Ребенок в сложно жизненной ситуации

Дети в трудной жизненной ситуации

В современном обиходе стала часто встречаться фраза «трудная жизненная ситуация». Что же это такое? Попробуем разобраться. Законодательно определение дается как ситуация, «объективно нарушающая жизнедеятельность гражданина …, которую он не в состоянии преодолеть самостоятельно». За довольно-таки размытой формулировкой скрываются безработица, малообеспеченность, инвалидность и т.п.

Самое плохое, что в трудной жизненной ситуации оказываются наиболее беззащитные – дети.

Почему это страшно? Живет ведь как-то так половина страны, еле сводит концы с концами и ничего… Однако дети не только всегда в чем-то нуждаются, живут детством без детства, но еще и могут разлучиться с родной мамой. Придут в такой ободранный нищий дом органы опеки, посмотрят на условия жизни — и вот оно, лишение родительских прав. А судьба детдомовцев ох как нелегка.

«Лишение родительских прав – страшный сон каждого из наших подопечных», — рассказывает директор благотворительного фонда «Жизнь одна» (который специализируется на помощи детям в трудной жизненной ситуации) Екатерина Машина, — «Именно это опасение зачастую является причиной обращения в наш фонд. Сохранение кровных уз, защита детства и материнства – это основные цели, ради которых мы работаем».

Четыре сыночка и лапочки дочки

Российская глубинка — целый «завод» по выпуску малоимущих семей.

Например, семья сельского учителя А. На периферии интеллигенции выживать очень непросто, зарплаты здесь – не то, что в больших городах, особенно если нужно кормить семью, особенно — большую. Вместе с супругой А. воспитывает четверых детей – сыновей-погодков и двух дочек. Живут они в маленькой деревушке в родительском доме отца семейства. Супруга пока не работает, ухаживает за двухлетней дочкой.
Денег хватает исключительно на самое необходимое. Когда дети болеют, встает вопрос выбора – еда или лекарства?

Но все равно, двое родителей — лучше, чем один, всегда легче придумать выход.

Знакомьтесь — Л., мать-одиночка шестерых ребят, которая просто не может на своих плечах вынести весь груз забот. Она трудится на нескольких работах, но денег не хватает. В прошлом большая любовь — муж, который, как водится, ушел. Родственников у Л. не осталось. Многочисленная семья ютится в стареньком бараке, надеясь на лучшее и пытаясь выжить. Но все беды многодетной мамы перекрывает и даёт веру лишь одно: дети при ней, рядышком.

Случай вполне «типический» и повторяющийся: к сожалению, таких семей самостоятельных мам у фонда «Жизнь одна» – большинство.

Еще одна история: Ф., бывшая воспитанница интерната, плюс ее пятеро ребятишек. Живут все дружно в «однушке» в подмосковном поселке, но зато своей, полученной от государства. Правда, без дальнейшей от него помощи (крошечные выплаты считать не будем). Ф. здорово и вкусно готовит, и, быть может, из нее и вышла бы совсем не отчаянная домохозяйка, если бы не бросил муж. А сейчас готовить Ф. просто не из чего. Семья живет впроголодь. Летом спасались поездками двух детей в санаторий, оплаченными соцзащитой. Серьезную работу женщине не дают: «У вас же дети будут болеть!». А мелкими заработками прокормить такое количество ребят невозможно.

Что делать многодетной маме, которой не на кого надеяться – большой, даже глобальный вопрос… Но помочь ей и другим малоимущим семьям можно. Всем миром, как раньше, как в русских деревнях. Помочь и не искалечить судьбы детей.

Чем помочь

Прежде всего, посмотрите вокруг. Может быть, рядом с вами живут семьи, которым нужна поддержка. Соседи, знакомые, дальние родственники. Не будьте черствыми. Умейте замечать, разговаривайте, слушайте.

Если таких людей нет, а у вас есть возможность помочь, обратитесь в благотворительный фонд. Например, на сайте «Жизнь одна» всегда можно найти информацию о текущих проектах сбора помощи. Причем пожертвовать можно не только деньги, но и обозначенные вещи.

Что нужно всегда.

  • Самое очевидное – еда. Дети не должны голодать.
  • Лекарства. Среди подопечных фонда есть ребята с хроническими заболеваниями, которым необходимо медикаментозное лечение.
  • Одежда и обувь. Дети быстро растут, а с приближением зимы количество необходимых вещей только увеличивается.
  • Учебная литература, книги, игрушки по возрасту.
  • Средства гигиены, бытовая химия.

И нематериальное – юридические консультации, работа для мам, занятия с детьми, внимание и поддержка. Хотя бы доброе слово, понимание, что семья не осталась со своей бедой одна – уже большая помощь.

Если вы знаете семьи, детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, позвоните по телефону фонда «Жизнь одна»: +7 (495) 150-1341. Мы постараемся помочь.

Ребенок в сложно жизненной ситуации

Душевные страдания возникают не сами по себе, они привязаны к той или иной трудной жизненной ситуации. Так, тяжелая болезнь ребенка с неясным прогнозом для жизни, «. неопределенной причиной и часто примерно обозначаемым и постоянно корректируемым планом и длительностью лечения» [48] выступает для членов семьи в большинстве случаев как тяжелая психологическая травма. Ребенок также является для родителей символом временной перспективы их собственной жизни, и столкновение с его болезнью приводит к изменениям планов и надежд на будущее, к невозможности жить, как прежде, в результате чего рушится ощущение безопасности мира, возникает чувство утраты контроля над ситуацией и жизнью в целом.

С самого начала, когда семья только переступает порог больницы для прояснения диагноза ребенка, роль медицинского персонала становится одним из ключевых факторов, определяющих психоэмоциональное благополучие всей семьи, поскольку в зону действия стрессора попадают дети и их родители, братья и сестры больного, бабушки и дедушки, а порой и другие родственники. Безусловно, степень и глубина стресса будут определяться «. сложностью и реальной тяжестью диагноза, перспективами лечения и выживания ребенка» [49], но эффективные методы сопровождения, адекватные ситуации, позволят максимально смягчить удар, который члены семьи берут на себя при столкновении со смертельной угрозой, нависшей над ребенком. Таким образом, помогая родственникам актуализировать свой собственный потенциал (семейный копинг), медицинский персонал будет способствовать гармонизации и самого лечебного процесса. В результате лечение станет «. более согласованным, эффективным и менее энергозатратным для всех его участников. » [23].

По данным британских исследователей, до 70% матерей детей с хроническими заболеваниями испытывают неудовлетворенность общением с медицинскими работниками. А 50% не удовлетворены тем, как они были впервые проинформированы о диагнозе [48]. И сегодня все больше специалистов приходят к пониманию того, насколько важно беседовать с членами семьи. Осознается высокое значение человеческого участия как в комплаенс1, так и в процессе адаптации к ситуации болезни в целом.

О столкновении с болезнью внучки, о роли врачей в жизни семьи рассказывает бабушка 2 :«. Будучи опорой и на работе, и дома, я всю сознательную жизнь принимала решения сама. Отсюда, когда все произошло с ребенком, возник первый вопрос: «А почему ЭТО произошло именно с нами?». До этого знала, что болеют дети, что это очень плохо, неправильно, но я не представляла масштаба. ЭТО «плохо» было от меня где-то далеко. Стала приставать с вопросами к докторам. С докторами на начальном этапе повезло. Приставала до тех пор, пока зав. отделением не сказала мне с раздражением: «А чем вы лучше других? У всех близких наших деток боль души». Замолчала я, закрылась. Нет, она меня не обидела. Помогла понять, что и доктора тоже люди. От помощи больничного психолога отказалась сразу со словами: «Сама могу оказать кому угодно какую угодно помощь». На все вопросы близких, сотрудников, просто знакомых ответом был летящий в стенку телефон. Бушевала старушка! И теперь всех, кроме немногих близких, я отодвинула за горизонт. Не общаюсь, отучила задавать любые вопросы. Отошла я от ситуации, как это странно бы ни звучало, в хос-пи-се. Доктора делали свое дело, ставили диагноз, подбирали протокол лечения, учили ухаживать. Почему я сказала, что на начальном этапе помогали доктора? Теперь в каждый наш приезд другой доктор. Иные не выдерживают морально, меняют место работы, иные становятся циниками, а вот фанатов своего дела единицы! Это, наверное, правило жизни. Но из всех я бы выбрала первого доктора. Запомнились ее слова: «Мы же тоже привыкаем к деткам. И нам также больно, когда они уходят. »».

Бесценно, когда врачи понимают важность психологической поддержки, владеют знаниями и навыками по основам психологической помощи, особенно в крайне стрессовых ситуациях: при диагностике тяжелого заболевания, утрате трудоспособности, при угрозе для жизни пациента; принимают во внимание возрастные, социальные и гендерные различия, особенности болезни, которые необходимо учитывать при оказании помощи; участвуют в создании психологически благоприятной обстановки для пациентов, их близких и персонала. Помнят, что родители испытывают сильный эмоциональный дискомфорт, когда с ними разговаривают как с маленькими детьми, игнорируют или избегают объяснений, рассматривают ребенка как «случай», а не как человека [17]. Важно не забывать и о тех глубинных изменениях, которые происходят в это время в сознании близких ребенка.

«В тот период у меня было ощущение заточения в другой мир. Все вокруг (природа, дома, прежние знакомые) вдруг стали какими-то чужими и «потусторонними». Я не могла смотреть ни новости, ни другие передачи по ТВ, мне было дико и бессмысленно практически все, что там озвучивалось, так как все это было НИЧТО по сравнению с жизнью ребенка. Не было ни злости, ни печали, это было словно другое измерение всего и вся, другой уровень. Я не понимала, зачем ВСЕ на этом свете, когда страдают и уходят дети. Равнодушие окружающих усиливало вакуум и состояние собственной проклятости в разы, то есть чем больше я понимала, что до наших проблем никому нет дела, тем сильнее чувствовала себя проклятой и наказанной, не имеющей права на счастье и обычную, нормальную для всех жизнь. руки опускались». 3

Когда на семью обрушивается горе, ее жизнеспособность оказывается под угрозой:

  • она начинает хуже работать как единое целое;
  • вероятны нарушения структуры и функции семьи;
  • возможен настоящий кризис брака.

В литературе отмечается, что семьи, где есть ребенок с хроническим заболеванием, можно разделить на три категории [17, 18, 19]:

  • Семьи, которые нуждались бы в психологической помощи вне зависимости от болезни ребенка, поскольку болезнь ребенка — это всего лишь один из источников стресса.
  • Семьи, где дети не справляются с каким-то конкретным аспектом заболевания или лечения, либо они эмоционально перегружены и не справляются с ситуацией.
  • Семьи, которые в целом справляются с ситуацией, но нуждаются в профессиональной поддержке.

Сталкиваясь с тяжелой болезнью ребенка, близкие могут формировать следующее деструктивное отношение к ситуации [40]:

«Паническое бессилие». Родители испуганы прогнозами врачей и болезнь воспринимают как что-то неумолимое и страшное, с чем бессмысленно бороться. У ребенка в результате возникает чувство обреченности и бессилия, он не делает усилий, направленных на преодоление болезни, которая превращает его в жертву. Родители как бы помогают ребенку лишиться будущего, перспективы.

«Вытеснение». Родители закрывают глаза на реальное состояние ребенка, не замечают симптомов. У родителей появляется желание скрывать факт болезни от окружающих, как будто его признание может подорвать их собственную репутацию. Ребенок страдает от того, что его жалобы, просьбы, ссылки на усталость и трудности в учебе игнорируются. Нередко при этом и на врачей, и на ребенка выплескиваются агрессия, обвинения, раздражение. За всем этим часто стоит нежелание изменить жизнь семьи, обеспечить больному ребенку дополнительный уход. При таком типе отношения он чувствует себя одиноким, виноватым и формирует нереальные сверхоптимистичные ожидания.

«Уход в болезнь». Болезнь для ребенка может быть защитой от сложностей жизни, особенно когда родители занимаются сверхопекой своего ребенка, защищают от школы, «выбивают» группу инвалидности. Тогда велика вероятность формирования инфантильности. Вся жизнь семьи оказывается посвященной больному ребенку.

По нашим наблюдениям:

  • родители часто ощущают страх и растерянность в связи с отсутствием знаний и понимания, как помочь ребенку наилучшим образом;
  • дети способны проявлять величайшую силу духа, прикладывая огромные усилия, чтобы справиться с болезнью, даже в тех случаях, когда остаются с болезнью один на один.

«Мы очень хотели бороться и готовы были землю носом рыть ради этого. Паника, растерянность и отчаянье были из-за того, что не знали, где взять знания, — куда бежать, кому верить, во что верить. Ребенок очень хотел поправиться, отказывался уезжать домой из больницы, когда я хотела его забрать, сказав, что в таком состоянии ему нужно обязательно лечиться. И это при том, что он очень-очень всегда любил свой дом и тосковал по нему». 4

Сноски

1 Комплаенс (англ. compliance – согласие, соответствие) в медицине – это добровольное
следование пациента предписанному ему режиму лечения.
2 Описывается этап жизни семьи, связанный с лечением ребенка в отделении детской онкологии клинической городской больницы, при сопровождении семьи психологом АНО «Детский хоспис».
3 Автор – Костенькина Ольга, мама 9-летнего мальчика
4 Автор – Костенькина Ольга, мама 9-летнего мальчика

Социальная помощь и поддержка детей, находящихся в трудной жизненной ситуации

Социально-экономические преобразования на любом этапе развития общества всегда сопровождаются изменениями в социализирующих потенциалах основных институтов воспитания подрастающих поколений, снижением эффективности их влияния на взрослеющую личность, ведут к несформированности у детей свойств субъекта деятельности, общения, самосознания, вызывают определенные деформации в социальном опыте. Как результат, отмечается неразвитость социально-коммуникативных качеств и свойств личности, низкая способность к социальной рефлексии, неосвоенность минимума социальных ролей, затруднения в адаптации и интеграции в систему социальных отношений. Такие дети чаще всего оказываются в трудной жизненной ситуации и нуждаются в адресной социальной помощи и поддержке. Трудной считается объективно нарушающая жизнедеятельность человека ситуация, которую он не может преодолевать самостоятельно. Следовательно, понятие «трудная жизненная ситуация» определяется как временная, объективно или субъективно создающаяся; как неизбежное событие в жизненном цикле, порождающее эмоциональное напряжение и стрессы; как препятствие в реализации важных жизненных целей, с которыми нельзя справиться с помощью привычных средств, с использованием одних внутренних ресурсов.

Каждая мама обязана знать:  Муж считает, что сын недостаточно развит, потому что в 1,6 он не говорит

В основе трудной жизненной ситуации лежит совокупность факторов, причин, форм (О.В. Агошкова, Т.Б. Гасман, Т.Н. Поддубная и др.). Ее графическое изображение представлено на рис. 1.

Рис. 1. Основные проблемы ребенка, оказавшегося в трудной жизненной ситуации

Итак, сущность поддержки таких детей заключается в совместном с ребенком проектировании путей преодоления трудностей, разрешении проблем, усилении жизненных ресурсов личности, их целесообразном использовании в новых условиях для самореализации, самозащиты, самовоспитания.

Дети (правовое положение) — это лица, не достигшие совершеннолетия, являющиеся с момента рождения правоспособными, а при достижении 18 лет — дееспособными, оказываются в трудной жизненной ситуации, если:

  • ? остались без попечения родителей;
  • ? оказались без надзора со стороны взрослых и без дома;
  • ? имеют недостатки в психическом и физическом развитии, инвалидность;
  • ? являются жертвами вооруженных и межнациональных конфликтов, экологических, техногенных катастроф, стихийных бедствий, насилия;
  • ? живут в семьях беженцев и вынужденных переселенцев, в малоимущих семьях и семьях неблагополучных;
  • ? находятся в специальных учебно-воспитательных учреждениях, воспитательных колониях.

Следовательно, это дети, жизнедеятельность которых объективно нарушена сложившимися обстоятельствами, характеризуется неопределенностью исхода, возможным неблагополучием в определенных сферах, и которые они не в состоянии преодолевать самостоятельно или с помощью семьи.

К группе таких детей в первую очередь следует отнести тех, кто остался без попечения родителей. Основными причинами такого положения являются:

  • ? смерть обоих или единственного родителя или объявление их умершими (в соответствии со ст. 45 Гражданского кодекса РФ). Среди таких детей встречаются: отказные (оставшиеся без попечения по заявлению матери или обоих родителей в родильных домах, домах ребенка, больницах); подкидыши (оставленные родителями на улице, в магазине, на вокзале, в других общественных местах для того, чтобы государство, общество взяло на себя заботу об их содержании и воспитании); отобранные (права родителей которых ограничены судом);
  • ? признание родителей безвестно отсутствующими, недееспособными (ограниченно дееспособными);
  • ? нахождение родителей в лечебных учреждениях или местах лишения свободы;
  • ? уклонение родителей от воспитания детей, защиты их прав и интересов, создания благоприятных условий для развития, накопления позитивного жизненного опыта, жестокое обращение с ними.

Таким образом, наиболее распространенными причинами появления данной категории детей можно считать смерть родителей, принудительное изъятие ребенка из семьи, добровольный отказ от него.

Одна из главных задач целенаправленной помощи таким детям — неоставление их в опасности, без опеки и попечения со стороны взрослых. Поэтому предусматривается, во-первых, их передача на воспитание в государственное учреждение, во-вторых, создание условий для реализации права ребенка жить и воспитываться в семье (кровной, замещающей). В первом случае (государственное попечение) реализуется несколько различных стратегий помощи: воздействие на причину через минимизацию влияния неблагоприятных факторов на процесс социального взросления ребенка; воздействие на следствие через вмешательство в процесс взаимодействия с окружением с целью его оптимизации; организация опыта правильного поведения, в успешной постинтернатной адаптации в меняющихся условиях, жизненного самоопределения, интеграции в систему общественных отношений.

Центральной проблемой социальной помощи детям, находящимся на государственном попечении, становится преодоление их социальной беспомощности, т.е. оказание содействия в успешной постинтернатской адаптации и получении качественного образования, а также помощь в развитии самостоятельности в жизненном самоопределении, формировании у подростков социальных знаний и умений, ориентированности в своих правах и обязанностях, способности адекватно реагировать на жизненные ситуации.

Следовательно, социальная работа с детьми, лишенными родительского попечения и воспитывающимися в государственных учреждениях, призвана помочь им занять позицию добропорядочного взрослого человека, осознать себя в мире, понять свое назначение в жизни. Для этого необходимо: создание в таких учреждениях развивающей образовательно-воспитательной среды, базирующейся на принципах безусловного уважения личности ребенка, его фундаментальных потребностей и интересов, собственная активность воспитанников в общении, деятельности, взаимодействии с другими людьми, мотивация на успех и благополучие в самостоятельной жизни, обогащение социального опыта; проведение целенаправленной подготовки детей к самостоятельной жизни в процессе реализации комплекса программ — «Развивающие занятия», «Школа интенсивного обучения и развития», «Мастерская будущего» (Р. Юнг), «Успешным может быть каждый», «Как найти свое место в будущем», «Искусство человеческих отношений», «Мой жизненный путь», включающих разделы: «Я и мой жизненный путь», «Я в обществе», «Я и профессия», «Я и моя будущая семья», «Я — автор моей жизни» и др.

Технология реализации каждой из названных программ строится на том, что социальный работник (педагог) испытывает искренний интерес к воспитаннику как к личности, верит в его силы, уважает его опыт, потребности и права; позволяет ему думать самостоятельно, не критикует по пустякам, а поддерживает и помогает в разрешении трудностей, умеет договариваться, передавать ответственность, способствует тому, чтобы молодой человек научился изменять свое поведение, следуя тем правилам и ценностям, которые делают его жизнь самостоятельной, независимой и свободной в принятии решений.

Не отказывая ребенку, попавшему в трудную жизненную ситуацию, в праве на семью, государство прилагает все усилия для того, чтобы семья была в состоянии успешно воспитывать такого ребенка, обеспечивая его физическое, психическое и социальное развитие. В каждой стране создается, укрепляется в этой связи собственная система государственных мер, направленных на сохранение ребенка в родной семье, возвращение его в кровную семью, усыновление, передачу на воспитание в замещающую семью.

Помощь таким семьям и детям может быть информационной (права и обязанности каждого участника взаимодействия, льготы и способы их получения, варианты помощи и службы, ее оказывающие), посреднической (налаживание контактов, сетевого взаимодействия, гармонизация отношений), обучающей (вооружение знаниями, формирование умений и навыков, повышение психолого-педагогической и социальной компетентности), патронирующей (посещение ребенка в семье, в образовательном учреждении, в группе временного пребывания, во внешкольных объединениях). Следовательно, для данной категории детей предусматривается система социальных мер в виде содействия, поддержки, услуг, предпринимаемых для преодоления или смягчения жизненных трудностей, поддержания их социального статуса и полноценной жизнедеятельности, адаптации в обществе, создание защищенного пространства, в котором ребенок будет способен находить опору в самом себе при выходе из трудной ситуации

(материальная помощь, социально-бытовое, медико-социальное, психолого-педагогическое, правовое консультирование, психотерапия, организация отдыха и оздоровления, обеспечение занятости, тренинги, обучение социальным навыкам и нормам поведения, включение в социально одобряемую деятельность).

Эти общие положения конкретизируются в зависимости от характера трудности ребенка, его возраста, степени напряженности ситуации, грозящих рисков.

Еще одной группой детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, являются безнадзорные [1] и беспризорные дети.

Безнадзорный ребенок живет под одной крышей с родителями, поддерживает связи с семьей, у него может еще сохраняться эмоциональная привязанность к кому-то из ее членов, но эти связи хрупки и часто находятся под угрозой атрофии и разрушения.

Безнадзорный — несовершеннолетний, контроль за поведением которого отсутствует вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию со стороны родителей или законных представителей либо должностных лиц. Крайняя форма безнадзорности — беспризорность.

Детская беспризорность — социальное явление, заключающееся в отсутствии у детей и подростков должного семейного или государственного попечения, педагогического надзора, нормальных условий жизни, возникающих как один из результатов социальных бедствий — войн, голода, безработицы, эпидемий, крайней нужды родителей.

Беспризорные дети — это те, которые не имеют попечения со стороны взрослых, постоянного места проживания, соответствующих возрасту позитивных занятий, систематического обучения. Они — жертвы бедности, утраты ценностей, бытового насилия, физических и моральных оскорблений. Их условно можно назвать «детьми улиц».

Возраст таких детей в разных странах колеблется с пяти-восьми лет и старше 14 лет. Среди них девочек меньше, чем мальчиков.

Эти дети являются носителями социальных (неграмотность, дискриминация, дефицит доступных ресурсов, насилие, устоявшееся негативное отношение большинства членов общества), физических (неполноценное питание, проблемы с половой гигиеной и репродуктивным здоровьем), психологических (стрессы, употребление вредных веществ, зависимости, бродяжничество, клептомания, фобии) проблем.

Работа с «детьми улиц» начинается с оценки ситуации, определения их нужд и потребностей, что позволяет спрогнозировать, какие необходимы действия для улучшения условий их жизни.

Основные этапы оценки ситуации таких несовершеннолетних предполагают: выбор методов сбора информации (индивидуальное собеседование, групповые обсуждения, фокусные группы); отбор источников информации (официальные документы, тематические статьи из книг, научных журналов, периодической печати, средств массовой коммуникации, результаты научных исследований, материалы общественных форумов, региональных совещаний, парламентских слушаний, отчеты государственных, общественных и медицинских учреждений, фондов и организаций, данные, мнения, сведения медицинских работников, милиции, учителей, соседей, сверстников); назначение даты, места и способов фиксации полученной информации, разработки подходов к оценке.

Важными моментами при этом считаются: информационное согласие ребенка, конфиденциальность, необременительность, приоритеты. Последнее обстоятельство требует пояснения. В данном случае подразумевается, что, если требуется экстренное вмешательство (голод, травма, обострение хронического заболевания), ребенок должен получить сначала помощь специалиста, а потом участвовать в опросе.

Для оценки ситуации желательно собрать общие сведения о ребенке (возраст, уровень образования, этническая принадлежность, состав семьи, вероисповедание, время нахождения на улице), а также знать причины, по которым ребенок оказался на улице, состояние здоровья, особенности социальной жизни, профессиональные предпочтения, интересы в сфере досуга и развлечений, правонарушения.

Следующий этап — анализ этой информации и подготовка плана действий в процессе поиска ответов на вопросы: какие проблемы считать приоритетными? какое направление в работе нуждается в улучшении? что желательно предпринимать немедленно? какие необходимы новые программы или услуги?

И наконец — реагирование на потребности и проблемы беспризорных и безнадзорных детей, т.е. облегчение их доступа к образованию, создание безопасной, поддерживающей среды; развитие навыков жизнедеятельности и поддержания здоровых, позитивных отношений с окружающими.

Направлениями деятельности социального работника являются:

информирование. Беспризорные и безнадзорные дети имеют право узнавать о своих правах и обязанностях, состоянии здоровья, характере услуг, которые можно получить на определенной территории, местонахождение служб, в которые следует обращаться в случае возникновения конкретных проблем;

формирование умений и навыков безопасной жизнедеятельности, к которым относят обучение принятию решений и разделению проблем, творческому мышлению и критической оценке, навыкам коммуникации и межличностного общения, преодолению (совладанию) эмоций и стресса;

психологическое консультирование, которое представляет собой адресную помощь таким детям в периоды кризисных состояний, ориентировано на понимание несовершеннолетним сущности возникшей ситуации для принятия решения по ее преодолению. Консультирование направлено на сопереживание, моральную поддержку личности, поощрение тех, кто нацелен на активное и ответственное выполнение рекомендаций, ослабление у детей чувства страха, недоверия, налаживание доверительных отношений к медико-социальным службам;

организация обучения беспризорных и безнадзорных детей, способствующего изменениям в стиле поведения ребенка, в психологических установках, практических умениях и навыках. В литературе предлагается использовать такие формы обучения, как: обсуждение в составе группы; демонстрация (показ); обучающие, постановочные. Темами такого обучения могут быть: «Репродуктивное здоровье», «Меры защиты при половом контакте», «Беременность и контрацепция», «Опасность употребления психоактивных веществ», «Секс против желания: его последствия» и др.;

организация практического освоения навыков самопомощи: умение проявлять настойчивость, договариваться, находить друзей, устанавливать контакты, поддерживать отношения, противодействовать отрицательному давлению, осваивать приемлемые с точки зрения социальных норм способы выражения собственных требований.

Результативность деятельности социального работника в этом случае будет зависеть от того: а) владеет ли он языком таких детей; б) ориентируется ли на местности; в) реально ли оценивает обстановку на улице и ресурсы ребенка; г) умеет ли слушать, говорить, поддерживать обратную связь, конструктивно строить взаимодействие, поддерживая ребенка и не осуждая его за особый жизненный опыт.

Еще к одной категории детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, относятся дети, ставшие жертвами насилия.

Насилие — это умышленное применение человеком, группой различных форм принуждения в отношении к конкретному лицу, группе для достижения каких-либо целей (ущемление конституционных прав и свобод как гражданина, нанесение ущерба или угроза физическому, психическому состоянию). Насилие может иметь формы физического, сексуального, психического воздействия и принуждения с целью унижения, вымогательства, удовлетворения сексуальных потребностей, подчинения своей воле, завоевания тех или иных прав.

Насилие выделяют: психическое (эмоциональное) — постоянное или периодическое негативное психическое воздействие родителей или других взрослых на ребенка, предъявление к нему требований, не соответствующих его возрастным возможностям, незаслуженных обвинений, унижение достоинства, демонстрация нелюбви, неприязни, словесные оскорбления, угрозы, обман, принуждение к совершению деяний, представляющих опасность для его жизни или здоровья, а также ведущих к нарушению психического развития; сексуальное — деятельность по отношению к лицу с целью привлечения его к сожительству против его воли и желания; физическое — умышленное нанесение человеку (ребенку) физических травм, телесных повреждений (побои, удары, пощечины, укусы, прижигания горячими предметами, попытки удушения или утопления), лишение его свободы, жилья, пищи, одежды и иных нормальных условий жизни, а также уклонение родителей или лиц, их замещающих, от удовлетворения потребностей малолетних в уходе, заботе о здоровье и личной безопасности, что может привести к смерти, причинить вред физическому или психическому здоровью, личностному развитию ребенка.

Еще одним видом насилия считается жестокое обращение с детьми — применение недопустимых способов воспитания (грубость, пренебрежительное, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбления); эксплуатация детей; плохое содержание детей (подробней о социальной работе с детьми, подвергшимися насилию, см. главу 9).

Как отмечают многие специалисты, насилие имеет трудно корректируемые последствия, среди которых риск со временем самому стать насильником или постоянно оказываться в ситуации насилия. Поэтому проблема обеспечения благоприятных условий для жизни, развития и воспитания всех детей, гарантий защищенного детства, свободного от жестокости и насилия, все больше оказывается в центре внимания мирового сообщества. Защита детства является важнейшей, требующей значительных государственных инвестиций деятельностью, направленной на достижение социальной стабильности на основе равного доступа к социальным правам и возможностям для всех, в том числе для наиболее уязвимых групп населения. Это особо отмечалось на Конференции министров социального блока государств — членов Совета Европы «Инвестировать в социальную сплоченность — инвестировать в стабильность и благополучие общества» (2009).

Каждая мама обязана знать:  Братья Гримм

Формирование полноценной системы защиты детства в последние годы является также одним из ключевых приоритетов социальной и демократической политики Российской Федерации. Президентом и Правительством РФ поставлены задачи принять системные меры в сфере борьбы с преступлениями против детей, обеспечения их безопасности, организации своевременного выявления семейного неблагополучия, создания инфраструктуры профилактической работы, комплексной системы реабилитации детей, находящихся в социально опасном положении, профилактики социального сиротства и обеспечения прав и законных интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Реализация данных задач требует принятия на региональном и муниципальном уровнях комплексных решений по изменению законодательства, организационного усиления профилактической работы, обеспечения полноценной реабилитации жертв насилия, кардинального усовершенствования работы социальных служб и учреждений, отвечающих за взаимодействие с неблагополучными семьями. Актуальность этих решений особенно усилилась в связи с кризисными явлениями в экономике, ростом безработицы, усугубившимся экономическим положением многих семей.

С целью формирования эффективных механизмов профилактики жестокого обращения с детьми и насилия над ними, реабилитации пострадавших от насилия считается необходимым:

  • ? разработка и принятие на региональном уровне комплексных программ по защите детей от жестокости и насилия, в рамках которых четко определить роль и место социального работника;
  • ? развитие сети служб экстренной психологической помощи по телефону («телефонов доверия») для детей и подростков, решение вопроса о выделении единого короткого бесплатного телефонного номера для этих служб;
  • ? всестороннее развитие института уполномоченных по правам ребенка;
  • ? создание условий для обеспечения беспрепятственного доступа детей и семей с детьми, нуждающихся в государственной поддержке, к социальным и психологическим услугам, развитие инфраструктуры кризисных и реабилитационных центров для семьи и детей;
  • ? развитие рынка социальных услуг для семьи и детей, создание конкурентной среды через внедрение конкурсных механизмов заказа услуг;
  • ? создание условий для организации единого реабилитационного пространства, внедрения в субъектах Российской Федерации эффективных методик работы с семьями по профилактике насилия в отношении детей, социальной реабилитации детей, пострадавших от насилия и жестокого обращения;
  • ? широкое распространение информации об апробированных и научно обоснованных технологиях и методиках помощи семьям и детям группы риска, включая создание специализированного журнала по данной тематике;
  • ? проведение информационно-просветительской кампании для специалистов, работающих в социальной сфере, направленной на пропаганду ценностей защищенного детства;
  • ? проведение информационно-просветительской кампании среди детей и подростков о недопустимости насилия и жестокости в обращении со сверстниками, правилах безопасного поведения, возможности получения помощи в случаях насилия и преступных посягательств;
  • ? обеспечение широкого информирования граждан об ответственности за действия, направленные против детей, правилах безопасности для детей в целях предотвращения преступных посягательств;
  • ? проведение в сотрудничестве со средствами массовой информации просветительской работы, направленной на демонстрацию позитивного опыта жизнеустройства детей, оставшихся без попечения родителей.

В качестве координационной структуры для решения этих задач в стране выступают Фонд поддержки детей в трудной жизненной ситуации, Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения. В частности, среди мероприятий информационной кампании по противодействию жестокому обращению с детьми только на 2020 г. предусматривалось создание видеороликов по темам: «Ответственное родительство», «Единый общероссийский „Телефон доверия 44 », цикла телепередач «Учимся быть родителями», создание серии плакатов для детей о детском «Телефоне доверия», размещение на продукции (продуктах питания, тетрадях, билетах в кинотеатры, театральных билетах и т.п.), рекламы о предупреждении насилия; проведение конкурсов: «Город без жестокости к детям», детских форумов: «Дети против насилия», «Дети — детям», создание специализированной линии «Дети онлайн» по оказанию психологической и практической помощи детям и подросткам, которые столкнулись с опасной ситуацией при пользовании Интернетом или мобильной связью.

Социальный работник, зная это, может значительно расширить диапазон своих связей, находить новых социальных партнеров в решении проблем удовлетворения потребностей и интересов детей группы риска в целом и находящихся в трудной жизненной ситуации в частности.

Чтобы выявить семью с детьми, находящуюся в трудной жизненной ситуации, нужно иметь особое чутье

Интервью с сотрудницей благотворительной организации «Эвричайлд», социологом Анастасией Милой — о системе защиты детства, о роли в ней НКО, а также о проблемах определения кризисных ситуаций и методах работы с семьей в России

Системы защиты детства в России

— Анастасия, какие органы работают в сфере семьи и детства в России?

Прежде чем перечислить все органы, которые работают в сфере защиты семьи и детства, отмечу, что система эта сложна и запутанна. Даже для специалистов этой сферы.

Во-первых, защитой детей занимаются органы опеки и попечительства. В Санкт-Петербурге такие отделы находятся при муниципалитетах. Во-вторых, милиция, где существуют специальные отделения по делам несовершеннолетних (ОДН). В-третьих, органы социальной защиты, в число которых входят, например, районные отделы социальной защиты населения (ОСЗН). В этих центрах занимаются оформлением пособий, пенсий. К органам социальной защиты относятся также Центры помощи семье и детям – и это основная инстанция, которая занимается непосредственно работой с семьей и детьми. Нужно отметить, что органы социальной защиты, как правило, не занимаются выявлением семей с детьми, находящимися в трудной жизненной ситуации. Они подключаются к работе на более позднем этапе.

Кроме перечисленного, важными в этой сфере являются учреждения системы образования – школы и дошкольные учреждения. В них, как правило, есть социальный педагог, который вместе с директором школы и классными руководителями призван сообщать в отделы опеки и попечительства – например о том, что ребенок приходит в школу с синяками, грязный, голодный и т.д. Кроме этого важными являются медицинские учреждения – детские поликлиники. Педиатры призваны посещать семьи с детьми до трех лет, поэтому они тоже могут заметить, что что-то в семье случилось, и отреагировать, чтобы ребенок не находился в угрожающей ситуации.

С советских времен существует еще комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав – это такая коллегиальная организация, которая вызывает семью «на ковер». В ее состав входит множество специалистов, которые «обличают проблему», и говорят в конце: «вы понимаете, что у вас кризис? Если вы его не преодолеете, у вас отберут ребенка». Как и многие из перечисленных, это карательный орган, который больше нацелен на то, чтобы «отругать» семью и припугнуть ее, а не на то, чтобы содействовать семье в преодолении сложившейся ситуации.

Зато такую роль часто играют органы социальной защиты – когда разговариваешь с семьями, они говорят, например, что «соцзащита вдохнула в меня жизнь, я не знала, как дальше жить». Или, например, мужчина растит двоих детей и говорит: «я просто понял, что меня понимают». Зачастую социальный работник действительно работает «жилеткой», мощной поддержкой, которая помогает увидеть, что что-то меняется в лучшую сторону, справиться с трудной жизненной ситуацией.

Но, как я уже говорила, начинается все далеко до социальной защиты, потому что сама социальная защита не имеет достаточных ресурсов для выявления семей с детьми, находящихся в трудной жизненной ситуацией, и в процессе фактически не участвует. Или участвует тогда, когда люди обращаются в центры за помощью сами. А вот если семья уже попала в трудную жизненную ситуацию, но не может или не хочет обращаться в органы соцзащиты, чтобы из этой ситуации выйти, побороть ее, тогда эта семья может попасть в поле зрения социальных работников, только если они получат сигнал-письмо-ходатайство об этой семье, как правило.

— Как и кто определяет ситуацию как кризисную, и в каком случае ребенка могут забрать из семьи?

Чтобы выявить семью с детьми, находящуюся в трудной жизненной ситуации, нужно иметь особое чутье. Иногда поступают сигналы от соседей, от педиатров, из дошкольных учреждений или школ. Шлют они свои сигналы, как правило, в отделы опеки и попечительства или милицию. Но пока этот сигнал будет рассмотрен, пока будет «выход» сотрудников органов опеки в семью (а транспорта нет, все сотрудники очень загружены, всем нужно писать отчеты, статистику считать), может все что угодно в этой семье произойти. Может случиться, что когда придут, там будет все отлично, а, может, увидят падающих тараканов, голых детей, которым нечего есть и которые спрашивают – «тетенька, а вы принесли что-нибудь покушать»?

После этого уже будет приниматься решение, что делать дальше: либо разлучать ребенка с семьей, отправлять его в больницу (а ведь может быть, что угодно, — и болезни, и недобор веса). Тогда до соцзащиты тоже не скоро дойдет дело.

Зачастую отделы опеки, например, считают, что ребенок не может оставаться в семье. Поэтому часто дети из семьи изымаются. Я не очень люблю это слово – изымаются. На самом деле это разлучение ребенка с семьей.

Критерии трудной жизненной ситуации, или кризисной ситуации — это отдельная большая проблема. Единых государственных критериев не существует, они в процессе формирования, поэтому пока это, в большой степени, субъективный подход. Специалисты различных учреждений с разным опытом по-разному оценивают условия, насколько они пригодны или непригодны для ребенка. И найти общий язык им очень сложно, потому что одни социальные работники могут говорить, что семье можно помочь, а опека может настаивать на разлучении, и наоборот.

В общем, получается, что до того, как соцзащита придет в семью, в эту семью уже приходили разные люди, разные специалисты, которые могут только оценить ситуацию и признать ее кризисной, но не имеют таких ресурсов для помощи в преодолении кризиса, какие есть у соцзащиты. Но они могут пригрозить семье отобрать детей, возможность это сделать – их основной ресурс: органы опеки могут подать иск в суд на лишение родительских прав в отличие от соцзащиты, которая этого сделать не может.

— Как работают органы социальной защиты?

Когда социальные работники приходят в семью, им в первую очередь приходится представлять людям свои услуги и дистанцироваться от остальных органов, которые выступают в основном как карательные. И тогда начинается преодоление психологического барьера, выстраивание доверительных отношений с семьей, чтобы они поверили, что им действительно хотят помочь. На это тратится очень много времени, на открывание дверей, на преодоление трудностей коммуникации, только после этого уже начинается какая-то работа.

Прежде всего, социальные работники выясняют причины, по которым в семье случился кризис. Нельзя сказать, что они могут посмотреть очень глубоко и выявить эту причину: они начинают действовать очень поверхностно. Выясняют, есть ли у семьи все нужные документы, если их нет, помогают восстановить – паспорта, медицинские страховки. Потом для них оказывается важным устройство ребенка и его здоровье. Это те сферы, которые оказываются наиболее решаемыми.

Конечно в этих семьях большие проблемы и с наркотиками, и с алкоголем, и материальные проблемы. А самое главное – это психологические, это внутрисемейные конфликты, на почве которых и прогрессируют все социальные болезни. Разные поколения семьи не могут найти общего языка друг с другом, или состояние развода, все что угодно: и психологические трудности, дискомфорт, отражаются на психологическом здоровье членов семьи, и страдают в основном дети, на глазах которых происходят скандалы, ссоры, драки, пьянки. Между тем для соцработника эти проблемы, связанные с кодировкой, с лечением от наркозависимости, оказываются на втором плане, потому что у них нет на это средств. Они не могут каждую семью закодировать, сводить к наркологу – это проблема дефицита ресурсов социальной защиты.

При этом они делают работу, которая в принципе нужна, но психологическая работа оказывается уже не в компетенции социального работника. Для этого созданы психологические кабинеты, службы на базах центров социальной помощи семье и детям, где социальный работник должен работать совместно с психологом.

В некоторых районах сейчас вводится практика командной работы, это очень важно. На базе центров социальной защиты семьи и детства собираются специалисты из нескольких отделений: специалист по социальной работе, психолог и юрист. Эти три человека должны комплексно подбирать программу реабилитации для семьи, помогать преодолеть трудную жизненную ситуацию. В некоторых районах города есть такие группы, в которых проблемой определенной семьи занимается комплекс специалистов, а не только эти три человека.

Проблемы взаимодействия ведомств

Вся коммуникация разных учреждений, связанных с охраной детства, завязана на письмах. Например, при обнаружении семьи в кризисной ситуации специалисты из опеки не могут просто позвонить в соцзащиту и попросить посетить эту семью. Они должны написать официальное письмо, которое пройдет несколько ступеней, прежде чем дойдет до исполнителей. Только в редких случаях, когда у них очень тесный контакт, например, между соцзащитой и опекой, они могут работать без всяких писем, неформально, потому что они знают, что так быстрее. А в случаях, когда сетевые связи между ними слабые, они работают «по письмам» — и пока эти письма пишутся, может произойти что угодно, как позитивное, так и негативное.

Все это происходит очень долго. По опыту, может пройти до полгода, прежде чем дело дойдет до соцзащиты. И все это время идет процесс контроля, все эти органы смотрят, как семья живет. Все родители рассказывают одно и то же: сначала к ним приходили различные люди, что-то от них хотели, требовали, чтобы они делали ремонт, работу нашли. У них такой стандартный пакет: ремонт, работа, справки – полисы, паспорта, свидетельства, гражданство, детский сад.

Когда соцзащита узнает о какой-то семье, органы опеки и милиция не прекращают взаимодействие с семьей, они продолжают контролировать ее и по следам работы соцзащиты смотрят, как меняется ситуация. Они оценивают, есть ли прогресс, и уже не соцзащита решает, выходит семья из кризиса или нет: она только может дать какие-то рекомендации. Соцзащита может просить подождать еще какое-то время, поскольку, например, родители приняли решение, что они будут кодироваться от алкогольной зависимости, и на это ищутся деньги, и т.д. Но органы опеки могут быть совершенно непреклонны: им нужно, чтобы результаты работы были сразу видны. Например, что люди устроились на работу. При этом понятно, что у нас такой рынок труда, что зачастую родители устраиваются на работу без всякого оформления. Но для различных инстанций это значит, что они безработные. И даже если родители неформально получают гораздо больше, они вынуждены устраиваться дворниками и на другие низкооплачиваемые работы, разнорабочими, в сфере услуг, которые считаются соответствующими их статусу.

Каждая мама обязана знать:  Развивающие пособия Обучение чтению

А соцзащита уже контролирующих и карательных функций не имеет: они оказываются вместе с семьей в ситуации, что их контролируют, как и семью. Если нет прогресса в семье, значит, соцработник недостаточно сработал, что у соцзащиты не получается помочь.

Вообще считается, что поле соцзащиты — это поле, в которое вкладываются безумные деньги, а когда будет результат — неизвестно. Почему в России эта сфера оказывается низкобюджетной? Потому что у нас всем нужен результат сейчас. Кажется, что должно быть все идеально: дал денег – стиральную машину купили, вот результат. Если ты закодировал кого-то – то все, он должен прекратить пить на всю жизнь. Но никогда неизвестно, что может щелкнуть в этой семье, и родители снова сорвутся. В соцзащиту, в неформальные межличностные отношения, внутрисемейные, можно вкладывать огромные количества средств, но не знать, когда это сработает.

В общем, необходимо, чтобы разные ведомства работали вместе, комплексно, чтобы в группах межведомственного взаимодействия собирались специалисты, которые работают с семьей, попавшей в трудную жизненную ситуацию. Это как минимум восемь учреждений, которые уже упоминались выше – они все призваны рассмотреть случай семьи и принять решение. Но сейчас существует проблема коммуникации между ними. Есть такие случаи, когда социальный педагог школы вообще не знает, как зовут специалиста из отдела опеки, который непосредственно защищает интересы ребенка. Нестабильное межведомственное взаимодействие неслучайно. У нас на уровне федерального закона «Об основах системы профилактики…» перечислены функции различных учреждений, которые дублируют друг друга.

Мне кажется, здесь есть еще такая сложность, которой грешит российский опыт в сфере защиты детей: семья, и особенно дети, исключаются как активные участники программ реабилитации. Их проблему разбирают, а их мнение оказывается последним. Я не говорю, что их не спрашивают вообще, конечно, их спрашивают о том, чего им хочется, и что они планируют делать в будущем. Но когда разбирается вопрос, семью запускают как в мясорубку – один, пятый, десятый что-то начинает с ними делать. А они не настолько включены в процесс, чтобы быть равным участником, как остальные 10 человек специалистов.

Некоммерческие организации в сфере работы с семьей и детьми

Восполнить этот пробел пытаются НКО, устраивая совместные семинары, инициируя создание групп межведомственного взаимодействия, чтобы случай решить максимально эффективно, рассмотреть проблему со всех сторон.

Еще одна проблема, которую стараются решить НКО, – это финансирование отдельных программ и проектов по реализации помощи: кодирования от нарко- и алкозависимости, на которые не хватает средств у социальной защиты, организация мероприятий для детей и родителей, различного рода сопровождение. То есть, получаются два направления работы – одно со специалистами, другое с детьми и семьей.

— Есть ли трудности во взаимодействии НКО и госорганов?

Сначала кажется, что договориться достаточно сложно, что вообще непонятно, как НКО может стать партнером государственных и муниципальных учреждений. Но на самом деле, на мой взгляд, когда виден какой-то первичный эффект от этого взаимодействия, двери открываются все шире и шире. Ведь руководители государственных структур понимают, что у них самих нет таких ресурсов, какие есть у НКО, и они готовы предоставлять свою базу, специалистов, чтобы помогать детям и семьям. Я не думаю, что это большая проблема, договориться НГО с администрациями, чтобы реализовывать социальные проекты.

— Расскажите поподробнее про работу НКО с государством? Какие есть примеры успешной работы?

У нас есть несколько организаций, которые работают в сфере защиты детей, и их направленность очень разная. Некоторые организации занимаются обучением и сопровождением приемных семей. Другие нацелены на помощь детям в детских учреждениях: адаптацию, социализацию детей, интеграцию их в общество. Есть организации, которые занимаются профилактической работой, когда дети в семье, и их цель – сохранение ребенка в семье.

Таким образом, существуют разные направления, и ведется разная работа, но и это охватывает очень маленький спектр вопросов защиты и помощи детей и семей. Мне кажется, что психологические проблемы детей и семей пока слабо входят в поддержку, в спектр услуг, даже от НКО. Разве что, психологическая поддержка комплексно оказывается приемным семьям.

Но есть еще такая, например, проблема — родители с маленькими детьми имеют низкие социальные компетенции, т.е., не знают, как заниматься с ребенком, во что с ним играть, как его развивать. Часто органы опеки приходят в семью и видят, что мама сидит в кухне, а ребенок в комнате, орет, или просто лежит в кровати. Когда разговариваешь с такими родителями, они дистанцируются от своего ребенка, не потому что они его не любят, а потому что не знают, как себя вести. Они сами могли стать родителями в 17-20 лет, а их собственные родители могут находиться в тюрьме, вести образ жизни, который не является позитивным примером: быть алкоголезависимыми, например. У молодых родителей может быть такой круг друзей, которые либо не имеют детей, либо не имеют опыта общения с детьми, поэтому дети оказываются, по мнению органов опеки, брошенными. В этом случае необходима услуга «Play Group», которая позволит научить родителей заботиться о детях. Но у нас такой формы работы пока нет.

Совершенно отдельная тема – домашнее насилие. Она требует просветительской деятельности: ведь социальные работники зачастую не имеют представлений о том, что является наиболее опасным для ребенка. Часто они никуда не сообщают о насилии, если видят в семье синяки у ребенка и выясняют, что это дело рук родителей: не хотят ужесточать ситуацию, портить доверительные отношения. Важно просвещать их, что такое насилие, как вообще вести себя в семье, если ты увидел, что ребенок побит, как дальше работать и привлекать ли других специалистов. Это очень скользкий вопрос.

Кроме того, важно гендерное просвещение социальных работников. Как правило, сейчас вся их работа нацелена на мать, а отец совершенно исключается из этой сферы, он оказывается совершенно некомпетентен в вопросах воспитания, образования детей. Да и сами социальные работники в беседах воспроизводят все существующие гендерные стереотипы, о том, что женщина — это мать, хозяйка, а мужчина – добытчик. Нужна просветительская работа, чтобы социальные работники были более гендерно сензитивны, и включили все-таки отца в свою деятельность.

— Расскажите о проектах филиала благотворительной компании «Эвричайлд» (Великобритания) в Российской Федерации?

Мой самый любимый проект — «Передышка», в котором я не участвую, но который очень люблю. Этот проект касается помощи семьям с детьми с инвалидностью или нарушениями развития, нуждающимися в поддержке, но без статуса инвалида. «Передышка» позволяет родителям отдохнуть или решить неотложные дела. Они ведь вынуждены находиться с ребенком очень много времени. Проект предполагает краткосрочной размещение детей в принимающие семьи. Этой услугой можно воспользоваться на несколько дней, вплоть до двух недель. Все принимающие семьи прошли специальную подготовку.

Этот проект реализуется с 2007 года. За это время сформировалась группа родителей, специалистов и принимающих семей, которые общаются в неформальной обстановке. Я думаю, что смысл вообще всей соцзащиты в том, чтобы создавались как раз такие ассоциации, когда люди преодолевшие трудности передают свой опыт тем, кто только пытается это сделать.

Второй проекта заключается в том, чтобы с помощью проводимых в двух районах города экспериментальных программ снизить процент детей, попадающих в интернатные учреждения. В рамках этого проекта ведется несколько видов деятельности. Первое – это работа со специалистами, обучение их критериям оценки кризисной ситуации и взаимодействию между ведомствами. Для специалистов разработаны формы оценки трудной жизненной ситуации в семье, для того чтобы они принимали наиболее эффективные решения.

В этом проекте есть и информационно-просветительская составляющая: выпускаются различные телефонные справочники по разным темам – здоровье, образование, досуг, оформление документов и прочее. Такие справочники есть и для родителей, и для детей, в них собрана информация о кризисных центрах, телефонах доверия, на которые ребенок может позвонить, если становится свидетелем насилия. И эти издания эффективны — я разговаривала с ребятами, которые оказались в центрах помощи потому, что нашли телефон доверия и позвонили. Они считают, что сотрудники центра помогли им в трудную минуту.

У «Эвричайлд» есть краткосрочные исследовательские проекты, которые связаны с изучением положения семей с детьми. Исследовательская работа позволяет выявить потребности в социальных услугах, изучить динамику. Результаты исследований позволят развивать формы поддержки и помощи семьям с детьми.

Дети в трудной жизненной ситуации

Дети — это общеславянское слово, этимология этого слова восходит к индоевропейскому «кормить грудью», т. е. дети – «те, кого кормят грудью». Ребёнок — в древнерусском корень этого слова был роб- (в диалектах и сейчас говорят робёнок, робята), тот же самый, что в старославянском слове раб, а само слово выглядело так: робя. Буквально ребенок (робенок) – «сын раба». Именно в таком значении первоначально слово и употреблялось (а ребенка свободных людей называли дитя или чадо). Надо сказать, что сравнение детей или молодых людей со слугами очень распространено во многих языках. А в данном случае получилось наоборот: слово, обозначающее слугу, стало обозначать ребенка. Развитие значения «человек, не имеющий прав» – «ребенок» (поскольку ребенок тоже бесправен, пока не вырастет).

Современный мир крайне нестабилен и полон перемен, и значительная часть детей по тем или иным причинам попадает в сложные жизненные ситуации. Неспособность семьи как социального института обеспечить воспитание и содержание детей является одним из главнейших факторов появления категории детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

Наиболее значимые формы семейного неблагополучия для жизни ребенка являются:

1. Плохие материальные условия жизни семьи

2.Внутрисемейные конфликты, неблагополучная психологическая атмосфера в семье

3.Неблагополучное семейное окружение детей, риски развода, невыполнение обязанностей по уходу за детьми

4. Жестокое обращение с детьми

5. Алкоголизм, наркомания

Государство признает детство важным этапом жизни человека и исходит из принципов приоритетности подготовки детей к полноценной жизни в обществе, развития у них общественно значимой и творческой активности, воспитания в них высоких нравственных качеств, патриотизма и гражданственности.

Сложившая к настоящему времени в России система жизнеустройства детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в основном ориентирована на их семейное устройство. Усыновление, безусловно, является наилучшей и достаточно распространенной формой семейного устройства ребенка-сироты. Усыновленные и родные дети равны в своих правах и обязанностях по отношению к родителям и усыновителям, также и родители, и усыновители равны в своих правах и обязанностях по отношению к рожденному и усыновленному ребенку. Это касается всех сторон жизни ребенка, включая право на наследование.

Содействие семейному устройству

1. Службы содействия семейному устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

2. Школы замещающих родителей, система отбора будущих родителей

3. Совершенствование регионального банка данных о детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей

4. Психолого-педагогическое и социальное сопровождение замещающих семей

5. Социально-профессиональная адаптация, обучение, трудоустройство, отдых

и оздоровление детей, находящихся в трудной жизненной ситуации

Профилактика семейного неблагополучия и сиротства

1. Службы поддержки и формирования ответственного родительства,

2. Отделения дневного пребывания для детей и матерей,

3. Службы экстренного реагирования на кризисную ситуацию в семье

а) социальная скорая помощь, мобильные бригады

б) телефон доверия, интернет-службы

4.Службы сопровождения (кураторы, участковые, социальные службы, социальный патронаж)

5. Службы реабилитации и досуга (социальные гостиные, клубы, игровые автобусы и т.д.)

6. Вторичная профилактика- это сопровождение после выхода из интерната и социальная адаптация.

Как правило, не всегда получается дать возможность каждому ребенку воспитываться в семье, поэтому в тех случаях когда отсутствует возможность устроить ребенка в семью, он передается органам опеки и попечительства в учреждения внесемейного воспитания. В такое ситуации государство принимает на себя ответственность за воспитание несовершеннолетнего. Ребенку предоставляется совокупность разнообразных социальных услуг, обеспечивающих охрану его здоровья, надлежащее воспитание и обучение, профессиональную подготовку, а также имущественное обеспечение.

Государство принимает на себя такую ответственность в лице социальных служб для детей. Под данными службами понимаются организации независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, осуществляющие мероприятия по социальному обслуживанию детей.

Несемейное устройство детей, оставшихся без попечения родителей являются второй по распространенности формой устройства детей-сирот. Несмотря на наметившуюся тенденцию сокращения детей-сирот, находящихся в учреждениях, их значимость продолжает оставаться высокой.

Воспитание детей в учреждениях с социальной поддержкой подразумевает поддержку и оказание социально-бытовых, медицинских, психолого-педагогических, правовых услуг и материальной помощи, организации обеспечения отдыха и оздоровления, социальной реабилитации детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, обеспечению занятости таких детей по достижении ими трудоспособного возраста.

Федеральный закон от 24.07.1998 N 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» устанавливает основные гарантии прав и законных интересов ребенка, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, в целях создания правовых, социально-экономических условий для реализации прав и законных интересов ребенка.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация