Идёт отрицание меня как мамы


Содержание

Любимое слово дочки стало «НЕТ» (идет отрицание всего).

Моей дочурке 2,7 года. Последнее время она стала очень непослушной. Если раньше я могла попросить поднять игрушку, она поднимала, если не сразу, то через уговоры или игру, в крайнем случае после того, как накажу ее. То сейчас даже после моего крика она наотрез отказывается что-либо выполнять.

Я всегда пытаюсь для начала поговорить спокойно, почему она говорит нет, пытаюсь все сделать в игровой форме, отвлечь ее, но она сейчас все отрицает.

Даже если раньше когда нервы сдают, могла шлепнуть ее по попе, и она сразу слушалась, значит боялась, что я накажу, то сейчас я ее шлепаю, а она смеется и снова говорит нет. Я ее на полном серьезе начинаю шлепать, она снова смеется. Пыталась и через игнор действовать, но бесполезно.

Может просто период такой, но все же боюсь, что она выйдет из-под контроля и станет неуправляемой.

Основные ошибки, которые совершают мать и дочь по отношению друг к другу

В своей работе семейного системного терапевта я регулярно сталкиваюсь с тем, что выросшие дети и родители хотят иметь друг с другом хорошие отношения. И очень часто это становится невозможным. Особенно в отношениях между матерью и дочерью.

В чём же причина того, что общение между мамой и выросшей дочерью складывается не так, как хотелось бы?

Самые распространённые ошибки со стороны матери

  1. Восприятие взрослой дочери, как маленького ребёнка.

Очень часто мама продолжает воспринимать свою взрослую дочь как маленькую девочку, которая ничего не понимает и сама ни с чем справиться не может. Исходя из этого восприятия, мать строит общение со своей дочерью, как с маленькой девочкой. При этом мама делает это настолько неосознанно, из добрых побуждений, что искренне не понимает, чем дочь недовольна.

Из-за чего мать продолжает видеть дочь маленькой?

Есть несколько причин. Основные из них:

  • Страх матери, что дочь, почувствовав самостоятельность, уйдёт, и мать останется одна, без неё. Возникнет ощущение ненужности, брошенности, покинутости. Это очень страшно!

Поэтому мать неосознанно начинает показывать дочери, что та ещё маленькая, что-то не может, что-то не умеет, а она, мать, в этом хорошо разбирается, лучше знает и умеет это делать. Формируя таким образом у дочери ощущение, что «я сама, без мамы, ни с чем не справлюсь», а значит надо «держаться» за маму. Но взрослой дочери уже хочется самостоятельности. И тогда у неё возникает внутренний конфликт и сложности в общении с мамой.

  • Страх старости и смерти.

Очень часто в моей практике я сталкиваюсь с тем, что у матерей есть ощущение: чем младше дети, тем моложе я. Как только дочь вырастает, возникает ощущение «я-старая». А этого очень не хочется. Поэтому мать неосознанно начинает держать для себя дочь в образе маленькой девочки. И тогда внутренне чувствует себя молодой. При этом у дочери уже сформирован страх взросления. Поэтому она неосознанно начинает подыгрывать матери, оставаясь маленькой. Но внутренняя потребность дочери в самостоятельности и автономности при этом не удовлетворяется. И сложности в общении неизбежны.

  1. Отсутствие признания в дочери отдельной личности.

Вырастая, у дочери уже сформировано своё видение жизни и ситуации. Есть свой опыт, своё мнение, свои представления, свои знания, свои желания. И они могут очень сильно отличаться от представлений матери.

Например, дочь встретила мужчину, которого любит. Строит с ним отношения так, как им нравится. Чувствует себя счастливой. А у матери свои представления о том, каким должен быть мужчина её дочери, как они должны жить, чтобы дочь была счастлива. И тогда мать начинает вмешиваться в жизнь дочери со своими представлениями. При этом делает это из лучших побуждений, не обращая внимания на то, что дочь уже счастлива. Дочь разрывается между своим счастьем и мамиными представлениями о счастье для дочери. Малоприятная ситуация, которая приводит к сложностям в общении между матерью и дочерью.

Основные причины того, что мать не признает в дочери отдельную личность:

  • Нереализованные мечты матери.

Очень часто мать хочет через свою дочь реализовать свои мечты. Именно поэтому в детском возрасте ребёнка отводят на кружки и секции, которые нравятся родителям, а не туда, куда ребёнку хотелось бы. Например, мать отвела дочь учиться игре на фортепьяно. Прекрасный инструмент, замечательные учителя. Только дочери никакого удовольствия от этих занятий, как бы ни старалась мать её уговаривать. Девочка мечтает поскорее завершить обучение на этом инструменте и забросить его.

То же самое продолжается и во взрослом возрасте. Мать занята тем, чтобы реализовать через дочь свои мечты. А дочь, из любви к матери, старается ей угодить в этом. Но в какой-то момент для дочери это станет очень тяжело и сложности в общении неизбежны. Слишком много обид и претензий накопится. Это будет мешать общаться.

Внутреннее искажённое представление матери, что истина может быть только одна. И, если представление дочери отличаются от её представлений, то кто-то здесь обязательно не прав. А неправым быть не хочется. Поэтому мать начинает настаивать на своём, а дочь пытается отстаивать своё. И в этом взаимодействии идёт борьба за право на существование. Но здесь на самом деле нет победителя и побеждённого. Обе проиграли. Я знаю массу примеров того, как мать и дочь годами не общаются, при этом обе страдают. Искажённые представления о том, что правда только одна, и она моя, не дают этим женщинам услышать друг друга и увидеть, что у каждого правда своя, и, если представления отличаются, это не значит, что только одно мнение имеет право на существование.

Очень часто на практике я вижу, что мать неосознанно включается в соревновательный процесс с дочерью. Например, дочь звонит матери, хочет от неё получить поддержку по волнующему её вопросу. А мать начинает рассказывать о том, как ей самой сложно живётся. И на фоне этого рассказа, конечно, у дочери ещё будет чувство вины за то, что потревожила мать, у которой и без неё проблем предостаточно. Или ещё частый пример: дочь рассказывает о том, как у неё получилось приготовить вкусное блюдо на ужин. А мать, вместо того, чтобы просто порадоваться за дочь, говорит о том, что она это блюдо уже давно знает и готовит, даже усовершенствовала рецепт, благодаря чему оно стало значительно вкуснее. И так каждый раз. Через некоторое время дочери всё меньше хочется обращаться к матери, и общение становится всё более формальным.

Основные причины такой реакции у матери:

  • Привычка сравнивать себя с другими.

Такая модель поведения со стороны матери говорит о том, что в детстве родители сравнивали её с другими детьми. При этом чаще всего не в её пользу. Например, «да, пятёрку в школе ты получила, а вот Машенька две пятёрки домой принесла. Да, уроки ты сделала, а вот Ирочка уроки сделала и ужин приготовить успела».

Теперь у женщины есть возможность это компенсировать. Поэтому мать неосознанно начинает сравнивать себя с дочерью, но, уже показывая себе, какая она, мать, молодец.

  • Искажённое представление о том, что хорошим в отношениях может быть только кто-то один.

Сравнение в детстве с другими людьми приводит к тому, что у ребёнка формируется восприятие: молодец может быть только кто-то один. И, если кто-то другой рядом уже хороший, то неосознанно человек начинает чувствовать себя плохим. Внутренне с этим сложно согласиться. Поэтому идёт реакция показать другому, что он не совсем молодец, и вернуть себе это место, а с ним ощущение своей хорошести. В моей практике очень часто встречаются ситуации, когда мать и дочь неосознанно борются за это право быть хорошей, как будто место только одно.

  • Отсутствие внутреннего ощущения собственной ценности и значимости.

Очень часто в детстве ребёнка приучают к тому, что он значим только тогда, когда что-то кому-то смог доказать, чего-то смог добиться. Например, выиграл соревнования, получил грамоту, первым что-то сделал. А без этого он не значим и не интересен. Получив подобный посыл от родителей, ребёнок научается жить в постоянном доказательстве собственной ценности и важности. Для этого ему нужно всё время участвовать в соревнованиях и доказывать своё превосходство. Со временем без этого человек не может почувствовать уважение к себе. И тогда он вынужден устраивать себе негласные соревнования, продолжая доказывать, что он интересен, значим. Именно поэтому многие матери неосознанно организуют для себя соревнования с собственными детьми, особенно с девочками. Например, мать подчёркивает дочери: «Я же говорила тебе, что не надо так было делать! Я так и знала, что добром это не закончится! А ты, как всегда, меня не слушала».

В этот момент мать подчёркивает свою значимость за счёт дочери. Малоприятная форма общения, вряд ли его захочется продолжать.

  1. Предъявление обид и претензий.

Очень часто общение матери и дочери сводится к выяснению отношений, предъявлению обид и претензий. И такой вариант общения никого не устраивает. При этом мать и дочь не учатся с этим справляться.

Основные причины формирования претензий в общении:

В своё время мать была девочкой, которая многое терпела и прощала своей матери, слушалась её во всём, отказываясь от своих желаний. Теперь она выросла и ждёт от своей дочери подобного поведения. Но дочь имеет право вести себя не так, как мать хочет. И тогда у матери появляется обида. Ведь «я по отношению к своей матери вела себя не так. И это было проявление любви к ней. Значит, моя дочь меня не любит и не уважает, раз поступает по-другому». Подобная цепочка приводит к боли и обидам, порождая претензии и обвинения. И общение становится невозможным.

  • Внутреннее восприятие матери.

Из-за собственных внутренних представлений о себе, как о человеке, который вынужден всё терпеть, отказываться от своего в пользу чужого, из-за внутренних ощущений ненужности и незначимости, мать не может почувствовать со стороны дочери признательности, любви и благодарности. Когда дочь была маленькой, мать жертвовала чем-то важным для себя ради дочери. Женщина делала это прежде всего из-за собственного внутреннего представления о том, что она плохая мать, и желания доказать обратное. Для этого важно соответствовать общепринятым представлениям о том, что хорошая мать та, которая отказалась от своей жизни, не занимается собой, а живёт только ребёнком. Например, многие женщины, пока ребёнок маленький, перестают заниматься любимыми делами, не ходят туда, куда им хотелось бы, перестают заботиться о себе и ухаживать за собой. Делают такой выбор, перекладывая ответственность за это на ребёнка. Хотя ребёнку это совершенно не нужно. А затем предъявляют взрослой дочери претензии, что та, например, предпочитает пойти на свидание, а не сидеть рядом с матерью. В то время, когда мать столько для неё сделала.

Даже если дочь начинает жертвовать своей жизнью, мать не может почувствовать её любовь и признательность. Мешает этому обида на себя за то, что сама лишала себя радости жизни. Ведь ребёнок на самом деле не помеха матери в её делах. Но мать не хочет этого признавать и делает дочь причиной всех своих бед. Старается на ней отыграться, требуя компенсировать те жертвы, которые она, мать, принесла во имя дочери.

  1. Отсутствие желания учиться развивать отношения.

Любые отношения требуют развития. Сами по себе они развиваться не будут. Нужно прикладывать усилия для того, чтобы это происходило. А этого очень не хочется делать. Гораздо проще вести себя всегда одинаково, чем учиться по-новому взаимодействовать со своей взрослой дочерью. Это приводит к большому напряжению в отношениях. Ведь то, что было вам хорошо в её пять лет, сейчас уже устарело, как платье, из которого мы вырастаем или с годами оно изнашивается и становится неудобным.

Каждая мама обязана знать:  Изменилось поведение ребенка

И это основные ошибки во взаимодействиях со стороны матери.

Что же со своей стороны может делать не так взрослая дочь?

  • Потакание сценариям матери.

Очень часто дочь начинает либо подыгрывать матери в том, что я ранее описала, либо вступать в конфронтацию и бороться с ней за свои права. И то, и другое продолжение привычных сценариев взаимодействия.

  • Стремление изменить свою мать.

Очень часто взрослые дочери пытаются учить свою мать, неосознанно требуя от неё измениться. Можно тратить время на переделывание матери, но это не приносит пользы взаимоотношениям.

Очень часто в моей практике сталкиваюсь с тем, что взрослые дочери пытаются вымещать обиды и наказывать мать, «восстанавливая справедливость». Например, уезжают в другие страны и города, перестают общаться с матерью, при общении всячески ей припоминают факты биографии, стараясь неосознанно вызвать у матери чувство вины.

Что же делать? Как возможно улучшать отношения между матерью и взрослой дочерью (и не только)?

Данные рекомендации подходят как для матери, так и для дочери.

  1. Помнить и регулярно напоминать себе, находясь в непосредственном общении, о том, что моя дочь уже выросла. Она взрослая и справится с тем, что в её жизни происходит. Учиться верить в своих детей и их способности. Дочери помнить о том, что она уже выросла, и это факт, который нет необходимости доказывать. Переставать тратить на это своё время.
  2. Найти себе хобби, где вы будете чувствовать интерес и радость от творческого процесса. Начать общаться с интересными для вас людьми на интересные для вас темы.

Например, кружок кинолюбителей. И фильм интересный посмотрели, и тут же обсудили его с другими людьми. Или кулинарные курсы: вместе что-то приготовили и тут же обсудили получившийся результат.

  1. Помнить, что у каждого из нас может быть своё мнение. И они могут быть разными. Каждое мнение имеет право на существование.
  2. Переставать тратить время на оспаривание мнения другого. Учиться интересоваться, с чем связано её мнение? Из-за чего у неё сложилось такое представление?
  3. Начинать реализовывать свои мечты. Тем более дочь уже взрослая и можно переключиться на свою жизнь. Для этого вспомните свои мечты, запишите их и посмотрите, что из этого списка вы можете уже сейчас начать реализовывать?
  4. Переставать сравнивать себя и дочь. Дочери переставать сравнивать себя с матерью. Вы — это вы, она — это она. Учиться радоваться и переживать друг за друга без сравнения себя с ней.
  5. Напоминать себе, что места много. Что нет необходимости бороться, каждая из вас хорошая. Стараться отслеживать и останавливать процесс соревнования, который может неосознанно начинаться.
  6. Матери учиться хвалить свою дочь за её достижения, без обозначения ваших умений. Учиться сочувствовать ей в её переживаниях. И, если очень хочется дать ей совет или высказать своё мнение, спрашивать у неё, хочет ли она это услышать. Понимая и принимая то, что она может вам отказать. И это её право. Ваше право спросить у неё, чтобы от вас она хотела сейчас услышать. В какой помощи от вас она сейчас нуждается?
  7. Дочери переставать переделывать и наказывать свою мать. И это очень сложно. Попытки самостоятельно разобраться в данной ситуации приводят к ещё более плачевным последствиям. Если вы замечаете в своих действиях нечто подобное, из того, о чём я писала, имеет смысл обратиться к специалисту за помощью.
  8. Каждой заняться вопросами внутреннего восприятия себя, проработкой собственных страхов, обид, претензий. Учиться по-новому взаимодействовать с друг с другом. А для этого обратиться за помощью к специалисту.

Интересного и приятного вам общения друг с другом!

Дочь и мать: отделиться трудно, но необходимо!

Чтобы рассказать о мучительных отношениях с матерью, 40-летняя Катерина пишет книгу «Мама, не читай! Исповедь «неблагодарной» дочери». В ней она подробно перечисляет свои детские и взрослые попытки заслужить материнскую любовь, всякий раз — неудачные. Пишет не для матери — так она пытается избавиться от боли, которая «растянулась на долгие годы и не утихла до сих пор».

Наталье 36 лет, и свою мать она считает лучшей подругой. «Мы часто созваниваемся, ходим вместе по магазинам, а каждые выходные я приезжаю к ней вместе с детьми. Мы очень близки», — делится она. И после паузы признается, что визиты не совсем добровольны. Стоит пропустить хотя бы один, и она чувствует свою вину. Как в юности, когда мать упрекала ее в эгоизме, непрестанно напоминая о том, чем пожертвовала в жизни, пока растила «неблагодарную дочь».

Катерина, Наталья — этим двум взрослым женщинам так и не удалось ни примириться, простив собственную мать, ни освободиться от зависимости и чувства вины. Иными словами, они так и не стали по-настоящему взрослыми людьми. Почему это так трудно?

«Мать и дочь — отношения между ними уникальны, — говорит психотерапевт Екатерина Михайлова. — В них всегда есть вина и прощение, привязанность и бунт, ни с чем не сравнимая сладость и ни с чем не сравнимая боль, неизбежное сходство и яростное его отрицание, первый и главный опыт нашего «вместе» — и первая попытка все-таки быть отдельно.

Конкуренция. Борьба. Страх. Пронзительная потребность во внимании, в одобрении. Ужас перед силой этой потребности. Любовь, порой проявляющая себя в убийственных, удушающих формах. Первый опыт подчинения власти, «превосходящим силам противника» — и первый же опыт своей власти над другим человеком. Ревность. Невысказанные обиды. Высказанные обиды. И над всем этим — единственность этих отношений. Другой — не будет».

Слитно, чтобы затем раздельно

В раннем детстве почти полное слияние с матерью необходимо ребенку для того, чтобы выжить. «Чувство безопасности, которое возникает благодаря такому симбиозу, помогает ему расти, взрослеть и постепенно начать самостоятельную жизнь, — рассказывает психоаналитик Элина Зимина. — Но если такой близости не было, желание слиться с матерью, почувствовать ее безусловную любовь может так и остаться самым важным, главным».

Именно поэтому так много взрослых людей смотрят на мир глазами своей матери, поступают так, как поступила бы она, надеются на ее одобрение и признательность.

Для девочки мать — совершенное всемогущее существо одного с ней пола. Это позже, примерно с трех до шести лет, она начинает конкурировать с ней за любовь отца. Девочкам легче дистанцироваться от матери по сравнению с мальчиками, для которых мать становится «объектом любви». Но если этого не происходит, слияние может превратиться в зависимость: они видят друг в друге только сходство.

Взрослый человек, который продолжает бороться со своими родителями, скорее всего, так и не отделился от них

Оставаясь в тесных отношениях с матерью, девочка перестает взрослеть, ведь она не чувствует себя отдельным человеком. Лишь отдалившись, можно обнаружить различия: «чем я отличаюсь от нее?», «какая я?», «кто я как женщина?». Удерживая дочь около себя, мать мешает ей найти ответы на эти вопросы.

«Постепенная сепарация, отделение от родителей, создает внутри нас психическое пространство, необходимое для того, чтобы ощутить свои особенности и желания, в том числе свою женственность, — объясняет Элина Зимина. — Это способность различать, что принадлежит мне, а что — другому».

Сравнивать себя можно с тем, кто находится с нами на равных или почти равных позициях. Однако для ребенка мать — существо, лишенное недостатков. Чтобы увидеть в ней реальную женщину, предстоит свергнуть ее с воображаемого пьедестала. Достаточно вспомнить накал страстей между подростками и родителями, чтобы понять, как болезненно происходит эта деидеализация.

«Когда подросток видит в родителях реальных людей, градус враждебности обычно снижается, — рассказывает психоаналитик. — А взрослый человек, который продолжает бороться со своими родителями, скорее всего. так и не отделился от них».

Но и на этом сепарация не заканчивается, и девушке, которая становится женщиной, матерью, всякий раз приходится устанавливать новую дистанцию с собственной матерью.

Третий не лишний

Противоречия и конфликты, явные или скрытые, всегда присутствуют в отношениях матери и дочери. «Мать может болезненно переживать утрату безусловной любви дочери, когда та в эдиповой фазе развития переносит свою любовь на отца, — поясняет Элина Зимина. — В отличие от девочек, мальчик в этом возрасте продолжает любить мать. Поэтому в отношениях матерей с сыновьями меньше конфликтов и больше гармонии. А в отношениях матери и дочери могут быть более противоречивые чувства: помимо любви здесь присутствуют ревность, зависть и соперничество».

Для дочери одинаково опасны оба полюса материнской любви: ее недостаток и избыток

В этой связи отчетливо просвечивает образ той маленькой девочки, которой была когда-то сама мать. Этот образ возвращает ее к воспоминаниям о собственном детстве, об отношениях с собственной матерью, об опыте любви и боли.

Для дочери одинаково опасны оба полюса материнской любви, ее недостаток и избыток. Но отношения матери и дочери — это отношения не двух, а всегда трех человек. «Отец разделяет их и сообщает дочери: «я муж и любовник твоей матери», — поясняет Элина Зимина. — Одновременно он поддерживает дочь, восхищаясь ее женственностью, и дает понять, что позже она встретит человека, который подарит ей желанную любовь».

Таким третьим, кто помогает матери и дочери отделиться друг от друга, может быть не только отец или партнер матери. Идея, увлечение, работа — то, что способно целиком захватить мысли женщины, чтобы на это время она забыла о ребенке, почувствовала себя «отделенной» от него.

В этой роли может, конечно, выступить и психотерапевт. «С одним «но», которое в мечтах и планах часто не учитывается, — настаивает Екатерина Михайлова. — Любой третий — фигура временная: выполнив свою роль, он должен отойти на второй план, освобождая место для развития отношений».

Далеко и близко

Где же проходит граница между хорошими, доверительными отношениями и полной зависимостью от желаний и настроений матери? Не всегда легко найти ответ на этот вопрос. Особенно сейчас, когда дружеские отношения с матерью («мать-подружка») становятся идеалом многих женщин. Но зачастую они скрывают отсутствие дистанции, ту самую «неперерезанную пуповину».

Ежедневные звонки, обращения за советом, интимные подробности — так это выглядит в жизни. Но и постоянные конфликты, и даже разрыв между матерью и дочерью не говорят о том, что между ними нет эмоциональной связи. Расстояние тоже не показатель. «Дочь может быть крайне зависимой от матери, несмотря на то что их разделяют тысячи километров, или жить с ней в одном доме и быть независимой», — говорит Элина Зимина.

Естественному стремлению женщины стать самостоятельной может помешать желание матери удержать ее рядом с собой, часто неосознаваемое. «Иногда она воспринимает отделение ребенка как свидетельство того, что тот ее больше не любит и бросает — возможно, это связано с ее собственным опытом внезапной разлуки, — приводит пример Элина Зимина. — Она может быть не уверена в собственной женственности и ревновать к красоте дочери. Или считать себя вправе управлять ее жизнью, потому что видит в ней свое продолжение. Одинокая женщина может искать в ребенке заместителя мужа или собственной матери».

Если родители позволяют детям быть свободными, но готовы поддержать при необходимости, то отделение пройдет мирно

В ответ у дочери проявляются тревоги — страх потерять любовь матери, неуверенность в себе, боязнь мужчин… Одни матери хотят удержать дочь любой ценой, другие, наоборот, стремятся как можно быстрее от нее «избавиться». При первых подростковых попытках объявить о самостоятельности они говорят: «хорошо, ты полностью свободна и независима, можешь жить как хочешь».

Но за этим скрывается отвержение. «Взрослые дети тоже нуждаются в поддержке, — уточняет Элина Зимина. — И если родители позволяют им быть свободными, но готовы поддержать при необходимости, то отделение, скорее всего, пройдет мирно и хорошие отношения сохранятся».

Путь к свободе

Настоящая независимость наступает тогда, когда женщина критически оценивает доставшиеся ей в наследство от матери установки, способы поведения, жизненные сценарии. Невозможно полностью отказаться от них, поскольку так она окажется изолированной от собственной женственности. Но и принять их целиком означает, что она, оставшись копией матери, так и не станет собой.

Каждая мама обязана знать:  На какой электронный сайт я могу обратится за помощью

«Обычно продвинуться в направлении вроде бы желанной, но все никак не наступающей независимости удается тем, кто смог в одностороннем порядке «отозвать иски» и перестать питать тягостные отношения своими надеждами, обидами или разыгрыванием роли идеальной матери или дочери, — считает Екатерина Михайлова. — Слишком близкие отношения взаимны. Часто только кажется, что «мама не отпускает», — перейти в новую фазу отношений не готовы обе, но ответственность за это обычно возлагается на старшую».

Если мы действительно хотим изменений, начинать надо с нескольких жестких вопросов к себе, советует Екатерина Михайлова: «Что я от себя скрываю, объясняя все проблемы своей жизни давлением, влиянием, вмешательством и необходимостью заботиться о той, другой? Может быть, именно я заполняю эмоциональную пустоту игрой в борьбу за независимость?

Может быть, мир за моей спиной меня пугает настолько, что это мне проще оставаться в странной смеси поединка, танца и объятия с той, другой женщиной? На что я надеюсь, продолжая выяснять отношения, мириться, ссориться, упрекать — или же балуя и ублажая? Может быть, в глубине души я все еще верю, что удастся что-то доказать, что «она» согласится, примет, одобрит. »

Как понять, действительно ли мы сумели стать самостоятельными и разорвали материнскую пуповину? Это так, если нас больше не раздирают противоречивые чувства, не мучают внутренние конфликты. Если мы сами регулируем степень доверительности и дистанцию в отношениях с матерью, не испытывая при этом чувства вины. Можем объективно оценить, в чем мы схожи, а в чем отличны друг от друга. И наконец, если мы чувствуем, что связаны с матерью определенными узами, но не привязаны к ней намертво.

«Трудные» матери

Став взрослыми, мы начинаем по-новому строить отношения с матерями. Однако с некоторыми из них сделать это оказывается особенно трудно. Психолог Сьюзен Коэн и журналист Эдвард Коэн перечисляют 10 распространенных типов.

  1. Самовлюбленная. Она мечтает видеть в дочери хорошенькую куколку, которая думала бы только о своей мамочке.
  2. Контролирующая. На каждый случай у нее есть правило. И всякий раз она сообщает дочери, что та его не выполнила.
  3. Зависимая от чужого мнения. Волнуется о том, что подумают соседи, — даже когда дочь давно выросла и уехала из города.
  4. Соблазняющая. Всегда одета по моде, чересчур коротко, чересчур обтягивающе. Флиртует с любым мужчиной, который ей встретится, в том числе и с друзьями дочери.
  5. Удушающая. Помогает, даже когда дети в этом не нуждаются.
  6. Не различающая границ. Принимает успехи и неудачи своего ребенка очень близко, слишком близко к сердцу.
  7. Критикующая. Упрекает во всем, что дочь (не) делает, а также в том, о чем она мечтает.
  8. Закрывающая глаза. Думает, что все идет не так плохо, даже когда хуже уже некуда.
  9. Всезнающая. Давно уже сделала все, что дочь надеялась когда-нибудь сделать, и гораздо лучше, чем она.
  10. Обвиняющая. Всегда недовольна, но ждет, что дети положат жизнь на то, чтобы удовлетворить ее желания и мечты.

Нелюбимые дочери нелюбящих матерей

Такие девочки совершают потом одни и те же ошибки в отношениях, не осознавая причину. Это тяжело, но из этого можно найти выход. И еще одно: пожалуйста, следите за тем, что вы говорите своим детям!

Как вырастить детей оптимистами?

Нам хочется, чтобы наши дети росли жизнерадостными, не страдая от наших сомнений, тревог или плохого настроения. Как сориентировать их в нужную сторону? Рассказы родителей и советы специалистов.

6 типов токсичных родителей и как правильно себя с ними вести

Если кто-то разрушает вашу жизнь, нельзя сидеть сложа руки. Даже если эти люди — ваши родители.

Эту статью можно не только прочитать, но и послушать. Если вам так удобнее — включайте подкаст.

Доктор философии, психотерапевт, автор книг «Токсичные родители», «Мужчины, которые ненавидят женщин, и женщины, которые их любят», «Эмоциональный шантаж».

Токсичные родители травмируют своих детей, обращаются с ними жестоко, унижают, причиняют вред. Причём не только физический, но и эмоциональный. Они продолжают это делать, даже когда ребёнок становится взрослым.

1. Непогрешимые родители

Такие родители воспринимают детское неподчинение, малейшие проявления индивидуальности как нападение на них самих, поэтому и защищаются. Они оскорбляют и унижают ребёнка, разрушают его самооценку, прикрываясь благой целью «закалить характер».

Как проявляется воздействие

Обычно дети непогрешимых родителей считают их совершенством. У них включается психологическая защита.

  • Отрицание. Ребёнок придумывает другую реальность, в которой родители его любят. Отрицание даёт временное облегчение, которое дорого обходится: рано или поздно оно выливается в эмоциональный кризис.
    Пример: «На самом деле мама не оскорбляет меня, а делает лучше: открывает глаза на неприятную правду».
  • Отчаянная надежда. Дети всеми силами цепляются за миф о совершенных родителях и винят себя во всех несчастьях.
    Пример: «Я недостоин хорошего отношения, мама и папа хотят мне добра, а я это не ценю».
  • Рационализация. Это поиск веских причин, которые объясняют происходящее, чтобы сделать его менее болезненным для ребёнка.
    Пример: «Мой отец бил меня не чтобы причинить вред, а чтобы преподать мне урок».

Что делать

Осознать, что вашей вины в том, что родители постоянно переходят на оскорбления и унижения, нет. Поэтому стараться что-то доказать токсичным родителям смысла нет.

Хороший способ разобраться в ситуации — посмотреть на случившееся глазами стороннего наблюдателя. Это позволит осознать, что родители не такие уж и непогрешимые, и переосмыслить их поступки.

2. Неадекватные родители

Определить токсичность и неадекватность родителей, которые не бьют и не третируют ребёнка, сложнее. Ведь в этом случае вред наносится не действием, а бездействием. Зачастую такие родители сами ведут себя как бессильные и безответственные дети. Они заставляют ребёнка быстрее взрослеть и удовлетворять их потребности.

Как проявляется воздействие

  • Ребёнок становится родителем себе, младшим братьям и сёстрам, собственным матери или отцу. Он теряет детство.
    Пример: «Как ты можешь проситься гулять, когда твоя мать не успевает всё постирать и приготовить ужин?».
  • Жертвы токсичных родителей испытывают чувство вины и отчаяния, когда не могут сделать что-то для блага семьи.
    Пример: «Я не могу уложить спать младшую сестрёнку, она всё время плачет. Я плохой сын».
  • У ребёнка могут пропасть эмоции из-за отсутствия эмоциональной поддержки от родителей. Став взрослым, он испытывает проблемы с самоидентификацией: кто он, чего хочет от жизни и любовных отношений.
    Пример: «Я поступил в вуз, но мне кажется, что это не та специальность, которая мне нравится. Я вообще не знаю, кем хочу быть».

Что делать

Домашние дела не должны занимать у ребёнка больше времени, чем учёба, игры, прогулки, общение с друзьями. Доказать токсичным родителям это сложно, но можно. Оперируйте фактами: «Я буду плохо учиться, если уборка и приготовление еды будут только на мне», «Врач посоветовал мне больше проводить время на свежем воздухе и заниматься спортом».

3. Контролирующие родители

Чрезмерный контроль может выглядеть как осторожность, осмотрительность, забота. Но токсичные родители в этом случае заботятся только о себе. Они боятся стать ненужными, а потому делают так, чтобы ребёнок максимально от них зависел, чувствовал себя беспомощным.

Любимые фразы токсичных контролирующих родителей:

  • «Я делаю это исключительно для тебя и твоей пользы».
  • «Я поступил так, потому что я тебя очень люблю».
  • «Сделай это, или я с тобой больше не буду разговаривать».
  • «Если ты не выполнишь это, у меня случится инфаркт».
  • «Не сделаешь — перестанешь быть членом нашей семьи».

Всё это означает одно: «Я делаю это, потому что страх потерять тебя настолько велик, что я готов сделать тебя несчастным».

Родители-манипуляторы, предпочитающие скрытый контроль, добиваются своего не прямыми просьбами и приказами, а исподтишка, формируя чувство вины. Они оказывают «бескорыстную» помощь, которая формирует чувство долга у ребёнка.

Как проявляется воздействие

  • Контролируемые токсичными родителями дети становятся излишне тревожными. У них исчезает желание быть активными, исследовать мир, преодолевать трудности.
    Пример: «Я очень боюсь путешествовать на автомобиле, потому что мама всегда утверждала, что это очень опасно».
  • Если ребёнок попытается спорить с родителями, ослушаться их, это грозит ему чувством вины, собственного предательства.
    Пример: «Я без разрешения остался с ночёвкой у друга, наутро мама слегла с больным сердцем. Никогда не прощу себе, если что-то с ней случится».
  • Некоторые родители обожают сравнивать детей между собой, создавать атмосферу озлобленности и ревности в семье.
    Пример: «Твоя сестра намного умнее тебя, в кого же ты уродилась?».
  • Ребёнок постоянно чувствует, что недостаточно хорош, он стремится доказать свою значимость.
    Пример: «Я всегда стремился стать таким, как мой старший брат, и даже пошёл, как и он, учиться на медика, хотя хотел стать программистом».

Что делать

Выйти из-под контроля, не опасаясь последствий. Как правило, это обычный шантаж. Когда вы поймёте, что не являетесь частью ваших родителей, то перестанете от них зависеть.

4. Пьющие родители

Родители-алкоголики обычно отрицают, что проблема существует в принципе. Мама, страдающая от пьянства супруга, выгораживает его, оправдывает частое употребление спиртного необходимостью снять стресс или проблемами с начальником.

Ребёнку обычно внушают, что сор из избы выносить не стоит. Из-за этого он постоянно напряжён, живёт в страхе нечаянно предать семью, раскрыть секрет.

Как проявляется воздействие

  • Дети алкоголиков часто становятся одиночками. Они не умеют выстраивать дружеские или любовные отношения, страдают от ревности и подозрительности.
    Пример: «Я всегда боюсь, что любимый человек принесёт мне боль, поэтому не завожу серьёзных отношений».
  • В такой семье ребёнок может вырасти гиперответственным и неуверенным в себе.
    Пример: «Я постоянно помогала маме укладывать напившегося отца. Мне было страшно, что он умрёт, я переживала, что ничего не могу с этим поделать».
  • Ещё одно токсичное воздействие таких родителей — превращение ребёнка в «невидимку».
    Пример: «Мама пыталась отучить отца от пьянства, кодировала его, постоянно искала новые лекарства. Мы были предоставлены сами себе, никто не спрашивал, поели ли мы, как учимся, чем увлекаемся».
  • Дети страдают от чувства вины.
    Пример: «В детстве мне постоянно говорили: „Если бы ты вёл себя хорошо, папа бы не пил“».

По статистике, каждый четвертый ребёнок из семьи алкоголиков сам становится алкоголиком.

Что делать

Не брать на себя ответственность за то, что родители пьют. Если получится убедить их, что проблема существует, есть шанс, что они задумаются о кодировании. Общайтесь с благополучными семьями, не давайте убедить себя, что все взрослые одинаковые.

5. Унижающие родители

Такие родители постоянно оскорбляют и критикуют ребёнка, зачастую беспочвенно, или подшучивают над ним. Это может быть сарказм, насмешки, обидные прозвища, унижение, которое выдают за заботу: «Я хочу помочь тебе исправиться», «Нужно подготовить тебя к жестокой жизни». Родители могут сделать ребёнка «соучастником» процесса: «Он же понимает, что это всего лишь шутка».

Иногда унижение связано с чувством конкуренции. Родители чувствуют, что ребёнок доставляет им неприятные эмоции, и подключают давление: «Ты не можешь добиться большего успеха, чем я».

Как проявляется воздействие

  • Такое отношение убивает самооценку и оставляет глубокие эмоциональные шрамы.
    Пример: «Я долгое время не мог поверить, что способен на что-то большее, чем вынести мусор, как говорил мой отец. И ненавидел себя за это».
  • Дети родителей-конкурентов платят за своё душевное спокойствие саботажем своих успехов. Они предпочитают занижать свои реальные способности.
    Пример: «Я хотела участвовать в конкурсе уличных танцев, хорошо подготовилась к нему, но так и не решилась попробовать. Мама всегда говорила, что у меня не получится танцевать, как она».
  • Движущей силой жёстких словесных атак могут стать нереалистичные надежды, которые взрослые возложили на ребёнка. И именно он страдает, когда иллюзии рушатся.
    Пример: «Папа был уверен, что я стану великим хоккеистом. Когда же меня в очередной раз исключили из секции (я не любил и не умел кататься на коньках), он долго обзывал меня никчёмным и ни на что не способным».
  • Из-за неудач детей у токсичных родителей обычно наступает апокалипсис.
    Пример: «Я постоянно слышал: „Лучше бы ты не родился“. И это из-за того, что я не занял первое место на олимпиаде по математике».

У выросших в таких семьях детей часто бывают суицидальные наклонности.

Каждая мама обязана знать:  Как объяснить подростку недопустимость поведения

Что делать

Найдите способ блокировать оскорбления и унижения, чтобы они не ранили вас. Не давайте перехватить инициативу в разговоре. Если отвечать односложно, не поддаваться на манипуляции, оскорбления и унижения, токсичные родители не достигнут своей цели. Помните: вы не обязаны им ничего доказывать.

Заканчивайте общение тогда, когда этого хотите вы. И желательно до того, как вы начали ощущать неприятные эмоции.

6. Насильники

Родителей, считающих насилие нормой, с большой долей вероятности воспитывали точно так же. Для них это единственная возможность выплеснуть гнев, справиться с проблемами и негативными эмоциями.

Физическое насилие

Сторонники телесных наказаний обычно вымещают на детях свои страхи и комплексы или искренне считают, что порка пойдёт на пользу воспитанию, сделает ребёнка мужественным и сильным. В реальности всё наоборот: физические наказания наносят сильнейший ментальный, эмоциональный и телесный вред.

Сексуальное насилие

Сюзан Форвард характеризует инцест как «эмоциональное разрушительное предательство базового доверия между ребёнком и родителем, акт полной извращённости». Маленькие жертвы находятся в полной власти агрессора, им некуда идти и некого просить о помощи.

90% детей, переживших сексуальное насилие, никому об этом не говорят.

Как проявляется воздействие

  • Ребёнок испытывает чувство беспомощности и отчаяния, ведь просьба о помощи может быть чревата новыми вспышками гнева и наказанием.
    Пример: «Я практически до совершеннолетия никому не рассказывала о том, что меня бьёт мать. Потому что знала: никто не поверит. Синяки на моих ногах и руках она объясняла тем, что я люблю бегать и прыгать».
  • Дети начинают себя ненавидеть, их эмоции — постоянный гнев и фантазии на тему мести.
    Пример: «Долго не мог себе признаться, но в детстве я хотел задушить отца, пока он спит. Он бил мою маму, младшую сестру. Рад, что его посадили».
  • Сексуальное насилие не всегда подразумевает контакты с телом ребёнка, но оно не менее разрушительно. Дети чувствуют себя виноватыми в произошедшем. Им стыдно, они боятся рассказывать кому-то о том, что произошло.
    Пример: «Я была самой тихой ученицей в классе, боялась, что в школу вызовут моего отца, тайна раскроется. Он запугал меня: постоянно говорил, что если это случится, все подумают, что я сошла с ума, меня отправят в психушку».
  • Дети держат боль в себе, чтобы не развалить семью.
    Пример: «Я видела, что мама очень любит отчима. Однажды я попыталась намекнуть ей, что он относится ко мне „по-взрослому“. Но она так расплакалась, что я больше не решилась заговаривать об этом».
  • Человек, переживший в детстве насилие, часто ведёт двойную жизнь. Он чувствует себя отвратительным, но притворяется успешным, самодостаточным человеком. Он не может выстроить нормальные отношения, считает себя недостойным любви. Это рана, которая затягивается очень долго.
    Пример: «Я всегда считала себя „грязной“ из-за того, что сделал со мной в детстве отец. Пойти на первое свидание я решилась после 30 лет, когда прошла несколько курсов психотерапии».

Что делать

Единственный способ спастись от насильника — дистанцироваться, бежать. Не замыкаться в себе, а искать помощи у родных и близких, которым можно доверять, обратиться за помощью к психологам и в полицию.

Как вести себя с токсичными родителями

1. Примите этот факт. И поймите, что изменить родителей вы вряд ли сможете. А вот себя и своё отношение к жизни — да.

2. Помните, что их токсичность не ваша вина. Вы не в ответе за то, как они себя ведут.

3. Общение с ними вряд ли станет иным, поэтому сократите его до минимума. Начинайте разговор, заранее понимая, что он может закончиться для вас неприятно.

4. Если вы вынуждены жить вместе с ними, найдите возможность выпускать пар. Ходите на тренировки в спортзал. Ведите дневник, описывайте в нём не только плохие события, но и положительные моменты, чтобы поддержать себя. Читайте больше литературы о токсичных людях.

5. Не ищите оправдания поступкам родителей. Ваше благополучие должно быть в приоритете.

Проблемы из детства: лечиться или само пройдет?

Проблема сейчас стоит такая. Вернулись все детские обиды, воспоминания и страхи, отчасти из-за новой беременности (будет девочка). Первый ребенок — мальчик, 3 года, и я в нем души не чаю, сразу решила, что буду ему лучшей матерью, дам всю себя, все свои лучшие эмоции вложу в него. Пока все так и получается, я его не бью (что удивляет всех родственников: «даже по попе не шлепаешь. «) — первым пунктом просто так поставила, не по важности, я развиваю его, вижу результаты своей работы, не могу на него насмотреться, ну какой он у меня ладненький и хорошенький! Миллион раз в день обнимаю и целую.

И вот, будет девочка. Я как только вышла от врача узи — расплакалась. Не из-за того, что девочка (не мальчик), а из-за того, какой я стану для нее матерью. Я дико испугалась, что буду не любить ее, буду ее обижать и принижать. Через полдня я пришла в себя, взяла себя в руки и дала установку на безоговорочную любовь.

У меня есть самый лучший мальчик на свете и теперь будет самая лучшая девочка на свете!
С этим я определилась.

Однако же, последнее время меня стали одолевать эти жуткие воспоминания из детства. Не могу из-за них уснуть ночью, часами ворочаюсь, переживая тот ужас вновь и вновь, плачу тихонько в подушку под сопение любимых мужчин рядом, или же днем часами так же лежу в кровати, ничего не могу делать, ничего не хочу, ни говорить, ни есть, ничего. Мужу пару раз рассказывала о том, что мама вытворяла в детстве, он был удивлен, даже говорил: не может такого быть! она же не такая!

Вчера опять ночью плакала, вспоминая тот дикий страх, который она к себе у меня воспитала. Сижу на диване в зале, меня колотит от ужаса, я не знаю, что будет через минуту, через три, через пять, через десять. Мама на кухне, злая. Собственно, я ничего такого не делала, чтобы она на меня злилась: чашки не разбивала, посуду помыла, дома чисто, двоек из школы нет. Но мама сегодня злая. И я не знаю, что меня ждет: удар, толчок, просто грозное лицо, какие-то обидные слова? Мне дико страшно. Меня просто колотит от беспомощности и ужаса. Сижу и жду с диким страхом, когда она из кухни зайдет в зал.

А в это время я по маминому приказу читаю статью в газете, статья о том, как какой-то маньяк приковал детей к батарее, бил их, истязал, мучил. И я должна подойти к маме после прочтения статьи и сказать «спасибо, что ты не делаешь такое со мной». «Благодари меня. » — орала она.

«В следующий раз побью тебя скакалкой; мне сказали, что это больнее, чем просто ремнем», — заранее поделилась своими планами она. Не зря ей посоветовали, скакалкой и правда было больнее.

«Ну почему ты такая тупая?!» — говорила она, беря меня за голову и ударяя головой о фортепиано.

Таких моментов было много. Меня в снег и дождь знакомые видели на улице одну и говорили: «Ты что, иди домой, замерзла уже». А я сидела часами под дождем, качалась на качелях, лишь бы домой к маме не идти. Я ее ненавидела.

Так прошло детство. Потом подростковые годы. Я всегда в машине вглядывалась в ее профиль с заднего сидения, пыталась понять: это мама улыбается или опять злая? Она опять была злая.

Проблема в том, что я не помню хорошего. Оно же, наверняка было. У нас полная большая семья: трехкомнатная квартира, добрый и самый лучший папа (мало его видели, он ради нас впахивал как мог), старший брат (мама о нем до сих пор в его 40 с лишним лет говорит: мой любимый сыночек), младшая сестра (которая тоже помнит «злую маму», но как-то легче это все воспринимает). И я, вечно нелюбимая, вечно плохая, некрасивая (мама сказала: поставь ноги вместе, я посмотрю. Я поставила. Хахаха! Лучше тебе ноги вместе не ставить — то есть кривые они у меня), разгульная (в 14 лет друг брата увидел у меня ламинированный пропуск в школу и сообщил, что это презерватив. мама меня вызвала на разговор: ты с кем-то тр—шься? в 14 лет?! Мне это было как ножом по сердцу. Без наводящих вопросов, без ничего, просто приговор). И частые сравнения с «любимым сыночком» не в мою пользу: а вот он мне к приходу с работы чайник всегда грел! А ты — ни разу!

Когда она попала в больницу, меня все в школе жалели, думали, что я страдаю и переживаю за маму. И тогда я впервые поняла, что, наверное, не люблю ее. Потому что за 10 дней, что она провела в больнице, я ни разу ее не навестила, мне было неинтересно, как она и что с ней.

И из последнего. Наверное, я передергиваю, но эта мысль сама появилась в голове. У брата родилась дочка. И мама говорит что-то типа: вот это я понимаю, отличный ребенок! всем бы такого! Никаких укачиваний и бессонных ночей и — глазами — так в мою сторону (она первые недели помогала мне с новорожденным сыном и помнит две недели бессонных ночей и укачиваний). То есть его ребенок лучше моего. Она этого не сказала. Но я-то додумала сама. Внучка от любимого сыночка.

Ну ведь наверняка же было хорошее? А я вот не помню. Почему-то из детства я помню только плохое (злопамятная я, наверное, как в анекдоте. Злая и память хорошая). Отчасти это из-за проблем с щитовидной железой, АИТ довольно сильный. Просто не помню десятилетия из своей жизни. Может, поэтому все хорошее и забылось?

Временами, в последнее десятилетие жизни, вспоминала это все, но заставляла себя прекратить слезы и простить ее (говорила даже себе: может, это не она была плохой мамой, а я была плохим ребенком? и пару раз это даже меня как-то успокаивало).

Немного понимаю, откуда у мамы такое было в ее поведении: у нее отец был алкоголик и мама ее отдала в 13 лет в интернат. Но это не оправдывает, а просто объясняет ее поведение.

Но последнее время эти чувства и воспоминания не дают мне спокойно жить. Вчера вот слезная истерика ночью в кровати. И за неделю до этого полный ступор днем, даже слово не могла выдавить из себя, муж весь извелся, думал, может, я на него из-за чего-то обиделась и привез букет и тортик.

В общем, как мне быть? Это стало повторяться все чаще и чаще (может, из-за гормонов? я же беременна), и давнишний способ просто сказать себе: «хватит себя жалеть! все в порядке!» уже так хорошо не работает. Да и сыну с мужем не стоит меня такой видеть. Я сама не хочу этого.

Посоветуйте, как гнать от себя эти гадкие мысли.
Спасибо!

Всем огромное спасибо за ответы и советы. Для меня стало открытием, что люди со стороны могут считать ситуацию моего детства ненормальной, вызывающей жалость. Дело в том, что дожив до 30 лет, я ни разу не задумывалась, что мое детство какое-то не такое, я всегда считала, что я была счастливым ребенком (за исключением нескольких лет, когда думала о самоубийстве). В общем, как-то странно и запутанно звучит. Вроде и счастлива, а вроде и жить не хотелось. Сейчас понимаю это сама.

Начала читать книгу «Токсичные родители», и ответив в тесте положительно на 15 вопросов, понимаю, что все-таки психологи и работа с ними — это не бред и мне это нужно. С первых страниц книги я смогла найти нужные, но написанные не мною, слова: смертельный страх; сомнение, а был ли абьюз или, может, это я такая «слишком впечатлительная»; боязнь маминой непредсказуемости; мое отрицание; отрицание мамы (она не помнит того, что творила со мной); поиск оправдания маминому поведению — и это только первые страницы книги.

Так что еще раз всем спасибо за поддержку и ответы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация