Этапы формирования привязанности

Формирование детско-родительской привязанности, стадии развития

— Стадия недифференцированных привязанностей (1,5 – 6 мес.) – когда младенцы выделяют мать, но успокаиваются, если их берет на руки другой взрослый. Эту стадию также называют стадией начальной ориентировки и неизбирательной адресации сигналов любому лицу – ребенок следит глазами, цепляется и улыбается любому человеку.

— Стадия специфических привязанностей (7 – 9 мес.) – для этой стадии характерно формирование и закрепление сформированной первичной привязанности к матери (ребенок протестует, если его разделяют с матерью, беспокойно ведет себя в присутствии незнакомых лиц).

— Стадия множественных привязанностей (11 – 18 мес.) — когда ребенок на основании первичной привязанности к матери начинает проявлять избирательную привязанность по отношению к другим близким людям, однако использует мать в качестве «надежной базы» для своих исследовательских действий. Это очень заметно, когда ребенок начинает ходить или ползать, т.е. становится способен к самостоятельному передвижению. Если понаблюдать за поведением ребенка в этот момент, то важно, что его движение происходит по достаточно сложной траектории, он постоянно возвращается к матери, и, если кто-то заслоняет ему мать обязательно перемещается так, чтобы видеть ее.

На рисунке показана схема движения ребенка, когда он постепенно отходит все дальше и дальше от матери, постоянно возвращаясь к ней, пытаясь, таким образом, добраться до предмета, заинтересовавшего его (1). Потом, достигнув игрушки, ребенок играет (2), но как только кто-то или что-то загораживает от него мать, он сдвигается так, чтобы видеть ее (3).

К 2 годам ребенок, как правило, четко дифференцирует своих и чужих. Узнает родственников на фото, даже, если он не видел их какое-то время. При должном уровне развития речи может рассказать, кто есть кто в семье.

При адекватном развитии и нормальной обстановке в семье готов к общению с окружающим миром, открыт для новых знакомств. С удовольствием знакомится на площадке с детьми и пытается играть с ними.

Чем же может помочь родителям знание этих возрастных норм и особенностей? Знакомясь с историей жизни ребенка, важно сопоставить возраст, в котором ребенок попадает в детское учреждение с приведенными нормами. Например, если ребенку около 9 месяцев и до этого ребенок жил в более-менее благоприятных условиях, не испытывал эмоционального отвержения со стороны матери, то очень вероятно, что попадание в детский дом явится для него сильнейшей травмой, и формирование новых привязанностей будет затруднено. С другой стороны, если ребенок попадает в детское учреждение в возрасте 1,5 – 2 месяцев и с ним там общаются постоянная нянечка или воспитатель, которые удовлетворяют основные потребности ребенка в эмоциональном контакте, то при усыновлении его в возрасте до 5-6 месяцев привыкание его к приемной семье будет достаточно простым и формирование привязанностей, вероятно, не будет значительно осложнено.

Понятно, что эти примеры являются условными, и в реальности на формирование привязанности ребенка оказывает влияние и возраст ребенка, и время его определения в детское учреждение, и условия содержания в детском доме, и особенности семейной ситуации (если он жил в семье), и особенности темперамента ребенка, и наличие каких-либо органических нарушений.
Психологические проявления и последствия нарушения привязанности.

Врождённые рефлексы

Врожденные рефлексы – это специфическая ответная реакция малыша на определенный внешний раздражитель. Исследование рефлексов в основном используют для оценки состояния нервной системы.

В норме все рефлексы имеют свое время появления и исчезновения. Некоторые рефлексы наблюдаются практически с рождения и с течением времени затухают, другие, наоборот, появятся только тогда, когда ребенок подрастает. (Время появления и исчезновения рефлексов в норме см. ниже)

Рефлексы у здорового ребенка должны быть симметричны, т.е. наблюдаемый ответ должен быть одинаковым справа и слева. Об ассиметрии рефлексов говорят тогда, когда рефлексы нормально вызываются с одной стороны и отсутствуют с другой.

Например, при исследовании хватательного рефлекса (методика проведения этого рефлекса см. ниже) ребенок хорошо захватывает ваши пальцы одной рукой и не делает этого другой. Такое положение вещей требует обязательной консультации педиатра.

Имеет значение усиление и ослабление рефлексов.

Резкое угнетение или отсутствие рефлексов, может быть связано, с нарушением мышечного тонуса (резкое снижение или повышение), с патологией нервной системы (ее незрелость и др.), инфекционно-воспалительными заболеваниями и др.

Умеренное усиление основных врожденных рефлексов наблюдается при повышенной нервно-мышечной возбудимости.

Оценивая результаты исследования рефлексов, нужно учесть, что они имеют диагностическое значение лишь в совокупности с другими симптомами. Изменение какого-либо рефлекса при отсутствии других неврологических нарушений не является патологией.

Если вас, что-либо настораживает в поведении ребенка при исследовании рефлексов, лучше обратиться с этим вопросом к врачу. Правильно оценить состояние нервной системы может только специалист – невропатолог.

Если малыш здоров, то вызывание некоторых рефлексов очень полезно для него, это послужит ему своеобразной гимнастикой. Например, к таким рефлексам относятся рефлекс ползания, рефлекс опоры и др. Использование физиологических рефлекторных процессов стимулирует сначала развитие спонтанных, а затем и целенаправленных движений.

Одним словом, вызывание врожденных рефлексов может служить развлечением для всей семьи и полезной развивающей зарядкой для ребенка. Исследование рефлексов проводят в теплой, хорошо освещенной комнате. Малыш должен быть в состоянии бодрствования, относительно спокоен, не голоден. Ваши движения не должны причинять ребенку боли.

Методика исследования врожденных рефлексов.

Ниже приведена методика выполнения некоторых, наиболее известных рефлексов.

Хоботковый рефлекс. При легком постукивании пальцем по губам ребенка происходит сокращение круговой мышцы рта, вызывающее вытягивание губ хоботком.

Поисковый рефлекс. При поглаживании кожи в области угла рта (при этом не следует прикасаться к губам) происходит опускание нижней губы, отклонение языка и поворот головы в сторону раздражителя (поиск груди матери). Рефлекс особенно хорошо выражен перед кормлением.

Угасает в 6-7 недель, исчезает к концу первого года.

Сосательный рефлекс. Если вложить в рот ребенку соску, то он начинает совершать активные сосательные движения.

Ладонно-ротовой рефлекс Бабкина. Рефлекс вызывается надавливанием пальцем на ладонь ребенка в области возвышения большого пальца. Ответная реакция проявляется открыванием рта и сгибанием головы. Рефлекс проверяется на правой и левой ладонях.

Исчезает к 3-4 месяцам, если рефлекс сохраняется у ребенка старше 5-ти месяцев, то это требует выяснения причины.

Хватательный рефлекс состоит в схватывании и прочном удерживании пальцев, вложенных в ладони ребенка. Иногда при этом удается приподнять ребенка над опорой. Такой же рефлекс можно вызвать и с нижних конечностей, если надавить на подошву у основания II—III пальца, что приведет к сгибанию пальцев. Рефлекс постепенно ослабевает к 3-4 месяцам.

Рефлекс Моро. Этот рефлекс вызывается различными приемами. Приведем один из них (с нашей точки зрения самый гуманный =)). Резко ударяют по столу, на котором лежит ребенок, на расстоянии 15—20 см, от головы с двух сторон. В ответ на эти действия ребенок сначала отводит руки в стороны и разгибает пальцы, а затем возвращает руки в исходное положение. Движение рук носит характер схватывания. Рекомендуется проводить его только с диагностической целью, дабы не пугать лишний раз кроху. Рефлекс ослабевает к 4 месяцам.

Рефлекс Бабинского. Если провести кончиком своего пальца по наружному краю подошвы в направлении от пятки к пальцам, то они веерообразно разогнутся. Физиологический рефлекс Бабинского сопровождается сгибанием ноги в тазобедренном, коленном и голеностопном суставах.

Это упражнение полезно выполнять перед ванной или во время игры. Сначала провести пальцем по стопе ребенка так, что бы он разогнул пальцы. Затем слегка надавить на подошву у основания II—III пальца, что приведет к сгибанию пальцев.

Рефлекс опоры. Исследующий берет ребенка подмышки, поддерживая указательными пальцами головку. Основной вес ребенка приходится на ваши руки. Приподнятый в таком положении ребенок сгибает ноги во всех суставах. Опущенный на опору, он упирается на нее полной стопой, «стоит» на полусогнутых ногах, выпрямив туловище.

Рефлекс автоматической ходьбы. Этот рефлекс является продолжением рефлекса опоры. Ребенка наклоняют чуть вперед, при этом он делает шаговые движения по поверхности, не сопровождая их движениями рук. Иногда при этом ноги перекрещиваются на уровне нижней трети голеней.

Напомним, что при этом необходимо придерживать головку ребенка, и его основной вес должен приходиться на ваши руки.

Рефлекс ползания Бауэра. Ребенка выкладывают на живот. В таком положении ребенок несколько секунд поднимает голову и совершает ползающие движения (спонтанное ползание). Если подставить под подошвы ребенка ладонь, то эти движения оживятся, в «ползание» включаются руки, и он начинает активно отталкиваться ногами от опоры. Рефлекс сохраняется до 4-х месяцев.

Хватательный рефлекс, рефлекс Бабинского, ползания можно использовать для ежедневных занятий с малышом (малыш должен быть старше одного месяца). Хотелось бы, добавить, что такие занятия должны быть источником положительных эмоций для ребенка. Если какое-либо упражнение неприятно малышу, лучше отложить его выполнение на некоторое время.

Как формируется привязанность

Как формируется привязанность

Формирование привязанности у младенцев происходит благодаря заботе взрослого и основывается на трех источниках: удовлетворение потребностей ребенка, позитивное взаимодействие и признание (приводится по книге Vera Fahlberg «А Child’s Journey through Placement», 1990).

удовлетворение потребностей

Цикл «возбуждение – успокоение»:

Регулярная и правильная забота взрослого об удовлетворении потребностей приводит к стабилизации нервной системы младенца и уравновешиванию процессов возбуждения – торможения. Если ребенку приходилось слишком долго ждать, чтобы на него обратили внимание, или переживать устойчивое игнорирование, если он испытывал дефицит тепла в младенчестве и привык добиваться своего долгим упорным криком – во всех этих случаях детям свойственна, во-первых, высокая тревожность в отношениях со взрослыми. Во-вторых, они ожидают и невольно воспроизводят привычный для них способ взаимодействия. И то, и другое может восприниматься взрослыми как негативные поведенческие проявления или даже как нарушения в развитии. Но на самом деле это является следствием депривации, и от взрослых потребуется значительные время и терпение, чтобы изменить столь ранние и бессознательные поведенческие модели ребенка. Еще один важный момент – при правильном уходе по реакциям взрослых дети учатся сначала распознавать свои потребности, а затем запоминают, что нужно делать, чтобы их удовлетворить, – так постепенно формируются навыки самообслуживания. Соответственно, дети из неблагополучных семей, где нуждами детей пренебрегают, значительно отстают в навыках самообслуживания от сверстников, о которых хорошо заботились. И то, что зачастую воспринимается как «некультурность», на самом деле результат взаимодействия со взрослыми.

В младенчестве и раннем детстве (до трех лет) привязанность легко возникает в отношении того, кто постоянно ухаживает за ребенком. Однако укрепление или разрушение привязанности будет зависеть от того, как эмоционально окрашена эта забота.

«круг позитивного взаимодействия»

Если взрослый тепло относится к ребенку, привязанность будет крепнуть, ребенок будет учиться у взрослого положительному взаимодействию с другими, то есть тому, как общаться и получать удовольствие от общения. Если взрослый безразличен или испытывает к ребенку раздражение и неприязнь, то привязанность формируется в искаженном виде.

Качество заботы о ребенке и эмоционального отношения к нему влияет на базовое чувство доверия к миру, формирующееся у младенца к 18 месяцам (Эриксон Э., 1993). В результате плохого обращения у детей может нарушиться восприятие самих себя. Один восьмилетний мальчик, переживший систематическое пренебрежение и жестокое обращение в кровной семье, после того, как попал в полюбившую его приемную семью, говорил приемной маме: «Иногда мне кажется, что я не существую». Дети, получившие в раннем детстве опыт эмоционального отвержения, испытывают недоверие к миру и большие трудности в поддержании близких отношений. Об этом важно помнить и специалистам, и приемным родителям, сталкивающимся с трудностями при формировании привязанности у некоторых детей в приемных семьях.

Признание

Признание – это принятие ребенка как «своего», как «одного из нас», «похожего на нас». Такое отношение дает ребенку чувство сопричастности, принадлежности своей семье. Удовлетворенность родителей своим браком, их желание иметь ребенка, семейная ситуация в момент рождения, сходство с одним из родителей, даже пол новорожденного – все это оказывает влияние на чувства взрослых. При этом ребенок не может критически отнестись к факту признания. Нежеланные, отторгнутые своей семьей дети чувствуют себя неполноценными и одинокими, винят себя за какой-то неведомый изъян, послуживший причиной отторжения. Один мальчик говорил о себе: «Я – лишенный родительских прав». Это очень точно отражает суть переживания детей, которые считают, что если их родители позволили их забрать, значит, они (дети) не представляли особой ценности. То есть для ребенка дело не в том, что с родителями было что-то не так, а в том, что они, дети, «виноваты сами».

Характеристики привязанности (по Д. Боулби)

Конкретность – привязанность всегда обращена к какому-то конкретному человеку.

Эмоциональная насыщенность – значимость и сила чувств, связанных с привязанностью, включающих весь спектр переживаний: радость, гнев, печаль.

Напряжение – появление объекта привязанности уже может служить разрядкой негативных чувств младенца (голод, страх). Возможность ухватиться за мать ослабляет и дискомфорт (защита), и саму потребность в близости (удовлетворение). Отвергающее поведение родителей усиливает проявления привязанности ребенка («цепляние»).

Продолжительность – чем сильнее привязанность, тем дольше она длится. Детские привязанности человек помнит всю жизнь.

– Привязанность – врожденное качество.

– Способность устанавливать и поддерживать отношения привязанности с людьми ограничена: если до трех лет ребенок по каким-то причинам не имел опыта постоянных близких отношений со взрослым, либо если близкие отношения маленького ребенка разрывались и не восстанавливались более трех раз, то способность устанавливать и поддерживать привязанность может разрушиться. Также в некоторых случаях способность устанавливать отношения привязанности может нарушиться из-за враждебности или холодности взрослых. Имеется в виду, что потребность в привязанности как таковая сохраняется, но утрачивается возможность ее реализовать.

Каждая мама обязана знать:  Дочка очень зависима от меня

Особенности формирования привязанности у детей в условиях домов ребенка

Дата публикации: 17.07.2020 2020-07-17

Статья просмотрена: 3625 раз

Библиографическое описание:

Егорова Е. В., Вороцкий А. А. Особенности формирования привязанности у детей в условиях домов ребенка // Молодой ученый. — 2020. — №14. — С. 703-706. — URL https://moluch.ru/archive/94/21234/ (дата обращения: 28.11.2020).

Заявленная тема является актуальной, сложной и многоаспектной. Актуальность проблемы тяжелых психологических последствий разлуки маленького ребенка с матерью резко обострилась с началом Второй мировой войны, когда возникла необходимость ради спасения городских детей от бомбардировок отправлять их в сельскую местность, далеко от родителей. В результате войны сиротство стало массовым явлением во многих европейских странах.

На данном этапе развития общества данная проблема, к сожалению, не становится менее актуальной. Особенно, она остро значима для детей, воспитывающихся в сиротских учреждения, в частности, в домах ребенка. Ведь привязанность в раннем возрасте формирует личность. Одним из основных факторов развития гармоничной личности является сформированная привязанность к значимому взрослому. Нарушение привязанности может привести, как к становлению асоциальной личности, так и к формированию психопатологического расстройства в детском и подростковом возрасте. Так же нарушение привязанности может быть причиной тяжелых соматических заболеваний. Можно говорить о том, что нарушение привязанности напрямую влияет на социальное развитие личности. Если ребенок на ранних этапах развития был разлучен со значимыми взрослыми, тогда у него могут возникнуть трудности в выстраивании долгосрочных и продуктивных отношений с окружающими.

Но прежде, чем разбираться в вопросе нарушения привязанности, необходимо до конца понимать, что из себя представляет само понятие «привязанность. Проблема формирования положительного аффективного отношения ребенка к близкому взрослому (родителям) является одной из наиболее актуальных в психологии развития и психологии личности. Основоположником целого направления современной психологии — психологии привязанности является Джон Боулби. Исследование проблемы привязанности стало центральной темой всего научного творчества этого выдающегося английского психолога. Джон Боулби описал привязанность — как устойчивую психологическую связь между людьми. Психолог считал, что самые ранние связи детей с теми, кто о них заботится, имеют огромное влияние, которое продолжается на протяжении всей их жизни. Дж.Боулби подчеркивал, что главное для полноценного развития личности и формирования привязанности — не удовлетворение физических потребностей. Необходимое условие психического здоровья детей в младенческом и раннем возрасте — наличие теплых, близких, устойчивых и продолжительных отношений с близким взрослым. Таким человеком чаще всего является мать, однако, это может быть любой другой постоянно заботящийся о ребенке человек («близкий взрослый»), который будет предоставлять ребенку ощущение безопасности, теплоты и комфорта. Боулби считал, что процесс становления поведения привязанности у ребенка весьма длителен и проходит четыре стадии.

Стадия 1. Недифференцированная ориентировка и адресация сигналов любому лицу. Продолжительность стадии от рождения до 8–12 недель. В неблагоприятных условиях длительность стадии может увеличиться. Формы поведения младенца по отношению к любому человеку включают в себя ориентировочные реакции на этого человека, слежение за глазами, хватание, улыбку и лепет. «Каждая из этих форм поведения младенца оказывает влияние на поведение его взрослого партнера и тем самым, вероятно, увеличивает время, которое младенец находится в непосредственной близости к этому человеку». [1,с.339]

Стадия 2. Ориентация на определенное лицо (или лица) и адресация ему (им) сигналов. Эта стадия продолжается до 6 месяцев или значительно дольше, зависит от обстоятельств. Эмоции ребенка становятся ярче по отношению к матери, чем к остальным людям.

Стадия 3. Сохранение близкого положения к определенному лицу с помощью локомоций и сигналов. Данная стадия начинается с момента окончания второй, она охватывает второй год и частично третий год жизни ребенка. На этой стадии у ребенка дифференцируется отношение к людям, так же репертуар его реакций расширяется. Снижается радость приветствия в адрес других людей. К незнакомым людям ребенок начинает относиться настороженно. Привязанность к матери становится очевиднее для окружающих.

Стадия 4. Формирование целекорректируемого партнерства. Начало стадии стоит отнести к 3-м годам, это новая стадия развития. На данной стадии ребенок начинает чувствовать и понимать мотивы совей матери, вследствие чего закладывается основа для развития более сложных отношений между матерью и ребенком — партнерство.

Итак, мы рассмотрели стадии формирования привязанности у ребенка при условии, что на протяжении его развития рядом с ним находилась любящая мама или другой значимый взрослый, с которым у ребенка возникла тесная эмоциональная связь. Признаки того, что у ребенка сформирована тесная привязанность к взрослому:

— стремится быть ближе к близкому взрослому, особенно, когда страшно;

— смотрит в глаза;

— отвечает улыбкой на улыбку;

— испытывает тревогу при расставании с родителями;

— испытывает настороженность при виде незнакомых взрослых;

— играет с родителями.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что основным новообразованием младенческого возраста является психическая общность матери и ребенка (общение со взрослым человеком, его внимание и забота). Поэтому в условиях дома ребенка очень важно воспитателю, ухаживающему за младенцем найти максимальные возможности для эмоционального и заботливого взаимоотношения с ним. К сожалению, дети в домах ребенка далеко не всегда способны завязывать устойчивые связи. В зависимости от того, как формировались взаимоотношения взрослого и младенца, возможны различные формы проявления привязанности.

Мэри Эйнсворт, канадский психолог, специалист по психологии развития, выделила три основных типа привязанности: надёжная (безопасная) привязанность и две тревожных — избегающая и амбивалентная (протестующая) привязанности. Позднее эти виды привязанности были дополнены дезорганизованным типом. Критериями выделения типов привязанности в исследовании Эйнсворт стали особенности эмоциональной связи ребенок—взрослый, характер взаимодействия и близость контактов ребенка со значимым взрослым, особенности реагирования на сепарацию и воссоединение с близким взрослым и особенности познавательной активности ребенка. Основные типы привязанности:

Надежная привязанность, она проявляется, когда материнская забота была последовательной и направленной на удовлетворение потребностей ребенка. Ребенок, вырастая, начинает ощущать себя ценным и достойным заботы. Окружающих людей он воспринимает, как безопасных и готовых помочь. Надежная привязанность, основанная на чувстве безопасности, с возрастом находит выражение во все более широком спектре форм поведения, реализуемых ребенком в отношении близкого взрослого (родителя). Надежная, безопасная привязанность реализуется в детско-родительских отношениях, основывающихся на взаимоуважении партнеров, взаимопонимании и эмоциональном принятии. В совместной деятельности и общении наблюдаются хороший уровень кооперации, высокая степень автономии и эмоциональной дифференциации ребенка. У сожалению, в условиях дома ребенка, данный тип привязанности встречается крайне редко.

Ненадежная привязанность проявляется, когда забота о ребенке была непостоянной или непоследовательной. Если у ребенка сформирован данный тип привязанности, он привыкает к тому, что не достоин заботы, а окружающим людям не стоит полностью доверять.

Существует два типа ненадежной привязанности:

Избегающая привязанность, когда ребенок почти не ожидает от взрослого помощи, предпочитая успокаивать себя сам. В данном случае, дети выглядят менее зависимыми от своей матери, как «надежной базы», они иногда проявляют агрессию в отношении к матери и выглядят требовательными, несмотря на то, что ребенок расстраивается после того, как мама ушла, он не проявляет интерес, когда она возвращается. Причиной избегающей привязанности может быть эмоционально-отвергающая и несколько жестокая забота со стороны близкого человека. В результате, формируется личностный тип так называемого «послушного ребенка» — конформный, уступчивый, тихий. Четыре вида привязанности порождают варианты подобного послушного поведения:

Социально-уступчивый ребенок подстраивается под взрослого, вытесняя из своего сознания факты невнимательного, пренебрежительного и отвергающего отношения к нему взрослого. Подавление и вытеснение выступают здесь главными стратегиями защиты.

Изолированный тип характеризуется обособленностью поведения, внешним равнодушием и индифферентностью к вниманию и общению со взрослым.

Навязчивая заботливость проявляется в своеобразной инверсии ролей ребенка и родителя и принятии ребенком функций опекающего и заботливого родителя.

Навязчивое послушание в стремлении предупредить и угадать все желания и выполнить все поручения взрослого. Интерпретация ребенком отношения к нему родителя в этом случае сводится к рассуждению о том, что он недостаточно хорош и не заслужил его любви и ласки. Надо стать лучше, и тогда отношение родителей изменится в лучшую сторону, поэтому ребенок стремится быть во всем первым и добиваться успеха, стремится всем услужить и быть полезным родителям. Очевидно, что привязанность такого типа приводит к формированию невротической потребности в любви — все должны любить ребенка, и ребенок старается во что бы то ни стало заслужить эту любовь.

Принудительно-послушный тип привязанности, в отличие от предыдущего, характеризуется крайне пассивным поведением. Отсутствие инициативы, как в интеллектуальной деятельности, так и в общении, кажущееся безразличие к отношению окружающих людей, отказ от задач, представляющихся ребенку трудными, нежелание прилагать усилия к преодолению трудностей — черты поведения ребенка, свидетельствующие о стратегии выученной беспомощности и низком самопринятии. «Я плохой, и поэтому мне лучше вообще ничего не делать» — кредо такого личностного типа.

Переходным типом от надежной к избегающей привязанности является сдержанный тип, который характеризуется более дистантным характером. Но за дистантностью взаимодействия между значимым взрослым и ребенком скрыта осторожность ребенка, его опасения стать объектом отрицательной оценки взрослого, потерять любовь и привязанность. Ребенок очень чувствителен к оценкам взрослого, особенно негативным, и к наказанию. Любовь взрослого нужно заслужить, так как она обусловлена выполнением требований, обязательств.

Американский психолог и психотерапевт Криттенден П. выделяет также типы привязанности, лежащие в пограничной области и за пределами нормы. Избегающий тип привязанности в экстремальных формах выступает как компульсивно-изолирующийся и промискуитетный (неразборчивый).

Компульсивно-изолирующийся тип исходит из установки, что полагаться в жизни можно только на самого себя и свои силы, а от социального окружения можно ждать лишь неприятностей. Стратегией защитного поведения здесь становится изоляция — «движение от людей» (К. Хорни) по принципу «Я сам по себе».

Промискуитетный тип проявляется в неразборчивости межличностных связей, нарушении избирательности и селективности в установлении значимых отношений, искажении приоритетности лиц из социального окружения.

Амбивалентная привязанность отличается тем, что поведение ребенка несет двойственный характер — он требует заботы, но при этом не очень доверяет своему близкому взрослому. При этом дети выглядят наиболее тревожными, требовательными, они расстраиваются, когда уходит близкий взрослый, но при его возвращении выгибаются у него на руках или обвисают в его объятьях. Таких детей очень трудно успокоить. Причиной формирования амбивалентной привязанности у детей может быть непоследовательная или хаотичная забота со стороны значимого взрослого. Амбивалентная привязанность отличается стремлением ребенка контролировать взрослого, использованием манипулирования, угроз, шантажа, взывания к жалости. Ребенок выбирает угрожающую, либо умиротворяющую стратегию воздействия на поведение родителей.

Также, по мнению Криттенден П., пунитивно-соблазняющий тип привязанности представляет собой крайние формы привязанности амбивалентной, где пунитивный тип предполагает применение тактики наказания ребенком, нанесения ущерба и проявление физической и вербальной агрессии.

Угрожающе-параноидальный тип привязанности характеризуется низким уровнем базового доверия к миру, враждебностью, ожиданием угрозы. Поведение ребенка строится по принципу: «Все против меня, все враги, все хотят причинить мне вред, надо нанести удар первым».

Реактивный тип привязанности занимает промежуточное место между привязанностью надежной и амбивалентной, характеризуется очень высокой степенью эмоциональной насыщенности отношений и лабильностью, неустойчивостью эмоциональных состояний. Ребенок постоянно ждет от значимого взрослого подтверждения любви, очень чувствителен к поощрениям, испытывает повышенную потребность в ласке и одобрении.

Существует еще один тип привязанности, который не был описан у Мэри Эйнсворт — дезорганизованный стиль привязанности. Данный стиль привязанности развивается, если заботы взрослого катастрофически недостаточно, если взрослый эмоционально или физически недоступен или даже враждебен, находится в тяжелой депрессии или на него нельзя положиться. Постоянная смена заботящихся о ребенке людей приводит к тому, что он не понимает, кто и как будет за ним ухаживать и насколько ему можно доверять. Дезорганизованная привязанность проявляется в двух типах поведения.

— Излишняя недифференцированная дружелюбность: дети не проявляют особых отличий при взаимодействии со знакомыми и незнакомыми людьми, они тянуться к любому взрослому. Однако они от взрослого ничего не ожидают, теряют к нему интерес.

— Отсутствие доверия и отгороженность: дети не проявляют стремление к контакту, напротив, избегают его. Кажется, что отношения с человеком их сильно утомляют, приводят к истощению. Такого ребенка очень сложно утешить, у него много аутостимуляций, часто встречается самоповреждающее поведение. [3,с.30]

В дальнейшем дети с дезорганизованной привязанностью неспособны выработать контроль за импульсивным поведением или регулировать стресс, что часто приводит к таким формам поведения, как вранье, кражи, уничтожение собственности, нанесение вреда себе и насилие над другими. Им постоянно нужно контролировать ситуацию, но у них мало контроля над собственными чувствами или поведением, также возникают серьезные проблемы с выражением эмоций и эмпатией. Обычно, повзрослев, такие дети не умеют использовать речь эффективно, когда говорят о чувствах, они не способны проводить различия между теми, кому можно доверять и кому нельзя. Дети, у которых сформирована дезорганизованная привязанность, испытывают трудности с близкими отношениями — случайных знакомых они воспринимают как лучших друзей, а любящие и заботящиеся лица могут восприниматься как угроза. Они, скорее всего, будут воспринимать других как ресурс, который можно использовать. Доверять другим — это не вариант. Чрезмерная тревога и стыд могут мешать обучению, любопытству и воображению.

Каждая мама обязана знать:  Алименты отцу

Распространение именно дезорганизованной привязанности чаще всего можно встретить у детей, воспитывающихся в домах ребенка. Особенно трудно таким детям адаптироваться в семье, когда они попадают в приемную или замещающую семью. Ребенок не позволяет заботиться о себе: ведет себя так, будто не доверяет приемным родителям. Он может быть агрессивным, беспощадным, старается сохранить контроль над ситуацией и людьми. При этом новые родители часто чувствуют себя рассерженными, беспомощными, отвергнутыми. К сожалению, это нередко приводит к отказу от ребенка.

Дезорганизованная привязанность в домах ребенка в среднем встречается в 85 % случаев. [3, с.31]. К сожалению, у многих детей, которые воспитываются в домах ребенка и у которых наблюдается нарушение привязанности, имеются определенные нарушения или трудности в эмоциональном и психическом развитии. В связи с чем, с медицинской точки зрения, нарушение привязанности по МКБ-10 классифицируются как следующие диагнозы: «Реактивное расстройство привязанности в детском возрасте» (F94.1) или «Расстройство привязанности в детском возрасте по расторможенному типу» (F94.2). В классификации отмечается, что данные нарушения наблюдаются у детей, проживающих в условиях домов ребенка с младенчества. Однако данные нарушения могут быть результатом проявления родительского пренебрежения, жестокого обращения или серьезных ошибок воспитания.

По итогам всего вышесказанного, можно сделать вывод, что действительно проблема привязанности является актуальной не только в пределах личности конкретного ребенка или семьи, но и в пределах страны. Согласно указу президента Российской Федерации Путина В. В. от 01.06.2020 № 761 «О национальной стратегии действий в интересах детей на 2020–17 гг.» количество детей, оставшихся без попечения родителей, должно максимально сократиться. Одной из основных идей данного указа является, что дети сироты должны воспитываться в условиях замещающей семьи или, если это возможно, возвращены в кровную семью. По данным российско-американского исследования (Влияние изменения…) проведенного в 2009, у 98 % детей, воспитывающихся в условиях домов ребенка, привязанность нарушена. По этой причине принципиально важно заниматься вопросами формирования и развития привязанности детей сирот, так как это является эффективной профилактикой возвращения детей в сиротские учреждения.

1. Боулби Д. Привязанность / Attachment (Серия «Psychologia universalis»). — М: Гардарика, 2003

2. Влияние изменений раннего социального-эмоционального опыта на развитие детей в домах ребенка. — М.: Изд-во Нац. Фонд защиты детей от жестокого обращения,2009.

3. Морозова Т. Ю. Довбня С. В., Шаг навстречу: Программа раннего вмешательства в домах ребенка. — М.: Генезис, 2020.

4. Развитие и воспитание детей в домах ребенка: учеб. Пособие для системы послевуз. проф. Образования врачей педиатров / [В. А. Доскин и др.]; под ред. В. А. Доскина и З. С. Макаровой. — М.: Изд-во ВЛАДОС-ПРЕСС, 2007.

Этапы формирования привязанности

  • Что детям минимально необходимо, чтобы чувствовать, что наш мир – это позитивное место и что каждый ребенок ценен сам по себе?
  • Какой опыт в детстве мешает детям чувствовать себя достаточно уверенными, чтобы исследовать мир, чтобы развивать здоровые партнерские отношения, чтобы противостоять превратностям судьбы?
  • Какие механизмы опеки или приемной семьи будут больше удовлетворять их эмоциональные нужды, если семья распадется, и на каком этапе мы принимаем решение, что мать, которая пренебрегает или плохо обращается со своим ребенком, хуже, чем незнакомый человек?
  • Кто из нас рискует быть родителем, который воспитает неуверенного ребенка, и что можно сделать, чтобы минимизировать этот риск?

Психологи – это те люди, которые занимаются этими вопросами. В частности сегодня мы будем говорить с вами о формировании привязанности.

Привязанность – эмоциональная связь, которая формируется между матерью или замещающим ее лицом в первые годы жизни ребенка ( в частности до 3 лет).

Первыми специалистами, которые обозначили данную проблему были:

Рене Шпиц , он работал после второй мировой войны в домах малютки и показал, что младенцы, содержащиеся в домах малютки, без заботливого или любящего внимания ослабевали и часто умирали. Было введено понятие госпитальный синдром – когда младенцы при хорошем уходе, чистоте и достаточном питании по непонятным причинам умирали. А умирали они от тоски (депрессии от потери самого близкого человека для них на земле – матери). Конечно умирали не все, кому-то удавалось приспособиться и жить дальше, но развитие такого ребенка, конечно же имело уже свои особенности. Таким образом был сделан вывод о том, что потребность ребенка в заботе матери является является витальной потребностью – жизненно важной. Ребенку не все равно, кто будет за ним ухаживать в младенчестве. Кроме чистоты, питания очень важен теплый эмоциональный контакт!

Генри Харлоу , теоретик, изучающий животных, поставил эксперимент с обезьянками резус-маккаки. Он забирал маленьких обезьянок от их матерей сразу после рождения и помещал их к двум суррогатным “матерям” – одной, сделанной из проволоки, и другой – покрытой махровой тканью. Той или иной “матери” подкладывали бутылочку для кормления. Даже когда проволочная “мама” обеспечивала едой, маленькие обезьянки больше привязывались к мягкой тряпичной матери, прижимаясь к ней, прибегая к ней, когда были напуганы, и используя ее как базу для исследований. Эксперимент опроверг предположение, бытующее как среди фрейдистов, так и среди теоретиков в области социального научения о том, что привязанность младенца к матери в большей степени определяется функцией кормления. Для резус-макак, по крайней мере, теплый контакт казался более важным.

Мэри Эйнсворт (Mary Ainsworth) с практически той же целью проводила экспериментальное наблюдение за младенцами в лаборатории Балтимора. Используя технику, называемую “Незнакомая ситуация” , Эйнсворт начала длительное исследование привязанности младенцев первого года жизни. В подходе, который был чрезвычайно необычным для того времени, исследователи внимательно наблюдали матерей с детьми у них дома, уделяя особое внимание стилю реагирования каждой матери на их ребенка в ряде основных областей: кормление, плач, объятия, зрительный контакт и улыбка. В возрасте 12 месяцев детей с их матерями приглашали в лабораторию, где за младенцами наблюдали в ситуации разделения с матерью. В течение двух этапов эксперимента в комнате находился незнакомец, и на одном этапе ребенок оставался в комнате один.

1. Эйнсворт Эйнсворт (“Паттерны привязанности”) выделила три отчетливых паттерна (вида поведения)в реакции младенцев. Одна группа детей протестовала или плакала при разделении, но когда мама возвращалась, они приветствовали ее с радостью, тянулись к маме, чтобы их взяли на руки и прижимались к ней. Их было относительно легко утешить. Эйнсворт обозначила эту группу как “надежно привязанные” .

Надежная привязанность – ребенок в присутствии матери спокойно исследует окружающее пространство, реагирует, когда мама уходит, но успокаивается, когда она возвращается Его легко утешить .

(Матери надежно привязанных детей были более восприимчивы к сигналам о голоде и плачу своих малышей и легко вызывали улыбку младенцев.)

Две группы «ненадежная или тревожная привязанность»:

1. амбивалентная – дети были склонны цепляться за мать с самого начала и боялись самостоятельно исследовать комнату. Они становились очень тревожными и протестовали против разделения, часто сильно плача. Амбивалентные дети искали контакт со своей матерью, когда она возвращалась, но в то же время гневно отстранялись, сопротивляясь всем попыткам их утешить.

Амбивалентная привязанность – дети одновременно и ищут контакта с матерью и гневаются при попытке их утешить. При попытке их утешить выражают гнев.

Матери тревожно привязанных детей были непоследовательными, неотзывчивыми. Они тоже брали на руки своих детей, но делали это не когда хотел ребенок, а когда им этого хотелось или надо было.

Дети с ненадежной привязанностью вырабатывают определенную стратегию поведения, чтобы взаимодействовать с недоступностью или непоследовательностью их матерей. Амбивалентный ребенок отчаянно пытается повлиять на мать. Он цепляется за тот факт, что она действительно временами идет на сближение. Он улавливает, что она, может быть, будет иногда реагировать из чувства вины, если он умоляет и выражает довольно много несогласия. И тогда он постоянно пытается цепляться за нее или наказывать ее за то, что она недоступна. Он сильно зависит от нее и от своих попыток изменить ее.

2. Вторая группа, названная “избегающие” , производила впечатление независимых. Они исследовали новую обстановку, не прибегая к матери как к надежной базе, и не оборачивались, чтобы удостовериться в ее присутствии, как это делали дети, обозначенные как надежно привязанные. Когда мать уходила, казалось, что избегающие дети не были тронуты. И при ее возвращении они игнорировали или избегали ее.

Избегающая привязанность – дети замкнутые. Внешне, они как будто совсем не реагируют на уход матери. Они не требуют утешения от матери

(Матери тревожно привязанных детей были непоследовательными, неотзывчивыми, отвергающими).

Дети с избегающим типом привязанности берут противоположный курс. Ребенок становится раздраженным и холодным (хотя при этом он остается не менее привязанным). Его просьбы о внимании были болезненно отвергнуты, и получение внимания кажется ему невозможным. Ребенок как будто говорит: “Кому ты нужна, я могу сделать это сам!” Часто в сочетании с этой установкой претенциозные идеи о себе приводят к представлению: я великолепен, мне никто не нужен. На самом деле, некоторые родители невольно поощряют подобное величие в ребенке. Если мать может убедить сама себя, что ее ребенок гораздо лучше других детей, то у нее есть оправдание самой себе за отсутствие воспитательного внимания: этот ребенок особенный, он во мне почти не нуждается, он занимается сам собой практически с рождения.

В подобных случаях недостаток материнской заботы, по всей вероятности, имеет свои печальные основания, часто вытекающие из пренебрежения которое она сама испытала, когда была ребенком. Потребности и желания, которые она давно подавляла, делают ее раздраженной, депрессивной или испытывающей отвращение, когда она видит их в своем ребенке. Боулби считает, что избегающий тип привязанности лежит в центре черт характера нарциссической личности, одной из доминирующих психиатрических проблем нашего времени.

Эти три типа, увиденные при лабораторном наблюдении, показали прямую связь с тем, как воспитывались младенцы с типом привязанности к матери.

Программа привязанности предельна проста – у ребенка есть запрос мне нужно…, мне страшно… Ответ взрослого – я помогу, удовлетворю твою потребность, я защищу…

Когда потребность щедро и радостно удовлетворена родителем, ребенок «освобождается» от нее. Именно полностью удовлетворенная потребность быть зависимым, получать заботу и помощь приводит к независимости и к способности обходиться без помощи ( в дальнейшей жизни). У нас есть только один способ сделать сосуд полным – заполнить его . ( эта ненасыщенная потребность в заботе, в зависимости от родителя, в дальнейшем может стать источником уже патологических зависимостей – алкоголь, наркотики, игра, гаджеты).

Но если ответ на запрос ребенка не получен – т.е. мать отвергает запросы ребенка или он делается через неприязнь – «на, только отвяжись», «зла на тебя не хватает»

( фильм «Мать и дитя», 2009г.)

Запрос ребенка «застревает», как поломанная шестеренка, цикл прокручивается в холостую, освобождения не происходит. Ребенок не становится самостоятельным он остается в «плену» своей неудовлетворенной потребности. Дольше будет проситься на ручки как раз тот ребенок, которого в этом ограничивали. Если, конечно, он не совсем разочаровался в способности родителей отвечать на его потребности и не сдался – но это уже серьезная травма привязанности.

При расстройстве привязанности формируется – психопатия, садизм, шизоидные состояния. Это уже психиатрические проблемы, которые трудно будет самостоятельно скорректировать в приемной семье.

Итак – если на протяжении первого года жизни мать или опекун ребенка были внимательны к его потребностям, давали ему эмоциональное тепло, заботу, ласковые слова, теплые прикосновения, искренне радовались всему, что делает ребенок, то ребенок делает простой вывод для себя: «Я существую и это хорошо!», «Мир рад моему присутствию и я рад миру», «Мир добрый». Формируется «базовое доверие к миру».

Если же этого не происходило, то формируется понимание того, что «Мир злой» и надо быть начеку, надо быть самому агрессивным, чтобы защититься, и то что ты существуешь надо еще доказать другим!

В возрасте двух лет дети с ненадежной привязанностью:

  • недостаточно уверены в себе
  • проявляют мало энтузиазма при решении проблем.

В возрасте от трех с половиной до пяти лет:

они часто являются проблемными детьми со слабо развитыми отношениями со сверстниками и пониженной жизнестойкостью. В понятие жизнестойкость входят три компонента:

Вовлеченность – человек с высокой степенью вовлеченности в жизнь получает удовольствие от своей жизнедеятельности. ( отвергнутость).

Контроль – уверенность в том, что «я могу повлиять на ситуацию» — в противном случае — беспомощность.

Принятие риска – убежденность в том, что все что случается способствует развитию, за счет знаний, извлекаемых из опыта, неважно позитивного или негативного. Человек, рассматривающий жизнь как способ приобретения опыта, готов действовать в отсутствие надежных гарантий успеха, на свой страх и риск, считая стремление к простому комфорту и безопас­ности обедняющим жизнь личности. В основе принятияриска лежит идея развития через активное усвоение знаний из опыта и последующее их использование.

Компоненты жизнестойкости развиваются в детстве и отчасти в подростковом возрасте, хотя их можно развивать и позднее. Их раз­витие решающим образом зависит от отношений родите­лей с ребенком.

В частности, для развития компонента вовлеченности принципиально важно принятие и поддержка, любовь и одобрение со стороны родителей.

Каждая мама обязана знать:  Дочь режет руки

Для развития ком­понента контроля важна поддержка инициативы ребенка, его стремления справляться с задачами все возрастающей сложности на грани своих возможностей.

Для развития при­нятия риска важно богатство впечатлений, изменчивость и неоднородность среды.

В шесть лет они склонны демонстрировать чувство безнадежности в ответ на воображаемое разделение. Они чаще бывали замкнутыми или враждебными и не стремились искать помощи, когда были обижены или разочарованы.

Для формирования надежной привязанности ребенку необходимо знать, что основной заботящийся о нем взрослый – постоянный, надежный и всегда доступен. Приободренный знаниями о доступности своей матери, ребенок может идти вперед и исследовать мир. При недостатке этого ребенок чувствует себя небезопасно, и его исследовательский интерес угасает. Родитель выступает в роли надежной базы от которой ребенок может отталкиваться чтобы исследовать мир и потом возвращаться обратно для успокоения и принятия.

  • Двухлетки, которые были оценены как имеющие надежную привязанность в возрасте 18-ти месяцев, были инициативными и настойчивыми при решении простых задач, и успешно использовали материнскую помощь, когда задачи становились более сложными.
  • Дошкольники, которых расценивали как надежно привязанных в младенческом возрасте, были значительно более гибкими, любознательными, социально компетентными и более уверенными в себе, чем их тревожно привязанные сверстники.
  • Надежно привязанные дети были более доброжелательными; они хотели и с большей вероятностью становились лидерами. Такие же результаты сохранялись и в младшем школьном возрасте.

Еще одним ученым, который занимался проблемой привязанности был Джон Боулби . Написал трехтомное исследование “Привязанность и потеря”. Боулби принадлежит термин «вторичная привязанность» — т.е. возможность психики ребенка сформировать привязанность при попадании в приемную семью.

1. “Сорок четыре юных вора”(1947г.) , в которой указал на высокий процент мальчиков правонарушителей, переживших раннее разделение с матерью.

2. “Материнская забота и психическое здоровье”. (1951г.) В книге утверждалось, что дети, страдающие от лишения матери, находятся в большой группе риска физических и психических заболеваний, и что даже чистое, задуманное с благими намерениями и хорошо управляемое казенное заведение, если оно каким-либо образом не обеспечивает реальную замену матери, вряд ли оградит маленького ребенка от возникновения необратимых нарушений к возрасту трех лет.

Боулби видел множество врожденных поведенческих систем – паттернов, направленных на поиск взаимоотношений – таких как улыбка, лепет, взгляды, слушание, – которые наполняются и развиваются за счет реакций, которые они вызывают у окружения.

Установление, сохранение и возобновление этой близости вызывает чувства любви, безопасности и радости. Длительный или безвременный разрыв приводит к тревожности, горю и депрессии.

Его трогательный документальный фильм “Двухлетний ребенок в больнице” о разделении маленькой Лоры с родителями в течение восьми дней имел влияние на изменения больничных правил:

Согласно исследованиям Боулби и его команды многие учителя с печальным постоянством реагировали при взаимодействии с этими тремя типами детей.

  • Они имели тенденцию обращаться с детьми с надежной привязанностью по факту, в соответствии с их возрастом;
  • оправдывать и обращаться как с младшими по возрасту с унылыми детьми с амбивалентной привязанностью;
  • и быть контролирующими и раздраженными с детьми с избегающей привязанностью.

“Каждый раз, когда я вижу учителя, который выглядит так, будто он хочет схватить ребенка за плечи и запихать его в мусорное ведро,” – говорит Шруф, – “я знаю, что ребенок имеет историю избегающей привязанности”.

Считается, что ненадежно привязанные дети относительно легко поддаются изменениям в течение первых ранних лет жизни. Дети с избегающей привязанностью, например, будут искать привязанность с учителями и другими взрослыми, и если им повезет, они найдут того особого человека, который обеспечит их альтернативной моделью привязанности. Недавние исследования показали, что если ребенок имеет надежную привязанность со своим отцом (или другим вторичным заботящимся взрослым), это будет огромной помощью в преодолении его ненадежной привязанности с матерью. Даже если это просто тетя, которую ребенок видит время от времени, знание того, что она заботится о нем, будет поддерживать в нем другое качество привязанности. Исследования жизнестойкости показали, что ребенок, у которого есть такой человек в жизни, может довольно сильно отличаться в его способности верить в самого себя и справляться с превратностями судьбы.

Но дети с ненадежной привязанностью часто имеют сложности в том, чтобы найти такую альтернативную фигуру привязанности, потому что те способы, которые он усвоил, чтобы выживать в мире, как правило, отдаляют его от тех самых людей, которые могли бы ему помочь. Поведение ненадежно привязанных детей, будь то агрессивное или навязчивое, напыщенное или легко уязвимое, часто испытывает терпение как сверстников, так и взрослых. Они добивается реакций, которые постоянно подтверждают искаженный взгляд ребенка на мир. Люди никогда не будут меня любить, они обращаются со мной как с назойливой мухой, они не доверяют мне, и так далее.

Ребенок с надежной привязанностью способен довольно явно сообщать такие негативные чувства как злость, обида, ревность и негодование.Он может плакать или кричать, перестать разговаривать или сказать “я ненавижу тебя”, уверенный в чуткой реакции.

У ребенка с ненадежной привязанностью нет этой уверенности. Его мать, неспособная справляться со своими собственными негативными чувствами, либо пренебрегает им, либо реагирует слишком остро. В результате, его негативные чувства или отгораживаются от его сознания, или копятся в нем до того, что начинают его переполнять. Его способность сообщать о своей боли постепенно уменьшается и искажается до такой степени, что она фактически требует неверной интерпретации.

В идеале детям с ненадежной привязанностью нужно помочь до наступления подросткового возраста, потому что именно в детском возрасте изменений легче всего достичь без терапевтического вмешательства, когда сильный родитель или доступный учитель может развернуть ребенка.

Было обнаружено, что дети, с которыми жестоко обращались, обычно попадают в четвертую категорию привязанности, называемую “дезорганизованной”. Ребенок, относящийся к этой категории, ищет близости со своей матерью искаженными способами. Он может подходить к ней сзади, или неожиданно застыть на середине движения, или сидеть некоторое время и смотреть в пространство. Его реакции, в отличие от стратегий избегающих и амбивалентных детей, представляют полное отсутствие стратегии.

Теория привязанности и воспитание: как стать ближе к своему ребенку

Клёмина Татьяна
Теория привязанности и воспитание: как стать ближе к своему ребенку

Теория привязаннос

ти [/b]– это психологическая теория о межличностных отношениях и базовом доверии к миру, которые формируются в детстве. Она находится в авангарде детской психологии и признана специалистами по всему миру.

Основой теории привязанности послужили работы и наблюдения, сделанные во время Второй мировой войны английским психиатром Джоном Боулби. Он на практике исследовал влияние семьи и её отсутствия на жизнь ребёнка. Джон Боулби заключил, что наличие привязанности ко взрослому является эволюционно обусловленной. Именно присутствие взрослого рядом, его забота могли гарантировать ребёнку жизнь и здоровье.

Популяризатором идеи привязанности стал Гордон Ньюфелд. В книге «Не упускайте своих детей» он обобщил и углубил теорию Боулби. На практических примерах и жизненных ситуациях он рассказал, как формируется привязанность к своему «значимому взрослому» и каковы последствия нарушения этого процесса.

В России главной идейной вдохновительницей и популяризатором теории привязанности является известный детский психолог Людмила Петрановская. В 2020 году вышла её книга «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка», ставшая настольным пособием по детской психологии для многих родителей.

Теория привязанности и воспитание – как это работает?

Понимание теории привязанности и её механизмов могут не только помочь в социально-психологическом развитии, но и значительно облегчить воспитание ребёнка.

Для психологического здоровья, умения понимать и контролировать свои чувства, а также для развития эмпатии в дальнейшем ребёнку необходима привязанность хотя бы к одному взрослому. Это может быть как мама, так и отец, бабушка-дедушка, старший брат или сестра или даже воспитатель или няня. Если в первые годы развития у ребёнка не было такого взрослого, то формирование базового доверия к миру пойдёт с нарушениями, а то и не произойдёт вовсе.

Существует 4 типа привязанности:

• Надёжный – ребёнок полностью доверяет взрослым в вопросах поддержки, защиты и эмоциональной близости. Это наиболее здоровый и действенный тип привязанности. Даже при разлуке такой ребёнок чувствует себя в безопасности и уверен, что всё в порядке.

• Тревожно-амбивалентный – ребёнок боится разлуки со взрослыми, чувствует отдаление и неуверенность даже в их присутствии. Таким типом привязанности обладают малыши-отказники в Домах малютки. Также к тревожному типу часто склоняются дети, проходящие возрастные кризисы (3 года, 7 лет, подростковый период). Именно в это время дети начинают проверять прочность связывающей их привязанности, совершая демонстративные поступки и нарушая правила: а любят ли меня? а будут ли любить, если я поступлю плохо?

• Избегающий тип – ребёнок не надеется получить ответную связь от родителей и избегает их. С таким типом привязанности дети из трудных семей обычно убегают из дома, а из относительно благополучных семей – замыкаются в себе.

• Дезорганизующий – ребёнок никогда не испытывал привязанности и не понимает, что это. При этом типе нарушается базовое доверие к миру, не формируется понятие о важности межличностных взаимоотношений, утрачивается эмоциональный отклик. Исправить данный тип практически невозможно.

Теория привязанности говорит, что качество и глубина эмоциональной связи между ребёнком и родителями не зависит от количества проведённого вместе времени. Вдумчивые, искренние и тёплые полчаса принесут больше пользы, чем три пустых часа бок-о-бок. С взрослением ребёнка привязанность также будет меняться.

Новорождённые дети обладают самой сильной потребностью в близости взрослых. Это объясняется, в том числе, и биологически, ведь новорождённый ребёнок не может существовать без заботы со стороны старшего.

Дошкольники строят свою привязанность как на внутренней близости и тепле, так и на внешних проявлениях любви и заботы. Признания в любви, подарки, идеализация родителей и попытки показать им свою любовь – во всём этом и выражается привязанность.

В возрасте 6-7 лет начинается частичная сепарация от родителей, когда их поддержка и близость является фоновой, фундаментальной и требуется только в исключительных случаях, когда больно, обидно или страшно. В остальное время ребёнок уже сам может находиться в состоянии положительной уверенности в себе и мире вокруг.

Отделение от родителей происходит постепенно и достигает своего максимума к окончанию полового созревания и юридической зрелости. Привязанность переходит на более глубокий, фундаментальный уровень. При идеальном течения развития, взрослому человеку уже не требуется регулярная проверка свое значимости для близких.

К сожалению, иногда тот или иной этап развития привязанности проходит с нарушениями. Излишняя опека и гиперконтроль над школьником приводит к невозможности психологической сепарации: в зависимости от темперамента, ребёнок будет ли громко протестовать, либо, наоборот замкнётся в себе. Будучи взрослым, такой человек будет избегать близких, глубоких отношений. Он станет либо чёрствым, либо инфантильным человеком.

Недостаточное внимание к ребёнку, вынужденная длительная разлука во младенчестве или эмоциональная холодность со стороны родителей также не позволят ребёнку вырасти психологически зрелым и уверенным в себе человеком.

Как стать ближе к ребёнку?

Несмотря на пугающие последствия нарушения привязанности сделать это на самом деле очень трудно! В семье, где царит любящая атмосфера, где принято заботиться и беречь друг друга привязанность остаётся прочной даже в условиях разлуки (детский сад, пребывание в больнице или стационаре).

К сожалению, постоянный информационный гнёт, тяжёлые условия и образ жизни часто вызывают чувство вины у родителей. «А что если я недостаточно люблю и забочусь — вот вопрос, которым озадачены многие мамы, страдающие родительским неврозом. Чтобы помочь справиться с этим разрушительным чувством, мы собрали 5 простых рекомендаций, как можно стать ближе к ребёнку и усилить привязанность между вами:

1. «Поцелуйчики в карман» — идеальный способ попрощаться с малышом в детском саду. Такой запас поцелуев станет своеобразным воплощением вашей любви на весь день. Расскажите ребёнку, что если ему станет грустно или он заскучает по вам, пусть достанет один поцелуй из кармана и ему сразу станет лучше.

2. Ритуалы прощания, приветствия и жаления – встречать на пороге объятиями, махать в окно уходящим, брать на колени и обнимать того, кому больно. Подобные ритуалы дают чувство безопасности и создают прочную основу уверенности в мире для детей дошкольного возраста.

3. Колыбельные песни – приятный и полезный способ провести вместе время и стать ближе друг другу. Именно во время укладывания рассказываются самые сокровенные секреты и тайны, создаются самые прочные связи, рождаются самые сильные чувства. Колыбельные песни можно слушать и петь всем вместе, независимо от возраста.

4. Семейная история – совместное изучение генеалогического древа даёт чувство принадлежности к роду, общности, единения со всеми, кто был до тебя. Это особенно важно для детей школьного возраста.

5. Неожиданная забота – спонтанные проявления любви и бережного отношения (завтрак и записка с пожеланием хорошего дня, плед для спящего, небольшой праздник без всякого повода, ухаживание за болящим, исполнение давнего желания) помогают укрепить чувство привязанности в любом возрасте, даже для взрослого человека.

В современной детской психологии теория привязанности считается основной для понимания механизмов становления и формирования детской психики. Хотя первые три года жизни являются критическими для становления привязанности, её укреплением и восстановлением можно успешно заниматься в любом возрасте.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация