В гости с приемным ребенком


Содержание

Семья напрокат: зачем воспитанники детских домов ходят в гости к чужим «маме и папе»

В системе краткосрочного патроната – так по-научному называется возможность пригласить ненадолго в свою семью ребенка из детдома – наблюдается определенная сезонность. Летом детей забирают те, кто уже регулярно их посещал и наладил общение. Под Новый год же детей берут в семьи наиболее активно. Это подходящий период для «пробы пера», если так можно выразиться. Тем, кто впервые берет к себе ребенка, будет легче устроить с ним совместный быт: тут и масса новогодних развлечений, и общая атмосфера семейного праздника. Да и ребенку проще возвращаться в детский дом, где также царит праздничная атмосфера.

Но что движет людьми, которые берут к себе ребенка ненадолго, как сказывается на детях последующее возвращение в детдом и каких ошибок нужно избегать тем, кто собирается пригласить воспитанника соцучреждения к себе в гости? О практике «гостевого режима» в детских домах Приморья корр. ИА PrimaMedia рассказали эксперты в этой области — воспитатели, педагоги-психологи, руководители учреждений и сами их воспитанники.

Когда не готов стать опекуном

Пригласить ребенка в гости можно как на несколько часов, так и на выходные, каникулы и даже на лето. Гостевой режим помогает ребятам познакомиться с моделью поведения семьи: приготовить ужин, помыть вместе посуду, посмотреть вечером телевизор, делиться веселыми историями на прогулке – для воспитанников детских домов это особенные моменты жизни, в которых они могут почувствовать себя частью чего-то большого, частью семьи, оказаться в мире, в котором есть мама и папа.

Оказывается, подарить эти одновременно обычные и бесценные минуты простого человеческого счастья одиноким детям, может практически каждый из нас. Даже тот, кто не готов к решительным действиям, опеке или усыновлению. Взять к себе ребенка из соцучереждения «погостить» могут как дальние родственники, так и незнакомые взрослые, готовые подарить ему тепло семейной атмосферы и общения. Гостевой режим предполагает, например, что воспитанник из детдома может навещать семьи своих друзей за пределами учреждения.

— Чаще всего мы отдаем в гости уже школьников. Малыши могут не разобраться, почему их взяли в семью, а потом вернули. Поэтому у нас существует возрастной порог. Но все зависит от психологического и эмоционального состояния ребенка, здесь важен разумный психологический подход и предварительная подготовка, – говорит директор ЦССУ №1 Владивостока – Центра содействия семейному устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, Василий Жанков.

По его словам, отрицательного опыта с временным патронатом в ЦССУ №1 не было ни разу. А вот положительных примеров хватает. Например, человек сначала хотел взять одного ребенка, а взял сразу четверых – детей из одной семьи. Вместе они здорово отметили Новый год. Конечно, бывают и случаи, когда, взяв ребенка на короткий срок, люди решали забрать его к себе насовсем.

В 2020 году, например, в центре раздали почти всех детей, а в 2020 к новому году поступили почти все новые и, соответственно, в минувшие праздники в семьи дети не пошли, поскольку дополнительное перемещение обернулось бы для ребят дополнительным стрессом.

Как отмечает директор центра, в прежние времена дети засиживались у них надолго, и формировалась целая группа ребят, кто регулярно практиковал «гостевой режим». Теперь же уровень обновления в год достиг 70%, и некоторые дети обретают новый дом раньше, чем их позовут в гости.

— Я раньше уже жил в семье, в детдоме — недавно. Так что в гостях мне было легко, – рассказал 15-летний воспитанник одного из Центров содействия семейному устройству в Приморье — Максим (имя изменено — прим. ред.). – Проблемы? Да нет, не помню такого. В самый первый день мы пошли гулять по городу, а потом пришли домой, рассказывали всякие истории из жизни. Было классно. Сначала я попал в эту семью на каникулах летом в прошлом году. Мне сразу очень понравилось. Интересно было общаться со взрослыми, набраться опыта, научиться себя вести. Да и просто проводить вместе время, гулять, ездить куда-то вместе. Конечно, когда все закончилось и я вернулся в детдом, было грустно. Но когда мне сказали, что я смогу ходить к ним по выходным — было очень приятно. Теперь я бываю у них почти каждую неделю: мы и развлекаемся вместе, и по хозяйству помогаю, если надо. В семье есть 18-летний сын, мы с ним тоже хорошо ладим. В общем, мои походы в гости дают больше хорошего, чем грустного.

– Мы делаем акцент на том, что ребенок идет в гости.

Всегда исходим из особенностей и потребностей конкретного ребенка и человека, который хочет взять его к себе, проводим информационную работу с каждым. Мы не всегда готовы отдать ребенка, ведь некоторые люди не представляют себе возможных последствий. В ходе общения взрослых и детей могут возникнуть недопонимания, расстройства, конфликты. С целью избежать этого, мы всегда находимся на связи и готовы выслушать, помочь советом, если это потребуется, – говорит Жанков.

ТОП-5 ошибок «гостевой семьи»

Список ошибок составлен на основе мнений и опыта специалистов сферы социального обслуживания:

1. Некоторые взрослые, забирая ребенка к себе на выходные, считают, что они его от чего-то спасают. Пытаются устроить ему настоящий праздник, фейерверк положительных эмоций. Но важно скорее создать правильное настроение, а не задарить игрушками. Иначе взрослый станет для ребенка не источником общения, как должно быть, а источником благ. Ожидания ребенка будут состоять лишь из того, что ему кто-то что-то должен. Желательно, чтобы визит принес ребенку новые впечатления и ощущение домашнего уюта. Чтобы он понимал, к чему он хочет вернуться. Ребенку нужен, прежде всего, человеческий контакт.

2. Большинство людей приходят в детдом и говорят, что они готовы взять любого ребенка, считая, что справятся с каждым. Но это не так. Специалисты, напротив, очень тщательно подбирают ребенка, глядя на семью, учитывают их ожидания. Ведут с людьми работу, говорят об особенностях характера ребенка. С одним стоит вести себя строже, с другим, напротив, помягче. Воспитатели центра содействия всегда на связи и готовы поддержать взрослых, если во время гостевого визита у них возникли какие-то трудности.

3. С теми семьями, которые поддались импульсу и приняли решение спонтанно, ребенку не всегда безопасно. С одной стороны люди находятся в иллюзиях об исполнении гражданского долга и словно «спасают детей», а с другой – совершают много ошибок. Эмоции в этом вопросе все портят. Хорошо, когда ребенка забирают через несколько месяцев — полгода, чтобы было время подумать, собрать все документы. Взвешенный выбор конкретного воспитанника, понимание его положительных и отрицательных черт характера станут залогом к успешным взаимоотношениям в гостевом режиме.

