Готовы ли вы стать приемными родителями


Содержание

Экзаменационный тест для итоговой аттестации кандидатов в замещающие родители

Инструкция: выберите правильный ответ, допишите или дополните предложения

Ф.И.О., дата_____________________________________________________________

1.Приёмный ребёнок, находящийся под опекой (попечительством), на общение с кровными родственниками:
а) имеет право;
б) не имеет права.

2.Какой из этапов адаптации считается самым критическим?
а) «Медовый месяц»
б) «Уже не гость»
в) «Вживание»
г) «Стабилизация отношений»

3.Напишите основные причины, по которым несовершеннолетние дети могут остаться без попечения родителей.

4.Должны ли данные факты быть подтверждены официальными документами?
a)да;
б)нет.

5.Какие семейные формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей, существуют в РФ? Напишите.

6.Перечислите основные потребностей ребёнка, которые родители должны удовлетворять до 16 лет ребенка.

7.Для второго этапа адаптации характерен кризис взаимоотношений. Приемным родителям может показаться, что хорошего и милого ребенка вдруг словно подменили. Он перестает слушаться, ведет себя не так, как хочется взрослым. В такой момент приемные родители могут испугаться, не совершили ли они ошибку? Правильно ли сделали, что взяли этого ребенка в семью? Здесь нужно отметить, что подобные ситуации — закономерный процесс. Причем в большинстве случаев он свидетельствует о том, что отношения в семье развиваются правильно.
Почему кризис необходим приемной семье?

8.Проверка жилищно-бытовых условий проводится по формальным признакам и фактическому состоянию. Какие признаки относятся к формальным, а какие к фактическим?
a)количество зарегистрированных на данной жилплощади людей и кто является владельцем какой доли жилья или ответственным квартиросъемщиком;
б)обследовании жилищно-бытовых условий кандидатов;
в)документы, подтверждающие права собственности на жильё, в которых указаны основные параметры квартиры/дома;
г)выписка из домовой книги.

9.По каким признакам Вы поймете, что у Вашего приемного ребенка формируется привязанность к Вам?

10. Укажите основные способы поиска ребенка для усыновления, установления опеки, принятия в приемную семью.

11.С какого периода начинается половое развитие ребенка?

a)ранний дошкольный возраст;
б)подростковый возраст;
в)младенческий возраст;
г)младший школьный возраст.

12.Что относится к правовым критериям подбора семьи, а что к психологическим?

а) Приемными родителями могут быть совершеннолетние лица обоего пола, за исключением:
-лиц, признанных судом недееспособными или ограниченно дееспособными;
-лиц, в судебном порядке лишенных родительских прав или ограниченных в родительских правах;
-отстраненных от обязанностей опекуна, попечителя за ненадлежащее выполнение обязанностей, возложенных на них законом; бывших усыновителей, если усыновление отменено судом по их вине;
-лиц, которые по состоянию здоровья не могут осуществлять права и обязанности по воспитанию ребенка;
б) личностные качества родителей;
в) наличие у нее постоянного места жительства и жилого помещения, отвечающего санитарным и техническим требованиям;
г) внутрисемейные взаимоотношения;
д) отсутствие у кандидатов в приемные родители судимости за умышленное преступление;
е) мотивы.

13.Какова, по вашему мнению, роль игры в развитии личности ребенка дошкольного возраста?

14.К какому виду насилия относится преднамеренная социальная изоляция ребенка:
a) физическое насилие
б) сексуальное насилие
в) психологическое насилие
г) пренебрежение нуждами ребенка

15.На каком из этапов переживания горя и потери ребенок бессознательно не воспринимает потерю (разлуку) матери как реальную?
a) депрессия и вина;
б) стадия гнева;
в) шок и отрицание;
г) принятие.

16.Соотнесите.
Физическое насилие
Сексуальное насилие (развращение)
Психическое (эмоциональное) насилие
Пренебрежение нуждами ребенка

а) — открытое неприятие и постоянная критика ребенка;
— угрозы в адрес ребенка, проявляющиеся в словесной форме;
— замечания, высказанные в оскорбительной форме, унижающие достоинство ребенка;
— ложь и невыполнение взрослыми своих обещаний;
— однократное грубое психическое воздействие, вызывающее у ребенка психическую травму;
— унижение и насмешки, вызывающие у ребенка негативные чувства по отношению к себе;
— угрозы бросить ребенка, манипуляции: «Не любишь меня — уходи к другой маме», «Ты мне такой не нужен»;
— игра на чувствах ребенка.
б) преднамеренное нанесение физических повреждений ребенку.
в) — отсутствие элементарной заботы о ребенке, в результате чего нарушается его эмоциональное состояние и появляется угроза его здоровью или развитию;
-отсутствие должного внимания и заботы, в результате чего ребенок может стать жертвой несчастного случая;
— отсутствие адекватного возрасту и потребностям ребенка питания, одежды, жилья, образования, медицинской помощи;
г) вовлечение ребенка с его согласия и без такового в сексуальные действия со взрослыми с целью получения последними удовлетворения или выгоды.

17. Вспомните основные сферы развития человека. Дополните предложения:
На каждом возрастном этапе, ребенок развивается сразу в нескольких сферах одновременно – малыш учится двигаться (_________________ сфера),
изучает собственное тело (_____________________сфера),
изучает окружающую среду (_________________________ сфера),
учится общаться с людьми (__________________________ сфера),
выражает чувство протеста (_______________________ сфера),
видит осуждение взрослого за свой проступок (_______________________сфера).

18. Допишите ведущий вид деятельности к каждому возрастному периоду.
а) период новорожденности___________________________
б) раннее детство_________________________
в) дошкольное детство______________________
г) младший школьный возраст (отрочество)______________________
д) подростковый возраст (юность)____________________

19. Перечислите признаки нарушения привязанности в поведении ребенка.

20.В чем, по вашему мнению, заключается обеспечение безопасного воспитания ребенка?

Ключ.
1.а
2.б
3.Причины: алкоголизм, наркомания, длительное отсутствие, смерть родителей, лишение их родительских прав, признание родителей недееспособными.
4.а
5.Приемная семья, опека и попечительство, усыновление/удочерение, патронатное воспитание.
6.Потребность в любви, быть своего возраста,в защите, в научении, быть самим собой.
7.Кризис на втором этапе помогает выявить проблемы у ребенка, невозможно без него перейти на следующий этап адаптации.
8.Формальные — а,в,г. Фактические — б.
9.Ребенок смотри в глаза, улыбается, доверяет, идет за помощью, старается ве свободное время проводить с новыми родителями.
10.Банк данных, опека, детские дома, интернет, детские медицинские учреждения.
11.а
12.Правовые — а,в,д. Психологические — б,г.
13.С помощью игры у ребенка развиваются все стороны. Память, мышление, речь и так далее.
14.в
15.в
16.Физическое — б. Сексуальное — г. Психологическое — а. Пренебрежение нуждами — в.
17.Физическая — сексуальная — интеллектуальная — социальная — эмоциональная — нравственная.
18.а — эмоциональное общение, б — предметно-манипулятивная деятельность, в — игра, г — учение, д- трудовая деятельность, общение.
19.Агрессия, аутоагрессия, непослушание, отказ выходить на контакт.
20.Обеспечение безопасности — это объяснение и научение правилами поведения дома, что можно, что нельзя (бытовая техника,электроприборы,окна,балконы, кому можно открывать дверь, кому нельзя, и так далее). Научить как вести себя если завел разговор не знакомый человек и так далее.

Общество

Власть и право

«Родителей выбирают небрежно»: систему опеки ждут реформы

Как в России могут ужесточить требования к приемным родителям

Требования к потенциальным усыновителям могут ужесточить, заявила министр просвещения Ольга Васильева. Согласно проведенному ведомством анализу, большинство трагедий в российских приемных семьях происходило из-за «небрежного» подбора родителей. Васильева также отметила, что в министерстве работают над тем, чтобы сократить допустимое число детей, которых берет под опеку одна семья.

К кандидатам в приемные родители могут ужесточить требования при оформлении опеки над детьми. Соответствующую законодательную инициативу сейчас готовит министерство просвещения РФ, заявила глава ведомства Ольга Васильева.

«Мы вносим предложения, это законодательные предложения… Ужесточатся требования к кандидатам на высокое звание родителей и ужесточатся требования к психологическому обследованию людей, которые хотят стать приемными родителями», — сообщила журналистам Васильева.

Она уточнила, что министерство проанализировало все произошедшие в этом году «трагические случаи» в приемных семьях. «Вывод был не очень утешительный. Подбор будущих приемных родителей шел очень небрежно», — отметила министр.

По ее мнению, замещающие семьи нуждаются в развитии системы «психологической, педагогической, юридической, медицинской, материальной» помощи. «По этим направлениям мы должны помочь семьям, которые взяли на себя такое мудрое и сложное решение — усыновить ребенка. И я глубоко убеждена, что если навалиться на эту проблему всем, то мы сможем реально сократить, прежде всего, число детей, которые воспитываются вне семьи», — считает Васильева.

В этом ее поддержал руководитель общественного движения «Право ребенка» Борис Альтшулер. «Системы комплексной помощи поддержки семьи, неважно, приемной или кровной, как не было, так и нет, хотя разговоры об этом ведутся последние 20 лет. Пока деятельность органов опеки в законодательном порядке не будет связана с соцзащитой, добра не будет», — сказал он «Газете.Ru».

К тому же, по его мнению, серьезной проблемой является то, что в стране не работают уже существующие законы, как, например, о проведении профилактических работ в семьях с детьми.

Среди других инициатив министерства просвещения, о которых говорила Васильева, было также предложение сократить число детей, которых может взять под опеку одна приемная семья (на данный момент — до восьми человек). «Это не детский сад, это не детский дом семейный. Это другая форма. Семейный детский дом — это замечательная история, только не про это. Это второе предложение, которое нами сейчас будет внесено, оно обговаривается», — отметила министр. При этом конкретное число детей, которых в случае принятия поправок могут передать одной семье, она не уточнила.

Впрочем, эксперты считают, что «лимит» детей, которых может взять под опеку одна семья, должен устанавливаться в каждом случае индивидуально. «Например, если семья хочет взять ребенка-инвалида и, возможно, является его последней надеждой на нормальную жизнь. Решения в данных случаях должны принимать эксперты, которые хорошо знакомы с семьей и взаимодействуют с ней, а не перегруженные сотрудники опеки или судьи, которые штампуют сирот не глядя», — отмечает Альтшулер.

На вопрос, появится ли возможность усыновления детей для пар, в которых один или оба человека ВИЧ-положительны, Васильева ответила, что сама лично «далека от этой идеи».

Как рассказала «Газете.Ru» взявшая три года назад приемного ребенка Елена М., на данный момент к будущим мамам и папам и так предъявляются достаточно жесткие требования. Так, обязательным условием для оформления опеки является прохождение «Школы приемных родителей». «В течение трех месяцев с потенциальными опекунами проводятся занятия и тренинги. За ними на протяжении всего этого времени наблюдают психологи, которые в итоге проводят тест и устанавливают, готовы ли люди к тому, чтобы стать приемными родителями. Кстати, эта школа совершенно бесплатная», — отметила она.

По словам Елены, органы опеки регулярно следят за их семьей. Она уточнила, что изначально они с супругом были опекунами, то есть ребенок все еще считался воспитанником государственного детского дома, но при этом жил уже в семье. Спустя три года они усыновили малыша.

«Изначально к нам приходили с проверкой из органов опеки раз в месяц, затем раз в полгода. После того, как было оформлено усыновление, они, по закону, должны приходить еще три года, а потом прекращают», — рассказала Елена.

Однако уполномоченная при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова считает, что существующих требований недостаточно. По ее словам, сегодня порядок оформления кандидатов в приемные родители предполагает «прохождение школы приемных родителей», но не подразумевает никакой диагностики результатов прохождения этой школы.

«А ведь есть возрастные особенности, есть особенности здоровья детей, адаптации и прочее. Их надо знать! Даже малышей перед поступлением в первый класс тестируют и опрашивают, а в нашем случае (речь о трагедиях, произошедших зимой 2020 года в Москве и Смоленске – «Газета.Ru») отдали двух маленьких больных детей паре, у которой вообще нет опыта воспитания. Но главное, психика была нестабильной, а это, при наличии утвержденных методик, можно было выявить заранее», — считает омбудсмен.

Тема реформирования системы передачи детей в приемную семью стала особенно острой в связи с трагедией, произошедшей 4 августа в Татарстане.

39-летнего Романа Григорьева арестовали за избиение до смерти девятилетней девочки, над которой он взял опеку. Согласно информации следствия, он избил ее ногами, после чего ребенок скончался от черепно-мозговой травмы.

Во время проведения экспертизы на теле девочки обнаружили также термические ожоги. После того, как она получила телесные повреждения, опекуны не обращались за медицинской помощью в лечебные учреждения и пытались лечить ее самостоятельно. В ходе следствия выяснилось, что ребенок воспитывался в приемной семье, где, помимо нее, было еще пятеро детей, которых родители регулярно унижали и избивали. За регулярные побои сестры погибшей девочки была арестована их приемная мать. Задержана и сотрудница местных органов опеки и попечительства за недостаточный контроль условий проживания.

Каждая мама обязана знать:  Дочь не слушается папу

В феврале были задержаны 37-летний мужчина и 33-летняя женщина из Москвы. Они подозреваются в покушении на убийство приемного ребенка. По данным следствия, накануне супруги сообщили на пульт станции скорой медицинской помощи о внезапном приступе у ребенка.

«Малышу, доставленному в приемное отделение одной из районных больниц, был поставлен предварительный диагноз: закрытая черепно-мозговая травма, отравление психотропными веществами, кома неясной степени. После этого ребенок незамедлительно был переведен в клинику доктора Рошаля, где у него были диагностированы закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга и множественные ушибы», — рассказали в ведомстве.

В январе в Смоленской области отчим изнасиловал и задушил семилетнюю девочку, пока мать была в отъезде. При этом ранее, по словам министра Васильевой, мужчине было отказано в опеке, «а потом ребенок вместе с братом и сестрой все-таки к нему попал».

По данным министерства просвещения, в банке данных детей-сирот находится 48 тыс. анкет. Ежегодно около 50 тысяч человек лишаются родительских прав.

Адвокат Жаров: «Не ходите на тестирование!»

Читайте также

5 шагов к принятию ребенка в семью

Первая встреча с ребенком

Как взять ребенка из детского дома в гости на выходные или каникулы

Как получить информацию о детях?

Как перестать говорить детям слова, которые ранят — 5 советов психолога

Если вы вдруг решили стать опекуном или усыновителем — не ходите на психологическое тестирование, обследование, исследование — как бы его ни назвали — не ходите туда, куда вы можете не ходить. Такой совет дает Антон Жаров, адвокат, специалист по семейному и ювенальному праву, усыновлению, опеке, попечительству, защите прав родителей и детей.

С некоторых пор, особенно в Москве, всех выразивших желание стать опекуном или усыновителем, «направляют» в две государственных организации, которые проводят «добровольное психологическое обследование» кандидатов. По результатам этих обследований составляется некое заключение, которое не только выдаётся на руки кандидату, но и направляется напрямую в орган опеки.

Затем орган опеки использует выводы этого заключения при составлении официального заключения о возможности быть усыновителем или опекуном. Часто именно выводы этого «обследования» кладутся в основу «отказа» (т.е. заключения о невозможности быть опекуном), либо используются для установки каких-либо ограничений в положительном «заключении о возможности быть…» (например, «только дети старше 12 лет» и т.п.)

  1. Чем мне опасно «психологическое обследование»?

Прежде всего, непредсказуемостью результатов. Если вы «просто» пойдёте к психологу и попросите его ответить на какие-то стоящие перед вами вопросы, он это сделает, и результатом будет, например, бумага, которую вы можете сами почитать, а можете — в опеку отнести.

В случае же «добровольного психологического обследования», на которое вас отправила опека, вариантов нет — бумага от государственного психолога окажется в органе опеки без всякого вашего участия.

Не предусмотрено никакой возможности обжаловать или оспорить результаты «обследования», поскольку оно — добровольное, и вас туда, строго говоря, ходить не заставляли. А уж коли сходили — никто не виноват, что результаты вас не устроили.

Таким образом, если государственный психолог что-то неправильно понял, как-то неправильно провёл это обследование (хотя нет и правил никаких!) — вы не можете с этим ничего поделать. Например, вам могут написать, что у вас «недостаточно развиты родительские компетенции» и потому детей вам давать не стоит (как обычно пишут, «нецелесообразно»). Спорить с этим выводом нельзя: ведь это просто мнение какого-то там «специалиста», как можно вообще спорить с мнением?

При этом, учитывая, что вы «сдались» добровольно, орган опеки с удовольствием использует выводы «обследования», где «нецелесообразность» или «недостаточность компетенций» превратит в формулировку «не может быть опекуном».

И оспорить такую бумагу в суде станет крайне сложной задачей (если не невозможной).

  1. А мне говорят, что если не пройти это «обследование», то заключение «не дадут»…

Сама возможность проведения такого обследования предусмотрена Постановлением правительства РФ № 423, где оно названо «добровольным» и находится в той части документа, где речь идёт об обязанности органа опеки организовать как школу приемных родителей (что не означает, что вы не можете найти ШПР для себя сами), так и «добровольное психологическое обследование», которое, если нужно вам, расскажет вам же о том, готовы ли вы к принятию ребёнка в семью.

Слово «добровольное» означает наличие у кандидата доброй воли (собственного желания) пройти какое-либо обследование. Если такой воли нет — заставить нельзя.

В перечне документов, предусмотренных постановлением правительства, заключение о добровольном психологическом обследовании отсутствует, значит, требовать его прохождения и обуславливать его наличем выдачу заключения о возможности быть опекуном или усыновителем — неправомерно.

Это значит, что сотрудники органа опеки (и даже целого Департамента) врут, когда говорят (а письменных требований я не видел), что они «не дадут заключение» пока не будет проведено «добровольное обследование». Врут, когда говорят, что прохождение такого обследования обязательно (а не добровольно).

Нужно просто собрать все предусмотренные постановление правительства № 423 (или № 275 — если заключение о возможности быть усыновителем) документы, написать заявление (образец я уже публиковал), и сдать эти документы под подпись в орган опеки.


А затем — просто дождаться ответа (скорее всего в виде положительного «заключения о возможности быть…»).

  1. А мне все равно не выдали заключения!

Да, встречается ситуация, когда хитромудрый орган опеки вместо заключения даёт бумажку, в которой очень наукообразно и с использованием оборотов «учитывая что», «принимая во внимание» и т.п., намекает, что для выдачи заключения всё-таки нужно какое-то обследование проходить.

Разумеется, если вы сдали все предусмотренные постановлением правительства документы в орган опеки и эти документы соответствуют действительности, то отказать вам в выдаче заключения о возможности быть опекуном просто нельзя.

И такие действия опеки (мы, вроде не отказали, но и не выдали) являются незаконными.

Есть установленный срок (можете, для упрощения считать его месячным), когда заключение должно быть выдано — хоть камни с неба. И, если месяц прошёл, а заключения — нет, то надо жаловаться.

Конечно, хотелось бы жить в «прекрасной России будущего», где все чиновники соблюдают все законы, при этом вежливы и «входят в положение». Но мы живём в прекрасной России настоящего, где чиновники могут обманывать, руководствоваться не законом, а указаниями начальства, могут писать чушь в бумагах (в Киеве — дядька, в огороде — бузина), подделывать даты, терять документы, и при этом сохранять бодрость духа, незамутнённый взгляд и рабочее место.

И поэтому в прекрасной России настоящего существует прокуратура и суд, куда приходится ходить за отстаиванием своих прав.

Хорошей новостью тут является то, что судебная практика уже сложилась: при наличии всех предусмотренных постановлением правительства документов заключение не может быть отрицательным и должно включать в себя просто констатацию «может» или «не может» человек быть опекуном. А всякие разные истории про «не более одного ребёнка» или «не младше 8 лет», или «мужского пола 1-3 группы здоровья» — все эти ограничения в заключении присутствовать не должны.

И ещё. Само по себе «психологическое обследование» в Москве — долгая штука. Запись на него — за три месяца. Что уже вполне сравнимо со сроками судебной процедуры.

  1. А можно не ругаться? Можно как-то без жалоб?

В органе опеки работают вполне приятные люди. Но если эти люди сделали вам гадость или обманули вас — жалоба в ответ, как мне кажется, — вполне адекватная реакция.

Мой совет как адвоката: ни на какие «добровольные обследования» не соглашаться, никуда не ходить, показаний не давать. Если вы не слышите этот совет — ну, что я могу ещё для вас сделать?

Если чиновнику надо сделать что-то неправильное, незаконное, ненужное лично вам — можете соглашаться, молчать, не жаловаться, пожалуйста. Важно только понимать, что такое вручение своей судьбы в руки малознакомых людей — это лично ваш выбор, ваша ответственность за принятое решение.

  1. Ну я же нормальный человек — что, мне тоже могут «написать»?

Беда в том, что да, могут. Мы все кажемся сами себе «нормальными», но как мы выглядим через глаза «госпсихолога» ГБУ «Детство» — я не знаю. Кто эти люди? Где они взяли эти «методики»? Кто контролирует, правильно ли они их применяют?

Опыт прошедших это тестирование говорит нам о том, что, например, результаты тестов (их и не показывают) никак не влияют на результаты заключения, зато сильно влияет на него настроение каждого конкретного «госпсихолога». Учитывайте также, что сотрудники государственной службы имеют дело с возвратами детей из приёмных семей, горем, слезами, несчастьем — т.е., в основном, отрицательным опытом. И, конечно, они будут вас оценивать… как источник потенциальных проблем.

При этом не забывайте, что «несказанное ошибки не содержит», и если вы НЕ обследовались, никаких выводов о том, что вам «нецелесообразно» иметь детей, сделать будет невозможно.

  1. Если согласиться на «обследование», тогда не будут придираться к другим документам?

Конечно будут. Всё, что мы вправе требовать от чиновников — соблюдать закон и административный регламент. И если при этом у нас (предположим) не вполне легальная справка о доходах или, положим, мы «забыли», что у нас есть иностранный муж (брак был в Италии и в российский паспорт штамп почему-то не поставили) — извините, отдел фантастики на другом этаже.

Нет никакой реальной связи между тем, что вы пройдёте «добровольное обследование», которое проходить не хотите, и вниманием чиновника к вашим документам. А вот само по себе это «добровольное обследование» число кандидатов в опекуны и усыновители сокращает. И вы вполне реально можете оказаться в числе «сокращённых».

При заключении договора о приёмной семье орган опеки может потребовать, в принципе, хоть звезду с неба достать. И, разумеется, если вы это подписываете — извольте исполнять.

То же самое и перед заключением договора. Если орган опеки не хочет заключать договор, пока вы не сдадите нормы ГТО (или не пройдёте «добровольное психологическое обследование») — заставить его сделать это нельзя.

Но это, повторюсь, это касается «родителей за зарплату», приёмные семьи.

К «обычным» опекунам и, тем более, к усыновителям эти настойчивые требования применять нельзя.

Идеальная приемная семья – выбрать с помощью теста

«Не лучший вариант» для устройства в семью

Тоше пять с половиной лет. Подвижный мальчик с большими голубыми глазами, какие могли бы быть у совсем взрослого человека, и обычной детской страстью капризничать. Маме Яне Антон достался тревожный, замученный и запущенный системой.

С рождения у него сложный диагноз: хроническая почечная недостаточность, требующая трансплантации, и тугоухость четвертой степени. В детском доме в Мурманске, где жил Антон, историю болезни знали, но почему-то ничего не делали: ни диализ, который на тот момент уже был ему необходим, ни кохлеарную имплантацию, чтобы восстановить слух, хотя она положена по квоте и не требует особых условий реабилитации.

Антона даже не учили жестовому языку как глухого малыша. Если бы не фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам», который привез мальчика в Москву и поставил в очередь на пересадку почки, он бы медленно умирал в тишине и одиночестве, считает мама Яна.

Когда Яна увидела Антона в первый раз, она не почувствовала, что это ее ребенок. Она уверена, что любовь и духовная связь возникают потом, после непонимания, после проблем с адаптацией, приступов паники и долгой совместной работы. А тогда, в первый раз, это был чужой, тревожный и уставший ребенок. Он уже полгода жил то в одной, то в другой московской больнице.

Гулять и ходить в общую столовую было нельзя, а если бы фонд не предоставил няню, то в палате Антон оставался бы совсем один. Он мог прожить так год, два, пока не придет очередь на пересадку. После операции его ждал детдом и месяцы изолятора, в котором держат детей с ослабленным иммунитетом, чтобы они не заразились от других воспитанников учреждения.

«Была детская мечта взять ребенка из детдома. Сначала я мечтала, чтобы это сделала мама, потом выросла и поняла, что могу и хочу сама. Три года назад я пришла работать в благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам», руководила группой больничных волонтеров, — рассказывает Яна. — На тот момент я долго искала ребенка. Я не взяла бы здорового, потому что на здоровых малышей и так очереди стоят, а мне хотелось помочь кому-то, кто без меня точно останется в детском доме. И не взяла бы подростка, потому что, наверное, чтобы справиться с подростком, самому нужно быть достаточно взрослым человеком. И еще важно отталкиваться от того, к каким диагнозам ты спокойно относишься, а какие вызывают ужас. Двигательные нарушения, умственная отсталость вызывают у меня ощущение, что я не справлюсь. А диагноз Антона меня не пугал, и уже через 10 минут после нашей встречи я решила, что возьму его».

С точки зрения стандартов Яна Дворкина — не лучший вариант для устройства ребенка в семью. Ей 28 лет, у нее не было своих детей, она не замужем. Но тем не менее органы опеки в Москве и Мурманске пошли ей навстречу и помогали в процессе усыновления, потому что всем очень хотелось, чтобы у Антона появилась мама.

Каждая мама обязана знать:  Моя мама очень много кричит

Яна говорит, что помощь в тот момент была ей необходима: «Я очень нервничала в процессе, переживала, получится ли. Хорошо, что вокруг были люди, которые меня поддерживали и направляли, — психологи школы приемных родителей, директора детских домов в Москве и Мурманске, органы опеки».

У органов опеки подозрений не вызывал

В конце ноября стало известно, что Минобрнауки готовит законопроект, согласно которому психологическое тестирование для кандидатов в опекуны или приемные родители станет обязательной процедурой и будут установлены санитарные и технические требования к жилплощади.

До сих пор органы опеки интересовали только условия, в которых будет жить ребенок, — чисто ли, всего ли достаточно, а психологические тесты родители могли пройти по своей воле и их результаты носили рекомендательный характер. Если же законопроект одобрят, то заключение психолога будет иметь юридическую силу.

Авторы и сторонники инициативы считают, что более тщательная проверка «родительских компетенций и воспитательных навыков» поможет предотвратить случаи домашнего насилия и сократить число возвратов. О том, чтобы прописать психологическое освидетельствование потенциальных приемных родителей в законе, говорили еще в 2013 году. Говорили, правда, недолго, а потом забыли.

Тема стала актуальной в июне этого года, когда в Хабаровске задержали мужчину, который пять лет насиловал приемных дочек. Всего в этой семье воспитывалось двенадцать детей: трое родных и девять приемных. Подчеркивается, что на «сиротские» деньги, а это почти 20 тысяч в месяц на ребенка, он снимал другую квартиру, где насиловал девочек. У органов опеки мужчина подозрение не вызывал.

Для совершенствования семейного законодательства в закон «Об опеке и попечительстве» и Семейный кодекс планируется внести поправки, согласно которым кандидаты в приемные родители и члены их семей должны будут проходить психологическое обследование.

Предполагается, что это оптимизирует процесс подбора замещающей семьи для ребенка, поможет своевременно скорректировать те или иные действия граждан, а также составить органам опеки обоснованное заключение о возможности гражданина принять на воспитание ребенка, заявили в ведомстве.

По словам члена общественного совета Минобрнауки по вопросам защиты детей Галины Семьи, в 50 регионах уже прошло пилотное исследование, в котором приняли участие 300 психологов. В результате выяснилось, что большое количество граждан не говорят на русском языке, из-за низкого образовательного ценза многие вопросы тестов могут быть непонятны и, кроме того, тесты могут противоречить религиозным представлениям граждан. Все это планируется учесть в разработке методики тестирования.

Инициативу Минобрнауки поддержал Совет семей, воспитывающих детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также члены некоммерческой организации «Союз приемных родителей, усыновителей, опекунов и попечителей».

Дети не для тревожных и вспыльчивых

Специалисты по работе с сиротами выступили резко против психологического тестирования и даже написали по этому поводу открытое письмо в Минобрнауки.

Автор письма — научный директор Института семейных просветительских и правовых программ Антон Жаров, а подписали его член Общественной палаты, президент Благотворительного фонда «Отказники в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская, руководитель образовательных программ, соучредитель Института развития семейного устройства Людмила Петрановская, соучредитель и руководитель БФ «Найди семью» Елена Цеплик, президент НГОО «День аиста», тренер Школы приемных родителей Евгения Соловьева и другие специалисты, психологи и приемные родители из Москвы и регионов.

«Мы не знаем еще закона, его по сути нет. Есть некое обоснование, поясняющее, какие виды у законодателей в отношении планируемого законопроекта, и там звучит слово «тестирование». Оно насторожило многих специалистов, потому что с точки зрения решения задач семейного устройства не видится адекватным, — говорит Елена Альшанская. — Какие это будут тесты? Если их нужно специально разработать под закон, то кто сможет это сделать? На какой вопрос нужно отвечать тесту в отношении потенциально приемного родителя и как можно оспорить результаты? Пересдать другому психологу? Обратиться в суд? Пока у меня вопросов больше, чем ответов».

Сейчас потенциальные приемные родители обязаны посетить психиатра, но чаще всего эти визиты абсолютно формальны.

Врач смотрит, не состоит ли на учете гражданин, задает вопросы из серии «Зачем вы решили взять ребенка? в своем ли вы уме?» или вообще не задает, просто пишет заключение.

Елена считает, что людей с психическими расстройствами возможно отсеять только на этом этапе, если подойти к нему более серьезно, но для этого уровень квалификации районных психиатров должен быть достаточно высоким. Психологические же тесты действительно способны показать особенности личности, акцентуации характера, помочь родителям лучше узнать себя, но максимум, что это могло бы дать, — рекомендации, на что обратить внимание в процессе родительства. Запрещать, например, тревожным или вспыльчивым людям брать детей было бы неправильно, считает Елена.

«На самом деле у меня нет даже версии, что в тесте может быть такого, что бы говорило о том, что человек потенциально не может стать родителем. Тогда должен быть какой-то консенсус в обществе, что людям с такой-то структурой характера мы детей в принципе не даем. Возникает следующий вопрос: а что, если у людей с такой структурой характера появляются собственные дети?» — отмечает она.

Людмила Петрановская также отмечает, что по-настоящему валидных, верифицированных на больших выборках тестовых методик существует не так много, и обращает внимание на то, что обязательных на уровне закона стандартизированных тестов нет нигде в мире. Кроме того, она обеспокоена переменой роли психолога, если его обяжут проводить тестирование.

Людмила Петрановская. Фото Евгения Раздобарина для «Спектра»

«Если тех, кто проводит подготовку, обяжут проводить тестирование, отношения с кандидатами изменятся необратимо. Психологи службы устройства превратятся для них из помогающих специалистов в контролеров. Это снизит в разы обращение за помощью и, соответственно, в разы повысит риски возврата ребенка или жестокого обращения с ним со стороны «дошедшего до ручки» родителя», — говорит психолог Людмила Петрановская.

Школы приемных родителей помогают оценить себя

Проведенный Минобрнауки мониторинг показал, что 92% школ приемных родителей уже проводят психологическое обследование кандидатов, но носит оно добровольный и рекомендательный характер, а его результаты предоставляются в опеку только с согласия граждан. В ШПР с семьями беседуют, направляют, действительно показывают сильные и слабые стороны — им остается только прислушиваться.

Няня Галина, Рита и Александра, лето 2013 г. Фото проекта «Дети в беде»

Педагог-психолог школы приемных родителей в ЦССВ «Найди семью» Ольга Русаковская говорит, что есть несколько случаев, когда слушателям школы могут порекомендовать вернуться к идее устройства ребенка позже или отказаться от нее совсем. Во-первых, когда приходят люди, потерявшие детей, значимых близких.

«Существует рекомендация ждать 2-3 года, а потом брать детей, но важно, чтобы опыт потери был переработан, горе завершилось, — говорит Ольга. — Однако чаще всего люди приходят с открытой раной, и в таком случае они нересурсны для приема, потому что дети, которые живут в системе, сами травмированы и нуждаются в том, чтобы им отдавали. А человек, который переживает горе потери, не может давать, ему самому нужно.

Бывает, что супруги хотят справиться с кризисом в отношениях и заполнить образовавшуюся пустоту ребенком. Они думают, что это сблизит семью, однако трудности адаптации, напротив, разобщают и часто приводят к разводу. Бывает и так, что за ребенком идут как за наследником, связывая с ним свои личные ожидания, которые вообще-то к нему не относятся и заведомо не могут быть оправданы. Такие истории ведут либо к возврату, либо к большим проблемам в семье, особенно когда ребенок достигнет подросткового возраста.

Иногда уже на первом собеседовании появляется подозрение, что граждане «не про ребенка». Тогда мы пытаемся помочь им посмотреть на свои проблемы под другим углом, оценить трезво свои возможности и возможности своей семьи. Если за время обучения ничего не меняется, на последнем собеседовании я категорически настаиваю, чтобы человек пересмотрел свое решение. Я это не делаю, исходя из субъективных соображений, я пытаюсь для человека высветить проблему, подкрепляя фактами.

Бывает так, что граждане не хотят слушать наши рекомендации, берут детей и сталкиваются с проблемами носом к носу. Но чаще, конечно, слышат. Был такой случай, когда женщина, потерявшая близкого человека, услышала наши рекомендации и обратилась за помощью для переработки своего горя. И потом, когда ее работа с психологом завершилась, она сказала, что вернется к вопросу об усыновлении, но не сразу», — рассказывает психолог.

Ольге Филимоновой и ее мужу тоже рекомендовали одуматься, правда, не психологи, а сотрудники службы опеки. Ольге было 28, мужу 29, они решили взять 9-летнюю девочку с особенностями.

«С опекой по месту жительства у нас проблем не было. Супруг спокойно получил заключение, просто так было удобнее на тот момент, чтобы он был опекуном. А в опеке у ребенка сотрудницы посчитали, что мы слишком молоды и ребенок для нас слишком взрослый. И у него инвалидность. И вообще супруг очень молодо выглядит. И почему опека на него, а не на жену или на обоих, потому что это редкость, обычно же жены этим занимаются.

Чтобы не идти на конфликт, пришлось собирать документы на меня и дополнительно предоставлять документы, которые не входили в перечень обязательных. Они нам ребенка отдали. Со скрипом, нехотя, но отдали. Сейчас я понимаю, что это от страха», — вспоминает Ольга.

Она не осуждает сотрудников опеки: они субъективно на основании своего житейского и профессионального опыта насторожились. Как еще они могут проверить благонадежность семьи, если те документы, которые кандидаты предоставляют, ничего о них не говорят, кроме как то, что они не асоциальные люди? Поэтому психологический тест Ольгу бы не испугал.

«Прошло три с половиной года, как мы взяли под опеку первую девочку, воспитываем еще двоих приемных детей, и сейчас, по прошествии времени, я понимаю, что приемное родительство — штука сложная. Если бояться на первых этапах, бояться собирать документы, бояться тестов, то лучше и не соваться туда», — считает она.

Тестами пытаются решить недоработку опеки

Правозащитники, чиновники, психологи и родители сходятся в одном — систему устройства в семью надо менять. И перемены действительно есть, только вот последствия от них не всегда положительные. Федеральные и региональные власти регулярно повышают выплаты на детей-сирот, в отдельных субъектах усыновителям дают, например, земельные участки.

В результате усыновление и опека становятся бизнесом, а дети, когда взрослый решает свои проблемы, возвращаются в систему.

По данным федерального статистического наблюдения, в 2013 году по инициативе родителей в учреждения вернулся 3 921 ребенок, в 2014 году — 3 543, в 2015 году — 3 646, в 2020 году — 3 909 детей.

Историй, когда семья «набрала» приемных детей и живет на сиротские деньги, много и в быту, и на форумах, и в новостях. В Москве опекуны вернули государству сразу семерых детей. Семья переехала из Калининграда в столицу и потребовала увеличить пособие. Получив отказ от московских властей, мужчина и женщина, вероятно, решили, что дети им больше не нужны.


А семья из Новосибирска вернула в интернат приемного сына из-за серьезных психических расстройств, найденных у него после усыновления. Когда 8-летний мальчик задушил новорожденных котят и щенков — всего 13 животных, приемные родители отвели его к психиатру. Выяснилось, что у ребенка садистские наклонности и непреодолимое желание убивать. Могло ли быть хорошо, если родная мама мальчика во время очередного запоя пыталась отрезать ему ухо?

«Много возвратов, которые проходят через наш фонд, выглядят так: семья берет ребенка с очень завышенными ожиданиями от него, а главное, она совершенно не проинформирована не только о теоретических проблемах в процессе адаптации, но и об особенностях в судьбе и личности ребенка, например, о том, что у него был опыт сексуального насилия в учреждении или семье, что у него есть поведенческие проблемы, — рассказывает Елена Альшанская. — Такая информация обычно подается куце или вообще опускается.

А если семья не знает всю личную историю ребенка или если ей не объяснили, что значит тот или иной диагноз, она не готова к трудностям, которые обязательно возникнут в процессе, даже если на этапе тестирования кандидаты в родители были идеальными.

Надо хорошо готовить, надо понимать, какие есть семьи и дети, какие у этих детей потребности — это должны слышать родители в опеке, а не вопрос, с каким цветом глаз они хотят ребенка. Это не магазин, а система помощи детям, попавшим в беду».

Елена считает, что в основе решения проблемы возвратов должна быть переподготовка и подготовка кадров. Когда будет выстроена грамотная система сопровождения, когда появятся специалисты, которые знают и понимают каждого конкретного ребенка и его проблемы, когда с кандидатами будут честно проговариваться все возможные риски, а в договорах будут прописаны все условия и про потребности ребенка, и про его общение с кровной семьей, и про возможный возврат в эту кровную семью, тогда проблем станет меньше.

«Если для приемной семьи становится сюрпризом тот факт, что кровные родители, выйдя из мест лишения свободы, хотят забрать ребенка, значит, опека недоработала вообще. Чем мы пытаемся решить такую недоработку? Тестами. Видим в них спасение и ждем, что они помогут отделить всех овец от козлищ. Нет, так это не сработает», — утверждает Елена Альшанская.

Каждая мама обязана знать:  Развитие ребенка — в руках родителей

А семьям могут помочь только хорошие специалисты

Антон уже полгода живет у Яны. Вместе они прошли три госпитализации, пересадку почки и кохлеарную имплантацию. Все это время Яна была сильной и уверенной, потому что иначе нельзя. Когда очередная клиника отказывалась делать операцию по восстановлению слуха — «Зачем мы потратим на вас имплантаты (они дорогие, около 2 млн рублей), если у вас ребенок может не выжить из-за почки?» — Яна шла в другую, третью, пока наконец Антона не прооперировали.

Когда Антон по сто раз в день на каждом шагу пытается подорвать Янин авторитет и показывает, как сильно он не верит, что они семья, Яна снова и снова доказывает и себе, и ему, что все-таки они семья.

«Если говорить о том, с чем тяжело, это как раз не диагнозы и лечение, а моя и его адаптация. Антон травмирован физически и психологически. Прошло больше полугода, но я не вижу у него привязанности. Он очень много делает для того, чтобы саботировать наши отношения. Например, он может ненадолго остаться с кем-то из моих родственников, и когда я возвращаюсь, вместо того чтобы обрадоваться, он выгоняет меня из квартиры, на днях стукнул кулаком по голове со злости, чтобы я ушла.

Антон не говорит, не слышит, я не могу с ним все это обсудить. Вот с этим сложно. Надо постоянно оставаться спокойной и вдумчиво объяснять, почему так, а не по-другому, насколько это возможно сделать примитивными жестами», — отмечает Яна.

Слух у Антона еще не восстановился. Если бы операцию сделали до трех лет, эффект был бы сразу. Теперь, после стольких лет тишины, мозг может и не отреагировать на появившиеся звуки. Впрочем, все зависит от Антона, а он очень активный и общительный мальчик, и от Яны, от того, какую реабилитацию она сможет дать сыну. В этом Яне помогают фонды «Волонтеры в помощь детям-сиротам» и ИРСУ.

«У «Волонтеров в помощь детям-сиротам» есть проект «Близкие люди», который помогает семьям, взявшим детей с инвалидностью. Я бы не решилась взять ребенка, если бы такой поддержки не было. Это мой тыл. Проект оплачивал дорогие лекарства, обследования, которые не входили в полис. Я знаю, что, если что-то случится, нужна будет срочная операция или узкопрофильный врач, я могу обратиться и мне помогут.

Психологически помогают специалисты фонда ИРСУ. Я заканчивала у них школу приемных родителей, сейчас хожу на группы поддержки для родителей, которые приняли ребенка и находятся в состоянии адаптации. Очень ресурсные занятия», — рассказывает она.

Сейчас жизнь Яны и Антона – это самые обычные будни мамы и ребенка. Они гуляют, лепят снеговика, наряжают новогоднюю елку, радуются и грустят вместе. Разве что учиться друг у друга им нужно чуть больше. Но сначала, когда Яна только решила стать мамой Антона, ей было страшно.

«Успокоиться и расставить все по своим местам помогали хорошие психологи в ШПР. На занятиях я смогла лучше подготовиться к жизни с ребенком, понять, какая мне нужна поддержка, и на нее опереться.

А психологический тест мне бы не помог никак, потому что, как я понимаю, у него нет помогающей, а есть контролирующая функция. Он бы добавил тревожности, а я и без того нервничала. Хотя в такой ситуации больше всего хочется поддержки. И в том, чтобы принять решение отказаться от усыновления или отложить эту идею на время, тоже нужна поддержка, бережная и аккуратная».

Готовы ли вы стать родителями?

Появление в вашей семье ребёнка. Несколько главных вопросов, которые нужно себе задать.

Некоторые люди делают это вдвоём, а некоторые решаются на это в одиночку. Некоторые предпочитают не делать это вовсе, а есть и такие, которые не должны этого делать.

Речь идёт о рождении ребёнка.

Стать родителями – это не то решение, которое принимается без серьёзных размышлений и взвешивания всех аргументов. Вы должны внимательно изучить своё материальное положение. Немаловажным является то, каков ваш доход будет в перспективе. Ведь ребёнка нужно обеспечивать не год и не десять лет.

Быть родителями – это пожизненное обязательство. Очень важно объективно оценивать свою моральную готовность стать родителями. Потому что с появлением в семье малыша ваша жизнь уже никогда не будет прежней. Далеко не все готовы к такому вызову.

Признаки готовности к отцовству и материнству

Помимо материальных и физиологических аспектов, готовность к роли родителей подразумевает еще и психологическую зрелость.

Предлагаем вам ознакомиться со следующими признаками, говорящими о вашей готовности взять на себя ответственность к зачатию, рождению и воспитанию малыша:

1 Желание иметь ребенка. Первый и главный пункт – осознанное желание продолжить свой род и со стороны потенциальной матери, и со стороны будущего отца.

Беременность еще не состоялась, а вы уже любите и ждете своего малыша. Вам и вправду знакомо такое чувство? Что же, это положительный сигнал.

2 Вы знаете все о тонкостях течения беременности.

Вынашивание ребенка – это, несомненно, тяжелый труд. Это нелегкое время для обоих родителей. Но вместе с тем, беременность расценивается вами не как каторжное испытание, а как время, насыщенное новыми приятными эмоциями. Вы должны быть готовы ко всем трудностям, которые могут ожидать вас во время беременности. Именно так вам будет легче пережить этот период и подчерпнуть из него новые знания и опыт.

3 Положительные воспоминания из детства. Немаловажным фактором в воспитании детей играет опыт, полученный от собственных родителей. Готовясь к роли мамы и папы, вы будете подсознательно пользоваться именно этими знаниями.

Мамы напевают те же колыбельные, которые слышали от своих мам. А папы мечтают сыграть с ребенком в свои любимые детские игры.

Поэтому так важно вспоминать только самые лучшие и позитивные моменты из детства. Следуйте семейным традициям, и вы построите действительно крепкую и полноценную семью.

4 Продуманная стратегия воспитания. Для молодых родителей часто бывают в новинку даже самые простые повседневные дела, связанные с малышом: кормление грудью, пеленание, детский массаж и гимнастика, прогулки на свежем воздухе.

Будет лучше, если вы будете знакомы со всем этим хотя бы теоретически. Безусловно, новоиспеченные бабушки и дедушки не будут против помощи вам с воспитанием и уходом. Но ведь так приятно добиваться всего самостоятельно!

Сейчас существует масса статей и хорошей литературы, доступной даже в электронном виде. Читайте, интересуйтесь, общайтесь с более опытными родителями – все это только усилит ваше желание материнства и отцовства.

5 Ваша маленькая семья на данный момент – крепкий дружественный союз. Вы не представляете жизни друг без друга, стараетесь поддержать свою половину в любую трудную минуту, а все недопонимания решаются мягко и без скандалов. Мы описали портрет идеальной семьи, для полноты картины которой не хватает лишь одной маленькой детали. Какой – вы, пожалуй, знаете сами.

6 Для вас не имеет значения пол и внешность будущего ребенка. Настоящие любящие родители не рисуют конкретный образ малыша. Вам все равно, кто продолжит ваш род: нежная, утонченная девочка или сильный и смелый мальчик. Вы готовы принять и любить ребенка любым. И совсем не важно, на кого он будет похож.

7 Пара исключает возможность рождения ребенка от другого партнера. Идеал мужчины для женщины – это её муж, а мужчина, в свою очередь, не видит рядом с собой другую спутницу жизни. Понятие семьи для вас священно. Все, что происходит за пределами родного дома – лишь суета.

8 Эмоциональное равновесие, теплый климат в семье. Вы привыкли преодолевать трудности, рассуждая трезво и по-взрослому. Во время беременности и первых лет воспитания ребенка эта способность пригодится обоим родителям. Послеродовая депрессия, к сожалению, часто является причиной разрыва в семьях. А устойчивая психика и умение работать над собой предотвратит этот нежеланный поворот событий.

9 Будущие родители осознают свою ответственность перед малышом. Ребенок входит в наш мир, полный угроз и превратностей, будучи совершенно беззащитным и уязвимым. Вас не должна пугать ответственность, которая теперь ляжет на ваши плечи и будет частью вашей жизни еще много-много лет.

10 Общаясь с чужими детьми, женщина и мужчина испытывают только самые нежные и приятные чувства. Вы не жалеете средств на подарки для маленьких племянников или детей друзей и подруг. Играя с крошечным чудом, вы представляете, с какой заботой и интересом делали бы это с собственным ребенком.

Иногда, засматриваясь на проезжающие мимо коляски, вы чувствуете невероятное тепло в груди и желание стать обладательницей или обладателем такого же счастья.

11 Вы уже достаточно «нагулялись». Веселым приключениям и шумным вечеринкам вы теперь предпочитаете тихие вечера в кругу семьи или близких друзей. Возможно, некоторые ваши друзья и знакомые уже стали счастливыми родителями, и отныне вам станет еще интереснее находиться в их компании.

Будущие мама и папа готовы пожертвовать экстремальными хобби, далекими путешествиями и походами на дискотеки. По крайней мере, на несколько ближайших лет.

12 Вас не пугают последствия рождения ребенка. Вы знаете, что изменившийся силуэт фигуры, временный пробел в карьере и полная перестройка распорядка дня – сущие пустяки на пути к настоящему семейному счастью.

Если вы узнали себя во всех или хотя бы нескольких вышеперечисленных пунктов, можем вас поздравить: «ваше» время пришло.

Советы для будущих мам и пап

Мы подготовили несколько полезных советов, которые должны помочь вам стать действительно образцовыми родителями.

Оцениваем материальное положение

Во-первых, вы должны тщательно изучить какие затраты сопровождают само появление ребёнка.

Сюда должно входить медицинское обслуживание во время беременности, сами роды, одежда для новорождённого, подгузники, соски, бутылочки, коляска, кроватка и много разнообразных мелочей.

Во-вторых, нужно понять насколько крепко вы держитесь на карьерной лестнице, какие дальнейшие перспективы ожидают вас на работе. Сможет ли ваш партнёр вас финансово поддерживать в период декрета.

Ведь уход за новорождённым отнимает всё время и силы. А родить ребёнка и отдать его на попечение бабушек и дедушек, чтобы самому с утра до ночи пропадать в офисе – это неправильно.

Конечно, мы часто полагаемся на помощь родных и близких. Но рассчитывать на то, что к вам постоянно будут приходить в гости родственники и приносить малышу подарки, одежду и подгузники, не стоит. Вы всегда должны полагаться только на себя и свою вторую половинку.

От материального к духовному

Подумайте, какими моральными качествами должен обладать хороший родитель. Ребёнку нужно дать правильное воспитание, привить человеческие ценности. Каждому ли это под силу?

Будьте готовыми к тому, что потребности ребёнка выше, чем ваши собственные.

Вы должны быть любящими родителями. Ребёнку необходимо чувствовать себя любимым. Нужно демонстрировать свои чувства, быть ласковыми и терпеливыми. Определитесь, что для вас важнее: любить и воспитывать или быть любимым.

И, наконец, в состоянии ли вы быстро справляться со стрессом и гневом? Ребёнок заслуживает расти и развиваться в спокойных и комфортных условиях, а не в накалённой обстановке с криками и воплями.

В любой, даже самой критической ситуации, вы должны уметь взять себя в руки, быть рассудительными и здравомыслящими. Не позволяйте страху, гневу или раздражению взять над вами верх. Все эти факторы негативно скажутся на дальнейшем развитии малыша.

Хорошие родители – это хорошие педагоги.

О личном пространстве и свободном времени

В уходе за новорождёнными детьми нет ни выходных, ни отпусков.

Первое время все ваши развлечения будут состоять из бесконечных купаний, кормлений, переодеваний.

Сопоставьте это со списком своих социальных, физических и эмоциональных потребностей. Вы будете получать опыт в материнстве или отцовстве, но придётся забыть о вечеринках, походах и прочих развлечениях.

Если у вас есть друзья с маленькими детьми, попробуйте побыть в роли няньки несколько дней. Возьмите на себя некоторые обязанности по уходу за малышом. Это позволит оценить вашу готовность справляться со стрессом и соответствующим образом присматривать за новорождённым.

Теперь оцените, какими были эти дни для вас. Способны ли вы делать всё необходимое для ухода за маленьким беззащитным человечком? Получаете ли вы от этого удовлетворение? Расцениваете ли это занятия как важный жизненный опыт?

Совмещаем карьеру и воспитание детей

Оцените своё личное время и график работы. Сможете ли вы уделять достаточное количество времени воспитанию ребёнка? Маленькие дети особенно остро нуждаются в постоянном внимании с вашей стороны. Вам придётся отказаться от многих вещей в пользу выполнения родительских обязанностей.

Проанализируйте ваш быт. Важно понять, как ребёнок будет влиять на ваши повседневные занятия. Если вы любите часами валяться в ванной или читать книгу в тишине, то появление прелестного маленького создания кардинально поменяет ваши привычки.

Большинство родителей отождествляют домашние дела со временем, проведённым с детьми.

Весь ваш быт будет сведён к воспитанию, обучению и уходу.

Многим работающим родителям очень сложно балансировать между карьерой и детьми. Нужно быть готовым жертвовать карьерой, потому что ущемлять ребёнка в любви и внимании ни в коем случае нельзя.

В заключение хочу сказать, что на сто процентов невозможно предугадать или рассчитать своё будущее.

Когда вы будете готовы отдать всю свою любовь маленькому человечку – вы это обязательно почувствуете сердцем.

И не бойтесь, ведь ребёнок не только меняет жизнь вокруг нас, но и нас самих.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация