В каких случаях лучше не торопиться с усыновлением


6 причин, которые (не) мешают усыновить ребенка

Приемных родителей становится все больше. Только в Москве за 2010 год количество приемных семей выросло в 15 раз. По данным Департамента семейной и молодежной политики города Москвы более 2000 детей оказались в семьях — были усыновлены, взяты под опеку, на патронатное воспитание или в приемную семью. Какие мотивы побуждают к решению взять одного, а иногда и нескольких детей?

«Конечно, бездетные пары таким образом получают возможность стать родителями, но для многих основной мотив — забрать ребенка из детского дома, стать для него семьей, — поясняет психолог Людмила Петрановская. — Все больше взрослых решаются взять приемного ребенка потому, что понимают, что у них есть силы, здоровье и ресурсы для того, чтобы изменить детство этого ребенка и отвечать за его судьбу».

Усыновление — непростое и длительное дело. Оно требует такой энергии, что родители зачастую выдерживают лишь потому, что сердце их греет идеальный образ долгожданного ребенка. Но, как и при появлении родных детей, неизбежно сталкиваются с тем, что их представления о ребенке в той или иной степени не соответствуют действительности.

Чем больше знают будущие приемные родители, чем меньше у них иллюзий, тем меньше разочарований им предстоит

«Опасно нагружать детей своими ожиданиями о том, какими они должны быть, — предупреждает психолог. — Слишком часто это заканчивается разочарованием родителей и протестом ребенка. Ведь ему, как и любому человеку, важно, чтобы его любили без условий, просто потому что он есть».

Когда приемный ребенок попадает в семью, то всем — и ему, и его новым родителям — необходимо время, чтобы сориентироваться и выстроить новый порядок. И он не всегда будет вести себя как тот, о котором мечтали его приемные родители. Чем более подготовленными к этой встрече прийдут взрослые, чем меньше у них будет иллюзий относительно будущего ребенка, тем меньше разочарований им предстоит.

1. Усыновлять лучше младенца

Грудной ребенок — вовсе не чистая страница, у него уже есть своя история. Ошибаются те, кто считает, что смогут полностью «переписать» ее и забыть о том, что ребенок приемный. До тех пор, пока ему не исполнилось полгода (а иногда и больше), трудно оценить риск того, что до или после рождения он мог перенести какие-либо заболевания или травмы.

«Не все родители могут справиться с таким уровнем неопределенности, да и не все готовы возиться с младенцем, — подчеркивает Людмила Петрановская. — Но для самого малыша, несомненно, важно, чтобы его забрали из дома ребенка как можно раньше — каждый день, который он проводит здесь, замедляет его развитие».

О физическом и психическом развитии старших детей, конечно, можно выяснить больше. И приемным родителям легче принять взвешенное решение. Кроме того, дети с опытом семейной жизни с биологическими родителями — пусть даже это был не самый лучший опыт, но их любили и о них заботились хотя бы изредка — быстрее адаптируются в приемной семье, у них раньше возникает искренняя привязанность.

«Такой ребенок знает, что значит «быть ребенком в семье», он ориентирован на взрослых, готов их слушать, довериться им, — продолжает психолог. — Он в каком-то смысле разделяет процесс усыновления. и сам тоже «берет в семью» новых родителей. А тому, у кого нет опыта близких отношений со взрослыми, труднее поверить, что его любят, такие дети просто не знают, что значит любить. Поэтому с ними легче справляться взрослым, у которых это не первый или не первый приемный ребенок».

«У меня сразу появилось ощущение, что это мой ребенок»

Семь лет назад 45-летняя Инна, руководящий работник в отельном бизнесе, решила усыновить ребенка. Сейчас вместе с гражданским мужем они воспитывают уже троих приемных детей.

«Я росла с братьями и сестрами и всегда мечтала о большой семье. Но долгое время это не удавалось. Когда после нескольких лет лечения от бесплодия врачи предложили мне сделать ЭКО, я решила, что уже достаточно издеваться над собственным телом. И отказалась. Но желание завести детей осталось — я задумалась над усыновлением. Чтобы лучше понять, что это такое и как все происходит, закончила школу приемных родителей. Однако документы на усыновление подала не сразу: мне понадобилось еще полгода, чтобы принять окончательное решение и подготовиться к появлению ребенка.

У гражданского мужа есть ребенок от первого брака, поэтому главным «идеологом» усыновления была именно я. Муж всегда поддерживает меня, с детьми у него замечательные отношения. Фотографию месячной Маруси я увидела на одном из форумов, где общаются приемные родители. На снимке было трое детей, но чем-то меня зацепило именно ее лицо, с трогательными бровками. Я поняла, что хочу познакомиться с девочкой, и позвонила в органы опеки.

Когда в больнице принесли Марусю, у меня сразу появилось ощущение, что это мой ребенок. Такое естественное чувство, словно утром я отнесла ее в ясли, а сейчас пришла забрать. Так в моей семье появилась первая дочка. Похожие чувства возникали, и когда я знакомилась с Макарушкой и с Иришей. С каждой из этих встреч была связана цепь случайностей и совпадений. И в то же время я понимаю: они вряд ли бы произошли, если бы у меня не было целеустремленности, некоторого напора и очень сильного желания завести детей».

2. Он должен быть похож на приемных родителей

Сходство внешности или характера не имеет никакого значения для отношений в семье. Любой ребенок, как только у него возникает привязанность к новым родителям, становится похож на них. «Он непроизвольно начинает копировать их мимику, жесты, — рассказывает Людмила Петрановская. — Я часто наблюдаю такие случаи. Поведение детей не зависит от их национальности или расы. Так, в любящей семье с двумя усыновленными детьми через какое-то время их, представителей совершенно разных национальностей, окружающие начали принимать за двойняшек».

И тем не менее детям с азиатской внешностью труднее найти семью. Это связано с предубеждениями потенциальных родителей.

«Неспособность принимать представителей иной культуры, страх перед людьми другой национальности, религии означает, что они также не готовы терпеть любое несовпадение с собственными взглядами и традициями семьи, — продолжает психолог. — И это серьезное противопоказание к приемному родительству. Ксенофобия редко ограничивается нетерпимостью лишь к той или иной национальности. А это значит, что родители будут так же пристрастны ко всему тому в ребенке, что отличается от привычного им стереотипа.

Когда мы говорим, что любим ребенка, это значит, что мы его принимаем безусловно, любим просто за то, что он есть

Родители полные, а ребенок худенький, родители активные, а ребенок медлителен и нетороплив — заранее не предугадать, где может возникнуть неприятие. Чем больше черт и качеств родители отвергают в ребенке, тем хуже отношения между ними. У нетерпимых родителей меньше запас прочности перед возможными трудностями».

3. Мы обязаны полюбить его как родного

Когда мы говорим, что любим ребенка, это значит, что мы его принимаем безусловно, любим просто за то, что он есть и он наш ребенок. Иногда родители, особенно при наличии опыта «кровного» родительства, переживают, что у них «не получается полюбить приемного ребенка как родного». Как быть тогда?

«Эмоционально люди очень отличаются друг от друга, — отвечает Людмила Петрановская. — Кому-то удается полюбить легко и быстро, а у кого-то процесс возникновения привязанности растянут во времени. Мы не можем управлять чувствами. Остается ждать… и любить деятельно: заботиться о ребенке, прислушиваться к нему, вникать в детали его жизни вне дома, стараться понимать и принимать, радоваться его успехам».

Иногда неприятие возникает на телесном уровне: чтобы взять ребенка на руки, взрослому необходимо прилагать усилия. «Обычно такое неприятие впервые возникает еще в момент знакомства, — говорит Людмила Петрановская. — Не стоит бороться с собой: никто не виноват, и лучше дать возможность ребенку почувствовать себя желанным в другой семье, с другими родителями».

4. Ребенку лучше не знать, что он усыновлен

Обман искажает отношения. «Спросите себя, — предлагает Людмила Петрановская, — хотели бы вы, чтобы близкие скрывали от вас нечто очень важное? Трудно найти человека, который хотел бы остаться в неведении. А информация об усыновлении составляет важную часть личной истории, а значит, и личности ребенка».

Стараясь обойти этот факт, приемные родители отрицают то, что произошло с ребенком, лишают его возможности органично встроить это событие в знание о себе. Иногда взрослые объясняют свое поведение нежеланием травмировать сына или дочь.

«Такое бывает, только если сами родители видят в усыновлении проблему, — возражает Людмила Петрановская. — Ребенок не знает реальной картины мира, он ориентирован на то, как относятся к происходящему взрослые. К тому же, скрывая от ребенка правду, взрослые делают себя заложниками случая: «доброжелательная» реплика соседки, найденные документы, несовпадение группы крови… Рано или поздно тайное становится явным. И трудно предсказать, какой может быть реакция выросшего ребенка, когда он узнает, что ему лгали самые близкие люди».

5. У него будет плохая наследственность

Самый большой страх родителей — что их приемный ребенок унаследует какое-либо заболевание или некое «жизненное неблагополучие»: будет пить, гулять, не станет учиться. «Действительно, существуют заболевания, которые передаются по наследству, — констатирует Людмила Петрановская. — В случае с приемным ребенком потенциальных родителей пугает прежде всего неизвестность».

Сам факт усыновления — важная часть личной истории, а значит, и личности ребенка. Об этом с ним нужно говорить

В России трудно найти семью, в которой нет и не было хотя бы одного пьющего человека. У многих жителей нашей страны предрасположенность к возникновению алкогольной зависимости. Но это не означает, что каждый из них становится алкоголиком. «Существует предрасположенность, и то, что человек с ней делает, в какой атмосфере растет, — продолжает психолог. — Очень важно, чтобы родители не только поддерживали ребенка, но и могли ограничить, предупредить об опасности».

6. Он захочет найти своих биологических родителей

«Такое желание чаще возникает в подростковом возрасте, в период, когда ребенок старается понять, по-настоящему узнать себя, чтобы стать взрослым, — рассказывает Людмила Петрановская. — Оно может носить разный характер, от пассивного («хорошо бы знать») до очень активных действий. Иногда ребенку достаточно просто что-то узнать о родителях, иногда ему важно увидеть их, встретиться с ними. В этом случае стоит помочь ему найти родственников. В этом желании нет ничего опасного для приемных родителей — дети дорожат теми отношениями, которые у них есть».

У кого-то возникают фантазии, что их настоящие родители — известные люди, звезды кино или шоу-бизнеса, которые мечтают воссоединиться с ними. Необходима поддержка взрослых, чтобы пережить разочарование, которое может возникнуть после встречи с биологическими родителями. В то же время подростки, как правило, очень признательны приемным родителям, если эта тема обсуждается в семье, и тем более если взрослые готовы помочь им в поисках своей истории.

Дистанционные курсы школы приемных родителей «К новой семье» — здесь можно пройти обучение всем, кто хочет стать грамотным родителем.

«Я усыновила ребенка»

На этот шаг, усыновить ребенка, ее вдохновил пример сестры. Сегодня Анна, 37 лет, воспитывает сына Илью, 13 лет. И признается, что это придает ее жизни цельность и смысл.

Семь шагов к прощению

Как простить тех, кто нас обманул, предал, причинил боль, принес нам горе? И действительно ли это прощение поможет нам самим?

Приемные дети — единственный способ заработка

Когда обычный человек слышит о том, что детей из детских домов активно разбирают в приемные семьи, он рад. Рад, потому, что не знаком с этой проблемой, и думает, что речь идет о нормальном усыновлении детей. Поэтому, не вникая, сходу поддерживает этот процесс, ведь очевидно, что в семье детям в большинстве случаев лучше, чем в детдоме.

Но времена СССР, когда усыновление имело совершенно другой смысл, давно прошли. А сегодня под «приемными семьями» подразумевают не нормальные семьи, где усыновляют детей и относятся к ним как к родным, а коммерческие («фостерные») «семьи», куда детей берут за деньги и в любой момент могут сдать (и сдают) назад.

В этой связи интересно заявление Следственного Комитета России о частой «коммерческой» и сексуальной эксплуатации детей в приемных семьях, потому что для многих приемных родителей — это единственный способ заработка.

Рост числа россиян, желающих взять в свою семью сироту, зачастую объясняется желанием получить дополнительный доход, заявил старший помощник главы Следственного комитета РФ Игорь Комиссаров.

«Не могу не отметить следующую тенденцию, подтвержденную материалами доследственных проверок и уголовных дел: резкий рост числа желающих принять ребенка на воспитание в свою семью, к сожалению, во многих случаях обусловлен интересом получения постоянного дохода, а для некоторых приемных родителей — это вообще единственный способ заработать», — сказал Комиссаров на «круглом столе» в Совете Федерации.

Он привел целый ряд примеров из разных регионов России, свидетельствующих о таком явлении.

По его словам, результаты по сокращению числа детей, находящихся в детских домах, не всегда можно оценить как достижение в сфере защиты их прав. «Это я к тому, что у нас на 50% количество детдомов снизилось, и все говорят, как это хорошо, все прекрасно. А что за этим стоит?» — сказал Комиссаров.

Кроме того, он сообщил, что практически половина случаев насилия в отношении приемных детей — это преступления против половой неприкосновенности. «Другими словами, наряду с коммерческой эксплуатацией сироты распространение получает сексуальная эксплуатация таких детей, причем как со стороны мужчин, так и со стороны женщин», — отметил представитель СК РФ.

Каждая мама обязана знать:  Как помочь дочке начать общаться словами

В этой связи он сообщил, что в СК РФ «абсолютно согласны с мнением министра образования и науки РФ Ольги Юрьевны Васильевой, обратившей внимание на крайнюю важность такой задачи, как подготовка приемного родителя, контроль и прежде всего помощь приемной семье».

«Это должны быть не те люди, которые берут детей в семью в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств. Это должны быть люди, обладающие определенными профессиональными компетенциями, которым государство не побоится доверить бесценную детскую жизнь, и спрос должен быть с них как с профессионалов», — считает Комиссаров. Москва. 23 июня. INTERFAX.RU

Наконец-то почти официально стали признавать, для чего на самом деле разрушаются детские дома — это огромный бизнес, который выгоден всем: и «коммерческим родителям», и опеке, и чиновникам, через которых идут жирные финансовые потоки, и ювенальщикам, получающим действенные механизмы разрушения семей и связей между поколениями.

Может быть проще деньги, которыми «кормят» фостерные семьи, направлять маломущим и многодетным семьям, оказывать финансовую поддержку социальных проектов, направленных на сохранение родных семей, а не с помощью ювенальщиков пополнять по малейшему поводу детдома, из которых детей потом отдают «на содержание» всем желающим.

Хотя зачем им это? Ведь это бизнес, просто бизнес. (с)

Усыновление глазами психолога: «Действовать с позиции любви»

На вопросы ю-мамы отвечает детский психолог Школы Приёмных Родителей, ассистент кафедры общей психологии и психологии личности УрГУ

На вопросы ю-мамы отвечает Екатерина Редина, детский психолог Школы Приёмных Родителей, ассистент кафедры общей психологии и психологии личности УрГУ

— Екатерина, кроме работы на факультете психологии, Вы сотрудничаете со Школой Приёмных Родителей на добровольных началах – почему? Ведь психолог – профессия широкого профиля. Почему Вы выбрали именно усыновление – у Вас какая-то личная история с этим связана?

— Это действительно волонтёрская работа. Я работала с детьми, а с усыновлением лично в жизни не сталкивалась. Но у меня есть история в семье, и вполне позитивная. В семье моего папы был опыт усыновления. Но это история слишком далёкая от меня, она просто имела место, однако, благодаря ей усыновление как таковое сейчас не является чем-то неизвестным для меня. А про «Школу приёмных родителей» я узнала случайно: я просто сидела на сайте ю-мамском и нашла объявление.

— Есть ли у Вас свои дети и задумывались ли Вы лично для себя об усыновлении?

— Своих детей пока нет, тема усыновления обсуждается. Так, с подружками мы разговариваем об этом, они рассказывают, как к этому относятся за рубежом…

— Совсем по другому. В Штатах, например, это вполне обычное дело.

— В плане сбора документов?

— В плане общественного мнения прежде всего. Там приёмный ребёнок не считается каким-то неполноценным, именно это – обычное дело. У нас почему-то считается, что раз из детского дома, то он какой-то ущербный. И своровать может, и станет алкоголиком, наркоманом, маньяком. И это самые главные причины, на мой взгляд, которые мешают людям в России усыновлять детей. Первые причины – в сознании.

— Тот самый миф о дурной наследственности…

— Да, причём, чаще всего считается, что именно по наследству это и передаётся.

— А на самом деле как? Как специалист скажите.

— Это сложный вопрос. Естественно, есть определённая генетическая предрасположенность к чему-либо. Клептомания, например, чаще всего бывает связана с задержкой интеллектуального развития. В других случаях, это прежде всего поведенческая реакция (например, попытка привлечь внимание или показать свою независимость). И равно как алкоголизм и наркомания – это будет в больше степени не физиологическая наследственность, а именно социальная болезнь.


— Так, получается, что ребёнок, выросший в семье наркомана, с большей долей вероятности станет наркоманом, даже если он царских кровей.

— Да! И заметьте – не потому, что у него предрасположенность к этому на уровне физиологии, а потому, что он растёт в среде, где наркотики – обычное дело, нечто, что приносит главное удовлетворение от жизни…

— Но как же быть всё-таки с рождёнными от наркоманов?

— У них действительно может быть склонность к возникновению зависимости, но зная об этом, можно предупредить её развитие. Понять, почему у человека возникает потребность впадать в зависимость.

— Прежде всего, к этому приводит поиск лёгких путей. Зависимость – неважно, от чего: от алкоголя и наркотиков, или от работы, или от какого-то человека – даёт быстрый результат (например, положительный эмоциональный фон, расслабление). Не нужно добиваться чего-то (например, закончить какой-то проект и почувствовать себя героем) — проще выпить и почувствовать себя «на высоте».

— Хорошо, вот мы знаем: взятый нами ребёнок – с неблагоприятной наследственностью и склонен впадать в зависимости от чего бы то ни было. Что мы можем сделать?

— Научить его достигать побед и чувствовать удовлетворение от собственного труда. Дать возможность ему оценивать, что для него положительно и что отрицательно. Учить выражать собственное мнение, для таких людей очень важно суметь сказать «нет» в сложных ситуациях. Кроме того, родители должны позаботиться о формировании благополучной социальной среды вокруг ребёнка, ведь часто склонность усугубляется под воздействием среды. Почему говорят: «бывших алкоголиков и наркоманов не бывает»? Потому что часто после лечения и избавления от зависимости человек снова попадает в среду, где алкоголь и наркотики – обычное дело. Особенно критично это становится в подростковом возрасте – в этот период среда влияет на ребёнка более всего, давая ему такое нужное ощущение собственной значимости и часто за счет вот таких форм поведения.

— А если ребёнок ещё и не родной, приёмным родителям опасность мерещится за каждым углом!

— Да, именно так – порой, они чересчур критичны к ребёнку. Это объясняется их беспокойством в связи с тем самым мифом о дурной наслественности, которая непременно проявится. И они с тревогой ждут – когда же она даст себя знать. Они чересчур восприимчивы к любым провинностям приёмного ребёнка, к любым отклонениям от нормы. Чуть проявляется что-то негативное, они начинают объяснять: «это потому, что он мне не родной!» А будь это свой ребёнок – никто даже не задумывался бы о собственных «дурных генах». Хотя при внешне благополучной семье может такая наследственность оказаться. И все дети если не воруют, то хотя бы раз в жизни обманывали своих родителей. И пробовали покурить, или проверить родителей на прочность, не придя домой ночевать. В случаях с усыновлёнными детьми это может приниматься близко к сердцу, так что родители в запальчивости могут выдать неадекватную реакцию: «ты вообще у нас не родной». И это вызовет новый виток конфликта.

— Если не спровоцирует ещё более тяжких последствий…

— Ну конечно! В подростковом возрасте дети склонны к импульсивным поступкам – тут нужно быть как можно деликатнее. И уж точно подростковый возраст – не самое лучшее время для раскрытия тайны усыновления. Если он до сих пор не знает о том, что был усыновлён, то лучше дождаться более благоприятного момента. Подобные известия могут очень ранить его. И наиболее распространён вариант потери доверия к родителям, обиды за то, что раньше не сказали об этом. И существовавшее до этого уважение к родителям рассыплется, он начнёт себя противопоставлять: «вы вообще мне не родные и не воспитывайте меня тут».

— Но как-то всё равно придётся пережить это кризис, этот период отторжения. Как наименее болезненно это сделать?

— Расслабиться и позволить ему сформировать свою точку зрения. Некоторые мудрые родители говорят: «в своё время он был мал, мы приняли решение о том, чтобы стать его родителями; теперь он должен принять решение, хочет ли он стать нашим ребёнком». Это очень взвешенная позиция. Пусть принимает решение – это непростой процесс, не давите на него. Дайте самостоятельность в принятии решений и предоставьте возможность выбора. Но противоречие подросткового возраста ещё заключается в том, что дети испытывают острую потребность выбирать, но при этом не хотят нести ответственность за свои поступки. И здесь задача родителей показать, что и он тоже может выбирать, и когда он сам принимает решения, это будет приниматься в расчёт и будет иметь такие-то результаты.

— Понятно, подростковый возраст – не лучшее время для открытия тайны усыновления. Но тогда когда и как говорить об этом? И надо ли говорить – какова точка зрения психологии?

— Говорить, причём, говорить как можно раньше. Ясно, что если берут ребёнка из детского дома старшего дошкольника или школьника, то эти дети уже понимают, что есть биологические родители. А если малыша взяли маленьким, то его готовят к этой мысли точно также, как готовят к рассказу о появлении детей на свет. Это может быть один из вариантов сказки: аист принёс, в капусте нашли, взяли из детского дома… Впрочем, семьи разные, и для кого-то этот вариант неприемлем. Кто-то решает для себя однозначно: не говорить. Это накладывает определённые ограничения – возможно, потребуется смена не только круга общения, но и города… Потому что, не дай бог, информация всё же просочится – и вскроется обман (а ведь это обман!). Обман ребёнку принять гораздо сложнее. Но его тоже можно объяснить с позиции любви: «мы не говорили тебе, что ты был усыновлён, заботясь о тебе. Мы беспокоились о тебе».

— Скажите, как при таком раскладе удержаться от оценок? Вообще, рассказывая ребёнку об усыновлении, можно ли избежать оценочности? Ведь даже если взрослые изложат всё более или менее нейтрально, у самого наверняка него возникнет желание назвать в этой ситуации «хороших» и «плохих»…

— Здесь тяжело скорее самим родителям, ведь ребёнок свою оценку сформирует на основе их отношения к вопросу. На самом деле дети дошкольного возраста не сильно озабочены такими вещами. Боле старшие, конечно, захотят получить больше информации. И если вы будете закрывать её, избегать этой темы, у ребёнка будет ощущение, что с его происхождением связано что-то страшное. Ведь это – часть его истории, и раз родители её стыдятся, значит и его самого они тоже стыдятся.

— Так и что делать родителям? Скрывать свои негативные эмоции? Давить в себе?

— Нет, зачем! Просто нужно заранее определиться и настроиться. Есть время подумать – усыновление за один день не делается. Ещё на этапе сбора документов можно повстречаться с психологом, договориться друг с другом, выработать взвешенную позицию, нейтральную. Без «хороших» и «плохих». В любом случае, оценка ребёнка будет меняться с течением жизни.

— Выходит, тут проще всего сказать, что родители умерли…

— А если ребёнок всё же узнает? Получится то же самое: «вы мне врали, вы не доверяли». Он обидится. Впрочем, бывает по-разному, и всё зависит от отношений между родителями и детьми. Если опять же суметь объяснить ребёнку: «да, мы были неправы, но мы так заботились о твоём спокойствии».

— А в каком возрасте лучше усыновить ребёнка?

— Для самого ребёнка лучше с самого рождения находиться в семье. Семья лучше детдома. Но в любом случае, чем в более раннем возрасте усыновлён ребёнок, тем лучше для него. Ведь на протяжении первого года жизни – самые высокие способности к адаптации, исправлению чего угодно. Кстати, в Америке в результате исследования выяснили: один месяц в детдоме отбрасывает ребёнка на три месяца назад в развитии…

— И это в Америке! У нас наверное ещё больше.

— Наверное. Но исследование проводилось в Америке. И при том, отметьте, что в Америке практически нет домов ребёнка – отказники у них или устроены в приёмные семьи, или усыновлены.. у них масса разных форм социализации сирот существует. И у нас тоже политика государства такова: как можно раньше устроить детей в семью…

— Но знаете, одно дело – политика государства, и совсем другое – ситуация на местах. Я послушала рассказы усыновителей и тех, кто сталкивался с детдомами и опеками… и знаете, мягко говоря, я в растерянности! Потенциальных усыновителей напрямую отговаривают от усыновления, рассказывают страшные диагнозы, которые потом не подтверждаются, пугают дурной наследственностью. Неужели это выгодно – содержать детей в приютах? Не говоря уже обо всех эмоциональных аспектах?

— Действительно, такое присутствует, однако с нового года в меньшей степени. Хотя, на мой взгляд, содержать ребенка в детском доме даже экономически более затратно, чем в семье. А для развития ребенка, эмоционального и психического, необходимо конечно находиться в семье.

— Так почему тогда препятствуют усыновителям, как Вы считаете?

— Нельзя сказать, что препятствуют… Может быть, это делается из тех же экономических соображений – не хотят закрывать детдома, штат распускать, финансирование сократится… Не знаю, чего уж они опасаются.

— Но уж, к сожалению, российские ДД наверное вряд ли скоро опустеют…

— Знаете, у нас в законе прописано: приоритетной для ребенка является любая форма устройства ребенка в семью, так что органы опеки должны устроить каждого брошенного ребёнка в семью (по крайней мере, должны попытаться это сделать), но почему-то этим занимаются мало! И даже если потенциальные родители приходят в детский дом, его действительно нередко начинают отговаривать (те, кто приходит ко мне на консультации, часто рассказывают об этом). Если из двух родителей кто-то хоть немного сомневается, то начнут давить на него, расскажут массу историй, приведут кучу непонятных диагнозов.. Хотя, в последние несколько месяцев ситуация несколько изменилась в положительную сторону, по рассказам усыновителей.

— Тогда к чему нужно приготовиться будущим усыновителям?

— Приготовиться к тому, что вас будут отговаривать, будут пугать страшной наследственностью и болезнями. Диагнозов у детей действительно много, но нужно иметь в виду: в детских домах и больницах дети находятся под неусыпным контролём специалистов. Своего родного ребёнка родители никогда так старательно не обследуют, как обследуют детишек в детдомах и домах ребёнка. Там они постоянно проходят разные осмотры, и естественно каждый врач что-нибудь напишет.

— Доктора отрабатывают свой хлеб?

— Нет, не отрабатывают, просто любого, даже с виду здорового человека, если так тщательно обследовать, какие-нибудь диагнозы у него да отыщутся. Нужно приготовиться к этому. Вам выдадут пять диагнозов – не теряйтесь, ведь при расспросе может выясниться: один из этих диагнозов снимается после сеанса массажа, другое нарушение обычно проходит к году… И так далее. Когда мы проводим занятия, мы готовим родителей к этому: выясняйте, что за диагнозы, не стесняйтесь расспрашивать. Даже самый на вид страшный диагноз – «контакт по ВИЧ» (который не позволяет ребёнку быть усыновлённым) – может сниматься к полутора-трем годам (если за все эти годы анализы на ВИЧ будут отрицательными).

Каждая мама обязана знать:  Кто сидит в шкафу — как относиться к детским страхам

— Я знаете о чём подумала? А вот эти проволочки, не являются ли они с другой стороны своеобразной «проверкой на вшивость»? Если ты уверен, что хочешь усыновить ребёнка, то тебя никакие диагнозы с толку не собьют…

— Отчасти и так. Сам процесс сбора документов – дело нелёгкое, оно по силам только человеку, действительно страстно желающему добиться своей цели.

— Может быть, тогда целесообразно начать не со сбора документов, а с визита у психологу?

— Конечно! К нам в Школу всё чаще приходят люди, которые ещё только обсуждают для себя этот вопрос. И это очень похвально, что они хотят пообщаться не только с психологом и юристом, но и с теми, кто уже в процессе сбора документов и с тем, кто уже усыновил.. Это общение несколько отрезвляет людей. Даёт понять, что это не так всё радужно: вот я заявил о намерении усыновить, и тут же все побежали мне навстречу, и документы выдали без очереди, и ребёнка мне найдут, всё само собой получилось…

— Вы можете сказать, кто не может быть усыновителем? Не с юридической, а психологической точки зрения? Случалось в Вашей практике такое, что приходит к Вам семья, и Вы видите – ну никак этим людям нельзя позволить усыновить ребёнка! Или чтобы стать родителем достаточно одного жгучего желания, и уже одно это говорит о психологической зрелости будущего родителя?

— Тут такой момент. Если с такими .. скажем так.. «сложными» людьми работать, и если несмотря на всё рассказанное и все предупреждения, они всё-таки остаются при своём желании, то наверное, они и достойны быть усыновителями. Наверное тем людям, которым нужен ребёнок для решения собственных внутренних проблем, то им бы я, конечно, не советовала спешить с усыновлением. Но опять же, нас ведь никто не проверяет на «пригодность» к родительству перед рождением ребенка и не запрещает нам это делать.

— Так что же – получается, что раз каждый (теоретически) может быть родителем, то и каждый также может стать усыновителем?

— Получается, что да. Все.. Да, пожалуй, что все могут быть усыновителями. Только после определённой психологической работы над собой. Важно, чтобы люди понимали и осознавали, на что идут, что их ждёт в будущем, чтобы сняли все иллюзии на этот счёт.

— Тогда о мотивациях давайте поговорим. Что приводит людей к усыновлению? Давайте рассмотрим некоторые .. скажем так.. не вполне здоровые мотивации, которые заведомо приведут к негативным последствиям в будущем.

— В каждом случае всё индивидуально. В принципе в любой мотивации можно найти положительные моменты. Но могу сказать: достаточно сложен вариант утраты собственного ребенка. Когда свой ребёнок, например, погиб, и родители хотят тут же заменить, и как бы вместо него растить и любить другого. Для кого-то эта замена удастся, его примут как родного и будут дальше жить в радости, а для кого-то это окажется непреодолимым препятствием. Ведь это достаточно сложно: своё горе ещё не пережито, а тут уже новый ребёнок, и требуются большие душевные силы на этапе принятия его в семью. А если он поведёт себя не так (а это в люб случае будет, ведь он другой!), и пойдут сравнения: «а этот такой, а тот был другой, а наш сделал бы лучше, был успешнее, талантливее, красивее…» Это очень сложная мотивация, и с ней, по крайней мере, надо очень серьёзно разбираться.

Ещё к примеру есть другая не вполне удачная мотивация: спасти страдающую душу. Здесь человек как бы возвышается за счёт принижения биологических родителей ребёнка. Он может даже не проговаривать этого, но в душе он носит осуждение «той негодной матери, которая кинула бедного крошку». И последствия такой мотивации могут в будущем проявиться следующим образом. Когда ребёнок вдруг ведёт себя не так, усыновитель ставит ему в вину: «я тебя спасаю, даю тебе всё, а ты мне в ответ – чёрной неблагодарностью…» Вот чем это может закончиться. Но, справедливости ради заметим, такое часто встречается и в обычных семьях. Здесь приходится родителям объяснять: ребёнок не обязан оправдывать ваши ожидания., Содержать вас в старости, и вообще, он когда-то будет решать: общаться с родителями или не общаться. Ведь такое бывает и с кровными родственниками – дети вырастают и перестают общаться с родителями. Но подобные проблемы возникают, как правило, у тех, кто не имеет собственных детей. И они слишком большой груз возлагают на усыновлённого ребёнка, особенно если они сами уже не молоды. «Ты наша надежда в старости» — подобные избыточные ожидания ни к чему хорошему не приводит. Если же дети собственные уже есть, то и сами родители проще относятся к появление нового члена семьи.

— Кстати, вот с этим – принятием в семью нового члена – какие могут быть проблемы? С какого возраста нужно обсуждать этот вопрос с родными детьми?

— Как только он может говорить. С 2-3-х лет, если вы планируете завести ещё одного ребёнка (неважно: родить или усыновить), нужно предупреждать своих детей, обсуждать с ними эти вопросы, спрашивать: «ты хочешь, чтобы у тебя был братик или сестричка»?

— Ага, а он возьмёт и скажет: «не хочу».

— Ну точно также бывает и со взрослыми! К нам иногда обращаются в таких случаях: мама за усыновление, а папа против. Тут и начинается работа. Нужно искать компромисс, действовать убеждением. Ведь человек должен сам прийти к этому решению – решение, навязанное извне, всё равно будет вызывать внутренний протест.

— Но бывает, ругаются по вопросу заведения детей, вплоть до развода.

— Ну уж если ругаются.. тут женщина должна решать для себя, что ей важнее. Хочет ли она по-прежнему жить с этим мужчиной, или споры по вопросы усыновления являются только проявлением напряжённых отношений в семье вообще. В любом случае, навязывать усыновлённого ребёнка не нужно. Если вы потихонечку предложили, намекнули – он говорит: «не знаю, я ещё не думал об этом». Не наседайте – давайте информацию, о том, как это бывает. Пусть он сам принимает решение.

— Есть же множество разных форм, кроме усыновления?

— Да, если ребёнок не может быть усыновлён (например, наличие братьев-сестёр), он может быть взят под опеку. Это такая форма, когда ребёнок может быть потом изъят из семьи. Так, при опеке нет тайны (как при усыновлении), сохраняется связь с биологическими родителмяи (если они, например, в местах лишения свободы, то после освобождения они могут заявить свои права на ребёнка и его заберут у опекунов)…

— Но это же безобразие! Ребёнок жил в семье, и вдруг его «изымают». А он привык, полюбился… и для родителей получается та же потеря и утрата, словно бы родного ребёнка отняли…

— Именно поэтому под опеку не отдают очень маленьких детей – до трёх лет. И здесь тоже существуют разные варианты. Например, если родной родитель лишался ранее родительских прав, но тут снова заявил права на ребёнка, а опекун подаёт документы на усыновление, то опекун имеет преимущество перед биологическим родителем, поскольку он уже воспитывает этого ребёнка, и тот к нему привык.

— Почему тогда вообще существует эта опека? Она используется как промежуточный этап перед усыновлением?

— Да, как промежуточный используется. Кроме того, под опеку берут ребёнка, если у него был контакт с кровными братьями-сёстрами. Можно взять таких детей под опеку в разные семьи, но давать им возможность общаться, чтобы кровные связи не разрывались.

— Или взять всех братьев-сестёр в одну семью…

— Не все готовы на это. Родители выбрали одного вполне конкретного ребёнка, а к нему «в нагрузку» — братья-сёстры? Кстати, иностранцы в этом плане легче на подъём: они и братьев-сестёр усыновляют проще, и больных детей берут.

— А это правда, что за усыновление иностранцы платят деньги, и именно поэтому им оказывается преимущество в усыновлении перед российскими усыновителями?

— Здесь чаще всего схема следующая: иностранные граждане со своей стороны обращаются в агентства, которые работают на платной основе. Эти агенты оказывают усыновителю услуги по подбору ребёнка, и по сбору документов… Но приоритета перед российскими усыновителями у иностранцев нет.

— Вот часто говорят: «уж лучше ребёнка усыновят за рубеж — там лечение и образование качественнее…»

— Я как психолог скажу: лучше, чтобы ребёнок в принципе был усыновлён, чтобы он жил в семье, а уж второе дело – в России или за рубеж. Но иностранцы у нас не имеют приоритета. Формально приоритет имеют российские граждане, и только в случае, если от ребёнка трижды отказались российские усыновители, он может быть показан иностранцам.

— Это как-то документируется – что от него отказались?

— Да потенциальных родителей просят написать отказ, если ребенок им не подходит, например, по внешним параметрам. Могут быть против детские дома.

— Про волонтёров вопрос. Вот они приходят в детдом или больницу к отказникам, играют с ними, общаются, а потом уходят… А детки-то привязываются!

— Смотря, как договориться. Вот в Детский Дом №5 приходят волонтёры регулярно, и деткам (им 3-4 года и больше) сообщают: «к вам придут гости ».. Что тут такого? Ведь к детям и в семьях приходят гости. Волонтёры приходят как друзья – помогают, проводят время вместе, что-то делают по хозяйству. Конечно, существует момент какого-то ожидания: «а вдруг всё-таки это мои мама и папа»…

— Это, наверное, невероятно сложное переживание для ребёнка 3-4 лет! Каждый раз кто-то приходит, смотрит тебя, как яблоко на ярмарке: съесть – не съесть…

— Не нужно путать помощь волонтёров и смотрины, которые устраивают потенциальным родителям. К этим смотринам детишки наряжаются, готовятся. Спорят: «меня возьмут — нет меня, я лучше!». Здесь зависит от взвешенной позиции воспитателя и психолога – в каждом детском доме работает психолог, эти моменты должны прорабатываться. Ошибка, если воспитатели перед этим говорят: «пришли дядя и тётя, веди себя хорошо, может быть тогда тебя усыновят» — это не лучший вариант. Ребёнок будет думать, что вопрос о том, возьмут его в семью или не возьмут, зависит от него самого, от его личных качеств. А на самом деле родителям он, может быть, не подойдёт по внешним показателям – цвет волос, рост или вес. Этими вещами нельзя манипулировать. Нужно наоборот, проще настраивать ребёнка: «пойдём, познакомимся. К нам пришли гости». Может быть, подать этот визит в игровой форме. Почему и говорят, что приходы тех же волонтёров очень благоприятны в этом смысле: ребёнок учится взаимодействовать с разными «гостями», он привыкает к частым визитам посторонних взрослых, и уже не так напряжённо к ним относится. И для ребёнка это опыт социализации.


— С этой точки зрения проект вашей школы «Семья Выходного Дня» вообще великолепен!

— Да, здесь дети получают возможность познакомиться с разными моделями поведения, побывать в разных бытовых ситуациях. Посмотреть, как люди проводят время вместе, как готовят ужин, как посуду моют, как спать ложатся, как встают… они могут принять в этом участие. Посмотреть, как взаимодействуют между собой разные поколения – внуки и бабушки, дети и родители. Но считается, что этот проект предназначен для адаптации детей старше семи лет. Они к этому возрасту уже готовы свободно общаться с посторонними взрослыми, им можно многое объяснить так, чтобы исключить в дальнейшем срывов: «нет, не хочу обратно в детдом, хочу тут остаться».

— Но в такой «гостевой» семье, я думаю, и другой перегиб возможен: семья выходного дня устроит к визиту детдомовского гостя такой фейерверк и праздник, что дети будут думать, что вся семейная жизнь складывается из развлечений… Накупят ему подарков, провезут по кафешкам…

— Проект предполагает не одну семью, а знакомство с разными семьями. Чтобы ребёнок посмотрел разные модели поведения взрослых и детей. Ведь многие дети ходят к друзьям в гости, даже ночевать остаются у друзей-подруг. Это то же самое. Они смотрят, сравнивают: в этой семье разрешают допоздна смотреть ТВ, а тут все в 8 часов спать ложатся.

— Последний вопрос: с чем чаще всего обращаются в Школу Приёмных Родителей?

— С адаптацией чаще всего обращаются. Спрашивают совета, когда возникают сложности с привыканием друг к другу после усыновления. Но это чаще всего моменты уже в более старшем возрасте — школьники, подростки. Рассматриваем взаимоотношения «родители-дети», и «приёмный ребёнок — свои дети». Мы очень радуемся, когда приходят двое – это редкость, часто приходит мама одна, а папа с молчаливой поддержкой дома. А вообще, если так проанализировать – обращаются с проблемами теми же, что и обычно возникают в семьях. Конфликт поколений, трудный возраст…

— А с чем бы хотелось, чтобы шли?

— С мотивацией. Т.е., чтобы побольше обращались на этапе подготовки и обдумывания. Чтобы раньше задумывались бы о последствиях своего поступка, чтобы узнали заранее, чего им ожидать от усыновления. Это поможет избежать многих проблем, которые могут возникнуть в будущем.

Телефон Школы Приёмных Родителей 213-05-31

Здесь с будущими усыновителями (на добровольных началах!) работают психолог и юрист. Те, кто прошёл все этапы усыновления, также приходят поделиться опытом с новичками.

Занятия бесплатные, проходят по воскресеньям с 14 до 16 в детском клубе «Чайка» (город Екатеринбург, район Управления Дороги).»

Как справиться с психологическими трудностями при усыновлении

Не секрет, что появление ребенка кардинально меняет жизнь в семье. Нередко при рождении собственного малыша его родителям приходится сталкиваться с определенными психологическими трудностями. Что уж говорить о приемных и усыновленных детишках! Как правильно подготовиться к усыновлению ребенка, с какими трудностями придется столкнуться приемным родителям и как их успешно преодолеть, читателям «Комсомолки» рассказал педагог-психолог дома ребенка «Солнышко» Евгений Носов .

Каждая мама обязана знать:  Как справиться с сыном

До…

Перед тем, как решиться на усыновление, имейте в виду, что:

… и после усыновления.

Первое знакомство приемных родителей с будущим ребенком редко проходит гладко. Нормальный здоровый ребенок на появление незнакомых людей реагирует плачем – а те зачастую пугаются и даже обижаются. Будущие родители не умеют общаться с малышом, не знают, как его переодеть, накормить, уложить спать. Поэтому на первом посещении малыша всегда присутствуют психолог, логопед и врач. Они помогают будущим маме и папе подружиться с ребенком. Как правило, уже через 20 минут контакт бывает установлен. Однако после того как малыш оказывается дома, родители сталкиваются с новыми трудностями.

— Адаптация к новым условиям. Переезд в новый дом, полная смена обстановки – сильный раздражающий фактор для малыша. В первые дни он много плачет, хнычет, не всегда сразу находит с новыми родителями общий язык. Причем чем старше ребенок, тем дольше проходит адаптация. В среднем этот период занимает от 7 до 21 дня, но может затянуться и на 3 месяца. Чтобы адаптация прошла легче и быстрее, нужно чаще посещать ребенка во время подготовки документов, гулять с ним, рассказывать о том, что ждет на новом месте. Деткам постарше (3-4 года) можно приносить фотографии вашей квартиры.

— Бытовые трудности. Как бы вы ни готовились заранее, это всегда оказывается сложно. Вы никогда в жизни не надевали памперсы и не варили манную кашу? Вы не представляете, как купать малыша? Не переживайте – всем этим премудростям вы очень быстро научитесь. А на первое время очень хорошо определить опытного человека (родственницу или близкую подругу, которая поддерживает ваше решение), к которой вы всегда могли бы обратиться за подобным советом.

— Изоляция от привычного круга общение, ощущение себя изгоем. Даже если вы знали об этом заранее, такая изоляция может весьма тяготить. Найти единомышленников помогут Интернет-форумы таких же матерей и отцов, усыновивших ребятишек или взявших их в приемную семью. Здесь же вы наверняка сможете поделиться своими проблемами и получить советы по их решению.

— Когда ребенок находится один, у него могут проявляться стереотипные движения – например, сосать палец, раскачиваться из стороны в сторону. Не нужно этого пугаться или вводить запреты. Это происходит оттого, что в доме ребенка малыш все время находился в коллективе и еще не научился сам себя занимать. Поэтому просто переключите внимание сына или дочки на игрушку, кошку и т.п.

— Медицинские проблемы, необходимость регулярно проходить обследования специалистов. Вам придется принять этот медицинский план обследований и прививок, и следовать ему.

Впрочем, помимо трудностей, родителей, усыновивших малыша из дома ребенка, ждут и приятные моменты. В частности, такие дети уже приучены к режиму, обладают определенными навыками самообслуживания, умеют общаться со сверстниками и не будут испытывать проблем при поступлении в детский сад

Мифы об усыновленных детях.

Миф №1

Для многих родителей характерно чувство страха: «Я не справлюсь, я окажусь плохим родителем». Практика показывает, что это не так. Конечно, не все получится сразу, но уход за ребенком – не слишком большая премудрость, и вскоре вы ее освоите.

Миф №2

«У него плохие гены», «Он вырастет плохим (необразованным, испорченным) человеком», «Все мои усилия будут напрасны», «Он повторит судьбу своих кровных родителей». «Плохая наследственность» — самое распространенное, практически «универсальное», объяснение любым трудностям, возникающим в процессе воспитания приемного ребенка. И самое опасное. Потому что «наследственность» — то, что изменить нельзя. То, что не дает шанса ни ребенку, ни родителям. А значит, заставляет опускать руки и отчаиваться вместо того, чтобы решать проблемы. Ссылаясь на плохую наследственность, мы, по сути, отталкиваем ребенка от себя, отказываем ему в праве меняться.

На самом деле проблемы в развитии детей-сирот в гораздо большей степени связаны с травмой отрыва от семьи и родительской депривацией, чем с наследственностью. Именно отсутствие достаточной заботы и эмоционального контакта с близким взрослым в раннем детстве, а в некоторых случаях — жестокое обращение, являются основной причиной диспропорционального развития таких детей, а не пресловутая «генетика». Поэтому чем раньше брошенный малыш снова попадет в любящую семью, тем для него лучше.

Миф №3

«Я не смогу его полюбить», «Мы никогда не станем друг другу родными», «Он скажет когда-нибудь: ты мне не мать!». Или наоборот – «Я несу за него особую ответственность».

Выйдя за двери дома ребенка с малышом на руках, навсегда забудьте слово «усыновленный», «неродной» и т.п. Теперь это ваш сын или дочка. И любить его надо разумно, гиперопека вредит любым детям, независимо от того родные они или приемные

СОВЕТЫ ПСИХОЛОГА РОДИТЕЛЯМ:

Не терять головы.

Избегать предвзятости в суждениях.

Больше доверять своим чувствам «здесь и сейчас», в сегодняшнем общении с ребенком, а не страхам «что может быть потом».

Отдать себе отчет в своих мотивах: чего я хочу? Помочь ребенку, которому трудно и плохо? Испытать радость родительства, заботы и любви? Или получить «идеального» ребенка?

— По особо пугающим вопросам, например, о генетически передающихся болезнях, собрать достоверную информацию.

Подумать о своем супруге, о самых близких друзьях. У них совсем «чужие» вам гены. Это не мешает ни любви, ни близости, ни взаимопониманию.

Создавать дома «развивающую среду», много общаться с ребенком, поддерживать его начинания, разрешать пробовать новое; самим относиться к занятиям как делу увлекательному, а не как к «обязаловке».

— Помнить, что отставание в развитии детей-сирот связано прежде всего с недостатком любви и вызванной этим тревогой, которая блокирует природную любознательность ребенка, как говорят психологи, «аффект тормозит интеллект». Когда ребенок в вашей семье почувствует себя любимым и защищенным, его развитие ускорится.

Не сравнивать с другими. Любое сравнение подкрепляет неуверенность ребенка в своих силах и боязнь потерпеть неудачу. Каждый ребенок уникален, кроме недостатков есть еще и особенности. Сравнивайте его только с ним самим, вчерашним: раньше не умел, а теперь получилось!

Терпеливо ждать. Получить все и сразу невозможно. Ни одному садовнику не придет в голову разворачивать бутон, чтоб цветок быстрее раскрылся и стал красивым! Все, что в принципе возможно – в свое время будет, при условии хороших взаимоотношений и вашей разумной помощи и поддержки. А что невозможно – того все равно не добьетесь, только измучаете себя и ребенка.

Разумно определять нагрузки. Они должны быть посильны и для нервной системы, и для интеллектуального потенциала ребенка. Приготовление уроков «до ночи» не бывает продуктивным!

Хвалить за усилия, а не за результат. В любом деле важны последовательные усилия и преодоление трудностей. Научить ребенка этой жизненной мудрости – наверное, основная задача. Приемным детям она дается сложнее. Во-первых, опыт отвержения родными родителями подрывает веру в себя, а она лежит в основе настойчивости и упорства (не путать с упрямством – это вещи прямо противоположные!). Во-вторых, именно воля и терпение – качества, которые отсутствовали у кровных родителей этих детей, и формировать их приходится «с чистого листа».

Верить в ребенка. Вера родителей в своего ребенка – это источник его жизненных сил и две трети будущего успеха!

Проблемы усыновления ребенка

Усыновление ребенка — важный и сложный шаг, на который люди идут по разным причинам: кто-то отчаялся завести потомство, кто-то уже вырастил детей, они разъехались, а сил и нерастраченной любви осталось много. Мотивов может быть множество, важно, чтобы решение принималось не вслепую, а с осознанием всех потенциальных трудностей и ответственности, которая ложится на усыновителей и их близких. Кроме того, необходимо знать, какие юридические аспекты подразумевает эта процедура.

Кто может быть усыновителем?

Усыновить ребенка могут люди, которые не лишены родительских прав или не ограничены в них. Одного желания недостаточно — нужно доказать органам опеки свою физическую и материальную состоятельность. Необходимо иметь в собственности или арендовать жилплощадь, подходящую для проживания ребенка. Кандидаты в усыновители должны обладать положительными характеристиками и стабильным доходом, позволяющим обеспечить ребенку прожиточный минимум, установленный законодательством.

Еще одно важное требование — отсутствие тяжелых или опасных заболеваний. Важно, чтобы состояние здоровья потенциальных родителей позволяло им осуществлять необходимый уход и воспитание ребенка и не угрожало его здоровью. Ограничением является недееспособность или ограниченная дееспособность одного из супругов-усыновителей или наличие судимости но определенным статьям.

Формально взять ребенка может пара, не состоящая в браке, — в качестве усыновителя при этом выступает один из них. В законе нет ограничений на усыновление детей одинокими людьми, но на практике по понятным причинам к таким людям органы опеки относятся более строго, даже предвзято.

С чего начинается процесс усыновления

Усыновление всегда начинается с решения. Важным аспектом в этом вопросе является психологический настрой. Не играет роли, каким путем вы пришли к этой идее: последовали ли примеру друзей или мечтали об этом с самого детства, а может быть, усыновление — это единственный шанс стать матерью или отцом. Главное — подойти к делу ответственно, не спешить в ближайший детский дом, а осмыслить ситуацию и задать себе вопрос: зачем вам это нужно. Ребенок не должен служить инструментом разрешения каких-либо личных проблем или быть предметом манипуляции. Например, если человек одинок, потому что потерял ребенка, психологи рекомендуют на некоторое время воздержаться от мыслей об усыновлении.

Поскольку отгородиться от окружающего мира невозможно, не помешает обсудить этот вопрос с ближайшими родственниками и выбрать общую линию поведения в случае возникновения трудностей. Не менее важно трезво оценивать свои финансовые возможности и психологическую готовность к преодолению проблем. Поэтому с мыслью об усыновлении нужно прожить несколько месяцев и только после этого предпринимать любые действия.

Если решение уже принято, можно делать первый шаг. Лучше всего для начала самостоятельно изучить законодательную базу, требования к усыновителям, права и обязанности. Затем нужно записаться на консультацию в местный орган опеки и попечительства. На этом этапе цель визита — подача заявления с просьбой выдать заключение о возможности стать усыновителями.

Не стоит сдаваться, встретив холодный прием на первых порах. От сотрудников органов опеки зависит дальнейшая судьба ребенка, а с просьбами об усыновлении обращаются разные претенденты, среди которых встречаются те, кто не принял окончательного решения, люди безответственные или с психическими отклонениями. Задача чиновников — отдать маленького человека в семью, которая к этому действительно готова.

В доказательство серьезности намерений претенденты иногда заранее готовят необходимый пакет документов. Однако с этим лучше не спешить, чтобы круг по кабинетам не пришлось повторять дважды. Одни из получаемых документов и справок действительны в течение года, а срок других истекает через три месяца после их выдачи. После получения заявления от потенциальных усыновителей орган опеки составит акт обследования жилищных условий, рассмотрит просьбу и выдаст свое заключение. В случае положительного ответа можно приступать к выбору ребенка.

Эта процедура выглядит не так радужно и просто, как многие ее себе представляют. Нельзя прийти в детский дом и указать на любого малыша, который вам приглянулся. В этих учреждениях много детей, не подлежащих усыновлению в силу того, что официально у них есть родители. Выбор ограничен базой органа опеки.

После того как выбор остановлен на конкретном ребенке, пишется заявление на усыновление и вопрос рассматривается судом. При положительном решении усыновители наделяются родительскими обязанностями и могут отправляться в ЗАГС за свидетельством об усыновлении и новым свидетельством о рождении.

Сложности процесса

Люди, желающие усыновить ребенка, часто сталкиваются с трудностями при получении различных справок и документов для подачи в органы опеки. Во многих случаях имеет место человеческий фактор — одна справка может быть получена за несколько дней, за другой придется ходить по кабинетам месяцами.

С препятствиями со стороны органов опеки сталкиваются в основном одинокие люди. Формально в законе нет ограничения на усыновление детей незамужними/неженатыми, но на практике статус усыновителя в этом случае получить не так просто. Поэтому важно заранее ознакомиться с юридическими аспектами и всесторонне подготовиться к возможным трудностям.

Сложности адаптации

Усыновление — психологически сложный процесс и для родителей, и для детей. В первое время возможно неадекватное поведение: агрессия, подозрительность, панические атаки и попытки убежать из семьи. У многих детей поведенческие проблемы вызваны тяжелейшей психологической травмой. В этих случаях правильнее всего не пытаться решать проблему внутри семьи, а обратиться к психологу.

Адаптация приемного ребенка в семье целиком и полностью зависит от родителей и их психологической готовности. Пожалуй, самым важным критерием является эмоционально-волевая решимость усыновителей преодолевать множество возможных трудностей в воспитании, их психологическая стабильность и концентрация на развитии личности ребенка. Чтобы не спасовать перед возможными проблемами, усыновителям желательно пройти курсы в Школе приемных родителей, а не надеяться на свой личный ресурс любви и знаний детской психологии.

Потенциальные усыновители должны быть готовы к ряду сложностей. Важно учитывать, что на характер ребенка влияет не только воспитание, но и гены. Речь сейчас не об асоциальном поведении. Проблема в том, что, в отличие от биологических детей, усыновленные, как правило, совершенно не похожи характером на своих новых родителей, поэтому ладить и находить общий язык не всегда легко.

Еще одна проблема — здоровье: даже если у ребенка нет серьезных заболеваний, он мог быть зачат и рожден в неблагополучной семье. То есть где о правильном образе жизни матери речи быть не могло.

Те, у кого уже есть свои дети, могут обнаружить дисбаланс в отношении к детям. Проявление нежности к биологическому ребенку естественно, и все происходит само собой. Мать, планировавшая рождение малыша, пережившая длительный период беременности, роды, да еще кормящая грудью, подготовлена к этому природой. В случаях с усыновленными детьми родители должны быть готовы к тому, что проявление нежности иногда будет требовать усилия воли или мысленного напоминания.

На всех этапах усыновления возникают разные проблемы. Но, какими бы они ни были, опыт показывает, что все они решаемы. И могут стать шагом на пути к построению счастливой и крепкой семьи.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация