В одном из торговых центров Москвы встретил подростка, который попрошайничал

Психологические особенности попрошайки

Милостыня развращает и подающего, и берущего,

и, сверх того, не достигает цели,

потому что только усиливает нищенство.

С отменой в 1991 г. ст. 209 УК РСФСР «Систематическое занятие бродяжничеством и попрошайничеством», предусматривавшей уголовное наказание до 2 лет лишения свободы, как несоответствующей нормам о правах человека, в нашей стране широко распространились данные социальные явления. Уголовная ответственность может наступить в случае вовлечения в попрошайничество несовершеннолетнего (ст. 151 УК РФ).

Попрошайничество – назойливое выпрашивание денег, продуктов и т.п.

Эмоционально-ценностная сфера людей, просящих милостыню, претерпевает значительные изменения:

  • снижается уровень самоуважения и аутосимпатии;
  • обнаруживается генерализированное безразличие к проблемным ситуациям;
  • появляется состояние депрессии, характеризующееся склонностью к распространению негативного аффекта на все сферы жизни;
  • выражаются суицидальные намерения;
  • существенно обедняется ценностная сфера, однако остается значимой принадлежность к семье.

В нашей стране можно выделить следующие группы лиц, занимающихся попрошайничеством:

  • бродяги;
  • престарелые и инвалиды, которым не хватает пенсии на лекарства, оплату жилья, питания и т.п.;
  • профессиональные нищие, для которых это прибыльный бизнес;
  • лица, для которых попрошайничество является одной из форм существования.

Отличие данных видов попрошайничества заключается в местах промысла. Так, действительно нуждающиеся люди и поэтому вынужденные попрошайничать, как правило, просят милостыню там, где много не подадут (продуктовые магазины, окраины, остановки транспорта).

Профилактические мероприятия в основном связаны с социальными мероприятиями. Так, после введения в Кодекс Хабаровского края об административных правонарушениях ст. 2.7 «Навязчивое приставание к гражданам», предусматривающей наложение административного штрафа в размере от одного до пяти минимальных размеров оплаты труда за «нарушение общественного порядка, выразившееся в навязчивом приставании к гражданам с целью попрошайничества», уменьшилось количество попрошаек в городе на рынке и вокзале.

Наибольшую угрозу для психики представляет попрошайничество несовершеннолетних. В связи с этим представляет интерес диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук Голованой Е.И. «Индивидуально-психологические особенности саморегуляции личности подростков, склонных к бродяжничеству».

Дорогие читатели, спасибо за Ваше внимание к моим статьям!

Если вам понравилась статья, ставьте «спасибо», оставляйте свои отзывы.

Сотрудники магазинов могут начать отгонять попрошаек от торговых павильонов

Фото: m24.ru/Евгения Смолянская

Сотрудники сетевых магазинов начнут следить за попрошайками возле торговых зданий. Об этом m24.ru рассказал председатель президиума Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Илья Ломакин-Румянцев. По его словам, часто покупатели жалуются на попрошаек, которые просят денег на выходе из магазинов. АКОРТ может обратиться к руководителям компаний, чтобы они предприняли соответствующие меры: сотрудники могут попросить отойти от торгового павильона попрошаек и бездомных или вызвать сотрудников правоохранительных органов.

«Сотрудники магазина должны вызывать сотрудников полиции, если там находятся люди, чье поведение наносит ущерб окружающим, или просто попросить уйти», – пояснил он.

По его словам, сейчас в городе достаточно много попрошаек и бездомных, в том числе у магазинов. «Мы можем обратиться к руководителям компаний, чтобы они смотрели за этим и принимали меры», – отметил глава АКОРТ.

В пресс-службе сети магазинов «Ашан» магазины пояснили, что не считают попрошаек большой проблемой. «В местах массового скопления людей бывают люди, которые просят милостыню. Например, на вокзалах у больших торговых центров. «Ашан» является таким местом, подобное случается, но мы бы не сказали, что это очень серьезная проблема», – пояснили в сети магазинов.

Сегодня с законодательной точки зрения полиция может привлечь к ответу только особо ретивых попрошаек по статье 3.8 КоАП Москвы «Приставание к гражданам в общественных местах». За такое правонарушение предусмотрен штраф от 100 до 500 рублей. С мая 2015 года ввели меры по отношению к попрошайкам в метро: за попрошайничество в подземке или в радиусе 25 метров возле станций полиция может оштрафовать на 2,5 – 5 тысяч рублей. В январе ГУ МВД по Москве предложила Мосгордуме ужесточить наказание за попрошайничество. Полиция предлагает внести изменения в уголовный кодекс и КоАП. При использовании для занятия попрошайничеством несовершеннолетних, малолетних, инвалидов, совершение преступления организованной группой, с применением насилия или с угрозой его применения, наступление тяжких последствий преступников предлагают сажать в тюрьму на срок до 10 лет. А штрафовать «профессиональных» попрошаек предлагают на сумму от одной до пяти тысяч рублей или арест на срок до 15 суток.

За 2015 год выгнали более тысячи попрошаек из метрополитена. Все они получили штрафы от 2,5 до 5 тысяч рублей. Кроме полиции на территории метро привлечь к ответственности попрошаек могут и контролеры. На улицах Москвы в прошлом году социальные патрули обнаружили также более тысячи попрошаек. Около половины из них оказались гражданами соседних государств. Из 1096 выявленных попрошаек только 582 человека имели российское гражданство, 505 оказались иностранцами и у 9 человек не удалось узнать гражданство.

При этом действительно нуждающимся людям помогают общественные и религиозные организации. Так, на Пасху Московским бездомным подарили порядка 3 тысяч праздничных наборов, в которые вошли консервы, сладости и освященные куличи. Кроме того, в столице выпустили карманный справочник для бездомных с картой мест, где лицам без определенного места жительства могут оказать помощь.

Председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла Андрей Карпов уверен, что попрошайничество у магазинов можно ликвидировать только с помощью правоохранительных органов. «Нужно привлекать правоохранительные органы и удалять таких людей, которые докучают покупателям. Я не скажу, что это проблема системная, но она встречается в некоторых местах, например, в отдаленных от центра торговых точках», – отметил он.

По его словам, в целом, отношение к попрошайкам в обществе двоякое. «С одной стороны общество негодует, когда видит попрошаек. Но с другой стороны, если сотрудники магазинов начнут применять силу и пытаться выгонять таких людей, то покупатели начнут их жалеть», – подчеркнул эксперт.

Председатель общественной организации «Гражданская безопасность» Сергей Гринин пояснил, что попрошайничество с приставанием в любом месте города является противоправным. «Сотрудники полиции должны выезжать на вызовы и принимать меры. А сотрудники магазина даже на территории перед магазином полномочий не имеют, но они могут подойти и попытаться уговорить, например, тот же сотрудник охраны», – отметил эксперт.

По его словам, данные меры могут временно избавить от попрошаек у магазинов. «Надо понимать, что изрядное количество попрошаек – это профессионалы, которые зарабатывают на проходных точках. При этом действительно нуждающихся на сотню попрошаек пара человек, не более того», – сказал Гринин.

Кроме того, сейчас власти рассматривают возможность легализации попрошаек только на территории религиозных учреждений. Представители Мосгордумы отмечают, что подаяния просящим входят в древнюю традицию христианского и мусульманского мира. Сейчас вопрос рассматривается в рамках проекта поправок, касающихся наказания за попрошайничество, с которыми ранее выступило ГУ МВД по Москве. После этого документ направят в Госдуму.

Попрошайки в Москве: кто они, и что с ними делать?

Я встречал и тех, кто занимался этим профессионально, и тех, кто просил милостыню исключительно из нужды, прекрасно осознавая в то же время, кто зарабатывает деньги рядом с ними

Сегодня попрошаек в Москве приходится видеть каждый день. Они встречаются буквально на каждом шагу в метро, на улице, на дорогах. Кто они, и что с ними делать?

Среди просящих можно выделить следующие часто встречающиеся категории. Это различные инвалиды (глухонемые, ветераны афганской или чеченской войн и др.), священники, собирающие «на строительство храма», попрошайки с животными, взрослые или подростки с неизменно «умирающими» родственниками, «потерявшие документы и билеты до города N». Также это матери, просящие на лечение детей (чаще всего встречающиеся с растиражированной фотографией одного и того же младенца, или просто со «справками» о состоянии здоровья), беременные женщины, и, наконец, матери с малолетними детьми. Некоторых персонажей случается встречать на одних и тех же маршрутах в течение многих месяцев подряд, отдельные же лица попадаются в течение нескольких лет.

Все эти многочисленные встречи с уже давно знакомыми лицами не могут не вызывать подозрения. В определенный момент мне самому захотелось узнать, многие ли из тех, кто ежедневно просит милостыню, в самом деле, говорят правду и нуждаются в помощи, а не просто стоят с протянутой рукой, банально зарабатывая деньги. Я стал проявлять участие, интересоваться проблемами тех, кто просит помощи на улице и в метро. Чаще всего на мои предложения оказать какую-то посильную помощь (помочь обратиться в полицию с целью восстановления документов, купить билет до пункта назначения, или, в конце концов, банально купить еды) попрошайки либо вовсе не реагировали, молча проходя дальше или скрываясь из виду, либо проявляли агрессию.

Попрошайки и полицейские

Переломным моментом для меня стал случай, когда в вагоне поезда метро я встретил женщину с ребенком – маленькой девочкой четырех-шести лет, которую «мать-героиня» водила с собой для более эффективного сбора милостыни. Вот она на фото.

На мой вопрос о том, какого рода помощь им требуется, помимо, конечно, денег, просящая мать никак не отреагировала, а только спешно прошла дальше выпрашивать деньги. Тогда я проследовал вместе с женщиной к выходу из метро, стараясь не привлекать к себе внимания, и сообщил о ней дежурным полицейским. В ходе оформления документов выяснилось, что женщина проживала на территории РФ без необходимых документов, не имея даже подтверждения того, что ребенок действительно принадлежал ей. В тот раз по факту правонарушения были оформлены документы, а дело, как заверили меня сотрудники полиции, было передано инспектору по делам несовершеннолетних.

Каждая мама обязана знать:  Нервозность сына - воспитывает отчим

За попрошайничество с детьми предусмотрена ответственность по статье 151 УК РФ «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий»: П.1: Вовлечение несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, в занятие бродяжничеством или попрошайничеством, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста… наказываются лишением свободы на срок до шести лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового».

Не всегда, однако, попрошайничество с малолетними детьми полицейским удается идентифицировать как таковое. Так, например, однажды я заметил мать с тремя детьми, стоящую в переходе между станциями метро с протянутой рукой. Как только я сообщил об этом полицейским и подвел их к месту совершения преступления, мать вместе с детьми двинулась в сторону станции и проследовала на платформу к поездам. Полицейские в тот раз сказали, что у них нет ни малейшей возможности задержать попрошайку, так как она не была поймана с поличным. Странно, конечно, встречать такое непостоянное отношение. В одном случае достаточно было одного сообщения и указания на скрывающуюся правонарушительницу, а в другом случае полицейским почему-то нужно было поймать попрошайку с детьми буквально за протянутую руку. Очевидно, что полицейским не всегда хватает решимости брать на себя очередное утомительное дело. Но интересно в данном случае другое: ради интереса я проследовал вместе с матерью-попрошайкой и ее детьми до следующей станции и дождался, пока она опять станет просить милостыню. Убедившись, что она принялась за свое занятие, я в очередной раз нашел полицейских и привел их на место преступления. Попрошайка-мать, едва завидев полицейских, опять принялась двигаться в сторону очередной станции. На мою просьбу задержать женщину за совершаемое ей преступление, апеллирование к статье 151 УК РФ, а также к состраданию к детям, полицейские ответили, буквально, следующее: «Ну чего ты хочешь? Это ж цыгане, они всегда использовали и будут использовать своих детей, и с этим ничего не поделаешь».

У полицейских, как кажется, порой нет никакого стимула заводить очередное дело, т.к. процессуальные издержки при нынешнем законодательстве будут значительны, а результат, как они считают – едва заметен. Но как тогда прекратить деятельность организованных сообществ, паразитирующих на чувствах людей? Лишь в одном из трех случаев, когда я обращался к представителям власти с просьбой задержать мать-попрошайку с детьми, полицейские предприняли какие-то действия.

Ложь, но не всегда

Попрошайничество в той форме, которую мы наблюдаем в Москве почти сплошь и рядом построено на лжи. В подавляющем большинстве случаев попрошайки просят деньги не для того, чтобы купить на них еду или выбраться из тяжёлой ситуации. Большинство просящих милостыню действуют в организованных сообществах, руководители которых используют беспомощных и отчаянных людей как средство для наживы. Такие сообщества, судя по ряду свидетельств СМИ и самих попрошаек, давно стали прибыльным бизнесом.

Многие уже слышали, как действуют многие из тех, кто просит милостыню и каковы их истинные мотивы. Не смотря ни на что, попрошаек вовсе не становится меньше, а люди все так же продолжают отдавать свои деньги фактически в руки преступных сообществ, использующих рабский труд несчастных и обездоленных. Возникает вопрос, стоит ли вообще подавать милостыню просящим? С одной стороны, бесчеловечно было бы ответить – «не сто?ит», так как не все просящие милостыню работают на неких коварных «хозяев». С другой стороны, подавая милостыню просящим, мы с большой вероятностью отдаем её в карман тех, кто заставляет всех этих людей добывать деньги посредством лжи и циничной игры на чувствах.

За то время, когда я собирал информацию о попрошайках, я встречал как тех, кто, прося милостыню, занимался этим профессионально, так и тех, кто просил милостыню исключительно из нужды, прекрасно осознавая в то же время, кто и каким образом зарабатывает деньги рядом с ними.

Так однажды на станции метро Проспект Мира я встретил молодого человека, с виду около двадцати лет. Парень стоял при входе на платформу, держа в руках табличку с просьбой о помощи и постоянно озираясь по сторонам, как если бы он кого-то или чего-то боялся. На табличке было написано: «Помогите доехать до дома. Украли документы и деньги». Подойдя к молодому человеку, я поинтересовался, как давно он находился в Москве и как попал в такую ситуацию. На мои вопросы он лишь невнятно ответил, что был на вокзале и собирался ехать домой в Оренбург, когда у него вырвали из рук сумку. Подробностей пребывания в столице, а также деталей своего маршрута молодой человек не сообщил. На вопрос, обращался ли он в полицию, парень ответил резко отрицательно, и как бы даже испугался. Видя его реакцию, я предложил свою помощь в восстановлении паспорта и покупке билета, и это мое предложение окончательно смутило парня настолько, что он, быстро убрав свою табличку, поспешил раствориться в толпе.

К сожалению, сфотографировать человека, стоящего с протянутой рукой, и записать его историю, получается нечасто. Просящие милостыню неохотно идут на контакт, и уж тем более отрицательно относятся к человеку с камерой.

Нечто нестандартное тем не менее, удалось записать со слов человека, изображенного на картинке слева, после того как его коллега, высказав свое отношение красноречивым жестом, проследовал в очередной вагон. Собеседник удивился моему желанию вмешиваться в существующий порядок вещей, назвав это тупиковым предприятием. Однако он, в отличие от других, не стал говорить шаблонными фразами. Он поведал, что нынешнее свое занятие он избрал самостоятельно и занимался этим уже более пяти лет. Заняться сбором милостыни в метро ему предложили некие работодатели, которые привезли его из Харькова в Москву. Собеседник также указал, что половину своего дохода ему приходится отдавать полицейским, которые, в свою очередь, обеспечивают просящим беспрепятственную работу.

Следует отметить также еще одного нетипичного персонажа, который своим видом и убедительностью вызвал куда больше доверия, чем ухоженные и аккуратно одетые нищие, говорящие чаще всего исключительно шаблонными фразами.

Пожилой мужчина сообщил, что просить милостыню он выходит от крайней нужды, поскольку его собственной пенсии на жизнь ему часто не хватает. При этом он категорически отрицал какие-либо связи с профессиональными попрошайками, которые лично его позиционируют, с его слов, как конкурента и врага.

Таковы лишь несколько историй из тех сотен и тысяч, кого ежедневно можно видеть на улице и в метро за своим неизменным занятием. Многие из просящих милостыню оказываются крайне немногословными. На любые вопросы отвечают стандартно, не желая привлекать к себе особого внимания. В тени общественного невнимания они продолжают заниматься тем делом, которое они видят как свой единственный выход.

Верить этим историям или нет – личный выбор каждого. Правда, было бы намного полезнее, если бы каждый лично дополнительно поинтересовался у просящих, хотя бы и после прослушивания их «публичной легенды», в чем состоит суть их проблемы, и как ее можно решить, не оставляя людей на произвол судьбы. Ведь именно беспомощность и одиночество, попавших в беду, вынуждает их идти на такой шаг. Те, кто пользуются сложившимися стереотипами, чтобы собирать деньги под маской анонимности, только выигрывают от такого невнимания общества к несчастью отдельных людей. Вынесение проблемы из-под ширмы анонимности и создание единой общественной площадки для решения проблем, попавших в беду, на мой взгляд, представляет собой, по крайней мере, первый шаг к излечению этого социального недуга.

Как им помочь?

Как же вообще возможно помочь попрошайкам, если не давать им денег? Сложно представить себе, что в один момент все перестанут давать им деньги. Желающие помочь находятся всегда. Но в самом ли деле они помогают? Какие мотивы ими движут? Задумываются ли они над проблемой? Многие просто не хотят думать, и делают так, как привыкли, не желая углубляться в подробности.

Но даже если случится так, что в один момент абсолютно все поймут, в чем дело, и решат никогда не давать им деньги, что тогда станет со всеми просящими о помощи, независимо от их мотивов? Можно предположить, что, во-первых, перестали бы существовать организованные сообщества попрошаек как предприятия, наживающиеся на чужом горе и сострадании. Люди же, которые были частью этих сообществ, останутся. Многим из них, действительно, некуда идти и не на кого больше надеяться. Что случилось бы с ними? Многие лишились бы так называемой «работы» и «поддержки», остались бы брошены на произвол судьбы. Большинство тех, кто обратился к работе с протянутой рукой уже и без того находились в отчаянном положении. Многие подростки, надо полагать, попали бы в другие неприятные истории. Ведь какие перспективы стоят перед ребятами, которые в 16 лет оказываются за порогом детского дома? Хорошее образование? Гарантированное трудоустройство?

Как можно остановить это лживое предприятие – организованное попрошайничество? Возможно, такая работа могла бы быть сделана, была бы на то административная и общественная воля. Административные усилия подразумевали бы борьбу с теми, кто ответственен за организацию преступных сообществ, общественная инициатива заключалась бы в создании учреждений и движений, которые заботились бы о слабозащищенных слоях населения. Специальные столовые, приюты, социальная и волонтерская работа – это все то, что так нужно нашему обществу, и что воспринимается нами, скорее, как фантастика, нежели нечто реальное и осуществимое.

Интерес к описываемой проблеме сделал меня в некоторой степени причастным к происходящим событиям. Нет, конечно, исправить или как-то повлиять на столь масштабное явление в одиночку невозможно. Но каждый в отдельности может добавить свой голос в хор тех, кто своими усилиями пытался или пытается в доступных ему пределах решить проблему. Я лишь в очередной раз прикоснулся к этой теме и напомнил, что такое явление как организованное попрошайничество существует, что проблема не была решена, и чем больше эта проблема уходит за периферию нашего общественного сознания, тем комфортнее чувствуют себя те, кто просит милостыню и не желает привлекать к себе лишнего внимания. Вне фокуса общественного внимания организованное попрошайничество успешно функционирует и воспроизводит себя в еще большем масштабе.

Каждая мама обязана знать:  Моя дочь часто скандалит

Чем больше людей услышат и поймут, в чем заключается проблема, тем больше людей перестанет просто откупаться от попрошаек, якобы очищая свою совесть, кидая им монету или мятую бумажку. Попрошайничество как «бизнес» станет менее прибыльным, и, надо надеяться, исчезнет вовсе. Но это на самом деле лишь часть решения проблемы, которая требует комплексного решения.

Каждому из нас для жизни нужны самые элементарные вещи – еда, одежда, крыша над головой и т.д. Но простых материальных вещей недостаточно для того, чтобы стать полноценными людьми, способными самостоятельно жить в обществе, полноценно взаимодействовать с другими и размышлять. Для полноценной жизни в обществе людям нужно человеческое отношение и внимание. Оказавшись по тем или иным причинам на обочине жизни, очень сложно будет войти в неё обратно. Выпавшие из ее течения и оставленные без внимания и человеческого отношения, люди продолжают существовать где-то за гранью общества, изредка врываясь в него со стороны, напоминая о своем существовании.

Давать деньги просто. Вы избавляете свой кошелек от лишнего веса и считаете, что сделали что-то доброе. При этом даже не нужно знать того человека. Дарить свое время намного тяжелее. Ведь в это время вы не заработаете деньги, и не потратите время на свое удовольствие, но вместо этого, когда вы посещаете детский дом, дом инвалидов или дом престарелых, когда вы просто проводите время с другим человеком, но разделяете с ним свою жизнь, это и есть самое ценное, что вы можете сделать, это и есть та жертва, которую вы можете принести, и которая может что-то изменить.

В следующий раз, когда пройдете мимо попрошайки, подумайте, кому вы дадите деньги. И сильно ли помогут ему ваши деньги, даже если они и пойдут в карман именно тому, кому вы их даете.

Переход между станциями Киевская кольцевой и Арбатско-Покровской линий метро. Небрежная надпись в руке старушки на куске картона с широко растиражированным призывом о помощи «ради Христа».

Женщина в вагоне поезда метро со справкой, заполненной небрежным почерком, просит о подаянии на лечение сына.
Надпись на справке: Киiвська Мiська Держав
Адмиiнiстрацiя … Дитяча Клiнiчна лiкарня №7

Пожилая женщина просит милостыню неподалеку от станции метро Новослободская, сидя на подоконнике здания. Надпись на картонке: «Помогите ради Христа на операцию руки»

Инвалид в коляске, заметив меня с камерой, рассмеялся. Зайдя в вагон поезда он представился ветераном Афганской войны и попросил денег на проживание.

Попрошайка в переходе со станции Новокузнецкая замоскворецкой линии на станцию Третьяковская Калужско-Рижской линии. Завидев меня с камерой, женщина резко отвернулась и закрыла лицо листом картона.

Девушка, предположительно собиравшая деньги на помощь приюту для животных, заметив меня, поинтересовалась, не идиот ли я, и грубо отправила меня в известном направлении.

Вновь переход между станциями Новокузнецкая и Третьяковская. Старушка стоит с протянутой рукой и небрежно составленной просьбой на листе картона.

Несмотря на запрет Священным Синодом Московской Патриархии любого сбора пожертвований в публичных местах, ряженые священники и монахи периодически появляются в вагонах метро, собирая милостыню с доверчивых граждан.

Женщина в подземном переходе у выхода из метро Китай-Город собирает милостыню, держа в руках лист картона с надписью: «Помогите ради Христа на лекарство во славу Божью».

Пожилая женщина в переходе между станциями метро собирает милостыню с надписью на листе картона: «Помогите ради Христа на хлеб».

Одна из смотрящих за попрошайками на фото кричит на свою «подопечную», забрав перед этим у неё из рук пакет с собранными деньгами.

Молодой человек без рук собирает подаяние на протезы в переходе между станциями Библиотека имени Ленина и Александровский Сад.

Пожилые женщины стоят в переходе между станциями метро, собирая милостыню буквально в пяти метрах друг от друга. Нередко в одном и том же переходе можно встретить до трех попрошаек.

Прохожая дает монету, по сути откупаясь от просящей милостыню пожилой женщины. Часто даже те, кто знает о существовании мафии нищих, продолжают давать просящим милостыню подаяния. Люди не могут противостоять столь массированной эмоциональной атаке, особенно когда горе другого, каким бы оно ни было, знакомо им не понаслышке.

Молодой здоровый парень уже около года появляется с протянутой рукой в разных переходах между станциями метро, собирая деньги на лечение матери. На многочисленные вопросы о его матери и о нем самом, молодой человек ответить затрудняется.

Женщина собирает милостыню с типичным объявлением на листе картона «Помогите, тяжело болен ребёнок».

Молодая девушка с просьбой о подаянии на лечение матери стоит в переходе между станциями Тургеневская и Чистые пруды.

Двое мужчин, просящих милостыню в вагонах поездов метро на платформе станции Алексеевская. При виде фотоаппарата мужчина справа показывает неприличный жест. Ранее на вопросы о его ситуации, о том, кто за ним присматривает и требуется ли ему какая-либо помощь, мужчина отказывался отвечать, стараясь быстрее удалиться. Мужчине на фото слева больше 70 лет. Родом с Украины, г. Харьков. В Москву более пяти лет назад пригласили некие работодатели. Часть заработанных денег отдает полицейским за гарантию спокойной работы.

Пожилая женщина, просящая милостыню около входа в кафе Макдонналдс. За пять минут, пока я наблюдал за ней, женщина успела «заработать» более пятисот рублей.

Попрошайка неподалеку от станции метро ВДНХ ходит с типичной картонной табличкой между машин, собирая милостыню. При виде фотоаппарата женщина обернулась и скрылась за машинами, не скупясь на оскорбления в мой адрес.

В особо людных местах можно встретить согнувшихся в три погибели сидящих на земле и без конца крестящихся старушек.

При виде камеры некоторые просящие милостыню бросают в снимающего горсткой монет из собранных подаяний. Часто спустя минуту после изрядной ругани, попрошайки берутся за старое, продолжая молиться в слух, креститься и благославлять подающих.

Пенсионер в переходе между станциями Проспект Мира кольцевой и Калужской-Рижской линий метро. По словам этого пожилого мужчины, к прошению милостыни он прибегает лишь тогда, когда к тому его подталкивает крайняя нужда.

Старушка, просящая деньги на платформе станции метро благословляла подающих милостыню людей, вытирая бегущие по лицу слезы.

Редко кто из прохожих интересуется у попрошаек, чем реально они могут помочь им, помимо банального откупа, которого ожидают попрошайки. На фотографии женщина распрашивала девушку о сложившейся ситуации и о способах помочь ей. Судя по тому, что женщина ушла, так ничего и не добившись от беременной попрошайки, последняя не ждала какой-либо»непредвиденной помощи. Тем временем, в десяти метрах от неё у противоположной платформы точно так же сидела еще одна беременная девушка с протянутой рукой.

Беременная девушка попрошайка на станции метро Новокузнецкая составляет компанию еще одной беременной девушке попрошайке, сидящей всего в десяти метрах от неё. При виде камеры девушка прижала к себе протянутую руку. Редкое ли это совпадение, две беременных девушки, сидящих в десяти метрах друг от друга с протянутой рукой на одной и той же станции метро? Боюсь, что не такое уж и редкое.

Избегающая ненужного лишнего внимания пожилая женщина просит милостыню на лечение внука «ради Христа» в переходе между станциями Киевская Арбатско-Покровской и Кольцевой линий метро. Популярная фотография внука до этого уже встречалась мне как минимум у двух других женщин, представлявшихся не то матерями, не то бабушками этого ребенка.

Опрятно одетые, чистые и ухоженные молодые девушки просят подаяний на корм домашним животным. Если кому-то не жалко людей и больных родственников, то хотя бы пожалеют домашних животных. В борьбе за милостыню все средства хороши.

Одна из многих бессовестных матерей, просившая в вагонах метро милостыню, используя для этого малолетнюю девочку. Женщина попыталсь скрыться от меня в очередном вагоне поезда. Эту мать неясно чьего ребенка задержали сотрудники полиции, которым, в отличие от их коллег, не потребовалось ловить цыганку за протянутую руку в вагоне поезда. Полицейские задержали женщину по факту моего обращения. На неё был составлен протокол, на место вызван инспектор по делам несовершеннолетних. Во время оформления документов цыганка щедро осыпала меня проклятиями, но замолчала, когда речь зашла о наличии у неё документов, удостоверяющих личность, подтверждающих принадлежность ребенка, подтверждающих право прибывания на территории РФ и т.п.

Милости просим

Подайте на ролл с семгой

«Макдоналдс» у метро «Баррикадная», обеденное время. Чтобы не стоять в очереди у касс, подхожу к терминалу быстрого обслуживания. И едва успеваю выбрать нужный размер стаканчика с американо, слышу обращение на ломаном русском: «Купите мне гамбургер!» Оборачиваюсь — стоит худой паренек азиатского вида, на куртке китайская символика. Чистый, прилично одет. От неожиданной просьбы я сначала опешил. «Hamburger, please», — перешел парнишка на английский. Не дожидаясь «же не манж па сис жур», спрашиваю: «А в чем дело?» Действительно, почему я должен покупать еду молодому человеку (ладно — девушке) без видимых физических недостатков. «Ну, кушать хочется», — объяснил «китаец». Святая простота! Начинаю выбирать бутерброд попроще, но «турист» показывает на ролл за 200 рублей. Неплохо. Но ради интереса все же покупаю. Пока я пил свой американо, «нищий» оставался в зоне видимости. Вот он получил на кассе свой гамбургер — и тут же спрятал его в рюкзак. После этого «самурай» вернулся на прежнюю боевую позицию. Буквально за полчаса двое посетителей с широко раскрытыми глазами приобрели гостю столицы еще парочку увесистых бутербродов с котлетами. Один из трех даром полученных блюд парнишка употребил на месте, остальные запасливо унес. Спрашивается, зачем люди покупают целый бизнес-ланч незнакомому человеку?

— Опрятный человек гораздо больше располагает к себе, чем опустившийся нищий. Каждый дающий примеряет ситуацию на себя, входит в положение и охотнее расстается с деньгами. Действительно: ну с кем не бывало? Забыл дома деньги, а пообедать хочется! И коллег-друзей поблизости нет. Ситуация для москвича гораздо более жизненная, чем «не на что хлебушка купить».

Каждая мама обязана знать:  Ребёнок завидует другим детям

Доходит до того, что особо предприимчивые попрошайки ходят с протянутой рукой, как на работу.

— Например, в столичном аэропорту Шереметьево один студент так жил целый месяц, — рассказал Мельников. — Чисто одетый парень с чемоданом говорил, что остался без копейки из-за недоразумения. Молодой человек просто просил денег на билет. Люди давали по несколько тысяч рублей. Такие «бедняки», по оценкам общественников, получают в несколько раз большую прибыль, чем «голодные бабушки» у метро (их средний «гонорар» — 15 тысяч в месяц).

Разрешите посоветоваться

А вот и еще один новый образ нищего — интеллигент. Тоже не опустившийся, а просто задумавшийся, эдакий философ-путешественник. В вагон метро на кольцевой «Белорусской» заходит мужчина вроде бы еще не пенсионного возраста. Мельком оглядев вагон, гражданин встает напротив одного пассажира и легко, почти панибратски, кладет руку на плечо. Обращается вежливо: «Мужчина, разрешите с вами посоветоваться». Собеседник отвлекается от бесплатного Wi-Fi и заинтересованно смотрит. «Вот как можно нормально жить в Москве? — спрашивает «бедняк» философски. — Вы вот в какой сфере работаете?» — «Финансы и кредит». — «О, а я в строительстве. Получка нормальная?» — «Да, — раскрывает карты «финансист». — 150 тысяч в месяц выходит». Следует пауза, а потом предложение с оттенком приказа: «Ну дайте тогда денег. Тысяч пять». Банковский клерк явно опешил. И признается: «Нет пятерки. » «Строитель» расстроился, согласился взять сколько есть. Получив 3 тысячи рублей, мужчина покидает вагон и занимает позицию в ожидании нового поезда.

«Интеллигент — один из тех типажей нищих, которым охотно дают деньги, — поделился с «РГ» психолог Александр Кичаев. — Опытные попрошайки умеют безошибочно определить, какой человек окажет помощь, а какой — отмахнется. Такие люди, скорее всего, не подойдут к тем, кто очень спешит. Гораздо охотнее нищие спрашивают денег у прохожих с добрыми лицами».

Просто кончился бензин

Все чаще на столичных дорогах можно видеть даже роскошные иномарки, стоящие на «аварийке» у обочины. У автолюбителей, которые останавливаются помочь, «водители-нищие» просят одолжить на бензин. «Так случилось, сломался датчик топлива, — рассказал корреспонденту «РГ» один такой попрошайка Олег Владимирович (пожилой человек так и представился по имени-отчеству). — Ехал из Одинцово, думал, полный бак. А вот тут, на Тверской, заглох». Мужчине давали деньги даже пешеходы. Кто по 500, а кто и по 1000 рублей. Казалось бы, что тут такого? Топливную карту действительно можно забыть дома. А датчики бензина и вправду не всегда надежные. Но вот что удивило: корреспондент «РГ» встретил старичка на Hyundai в районе Маяковки во вторник. А в четверг он же стоял на «аварийке» уже недалеко от пересечения 1-й Тверской-Ямской и улицы Фучика. Два квартала проехал за два дня? Дедушка, очевидно, меня уже забыл и на сей раз сообщил, что путь в столицу держал из Щелковского района и едва не доехал до Белорусского вокзала. «Нищие даже на иномарках встречаются в Москве все чаще, — подтвердил лидер «Альтернативы». — Здесь у всех включается желание помочь такому же человеку, как он».

Среди тех, кто исследует московское «нищенство», бытует мнение, что люди помогают беднякам не только по доброте душевной. Как полагает психолог Александр Кичаев, зачастую мы просто «покупаем» собственное спокойствие. «Бывает, что человек чувствует за собой какой-то грех, который его не отпускает, — говорит Кичаев. — В таких случаях милостыня — средство избавиться от груза на душе». Кстати, именно поэтому москвичи постепенно перестают подавать опустившимся алкоголикам «на бутылку». Подсознание как бы напоминает: человек стал таким по своей собственной вине и помощь ему не воздастся дающему.

Чему учит кейс «Ямы», или почему Китай-город стал местом силы всех подростков Москвы

Последние два года Китай-город превратился в эпицентр пьяных и громких посиделок московских подростков из разных районов Москвы. С чем это связано и чему учит кейс «Ямы» на Хохловской площади? «Афиша Daily» попросила порассуждать на эту тему автора телеграм-канала «На Китае» Ольгу Полищук.

Программа благоустройства Москвы проходит по всем правилам стартапа. Есть идея и гипотеза: качество жизни москвичей сильно улучшится, если создать классные общественные пространства. Для того чтобы ее проверить, нужен прототип: программа «Моя улица» длиной в три года уже нарицательное, при этом благоустроенные парки, деревья и скамейки на Садовом стали нормой.

Когда приходят пользователи, продукт всегда меняется, подарив создателям стартапа гору инсайтов. Некоторые из них ложатся в основу более выгодных и нужных продуктов или «Улучшений 2.0», другие вскрывают несовершенства системы или убивают ее полностью.

Конфликт вокруг амфитеатра на Хохловской площади, в народе ставшего «Ямой», — это огромный инсайт в области благоустройства Москвы. Хорошо созданное общественное пространство — это не конец процесса, это отправная точка для жизни подобного стартапа в городской среде . Ему нужна своя система ценностей, правил поведения, работы городских служб и главное — привычек его использовать сразу большим количеством сообществ.

Внутри амфитеатра можно спрятаться от посторонних глаз, укрыться от шума прилегающей дороги и зависнуть, разглядывая, как люди складывают из бутылок слово «лето». Что это дает психологически? Ощущение, что тебя не видно, что ты среди своих. Это провоцирует раскрепощение — музыка, лихое пьянство, бодрые танцы или специфическое наивное искусство. Добавьте к этому форму амфитеатра, которая подстегивает театральность собравшихся, — получится полноценный народный театр, где все пришли посмотреть друг на друга и одновременно себя показать .

«Яма» 2020 года в своем социальном составе неоднородна. Здесь можно увидеть и школьников-модников, и школьников-маргиналов, и студентов соседних вузов, и бездомных из соседнего сквера. Внутри плотно, надо отжимать место получше, если хочешь хорошо кайфануть. А инструменты для кайфа, понятно, первобытные: громкая музыка, громкое поведение, любые формы радикального самовыражения — от расписывания бетона, до танцев под Верку Сердючку и выкрикивания этих же песен. При этом звуковая какофония, гул громких выкриков вроде «ты ****** [надоел]» внутри «Ямы», слышны уже и на улице.

Пространства для самовыражения часто не хватает, и энергия свободы и сильного алкогольного опьянения выплескивается на Покровский бульвар, Покровку, в соседние дворы — иногда агрессией на замечания, иногда дракой без повода и банальной желтой мочой.

При этом ничего нового для центра Москвы вроде бы не происходит: лето, люди пьют на лавочке — такое происходит на Чистых прудах уже много лет. Но кажется, на пруду и бульваре действуют негласные правила: гитаристы играют только у метро и редко громко горланят после двух ночи, а бомжи знают, что приставать к прохожим можно, но после твердого отказа на этом лучше остановиться. Мы все давно знаем, чего ожидать от этих 800 метров от метро до Покровки.

А в «Яме» правил нет — они там только вырабатываются. И кажется, что все опешили от свободы и обозначают свое присутствие как могут.

6 апреля 2020 года состоялось официальное открытие сезона в «Яме» — так основатели инстаграм-аккаунта @yamamoscow (его завели год назад шестеро друзей, чтобы документировать тусовочную жизнь пространства) обозначили большой сбор всех неравнодушных к месту. Что вы пропустили? Красную ковровую дорожку в центре амфитеатра, наклеенные на стену буквы из картона, лимузин на последние деньги, на котором админы аккаунта подъехали к «Яме» и несколько сотен человек, которые принесли с собой много портативных колонок, чтобы потанцевать под «Non Stop» группы Reflex. Основатели аккаунта оценивают событие как «нечто яркое и необычное». Несколько иначе видят его жители соседних домов.

Для них это был тоже яркий ивент, когда по весне пришлось закрыть окна, чтобы не слушать громкоголосый нестройный хор, звонить в полицию, которая приезжает «куда‑то, но неясно, что делает, раз это не заканчивается в час ночи», и столкнуться с фактом, что твой подъезд стал общественным туалетом. День на день не приходится, но подобный сценарий с разной степенью интенсивности повторяется каждый день, только резкий запах мочи около ближайших домов становится все сильней .

И тут «Яма» показывает Москве еще один инсайт — полиция не знает, что делать с улицей-неулицей . Как выезжать на жалобу к шумящему бару или клубу — ясно, как разгонять несогласованные массовые акции — ясно, как задерживать за распитие на лавке одинокую компанию из трех человек — тоже понятно. А что делать с ежедневным фестивалем человек на 500, который вроде по всем признакам массовое событие, но вообще-то «Яма», неясно. От задержания за одно распитие мало что изменится, поэтому проще сказать: «Спрячьте бутылки!» — что часто и происходит.

А еще полиция не охрана (например, как в парке Горького), поэтому не может дежурить всю ночь в одном месте Басманного района. И обе стороны это понимают. Поэтому бутылки прячутся на время, самовыражение продолжается, окна местных жильцов остаются закрытыми, а градус напряжения у местных против пришлых остается.

Почему мы знаем, что это «пришлые»? Есть два банальных наблюдения. Первое: в районе Китай-города никогда не было столько подростков . Они выбрали этот район в прошлом году как точку сборки: сначала в парке «Горка», а теперь — в «Яме». Второе: людям не свойственно засирать место, в которое они вернутся завтра. Амфитеатр заметно оброс мусором и тегами с апреля 2020-го. Дебютный сезон «Ямы» был совсем другим: это была Хохловка с пиццей, вином, тишиной, велосипедом, мамой с коляской и местным жителем.

Ничего не происходит — рекреация Комплекс оздоровительных мероприятий, осуществляемых с целью восстановления нормального самочувствия и работоспособности здорового, но утомленного человека. . За счет своей формы пространство дарило ощущение своего среди своих, пусть даже и молчаливого.

Я читаю интервью создателей аккаунта @yamamoscow: они говорят про бренд площади, про краудфандинг для мусора, про обед с большим столом, про концерты и кино. И у меня только один вопрос: а с чего вы взяли, что это здесь нужно; почему если пространство свободно, его надо обязательно чем‑то занять; и почему вы решаете это без обсуждения с другими?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация