокойной ночи, малыши», перед сном пьём кефир, а когда ложимся спать, мама читает сказку).

Бесцельная неконтролируемая двигательная активность гиперадинамичного ребёнка или заторможенность гиподинамичного — это реакция на меняющийся (а значит, опасный для него!) внешний мир. Подобным образом ведут себя животные в случае опасности: начинают метаться или замирают. Преодолеть подобные проявления ребёнку может помочь только уверенность в безопасности, в том, что его любят и принимают таким, каков он есть, со всеми его особенностями.

Многих родителей беспокоит вопрос подготовки к школе и последующего обучения их особенного ребёнка. Здесь можно дать несколько общих советов родителям гиперактивного ребёнка:

  • период относительно устойчивой работоспособности у такого малыша очень непродолжителен (даже у первоклассника он не превышает 5 — 15 минут), следовательно и продолжительность непрерывного занятия с ним не должна превышать этого времени);
  • занятия с ребёнком лучше проводить в игровой форме, предоставляя ему возможность двигаться, вставать с места, перемещаться по комнате. Е.В. Мурашова в своей книге приводит пример того, как мама выучила с сыном буквы в то время, как он сидел под кроватью, а она подавала ему туда карточки;
  • заниматься с ребёнком лучше в начале дня, а не вечером;
  • не стоит быть слишком требовательными к аккуратности в начале работы;
  • использовать тактильный контакт (элементы массажа, прикосновения, поглаживания, объятия);
  • поощрять ребёнка сразу же, не откладывая на будущее;
  • сохранять спокойствие, так как на раздражение мамы гипердинамичный ребёнок реагирует возбуждением, а гиподинамичный ещё большей заторможенностью или слезами;
  • по возможности, хорошо бы оборудовать дома спортивный уголок, где ребёнок мог бы отреагировать свою двигательную активность без вреда для себя и окружающих.

Пик проявления синдрома приходится на период подготовки к школе и начало обучения. Затем происходит снижение симптомов, а в период полового созревания наблюдается новый «всплеск». К концу этого периода гиперактивность и эмоциональная импульсивность исчезают или маскируются другими личностными чертами, повышается самоконтроль, но дефицит внимания сохраняется. При снижении симптомов заболевания у людей с СДВГ, как правило, остаётся неспособность выполнять скучную монотонную деятельность.

Литература:

  1. Алексеева Е.Е. Психологические проблемы детей дошкольного возраста. Как помочь ребёнку? Учебно-методическое пособие. 2-е изд. — Спб.: Речь, 2008.
  2. Брязгунов И.П., КасатниковаЕ.В. Непоседливый ребёнок или всё о гиперактивных детях. — М.: Изд-во Института Психотерапии, 2003.
  3. Корнеева Е.Н. Детские капризы. — Екатеринбург: У-Фактория, 2006.
  4. Лютова Е.К., Монина Г.Б. Шпаргалка для взрослых: Психокоррекционная работа с с гиперактивными, агрессивными. Тревожными и аутичными детьми. М.: Генезис, 2000.
  5. Мурашова Е.В. Дети — «тюфяки» и дети — «катастрофы»: Гиподинамический и гипердинамический синдром / Е.В. Мурашова. — 2-е изд., доп. -Екатеринбург: У-Фактория, 2007.
  6. Широкова Г.А. Практикум для детского психолога / Г.А. Широкова, Е.Г. Жадько. — Изд. 4-е. — Ростов н/Д: Феникс, 2006.
  • Адрес: 393600, Тамбовская обл., Мордовский район, р.п. Мордово ул. Техническая д.40

    Телефон: 8 (47542) 3-18-57

    Гиподинамический синдром

    Учительница и школа выбираются по тому же принципу и тем же методикам, что и для детей с гипердинамическим синдромом. Очень подходят учителя: а) флегматичные по темпераменту; б) не передовые, а консервативные; в) несклонные повышать голос; г) добродушные и даже слегка равнодушные к детям вообще и нарушениям общепринятого порядка вещей в частности. Категорически не подходят учителя: а) авторы пяти новаторских педагогических методик; б) холерики по темпераменту; в) педанты; г) яркие, блестящие личности, у которых каждый урок — театральное действие с заранее написанным сценарием.

    Выбранную учительницу следует заранее предупредить, что ребенок слегка «тормозной» и на усвоение материала и выполнение заданий ему может потребоваться чуть больше времени, чем другим детям. Если учительница выбрана вер­но, она отнесется к подобным заявлениям вполне благосклонно.

    — Что ж, бывает. Учтем, — скорее всего пробурчит она. И неприятный сюрприз (и для учительницы, и для ребенка) не состоится.

    Варианты школьного неблагополучия в случае гиподинамического синдрома менее разнообразны, чем при синдроме гипердинамическом, и в целом сводятся к двум.

    ВАРИАНТ 1. Ребенок старается, но попросту не успевает за работой класса. Его домашние работы, выполненные «с чувством, с толком, с расстановкой», вполне удовлетворительны, иногда даже хороши. В классе же картина разительно меняется. Ребенок не дописывает предложения, не успевает выполнить грамматические задания, читает медленно, с ошибками и абсолютно не может пересказать прочитанного. Будучи спрошенным устно, молчит, хотя вроде бы знает материал. Учительница начинает подозревать, что ребенок — умственно отсталый, а домашние работы выполняются родителями. Свое недоверие она, естественно, высказывает и ребенку, и родителям. Родители пытаются оправдаться, а ребенок окончательно падает духом и совершенно перестает стараться, что, в свою очередь, еще более ухудшает успеваемость. Дети в классе (мнение которых в этом возрасте еще очень зависит от мнения учительницы) также начинают подсмеиваться над «тупостью» несчастного одноклассника. К борьбе и отстаиванию себя гиподинамический ребенок не способен в принципе и потому в сложившейся ситуации может попросту заболеть, впасть в невроз или депрессию, отказаться ходить в школу.

    Первый шаг родителей в подобной ситуации — обращение к независимому от школы психологу. Пусть Психолог протестирует ребенка и определит его интеллектуальные возможности. Если интеллект ребенка оказывается вполне нормальным, то с заключением психолога (об отсутствии у ребенка умственной отсталости) родители приходят к учительнице. Но не для того, чтобы торжествовать победу над ее косностью, а со смиренным вопросом:

    — И что же мы теперь будем делать, Марья Петровна? Когда Марья Петровна увидит, что никто не собирается на нее «наезжать», она непременно предложит какой-нибудь энергичный план действий (в глубине души она и сама сму­щена произошедшей ошибкой). Как правило, в этот план будут входить какие-нибудь дополнительные занятия, логопед, домашнее выполнение бесчисленных упражнений и т. д.

    — Замечательно, Марья Петровна! — дружно восклицают родители. — Вы просто открыли нам глаза! «Марксизм не догма, а руководство к действию». Именно так мы и поступим. Со своей стороны выполним все неукоснительно. Как только что-нибудь начнет получаться, вы нам непременно сообщите. Плюс дополнительные рекомендации. Ждем с нетерпением. Но раз уж он у нас такой «тормоз» (предварительно неплохо «стрясти» с невропатолога диагноз «гиподинамический синдром»), нельзя ли ему иногда дописывать контрольные на переменке или после уроков? И что-то еще делать дома, чтобы были хорошие оценки? Он ведь, знаете, умеет сам работать с книгами. Даже любит это. Искать там что-то, выписывать.

    Трудно представить себе Марью Петровну, которая в данном контексте не пошла бы навстречу родительской просьбе (подкрепленной рекомендациями психолога и невро­патолога).

    Дальше начинается самый трудный этап — работа с самим ребенком. Общий девиз этой работы — максимальная искренность. Почему? Потому что гиподинамический ребенок, в отличие от гипердинамического, склонен долго и вдумчиво анализировать и «пережевывать» все, что ему сказали. Следовательно, любую фальшь и любую недоговоренность он рано или поздно раскусит. И естественно, истолкует вовсе не в свою пользу (опять же в отличие от гипердинамического ребенка, который склонен попросту «закрывать глаза» на все нынешние и грядущие неприятности).

    Для начала родители сообщают ребенку приблизительно следующее:

    — Ты с трудом успеваешь в школе. У всех возникли сомнения в твоих способностях. Мы посетили специалиста-психолога (невропатолога). Специалист наши сомнения развеял. Он исследовал твои способности и возможности и ска­зал (впрочем, ты и сам это слышал), что ты — абсолютно нормальный и даже неглупый ребенок. Просто особенности твоей нервной системы таковы, что на усвоение материала тебе нужно чуть больше времени, чем другим детям. Такова твоя особенность. В этом нет ничего страшного или стыдного. Есть люди с плохим зрением, которые для того, чтобы нормально ориентироваться в пространстве, должны носить очки. Есть люди, которые не могут есть те или иные продук­ты, потому что это угрожает их жизни из-за аллергии. Есть дети, которые из-за особенностей своей нервной системы совершенно не могут усидеть на месте. У них тоже бывают проблемы с успеваемостью. Ты такой, какой ты есть, и имен­но таким мы тебя и принимаем. Из этого и будем исходить в дальнейшем. Раз тебе нужно больше времени, значит, это следует как-то организовать. Мы поговорили с Марьей Петровной, она готова пойти нам навстречу и разрешить тебе дописывать классные работы на перемене. Кроме того, она будет задавать тебе на дом творческие работы. В течение четверти ты, никуда не торопясь, сделаешь их и, естественно, получишь хорошие оценки. В результате итоговые оценки окажутся вполне удовлетворительными.

    Ребенок, который сам тяжело переживает происходящее, с удовольствием соглашается с данным планом и при­ступает к его исполнению. Так как интеллект ребенка действительно нормален, то первые результаты не заставят себя долго ждать.

    Здесь наступает второй этап адаптации. Ребенку говорят:

    — Очевидно, что в твоей учебе наступили позитивные перемены. Однако останавливаться на этом нельзя. Теперь настало время для попытки более полноценной интеграции (помним, что гиподинамические дети любят, когда с ними умно и по-взрослому разговаривают). Возможно, сначала тебе нужно получше подготовить какие-то темы и вызвать­ся их отвечать. Мы понимаем, что это для тебя трудно, но если ты будешь эти темы хорошо знать, то все получится. Для начала можно подготовить вот это правило, которое задано на завтра.

    — А если меня не спросят? — интересуется обычно ребенок.

    — Скорее всего, спросят. Марья Петровна привыкла к тому, что ты никогда руку не поднимаешь. Увидев обратное, она удивится и, вероятно, захочет убедиться в том, что ей это не померещилось. А не спросит — ничего страшного. В следующий раз мы подготовим что-нибудь другое. Рано или поздно — непременно спросят.

    На следующий день надо обязательно поинтересоваться у ребенка, как все прошло. Даже если его не спросили, все равно отметьте, что поднятая для ответа рука — это уже его большая победа.

    При необходимости можно еще раз переговорить с учительницей (у нее же, кроме вашего, еще тридцать человек со своими проблемами) и оповестить ее о наступлении следующего этапа работы.

    Далее — вперед, маленькими шагами, не форсируя, но и не давая ребенку отступить и спрятаться (при любой неудаче — а они непременно случатся — он будет стремиться сделать именно это).

    ВАРИАНТ 2. Ребенок с самого начала абсолютно безразличен к занятиям в школе. Ни двойки, ни совместные «наезды» учительницы и родителей не только не приводят ни к каким результатам, но, по-видимому, даже не затра­гивают ребенка. Он как будто вообще не понимает, чего от него хотят. В тетрадках — абсолютный, тотальный беспо­рядок, домашние задания выполняются только в том случае, если родитель, ни на секунду не отвлекаясь, стоит за спиной ребенка. На сакраментальный вопрос:

    — Ну неужели тебе не стыдно будет завтра сдавать такую тетрадь?! — ребенок пожимает плечами и отрицательно качает головой.

    При малейшем перерыве в «тормошении» ребенок уползает в свой угол и там с явным удовольствием предается любимым занятиям: собирает модели из конструктора, листает книги, катает машинки, строит что-то из кубиков.

    В подобном случае также необходим визит к психологу и невропатологу. Первый изучает школьную зрелость ребенка (как правило, ее уровень оказывается весьма низким), а второй — исследует неврологический статус (как правило, именно здесь и ставится диагноз: ММД, гиподинамический синдром). Довольно часто психолог рекомендует родителям забрать ребенка из школы и отправить в детский сад «на дозревание» (подобный уровень проблем обычно присутствует у «домашних» гиподинамических детей, «садиковские» дети чаще всего уже достаточно инициированы). Невропатолог может прописать курс медикаментозного лечения для стимуляции мозговой деятельности.

    Однако «дозревание» гиподинамического ребенка не произойдет само собой. Весь этот год родители должны неустанно стимулировать познавательную активность ребенка, внедрять в его сознание мысль о том, что на следующий год он опять пойдет в школу, и вот тогда-то он будет делать то-то и то-то, и все у него получится, а вот сейчас надо сделать это и еще вот это. Гиподинамический детям обязательно нужны ежедневные и регулярные занятия. Иногда, если родители категорически не выдерживают «тормозности» собственного ребенка, имеет смысл нанять преподавателя, который за деньги будет индивидуально заниматься с вашим ребенком, развивать его. Любая «обучалка» для гиподинамического ребенка, увы, малоэффективна, так как он всегда найдет способ отсидеться в укромном углу.

    Надо отметить, что в процессе дальнейшего школьного обучения учебные проблемы гиподинамических детей практически не эволюционируют. И во втором, и в седьмом классе гиподинамический ребенок с трудом успевает списать с доски или законспектировать материал со слов учителя. И в первом, и в шестом классе родители слышат на собрании, что Ваня мог бы неплохо учиться, если бы не «отключался» на уроке и не «витал в облаках». И в первом, и в восьмом классе у Вани плохой почерк и множество орфографических ошибок, он плохо читает вслух и избегает развернутых устных ответов.

    Зато в средней школе у гиподинамического ребенка часто появляются один-два любимых предмета. Обычно это труд и что-то еще. Если ребенок любит читать (а с гиподинамическими детьми это случается куда чаще, чем с гипер­динамическими), то любимым предметом может стать история, география и даже литература (при этом все проблемы с русским языком, как правило, остаются).

    Иногда в средней школе вдруг обнаруживаются способности к физике, химии, математике или черчению (помним, что слабость вербального интеллекта часто компенсируется развитием невербального). Здесь очень многое зависит от учителя. Если учитель принял, «разглядел» гиподинамического ребенка, то тот наизнанку вывернется, лишь бы угодить, не разочаровать, порадовать. И дополнительную литературу почитает, и творческую работу подготовит на удивление глубокую, и отвечать на уроке будет толково и подробно, несмотря на аллергию к публичным выступлениям.

    В этом и сила и слабость гиподинамических детей: они очень глубоко откликаются на любой приязненный жест в их адрес, и любые дружеские (а впоследствии и любовные) отношения склонны рассматривать как дружбу (любовь) «до гроба». Обычную детскую изменчивость в отношениях (сегодня я дружу со Славой, а завтра — с Петей или Васей) они воспринимают как предательство. Сами на подобную «измену» категорически неспособны, и если дружат, то склонны прощать и идти на компромиссы до бесконечности. Именно из-за этого родители гиподинамических детей часто жалуются на то, что более подвижные сверстники попросту «используют» их. Гиподинамических детей подобные тонкости не слишком волнуют. Используют — и ладно. Идея «служения» (кому-нибудь или чему-нибудь) для гиподинамических детей вовсе не пустой звук. Они прекрасные слушатели и непревзойденные «жилетки». Чем старше становятся дети, тем более востребованы в детском социуме эти качества. С гиподинамическими детьми не очень весело и интересно, зато спокойно и надежно. Поэтому что бы ни думали родители о качестве этой дружбы, но у гиподинамических детей (в отличие от гипердинамических) почти всегда есть друзья, которые, «побегав» на стороне, неизбежно возвращаются к верному гиподинамическому другу, готовому простить и принять. И родителям не стоит особенно «просвещать» детей на предмет качества и мотивации этих отношений. Гиподинамический ребенок от дружбы и друга все равно не откажется, но червь сомнения будет неустанно глодать его нежную и чувствительную душу (помните все время: гиподинамические дети внутри — «белые и пушистые», их очень легко поранить, а душевный иммунитет у них слабенький, самооценка низкая, и любая рана заживает о-оченъ долго!). Гиподинамические дети любят служить — вот в чем штука. Именно в этом они видят чуть ли не основное свое жизненное предназначение. Впоследствии именно гиподинамический «тюфяк» и «тормоз» будет верно служить науке в полуразвалившемся проектном институте, именно он никогда не предаст никому уже не понятную «Родину», именно он в двадцатый раз примет и простит неверную стерву-возлюбленную, которая для него навсегда останется блоковской Прекрасной Дамой. Напрямую, в лоб развеивать их иллюзии — дело безнадежное и категорически неблагодарное. Вы потеряете их доверие, вас начнут избегать — вот и все. Вам, родителям, это надо? Так что если отношения не угрожают жизни и здоровью вашего ребенка — оставьте эти отношения в покое. Вместо этого постарайтесь сами дружить со своим ребенком. Если получится, то вернее и преданнее друга у вас никогда не было и не будет — честное слово.

    Дружить с гиподинамический ребенком очень легко. Нужно только заранее настроить себя, заранее смириться с его «тормозностью» и молчаливостью. А дальше все пойдет как по маслу. Со временем вы заметите, что ребенок не только прекрасный слушатель. Его нечастые реплики, как правило, продумываются долго и глубоко и поэтому иногда весьма оригинальны. Его отношение к миру — смесь светлой наивности и глубокого драматизма, возникающего от одиночества, — в чем-то очень привлекательно. Его трогательные и неуклюжие попытки радовать окружающих с годами становятся все более совершенными и личностно ориентированными. Впоследствии именно с гиподинамическим ребенком (подростком) сверстники будут советоваться о том, что подарить тому или иному приятелю, матери, учителю. Здесь все дело в том, что гиподинамический ребенок молчит, но — знает. Из-за того, что в этой жизни он с самого начала обречен на роль наблюдателя, с годами он становится наблюдателем очень опытным. Он плохо учится, никогда не станет «душой компании», но он очень много знает об окружающих его людях. Бесполезно скрывать от гиподинамического ребенка ваши семейные тайны и неурядицы. Он знает о них буквально с первых лет жизни. Бесполезно изображать радость и веселье, когда вам плохо.

    Ребенок читает ваше настроение куда лучше, чем рассказы в учебнике по чтению. Гиподинамическому ребенку можно рассказать все, что угодно — доверенная ему тайна умрет вместе с ним. Все вышеизложенное — безусловные достоинства гиподинамического школьника. Но он, увы, о них даже не догадывается. Он по-прежнему считает себя глупым, неуклюжим «тормозом», никому не нужным, неинтересным и потому — трагически, навсегда одиноким.

    По­этому у родителей гиподинамического школьника, в сущности, есть только четыре воспитательные задачи.

    1. Принять гиподинамического ребенка таким, какой он есть, и сообщить ему об этом принятии.

    — Все люди разные. У всех свои достоинства и недостатки. Ты — такой. Мы и любим тебя именно таким. По­тому что если бы ты вдруг стал другим — к примеру, болтливым и шустрым, — то это уже был бы не ты, а какой-то другой человек. А нам другого не нужно. Нам нужен именно ты.

    2. Сообщите ребенку о его достоинствах (см. выше). Проиллюстрируйте сказанное на примерах из жизни. Регулярно подтверждайте сказанное (у гиподинамических детей очень низкая самооценка, и они легко впадают в отчаяние от любой неудачи, хотя снаружи этого может быть совершенно не видно).

    3. После окончания начальной школы постарайтесь интегрировать гиподинамического ребенка в какое-нибудь детское сообщество «по интересам». Сам ребенок никуда не пойдет. Его надо долго и тщательно уговаривать, подбирать аргументы. Зато если все прошло удачно и ребенок прижился в юннатском клубе или в кружке плетения из бисера, то его душа прочно поселилась там, и вы практически обезопасили себя и ребенка от пункта четыре.

    4. В подростковом возрасте надо стараться сохранить хотя бы минимум открытости в отношениях. Никогда вслух не осуждайте контакты ребенка (подростка), но внимательно отслеживайте их. Гиподинамические дети — наивны и привязчивы. Их социальный риск значительно меньше, чем у гипердинамических подростков. Для криминала они слишком малоподвижны, но иногда их используют «втемную». К тому же если ребенок не «принят» в семье и кол­лективе сверстников, то весьма велик риск ранней алкоголизации и наркозависимости. Гиподинамические дети не бойцы, об этом следует помнить, когда возникает соблазн призвать ребенка «отстаивать свои интересы», «не идти на поводу» и т. д. Лучше побудьте немного его ангелом-хранителем. К счастью, за гиподинамическими детьми, в отличие от гипердинамических, вполне возможно и — при наличии доброй воли — очень легко «уследить». Главное — это сохранение контакта.

    ГЛАВА 3. Чем может помочь специалист и как его выбрать

    Синдром дефицита внимания (в гипо- и гипердинамическом его вариантах) — это песня, из которой слова не выки­нешь в течение многих (иногда десяти и более) лет. Нельзя сразу взять и вылечить его, или взять — и прекратить. Нельзя также перескочить через какой-то этап реабилитации и сразу перейти к следующему. Компенсаторные и вос­становительные процессы в нервной системе, увы, протекают медленно. Поэтому после установления диагноза ро­дители должны настраивать себя на долгую позиционную войну с проявлениями синдрома. Причем надо заранее учи­тывать, что в этой войне, кроме побед, будут и проигранные сражения, и сдача уже завоеванных позиций, и труднозаживающие раны. Самая главная задача родителей — сделать ребенка своим союзником в этой войне. Вы вместе с ребенком воюете против синдрома. И никак иначе. Это надо все время помнить. Если этого не учитывать, то обсто­ятельства могут сложиться так, что вы начнете воевать против ребенка. И тогда победивших не будет.

    Понятно, что чем больше народу воюет на какой-то стороне, тем быстрее и надежнее на эту сторону придет победа. Поэтому следующая задача родителей — поиск союзников. Ими могут стать братья и сестры ребенка с синдромом, бабушка и дедушка, учительница и руководитель кружка, впоследствии — друзья самого ребенка. Наличие этих союз­ников существенно повышает шансы ребенка на полноценную реабилитацию и компенсацию синдрома.

    Однако семье, в которой растет ребенок с синдромом дефицита внимания, необходим и еще один союзник — эксперт по синдрому. Необходимость его присутствия в жизни семьи обосновывается обычно следующими соображениями:

    1) проявления синдрома выглядят по-разному в зависимости от возраста ребенка, его соматического статуса и инди­видуальных психологических особенностей. Иногда только специалист может опознать их и привязать к общей невро­логической картине;

    2) родителям психологически очень тяжело годами бороться с синдромом, практически не получая поддержки от окружающего мира (помним, что школа, как правило, принимает наш синдром за невоспитанность или слабоумие). Специалист, знающий ребенка и его семью, всегда готов выслушать родителей и оказать им необходимую поддержку;

    3) на протяжении развития и компенсации синдрома иногда следует менять тактику и стратегию поведения близ­ких ребенку людей. Специалист может посоветовать родителям, как сделать это вовремя и психологически грамотно;

    4) во время возникновения кризисных ситуаций в школе, в семье, коллективе сверстников бывает необходимо срочное обращение к специалисту, чтобы смягчить негативные последствия влияния всего вышеперечисленного на не­рвную систему ребенка. Лучше, если это будет специалист, знающий семью, которому не надо долго объяснять всю пре­дысторию и который сразу начнет действовать «по теме»;

    5) из-за низкой самооценки дети с синдромом дефицита внимания с трудом идут на глубокий и доверительный кон­такт с любым, даже самым опытным специалистом, если он им незнаком. (Гиподинамические дети в этой ситуации обыч­но замыкаются в себе, а гипердинамические — болтают чепуху или попросту врут.) Если ребенок знает врача или психолога много лет и между ними состоялся контакт, то ребенок будет говорить свободно и доверительно. Понятно, что в таком случае помочь ребенку (и особенно подростку) будет гораздо легче;

    6) если родители после установления диагноза наблюдаются у большого числа разных специалистов, то мнения этих специалистов относительно состояния ребенка, прогноза имеющихся нарушений и необходимой ребенку схемы лечения могут разойтись если не на 180, то уж на 150 градусов точно (помним: синдром дефицита внимания — это не соматическая болезнь, это — состояние, и подход к его преодолению может быть различным. Так что дело здесь вовсе не в низкой квалификации задействованных врачей). И что тогда делать родителям? Кому верить? Что предпринять?

    Итак, одним из союзников семьи в борьбе с синдромом дефицита внимания должен быть специалист. Желательно, чтобы семью длительно наблюдал один и тот же специалист. Где же его взять и как выбрать?

    Компетентными людьми в вопросах синдрома дефицита внимания являются врачи-невропатологи, врачи-психоневрологи, детские и возрастные психологи и психотерапевты. Психиатры тоже осведомлены, но, как правило, в неосложненных случаях синдрома вмешательство психиатра не требуется.

    Кого же предпочесть?

    Невропатолог — это, в первую очередь, все-таки врач. Он ставит диагнозы, лечит, прописывает лекарства и про­цедуры. Время на прием одного пациента у обычного невропатолога — 10—15 минут. Частный, платный невропатолог, разумеется, уделит вам больше времени, но и его рекомендации будут естественным образом тяготеть к лекарственной терапии. Кроме того, попросту бесполезно ждать от невропатолога каких-нибудь психолого-педагогических советов. «Старайтесь, чтобы он поменьше волновался», «Если не справляется с программой, подумайте о домашнем обучении», «Не волнуйтесь, со временем это должно компенсироваться» — вот, пожалуй, и все, на что вы можете рассчитывать. Контакт с невропатологом, безусловно, необходим любой семье с ребенком, имеющим неврологическое заболевание. Но это именно лечебный контакт. А ведь ребенка с синдромом надо не только лечить, но и воспитывать, обучать, в конце концов, просто жить с ним рядом.

    Врачи-психоневрологи — довольно экзотические птицы в наших краях. В идеале они как раз то, что вам нужно. С одной стороны — врач, который может и поставить диагноз, и назначить лечение. С другой стороны — учет психо­логического фактора. У вас в поликлинике есть психоневролог, к которому в любое время можно попасть на прием? Вот и у нас — нет! И в соседней поликлинике — тоже. А в той, что через два квартала через проспект — есть, только при­нимает он раз в две недели по предварительной записи. И кажется, небесплатно.

    Далее — детские или возрастные психологи. Персонажи, которые еще лет десять назад тоже были очень экзо­тичны, встречались редко, и абсолютное большинство населения путало их с психиатрами. Однако с каждым годом психологов становится все больше и больше. Они есть уже в каждой школе и даже в большинстве детских садов. Так что найти психолога сейчас — без проблем. Правда, вам нужен не простой психолог, а медицинский. Такие обычно встречаются в поликлиниках, в медико-педагогических центрах, в районных психологических консультациях и подобных местах. Психолог не ставит диагнозов, и не прописывает таблеток. Но зато у него целый час на прием одного пациента. И именно с ним вы можете сколько угодно говорить именно о воспитании, а не о лечении вашего ребенка.

    И наконец, детский психотерапевт. Задача глубинной психотерапии — изменить человека, сделать его более гар­моничным и адекватным. Благородная, светлая задача. Но в нашем случае — не очень выполнимая. Как изменить ребен­ка? А синдром куда? Нервная-то система поражена — от этого никуда не денешься. А менять характер? На характер-то обычно родители и сами дети не жалуются. Жалуются как раз на проявления синдрома. Исключением может стать та самая бихевиоральная терапия, о которой говорилось в 6-й главе первой части данной книги. Если вам удастся отыскать психолога-бихевиориста — можете попробовать. Зарубежные психотерапевты пишут: иногда (довольно часто) помогает. Только вот про отечественных специалистов по бихевиоральной терапии я, к сожалению, не слышала. Может, мне просто не посчастливилось.

    Итак, если вам повезло отыскать в границах доступности врача-психоневролога (или у вас много денег, и вы мо­жете регулярно посещать коммерческую клинику, где таковые врачи, несомненно, встречаются) — ваше счастье. Нет — придется обойтись медицинским или возрастным психологом.

    Запишитесь на прием и приходите «просто поговорить». Желательно, чтобы на первый прием явилась вся семья. Сообщите специалисту о том, что вас тревожит. Лучше для начала не показывать карточек и иных медицинских до­кументов (хотя иметь их при себе нужно обязательно). Пусть специалист сам составит представление о вашей семье и ваших проблемах. Если вам сразу пропишут курс из трех сильнодействующих лекарств, курс остеопатии за три ты­сячи рублей, лечебную гимнастику, электрофорез и томо­графию головного мозга — задумайтесь. Если посоветуют пить на ночь настойку пиона и не волноваться — все, мол, пройдет, тоже задумайтесь.

    Истина, согласно ее всегдашним привычкам, лежит где-то посередине. Поэтому оптимальным будет постоянный контакт со специалистом, который не страдает ни излиш­ним оптимизмом, ни излишним пессимизмом. В первом вы быстро разочаруетесь, а второй будет вас попросту пугать. Жить в напуганном состоянии годами и постоянно от чего-то лечить ребенка — вовсе не всякие родительские нервы это выдержат. Тем более что лекарства-то от наших синдромов, как мы помним, не существует в принципе.

    Очень серьезным моментом в длительных отношениях со специалистом является установление психологического контакта и взаимное доверие друг к другу. Если психолог или врач вас чем-то неосознанно раздражает, если вам все время кажется, что специалист то ли чего-то недоговаривает, то ли и вовсе держит вас за круглую дуру (дурака), не корите себя и не дуйтесь на весь белый свет — поищите лучше другого специалиста. Помните: несмотря на все на свете рекомендации, психологический, а тем более психотерапевтический контакт — вещь сугубо индивидуальная. Даже при встрече с самым авторитетным, самым модным и самым дорогим специалистом вполне может оказаться, что именно вы — не его клиент. Так что не собирайте чужих мнений — ищите своего специалиста сами. «Практика — критерий истины». Очень важно, чтобы выбранный вами специалист понравился ребенку. Иначе собственно семейной работы не получится. Обычно гиподинамические дети предпочитают спокойных, медлительных, красиво и внятно разговаривающих психологов или врачей, гипердинамические — любят эмоциональных, веселых и остроум­ных. Впрочем, бывает и наоборот.

    Формы контакта со специалистом могут быть разнообразны. Пожалуй, самым продуктивным может считаться случай, когда специалист знакомится с ребенком и его семьей сразу после установления диагноза, то есть еще до школы. Понятно, что почти всегда это семьи с гипердинамическими детьми. Гиподинамические дети-дошкольники попадают в поле зрения психолога только в случаях крайних проявлений синдрома. В это время специалист подробно объясняет родителям, в чем состоит суть и особенности состояния их ребенка, рассказывает, с чем им предстоит иметь дело в дальнейшем. Дает по возможности позитивные установки на самого ребенка и на прогноз его состояния. Для самого ребенка в это время (старший дошкольный возраст) показаны упражнения на развитие концентрации и произвольного внимания. Специалист обучает родителей, как и когда их нужно проводить, чтобы не выработать у ребенка стойкого негативного отношения к занятиям. При последующих встречах (по необходимости они могут происходить и раз в неделю, и один раз в два месяца) обсуждается семейная стратегия воспитания ребенка, его социальные контакты (ребенка с синдромом недопустимо держать дома, в четырех стенах), вопросы выбора школы и подготовки к ней. Ребенок и родители постепенно привыкают к регулярным посещениям специалиста, приспосабливаются к его манере аргументации, а специалист, в свою очередь, все лучше узнает семью и индивидуальные особенности ребенка. Понятно, что последнее играет немаловажную роль для составления подробных и правдоподобных прогнозов (как поведет себя ребенок, если сменить детский сад; что будет в школе; стоит ли отправлять в санаторий и т. д.).

    В дальнейшем родители (иногда с ребенком, а иногда и без него) регулярно, по предварительной договоренности посещают специалиста и рассказывают о своих успехах и неудачах. Подобные встречи для родителей обычно играют роль мягкой психотерапии. Возможность откровенно поговорить о состоянии ребенка, о проблемах, которые с ним возникают, особенно важна в наше время, когда «кухонная психотерапия» друзей, приятелей, соседей постепенно от­мирает, а молодые люди все больше перенимают американистскую манеру общения с ее вечной социальной улыбкой (у меня все о’кей!). В этом случае человек стыдится признаться окружающим в своих проблемах, скрывает, что у него и его ребенка все далеко не «о’кей», а напряжение от постоянных стрессов копится внутри, приводя к невротизации родителей, что, естественно, со временем (ни один, даже самый сильный человек, имея гипердинамического ребенка, не сможет вечно сдерживать свои эмоции) изливается на ребенка, как на непосредственного виновника всех неудач и проблем. Регулярные встречи со специалистом вполне могут избавить семью от этой опасности. Специалист выслушает, научит, как «спускать пары», отработает вместе с родителем «методику неоскорбительной коммуникации».

    Иногда бывают необходимы и незапланированные встречи, на которых обсуждаются какие-то неотложны состояния из жизни ребенка (драка в школе; тяжелая соматическая болезнь; автокатастрофа и т. п.) или что-то и жизни семьи (как лучше сообщить ребенку о скором рождении брата или сестры; о разводе родителей; о смерти бабушки и т. д.).

    В начальной школе речь в основном идет о проблемах успеваемости и дисциплины, позже — о выборе увлечений, о контактах со сверстниками. В старшей школе встает вопрос профориентации, выбора профессии. В это время подросток иногда посещает специалиста сам, по собственной инициативе, иногда втайне от родителей (естественно, это возможно лишь в том случае, если между ребенком и специалистом спокойные, доверительные отношения). За прошедшие годы ребенок привык к мысли о том, что есть люди, которые могут помочь другим в решении психологических проблем и, сталкиваясь с этими проблемами, знает, куда ему обратиться. Здесь от специалиста требуется невероятный такт, чтобы, с одной стороны, не оттолкнуть доверившегося ему подростка, а с другой — довести до его сознания нехитрую мысль: советы возможны, но решать свои проблемы подросток может только сам, никто и никогда не решит их за него. Кроме того, иногда очень остро встает вопрос о конфиденциальности. Подросток требует от психолога сохранения своих тайн и вроде бы имеет на это полное право. Но если он рассказывает о том, что попробовал наркотики? Если она, будучи несовершеннолетней, вступила в интимную связь с мужчиной, который старше ее на 20 лет? Должны ли родители узнать об этом? Вроде бы должны. Но ведь подросток, узнав, что его доверие было обмануто, окончательно перестанет доверять окружающим его взрослым людям, замкнется в себе и бог знает сколько дров еще наломает. Здесь невозможны никакие общие советы и рекомендации, каждый такой случай рассматрива­ется отдельно, в контексте данной семьи и данных отношений в ней.

    Итак, роль специалиста как эксперта по синдрому сводится к трем основным функциям:

    1. предоставление информации;

    2. психологическая поддержка ребенка и членов семьи;

    3. помощь в выработке семейной стратегии и тактики воспитания ребенка.

    Медикаментозное лечение неврологических заболеваний (ММД, гипертензионный синдром, пирамидная недо­статочность и т. д.), если оно необходимо ребенку, осуществляет врач-невропатолог. Лучше, если ребенка опять же будет длительно наблюдать один и тот же врач. Иначе ваша семья может поневоле стать испытательным полиго­ном для опробования различных лекарств и иных модных течений в неврологии.

    ГЛАВА 4 Вопросы к специалисту

    1. Как отличить проявления синдрома от простой избалованности и дурного характера?

    Прочитав данную книгу, вы уже неплохо представляете себе, как выглядят проявления вашего синдрома. Если информации недостаточно, проконсультируйтесь со специалистом. Все иное — нарушения формирования характера.

    Если ребенок не способен сконцентрироваться на игрушке больше пяти минут, это, скорее всего, проявление синдрома. Если каждый день закатывает истерику у ларька, требуя купить новую игрушку, — это уже нарушение воспитания.

    2. Можно ли наказывать гипердинамического ребенка за разбитые чашки, порванные штаны, потерянные вещи и т. д.?

    Обязательно выражайте свое недовольство случившимся, говорите о других своих чувствах:

    — Я в растерянности. Я просто не представляю, как выкроить деньги на новые кроссовки вместо тех, которые ты потерял.

    Прямое наказание вряд ли достигнет своей цели, так как ребенок делает все это вовсе не нарочно. Наоборот, ваше сообщение о чувствах может послужить для него достаточным стимулом, чтобы постараться вести себя аккуратнее. Не забудьте похвалить и поощрить его даже за слабые попытки «напрячься».

    — За весь этот год ты не потерял ни одних тренировочных штанов. Это очень удачно. В прошлом году было четыре потери. Пожалуй, на «сэкономленные средства», мы вполне можем позволить себе приобрести плеер, который ты хотел. Он все еще тебе нужен?

    3. Можно ли подшлепнутъ ребенка, если на его проделки уже просто не хватает сил?

    Подшлепнуть-то можно (гипердинамические дети легко привыкают к шлепкам, подзатыльникам и прочим фи­зическим наказаниям), только отдавайте себе отчет, что к воспитанию все это не имеет никакого отношения. Шлепая ребенка, вы просто даете выход своим собственным эмоциям. Может быть, есть какой-то другой, более конструктивный способ? Например, сказать о своих чувствах, поболтать по телефону с приятельницей, принять душ, сходить в магазин или в театр, в конце концов, просто разбить чашку (на ребенка это может произвести даже более сильное впечатление).

    4. Что делать, если ребенок агрессивен и колотит всех детей в песочнице, в садике и на детской площадке?

    Клиническая картина гипердинамического синдрома и принципы его лечения

    Гипердинамический синдром (синонимы: гиперкинетическое расстройство, синдром дефицита внимания (СДВ), синдром дефицита внимания на фоне гиперактивности) — устойчивое проявление невнимательности при общей симптоматике гиперактивности и импульсивности. Подобные проявления состояний и эмоций являются нормальными, если являются соответствующей, логической и адекватной реакцией на внешние раздражители. В случае гипердинамического синдрома подобные явления более частые и яркие, чем должны быть у лиц с сопоставимым уровнем развития.

    Десятый пересмотр Международной классификации болезней использует термин «гиперкинетическое расстройство» для более узкого диагноза, при котором должны присутствовать все три симптома — дефицит внимания, гиперактивность и импульсивность.

    Эпидемиология и сопутствующие заболевания

    • Распространенность гипердинамического синдрома, по различным оценкам, затрагивает около 2,4% детей во всем мире.
    • Заболевание наиболее часто диагностируется у детей в возрасте 3-7 лет. У более старших детей и взрослых, болезнь проявляется гораздо реже.
    • Синдром чаще диагностируется у мальчиков.
    • Гипердинамический синдром чаще наследуется по первой степени родства. Исследования среди близнецов предполагают существенный генетический вклад. Определен ряд генов, которые, как считается, имеют незначительный эффект в развитии болезни, например, DRD4 и DRD5.
    • Гипердинамический синдром — нередкое заболевание среди детей-инвалидов. Другие факторы риска включают в себя акушерские осложнения и семейные стрессы.

    Кроме соответствующей клинической картины, синдром чреват следующими отклонениями в поведении и развитии:

    • Членовредительство, предрасположенность к созданию аварийных ситуаций на дороге и других несчастных случаев, злоупотребление психоактивными веществами, преступность, тревожное состояние и академическая неуспеваемость.
    • Гипердинамический синдром у детей является частью спектра расстройств, 70% из которых отражаются как обобщенные или специфические трудностей обучения, например, дислексия, языковые расстройства, аутизм, диспраксия, синдром Жиля де ла Туретта и подобные. Оппозиционное мышление и расстройства поведения присутствует у большинства детей с подобными заболеваниями.

    Клиническое проявление и диагностика

    Пациенты, страдающие гипердинамическим синдромом, являют собой постоянный образец невнимательности, гиперактивности и импульсивности, что препятствует развитию и характеризуется:

    Для уточнения невнимательности необходимо наличие шести или более из нижеперечисленных симптомов у детей в возрасте до 16 лет, либо пяти или более — для лиц в возрасте от 17 лет. Симптомы невнимательности должны присутствовать, по крайней мере шесть месяцев. К таковым относят:

    1. Пациенту не удается уделить пристальное внимание к деталям, что заставляет его делать небрежные ошибки в школьных трудах, в профессиональном или другом виде деятельности.
    2. Больной не способен сохранить концентрацию на своей задаче, в игровой деятельности в том числе.
    3. Создается впечатление, что ребенок не слышит, что ему говорят.
    4. Пациент часто не следует инструкции и не заканчивает школьные, хозяйственные дела или свои обязанности на рабочем месте.
    5. Часто имеет проблемы, связанные с организацией задач и мероприятий.
    6. Избегает, не любит, или не хочет выполнять задачи, которые требуют умственных усилий в течение длительного периода времени, например, школьных домашних заданий.
    7. Часто теряет вещи, необходимые для задач и мероприятий, например, школьные задания, карандаши и ручки, книги, инструменты, кошельки, ключи, документы, очки, мобильные телефоны.
    8. Легко отвлекается на всякие глупости.
    9. Часто забывает о важных мелочах в повседневной деятельности.
    • Гиперактивность и импульсивность.

    Также должны присутствовать минимум полгода шесть или более следующих симптомов гиперактивности и импульсивности у детей в возрасте до 16 лет или пять у взрослых:

    1. Часто ерзает на месте, совершает нелогичные движения руками или ногами в любом положении тела.
    2. Часто оставляет ситуации, когда требуется ожидание.
    3. Проявляет чувство повышенного беспокойства, когда требуется повышенное внимание.
    4. Ребенок не в состоянии принимать участие в развлекательных мероприятиях.
    5. При наблюдении за пациентом, создается ощущение, что это робот, бесконечно действующий от заведенного ключа.
    6. Часто чрезмерно говорит не умолкая.
    7. Выпаливает ответ, прежде чем вопрос будет завершен.
    8. Прерывает других, злоупотребляет вниманием к себе в разговорах или играх.

    Кроме того, для постановки диагноза на гипердинамический синдром должны быть выполнены следующие условия:

    • Несколько из вышеперечисленных симптомов присутствуют в возрасте до 12 лет.
    • Основные признаки проявляются одинаково в различных ситуациях, например, дома, в школе, на работе, с друзьями или родственниками и так далее.
    • Существует явное свидетельство, что симптомы мешают или понижают качество социальной или профессиональной деятельности, школьному труду.
    • Симптомы не являются признаками шизофрении или другого психотического расстройства, например, расстройство настроения, тревожное, диссоциативные расстройства или расстройства личности.

    Гипердинамический синдром следует рассматривать во всех возрастных группах. Диагноз должен быть поставлен только специалистом психиатром, педиатром или другим врачом, имеющим соответствующую подготовку и знания в диагностике подобных поведенческих нарушений.

    Диагноз должен быть основан на полной клинической и психосоциальной оценке. Необходимо анализировать поведение и симптомы в различных областях и найти их отражение в повседневной жизни пациента. Также на адекватной оценке анамнеза, отчетов наблюдателей и наблюдении за психическим состоянием.

    Должны учитываться потребности человека, сосуществующие социальные, семейные, образовательные или профессиональные обстоятельства и физическое здоровье. Для детей особенно полезна оценка их родителей или лиц, осуществляющих уход и воспитание. Определении тяжести и вреда от поведенческих расстройств, воздействующих на самого ребенка и его родителей. Обязательно должны учитываться потребности пациента и лиц его окружающих.

    При подозрении на гипердинамический синдром необходимо исключить:

    • Ряд условий, таких как заболевания щитовидной железы, беспокойство, депрессия и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ.
    • Применение стероидов, антигистаминных, противосудорожных препаратов, бета-агонистов, кофеина, никотина.

    Гипердинамический синдром — лечение

    Фармакологические средства для детей назначают в случае наличия тяжелых и стойких симптомов гипердинамического синдрома, когда диагноз был подтвержден специалистом. Детей с умеренными симптомами можно лечить с помощью стимуляторов ЦНС, если психологические вмешательства оказались безуспешными или недоступными. Лечение часто необходимо продолжать в подростковом возрасте, и, возможно, потребуется продолжение терапии в зрелом возрасте.

    Медикаментозное лечение синдрома должно быть частью комплексной программы лечения. Пульс, артериальное давление, психиатрические симптомы, аппетит, вес и рост должны быть зафиксированы в начале терапии, и указываться после каждой регулировки дозы, и через каждые шесть месяцев лечения.

    Использование препаратов, как правило, не рекомендуется для детей дошкольного возраста, для которых программы психологической поддержки являются способами терапии первого ряда. У детей школьного возраста с тяжелыми признаками гипердинамического синдрома, медикаментозное лечение является основным методом терапии. Немаловажно участие родителей в поддержании лечения.

    Каждая мама обязана знать:  Могут ли в садике требовать с родителей деньги на ремонт
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация