Не могу решиться удочерить ребенка

Содержание

Как усыновить ребенка

Принять ребенка в семью — ответственное решение, к которому надо подходить хорошо взвесив свои возможности. Сам процесс усыновления, вероятно, не будет таким сложным, как вам представлялось, ведь усыновление — приоритетная форма устройства детей в нашей стране. При этом ребенка можно принять и на гостевой режим, под опеку, но именно усыновление уравнивает ребенка в правах с кровными детьми. В этом материале мы расскажем о том, как усыновить ребенка. Что нужно для усыновления, какие документы собирать и куда обращаться, если Вы приняли решение усыновить или удочерить ребенка.

Как усыновить ребенка

Чтобы усыновить ребенка, надо в первую очередь обратиться в Уполномоченные органы в сфере опеки и попечительства по месту жительства. В районном отделении органов опеки вам выдадут перечень документов, которые надо собрать, чтобы подтвердить свое право быть усыновителем. Пока опекуном ребенка является государство и передать детей представители органов опеки стремятся только в надежную семью. Пусть вас не пугает большой список бумаг, которые надо будет собрать — это займет время, но все документы потенциальным усыновителям все инстанции предоставляют свободно.

Чтобы получить заключение о возможности быть усыновителем, вас попросят принести следующий список документов:

  1. краткая автобиография;
  2. справка с места работы с указанием должности и заработной платы либо копия декларации о доходах;
  3. копия финансового лицевого счета и выписка из домовой (поквартирной) книги с места жительства или документ, подтверждающий право собственности на жилое помещение;
  4. справка органов внутренних дел об отсутствии судимости за умышленное преступление против жизни или здоровья граждан;
  5. медицинское заключение государственного или муниципального лечебно-профилактического учреждения о состоянии здоровья лица, желающего усыновить ребенка, оформленное в порядке, установленном Министерством здравоохранения Российской Федерации;
  6. копия свидетельства о браке (если состоят в браке).

Уточнить полный список лучше все же в опеке по месту жительства.

Документы, перечисленные в подпунктах 2-4, действительны в течение года со дня их выдачи, а медицинское заключение о состоянии здоровья — в течение 3 месяцев.

Лицо, обращающееся с просьбой об усыновлении, должно предъявить паспорт, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, — иной документ, удостоверяющий личность.

Для подготовки заключения о возможности быть усыновителями орган опеки и попечительства составляет акт по результатам обследования условий жизни лиц, желающих усыновить ребенка.

На основании заявления и приложенных к нему документов, а также акта обследования условий жизни лиц, желающих усыновить ребенка, орган опеки и попечительства в течение 15 рабочих дней со дня подачи заявления готовит заключение об их возможности быть усыновителями, которое является основанием для постановки на учет в качестве кандидатов в усыновители.

Отрицательное заключение и основанный на нем отказ, в постановке на учет в качестве кандидатов в усыновители орган опеки и попечительства доводит до сведения заявителя в 5-дневный срок с даты его подписания. Одновременно заявителю возвращаются все документы, и разъясняется порядок обжалования решения. Если вы считаете, что вам отказали неправомерно, вы имеете право обратиться в суд.

Кто может быть усыновителем

  • Усыновить ребенка-гражданина России могут как граждане России, так и граждане других стран (за исключением граждан США). Для этого нужно соответствовать требованиям к усыновителям .
  • Если вы хотите усыновить ребенка, у которого есть один из родителей, вы должны состоять с этим родителем в браке и он должен быть согласен на усыновление.
  • Для усыновления ребенка-сироты или ребенка, оставшегося без попечения родителей, состоять в браке не обязательно. Если вы уже замужем (женаты), вашему супругу (супруге) не обязательно усыновлять ребенка вместе с вами — достаточно согласия на усыновление.
  • Усыновить одного и того же ребенка двое людей, не состоящих в браке, не могут.
  • На усыновление детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, преимущественное право имеют близкие родственники ребенка.

Документы на усыновление

Ребенка усыновляют через суд. В заявлении, которое подается в суд надо указать:

  • ФИО, адрес, контакты усыновителей;
  • ФИО, дату рождения усыновляемого, его адрес, информацию о родителях, наличие братьев, сестер;
  • обстоятельства, которые обосновывают просьбу усыновителей, документы, подтверждающие обстоятельства;
  • просьбу изменить ФИО, место рождения усыновляемого, дату его рождения, записать усыновителей родителями в органах ЗАГС.

К заявлению необходимо приложить следующие документы:

  • копию свидетельства о рождении усыновителей (если усыновляет ребенка лицо, которое не состоит в браке);
  • копию свидетельства о браке; если ребенка усыновляет один из супругов, нужно согласие другого супруга или документ, подтверждающий прекращение семейных отношений, отсутствие совместного проживания более года (если получить такой документ не удается, то нужно найти другие доказательства);
  • медицинское заключение о состоянии здоровья потенциальных родителей;
  • справку с места работы, указать в ней должность, доход, или копию декларации о доходах;
  • документ, который подтверждает право пользования жилым помещением, право собственности на жилплощадь;
  • документ, подтверждающий постановку на учет гражданина в качестве кандидата в усыновители.

Процедура усыновления по шагам

Для того, чтобы усыновить ребенка, вам понадобится:

  • Обратиться в органы опеки и собрать необходимые документы по списку.
  • пройти обучение в школе приемных родителей (не требуется близким родственникам ребенка, мачехам и отчимам);
  • получить разрешение на усыновление ;
  • встать на учет в качестве усыновителя ;
  • если вы еще не знаете, кого усыновить — подобрать ребенка ;
  • встретиться с ребенком в присутствии органов опеки ;
  • обратиться в суд с заявлением об усыновлении ;
  • зарегистрировать усыновление в органах ЗАГС ;
  • если ребенок будет жить не в России — поставить его на консульский учет .

Школа приемных родителей

Согласно Семейному кодексу России, желающие принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей, должны пройти специальное обучение в Школе приемных родителей.

Если вы уже являетесь опекуном (попечителем) или усыновителем, повторное обучение в Школе приемных родителей не требуется.

Выбор ребенка для усыновления

Если вы не усыновляете ребенка, для которого являетесь близким родственником или другом семьи, вам предстоит выбор ребенка для усыновления. Основываться лучше всего на том, ребенка какого возраста и категории здоровья вы готовы принять в семью. О возможности усыновить ребенка с инвалидностью надо сразу предупреждать органы опеки, чтобы это было прописано в выданном вам заключении.

О детях, оставшихся без попечения родителей, вам могут рассказать и в органах опеки.

После постановки на учет граждан в качестве кандидатов в усыновители орган опеки и попечительства предоставляет им информацию о ребенке (детях), который может быть усыновлен, и выдает направление для посещения ребенка (детей) по месту жительства (нахождения) ребенка (детей).

Если кандидаты в усыновители не смогли подобрать для усыновления ребенка по месту своего жительства, они вправе обратиться за получением сведений о ребенке, подлежащем усыновлению, в другой орган опеки и попечительства, или в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, на который возложена работа по устройству детей на воспитание (региональный оператор государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей), любого субъекта Российской Федерации, или в Министерство образования и науки Российской Федерации (федеральный оператор государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей), по своему выбору.

При этом специального направления на подбор ребенка, выданного органом опеки и попечительства по месту жительства кандидатов в усыновители, не требуется.

Основанием для получения сведений о ребенке, оставшемся без попечения родителей, в органе опеки и попечительства является заявление кандидата в усыновители с просьбой о подборе ребенка на усыновление и заключение органа опеки и попечительства о возможности быть усыновителем (заключение действительно в течение года со дня его выдачи).

Можно также посмотреть анкеты детей в открытых базах данных или на сайтах благотворительных фондов, занимающихся поддержкой детей-сирот.

Личный опыт усыновления: как принять ребенка сердцем

Мне часто задают вопрос: «Как вы решились на усыновление?». Могу сказать честно, что я не мечтала о приемном ребенке — это решение было выстраданным. Мне всегда казалось, что я смогу забеременеть «по первому хотению», но это убеждение оказалось лишь моей несбыточной фантазией.

Череда разочарований…

Замуж я вышла довольно рано, в 18 лет. Мы с мужем очень хотели детей, сразу же приступили к делу, но беременность не наступала. Мой юношеский максимализм не позволял смириться с ситуацией — все мысли были заняты планированием. Я очень не люблю вспоминать этот период — следующие три года ассоциируются с пустыми надеждами. Казалось, что дальнейшая жизнь — это череда обследований и новых разочарований.

Изменили мою жизнь две неудачные попытки ЭКО. Врачи разводили руками, муж забывал о своем «горе» в компании друзей, а во мне что-то сломалось. Вскоре мы развелись — наши отношения не выдержали такого испытания.

Приемный сынок Ванечка

Принять решение об усыновлении было непросто, но мысленно я уже была беременна. Я не хотела спорить с природой — мой ребенок будет рожден сердцем. Утром я была на консультации в Службе по делам детей. Инспектор рассказала, какие нужно собрать документы, сообщила о том, что все дети на усыновление с тяжелыми диагнозами и закончила прием. И добавила, что мне нужно сначала выйти замуж, потому что усыновители-одиночки вызывают подозрение.

Я твердо решила, что скоро стану мамой, поэтому начала готовить документы. Несколько дней потребовалось на то, чтобы собрать медицинские выписки и пройти основных специалистов, подготовить справку о доходах. Проблем с обследованием жилищных условий не возникло, поэтому Акт осмотра подписали быстро. Когда весь пакет документов был готов, через 10 дней инспектор выдала мне заключение, которое давало право знакомиться с детками-сиротами.

В нашем городе детей без тяжелых диагнозов со статусом не было, поэтому я стала обзванивать Службы в других городах Украины. В Харькове мне предложили посмотреть годовалого мальчика, но предупредили, что от него отказалось уже три пары усыновителей. Я решила рискнуть и на следующий день получила направление в тот специализированный дом малютки, где он находился.

Я очень волновалась, а когда мне принесли ребенка, казалось, сердце выпрыгнет из груди. На первый взгляд ему было не больше 6-7 месяцев. Он внимательно смотрел на меня своими черными глазами и совершенно не реагировал на игрушки, который я ему привезла. Пока я рассматривала малыша, главврач зачитывала диагнозы. Оказалось, что у ребенка два порока сердца, «букет» неврологических болезней и мышечная дистония. Хотя ему был годик, он не мог стоять, сидел с поддержкой, а его голова, лоб и переносица были «украшены» синими венами.

Каждая мама обязана знать:  Пять правил для родителей будущего первоклассника

Мне разрешили продолжить знакомство с ребенком в холле и, наконец-то, оставили нас вдвоем. Его диагнозы не давали мне покоя — я сомневалась, что смогу «вытянуть» такого проблемного ребенка. Он очень отставал в развитии, не воспринимал обращенную к нему речь, не проявлял интерес к игрушкам. Но где-то в глубине души я была уверена, что этот мальчик — мой сын. Однажды взяв его на руки, я уже не могла отказаться от него. Я сразу решила, что назову его Ваня.

Неоценимую поддержку мне оказал мой руководитель — он без лишних вопросов отпускал меня с работы для поездок к ребенку и потихоньку готовил мне замену на время декрета. С каждой встречей я привязывалась к малышу все сильнее и с огромным трудом возвращала его воспитателям. А Ваня привыкал ко мне, появились первые эмоции. После третьей встречи я подписала согласие на усыновление.

Бумажная волокита сводила меня с ума — постоянно не хватало какого-то документа, хотя у ребенка был официальный статус. Суд назначили только через три месяца — казалось, ожидание будет длиться вечно. А через месяц меня «обрадовали» — в тот период, когда назначено заседание, судья уходит на плановый больничный. Чего мне стоило уговорить судью не откладывать заседание — это отдельная история. Суд прошел в назначенное время — решение вступает в силу через 10 дней и можно забирать сыночка домой.

Когда наступил «день Х», я приехала за Ваней, он был очень молчаливым и тихим. Казалось, он понимает, что его ждут перемены — очень внимательно всматривался в мои глаза, следил за каждым движением.

Когда мы приехали домой, мое счастье было безграничным — я стала мамой! Ваня не доставлял мне хлопот, привык развлекать себя самостоятельно. Он играл своими пальчиками, уголком одеяла, любой тряпочкой, которая попадала ему под руку. А еще он очень любил раскачиваться — это типичное поведение для детей из детских домов. Так они себя успокаивают, «отключают» негативные эмоции.

Каждый прием пищи заканчивался диким плачем. Как только еда в тарелке заканчивалась, Ваня начинал горько плакать. По незнанию я сделала большую ошибку — увеличила порцию. Ребенок привык кушать определенную пищу в небольшом количестве, поэтому организм сразу же отреагировал на новый рацион — мы попали в реанимацию с сильной сыпью.

Ваня очень отставал в развитии, поэтому я ежедневно, практически с утра до вечера занималась с ним в форме игры. Мы учили простые основы — Ваня не знал элементарных вещей. Специальные упражнения и упорные занятия дали результат — сынок научился стоять, правда, пока на носочках. Из-за тонуса в мышцах он не мог встать на стопу, но потихоньку учился ходить.

Постепенно мы стали чувствовать друг друга, между нами появилась та самая «ниточка». Сынок стал для меня самым родным человечком в мире, каждую секунду дарил положительные эмоции. Той психологической адаптации, о которой я читала в книгах, у нас не было — мы гармонично влились в жизнь друг друга. Конечно, мой привычный ритм жизни кардинально изменился — Ваня часто болел, тяжело переносил даже небольшое повышение температуры. В больницах нас уже знали, встречали с улыбкой и готовили «нашу» палату.

Усыновление второго ребенка: доченька Настенька

Наша жизнь шла своим чередом, и я задумалась о втором ребенке. Я мечтала усыновить еще одного мальчика, даже думать не хотела о беременности — переживала, что тогда Ваня будет чувствовать себя чужим, приемным. К тому же, я всегда мечтала о двойняшках или погодках — почему бы не исполнить детскую мечту?

Когда Ване было два года, я опять пришла в Службу по делам детей. В этот раз меня встретили очень радушно, интересовались, как проходят наши будни. Документы я собрала быстро и уже через месяц держала в руках заключение.

А вот поиски малыша оказались очень сложными. Все дети, которых мне предлагали посмотреть, имели тяжелые диагнозы, я не готова была брать на себя такую ответственность. Через 9 месяцев после того, как я получила заключение, мне позвонили со Службы и предложили посмотреть девочку. Конечно, уже на следующий день я приехала с ней знакомиться. Хотя я хотела еще одного сыночка, сразу поняла, что именно эта девочка должна стать моей дочкой.

В тот момент, когда она сидела у меня на руках и ела банан, я поняла, почему так долго не могла найти ребенка — ждала именно ее, мою Настеньку. Меня не испугали даже ее диагнозы. Она ходила на полусогнутых ногах из-за сильной деформации стоп, в два года могла произнести только звук «ук» и «калька», у нее была сильная задержка в развитии. А еще она очень боялась незнакомых людей, особенно мужчин — био-родители сильно ее били. Официальный статус она получила за неделю до того, как я с ней познакомилась, поэтому раньше мне не предлагали ее кандидатуру для усыновления.

Постепенно я смогла заслужить ее доверие, и она с нетерпением ждала моих визитов. Ваня сразу с ней подружился, они очень плакали, когда нужно было возвращаться в группу. Я была уже более опытной, поэтому обратилась за помощью к адвокату. Он быстро подготовил все документы и назначил суд через 10 дней. Инспектор уговаривала меня провести дополнительные обследования — было подозрение, что у Насти умственная отсталость. Но я не могла так предать эту девочку, которая поверила мне, поэтому решила, что пока не хочу знать правду. Пообещала, что мы обязательно обследуемся, но только после суда, когда будем дома.

С Настей я узнала, что такое адаптация. Дома она прятала еду во все укромные уголки, ложилась на кучу игрушек, закрывая их от всего мира своим телом, билась головой о стены, если что-то было не так, как хочет она. А еще Настя бесконечно проверяла меня «на прочность». Первый год был очень трудный в психологическом плане — с Ваней у меня не было таких проблем. Настя хотела внимания ежесекундно, очень ревновала к брату, но при этом сильно его любила. Казалось, она сама страдает от того внутреннего конфликта, который был в ее душе.

Постепенно мы стали понимать друг друга, стали мамой и дочкой, а не няней и подопечной. Настя поняла, что я приму ее любой, независимо от того, как она себя ведет. Хотя дочка еще не могла говорить и выражать свои мысли, было ощущение, что она расслабилась, поверила в то, что это ее дом навсегда, и я не верну ее обратно.

Чтобы легче пережить адаптацию, нужно принять малыша таким, какой он есть. Не стоит возлагать на него несбыточные надежды и проецировать собственные мысли — это отдельная личность со своим характером и определенными особенностями. Детский дом накладывает на ребенка отпечаток, влияет на поведение и мировосприятие — нельзя отрицать этот факт.

Не стоит ожидать от ребенка благодарности за то, что взяли его в семью. Зачастую усыновители принимают это решение, руководствуясь собственными потребностями и желаниями, поэтому основная ответственность лежит на родителях, а не на детях. Нужно заслужить доверие ребенка, дать ему время освоиться дома и спокойно относиться к его «странностям». Когда он поверит родителям, его поведение изменится.

Детям я рассказала правду о том, как они появились в моей жизни. Эту информацию они восприняли нормально, на наших взаимоотношениях она никак не отразилась. Такой путь прихода ребенка в семью им кажется вполне естественным — одни дети «живут» у мамы в животе, а другие — в сердце.

Спустя некоторое время.

Конечно, полностью устранить все проблемы со здоровьем не удалось, но многие неврологические нарушения удается корректировать. Детям очень тяжело дается учеба в школе, но они добрые, веселые, искренние ребята.

Мои дети оказались творческими натурами. Ваня занимается вокалом, стал Лауреатом Всеукраинского фестиваля. Он очень вдохновился своей первой победой и готовится к фестивалю международного уровня. Но вокал — не единственное его увлечение. Сынок мечтает стать проектировщиком и ветеринаром, его интересуют «мужские дела»: строительство, ремонт и грузовые автомобили.

Мышечная дистония мешает Ване заниматься активными видами спорта и даже обычная езда на велосипеде пока является для него сложнейшим занятием, но он не сдается. Благодаря этой проблеме он стал ценить даже малейшие достижения. В этом году научился висеть на турнике — его радость была запредельной.

Главное достижение Насти — она ходит в обычную школу, учится читать и писать. Дислалия, дисграфия и дислексия (трудности с произношением звуков, письмом и чтением) значительно затрудняют процесс обучения, но занятия по специальным методикам дают результаты. Она уже может прочитать простые слова, практически не путает буквы и с удовольствием ходит в школу. У Насти получаются очень оригинальные рисунки — ее работы учительница забирает на городские выставки. Дочка может часами наряжаться, создавая одежду из простыней и различных подручных материалов.

Мои дети очень дружные, я с гордостью могу сказать, что они — настоящая команда. Ссоры у них возникают редко, зато идеи для очередной шалости рождаются с завидной периодичностью. Никогда не отказывают друг другу в помощи, даже если приходится пожертвовать собственными интересами. Я очень хочу, чтобы такие отношения сохранились на всю жизнь, поэтому не устаю им напоминать, что они — самые родные люди в мире и всегда должны поддерживать друг друга.

Все страхи и сомнения остались далеко в прошлом, иногда я даже не могу поверить в то, что это не я их родила. Каждый день мысленно я говорю им «спасибо» за то, что они есть у меня — только с их появлением я поняла, что такое настоящее счастье.

6 причин, которые (не) мешают усыновить ребенка

Приемных родителей становится все больше. Только в Москве за 2020 год количество приемных семей выросло в 15 раз. По данным Департамента семейной и молодежной политики города Москвы более 2000 детей оказались в семьях — были усыновлены, взяты под опеку, на патронатное воспитание или в приемную семью. Какие мотивы побуждают к решению взять одного, а иногда и нескольких детей?

«Конечно, бездетные пары таким образом получают возможность стать родителями, но для многих основной мотив — забрать ребенка из детского дома, стать для него семьей, — поясняет психолог Людмила Петрановская. — Все больше взрослых решаются взять приемного ребенка потому, что понимают, что у них есть силы, здоровье и ресурсы для того, чтобы изменить детство этого ребенка и отвечать за его судьбу».

Усыновление — непростое и длительное дело. Оно требует такой энергии, что родители зачастую выдерживают лишь потому, что сердце их греет идеальный образ долгожданного ребенка. Но, как и при появлении родных детей, неизбежно сталкиваются с тем, что их представления о ребенке в той или иной степени не соответствуют действительности.

Чем больше знают будущие приемные родители, чем меньше у них иллюзий, тем меньше разочарований им предстоит

«Опасно нагружать детей своими ожиданиями о том, какими они должны быть, — предупреждает психолог. — Слишком часто это заканчивается разочарованием родителей и протестом ребенка. Ведь ему, как и любому человеку, важно, чтобы его любили без условий, просто потому что он есть».

Когда приемный ребенок попадает в семью, то всем — и ему, и его новым родителям — необходимо время, чтобы сориентироваться и выстроить новый порядок. И он не всегда будет вести себя как тот, о котором мечтали его приемные родители. Чем более подготовленными к этой встрече прийдут взрослые, чем меньше у них будет иллюзий относительно будущего ребенка, тем меньше разочарований им предстоит.

Каждая мама обязана знать:  Ребенок снимает штаны при других детях

1. Усыновлять лучше младенца

Грудной ребенок — вовсе не чистая страница, у него уже есть своя история. Ошибаются те, кто считает, что смогут полностью «переписать» ее и забыть о том, что ребенок приемный. До тех пор, пока ему не исполнилось полгода (а иногда и больше), трудно оценить риск того, что до или после рождения он мог перенести какие-либо заболевания или травмы.

«Не все родители могут справиться с таким уровнем неопределенности, да и не все готовы возиться с младенцем, — подчеркивает Людмила Петрановская. — Но для самого малыша, несомненно, важно, чтобы его забрали из дома ребенка как можно раньше — каждый день, который он проводит здесь, замедляет его развитие».

О физическом и психическом развитии старших детей, конечно, можно выяснить больше. И приемным родителям легче принять взвешенное решение. Кроме того, дети с опытом семейной жизни с биологическими родителями — пусть даже это был не самый лучший опыт, но их любили и о них заботились хотя бы изредка — быстрее адаптируются в приемной семье, у них раньше возникает искренняя привязанность.

«Такой ребенок знает, что значит «быть ребенком в семье», он ориентирован на взрослых, готов их слушать, довериться им, — продолжает психолог. — Он в каком-то смысле разделяет процесс усыновления. и сам тоже «берет в семью» новых родителей. А тому, у кого нет опыта близких отношений со взрослыми, труднее поверить, что его любят, такие дети просто не знают, что значит любить. Поэтому с ними легче справляться взрослым, у которых это не первый или не первый приемный ребенок».

«У меня сразу появилось ощущение, что это мой ребенок»

Семь лет назад 45-летняя Инна, руководящий работник в отельном бизнесе, решила усыновить ребенка. Сейчас вместе с гражданским мужем они воспитывают уже троих приемных детей.

«Я росла с братьями и сестрами и всегда мечтала о большой семье. Но долгое время это не удавалось. Когда после нескольких лет лечения от бесплодия врачи предложили мне сделать ЭКО, я решила, что уже достаточно издеваться над собственным телом. И отказалась. Но желание завести детей осталось — я задумалась над усыновлением. Чтобы лучше понять, что это такое и как все происходит, закончила школу приемных родителей. Однако документы на усыновление подала не сразу: мне понадобилось еще полгода, чтобы принять окончательное решение и подготовиться к появлению ребенка.

У гражданского мужа есть ребенок от первого брака, поэтому главным «идеологом» усыновления была именно я. Муж всегда поддерживает меня, с детьми у него замечательные отношения. Фотографию месячной Маруси я увидела на одном из форумов, где общаются приемные родители. На снимке было трое детей, но чем-то меня зацепило именно ее лицо, с трогательными бровками. Я поняла, что хочу познакомиться с девочкой, и позвонила в органы опеки.

Когда в больнице принесли Марусю, у меня сразу появилось ощущение, что это мой ребенок. Такое естественное чувство, словно утром я отнесла ее в ясли, а сейчас пришла забрать. Так в моей семье появилась первая дочка. Похожие чувства возникали, и когда я знакомилась с Макарушкой и с Иришей. С каждой из этих встреч была связана цепь случайностей и совпадений. И в то же время я понимаю: они вряд ли бы произошли, если бы у меня не было целеустремленности, некоторого напора и очень сильного желания завести детей».

2. Он должен быть похож на приемных родителей

Сходство внешности или характера не имеет никакого значения для отношений в семье. Любой ребенок, как только у него возникает привязанность к новым родителям, становится похож на них. «Он непроизвольно начинает копировать их мимику, жесты, — рассказывает Людмила Петрановская. — Я часто наблюдаю такие случаи. Поведение детей не зависит от их национальности или расы. Так, в любящей семье с двумя усыновленными детьми через какое-то время их, представителей совершенно разных национальностей, окружающие начали принимать за двойняшек».

И тем не менее детям с азиатской внешностью труднее найти семью. Это связано с предубеждениями потенциальных родителей.

«Неспособность принимать представителей иной культуры, страх перед людьми другой национальности, религии означает, что они также не готовы терпеть любое несовпадение с собственными взглядами и традициями семьи, — продолжает психолог. — И это серьезное противопоказание к приемному родительству. Ксенофобия редко ограничивается нетерпимостью лишь к той или иной национальности. А это значит, что родители будут так же пристрастны ко всему тому в ребенке, что отличается от привычного им стереотипа.

Когда мы говорим, что любим ребенка, это значит, что мы его принимаем безусловно, любим просто за то, что он есть

Родители полные, а ребенок худенький, родители активные, а ребенок медлителен и нетороплив — заранее не предугадать, где может возникнуть неприятие. Чем больше черт и качеств родители отвергают в ребенке, тем хуже отношения между ними. У нетерпимых родителей меньше запас прочности перед возможными трудностями».

3. Мы обязаны полюбить его как родного

Когда мы говорим, что любим ребенка, это значит, что мы его принимаем безусловно, любим просто за то, что он есть и он наш ребенок. Иногда родители, особенно при наличии опыта «кровного» родительства, переживают, что у них «не получается полюбить приемного ребенка как родного». Как быть тогда?

«Эмоционально люди очень отличаются друг от друга, — отвечает Людмила Петрановская. — Кому-то удается полюбить легко и быстро, а у кого-то процесс возникновения привязанности растянут во времени. Мы не можем управлять чувствами. Остается ждать… и любить деятельно: заботиться о ребенке, прислушиваться к нему, вникать в детали его жизни вне дома, стараться понимать и принимать, радоваться его успехам».

Иногда неприятие возникает на телесном уровне: чтобы взять ребенка на руки, взрослому необходимо прилагать усилия. «Обычно такое неприятие впервые возникает еще в момент знакомства, — говорит Людмила Петрановская. — Не стоит бороться с собой: никто не виноват, и лучше дать возможность ребенку почувствовать себя желанным в другой семье, с другими родителями».

4. Ребенку лучше не знать, что он усыновлен

Обман искажает отношения. «Спросите себя, — предлагает Людмила Петрановская, — хотели бы вы, чтобы близкие скрывали от вас нечто очень важное? Трудно найти человека, который хотел бы остаться в неведении. А информация об усыновлении составляет важную часть личной истории, а значит, и личности ребенка».

Стараясь обойти этот факт, приемные родители отрицают то, что произошло с ребенком, лишают его возможности органично встроить это событие в знание о себе. Иногда взрослые объясняют свое поведение нежеланием травмировать сына или дочь.

«Такое бывает, только если сами родители видят в усыновлении проблему, — возражает Людмила Петрановская. — Ребенок не знает реальной картины мира, он ориентирован на то, как относятся к происходящему взрослые. К тому же, скрывая от ребенка правду, взрослые делают себя заложниками случая: «доброжелательная» реплика соседки, найденные документы, несовпадение группы крови… Рано или поздно тайное становится явным. И трудно предсказать, какой может быть реакция выросшего ребенка, когда он узнает, что ему лгали самые близкие люди».

5. У него будет плохая наследственность

Самый большой страх родителей — что их приемный ребенок унаследует какое-либо заболевание или некое «жизненное неблагополучие»: будет пить, гулять, не станет учиться. «Действительно, существуют заболевания, которые передаются по наследству, — констатирует Людмила Петрановская. — В случае с приемным ребенком потенциальных родителей пугает прежде всего неизвестность».

Сам факт усыновления — важная часть личной истории, а значит, и личности ребенка. Об этом с ним нужно говорить

В России трудно найти семью, в которой нет и не было хотя бы одного пьющего человека. У многих жителей нашей страны предрасположенность к возникновению алкогольной зависимости. Но это не означает, что каждый из них становится алкоголиком. «Существует предрасположенность, и то, что человек с ней делает, в какой атмосфере растет, — продолжает психолог. — Очень важно, чтобы родители не только поддерживали ребенка, но и могли ограничить, предупредить об опасности».

6. Он захочет найти своих биологических родителей

«Такое желание чаще возникает в подростковом возрасте, в период, когда ребенок старается понять, по-настоящему узнать себя, чтобы стать взрослым, — рассказывает Людмила Петрановская. — Оно может носить разный характер, от пассивного («хорошо бы знать») до очень активных действий. Иногда ребенку достаточно просто что-то узнать о родителях, иногда ему важно увидеть их, встретиться с ними. В этом случае стоит помочь ему найти родственников. В этом желании нет ничего опасного для приемных родителей — дети дорожат теми отношениями, которые у них есть».

У кого-то возникают фантазии, что их настоящие родители — известные люди, звезды кино или шоу-бизнеса, которые мечтают воссоединиться с ними. Необходима поддержка взрослых, чтобы пережить разочарование, которое может возникнуть после встречи с биологическими родителями. В то же время подростки, как правило, очень признательны приемным родителям, если эта тема обсуждается в семье, и тем более если взрослые готовы помочь им в поисках своей истории.

Дистанционные курсы школы приемных родителей «К новой семье» — здесь можно пройти обучение всем, кто хочет стать грамотным родителем.

«Я усыновила ребенка»

На этот шаг, усыновить ребенка, ее вдохновил пример сестры. Сегодня Анна, 37 лет, воспитывает сына Илью, 13 лет. И признается, что это придает ее жизни цельность и смысл.

Семь шагов к прощению

Как простить тех, кто нас обманул, предал, причинил боль, принес нам горе? И действительно ли это прощение поможет нам самим?

Свои чужие дети… Как решиться на усыновление

Почему взрослые люди решают стать родными для ребенка из детского дома? Причин может быть множество. Кто-то физически не может иметь детей, другому уже поздно думать о рождении своих малышей, третий одинок, а четвертый действует по душевному порыву сделать мир чуточку добрее. Вне зависимости от обстоятельств не достаточно лишь промелькнувшей мысли сделать столь ответственный шаг. Гораздо важнее (и первостепеннее) детально разобраться с возникшим желанием, понять собственные мотивы, ведь с маленьким человечком, обиженным судьбой, нельзя будет развестись или отдать в хорошие руки. Так что обдумываем решение, взвешиваем его и решаемся.

Внешне все кажется просто: не могу иметь детей в силу физиологии, возраста, отсутствия надежного партнера. Чем не веские аргументы? Но в реальности истинные мотивы и подсознательные причины часто не имеют между собой ничего общего. Последние очень глубоко сидят в нас, строго индивидуальны, о них стараешься не думать, но именно эти обстоятельства являются первоопределяющей силой. Признание их, как бы не было больно душевно, поможет уберечься от больших ошибок и окончательно сломать жизнь маленькому человечку, удовлетворяя собственные потребности. Вот самые распространенные «не те» причины желания стать матерью «готовому» ребенку:

• страх быть социальным «изгоем»

Бездетные женщины «далеко за 30» особенно подвергаются общественным нападкам и осуждению. «Что-то с ней не так», «странная», «нет детей – не может считаться настоящей женщиной» – лишь самые мягкие порицания, выпадающие на их долю. Однако никак нельзя допустить, чтобы приемный ребенок стал реабилитацией вашей репутации в глазах людей, средством от депрессии.

Есть множество причин для женщины в возрасте почувствовать острое одиночество: развод, смерть супруга, дети стали взрослыми и больше не нуждаются в вашей заботе… Порой душевная боль становится настолько сильной, что стать мамой неродному малышу кажется единственным выходом. Только вот судьба таких «приемышей» оказывается незавидной: они до конца дней чувствуют свою ответственность за благополучие родительницы и не могут отправиться в самостоятельное успешное плавание.

К несчастью, трагедии случаются и в счастливых полных семьях, и тогда желание взять на воспитание чужого ребенка призвано заглушить боль от потери родного. Только вот появление нового члена семьи не сможет уменьшить родительского горя. Зато приемный ребенок ощутит на себе все «прелести» иллюзии замены: разочарование родителей, возникновение чувства вины, безучастное отношение к приемышу, отсутствие контакта с ребенком и вероятный отказ от него.

• желание спасти брак

Если ваш брак трещит по швам, худшее, что можно сделать, привлечь к его спасению третьего. Зачастую даже родные дети не могут стать «клеем», когда скреплять больше нечего. Что уже говорить о чужих! Ребенок ищет взаимопонимания и поддержки, но не получает в ответ ни первого, ни второго, да еще вдобавок отвергается одним из супругов. В такой семье малыша никогда не примут таким, каковым он является, зато втянут как средство манипуляций в обоюдные распри.

Среди других деструктивных причин можно отметить усыновление из жалости, желание показаться хорошей в глазах общества, желание угодить супругу, который выступает за взятие ребенка из детдома, материальный интерес и т.д. Если в столь важном вопросе руководствоваться «неправильными» причинами, в мире вскоре как минимум на два несчастных человека станет больше.

Зато если вам и в голову не приходило решать свои проблемы за счет другого, но есть потребность дарить любовь, добро, заботу, принимать трудности материнства, есть смысл поразмышлять дальше. Многие удивятся: «Над чем?». К примеру, над тем, как к данному вопросу относится ваш супруг, ведь можно неожиданно наткнуться на стену протеста и непонимания. Например, муж против усыновления из-за непризнания собственной невозможности иметь родных детей, нежелание воспитывать чужака с «недружественными» генами, страх потерять привычный комфорт и любовь жены, сомнения в том, что малыш сможет полюбить его и т.д.

Вы должны осознавать, что если ваша половинка не готова вместе с вами пройти путь воспитания приемного ребенка, то его мнение стоить уважать. Только в ситуации обоюдного положительного видения ситуации для нового члена семьи смогут раскрыться лучшие горизонты. В противном случае, стоит оставить эту идею.

Если вы с супругом смотрите в одну сторону, то проверить свою готовность на настоящее усыновление может помочь патронаж. Близкое знакомство с понравившимся детдомовским малышом в виде совместных выходных, каникул, похода в гости может не иметь продолжения, но позволит принять правильное решение и верно оценить собственные возможности. В любом случае для себя всегда следует иметь ответ на вопрос «зачем я хочу усыновить ребенка», а не руководствоваться банальным «хочу». Недавно была опубликована официальная статистика: за последний год в детские дома было возвращено обратно порядка 30000 приемных детей. Не ломайте жизнь маленькому человечку и себе, действуя наобум.

Почему люди усыновляют детей: Основные причины и мотивация. Интервью эксперта

Читайте также

«Мы тратим очень много денег ни на что, а делать хорошие дела намного приятнее»

«Ты знаешь, что у нас сын родился?» — история усыновления

Откройте свое сердце. 10 постеров про усыновление и приемное родительство

Первый канал о работе фонда «Измени одну жизнь»: россияне все чаще берут в семьи детей‑сирот с особенностями здоровья и развития

Фонд «Измени одну жизнь» приглашает на конференцию «PRO ПОДРОСТКОВ»

Фонд «Измени одну жизнь» запустил сервис онлайн-кампаний по сбору пожертвований на дни рождения и праздники

Как и почему люди решаются взять в семью ребенка? Жизненные ситуации бывают разными. У кого-то возникает желание помочь сироте. Или супруги не могут завести своих детей. Родной ребенок трагически погиб, и хочется восполнить утрату. Что-то случилось с кровными родителями ребенка, и кто-то из родственников или знакомых готов взять на себя ответственность за его воспитание.

О причинах, по которым люди усыновляют детей, и о том, что лучше — благородный порыв или трезвый расчет, мы поговорили с директором благотворительного фонда «Измени одну жизнь» Юлией Юдиной.

— Юлия, бывает, что покопавшись в себе и задумавшись о своих мотивах, будущие приемные родители понимают: на самом деле они руководствуются не благородным желанием помочь ребенку, а заботой о собственных интересах. Хочется чувствовать себя нужным, ощутить счастье материнства и отцовства и надеяться на пресловутый стакан воды в старости. «Получается, я делаю это для себя, а не для ребенка. В таком случае правильно ли я поступаю?» — спрашивают себя приемные родители. Есть ли ответ на этот вопрос?

— Все многообразие мотивов, которые движут будущими усыновителями и опекунами, очень грубо можно свести к двум основным ситуациям. Одни люди берут ребенка ради самого ребенка — они искренне хотят помочь ему, дать шанс на семью, изменить его жизнь к лучшему. Это так называемая «хелперская» мотивация.

Другие принимают сироту, руководствуясь в большей степени личными целями, — например, бесплодные пары хотят стать родителями, а семьи, где родной ребенок ушел из жизни, стремятся заполнить возникшую пустоту. Это так называемая мотивация «взять ребенка для себя». И в ней нет ничего плохого!

Мы не можем говорить, какая мотивация «правильная», а какая «неправильная» — лишь бы результат был хороший. Ведь, если говорить, к примеру, о бездетных супругах, то не все из них бросаются усыновлять детей. Не столь важно то, что движет приемными родителями, — гораздо важнее, какими навыками они обладают, насколько адекватны их ожидания и оценка своих возможностей. Важно не поддаваться первому порыву («Какой милый мальчик, я его спасу!»), а трезво оценить свои силы. Понимать, что путь не будет усыпан розами, и не ждать от усыновленного ребенка вечной благодарности.

— Увы, бывает, что приемные дети теряют родителей повторно, когда новые мама и папа, не справившись, возвращают их в детские дома…

— К сожалению, это случается. Не секрет, что абсолютно все родители, даже люди с невероятным запасом терпения, любви рано или поздно сталкиваются с трудностями, когда хочется все бросить и сказать: «Все, больше не могу!» Это происходит и с родными детьми. Но если «сдать в детдом» кровного ребенка никому и в голову не приходит, то в случае с приемными детьми в сложной ситуации велик соблазн сказать: «Я не справляюсь, потому что это не мой ребенок» — и отказаться от дальнейших попыток наладить отношения. В такие моменты очень важна психологическая поддержка семьи: и родной, и приемной.

Надо понимать, что типичные российские сироты — это вовсе не очаровательные голубоглазые малыши, как говорит нам социальная реклама. Это дети с непростым жизненным опытом. Зачастую они ершистые, грубоватые, пережившие очень травматичный опыт. Принять такого ребенка в семью непросто, поэтому, к сожалению, случается всякое.

— Как предотвратить ситуацию возврата ребенка в детское учреждение?

— Мамам и папам, которые чувствуют, что не справляются, стоит поинтересоваться опытом других приемных родителей: почитать специализированные форумы, статьи на нашем сайте, посмотреть вебинары с психологами про сложности, трудное поведение, воровство и т. д. Нужно быть готовым к тому, что кризисы все равно будут. Важно заранее знать, где семья может пополнить ресурсы. Например, можно обратиться в центры психологической помощи (государственные и некоммерческие), к специалистам с опытом работы с приемными семьями, наконец, просто попросить бабушек и дедушек побыть с детьми, чтобы родители могли немного передохнуть и прийти в себя.

— А если усыновителями изначально движет скорее желание помочь ребенку, чем решить свои личные проблемы, это в какой-то мере гарантирует «успешность» приемного родительства?

— Нет, одного лишь благородного порыва недостаточно. Есть немало примеров, когда приемные родители брали детей с самыми лучшими намерениями, но впоследствии сталкивались с серьезными проблемами: психологическими, материальными, с банальной физической усталостью. В то же время люди с так называемой мотивацией «взять ребенка для себя» (например, бездетная пара) могут стать вполне успешными родителями, если у них достаточно навыков и нет завышенных ожиданий по отношению к ребенку. Все очень индивидуально, и нет единого рецепта счастливого приемного родительства или правильной мотивации.

Хотя, безусловно, есть базовые вещи, которые должны понимать усыновители. Сейчас эту задачу «ликбеза» осуществляют Школы приемных родителей, и хорошо, что они стали обязательными для всех потенциальных усыновителей.

— Сегодня государство финансово поддерживает и опекунов, и усыновителей. По вашим наблюдениям, это является дополнительной мотивацией при принятии решения?

— Да, правительство приняло существенные меры по финансовому стимулированию устройства детей-сирот в семьи. Это хороший дополнительный стимул, который дает усыновителям и опекунам чуть больше уверенности в завтрашнем дне. Но сами по себе эти выплаты не могут быть мотивацией. Думать, что люди берут детей в семьи исключительно ради денег, — огромная ошибка.

В подавляющем большинстве случаев опекуны и усыновители рассматривают выплаты как хорошее подспорье, но не более того. К тому же многие приемные дети — это дети с особенностями развития, и зачастую мамы в таких семьях не имеют возможности в полную силу работать и хорошо зарабатывать. Они совмещают неполную занятость с уходом за ребенком, так что помощь государства очень актуальна.

Конечно, бывает, что где-то в глухой деревне, где нет работы, и где людям приходится банально выживать, мама отказывается от ребенка, а бабушка оформляет опеку из финансовых соображений. Но надо понимать, что это происходит не от хорошей жизни. В хорошей жизни мамы от своих детей не отказываются.

— Типичный российский усыновитель — кто он сегодня?

— В народном сознании есть два стереотипа. Одни считают, что это немолодая женщина — грудь в орденах, 18 детей… Другие — что это состоятельная супружеская пара на дорогой машине. И те, и другие неправы. Нарисовать портрет типичного усыновителя невозможно: люди, готовые принять детей в семью, слишком разные и по доходу, и по образованию, и по месту жительства, и по семейному положению. Это такая же невыполнимая задача, как нарисовать портрет типичного россиянина.

Единственное, пожалуй, что объединяет российских усыновителей — это их склонность к осознанному родительству и восприятие ребенка как ценности. Это люди, готовые жить не только для себя, готовые подвинуться и дать место другому. Они думают не только о том, что хорошо для них, но и о том, что нужно для другого, например, для ребенка, которому не повезло.

— Среди людей, готовых принять ребенка в семью, есть и те, кто чувствует в себе силы взять на воспитание ребенка с инвалидностью. Кто эти люди?

— Как правило, детей с особыми потребностями здоровья берут в семьи те, кто просто не может поступить иначе. Это истории настоящего служения. Чаще так поступают люди, которые как-то связаны с сиротской системой, — например, волонтеры, сотрудники детских домов. Их немного, но они были во все времена, во всех обществах, и, к счастью, есть и сейчас. Некоторыми из тех, кто принимает в семью такого ребенка, движут религиозные мотивы, но таких, судя по последним российским и зарубежным исследованиям, немного.

Чаще это те же люди, что и мы, но в большей степени готовые пожертвовать собственным комфортом ради другого человека.

Каждая мама обязана знать:  Разбираетесь ли вы в психологии подростков
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация
27 октября 2020, 7:01