4. У многих желание взять к себе ребенка в гости возникает под самый новый год (наиболее популярное время для гостевого режима — прим. ред.), когда уже слишком поздно. Важно предварительно найти контакт с ребенком и подготовить документы. Их, конечно, нужно куда меньше, чем для опеки или усыновления, но определенный объем предварительной работы все равно проделать необходимо. Желательно, месяца за два начать присматриваться, общаться. Так выше вероятность, что у взрослого и ребенка завяжутся более тесные отношения со взрослым.

5. Не стоит ожидать от ребенка благодарности. Дети не всегда будут давать взрослым обратную связь в силу своего положения, особенностей психики, условий жизни. Многие из них ввиду непростых жизненных историй не склонны открываться людям.

Важно не давать ребенку ложных обещаний и надежд во время гостевого визита, уверена старший воспитатель Центра содействия семейному устройству Спасска-Дальнего Ольга Французова.

— В гостевом режиме ребят берут в семью не так уж часто, как хотелось бы. Условия всегда разные. Иногда это родственники, иногда те, кто планирует в дальнейшем оформлять опеку, а иногда те, кто на постоянное проживание взять ребенка в семью не может, только на выходные и на праздники.

Я знаю, что многих непосвященных эта практика шокирует. Мол, взяли ребенка, а затем вернули. На самом же деле это самая безболезненная практика. В условиях наших учреждений, где, несмотря на все наши старания, присутствует атмосфера казенщины, детям гостевой режим всегда идет на пользу. Они воспринимают визит в семью как поход в гости. Все там крутится вокруг дружбы, наставничества. Именно эти направления мы и другие учреждения в крае стараемся развивать. Для многих ребят это такой свет в окошке и альтернативная форма семейного воспитания.

Практики одноразового визита в семью у нас нет, люди, как правило, приглашают ребенка к себе регулярно: на выходные и праздничные дни. Это подбадривает ребенка, который знает, что в конце недели он пойдет в гости к друзьям.

У нас был один мальчик, который упорно настаивал, мол, в семью не пойду. Но на этих новогодних каникулах мне все же удалось его уговорить хотя бы на два дня. «Просто посмотришь и вернешься» — обещала я, но ему теперь так понравилось, что теперь он каждые выходные торопится поскорее в семью, — говорит Ольга Французова.

Зачем вам это надо

Семье, решившей попробовать «гостевой режим», специалисты могут заранее дать ценный совет, как провести время с ребенком в гостях максимально позитивно и продуктивно. Руководитель службы сопровождения замещающих семей КГКУ «ЦССУ №1 г. Владивостока» Наталья Медведева имеет богатый опыт работы в этой сфере.

— Воспитанники ЦССУ – дети, столкнувшиеся с непростыми жизненными обстоятельствами и имеющие травматический опыт. Для того чтобы не навредить им, взрослым нужно как минимум, понимать, для чего они затевают историю с гостевым режимом и чего ожидают от нее.

Хорошо бы еще пройти какой-то хотя бы минимальный ликбез у тематических специалистов, работающих в сфере семейного устройства. Дело в том, что поведение ребенка с травмой может существенно отличаться от поведения обычного ребенка. И даже если человек имеет успешный опыт воспитания собственных детей или племянников и тому подобное, это совсем не гарантирует, что он поймет, например, последствия травмы привязанности и депривации.

Из самых лучших побуждений можно усугубить уже имеющиеся у ребенка трудности неосторожным словом или обычным действием, на которое он может как-то неожиданно среагировать. Лучше бы, конечно, быть готовым заранее и понимать, что может произойти и почему, и брать на себя ответственность за свое решение помочь детям — в том числе и тем, что идти в это дело осознанно и не пускать все на самотек.

Важно понимать, что, приглашая ребенка в гости, вы не сможете до конца узнать и понять его так, как если бы взяли его под опеку. В гостях мы никогда до конца не расслабляемся и не показываем себя настоящего. И ребенок из учреждения, находящийся в гостях, и тот же ребенок, которого забрали в семью насовсем — это могут быть очень разные два ребенка, — предупреждает Наталья Медведева.

Бывает и так, что детей берут в гости, не имея пакета документов на опеку или усыновление, строят отношения и принимают решение забрать насовсем. А когда начинают собирать документы, в это же время в учреждение приходит, например, другой кандидат — с готовой документацией, и забирает ребенка. Такое развитие событий может привести к травме не только ребенка, но и взрослого — это боль для всех, и этот риск тоже необходимо предусмотреть заранее взрослому, собирающемуся оформлять гостевой режим.

— Перед тем, как отправить ребенка в гостевую семью, мы его предварительно готовим. Конечно, каждый ребенок, да и мы тоже, надеемся, что визит перерастет в нечто большее, но вслух этого не говорим. «Пока это просто гости» — договариваемся с ребятами. О том, что их готовы забрать в семью насовсем, говорят обычно уже сами опекуны, — говорит Татьяна Тумакова директор КГКУ «Центр содействия семейному устройству» Находки.

По словам Татьяны, «гостевой режим» в Находке отличается тем, что однократных визитов там практически не бывает, на памяти директора центра был всего один такой случай. Чаще всего в гостевом режиме детей к себе берут родственники или те взрослые, кто в дальнейшем планирует оформить опеку. Для них это предварительный этап.

Бывают такие ребята, кого взять под опеку не получится, временная передача в семью для них — единственный вариант. В находкинском центре есть мальчик, который уже в течение пяти лет посещает одну и ту же семью на выходные и праздники.

— Самый главный совет – принимать решение взвешенно, а также быть готовым произнести вслух свои проблемы и иметь в себе силы обратиться к службам сопровождения, которые есть при каждом центре, с просьбой о помощи, – говорит Татьяна Тумакова.

С недавних пор в России началось перепрофилирование детских домов в учреждения нового типа – Центры содействия семейному устройству. Разница между ними заложена в самом названии и она, по словам специалистов, – колоссальная. В отличие от детского дома, основная задача которого дать ребенку, оставшемуся без попечения родителей, крышу над головой, ЦССУ занимается те только содержанием таких детей, но и в первую очередь — устройством их в новую семью или же возвращением в родную. Для того чтобы это стало возможным, специалисты центров консультируют будущих приемных родителей и обеспечивают постинтернатное сопровождение воспитанников, чего в детских домах не было.

Каждая мама обязана знать:  И

В настоящий момент в крае функционирует 41 организация для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения, из них 25 Центров содействия семейному устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (ЦССУ).

Число воспитанников ЦССУ в крае с каждым годом сокращается. В 2020 году — 1156 детей, в 2020 году — 964 ребенка, в 2020 году – 898 детей. Школ приемных родителей, где взрослых подготовят и к опеке, и к гостевому режиму в крае сегодня 20, их них две функционирует во Владивостоке.

Если вы задумываетесь о том, чтобы пригласить в гости воспитанника детского дома, за консультацией специалистов в Приморье можно обратиться по следующим адресам и телефонам:

Центр содействия семейному устройству №1 Владивостока: район «Тихая», ул. Космонавтов, 19а; тел. (423) 225-96-48, 8 (423) 229-80-70.

Центр содействия семейному устройству Находки: ул.Верхне-Морская, д.120; тел. 8 (423) 662-19-60.

Центра содействия семейному устройству Спасска-Дальнего: Ленинская ул., 116; тел. 8 (42352) 2-47-32.

Контактные данные других центров семейного устройства в Приморском крае можно найти на сайте администрации региона.

В гости с малышом: 4 правила, которые помогут вам избежать неприятностей

На одном из своих семинаров семейный и детский психолог Ирэна Похомова специально для «Летидора» собрала мнения, с какими проблемами чаще всего сталкиваются родители в гостях, если идут туда со своими малышами. А в конце статьи вы найдете четыре главных совета, как этого всего можно избежать.

Дети не дают покоя взрослым

«Я не могу ходить с ребенком в гости! Как только мы приходим, ребенок постоянно сидит со мной, а значит, и со всеми взрослыми. Нет никакой возможности спокойно поговорить, обсудить какие-то взрослые темы. Даже чай не могу нормально попить! Может, не ходить в гости совсем?»

Давайте сначала разберемся, почему часто дети не хотят играть в детской комнате. Потому что то, что происходит у взрослых, им намного интересней! Находясь рядом со взрослыми, ребенок активно наблюдает их жизнь: их реакцию на происходящие события, их комментарии к происходящему. Ребенок так узнает, как это – быть взрослым. И получает предварительный опыт общения.

Конечно, вы можете возразить: «Если очень хочется посидеть без детей, можно завлечь их интересными игрушками в детской!» Но и здесь найдутся сложности…

Дети не умеют общаться друг с другом

«Наш ребенок всех бьет и забирает игрушки. И очень быстро спокойная игра детей переходит в перепалку и дележ территории! Лучше уж пусть сидит со взрослыми».

Прежде чем идти с малышом в гости, нужно собрать пакет игрушек, которые он готов взять с собой, и обмениваться ими на вещи хозяев. А еще важно научить ребенка договариваться, просить и легко относиться к тому, если ему отказывают.

Дети просят чужие вещи

«Как только мы приходим, ребенок начинает просить те вещи, которые хозяева квартиры не готовы давать. Это может быть и хрустальный мишка, и цветы в горшках. Или обувь начинает мерить у всех взрослых. А если отказывают – истерика».

В такой ситуации у малыша явно не выстроены границы. Скорее всего, дома он привык, что ему все можно. А если нельзя, то «добьюсь своего истерикой!». Поэтому маме необходимо разобраться в том, что действительно разрешено, а что запрещено, и твердо держать границы дозволенного.

Дети не понимают, что дома одни правила, а в гостях – другие

«Я не покупаю своей 4-летней дочери чипсы и не даю играть в компьютерные игры. А когда мы приходим в гости к родственникам, там все это разрешено, и в огромных количествах! Моя дочь не может отлипнуть от компьютера и чипсы просто заглатывает не жуя. А потом еще просит все это у нас дома. Как быть? Не ходить к родственникам я не могу. Я их просто этим обижу. Но и диктовать им правила тоже считаю некорректным».

Будьте готовы к тому, что на принимающей территории существуют свои правила, которые могут полностью противоречить вашим семейным принципам. Например, вы ребенку не разрешаете смотреть телевизор. Приходите в гости, а там телевизор работает постоянно, и ваш малыш просто припал к нему. Или вы даете конфеты только дозированно и в определенные моменты (после еды, например). А в гостях конфеты лежат в открытом доступе, и ваш малыш тут же присел рядом с вазой с конфетами.

Советы для тех, кто ходит в гости с малышом

Итак, если вы собираетесь с ребенком в гости, обратите внимание на эти общие правила. 1. Расскажите малышу заранее о хозяевах и гостях. Об их предпочтениях, о правилах, которые существуют в данной семье. Подготовьте его заранее, и тогда ему легче будет адаптироваться.

Возьмите с собой игрушки ребенка. Если в гостях не будет детей, то он сможет занять себя сам. Если же будут дети, то это хороший повод поменяться игрушками и предотвратить ссоры на этой почве.

Если ребенок отказывается общаться, ни в коем случае не подталкивайте его и не настаивайте на общении. Дайте ему время подготовиться к общению. Уважайте его личность, и, когда он будет расположен, он начнет общаться сам и с удовольствием.

Придется заранее договориться с ребенком о том, что в гостях есть свои правила. А у вас дома – свои. И что вы готовы что-то разрешить малышу, только пока он находится в гостях, но дома правила остаются прежними. Например, если для детей в гостях стоит большая ваза с конфетами, то запрещать своему малышу брать из нее столько, сколько берут другие дети, не стоит. Но дома это разрешение уже отменяется.

Приемная мама рассказала, каково это — взять в семью ребенка из детдома

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Кто забирает детей из детдомов? Люди, которые не могут иметь своих малышей? Великодушные богачи? Исключительно звезды и иностранцы? На самом деле нет. Приемных детей чаще всего берут простые семьи и простые люди, такие же, как мы или как вы. Просто эти люди понимают, что дети не должны расти за казенными заборами, поэтому готовы жертвовать личным комфортом, чтобы хотя бы одной сироте дать шанс на нормальную жизнь.

Одна из таких людей — Дарья Могучая. Она взяла под опеку Василису, когда той было 2 года. Даша не мнит себя ни героем, ни волшебником, ни сверхчеловеком. Не преувеличивая и не умаляя своих заслуг, она просто и искренне рассказывает о том, как ее семье живется после этого отважного шага. А еще она помогает мамам, попавшим в сложную жизненную ситуацию, справиться с трудностями, не отказываясь от детей. AdMe.ru просто не мог не рассказать ее историю.


В моем личном дневнике есть записи с 2008 года о том, что я хочу приемного ребенка

Мне тогда был 21 год. Откуда это пришло — неизвестно. Может, потому что бабушка с дедом работали в спецшколе с сиротами и я крутилась вместе с ними.

К действиям перешла ближе к 25, уже будучи замужем. Начала с волонтерства. На сайте «Невидимые дети» взяла подшефную из Котласа, писала ей письма, слала посылки.

Потом читала истории усыновления в гугле, и было все так приторно-сладко в них, что настораживало. И тут вышла на форум «В семью». С реальными мамами, детьми и историями. Так там и осталась. Читала, впитывала, напрашивалась в гости, знакомились ездили с мужем.

Смотрела базы данных, смотрела документальные фильмы, съездила волонтером в детский дом. Затем прошла Школу приемных родителей, ну и муж прошел за компанию (хотя это необязательно).

После этого родился наш первый сын Лука, и мысли о «приемстве» отпустили.

А потом у сына начали резаться зубки. И я задумалась: а кто в детдомах деток качает, когда невыносимо больно? Вот Лука проснулся среди ночи, испугался, кричит, меня потерял. А какой ужас испытывают те дети? Ведь они тоже кричат. Но Лука знает, что я приду, что я есть. А они-то если и инстинктивно понимают, что кто-то должен быть (мама), то осознать этого не могут. И мама не приходит.

В общем, опять вернулись эти мысли.

Когда я забеременела, всплыло фото одной девочки. Ей 8 лет, и было написано, что она не слышит

Звоню в ее опеку, мне диктуют диагнозы. Оказалось, у нее был слуховой аппарат на одном ушке — значит, слух хоть немножко, но был.

Иду в опеку. Лето. Пузо 7-месячное у меня. И меня футболят. Мол, вы сдурели, идите рожайте своего ребенка и не страдайте ерундой.

Потом мне звонили из нашей опеки, предложили мальчика 8 месяцев и сестру 10 лет. С мальчиком мы познакомились и написали отказ: и возраст не подходил, и мальчик не запал никак вообще, да и куда мне к Луке еще неходячего пацана, а главное, что с сестрой мы бы вряд ли справились. У нас в городе нет таких психологов, которые могли бы помочь с ее психологической травмой.

Муж после таких смотрин сказал, что он, наверное, еще не готов. Я тоже подостыла, хотя и названивала в ростовскую опеку, узнавала о девчонках всяких.

Муж, кстати, все время держал теплый нейтралитет

Он говорил, что хотел бы когда-нибудь приемных детей, но после своих, не сейчас. Он более трезво смотрел на вещи: однушка, грудной сын, я не работаю.

В итоге мы переехали в съемную двушку (в однокомнатной квартире с приемным мы бы чокнулись). Я начала работать удаленно.

О Василисе мы узнали, когда знакомая с форума скинула ссылку на ее анкету

Мол, посмотри на девчонку, но, кажется, с братом в паре устраивают.

И действительно, в федеральной базе данных написано было, что братья/ сестры есть. Позвонила в опеку ее города, сказали, что брат был, но его уже усыновили. Обычно детей не разделяют, но, когда один из них инвалид, другому дают шанс попасть в семью. Ну вот наша — инвалид с ДЦП, и еще куча других диагнозов. Звоню уточняю: хотя бы с опорой стоит? Ответ: нет, она лежачая.

Но я не зря сидела столько на форуме: по опыту других мам знала, что нужно ехать и смотреть на каждого ребенка. Если не себе возьмем, то хоть пропиарю. Я уговорила мужа просто съездить посмотреть только эту, и все — обещала отстать на год. Ну на полгода точно.

И вот мы там. Муж с Лукой в коридоре, меня бомбит диагнозами и неутешительными прогнозами главврач в кабинете. Киваю, поддакиваю, лицо кирпичом делаю. Заносят.

Боюсь обернуться, медлю. Поворачиваюсь — на Луку похожа. Зову мужа, по пути шепчу про сходство. Идем в игровую. Василису ведет за руку воспитатель.

— О, так она не лежачая?

— Недавно начала ходить, да.

Ну вот посмотрели. Муж видел ее один раз, в первую встречу, потом только на видео, что я для него снимала, и когда забрали. Я — пять раз. Ничего, внутри не ёкало. Просто посчитали, что мы могли бы стать ей родителями. Стали.

Сначала я, конечно, хотела спасти сироту. Им же там плохо! Надо срочно взять и осчастливить семьей!

Я ведь знала всю теорию. Казалось, что передо мной не стоит невыполнимых задач — просто взять и любить.

В базе данных смотрела только хорошеньких деток и чтобы мама была лишена родительских прав. Рыдала, когда просмотренных мною сирот забирали в семьи. Это еще даже не имея документов на руках, даже до прохождения Школы приемных родителей.

И не то чтобы осуждала, скорее не понимала тех приемных мам, которые не любили своих детей, но жили и воспитывали. Сейчас я думаю: а что ты хотела? Чтобы они месяц пожили с дитем — и такие: «Ага, что-то не слюбилось, надо этого сдать, может, другого полюблю»?

Я считала, что любовь идет по умолчанию. Но потом я уже спокойнее смотрела на детей без статуса, понимая, что родители исправляются слишком редко, а дети растут там слишком быстро. Потом стала обращать внимание и на не очень симпатичных, а потом и инвалиды перестали меня пугать.

Кто-то же должен брать инвалидов. Почему же не мы?

А еще я раньше думала, что вот возьму ребенка и буду учить его всему, а он, разумеется, с радостью будет учиться

Что я буду восполнять дыру обнимашек и поцелуев, а он будет с благодарностью принимать это. Я буду любить его, а он меня в ответ.

Я особо не задумывалась: а когда должна прийти эта любовь? В моих мечтаниях меня должно было разразить громом при виде моего ребенка, ну или хотя бы вдруг приснится вещий сон. Дура.

Все оказалось намного проще, обыденнее и без романтики и знаков свыше. Увидела анкету, позвонила, навестила пять раз, подписала согласие, забрали. Теперь кормлю, пою, мою, реабилитирую, хвалю, ругаю, нежничаю, раздражаюсь, учу, воспитываю, социализирую, занимаюсь.

Все-таки у нас с Василисой было всего пять встреч, и мне в эти встречи вообще не до соплей было

Мне нужно было максимально выжать информации. Аутизм есть? Обучаема будет? Потянем ли мы ее?

В наши дни ты даже перед тем, как выйти замуж, год-три узнаешь мужа будущего, живешь с ним, а потом принимаешь решение. А приемный ребенок — это как муж в старые времена: привела домой и живи. Учись понимать, узнавай характер, учись любить.

И если с мужем это страсть, химия, то тут гормонов нет. Ну у меня не было. Может, с грудничком сработало бы, не знаю. Жалость только есть, но и она быстро растворяется.

Смотрите реально на жизнь. Да, любовь — это смысл, это цель. Но любить — это глагол. Это делание. Это каждодневный труд.

Чем больше от нее отдача, тем легче мне морально.

Ну все согласятся: тяжело играть в одни ворота, будь то мама, муж или ребенок, когда в ответ тишина.

После купания у нас «лялечка» — заматываю в полотенце банное и на руках качаю. Ну и просто подбегает: «Давай обнимемся», «Давай поцелуемся». Не просто механически повторяет, а изъявляет желание. И обязательно две щеки, одна не катит.

Каждая мама обязана знать:  Как отучить ребенка брать в рот что попало

Тишу, нашего младшего сына, тоже гладит, целует. А в редкие порывы и с Лукой бывают обнимашки. Ну с мужем — это само собой.

Так что девчонка у нас ласковая.

Вообще, дети из детдомов отличаются от тех, кто растет в семье

И в связи с этим очень часто слышу и вижу такие слова: «Что же с ними делают в детдоме, что такими дети становятся?!»

Мы не берем случаи какого-то невероятно ужасного отношения к детям, мы говорим о среднестатистическом учреждении. Дело же не в детдоме. Копните глубже.

Я забираю вас от мужа, от детей и помещаю в какие-то условия. Вас там как-то кормят, как-то одевают, занимаются с вами чем-то, а вы все чахнете чего-то. Правильно ли говорить: «Какое ужасное заведение! Что за люди там работают?» Нет. Дело же не в том, кто вас окружает, а в том, кого рядом нет. Не может никакой персонал, и даже самый квалифицированный, адепт Петрановской заменить мать. Самую плохонькую мать.

Василиса до 4 месяцев развивалась нормально. Когда ее изъяли, она, видимо, просто заморозилась. В 2 года ребенок пошел. Не говорил. Не воспринимал речь.

У многих детей включается установка «мамы нет, незачем жить». Не для кого расти, не для кого стараться.

Биологическая мать у Васёны почти моя ровесница. Четверо детей. Лишена прав из-за пристрастия к алкоголю

Мне несложно не держать на нее обид и зла, потому что намеренного вреда, насколько я знаю, Василисе она не наносила. А насчет осуждать. О, раньше бы я сказала: «Раз не бросила пить, значит, так надо было. Захотела бы завязать пить — бросила бы!» — и вся такая я с чувством собственного достоинства, в белом пальто. Но мне уже не 21 и не 25, жизнь уже пощелкала по носу, и встревала я именно в то, что осуждала и от чего зарекалась. Это прокачиваемый и очень полезный навык — не осуждать. И сложный, да.

Насчет моей полусвятости. Легко быть великодушной, живя с мужем. Когда есть тыл, доход, благополучие. Могла бы я найти ее и попытаться помочь ей? Поговорить, встряхнуть, отправить на реабилитацию? Могла бы. Но я этого не делаю. И я не хочу, чтобы она забирала Василису. И да, я, скорее всего, буду ревновать и испытывать неприятные чувства, когда я (удар кулаком в грудь) вырастила, а дочь будет носиться с этой, которая никак не участвовала в ее жизни.

Но это мое. На самом деле не суть, что я там буду испытывать. Главное, как будет поступать Василиса. И если она захочет сама познакомиться, общаться, ухаживать за ней в старости, то это будет означать, что мы вырастили хорошего человека. Умеющего прощать, заботиться, любить.

Не бойтесь брать приемных детей

Пока мы живем, может, стоит чуть меньше взвешивать и чуть больше делать? Говорю это и себе в том числе.

На страницу Даши подписано почти полмиллиона читателей. Многие из них отважились на усыновление именно благодаря ее поддержке. Расскажите, а вы когда-нибудь задумывались о том, чтобы стать приемным родителем? Или, может, среди ваших знакомых есть люди, которые уже решились на этот шаг?

В приемных семьях существует два типа отношения к родным и приемным детям

В первом случае отношение к детям родным и приемным разительно отличается друг от друга. Разделение подчеркивается. И осложняется тем, например, что родственники готовы общаться, брать к себе в гости или на каникулы только родных детей.

Во втором случае отношение к родным и приемным детям не отличается, родители и родственники относятся одинаково, условия жизни, отдыха, развлечения и нагрузки равные.

Несмотря на все трудности адаптации и стрессы, которым подвержены приемные дети с приходом в семью, психологически в более трудном положении находятся именно родные дети. Происходит это по следующим причинам:

— во-первых, они теряют часть внимания и любви родителей. Особенно травматично это бывает для единственных детей в семье;

— во-вторых, приемные дети часто младше по возрасту родных, поэтому на старших, родных детей часто взваливают некоторые обязанности по присмотру за младшим. Для ребенка это не всегда посильная и приятная ноша;

— в-третьих, родные дети, привыкшие слушаться родителей, иногда испытывают стресс от грубых выходок приемных детей;

— в-четвертых, с приходом приемного ребенка в семью между детьми неизбежно происходит «деление территории»: место для отдыха, сна, занятий, игрушки, телевизор, компьютер и т.д. Как долго продлится этот процесс и кто останется победителем – спорный вопрос;

— и в-пятых, социальное окружение семьи: что говорить или не говорить окружающим? Эти внутренние переживания тоже могут томить душу родного ребенка.


Несколько иначе строятся внутрисемейные отношения в семьях с приемными (усыновленными) детьми. Отношение к процессу усыновления вразных странах зависит от культурных традиций, от разнообразных обычаев.У некоторых народностей новорожденный преподносится в качествеподарка. На полинезийских островах почти каждый третий ребенок являетсяусыновленным. При этом полный разрыв с матерью наступает в раннемвозрасте. В современных развитых странах родители, покинувшие ребенка,осуждаются, и нередко ставится вопрос об их психиатрическойполноценности, а усыновление или удочерение иногда рассматривается

общественностью почти как подвиг. Задачи воспитания приемных детей аналогичны задачам воспитания родных, в особенности, если ребенка усыновляют в младенческом возрасте.

Специалисты утверждают, что чем больше возраст ребенка, тем опаснее для психического развития его усыновление. Предполагается, что большую роль в этом играет стремление ребенка найти своих истинных (биологических) родителей. По данным ряда специалистов, примерно у 45% усыновленных появляются психические расстройства в связи с постоянными мыслями ребенка о его настоящих родителях. Поэтому семьи, берущие на воспитание детей, должны знать о необходимых специфических навыках, которые им предстоит усвоить в первую очередь. Приемным родителям нужны навыки установления и поддержания связей с учреждениями, занимающимися проблемами усыновления. Кроме того, они должны уметь взаимодействовать с юридическими органами в ходе усыновления ребенка.

Приемным родителям необходимо умение создать благоприятную семейную обстановку для ребенка. Это значит, что они должны не только

помочь ребенку адаптироваться в новых для него условиях и почувствовать себя полноправным членом усыновившей его семьи, но и способствовать тому, чтобы он мог понять свою родную семью и не прерывать контактов с ней, поскольку довольно часто детям очень важно знать, что у них все-таки есть родные родители, являющиеся как бы составной частью их представлений о самих себе.

Приемным родителям могут потребоваться навыки взаимодействия с детьми старшего возраста, если до усыновления они жили в тех или иных детских учреждениях, которые заменяли им семью. У них могли возникнуть индивидуальные эмоциональные проблемы, справиться с которыми приемные родители смогут лишь с помощью специальных знаний и навыков воспитания. Приемные родители и усыновленный ребенок могут принадлежать к различным расовым и этническим группам. Соответствующие родительские навыки помогут усыновленным или приемным детям справиться с чувством разлуки и оторванности от своего прежнего мира.

Иногда взятые на воспитание дети могут не знать, как общаться с приемными родителями из-за плохих взаимоотношений в родной семье. Они ожидают, что их будут жестоко наказывать за мелкие проступки или что взрослым будет безразлично, чем они занимаются, до тех пор, пока им не мешают. Некоторые дети могут быть враждебно настроены по отношению к приемным родителям. Им кажется, что все сговорились, чтобы забрать их из родной семьи. Дети не могут справиться с гневом, страхом и причиняющими боль чувствами, которые они испытывают к своим собственным родителям. Дети могут враждебно относиться к самим себе и совершать поступки,

которые вредят в первую очередь им самим. Они могут пытаться скрыть или отрицать эти чувства, отстранившись от приемных родителей или проявляя к ним полное равнодушие. Ощущение замешательства, которое испытывают дети, с одной стороны, из-за чувства любви и тоски по своей семье и, с другой стороны, ненависти к родителям и самим себе за воображаемые и реальные поступки,

носит очень болезненный характер. Находясь в состоянии эмоционального стресса, эти дети могут совершать агрессивные действия в отношении приемных родителей. Все это должны знать те, кто решился на серьезный шаг усыновления ребенка, расставшегося со своей родной семьей.

К тому же у ребенка могут быть умственные, психические и эмоциональные отклонения, что также потребует от приемных родителей

специфических знаний и умений. Разновидностью нетипичных семей, в которых дети воспитываются неродными родителями, являются также семейно-воспитательные группы. Эта совершенно новая форма жизнеустройства детей заключается в том, что

ребенок из приюта направляется в специально подобранную семью, где временно проживает и получает необходимую заботу и внимание.

Потенциальным родителям время ухода за детьми засчитывается в трудовой стаж, т.е. забота и воспитание обездоленных детей (в основном детей-сирот или тех, чьи родители лишены родительских прав) является своего рода работой, за которую те, кто согласился на такой серьезный шаг, получают зарплату и пособие на содержание каждого ребенка. В дальнейшем не исключается возможность оформления опекунства. Подобный опыт работы по организации семейно-воспитательных групп пока еще не получил широкого распространения, но как своеобразная модель семьи уже находит применение с начала нынешнего века в нашей стране.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Да какие ж вы математики, если запаролиться нормально не можете. 8453 — | 7346 — или читать все.

Если ваши друзья стали приемными родителями

Казалось бы — ребенок и ребенок. Зачем строить кучу сложностей? Но так случилось, что норм по поводу приемного родительства у нас в обществе как-то и нет. Принято или говорить «герои», или игнорировать историю появления детей в семье — мол, ребенок и ребенок, как все. Так как усыновление долго делали скрытым и соблюдали тайну, то никто в окружении обычно не знал, чем вызваны особенности поведения, и как стоит себя вести, чтобы ребенку и его родителям было легче. А между тем такие советы есть, и они могут помочь! Я спросила приемных родителей, что им больше всего мешало в первое время ребенка дома, а что помогало. И вместе с ними постаралась составить памятку, которая объясняет все те вещи, которые обычно у мамы, занятой адаптацией, объяснить не получается.

Шесть главных «не»

Первое и главное — понять: ребенок проходил то, что дети обычно не проходят, и жил в условиях, не предназначенных для детей, где много взрослых сменяют друг друга, и каждый со своими правилами. Он приспособился к этим условиям и выработал свои способы существовать. Например, очаровывать взрослых, стараться им понравиться (от этого зависит выживание), угадывать их настроение, играть на жалости… И зависеть только от себя, не доверяя взрослым. Это были лучшие его способы в тех, худших условиях.

Не оспаривать главенство родителей ни в чем

Но сейчас условия изменились, и чтобы спокойно развиваться дома, малышу важно принять маму и папу как единственных взрослых. Только в этом случае он сможет расслабиться. Как только он чувствует себя в прежних условиях, там, где любой взрослый мог влиять на его судьбу — его захлестывает тревога и откатывает назад, в прежнее состояние, в панику и стресс. Мамина задача — снимать эту тревожность. Иногда это может выглядеть как слишком строгие запреты — ну например, запрет взять у вас, друга семьи, игрушку или конфетку. Но это для пользы ребенка. Для снижения его тревожности, его вскинувшегося стремления вас очаровывать, вам нравиться, «работать» на вас. Все это тормозит его выздоравливание. Именно поэтому самым лучшим будет беспрекословно соблюдать то, что сказала мама.

К сожалению, взрослые, особенно те, у кого есть дети, нередко принимают это за ревность, и не видят, что нарушением границ наносят большой вред ребенку. Например, простая фраза «ой, да ладно, что ты его все гоняешь, я сама себе чашку возьму» может сильно повредить ребенку и его только выстраивающейся иерархии и подкрепить различные расстройства привязанности.

Если его «тыл» все время подвергают сомнению — ребенок начинает чувствовать себя не в безопасности.

А если он не в безопасности — значит, он снова должен думать, как выживать. И это кажется ерундой, мелочью, но именно это чаще всего наносит столько вреда, хотя и совершается от добрых побуждений — нежелание верить, что к ребенку нельзя так же, как ко всем детям: прийти с подарком в руках, потрепать по голове, обнять, поболтать с ним о том о сем, отдельном от родителей. В первые полгода дома, а иногда и дольше, важно соблюдать карантин, чтобы ребенок смог перестроиться и немножко привыкнуть к новой жизни. И всем, кроме мамы и папы, кто появляется в жизни ребенка, важно следить за тем, чтобы не становиться на ведущую роль. Не претендовать на нее. И аккуратно вышагивать из этой роли, если ребенок ставит вас в нее сам.

«Я как-то настойчиво сказала, будучи в гостях, мол, не бойся, я «своя». Ведь кажется важным не напугать ребенка, которого видишь впервые. Но по факту для него я точно никакая не своя, да и для мамы еще не особо своя была, и в принципе про свой-чужой родители должны бы говорить. Но будучи пришлым чужаком, человеку вне темы сложно психологически принять, что он не значим, и более того — должен остаться не значимым, так как значимые тут только родители. Вот это важно повернуть в сознании, мне кажется».

«Если ребенок начнет перед вами читать, петь, плясать, просите прекратить это делать»

«Не брать на руки, не тискать, не трогать, не гладить, даже если дети этого хотят. Под страхом «ты мне не подруга» ничем не прикармливать детей. Пусть это будет даже витаминка: еду, питье, сладости и прочее, что можно положить в рот, ребенок получает от матери, а не от чужого (!) человека. Приходите некоторое время без подарков. А если принесли что-то, то, как бы ребенок (от 0 до 18 лет) ни просил, вручайте родителям. И если ребенок начнет перед вами читать, петь, плясать, просите прекратить это делать. Потому что дети за свою жизнь в детском доме выработали рефлекс: незнакомый человек переступил порог — надо бежать ласкаться, смотреть глазами кота из Шрека, исполнить номер — танцы, стихи, пение. Тогда добрый человек даст что-то вкусное, погладит по голове, сфотографируется, а еще и подарок вручит. Правила не обсуждаются. они написаны нервам, психическим (порой и психиатрическим) состоянием, а также жизнями этих детей. Горько читать, как приемный подросток выпрашивает селфи или пытается рассказать стишок доставщику еды из магазина или просится жить у гостя. А гость добрый — он дал телефон и конфетку (втихую, несмотря на предупреждение), и еще на коленях подержал, по головке погладил».

Чтобы не было сомнений, можно представлять себе ситуацию так: вот вы после операции на желудке. Лежите в больнице. А друзья приходят и суют вам гамбургеры, сало и чипсы — ну, побаловать вкусненьким. Вы от этого можете умереть, пищеварительная система не выдержит. Нельзя-нельзя, кричит врач, вам сейчас только физраствор, медсестра все принесет. А друзья продолжают тихонечко подсовывать дары. И если на вашем месте будет ребенок, он может и не выдержать и возьмет что-то «вкусное». Принесет ли это ему добро? «При общении с детьми ни в коем случае не брать на руки и не обнимать, даже если дети лезут со страшной силой обниматься сами. Мягко отодвигать и говорить, что обниматься — это с мамой, а мы можем пожать руки друг другу, например». «Не высказываться по поводу решений/указаний матери ребенку (типа: ой, да ладно, зачем это твоя мама запрещает шоколад, он же вкусный! сегодня можно!)» «Все, все, все через маму — подарки, обнимание, вкусняшки. Если сомневается — спроси у мамы. И всегда брать сторону мамы перед ребенком. Короче, стрелка всегда к маме».

Не жалеть ребенка

Да, как ни странно это прозвучит. На самом деле вдумайтесь — а за что жалеть? Наоборот, ура же! У него теперь есть свой любящий взрослый, дом, комната и даже может быть кошка. Если у ребенка имеются особенности здоровья, развития — тем более ни в коем случае не нужно делать за него какие-то вещи или причитать над ним. Он и без того привык использовать эту кнопку в обращении с миром — и это совсем не делает ему добра.

Каждая мама обязана знать:  Как оформить отношения между нанимателем и няней-ИП

«Не бежать спасать этого самого ребёнка с особенностями, если он упал/истерит/типа не может идти/ползти/надеть/снять и др. Если мама это видит и не бежит спасать — значит, это концерт для вас, зрителя, не поддавайтесь». «Не подчеркивать нестандартность ситуации для ребенка — все так, как и должно быть».

«Не говорить при ребёнке, что он несчастный сирота, даже если кажется, что он не слышит. Потому что он уже не сирота».

«Не общайтесь с ребёнком за спиной родителя. Ни виртуально, ни в гостях тихонько: ну как тебе тут? Трудно приходится?»

«Не солидаризоваться с ребенком против мамы в его нездоровых порывах, мелких и крупных. Не соблазнять его. Если кажется, что ребенка держат строго — не только не подрывать этот «строгий режим», потакая свободолюбию, но и не критиковать его. Ни при ребенке, ни вообще». «У меня каждый раз ощущение, что я просто не могу нормально объяснить, почему этого делать не стоит. И потому что это подрывает таким трудом выстраиваемое доверие. И что это кормит ребеночью игру в «бедного сиротку», от которой его самого уже тошнит. Но невозможно ж отказаться. Что это просто не хорошо, что всякое тайное вредно для всех. Блин. Кто-то понимает с полуслова. Кто-то никогда». «Отдельно для «добрых» волонтеров, «друзей», родственников — не давать ребенку, находящемуся в семье, денег, без согласования с родителями!»

«Вспоминаю наше. — А чего таких взрослых? Они же уже большие/самостоятельные, мама-то им зачем? (у нас дети в семью подростками пришли. Каких в родблоке выдали, таких и взяли. А мама нужна каждому). — Да что ты, пусть сидит спокойно, я сама поставлю, что, загоняла тебя мамка уже? Ну дает! (Да, у нас такие правила и график дежурств, не надо его подрывать, передайте вашу грязную чашку дежурному). — Ну что, уже 18 скоро? Получит свою квартиру и все? (Как получит, так получит, живём в привычном режиме. А вы своих детей в 18 лет и 1 день выставили за дверь?) — А вы генеееетики не боитесь? (если только своей — у меня прадед НКВДшником был, страшно?!) ​И да, дружбанство с моими детьми и попытки обесценивания моих слов или правил!!»

Не задавать такие вопросы

А он уже зовет тебя мамой? А как зовет? А почему? А кто его настоящие родители? А других там не было? А откуда он? ОТКУДА. А что так далеко? А поближе нельзя было? А учится как? «То есть факт уже свершился. Точка. Но вопросы прямо заставляют оправдываться за своё решение. Да ещё и с намёком, мол, и нафига такие трудности в такой дали». Про школу вообще — честное слово — спрашивать не нужно вовсе. Сразу примите за точку отсчета, что оценки будут не очень. И это нормально. Уровень стресса у детей в детском доме — как при бомбежке . Если бы ваш дом бомбили из года в год, вы бы делали успехи в принудительном изучении китайского языка?

Не спрашивать при ребенке: «а что с родителями?»

«Я бы сказала «не обсуждать при ребёнке ничего про прошлую жизнь, про адаптацию, здоровье». Блин… это наверное называется «быть тактичным», но лучше расшифровать».

«Пожалуйста, не спрашивайте: а ты можешь отдать его обратно?»

«Фраза моей подруги: «он должен общаться только с такими, как он сам!» Это с какими такими? С такими — с приемными! Почему? Потому что он должен ненавидеть обычных детей!»

Кстати про словарь. Есть слово «кровные», есть слова «не кровные» или «приемные». Слово «свои» тоже есть, и оно обозначает всех детей, живущих в семье. Чужих в семье нету. А слово «родные» подходит всей семье.

Если в доме есть и кровные дети, не надо акцентировать, даже полунамеком — а «свои» как отнеслись к «не своему». Не удивляться «а почему они похожи», или не искать эту похожесть. Но вообще обычно все дети начинают быть похожими на своих взрослых через полгода-год. Просто потому, что перенимают мимику, пластику, способы морщить бровь. Которые вы когда-то переняли у своих родителей точно таким же способом.

Не сравнивать

Ни с возрастными нормами («Такой большой и сосет пальчик?»). Ни со своими детьми («Надо же, а моя в три уже читать начинала»). Не пытаться объяснить все трудности универсальными возрастными проблемами («ну он же подросток», «ну мальчики все с характером», «да у меня дочка тоже такая была»). Лучше вообще не произносить «а вот мой так делал, но мы исправили». Скорее всего, речь идет о несопоставимом опыте, потому что у недавно принятых в семью детей есть своя история, скажем честно, совсем не похожая на историю вашей семьи, и травматический опыт, и скорее всего не пройденные возрастные кризисы. Просто потому что для проживания кризисов нужна безопасная среда. Так что они скорее всего начнутся только дома (да, и кризис трех лет в пятнадцать. Легко!). Обычная шкала не очень применима — а маме нужна поддержка, а не примеры вашей родительской успешности.

Не удивляться маминому поведению

Да, это такое специальное время, когда мама, давно вам знакомая, может быть слегка… неузнаваемой. Не отвечает на звонки, говорит невпопад, смеется или плачет — поддержите, это пройдет. Адаптация — непростая штука.

Дина Магнат Руководитель школы приемных родителей « Институт развития семейного устройства », системный семейный психолог

«Любой психолог, работающий с приемными семьями, знает, какой это сложный период: адаптация, привыкание ребенка и семьи друг к другу. Даже если ребенок совсем маленький; даже если он уже далеко не первый, и все члены семьи уже много раз проходили этот этап. Все равно — все меняется, все надо перестраивать: привычки, образ жизни, отношения, семейные роли. Вновь пришедшему ребенку приходится привыкать еще и к новому дому, новому образу жизни, новой школе, детскому саду; представьте, что вы внезапно оказались где-нибудь в Японии и живёте теперь в японской семье среди японцев — вот как-то так чувствует себя ребёнок на этой стадии. Только снаружи никому не видно, что мы для него японцы, кажется, ну что тут такого-то, ну подумаешь — даже наоборот, это раньше ему было плохо, в детском доме жил, без мамочки, а теперь-то чего там сложного, теперь у него всё хорошо. У него, конечно, хорошо. Будет. И у семьи будет. Только сначала надо выучить японский, научиться есть палочками суши и сидеть на циновках, не забывая при этом снять обувь, когда вошел в дом. Так что если среди ваших знакомых есть семья, которая недавно приняла некровного ребенка, по возможности учитывайте, что им сейчас непросто и все их силы уходят на то, чтобы привыкнуть друг другу, научиться друг друга понимать, жить вместе. Это большая и важная работа. Что нам нужно, когда мы полностью во что-то погружены? Нам нужно, чтобы ничто другое не отнимало у нас сил, и в этом как раз и могут помочь окружающие нас люди. Просто дайте своим друзьям или родным возможность сделать это».

Не героизировать

«Нам иногда говорят — вам надо памятник при жизни ставить. А мы говорим — да не надо, мы еще пожить хотим…»

Конечно же, это говорится от чистого сердца. С желанием похвалить! Но к сожалению, это работает против приемных родителей. Мало того, что это затыкает рот маме и папе, которые устали, хотят поныть, как нормальные люди — но им нельзя, они же герои, так это еще и запирает их поступок в рамке чего-то такого, что не для обычных людей вовсе. Отделяет, выталкивает за границы нормы. И обижает.

А как себя вести-то?

Да так же, как если бы ваши друзья только что родили младенчика. И это нормально, что они немножко не в себе, и что времени и сил у них ни на что, кроме малыша, не хватает. И что ребенок, даже если он такой большой, по сути совершенный младенец — он тоже только учится быть с мамой и папой, жить в семье, быть в этом мире. Как младенца из рук мамы не стоит выхватывать, так и тут. И всех их нужно просто поддержать и поберечь. У них нет сейчас сил на то, чтобы рассказывать вам, как именно: в этом и сложность адаптации, она сильно отнимает ресурсы. Собственно, как и у только что родившей женщины.

И поможет — много поддержки, уверения, что все идет совершенно нормально, что вы рядом, готовы выслушать или наоборот просто принести еды и ни о чем не спрашивать.

«После того, как в первые месяцы адаптации у меня сильно поредел ближний круг (кто-то сам отошел, на кого-то не хватило сил мне), одна моя подруга на мое очередное «не могу с тобой встретиться» без объяснения причин (у меня сил не было что-либо кому-нибудь объяснять — у нас у всех была очень жесткая адаптация) ответила: «Я поняла, тебе сейчас не до меня. Ты когда отойдешь, или будет надо что — позвони или приходи, я пока приставать не буду. Телефон помнишь». Вот реально — с того момента я почувствовала, что у меня в жизни есть нечто очень важное — такие друзья».

«Помочь по дому, да просто самой себе чаю налить, и маме. Обожаю гостей, которые сами шарятся в моем холодильнике, варят сосиски, без слов и реверансов. Но это от человека зависит, конечно. Еще очень актуально куда-то сбегать, отнести какие-то документы».

«Мне нужно было, чтобы зашли, по головке погладили, кофе вручили и… всё»

«А мне нужно было, чтобы зашли, по головке погладили, кофе вручили и… всё. Вроде и люди живые, и все понимают сами, и не лезут сильно, и еду маме выдали. Вот было б идеально. Но на тот момент рядом не было, в других городах. Кому-то нужно другое, на трубке висеть и все страхи выслушать и угукать в ответ».

«Привозить подарки, если хочется — своим друзьям, то, что может их порадовать и ими будет одобрено. И им же и вручать, а не ребенку, и не торжественно, а буднично. Моя подруга совсем не отказывалась от памперсов и одёжек на новую в семье дочку, я знаю, что им можно привозить фрукты/творожки, например. То есть своё желание привезти подарки можно реализовывать деликатно и именно в формате «помочь облегчить бытовуху» самим друзьям, согласовав с ними, а не в формате сотой машинки ребенку».

«Не вмешиваться и не комментировать ни родителям, ни ребёнку, что бы на ваших глазах ни произошло. Мои друзья как-то приехали в гости в разгар истерики у маленького. Я им безумно признательна, что они спокойно занимались своими делами, пока ребёнок не успокоился, и потом вели себя как ни в чем не бывало без нотаций и советов и жалости».

«А мне просто хотелось, чтобы нас поздравили, как поздравляют родителей с рождением малыша»

«Предлагать помощь не в формате «ну чем тебе помочь», а в формате: я могу два раза в месяц отпустить тебя на маникюр. Выбери дни. Я могу раз в месяц сводить детей туда-то… куда идем? И быть готовым к тому, что эту помощь примут. И быть готовым, что от нее откажутся».

«В нужный момент дорогой друг не только нашел мне нужные номера психологов, но и сам позвонил предварительно узнать — цены, график и прочее. На огненный период адаптации на это уже не было ресурса! Очень ценно».

«А мне просто хотелось, чтобы нас поздравили, как поздравляют родителей с рождением малыша».

«Когда я только-только забрала свою дочь домой, никаких торжественных поздравлений мне не было, при том что на работе были в курсе дел и даты, и у нас вечно все эти сборы были — на свадьбу, на ребенка. А через пару месяцев после того как дочка дома оказалась, с меня жизнерадостно потребовали «вот, сдавай, с каждого по 500, С. рожает, такое событие большое». Я отказалась, а потом ушла в туалет и ревела. От неравности этой, от несправедливости и от того, что люди-то все хорошие, просто не подумали».

Последняя история — моя. Да, даже такие простые бытовые штуки тоже важны бывают очень — потому что они про принятие. Принятие коллегами, друзьями и в конечном итоге обществом. А если вам все это кажется слишком сложным, можно запомнить одно, самое-пресамое простое правило. Просто верить маме с папой и делать только так, как они просят. И этого будет достаточно, правда!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация