Грэхэм


Бенджамин Грэхем

Бенджамин Грэхем (Benjamin Graham, Бен Грэм) — это известный американский экономист и профессиональный инвестор. Бена Грэма часто называют «Отцом инвестирования в стоимость» (value investing — стоимостное инвестирование), он считается отцом современного анализа ценных бумаг. Его наиболее известный протеже — Уоррен Баффет.

Биография Бенджамина Грэма

Грэм родился 8 мая 1894 года в Лондоне. По происхождению — еврей, чья настоящая фамилия была Гроссбаум (Grossbaum). Когда ему исполнился один год, его семья эмигрировала в США. Отец, занимавшийся производством фарфора, скончался в 1903 году, когда Бену было всего 9 лет. Чтобы обеспечить семью, мать открыла домашний пансион.

Личность и характер Грэма закалило пронизанное бедностью воспитание в Нью-Йорке, где для выживания на улице он должен был больше использовать свои умственные способности, чем мускулы. Годы бедности, говорил Грэм,

развили в моем характере серьезное отношение к деньгам, готовность упорно трудиться за небольшие суммы и чрезвычайный консерватизм во всех расходах.

Колумбийский университет

Благодаря отличным результатам на вступительных экзаменах, Бенджамин получил стипендию Колумбийского университета, который закончил в 1914 году со степенью бакалавра. После окончания этого универа Грэму предложили преподавательские должности на трёх факультетах: литературы, математики и философии. Однако Грэм нанялся на работу в брокерскую фирму Newburger, Henderson & Loeb на Уолл-стрите на должность курьера и ученика в отдел облигаций с оплатой за $12 долларов в неделю. Помимо прямых обязанностей курьера, он должен был отмечать курсы облигаций и акций на котировочной доске.

Benjamin Graham Seminar at Columbia Business School:

Работа на дядю брокера с Уолл-стрит

Академическая ориентация Грэма, делавшая его «ищущим, склонным к мышлению и критике», оказалась плюсом в работе на Уолл-стрит. Кроме того, говорил он:

Я смог добавить к этим качествам два других, которые обычно не сопровождают теоретический склад ума: во-первых, это хороший инстинкт на то, что важно в проблеме или ситуации, и способность избегать траты времени впустую на ненужное; и, во-вторых — стремление к практической стороне дела, к достижению цели, к нахождению решений, в особенности, к изобретению овых подходов и технических методов.

Когда ему предложили повышение до должности продавца облигаций, Грэм отказался и вместо этого предположил, что он будет ценнее в статистическом анализе или анализе финансовых рисков.

Компания Graham-Newman

Проработав на Уолл-стрите девять лет, в 1926 году Бен Грэм вместе с Джеромом Ньюменом организовали свою собственную инвестиционную компанию Graham-Newman. Именно эта фирма тридцать лет спустя наняла на работу Уоррена Баффета. Кстати, в период 1928—1956 гг., занимаясь делами компании Graham-Newman, Грэм одновременно преподавал курс «Финансы» в Колумбийском университете.

Уоррен Баффет рассказывает про Бенджамина Грэхема:

Книги Бенджамина Грэхема

Написанная Бенджамином Грэхемом и Дэвидом Доддом (David Dodd) в 1934 году книга «Анализ ценных бумаг» до сих пор считается «библией для инвесторов». Тремя годами позже в 1937 году Грэмом была написана книга «Анализ финансовой отчетности компании». Третья книга Грэма «Разумный инвестор» была опубликована в 1949 году.

  1. Анализ ценных бумаг. — Вильямс, 2020. — 880 с. — ISBN: 978-5-8459-1945-8. (Benjamin Graham, David Dodd — Security Analysis, 1934. — ISBN: 978-0-07-159253-6);
  2. Анализ финансовой отчётности компании, 1937. (The Interpretation of Financial Statements);
  3. Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию. — 2020 год, 568 стр., Издательство: Альпина Паблишер. ISBN: 978-5-9614-6006-3. (Benjamin Graham — The Intelligent Investor. The Definitive Book On Value Investing, 1949 – Revised Edition. — 2003 by Jason Zweig).

Лорен Грэхэм

Лорен Грэхэм — ведущий зарубежный учёный по истории российской и советской науки, почти 50 лет преподает в MIT и Гарварде. Грэхэм был участником одной из первых программ обмена учёными между США и СССР, в рамках которой он работал в МГУ в 1960–1961 годах. С тех пор он частый гость в нашей стране.

Лорен Грэхэм — ведущий зарубежный учёный по истории российской и советской науки, почти 50 лет преподает в MIT и Гарварде. Грэхэм был участником одной из первых программ обмена учёными между США и СССР, в рамках которой он работал в МГУ в 1960–1961 годах. С тех пор он частый гость в нашей стране.

Лорен Грэхэм «Lonely >( Recent Entries) ( Archive) ( Friends) ( Profile) (My Website)

Jul. 31st, 2014

10:15 pm — Лорен Грэхэм «Lonely ideas. Can Russia Compete?»


«В начале июня 2014 г . в Москве серию лекций прочитал Лорен Грэхэм, заслуженный профессор в отставке Гарвардского университета и Массачусетского технологического института (MIT). Инженер по образованию, работавший в химической компании, Лорен Грэхэм увлекся историей науки и технологий. В начале 1960-х он участвовал в советско-американской программе обмена учеными. По его собственным словам, он встречался с Юрием Гагариным после полета в космос; среди его знакомых — видные деятели отечественной науки. Грэхэм много лет работал в архивах, его исследования истории советской и российской науки переведены на несколько языков. В феврале его книгу «Lonely ideas. Can Russia Compete?» (в русском переводе «Сможет ли Россия конкурировать? История инноваций в царской, советской и современной России») выпустило издательство «Манн, Иванов и Фербер».

Краткое содержание книги укладывается в следующий вопрос: если вы такие умные, почему не зарабатываете на этом? В течение почти 300 лет (автор ведет повествование со времен Петра I) в России рождаются блестящие технические идеи, однако страну трудно причислить к мировым технологическим лидерам. В Европе и США разработка считается успешной в том случае, если она стала основой для доходного бизнеса. Не так у нас. В России интеллектуальное превосходство сочетается с технологической слабостью, как ни в какой другой стране мира. Почему российская наука сильна в фундаментальной и слаба в прикладной области? Что этому мешает и где выход?

Каждая мама обязана знать:  Ребенок не может влиться в новый коллектив

Грэхэм собрал галерею блестящих российских изобретателей и с несомненной симпатией описывает их истории. Магистральный тепловоз, лампочка, радиоприемник, многомоторный пассажирский самолет, лазер — не сказать чтобы русские изобрели все эти устройства, отмечает Грэхэм, но их с полным правом можно назвать пионерами в этих областях. При этом их имена практически никому не знакомы. Демонстрируя архивные фотографии, на лекциях Грэхэм не раз обращался к аудитории с вопросом, знает ли кто-то из присутствующих изображенных на них людей? Надо признать, что лица Александра Лодыгина, Павла Яблочкова, Юрия Ломоносова, Олега Лосева и других изобретателей неизвестны публике. Между тем в ряде случаев российские инженеры и ученые опередили своих иностранных коллег — не только предложив новую идею, но и продемонстрировав работающий лабораторный образец, а то и запустив серийное производство. Однако, констатирует Грэхэм, это не привело к тому, что Россия заняла лидирующую позицию в, например, электротехнике или лазерной промышленности.

Так, Париж получил свое название «город света» после 1877 года, когда его авеню были освещены лампами Павла Яблочкова. Эта история вдохновила Томаса Эдисона, и он начал исследования в этой области. В 1878 году он ознакомился с лампой накаливания, созданной Александром Лодыгиным с использованием вольфрамовой нити, — до того как завершил собственные работы. Между тем весь мир слышал про лампочку Эдисона, и образованная при его непосредственном участии General Electric Company ныне является признанным мировым лидером в электротехнике.

Что же касается Яблочкова и Лодыгина, то они не приобрели на родине ни общественного признания, ни богатства, а последний и вовсе предпочел эмигрировать в 1917 году. То же решение принял и авиаконструктор Игорь Сикорский. Его многомоторный самолет с 16 пассажирами на борту совершил перелет Москва—Киев в 1913 году. Сикорский мечтал о создании коммерческой авиации в новой России, но не нашел поддержки у советского правительства, как не нашел ее и у Николая II. Демонстрируя снимок, запечатлевший, как царь осматривает самолет, Грэхэм обращает внимание на шпоры на его сапогах: «Царь приехал верхом, это встреча двух эпох — лошадь и самолет!» Встреча была мимолетной. Царь уехал с летного поля на лошади, Сикорский после революции эмигрировал, а в Стране Советов принялись развивать авиацию, ориентированную на мировые рекорды: по полетам на дальность, на самой большой скорости и на самой большой высоте. Самый большой самолет «Максим Горький» впечатлял своими размерами, но был непригоден ни для чего иного, кроме как для участия в демонстрациях на Красной площади.

Собрав десятки таких историй, завершившихся коммерческой неудачей или даже забвением технологии, Грэхэм делает вывод: это не случайность, а дурная закономерность. По его мнению, есть системные факторы, мешающие в России массовому внедрению инноваций.

Что мешает инновациям в России

Грэхэм прямо говорит о том, что Россия богата талантами. И если «на поверхности» находится не один десяток историй о гениях, совершивших открытия в разных областях, то какими цифрами могли бы измеряться инновации, если бы среда благоприятствовала развитию наук и свободному предпринимательству? Разница между Россией и западными странами не в том, сколько в них одаренных ученых, а в редкости реализации их идей. Успех инновации, отмечает Грэхэм, включает практическое применение: «Русские хорошие изобретатели, но плохие инноваторы».

Почему так происходит? Ответ кроется в английском названии книги (Lonely ideas) — идеи одиноки. Они не жизнеспособны без поддержки за стенами лаборатории, где были рождены. Но российское общество и государство не нацелены на их поддержку. Напротив, по мнению Лорена Грэхэма, все складывается так, что среда, или общественные институты, враждебна. Тут автор не делает открытия. «Фундаментальной причиной различий в уровне развития является различие в институтах», — утверждает нобелевский лауреат по экономике Дуглас Норт.

Столетиями бизнес и коммерциализация идей считались в России делом, недостойным интеллигентного человека, а практичность — скорее отрицательной характеристикой.

Политический режим в России, который Грэхэм коротко определяет в течение всех рассматриваемых трехсот лет как авторитаризм, никогда не способствовал свободному развитию науки и предпринимательства. Власти страны во все времена были более заинтересованы в мегапроектах, способных произвести впечатление (от строительства Петербурга на болоте до космической программы) и усилить военную мощь, чем в технологиях, ориентированных на гражданское общество. Талантливые люди, в биографии которых был малейший намек на нелояльность, — если они имели дворянское происхождение, живя в СССР; или занялись коммерческой деятельностью во времена нэпа; или были связаны с революционерами и оппозицией — во все времена «зажимались» и подвергались репрессиям.

Характерно, что, рассказывая о бесспорных успехах России в сфере программного обеспечения (одно из трех успешных направлений наряду с космической отраслью и атомной энергетикой), Грэхэм объясняет их тем, что софт нематериален, а для его создания не требуется ничего, кроме головы и компьютера. Деятельность разработчиков долгое время оставалась вне поля зрения государства, ИТ-компании формировались в постсоветское время сразу по законам глобального рынка — и многие из них преуспели.

Среди других негативных социальных факторов существенную роль играет отсутствие географической мобильности внутри страны — прописка и регистрация. Кремниевая долина возникла в Калифорнии не потому, что американское правительство указало талантливым предпринимателям, где им обосноваться, а потому, что они сами выбрали это место как оптимальное с точки зрения удобства создания бизнеса. В России закрытые города, где велись передовые исследования, или промышленные центры (такие как Пермь или Магнитогорск) создавались по указке сверху.

Правовая незащищенность изобретателей (в частности, отсутствие должной патентной защиты) также, по мнению Грэхэма, оказывает негативное влияние на развитие и коммерциализацию технологий. Правовая система уязвима и запутана. Госслужащие, профессора, предприниматели — все с легкостью нарушают правила и формально могут стать ответчиками в суде. Однако судебная система действует избирательно, и, чтобы не оказаться под ее прицелом, люди предпочитают не рисковать. При этом в экономике стимулы к инновациям сохраняются достаточно слабые.

Конечно, среди других проблем автор указывает и на очевидные коррупцию и преступность, а также отсутствие правильной организации образовательного и исследовательского процессов.

Книга Грэхэма была встречена неоднозначно. Журнал Forbes призвал не ждать от монографии исследовательской глубины. Журнал Nature опубликовал рецензию сотрудников НИУ ВШЭ Леонида Гохберга и Дирка Майснера. Рецензенты признают рассуждения Грэхэма о развитии технологий, в особенности о генетике, интересными, но некоторые выводы называют странными. Например, Грэхэм объясняет скромные успехи «Суперджета» при выходе на международный рынок региональных пассажирских самолетов, в частности, ударом по репутации из-за авиакатастрофы, произошедшей в мае 2012 г. Однако, как указывают рецензенты, известно, что крушение произошло из-за ошибки пилота, а не из-за системных проблем, как это описано в книге.

Каждая мама обязана знать:  Какие льготы и пособия положены семье с детьми-инвалидами

Неразвитость патентной системы как одна из причин технологической отсталости РФ также вызывает определенные сомнения. Эксперты указывают, что для стран с догоняющей экономикой, как Россия, предпочтительнее более свободный режим доступа к интеллектуальной собственности.

Сторонники и противники патентной защиты опираются на один и тот же посыл: изобретатель (компания или разработчик) будет охотнее инвестировать в финансовые и интеллектуальные ресурсы, если будет уверен, что сможет воспользоваться результатом и получить от него доход. На деле верно и обратное: небольшие инвесторы и компании не готовы вкладываться в R&D, опасаясь столкновения с крупными корпорациями, обладающими большим пулом «спящих» патентов; жесткий режим патентной охраны, тем самым, может замедлять развитие рынка и технологий. В итоге патентование служит сохранению статус-кво: крупные компании, имеющие свою долю рынка, сохраняют ее; не возникает стимулов для создания новых технологических компаний и новых бизнесов. При этом относительно свободное воспроизводство технологий может способствовать экономическому развитию страны, как мы видим на примере Китая.

Неупущенные возможности
Грэхэм признался, что закончил писать Lonely ideas два года назад, и тогда был более оптимистичен, чем сейчас. Однако и сейчас, по мнению профессора, Россия может освободиться из ловушки, в которой сама оказалась. Автор видит две возможности: либо «просто стать европейской страной», сформировав традиционные для Европы общественные институты, либо начать путь медленных преобразований.

Многое для развития и внедрения инноваций уже делается, отмечает Грэхэм. Меняется отношение к технологическому предпринимательству; объявлен приоритет высокотехнологичных проектов; делаются частные венчурные инвестиции; создаются новые фонды, исследовательские университеты и институты развития, среди которых профессор особо выделяет Роснано и Сколково. Однако в этой деятельности Грэхэм видит тот же недостаток, который преследовал российское государство на протяжении трехсот лет: «Российские лидеры концентрируются на развитии новых технологий, а не на реформировании общества таким образом, чтобы передовые технологии могли развиваться и поддерживаться в нем самостоятельно». Между тем «наиболее обещающим трендом в развитии высоких технологий в России сегодня является не Сколково и не Роснано нет, наиболее сильным стимулом для развития российских технологий сегодня являются, как это ни странно, протестные демонстрации, волна которых прокатилась в последнее время по улицам Москвы и других городов».

Когда Грэхэма спрашивают о том, с чего, по его мнению, России стоит начать модернизацию, он отвечает: с институциональных изменений. Они подразумевают реформу суда, в котором каждый мог бы рассчитывать на справедливое законное решение своего дела, более уважительное отношение к частной собственности. Кроме того, немаловажно воспитание уважения в обществе к людям, способным своей головой, результатами своего интеллектуального труда достичь благосостояния. Собственно, этой цели — популяризации впечатляющих интеллектуальных достижений российских инженеров и изобретателей — и служит книга Лорена Грэхэма.»

Грэхэм

Гари Грэхэм (Gary Graham) – американский дизайнер, прославившийся созданием одежды сложного кроя с историческими и мифическими мотивами. Основатель и владелец бренда Gary Graham.

Биография и карьера

Гари Грэхэм родился 21 июня 1969 года в Уилмингтоне, штат Делавэр, США. После окончания школы Newark High School он в течение года изучал живопись в Maryland Institute College of Art. После обучения художественному мастерству Гари поступает в School of the Art Institute в Чикаго на курс фешн-дизайна. Получив диплом, в 1993 году Грэхэм переезжает в Нью-Йорк и становится помощником дизайнера и художницы Джей Морган Пуэтт (J. Morgan Puett).


«Я начал свою карьеру в подвальном помещении на Западном Бродвее в магазинчике под названием «Shack», который принадлежал Джей Морган Пуэтт, которая теперь занимается только художественной работой, но она имела на меня очень большое влияние в плане опыта манипуляций с тканями и их окрашивания».

В 1999 году Гари основывает собственный бренд Gary Graham и выпускает первую коллекцию. Модели, будто пришедшие из другой исторической эпохи, модернизированные силуэты, выполненные из крашеной шелковой органзы, позволяют начинающему модельеру сделать первый шаг к своей популярности. Дебютную коллекцию дизайнер готовит в собственном ателье, открытом ранее в историческом здании района Tribeca («Triangle below Canal Street») в Нью-Йорке. В конце 2000-х популярность марки стремительно набирает обороты. В 2008 году Грэхэм сотрудничает с дизайнерами Таней Сарне (Tanya Sarne) и Джонг Фоном, а также художником Робертом Кэри-Уилльямсом (Robert Cary Williams). Итогом совместной работы становится коллекция для бренда Сарне Handwritten, состоящая из легких туник, блузок и длинных платьев.

В августе этого же года Гари открывает свой первый монобрендовый бутик в районе Манхеттена Flatiron District. Ровно через 12 месяцев в Tribeca распахивает свои двери для всех посетителей флагманский магазин и студия Gary Graham.

В 2009 году Грэхэм становится финалистом престижной награды от Совета модных дизайнеров Америки CFDA/Vogue Fashion Fund. Публикация о преуспевающем дизайнере появляется в ноябрьском номере журнала Vogue. Благодаря успешному участию в конкурсе, Гари выбирают для сотрудничества с компанией Google, решившей запустить проект по созданию дизайнерских вещей с интернет-символикой. Грэхэм создает футболку с принтом в виде символа Google Maps (красный значок в форме перевернутой капли) на фоне результатов запроса для слова Peace. Лимитированная коллекция продается через интернет-магазин Google Store, а вырученные деньги идут на поддержку начинающих дизайнеров.

В мае 2010 года The School of the Art Institute of Chicago присуждает Грэхэму награду Легенда моды (Legend of Fashion Award). Осенью Гари объявляет о запуске новой линии под названием Anagram, ориентированной на достаточно демократичные цены и изготовленной из более простых материалов, нежели предыдущие.

Гари Грэхэм живет и работает в Нью-Йорке, его вещи продаются по всей территории США. В 2010 году дизайнер также запускает проект по установке в своих торговых точках оригинальных примерочных, с виду напоминающих отрезок наспех сколоченной и перекошенной постройки в ретро-стиле.

Каждая мама обязана знать:  Конфликт возрастов

О марке Gary Graham в свое время делали публикации такие издания, как Vogue, Lucky и Interview.

С коллекцией Весна-Лето 2011 Гари Грэхэм представляет дебютную линию обуви.

Стиль

В своих интервью Гари признается, что его часто вдохновляют старые голливудские фильмы, исторические сюжеты, а также мифические мотивы. Именно это в большей части и отражено в его романтических коллекциях. Многие из них выглядят так, будто вы перенеслись назад на несколько веков, совершили путешествие во времени, но при этом не забыли прихватить с собой каплю современности. Основные черты вещей Gary Graham – игра с объемами, многослойность и так называемое «сочетание несочетаемого».

«Женщина Gary Graham всегда очаровательна и определенно любит смешивать противоположные стили вместе. В ней есть что-то от готической и панк-истории, но это выражается «вторым планом», в более простом виде»

«Однажды у меня был показ, где я представил трех женщин: ученого, фермершу, живущую за счет земли, и общественную леди. Я думаю, что теперь я соединил их вместе, только образ получился усовершенствованным и менее агрессивным».

Одежда марки отличается замысловатым кроем и в мгновение ока способна создать сложный запутанный образ, который не требует к себе никакого дополнения. Это делает ее не только интересной, но и практичной в условиях современного мегаполиса. Поклонницы бренда – это мечтательные, смелые, динамичные дамы, стремящиеся ненавязчиво выделиться из толпы. Среди звезд вещам от Gary Graham отдает предпочтение американская актриса Лили Тейлор (Lili Taylor), а знаменитая Бритни Спирс (Britney Spears) снялась в одежде Грэхэма на обложке одного из своих альбомов.

Интервью с Гари Грэхэмом от 03 апреля 2010 года

— Большинство ваших моделей выполнены в черных тонах и, если честно, все они несколько жутковаты. Откуда берет начало такая любовь к мрачным тонам?

ГГ: Я сам по себе темный. У меня есть свои демоны. Я думаю, все люди имеют две стороны. Весна всегда очень милая и свежая, в то время как осень постоянно мрачная. Меня всегда вдохновляли более темные оттенки. В детстве я был фанатом таких актеров, как Винсент Прайс, Джоан Кроуфорд, а также Мерлин Монро.

— Да, несмотря на то, что все они «темные», они все еще очаровательны.

ГГ: Да, они все еще играют в моем воображении.

ГГ: Нет, это происходит не специально. Я никогда не планирую коллекции заранее. Конечно, я проектирую новые модели для того же типажа женщин, что и прежде, но я никогда не стремился к тому, чтобы связывать все свои коллекции между собой. Однако так получается.

— Когда женщина-дизайнер принимается за создание мужской коллекции, она всегда получается немного не такой. Вы никогда не хотели создать мужскую коллекцию немного похожую на женскую? Скажем, использовать те же ткани, драпировку, асимметрию?

ГГ: — Для своих мужских коллекций я использую более грубые ткани, таким образом, язык выбранной мною материи говорит сам за себя. Однако я делаю их не для продажи, а, скорее, для прямого использования по назначению. Это всегда вещи, которые я сам могу носить, в которых я чувствую себя комфортно. Здесь мало коммерции и много лично моего, специфического. Тут всегда присутствуют только те вещи, которые я бы носил сам, которые нравятся лично мне.

— Повлияла ли как-то награда Vogue CFDA на ваш бизнес?

ГГ: На самом деле, с точки зрения чего-то материального, значение этой награды трудно измерить. Иными словами, НОЛЬ (смеется)! Не то чтобы это было плохо, основные перемены происходят в области имеющейся информации и представлении обо мне. Я думаю, настоящие плоды я начну пожинать где-то года через два. За время своей карьеры, многих вещей я добился благодаря удаче, а над многими упорно трудился. Однако при существующей системе модной экономики, ты не можешь рассчитывать на результат прямо здесь и сейчас. Я благодарен за предоставленный мне опыт, и сегодня моей главной задачей является развитие новых отношений, доступ к которым мне открылся теперь.

Грэхэм

Уинстон Грэхем — английский писатель, наиболее известный по серии исторических романов о семье Полдарк.
В 17 лет переехал в Перранпорт, Корнуолл. Его первый роман «Дом с витражом» был опубликован в 1934, а первый роман из серии Полдарк, «Росс Полдарк», — в 1945 году; впоследствии появилось ещё 11 романов этой серии, последний — «Белла Полдарк», который вышел в 2002 году. Серия была создана в Корнуолле, в непосредственной близости от Перранпорта, где Грэхем провел большую часть своей жизни. Первые семь романов были были сняты БиБиСи в качестве сериала и впервые показаны в Великобритании в период между 1975 и 1977. Трансляция была настолько успешной, что некоторые викарии переносили или отменяли церковные службы, чтобы не пересекаться с сериалом. Помимо романов серии о Полдарках, наиболее успешной работой Грэхема был стал «Марни» (1964), — триллер, снятый Альфредом Хичкоком с Шоном Коннери в главной роли.
Грэхем был успешным автором; он написал около тридцати романов, помимо полдарковской серии, в том числе шпионские триллеры и детективы. Грэхем также написал историю испанской Армады и ряд исторических романов. В 1939 году он женился на Джин Уильямсон, женщине, которую он впервые встретил в 1926 году, когда ей было 13 лет. Она умерла в декабре 1992 года. В юности он был страстным игроком в теннис и тщательно вёл записи, сколько он отыграл в тот или иной день. Он жил в Перранпорте с 1925 до 1959 года, затем недолго на юге Франции в 1960 году, а затем поселился в Восточном Суссексе. Был председателем Общества авторов и членом Королевского литературного общества, а в 1983 удостоен ордена Британской империи.
Автобиография Грэма, «Воспоминания простого человека», была опубликована в 2003 году. В Великобритании присуждается историческая премия имени Уинстона Грэхема. Большинство рукописей Уинстон Грэхема и документы были переданы в Королевский институт Корнуолла его сыном Эндрю и дочерью Розамунд.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация