Говорить ли дочери, что она приемная


Содержание

Родители растили дочь в клетке: исповедь матери

Родители растили дочь в клетке: исповедь матери

Громкая история 14-летней девочки из клетки продолжает шокировать всю страну. Родная мать якобы оборудовала для дочери-подростка одиночный карцер в собственной квартире и держала девочку под замком, как дикое животное. В какой-то момент девушке удалось сбежать. Почти четыре года она скрывалась от собственной семьи, сменила имя, переехала в другой город и только сейчас, когда ей исполнилось 18, она решилась рассказать о жестоких методах воспитания. «Мне 14 лет, и весь мой мир – это матрас, горшок и слезы. Она меня била, и я боялась, что убьет», – вспоминает девушка.

Семья уверяет – дочь психически нездорова и опасна для общества. После страшной автокатастрофы в Австралии девочка проходила лечение в психиатрической клинике, готовила покушение на всю семью и имела явные сексуальные отклонения. Впервые на телевидении: Тамара Журавлева, мать девочки, пришла в студию «Прямого эфира», чтобы положить конец этой запутанной истории, в которой все ее считают тираном и деспотом. А за кулисами ее слушает ее дочь… Хватит ли сил у дочери и матери простить и понять друг друга?

Тамара Журавлева рассказала, что дочь была по-настоящему долгожданным ребенком, зачатым в процессе подготовки к ЭКО у «безумно любящих друг друга родителей». В первые три года вследствие родовой травмы состояние здоровья девочки было очень тяжелым, ее пришлось выхаживать. К счастью, родителям удалось ликвидировать последствия травмы. Ярослава подросла, пошла в школу. «Славочка была звездочкой в школе, в классе – везде и всюду», – говорит Тамара. А потом родилась младшая дочь Лиля, и, по словам матери, старшая стала ревновать к ней родителей. Сейчас Лиля ходит в школу в бронежилете, так как в адрес семьи стали поступать угрозы. И Тамара считает, что их автор – ее старшая дочь…

Поворотным пунктом в превращении дочери в монстра мать считает злополучную аварию: дети пошли без спроса на пляж, и Славу сбила машина. Девочка пролетела шесть метров и ударилась головой об асфальт. Впоследствии травмы, полученные в тот день, она предъявляла в службу защиты детей как следы побоев. Но дочь уверяет – мать врет. В департамент защиты детей она обращалась намного позже, и к тому моменту следов удара об асфальт уже не было.

Тамара отметила, что в медицинских документах зафиксировано: травмы, полученные в ДТП, повлияли на сексуальную сферу, на раскрепощенность, на снижение самокритики у ее дочери. В поведении подростка стали появляться маленькие странности, неопрятность, а потом – клептомания и неоправданная жестокость. А в 12 лет Ярослава начала встречаться с 22-летним! «Когда я захотела отнести заявление в полицию, Слава отравила меня таблетками и ушла из дома, а я попала в больницу», – вспоминает Тамара. У ее дочери другая версия: «Мать сказала: «Будешь встречаться с 22-летним Димой, а его мать мне по работе поможет». Дальнейшие «показания» расходятся столь же кардинально, в том числе и о том, кто кого бил об асфальт, когда девочка наконец вернулась домой.

В итоге Тамару забрали в полицию, которую вызвала мать Димы, а ее дочек отправили в Департамент защиты детей. После этого у Славы поменялся статус: из жертвы она стала ребенком, который не желает жить с родителями. Девочка сменила восемь приемных семей – и это только за первые две месяца. По словам Тамары, она не устраивала эти семьи: были либо домогательства в сторону мужчин, либо кражи, либо употребление неизвестных веществ. В итоге Ярославу отправили в учреждение для сложных подростков, и там она стала всех уверять, что семья ее бросила…

Когда в жизни Ярославы, которая сейчас называет себя Сашей, появилась пресловутая клетка? Для чего на самом деле она использовалась? Что рассказал отец девушки? Как Слава провела четыре года в бегах? И правда ли, что она занималась проституцией? Ответы – в программе «Прямой эфир».

Акбутин: женщина боялась сказать дочери, что она приемная

Полный комментарий специалиста слушайте в аудиоверсии.

В эфире радио Sputnik Кыргызстан Акбутин рассказал, что к нему обратилась женщина, удочерившая девочку.

«У меня приемная восьмилетняя дочь, и, по-моему, она догадывается, что я ее удочерила. Мы очень разные, а мужа у меня сейчас нет. Соседи и одноклассники обращают внимание на разницу, дочка задает мне вопросы. Я боюсь сказать правду. Навредит ей эта информация или нет? Может, стоит подождать еще?» — спрашивает клиентка.

«Если девочка сомневается и задает какие-то вопросы, значит, она хочет услышать правду. Лучше, если она узнает ее от вас, а не от постороннего человека. В этом возрасте ей будет намного легче принять такую новость, чем в подростковом, когда начнут бушевать гормоны. Потому лучше сказать все как есть, предварительно подготовившись», — уточнил Акбутин.

Он подчеркнул, что после разговора следует «психологически сопровождать» дочь.

«Важно стать опорой и поддержкой для ребенка в трудные эмоциональные моменты. Это позволит вам разделить боль. Ведь мама не только та, которая родила, но и та, которая воспитала и всегда была рядом», — сказал психолог.

По его словам, нужно учитывать, что дети по-разному воспринимают шокирующую информацию: кто-то год переживает из-за смерти щенка, а кто-то смиряется со смертью близкого родственника уже через неделю.

«Она меня бесит!» Каково это – воспитывать приемную дочь и чувствовать, что ты ее не любишь

«А кто, если не мы?» – интернет-журнал «Имена» поговорил с минчанкой Светланой. Она вместе с мужем несколько лет назад удочерила девочку – и это была худшая идея в жизни. По крайней мере, так женщина думала поначалу, пишет Анна Крючкова.

«Я считала себя извергом»

Светлана и Игорь 17 лет в браке. Она переводчик, он компьютерщик. Живут в Минске в обычном «спальнике». Воспитывают четырех детей: двух мальчишек и двух девчонок. Любе почти восемь лет. Светлана и Игорь усыновили Любу, когда ей было 11 месяцев. Они взяли малышку в свой дом. И скоро испугались собственных чувств.

– У меня уже было два сына. И я очень хотела дочь, – рассказывает Светлана. – Тогда мне казалось, что нет критической разницы между «родить свою» или «усыновить чужую» малышку. Подумала: есть девочки, у которых нет родителей, а у меня есть желание взять. Логично. Хорошо. Правильно.

Младшему сыну был годик, и я так была счастлива в этом материнстве! Во мне было столько сил, что, казалось, могу вырастить пятерых детей одновременно. Муж более реалистично оценивал себя и сразу сказал, что ему будет тяжело с чужим ребенком. Я уговорила. Решающий довод – социальная ответственность. «Кто, если не мы?» В принципе так и есть: мы не можем жить в счастливом вакууме по одну сторону забора, а те дети – по другую, в своем «лепрозории». Если существуют сироты, значит, какая-то вина в этом лежит на всех нас.

Я узнала о Любе от волонтеров, которые посещали один из детских домов. Уточнили информацию у администрации – и поехали знакомиться.

Я увидела пухленькую, кудрявую, глазастенькую симпатичную малышку. Следующие полтора месяца приезжали в детдом, гуляли с Любой, привозили игрушки. Привыкали друг к другу спокойно: с моей стороны не было ни излишней щемящей нежности, ни отторжения.

Но, когда забрали Любу домой, произошло неожиданное – в первый же день мне стало невыносимо тяжело. Появилось сильнейшее отвращение к ребенку. Я лежала ночью и думала: «Боже, что я наделала!»

И так было не одну ночь. Это растянулось на пару лет!

На курсах усыновителей нам говорили про период адаптации, но я не ожидала, что он может быть таким долгим. Нам рассказывали про возможные деструктивные реакции ребенка, но меня смущала моя реакция: я просто возненавидела свою удочеренную малышку! Вот она морщит носик, а мне кажется, что ничего противнее я в жизни не видела.

Каждая мама обязана знать:  Правильно ли я реагирую

Мне было отвратительно наблюдать, как она ест, пьет. У Любы совершенно не были развиты вкусовые рецепторы – она глотала все подряд. Домашние дети, как правило, придирчивы в еде, подолгу пробуют предложенное блюдо на вкус, воротят нос, если что не так. А Люба могла горчицу съесть и не поморщиться.

У нее была однотипная реакция на всё – в основном крик. Однообразная мимика, часто она будто впадала в ступор: остекленелые глаза, открытый рот. Я не могла ее фотографировать, удаляла снимки, потому что они казались мне ужасными… В общем, я не представляла, что к детям можно испытывать такую агрессию, ненависть и раздражение.

Я чувствовала себя извергом, не способным полюбить бедного ребенка. И это было страшно. Окружающим же не скажешь: «Она меня бесит». Это же сразу подвергнут осуждению: «Усыновила – так люби, какие проблемы? А если ты плохо относишься к сироте – то последний нелюдь». И ты так про себя и думаешь. И еще переживаешь, что хуже всего в этой ситуации приемному малышу».

«Муж сказал: мы совершили ошибку»

– От своих мальчишек я получала эмоциональный заряд в виде улыбашек, благодарности, а от Любы не было никакого заряда, – говорит Светлана. –Только минус. Она только забирала. И это понятно: у брошенных детей действительно эмоциональная дыра. «Голод» такой, что они просто съедают тебя целиком и все равно остаются эмоционально голодными. А родители не бездонные.

Вместо того чтобы принять ситуацию и спокойно заботиться, такие родители начинают стараться сильнее любить, сильнее вкладываться в это обделенное дитя. И в конце концов от них ничего не остается. Это классическое выгорание. У меня оно и случилось.

Я была как тот человек, что катит камень на гору и думает, что вот-вот все будет хорошо, а камень срывается, катится вниз и давит тебя. У меня хорошая память. Но те два года адаптации выпали у меня из головы: я не помню, во что одевалась, как питалась, спала ли с Любой или отдельно. Помню только тяжесть. Мне казалось, будто я в колодце и вижу жалкий клочок неба над головой — такое было суженное, измененное сознание. И эмоциональное истощение. У меня иссякла вся жалость и эмпатия к кому бы то ни было. Наверное, включился режим самосохранения.

В этот сложный период я снова забеременела, что еще больше усложнило эмоциональный фон. Муж в один момент не выдержал и сказал: «Мы совершили ошибку, нужно это исправлять и отдать Любу назад». Наверное, он так не думал, и это было сказано в минуту слабости. Но минута слабости тогда наступила у всех.

Я не знала, что делать. С одной стороны, не представляла, как можно будет спокойно жить дальше, отдав ребенка обратно в детдом. Для меня это сродни аборту. Пригласили человека в свою жизнь и вдруг выдворяем. С другой стороны – не видела выхода из ситуации без поддержки мужа. Тупик.

Как вышли? Только с помощью специалиста. Практически сразу я стала звонить психологу Центра усыновления Ольге Головневой, которая преподавала нам на подготовительных курсах и советовала при любых проблемах обращаться за помощью. Ездили к ней вместе с мужем на консультации, звонили. Она приезжала к нам домой для поддержки.

Потом я стала говорить с другими усыновителями. И выяснила, что моя реакция не уникальна. Семья – единый организм. И поэтому усыновление ребенка можно сравнить с пересадкой органа.

Он может почти сразу замечательно прижиться, а бывает, приживание проходит плохо. И это не значит, что родители ужасные. Такова данность.

Спасло, наверное, и то, что мы с мужем не боялись признаваться в своих «странных» чувствах друг перед другом. Мы вели бесконечные разговоры о том, сколько же можно терпеть эту ситуацию. До этого мы с супругом верили, что в жизни все зависит от нас. Оказалось, что нет. И это нас успокоило. Мы решили: будь как будет, пойдем не по нашему сценарию. Нельзя ожидать от этих деток такого же поведения, как от родных новорожденных. Никто не виноват. Нужно просто принять это.

Из-за стресса Светлана потеряла свою беременность. Но это не озлобило семью, а сплотило:

– Горе тоже объединяет, – говорит она.

«Усыновленные дети особенные»

До того как Люба попала в семью, она провела несколько месяцев в детдоме. А в детдом ее привезли из больницы, где лечили два месяца. А в больницу она попала от пьяных родителей, которые ее ни разу не навестили.

– Усыновленные дети особенные, – подчеркивает Светлана. – И дело здесь не в неблагополучном наследии, а в глубинной травме, переломе, который происходит в детях, оторванных от биологических родителей. Это сродни лишению права на жизнь, потому что человеческие детеныши не могут жить без опеки взрослых. Эта травма может проявляться на протяжении всей жизни, вызывать сложности в построении отношений с миром. Когда это понимаешь, все «странности» в поведении приемного ребенка становятся объяснимы.

Как моя Люба могла выражать разные эмоции, если она не видела их в первый год своей жизни? Она видела рядом с собой только точно таких же сирот, кричащих или безучастных, и копировала их поведение.

Первые годы она прятала еду, и мы выгребали кучу огрызков, сушек, конфет из-под шкафов и кроватей. Это все та же травма, страх лишиться базовых потребностей.

Говорят, что на один год жизни ребенка в детдоме нужно три года в семье, чтобы выровнять его со сверстниками. Я это сейчас хорошо понимаю.

Но вот общество – не всегда. Даже близкие люди. Бывает, что бабушки с дедушками не принимают приемного ребенка. Говорят, например: «Вы мне на каникулы родных внуков привозите, а этого не нужно». В моей семье такого, к счастью, не было, хотя привыкание родных тоже не было гладким. Как-то я встретила в театре мамину сотрудницу, которая в первый раз увидела Любу. Потом я узнала, что мама на ее вопрос, кто эта девочка, сказала: «Знакомая». Меня, конечно, это очень задело, будто моей дочери стесняются. Но все обошлось без ссор, я просто проговорила и объяснила свои чувства маме.

Я понимаю, насколько сироты неадекватно себя ведут с точки зрения взрослого, который привык к домашним детям. Это реально зрелище не для слабонервных. Когда ребенок, например, размазывает по кровати вокруг себя какашки и орет, мало кто проникнется сочувствием – такого люди в семьях никогда не видели. Поэтому приемным родителям нужно быть готовыми постоянно защищать ребенка и объяснять его поведение окружающим.

Общество мало понимает, каково это – быть усыновителями. Как бы новые родители ни любили приемного, первичная травма может всплыть наружу. Отсюда деструктивное поведение и болезни.

У усыновленных детей есть проблемы с концентрацией внимания, перепадами настроения, они требуют постоянного поощрения, похвалы. Многие из них склонны к травматизму, потому что плохо чувствуют свое тело и ходят в постоянных синяках. А соседи думают, что за ними не смотрят или бьют. У некоторых детей нет чувства самосохранения: они любят рискованные игры, прыгают с крыш, бросаются под машины.


Кто виноват? Для общества – родители! Недавно в прессе описывался случай, когда усыновленный мальчик попал в больницу с черепно-мозговой травмой, упал с качелей. Никакого криминала. Какая-то женщина сфотографировала его в больнице, написала, что к нему никто не приезжает.

А родители действительно нечасто ездили, так как жили где-то в деревне, хозяйство не на кого было оставить. Всплыл как-то факт усыновления. И общество осудило: «им свиньи дороже ребенка», «да лучше мы его усыновим» и прочее. В результате усыновители от ребенка отказались. Я уверена: не потому что не любили, просто их так заклевали, что они решили, будто реально не достойны воспитывать.

Чувство вины может захлестывать. Если проблемы родных детей оцениваешь спокойно, то в отношении усыновленного всегда думаешь: ты что-то недодал, «недореабилитировал». Ожидания от приемных родителей завышенные. Но мы не супергерои.

Девять месяцев назад у Светланы родилась еще одна дочь. Теперь в семье четверо детей. И это счастливая семья. Семья без тайн. Друзья знают, что Люба не родной ребенок. Сама Люба знает:

– Мы это не скрываем. Я объясняла дочери, что она родилась не в моем животе, что попала в больницу и детдом, где мы ее разыскали. Если она со временем захочет найти своих биологических родителей, я дам ей всю информацию.

Нас так настраивали на курсах: тайна усыновления может быть для окружающих, но сам ребенок должен знать про себя все. Это созвучно и моим убеждениям. У нас есть видео, как мы забираем Любу из детдома. И это одно из любимых видео всех моих детей.

Вот тут вы можете помочь семьям-усыновителям

Что еще можно почитать на «Именах»

Фото: Виктория Герасимова, «Имена».

Что нужно сказать своей дочери перед тем, как она повзрослеет

Дженна Маккарти — спикер TED, автор книг и мама двух дочерей. Она безумно любит своих девочек, но отмечает, что их воспитание никогда не давалось ей легко. Сегодня дети слишком часто подвержены влиянию СМИ, сверстников, моды… Как считает Дженна, долг любого родителя — помочь своему ребёнку вступить во взрослый мир подготовленным. Именно поэтому она решила поделиться советами, которые, по её мнению, каждая мать должна дать своей дочери.

Каждая мама обязана знать:  Не нравится воспитательница

1. Выучи слово «нет»

Конечно, мне не нравится, когда ты говоришь это слово мне, но во взрослом мире тебе придётся сделать бесконечное количество непростых выборов. Мальчики, пиво, неуместные фото в Instagram — потенциальные проблемы будут встречаться на твоём пути повсюду.

Тебе уже знаком этот тихий внутренний голос, который часто подсказывает тебе, что ты поступаешь неправильно? Прислушивайся к нему. Уважай его. И, самое главное, используй его для того, чтобы сказать «нет». Это будет нелегко делать сегодня, завтра и ещё долгое время, но в конце концов ты поймёшь, что поступала правильно.

2. Уделяй больше внимания внутренней, а не внешней красоте

Гордиться своей внешностью и стремиться стать ещё краше — это прекрасно. Но если ты будешь заботиться исключительно о внешней красоте, то в будущем тебе это сослужит плохую службу.

Ты чертовски красива, это правда, но никогда не забывай, что это подарок природы, а не твоя заслуга. Истинно красивым можно назвать только доброго и заботливого человека, который способен сопереживать другим. Если ты будешь красивой внешне, но чёрствой в душе, знай: ты никогда не сможешь назвать себя красавицей.

3. Вещи не способны сделать тебя счастливой

Именно в тот момент, когда ты так жаждешь приобрести бандану, скейтборд, крутую сумку или ещё что-нибудь, ты страстно веришь, что эти вещи сделают тебя счастливой. Но в какой-то момент всё идёт не так. Ты можешь случайно потерять эти вещи. Они могут сломаться или износиться. Они могут выйти из моды.

Запомни: счастье приходит от понимания, что у тебя есть всё необходимое, а не от того, что ты являешься обладательницей кучи побрякушек.

4. Некоторые девчонки — дрянные девчонки

Будь очень осторожна при выборе подруг. Девушки могут быть злобными, мелочными, ревнивыми и жестокими. Некоторые из них могут лгать тебе, притворяться твоими подругами, а потом нанести тебе удар в спину, и ты будешь чувствовать дикую боль и разочарование каждый раз, когда это будет случаться. Будь к этому готова.

5. Подруги сделают твою жизнь лучше

Да, девушки могут быть ужасными, поэтому, если тебе посчастливится найти настоящую подругу, которой сможешь доверять, держись за неё и старайся в ответ тоже быть ей хорошим другом. Парни будут приходить и уходить, а настоящая подруга всегда поддержит тебя в любой сложной ситуации.

6. Никогда не суди других, но знай, что другие всегда будут осуждать тебя

Странно получается: я учу тебя не осуждать людей за их внешность, за одежду, которую они носят, но, к сожалению, уверена, что другие люди не будут относиться к тебе с таким же пониманием, как ты к ним. Помни об этом, когда захочешь надеть слишком откровенную, по общепринятым меркам, одежду, проколоть язык или выкрасить волосы в синий цвет. Возможно, сейчас это тебе кажется незначительным, но поверь, когда ты будешь устраиваться на работу или знакомиться с родителями своего бойфренда, это может быть важно.

7. Значимость женской груди слишком преувеличена

Пока тебя это не волнует, но в подростковом возрасте тебя обязательно начнут посещать подобные вопросы: «Достаточно ли большая у меня грудь? Не слишком ли она большая?». Или иногда даже так: «Неужели у меня одна грудь больше другой?» (Да, так бывает, и это не повод для комплексов.)

Вне зависимости от того, как ты относишься к своей груди, кажется ли она тебе слишком маленькой, слишком большой или тебя всё полностью устраивает, помни, что грудь не зря называют интимной частью тела. Не стоит выставлять свои прелести напоказ.

8. Чаще общайся с бабушкой

Я не сомневаюсь в том, что ты любишь свою бабушку, но как часто ты просто говоришь с ней по душам? Она женщина, которая многое повидала, и пренебрегать её жизненным опытом было бы глупо. Расспроси свою бабушку о её жизни, попроси рассказать тебе о первом мальчике, который ей понравился, или о том, когда и как она поняла, чем хочет заниматься в жизни.

Печально, но это правда: человеческая жизнь слишком коротка. Поэтому стоит точно знать, что мы проводили с близкими людьми столько времени, сколько хотели.

9. Старшие классы школы — это ещё не настоящая жизнь

В это время тебе кажется, что столь многое поставлено на карту. Есть крутой мальчик, с которым ты хочешь дружить, настолько хороший, что ты думаешь, что никогда больше такого не встретишь. Но поверь мне, как только ты поступишь в университет, а затем устроишься на работу, ты увидишь, что у тебя ещё столько всего в жизни впереди.

В свои 16–17 лет ты будешь думать, что все эти крутые мальчики и девочки из твоего класса станут успешными людьми. Отнюдь, это не всегда бывает так. Если тебе покажется, что у тебя что-то не получается, и тебе захочется опустить руки, вспомни, что твоя жизнь только начинается.

10. Полюби себя

Не каждый человек в твоей жизни будет тебя любить, и это нормально, в этом нет никакой трагедии. Мы, женщины, слишком часто одержимы этим желанием — нравиться всем, кто нас окружает, но при этом мы забываем, что это просто невозможно.

В первую очередь ты должна сама любить и уважать себя. Пока ты смотришь в зеркало и видишь в нём девушку, которую устраивают решения, которые ты принимаешь, даже если кому-то они не по душе, знай: ты всё делаешь правильно.

11. Ждать — это нормально

Пока другие активно достигают своих целей, ты можешь быть даже не уверена в том, что эти цели у тебя есть. Из-за этого ты можешь чувствовать дискомфорт, неуверенность в себе. Не переживай, подожди немного, и со временем ты поймёшь, к чему у тебя действительно лежит душа. Мало кто сожалеет о том, что он решил подождать, зато многие раскаиваются из-за того, что поспешили.

12. Секс должен быть в радость

Не спеши вступать во взрослую жизнь, но, если ты уверена, что полностью готова, помни, что секс должен быть в радость. Однако если ты не чувствуешь, что твой партнёр заботится о том, чтобы ты ощущала себя комфортно как эмоционально, так и физически, то перечитай ещё раз пункт 11.

13. Не каждая проблема — это конец света

Если каждой проблеме, с которой ты будешь сталкиваться в жизни, ты будешь присваивать 10 баллов по десятибалльной шкале важности, то в конце концов люди перестанут тебе сочувствовать (и я в том числе).

Так что перед тем, как начать считать, что сейчас в твоей жизни неразрешимые и ужасные проблемы, подумай, будет ли это важно через пять минут, пять дней и пять лет. Скорее всего, нет. А значит, и повода для вселенских переживаний у тебя нет.

14. Не сравнивай себя с другими

Возможно, ты не хочешь этого слышать, но всегда будет кто-то красивее, богаче, популярнее, худее и талантливее, чем ты. Но не думай, что из-за этого у других жизнь сложится лучше и счастливее, чем у тебя.

Жизнь не соревнование, а путешествие. Ты здесь, чтобы стать лучшей версией себя, а не для того, чтобы быть лучше других.

15. Это всего лишь волосы

Ты можешь выпрямлять или завивать их, распускать, когда хочешь, и собирать тогда, когда хочешь. Ты можешь сделать короткую стрижку, а можешь их отращивать. Если хочешь, ты даже можешь их покрасить (только, пожалуйста, не в розовый цвет). Можешь даже потратить львиную долю своего времени на то, чтобы ужасаться секущимся кончикам.

И что в итоге? Это всего лишь волосы. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить столько времени на погоню за идеальной причёской. Надень кепку, выйди на улицу и улыбнись миру.

16. Быть умной — это круто


Когда-нибудь тебе обязательно захочется прикинуться глупенькой. Послушай внимательно: ты никогда не должна этого делать. Никогда не принижай себя, даже если тебе кажется, что таким образом ты будешь казаться круче или сможешь произвести впечатление на парня.

В твоей жизни непременно наступит такой момент, когда твои сверстники (да и ты вместе с ними) будут думать, что быть умным — это удел зануд. Но этот период будет недолговечным, поверь мне, и уже совсем скоро эти же люди будут пускать слюни от зависти, наблюдая за твоим успехом.

17. Не потеряй своё «я» в отношениях с молодым человеком

Цель любых отношений — найти человека, который сможет полюбить тебя такой, какая ты есть, и ты, в свою очередь, должна принимать и любить его таким, каков он на самом деле. Если тебе не нравится виндсёрфинг или смотреть фильмы ужасов, то не стоит этого делать только потому, что это по душе твоему парню. Если ты любишь жанр музыки, который не нравится молодому человеку, то не стоит изменять своим вкусам, даже если хочешь порадовать его.

На свете много парней, которые способны полюбить тебя такой, какая ты есть, и восхищаться каждым твоим поступком. Дождись такого человека.

18. Говори

Я не имею в виду, что нужно жаловаться или хвастаться, но если у тебя есть своё мнение относительно какого-либо вопроса или ты видишь, что происходит что-то неладное, то твоя обязанность — сказать об этом. Некоторых людей ты можешь раздражать своими высказываниями, а на других произвести впечатление. Помни, что в любом случае всё так, как надо. Учись отстаивать свою точку зрения при любых обстоятельствах.

Каждая мама обязана знать:  Окружающие говорят, что я балую дочь

19. У тебя есть власть над парнями

В один прекрасный день ты это осознаешь: это из-за тебя он очень часто краснеет, запинается на полуслове и просто волнуется. Замечательное чувство, правда, осознавать, насколько сильны твои женские чары? Но помни, что большая власть приносит с собой и большую ответственность. Старайся быть нежной и заботливой, не позволяй себе быть жестокой. В конце концов, парни могут быть столь же ранимыми, как и девушки.

20. Иногда ты будешь меня ненавидеть, но я всегда буду любить тебя

Надеюсь, ты никогда не скажешь мне об этом в лицо, но я знаю, что будут такие ситуации, когда ты будешь думать, что на дух меня не переносишь. Многие дочери полагают, что их матери ничего не понимают, будут осуждать их за то-то и то-то или просто стесняются обсуждать с мамами многие вопросы.

Я хочу, чтобы ты знала, что я всегда и при любых обстоятельствах рядом и готова помочь тебе. Забрать тебя ночью с вечеринки, помочь советом в сложной ситуации или просто поплакать вместе с тобой.

«Я научилась просто любить свою приемную дочь»

Читайте также

Анна Потапова: «Лера учит меня пофигизму, Даша — мудрости, а Полина — любви к жизни»

Маша Рупасова: «Для детского стихотворения достаточно счастливой ерунды»

«Мы просто хотим помочь Александре сориентироваться в жизни»

Уля Хашем: «Наблюдать со стороны, как государство калечит судьбы детей, мы с мужем не хотели»

Читайте также

Если вы давно думаете о том, чтобы взять ребенка из детского дома, и не знаете, с чего начать

Как найти ребенка?

Диагнозы детей-сирот. Что они означают и как можно помочь ребенку в семье

«В первые месяцы жизни с Ксюшей я буквально разочаровалась в самой себе, долго не могла смотреть на дочку, прикасаться к ней. После прохождения кризиса поняла, что могу быть терпеливой, понимающей», — Олеся Олифер искренне рассказала о своем опыте принятия ребенка в семью в интервью корреспонденту фонда «Измени одну жизнь».

«Особенно ребенка не искали»

Олеся говорит, что с мужем они не задумывались заранее о приемном родительстве. «На этот шаг нас подтолкнул случай, — говорит она. — Вместе с сыном Артемом я лежала в хирургическом отделении детской больницы, куда вскоре привезли четырехлетнюю девочку. Как сейчас помню, она была неопрятно одета, волосы выстрижены клоками». Олеся заговорила с ней, и вскоре они подружились. Девочка стала называть Олесю мамой. Как выяснилось, она попала в больницу в результате насильственных действий в кровной семье.

Олеся с мужем и детьми.

«Мы с мужем решили взять эту девочку к себе в семью, но не знали, какие документы необходимы для оформления, — рассказывает приемная мама. — Пришли в опеку, там нам сказали, что нет оснований забирать этого ребенка из кровной семьи. Девочка провела полгода в реабилитационном центре, после чего объявилась кровная мать и забрала ее домой».

К тому времени супруги собрали все необходимые документы и твердо решили, что в любом случае станут приемными родителями. Олеся рассказывает, что прочла на сайте фонда «Измени одну жизнь» интервью с президентом Союза приемных родителей, усыновителей, опекунов и попечителей Натальей Городиской. «История ее многодетной приемной семьи меня, скажем так, зацепила, — признается Олеся. – Мы с мужем решили рассказать о том, что хотим взять ребенка в семью — своему кровному сыну Артему. И он очень обрадовался, поскольку хотел, чтобы у него появился брат или сестра».

«Честно признаться, мы особенно ребенка не искали, — признается приемная мама. — Написали запрос в органы опеки: девочка, возраст. Стали ждать. Через некоторое время нам позвонили и сказали, что нашли Ксюшу».

Артем — старший брат. Что ему интересно — то и Ксюше.

По словам Олеси, девочка жила в неблагополучной семье, в небольшом карельском городке. Кровная мама умерла, а Ксюшу (а также ее брата и сестер-двойняшек) воспитывал отец, который, как выяснилось, не особо заботился о детях.

«Отец мог оставить Ксюшу в холодном доме одну на несколько дней, — говорит Олеся. — Девочку несколько раз изымали органы опеки, потом возвращали. А однажды изъяли окончательно. У сотрудников не было задачи отправить ее детдом. Хотели как можно скорее найти ей семью».

Кризисным семьям уделяется мало внимания со стороны государства, уверена Олеся. Конечно, родители могут страдать хроническим алкоголизмом, и в подобной ситуации семье сложно помочь. Но многие семьи переживают какие-либо финансовые, социальные трудности, и поддержать их просто необходимо, считает приемная мама.

Первая встреча Олеси с Ксюшей произошла в больнице. «Мы приехали к ней, познакомились, немного поговорили, — вспоминает Олеся. — Не могу сказать, что в этот момент сердце екнуло, а в голове мелькнула мысль «вот она, та самая!» Ксюша тоже отреагировала очень спокойно».

«Я не могла принять Ксюшу»

Адаптация была не у Ксюши, а у Олеси. «Когда девочка пришла в семью, ей было 2 года, — рассказывает приемная мама. — Но я в этой малышке увидела взрослого чужого человека с упертым характером, своими привычками. Розовые очки разбились вдребезги, и адаптация накрыла меня. Ничего не случилось, просто я не могла принять Ксюшу, не могла полюбить ее».

Олеся говорит, что все было не так, как она себе представляла раньше. Чувства к Ксюше не были похожи на ее чувства к кровному сыну Артему.

«Я себя корила за то, что взяла ребенка, которого не могу полюбить и принять, — говорит приемная мама. — Никакого переломного момента не было в отношениях: чтобы взять и разом полюбить Ксюшу. Девочка долгое время жила с кровным отцом. Она была лишена материнского внимания, заботы. Даже не представляла себе, что это. Видимо, поэтому она с легкостью приняла моего мужа, а ко мне поначалу отнеслась отстраненно. Даже мамой не называла».

Со стороны Ксюши, по словам Олеси, было определенное противостояние, тем более, что по характеру девочка — упрямая. И чем больше Олеся противостояла приемной дочери, тем сильнее была обратная реакция. Конечно, Ксюша все чувствовала и делала что-то назло.

Муж и сын Олеси сразу приняли Ксюшу.

«Привыкание – процесс долгий и степенный, — говорит Олеся. — Но в один прекрасный день я решила написать Наталье Городиской, чье интервью когда-то меня и воодушевило. Я рассказала ей свою историю, Наташа давала советы, успокаивала меня. Я призналась, что не могу принять ребенка, полюбить. Она в тот момент очень правильно сказала, что даже кровных детей можно любить по-разному, что уже говорить о приемных!

Если ты можешь проявить любовь, то проявляй. Но заставлять себя, грызть изнутри — не нужно. Наталья просила представить себя воспитательницей, которой нужно ухаживать за ребенком: «Ты можешь ухаживать за девочкой, а любовь придет».

Наталья поделилась с Олесей такой техникой: нарисовать ассоциацию своей любви к сыну и к дочери. И после этого украшать рисунок, обозначающий любовь к дочери. Олеся говорит, что ей тогда это очень понравилось и очень помогло.

«Спустя время я поняла, что у кандидата в приемные родители должна быть хорошая психологическая подготовка, нужно читать больше профильной литературы, — говорит Олеся. – И, конечно, важен внутренний стержень, готов ли человек взять на себя ответственность за ребенка или нет. Многие родители берут детей, будучи сами неподготовленными».

В отличие от Олеси, ее муж и сын сразу приняли Ксюшу, без особой адаптации. «Артем обожает Ксюшу и заботится о сестре. Конечно, они и ругаются, и дерутся иногда, как и все остальные дети», — говорит приемная мама об отношениях между детьми.

«Меня мама бросила?»

Артем — старший брат, сейчас ему 10 лет. Что интересно ему — то и 6-летней Ксюше. Вместе с братом они собирают конструкторы. Еще девочка увлеклась рисованием. Вообще она любит, когда с ней занимаются, рассказывает о ней приемная мама. Девочка развивается по возрасту, ходит в детский сад.

Но прошлое, по словам Олеси, наложило свой отпечаток на поведение Ксюши. Раньше ей не уделяли внимания, и она требует его от окружающих. «Мы ходим на различные кружки, и если преподаватель приласкает Ксюшу, то ее несет — начинает баловаться, бросаться на шею. И, несмотря на то, что она добродушная, характер у нее упрямый. То, что работало в свое время с Артемом, не работает с Ксюшей».

«Мы разговариваем с дочерью о кровной семье, как и советуют психологи, — говорит приемная мама. — Я говорю ей, что родила тебя не я, а другая женщина. Первое время Ксюша не хотела это принимать. Потом забыла об этом разговоре. Не так давно мы снова стали говорить о ее маме, и Ксюша приняла тот факт, что я – приемная мама, а не кровная».

Об этом Олеся с Ксюшей говорили вечер за вечером. Девочка спрашивала: меня мама бросила? Олеся отвечала, что нет, не бросила.

Олеся с детьми на отдыхе.

«За эти годы я открыла многие стороны собственного характера, — говорит Олеся. — В первые месяцы жизни с Ксюшей я буквально разочаровалась в самой себе, долго не могла смотреть на дочку, прикасаться к ней. После прохождения кризиса поняла, что могу быть терпеливой, понимающей. Я научилась находить компромисс, научилась сглаживать острые моменты. Я научилась просто любить свою приемную дочь».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация