Ведущая роль мамы, как это


Роль и значение отношений с матерью для становления и развития личности ребенка (к постановке проблемы)

Как известно, семья может являться как мощным фактором развития эмоционально-психологической поддержки личности, так и источником психической травмы и связанными с ней разнообразными личностными расстройствами: неврозами, психозами, психосоматическими заболеваниями, сексуальными перверсиями и отклонениями в поведении. К семейной атмосфере человек чувствителен на протяжении всей своей жизни, однако наибольшее влияние семья оказывает на формирующуюся личность. В семье формируется отношение ребенка к самому себе и окружающим его людям. В ней происходит первичная социализация личности, осваиваются первые социальные роли, закладываются основные ценности жизни. Родители естественным образом оказывают влияние на своих детей: через механизмы подражания, идентификации и интериоризации образов родительского поведения [5, 6, 7, 8].

Как правило, первым человеком, который дает ребенку представление об окружающем мире и положении в нем является мать. Ребенок еще не родился, а его психологический проект уже существует в ожиданиях матери, она уже предполагает, что он обладает определенными чертами личности, характера и способностями. После рождения осознанно или неосознанно мать начинает воспитывать своего ребенка в соответствии со своим первоначальным проектом, согласно которому ребенку могут приписываться положительные или негативные качества. Формирование тех или иных личностных черт у ребенка происходит через создание матерью для своего ребенка зоны свободы или ограничений и запретов, говорящих о доверии или недоверии матери к своему ребенку. Именно этот посыл «считывает ребенок через свое бессознательное начало в общении с матерью [9].

Основы будущего материнства закладываются еще в родительской семье. Проведенные исследования В.И. Брутмана. А.Я. Варги и И.Ю. Хамитова на примере женщин-отказниц показали, что будущие отказницы отвергались своими матерями с детства, что привело к нарушению нормального материнского поведения. Неудовлетворенная потребность в материнской любви и признании не позволяет «отказнице» самой стать матерью. Ведущая потребность женщины с девиантным материнским поведением – получить любовь и признание своей родной матери. Такая потребность приводит к эмоциональной зависимости от матери и во многом блокирует личностный рост женщины, не позволяя ей самой в будущем стать матерью. Предполагается, что для формирования нормального материнского поведения необходима идентификация с матерью, а затем на ее основе – эмоциональная сепарация [6].

В литературе большое внимание уделяется описанию последствий материнской депривации для развития личности ребенка. Исследования показали, что лишение материнской заботы почти всегда ведет к задержке развития ребенка – физического, интеллектуального, социального, могут появиться симптомы физических и психических болезней. Родительская депривация – главная причина психогенной патологии, и низкая самооценка – один из ее первых результатов [15, 16, 17].

Боулби пришел к выводу, что значительная часть делинквентных детей была в раннем возрасте надолго оторвана от матери. Реакцией на отсутствие материнской заботы может являться асоциальная агрессивность, замкнутость, сверхзависимость, излишняя готовность к подчинению и глубокая тревожность. Для психического здоровья ребенка необходимо, чтобы его отношения с матерью приносили взаимную радость и тепло. Связь ребенка и матери обусловлена выраженной потребностью малыша в близости к ухаживающему за ним человеку. Развитие психических и моторных функций Боулби связывает с развитием способов достижения близости к матери. Такая близость обеспечивает безопасность, позволяет заниматься исследовательской деятельностью, обучаться, адаптироваться к новым ситуациям. Следовательно, потребность в близости – базовая потребность ребенка [15, 17].

Исследования в клинической практике показали, что некоторые дети не выздоравливают без материнской заботы, несмотря на все старания медиков. Если рядом не было матери, они не умели сопротивляться болезни и почти всегда умирали. При материнской заботе они не только оставались живы, но выздоравливали быстрее и буквально расцветали [7].

Общение ребенка с матерью на первом году его жизни формирует базовое доверие или недоверие по отношению к миру. В этих интеракциях важно то, что малыши начинают обнаруживать определенную последовательность, предсказуемость и надежность в действиях своих опекунов. Когда они чувствуют, что родитель последователен и надежен, у них вырабатывается чувство базового доверия к нему. Альтернативой является ощущение недоверия, чувство, что родитель непредсказуем и ненадежен и его может не оказаться рядом, когда в нем будет необходимость. Доверие, таким образом, — это ощущение, что другие люди надежны и предсказуемы. Сирс установил, что дети матерей, которые только демонстрировали свою любовь к ним, а на самом деле были к ним равнодушны, проявляя любовь в обмен на послушание, и которые были нетерпимы к агрессивности, относились к матерям с выраженной зависимостью [15].

Г.С. Саливан считал, что в первые месяцы жизни младенцу свойственен особый вид физической эмпатии с материнской фигурой, так что младенец автоматически чувствует напряженное состояние матери. Если мать испытывает тревогу, ее испытывает и малыш; если мать спокойна, спокоен и малыш. Малышам необходимо чувствовать, что нахождение рядом с другими людьми в основе своей положительно и придает уверенность [15].

В случае, если окружающие ребенка люди, в первую очередь мать, являются гиперопекающими, запугивающими, раздражительными, сверхпедантичными, потакающими, неустойчивыми, придирчивыми, равнодушными у ребенка развивается не чувство принадлежности «мы», а напротив, возникает острая незащищенность и мрачные предчувствия, для которых К. Хорни использует термин «базальная тревога». Это чувство изоляции и беспомощности в мире, представляющемся ребенку потенциально враждебным. Мощное давление базальной тревоги в последующем не дает ребенку относиться к другим людям непосредственно, как подсказывают его реальные чувства, и вынуждает его найти иные пути обращения с ними. Он должен (бессознательно) вести себя с людьми так, чтобы это не возбуждало (или не повышало), а, скорее, смягчало бы его базальную тревогу. Особые установки, проистекающие из подобной бессознательной стратегической необходимости, определены как темпераментом ребенка, так и характером его окружения. Он может попытаться либо вцепиться в наиболее могущественное лицо из своего окружения, либо возмутиться и вступить в борьбу с окружением, либо захлопнуть перед другими двери своей внутренней жизни и уйти от них эмоционально. В принципе это означает, что он может идти к людям, против людей или прочь от них [15, 19] .

Наличие страхов у матери, тревожность в отношениях с ребенком, избыточное предохранение его от опасностей и изоляция от общения со сверстниками, эмоциональное непринятие приводит к возникновению страхов и у ребенка [4, 10]. Мать всегда играет активную роль в возникновении тревоги, особенно в детских неврозах, этиология которых, несомненно, восходит к раннему детству [11].

Исследование ряда психосоматических расстройств, в частности бронхиальной астмы и язвы желудка и двенадцатиперстной кишки показали, что ядро их составляет конфликт, состоящий в неразрешенной зависимости от матери. Вытесненная зависимость от матери является постоянной чертой, вокруг которой могут развиваться различные типы защит характера. Стремление к зависимости может возникнуть в результате того, что в детстве таких детей либо отвергали, либо баловали, соответственно, симптомы болезни выступают как реакция на фрустрацию стремления к зависимости [12, 13].

Нарушение отношений между матерью и ребенком в дальнейшем может проявиться в возникновении различного рода девиаций в поведении ребенка. Исследование матерей агрессивных подростков показало наличие противоречивых родительских ожиданий со стороны матерей: данные матери хотели бы, чтобы их дети обращались к ним за помощью, при этом они также считали, что для мальчиков важно научиться решать свои проблемы самостоятельно. Ситуация, в которой мальчик поощряется и наказывается за одно и то же поведение, определенно делает его конфликтным и усиливает враждебность и чувство обиды. Кроме того, снисходительное отношение матерей к проявлению агрессии против себя способствовало проявлению агрессии дома и развитию агрессивного поведения в целом. Также если подросток воспитывается в семье, в которой его отвергает отец, а мать, в свою очередь, непоследовательна в своем отношении к зависимому поведению своего сына, то подростки в последующем начинают бояться и избегать тесных зависимых отношений [5] .

Воспитывая девочку, мать также может столкнуться с рядом затруднений, связанных с формированием полоролевой идентификации у дочери. Отношения между матерью и дочерью рассматриваются в свете нескольких ключевых проблем, причем в центре стоит сложный процесс идентификации с матерью и отличения от нее. Протекающие между матерью и дочерью процессы идентификации и проекции ведут к передаче новых конфликтов мать-дочь от поколения к поколению. Именно при рождении дочери велика вероятность, что возродится и оживет отношение к собственной матери. При позитивном отношении к собственной женственности женщины фантазируют о своем собственном новом рождении в дочери. Согласно Бергману, рождение дочери может связаться с желанием, происходящим из периода кризиса повторного сближения, приводя к триангуляции в ряду нескольких поколений: быть маминым ребенком, и как мама, самой иметь ребенка. К тому же, может исчезнут и чувство утраты матери, берущее начало в фазе сепарации-индивидуации. Для женщин, которые чувствуют, что не приняты своей матерью, или сами не могут принимать свою мать, есть две возможности: либо они пытаются справиться с неразрешенными конфликтами, воссоздавая былые конфликты в отношениях с дочерью, либо чувствуют, что более или менее осознанно охвачены этими былыми чувствами [9, 20, 21].

Беньямин и другие исследовательницы с сожалением отмечают, что развитие автономии у девочки неизбежно останется недостаточным, пока она не сумеет воспринять и мать как автономный объект со своими собственными правами. А мать со своей стороны способна контролировать свои собственнические и идентификаторские инстинкты и воспринимать дочернюю индивидуальность лишь в том случае, если она сама приобрела достаточную дистанцию от подобной идентификации с собственной матерью. Я-идеал какой-то во всем хорошей матери, никогда не оставляющей ребенка, женский страх, легко ассоциирующий отдаление с разрывом отношений или чувство вины, связанное с агрессией периода сепарации, могут остаться в качестве рудиментов изначального взаимодействия маленькой дочери с матерью. Фрайди описывает матерей, которые после родов теряют всякий сексуальный интерес и как раз после рождения дочери уходят в мир без мужчин. Отрыв от такой матери вызывает у девочки особенно сильное чувство вины и ей страшно внутренне отмежевываться от матери, поскольку она чувствует ее разочарование и печаль[9, 20, 21].

Неразрешенный конфликт в отношениях с матерью препятствует интеграции собственной женственности. Э. Эриксон считал, что идентификация не самоотождествление с другим лицом, а отнесение себя к какой-либо категории лиц или классу людей. В результате такого соотнесения происходит социальная категоризация личности и осознание себя как социального субъекта в данной социальной реальности. Невозможно целостно воспринимать самою себя, опираясь при этом на тотальное отрицание образа матери[15, 20].

Воспитание девочки матерью в неполной семье также в последующем отражается на ее развитии. Психоанализ указывает, что развитие девочки движется от привязанности к матери в направлении идеализации отца. В отсутствие отца такого движения не происходит, так как ориентиры движения утрачены. И оказывается, что ребенок не в состоянии преодолеть влияние психического поля матери. Даже когда отец ругает свою жену, он тем самым способствует сепарации детей от психологического поля матери, так как позволяет взглянуть на происходящее с другой точки зрения, заставляя задуматься, а действительно ли дело обстоит так, как говорит мать[9, 21].

Девочка, растущая без отца, целиком поглощенная психологическим полем матери, не научается диссоциироваться от нее, от ее проблем, эмоциональных состояний. Необходимо, чтобы произошел объективный процесс сепарации-индивидуации в отношениях с матерью[9, 20, 21].

Сказанное выше позволяет сделать вывод, что в неполных семьях зачастую происходит формирование сверхзависимости между матерью и ребенком. Дети в таких семьях, не сумев построить собственный «Образ-Я», могут остаться с мамой и прожить с ней всю жизнь. При этом осознанно или неосознанно мать будет привязывать их к себе, испытывая страх одиночества и старости. Становясь одинокими людьми, такие «выросшие дети» испытывают повышенную тревожность перед миром, остро чувствую свою незащищенность и уязвимость. Их мучают страхи, они мнительны и подозрительны, ожидая от окружающих людей каких-либо неблаговидных поступков по отношению к себе. Часто такие негативные ожидания преувеличены и не связаны с реальным отношением к ним людей. Они стремятся найти защиту у мамы, которая, как им кажется, надежно, как «стена», закрывает их от агрессивного и непредсказуемого внешнего мира [9].

Однако нельзя говорить односторонне, обвиняя во всем только мать, которая в своем материнстве ищет путь спасения от одиночества. Вполне оправданно можно говорить и о вине ребенка – сына или дочери. Сына или дочь, вступающих в период подростничества или юности, можно обвинять в том, что они не борются за себя, за свое взросление и за свою самостоятельную жизнь. В определенном смысле они пользуются матерью, ее жизненной силой и опытом, испытывая страх перед взрослением. Ведь стать взрослым – это взять на себя обязательства, усвоить социальные нормы и запреты, принять долг любви, материнства и отцовства. Это все – тяжелый ежедневный труд, исполняемый не столько по желанию и в соответствии с принципом удовольствия, сколько по чувству долга и в соответствии с принципом объективно-необходимого [9].

Подводя итог описанию дисгармонии в отношениях между матерью и ребенком, неизбежно возникает вопрос: каковы пути коррекции данных отклонений и как помочь всем членам семьи обрести личностную зрелость и встать на путь личностного роста и гармонии в развитии. До самого конца жизни дети могут предъявлять претензии матери и перекладывать на нее ответственность за собственные недостатки. Терапия же может помочь изменить это переложение ответственности, признать собственный вклад в эти проблемы и распутать многие осложнения между матерью и детьми через понимание (в смысле эмпатии) судьбы собственных родителей.

Балин В.Д. Теория и методология психологических исследований. Учебное пособие.- Л., 1989Барабанщиков В.А., Ломов Б.Ф.: Системный подход к исследованию психики // Психологический журнал, 2002, том 23, №4, С.27-38Ананьев Б.Г. Комплексное изучение человека и психологическая диагностика // Вопросы психологии. – 1968. — №6.Н. Аккерман. Роль семьи в появлении расстройств у детей / Семейная психология. Хрестоматия / Сост. Э.Г. Эйдемиллер, Н.В. Александрова, В. Юстицкис. – Спб.: Речь, 2007, с. 228-244.Бандура А., Уолтерс Р. Подростковая агрессия. Изучение влияния воспитания и семейных отношений. Пер. с англ. Ю. Брянцевой и Б. Красовского. – М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999. – 512 с.Брутман В.И., Варга А.Я., Хамитова И.Ю. Влияние семейных факторов на формирование девиантного поведения матери // Психологический журнал, 2000, том 21. №2, с. 79-87Матейчик З. Родители и дети. Пер. с чешского. М., 1992Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В.В. Психология и психотерапия семьи.- СПб., 2000.Самоукина Н.В. Психология материнства // Прикладная психология, 1998, №6, с. 79-95.Татаринцева А.Ю., Григорчук М.Ю. Детские страхи: куклотерапия в помощь детям. СПб.: Речь, 2007. 218 с.Юнг К.Г. Душа и миф: шесть архетипов. Пер. с англ. – М. – 1997.- 384 с.Александер Ф. Психосоматическая медицина. Принципы и применение. – М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2006 – 336 с.Пезешкиан Н. Психосоматика и позитивная психотерапия. – М., 2009. – 464 с.Эйдемиллер Э.Г., Добряков И.В., Никольская И.М. Семейный диагноз и семейная психотерапия. Учебное пособие для врачей и психологов. – СПб.: Речь, 2006, 352 с.Крэйн У. Теории развития. Секреты формирования личности. 5-е международное издание. – СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2002. – 512 с.Гарднер Р. Психотерапия детских проблем. – СПб.: «Речь», 2002. – 416 с.Роджер Р. Хок. 40 исследований, которые потрясли психологию. Секреты выдающихся экспериментов. – СПб., 2003. – 416 с.Сандомирский М.Е. Защита от стресса. Работа с подсознанием. – СПб.: Питер, 2009. – 304 с.Хорни К. Женская психология. – СПб., 1993.Белл К. Мать и дочь – трудное равновесие

Пухова Т.И. Повторение пути, пройденного матерью// Журнал практического психолога 2000, №12, с. 61-73.

Интернет о детях

Тем, кому надоели непрошеные советы

Манипуляция. Ведущая роль мамы. Поведение в гостях. Слово «нельзя»

В силу своего возраста ребенок не всегда может правильно определить ни первое (потому что он не может объективно оценить себя со стороны), ни второе (потому что он незнаком со всеми опасностями нашего мира), ни третье (потому что он только вступает с социальные отношения и не знает, как учитывать удобство других). Если мама не помогает ребенку определять эти границы, то он, действительно, садится ей на шею, а главное, становится впоследствии очень неудобным соседом, товарищем для игр, и т.п. поэтому в воспитании всегда есть моменты, когда эти границы нужно показать! Однако, методы могут быть самые разнообразные. Не существует единых приемов. И резкость и мягкость бывают востребованы. Приказ, окрик, резкий тон – это может быть либо специально продемонстрированная граница, а может быть и признание предыдущего педагогического просчета, не реагировать уже нельзя, а по-другому – не понимает. Нужно только осознавать, что понимания мы так как раз не добиваемся! Криком мы можем только продемонстрировать наше недовольство, возмущение, крайнюю степень возбуждения, а ребенку порой именно этого и надо!

Каждая мама обязана знать:  Перерасчет на отпускные

«НАДО ЖЕ, КАК ЛЕГКО ЕЕ ОТВЛЕЧЬ ОТ ТЕЛЕФОНА, СТОИТ ТОЛЬКО ПОЛЕЗТЬ В ЭТОТ ШКАФЧИК…..»

Возьмите за правило, после каждого такого случая проанализировать:

— что Вы хотели, чтобы ребенок сделал?

— что хотел ребенок?

— что получилось в результате?

— а какого результата хотели бы Вы?

Очень часто беспристрастный анализ показывает, что несмотря на шум, ребенок как раз желаемое получает, а родители – нет, поэтому завтра ситуация обязательно повторится. Чтобы разорвать замкнутый круг, ищите новые способы реакций, создавайте другие ситуации.

Поощряйте желаемое поведение и игнорируйте плохое. Добивайтесь своего разными методами, творите, пробуйте, уходите от стереотипов.
Мама для ребенка — это источник безусловной любви. Как аксиому надо принять, что он изначально правильный, хороший, добрый. А хороший человек не делает плохих поступков. Все, что он делает плохого — это зеркальное отражение его окружения. Ребенок ждет встретить здесь человека — большого сильного, светлого, но — безусловно любящего. Все ваши действия к ребенку должны идти с пониманием этой мысли. Причем, если ребенок делает что-то не то и у вас сдают нервы и вы срываетесь, но при этом все равно помните, что он изначально хороший, а недовольны вы просто его конкретным поступком, ребенок вынесет правильный урок из ситуации.

Если вы для ребенка авторитет, неважно, каким вы скажете тоном свою мысль (или вообще не скажете, а просто недовольно посмотрите) — ребенок вас поймет. Но не забывайте о границах. Эти маленькие хитрюги постоянно их проверяют. Они же видят как ведут себя другие дети на площадках (да и взрослые иногда подают не лучший пример), а ребенок все честно копирует, проверяя, пройдет это с мамой или нет. И надо проявлять достаточную твердость, чтобы ребенок был при маме, а не мама была на коротком поводке у ребенка.

Надо быть одновременно и мягкой и твердой.

Теперь о капризах . Если ребенок хочет чего-то добиться — начинает поднимать шум.

Не правильное поведение: мама чувствует себя неудобно, виновато и уступает, чтобы только это прекратить. Один раз сработало. Отлично. Так и будет продолжаться.

Правильное поведение:
Если ребенок публично закатил истерику, берем под мышку, относим подальше (лишаем публики, на которую можно работать), берем на руки, вытираем сопли, объясняем, к примеру: «Это чужая игрушка. Нам тетя разрешила с ней поиграть, а теперь она ей нужна. Пойдем играть дальше, когда успокоишься.» Возвращаетесь на площадку, когда успокоился. Только важно, чтобы вы были спокойны, не раздражались. Понимайте, что ребенок проверяет, как можно себя вести, а как нет (строит границы). И плевать на сочувственные взгляды «добрых теток». Воспитанием занимаемся здесь и сейчас.

Не пугайте ребенка :»Если это. то так. » Это собачьи инстинкты, из-под палки. А уж держать ребенка на шлепках — вообще не метод. А когда ребенку будет 14 лет и его уже так просто не ударишь, как «результата» добиваться будем?

Важно показать ребенку, что ВЫ знаете как НАДО делать. А его капризы — это пустое. Ничего не добьется. Но при этом Вы все равно его любите.


Ребенок пытается узнать как вести себя в обществе, и если при малейшей ошибке мама угрожает, к примеру: «Сейчас пойдешь домой!», то для ребенка это звучит так: дескать не умеешь — не берись, ты плохой — сиди дома.

Домой идем, когда пора, а не в наказание, если ребенок что-то делает не так. Ваша задача показать — ЧТО делать.

Мама должна быть последовательна в своих действиях.
1. Если приняла решение не обращать внимания на истерики, то и ничем не отвлекает. Ну вроде как нет никакой истерики, перед ней тихий улыбающийся ребенок, периодически берем на руки и разговариваем, как с абсолютно спокойным. Если же делает что-то из рук вон отвратительное — беззлобно выставляем. Через 10 минут берем с недоумением — а чего ты расстроился? Мама должна быть при этом абсолютно позитивна и железобетонно уверена (к примеру, в ее чашке булькать ложкой нельзя никогда и это не обсуждается). Чего тут расстраиваться — ну жизнь такая.

При этом типе поведения мама периодически берет ребенка на руки просто так и жалеет ни за что. Если мама это делает только 1 день — не сработает! Надо 3-4 дня подряд или даже неделю. Смысл — показываем, что из-за истерик мамино отношение не меняется, но желаемого все равно не достигаешь.

Надо не реагировать на действия ребенка так, как ему хочется. Ведь когда Вы раздражаетесь, кричите, топаете ногами или, наоборот, уговариваете ребенка, Вы играете по чужим правилам. Ваше чадо навязывает вам «свою игру», и Вы в нее честно ввязываетесь. А Вы не поддавайтесь! Порепетируйте перед зеркалом, какое у Вас выражение лица, когда Вы нейтральны. Запомните в каком состоянии у Вас брови, глаза, губы. и, как только ребенок опять начинает свое нытье или рыдание, тут же сосредотачивайтесь на нейтральном выражении лица, мысленно проследите за своими губами, бровями, глазами и. отправляйтесь на кухню пить чай (мыть посуду, раскладывать пасьянс и т.п.). Испортите ребенку весь спектакль, независимо от того, насколько отвратительно он себя ведет. Если делать это регулярно, количество демонстративных скандалов постепенно сходит на нет, потому что ребенок таким методом не добивается успеха. На улице демонстрируем то же самое, отвернувшись от ребенка, если через пару минут скандал не прекращается — сгребаем ребенка и домой, прогулка закончена.

Конечно, это не единственный прием воспитания, но, к примеру, для двухлеток — игнорирование нежелательного поведения и поощрение желательного — один из самых действенных!
Предупреждение: метод не работает при «грамотных» комментариях свидетелей, на жалость могут пробивать именно их. Тогда проводим воспитательные беседы с каждым наедине.

2. Если мама решает «наполнить кувшин любви» пристальным вниманием к ребенку — она не должна уподобляться прислуге. Никогда не нужно подносить ребенка к понравившемуся ему предмету, хоть он обпоказывайся! Мама носит на руках ДЛЯ СЕБЯ, а не для него, мама — не машина и не коляска! Взяла, прижала и несу как мне удобно и куда мне нужно, даже если эта нужда совпадает с детской. Мама — не относит туда, куда хочется ребенку! Тем более того, кто сам ходит- ползает. Внимание и любовь демонстрируем способом прежде всего удобным для себя, ну и, конечно, понятным ребенку. Тут больше подходит всяческая возня, шумные и тихие игры с тисканьем и щекотушками. Общее валяние на ковре- постели-диване, совместные прогулки и купания. Много телесных контактов, смеха и разглядывания друг друга. Но, например, катание ребенка на игрушечной машине к этому не относится. Если ребенок не может себя возить на этой машине сам — зачем ее дарить? Если она используется для прогулок — вот и идите с ней гулять. Дома мама может прокатить — 5 минут — дальше у нормально занятой мамы времени не будет! И что же должен подумать малыш, если его мама развлекает его таким образом 20-30 минут подряд, так что спина заболела, а потом вдруг бросила! Вот и повод для истерики. У ребенка же ничего не болит! Сам он так катать не может. Вот он и злится. И Вы бы разозлились, если бы Вам показали новую развлекалку, а потом отняли ни с того ни с сего!

Понятие как воспитывать начинается с определения ведущей роли мамы и Ваших реакций на не соответствующее норме поведение ребенка. Если мама действительно занята, то она не реагирует на любые варианты поведения ребенка, исключая те, которые угрожают его жизни и здоровью? Дите ноет, капризничает — твердо, спокойно и уверенно говорите — возьму, когда почищу картошку. Или берете его на руки так, чтобы продолжать чистить картошку, пресекая любые попытки мешать, мешает — предупредите, что сейчас спустите, и честно спускайте на пол, если не понял. Пока свое дело не закончите — не поддаетесь ни на какие провокации, включая рев, падание на пол и т.д. Когда закончили (и только в этот момент. ) как ни в чем ни бывало поворачиваетесь к ребенку, упорно игнорируя его поведение, весело заявляете, что дела сделаны, вы можете ему помочь и поинтересоваться, а что же с ним случилось? Кнопка, по которой мама готова отвлечья от своих дел, должна перестать работать.

Но капризы могут быть и по состоянию здоровья – лезут зубы, приболел, магнитные бури и т.д. Для того чтобы выкарабкаться ребенку нужна стабильность. При уходах мамы стабильность обеспечивается тем, что она ведет себя по возвращению абсолютно также, как и до. Когда мама начинает метаться и сомневаться, неуверенности у дитя прибавляется, он не справляется с этой нагрузкой . и. срывается. Так что «спокойствие, только спокойствие». Найдите удобное название такому поведению ребенка, например — «это действует магнитная буря» и найдите в себе силы улыбнуться в ответ на все эти вопли и нытье, громко и весело объясните себе и ему: «Это на тебя буря действует, ничего, это не навсегда, надо же как колбасит». Временно перестаньте оценивать его поступки — только свои. И больше юмора и понимания.

Поведение в гостях
На чужой территории (в гостях, например) существуют свои законы. Их следует соблюдать и уважать, коль Вы ходите в гости. В каждом доме, семье, существует свой набор законов и запретов, если они Вам не нравятся – не ходите туда! Коль пришли – извольте выполнять.

Пример.
У меня дома можно прыгать по столам и разбрасывать карандаши. У подруги так делать нельзя. Это неважно, насколько это правильно или неправильно. Это – законы дома, которые должны исполнять все, включая гостей. Ребенок может и не знать, и не понимать этих законов – он еще учится. Зато есть мама, которая просто обязана показать, как это делается. Как только было сделано замечание, мама должна забрать ребенка со стола и сказать что–то вроде у тети Наташи так не делают! Аргумент должен быть преподан в такой форме, чтобы ребенок понял – сопротивляться бесполезно, здесь так нельзя. В принципе, в ответ ребенок может спрятаться за маму и предложить ей самой все расхлебывать или все собрать вместе с ней. Все другие сценарии говорят только о полном отсутствии воспитания! А для того, чтобы такие аргументы работали, необходимо ввести понятие «мое», которым так любят пользоваться двухлетки в обиход отношений взрослого с ребенком. К примеру, нельзя рвать книжку не потому, что книжки не рвут (это еще почему не рвут?, а я вот возьму и порву– вот видите – порвалась), а потому что это мамины (папины) книжки и мама этого делать не даст!

Итак, воспитанный ребенок на чужой территории при первом же «нападении» отправляется к маме и ждет от нее защиты. Мама должна «разруливать» все конфликты, особенно со взрослыми, демонстрируя ребенку желаемое поведение, то есть в данном случае в гостях извинившись за ребенка и собрав все разбросанные им карандаши. Позволив подруге разбираться с Вашим ребенком самой, Вы демонстрируете, что защищать ребенка не собираетесь, с одной стороны, и что с подругой можно не считаться, с другой.

В своем доме Вы должны придерживаться такой же политики, если Вы считаете, что у Вас чего-то нельзя, то это неукоснительно требуется от всех гостей. Никто не имеет права подвергать Ваши распоряжения сомнению на Вашей же территории. Если за этим следить, то тогда определенные правила, ребенок начинает усваивать сам, и его не нужно ни отвлекать, ни одергивать, достаточно просто сказать.

Вопрос
Дело в том, что у меня совершенно не получается сделать так, чтобы ребенок был при мне, а не наоборот. В слинге в бодрствующем состоянии она не сидит, максимум 10 минут и крик. И вообще не дает ничем заниматься, кроме нее (сразу начинаются подвякивания, постепенно переходящие в крик). Я точно знаю, что в эти моменты она чувствует себя хорошо (когда ребенку плохо — это все-таки видно), просто она не выносит именно того, что занимаются НЕ ЕЙ. Ей почему-то кажется, что она — Центр Вселенной. Пока разговариваешь с ней или стишки детские рассказываешь — радуется, улыбается. Как только что-то надо делать, к НЕЙ НЕ ОТНОСЯЩЕЕСЯ, так сразу начинается, даже если по ходу дела рассказываешь ей о том, что делаешь. Причем так себя ведет не только со мной, но и с папой. Приходит папа, разговаривает с ней, она улыбается, им обоим нравится. Потом папа переводит взгляд. в свою тарелку, чтобы поесть. Она смотрит на него очень удивленно несколько секунд и начинает плакать (прекратит, если папа снова с ней заговорит).
Это самые настоящие манипуляции! Только как с ними бороться в таком возрасте?

Ответ
Давайте для начала разберемся, кто есть кто. Ребенок манипулирует мамой? Да, конечно. Ребенок избалован? Пока нет, он просто честно выполняет то, чему его МАМА научила. Он пока не может реагировать на ваши просьбы или замечания, не может оценить уместность и допустимость своего поведения, поэтому об избалованности говорить не приходится. Сейчас он только использует те методы общения со взрослыми, которые имели на них какое-то воздействие. Поэтому это исключительно ваши недоработки, и если вам не нравятся результаты – имейте мужество исправляя ошибки, потерпеть немножко! Конечно, ребенок, которого перестанут развлекать, начнет требовать внимания криком! И есть большая разница, оставить его кричать одного или игнорировать его крики, когда он находится у вас на руках! Руки мамы – уже надежное убежище, которое не нуждается ни в каких дополнительных украшениях! Если Вы перестанете реагировать на этот крик, ребенок и кричать перестанет! Только так – другого не дано. Вам нужно самой поверить в то, что Вы никакого зла ребенку при этом не причиняете, и, например, с милой улыбкой продолжать беседу с папой, как будто не слыша дочкиных звуков, или домывать посуду, комментируя, что вот сейчас помоем эту тарелочку, а вот сейчас эту. При этом для начала все это будет ровно на 5-7 минут, но эти минуты нужно СТРОГО выдерживать. Т.е. Ваши действия не должны зависеть от громкости крика. Поверьте, что через несколько дней девочка начнет пытаться общаться по-другому, а если Вы будете последовательны – через 2 недели такое поведение вообще повторяться не будет! Вот вам в завершение цитата из моего старого ответа:
Во-первых, забудьте о том, что для того, чтобы делать домашние дела нужно обязательно куда-то положить ребенка. Старайтесь, по-максимому, делать дела одной рукой, откладывая ребенка буквально на одну-две минутки, чтобы воспользоваться двумя руками, и сразу беря его обратно на руки. Устройте себе специальные места для откладывания рядом с теми, где Вы работаете по дому. Можно, например, просто перевозить по дому коляску или переносить детское креслице-лежачок. Важно брать его обратно на руки не в тот момент, когда он закричал или иначе выразил неудовольствие, а ДО ЭТОГО МОМЕНТА! Таким образом ребенок привыкает к тому, что мама может его периодически положить и взять обратно и при этом ничего страшного не случается.
Во-вторых, не развлекайте ребенка, находящегося на руках. Ребенок, которого мама носит на себе, неважно на руках или в специальном приспособлении, достаточно защищен самим фактом того, что он находится в тесном контакте с мамой и развлекать его не только не нужно, но и вредно. Задача малыша в этот момент — все рассматривать, разглядывать и. не мешать маме! Конечно, ребенок, который к этому не привык, первое время будет требовать, чтобы мама его развлекала, как раньше. Будьте последовательны. Наметьте себе то дело, которое Вы должны обязательно доделать и закончите его (желательно, чтобы в первое время это были дела на 5-10 минут), только поле этого садитесь и позанимайтесь с ребенком. Предложите ему грудь. Поиграйте с ним немножко, затем вставайте и переходите к новому делу. И никаких развлечений пока не закончите! Таким образом, ребенок поймет, что когда мама занята, у нее нет «кнопок», на которые можно нажимать, чтобы она делала то, что ему нравится. То есть, мама заканчивает дела независимо от поведения ребенка, который просто капризничает.
Конечно, такое поведение не стоит доводить до абсурда. Мама должна немедленно реагировать, если ребенок действительно устал, хочет спать, чего-то испугался и т.п. А научиться отличать одно от другого можно только на собственном опыте.

Каждая мама обязана знать:  Права ребенка

Вопрос
Объясните, пожалуйста, почему не нужно использовать слово «нельзя». Я не знала об этом и научила сына реагировать на слово «нельзя». Сейчас когда он, например, хочет встать, держась за неустойчивую табуретку, я говорю строго: «Нельзя!», и ребенок замирает и смотрит на меня вопросительно. Что я делаю не так?

Ответ
Слово «нельзя» абстрактное, оно не несет никакой информации о характере опасности или запрета. Когда мы говорим «нельзя», то по сути обманываем ребенка. Нельзя — это значит невозможно. Но ребенок-то видит (или скоро увидит), что все это возможно. Посмотрите логически. Почему нельзя за табуретку? Можно, только упадешь. Почему нельзя рвать книжки? Можно, только эта книжка маме нужна, поэтому она не разрешает. Вот вы и должны учить ребенка ориентироваться в мире. Т.е. мамины слова должны ситуацию прояснять, а не запутывать. А Вы чему таким образом научили? Для вашего малыша «нельзя» -это способ мамы помешать мне развлекаться. Значит все это через некоторое время (подождите пару месяцев) будет «можно», когда мама не видит. Ваше «нельзя» связывается только с Вами, без относительно самого предмета. У ребенка пока нет абстракного мышления, оно очень конкретно, поэтому ему сначала нужно ПОКАЗАТЬ, что такое «нельзя». Например, если он пытается сдвинуть с места тяжелый шкаф, который явно ему не осилить, Вы говорите «нельзя». А с табуреткой, наоборот, нужно позволить ему пару раз встать, держась за нее, даже подкачнуть слегка, чтобы прочувствовал степень ее неустойчивости, и сам накрепко запомнил — табуретка — предмет неустойчивый. Тогда Вы смело можете отворачиваться, ему и в голову не придет опираясь на нее вставать.

Вопрос
Посоветуйте, правильно ли я делаю, когда говорю дочке: » Не послушалась маму, нельзя под горку бежать, упадешь, вот и упала, надо маму слушаться!».

Ответ
Нет неправильно. Другими словами вы говорите: «Ты без меня ничего не можешь, неудачник. У тебя самого ничего не получится. Поэтому строго по струнке, по моей команде.»
Ребенок учится бегать, падать, залезать на разные высоты. Вы должны свято верить, что он не причинит себе вреда. У детей чувство самосохранения развито сильнее, чем у взрослых. НО, если только мама не ждет от него опасных действий. Задача мамы пожалеть-поцеловать если ребенок упал. Дать ему уверенность, что ничего страшного не произошло. И спокойно отправить его на покорение новых высот. А то получается, что он побежал, упал, ему больно. Малыш бежит к вам пожаловаться, а вы ему нотации читаете.
Представьте, вам плохо. У вас в жизни проблемы. Так хочется прийти к маме, чтоб она вас погладила, дала веру, что все получится. А она вам говорит: «А я тебе говорила, что у тебя ничего не выйдет. Не послушалась? Сама виновата.» Представляете, как противно.

Вопрос
Пожалуйста, посоветуйте, как вести себя в следующей ситуации (ребенку 1 год 3 мес): при обращении к ребенку в тоне разочарования, упрека, запрета («Ну вот – разлила кискино молочко – что теперь киска пить будет?» или «Не трогай утюг – горячий!») — ребенок начинает бить себя ладонями по голове, рвать волосы. От боли начинает плакать. Успокоить можно только грудью.

Ответ
К ребенку не обращаются в тоне упрека и разочарования — это сильно бьет по его самооценке. Мы можем сказать о ситуации вообще, например: ой, жалко, молоко разлилось!
Ребенок — самый правильный и хороший, он стремится быть таким. Запрет выражается нейтрально — «мы не будем этого трогать, это горячо», мы не будем кидать игрушки и т.д.

Вопрос
Как отучить есть снег?

Ответ
Кушать снег запрещаем объяснением, что он ядовитый, трижды демонстрируя фокус — во что превращается белый снег, если принести его домой. Обязательно вместе моем банку или стакан перед тем как пойти на улицу и взять с собой снег. Впервые это фокус демонстрируется примерно в возрасте от 1.5 до 3.5. Повторно, лет в 4-5, третий раз можно повторить уже будучи школьником.

Ведущая роль мамы, как это?

Мама – это самое важное слово на всех языках и во всех мировых культурах. Мы все являемся детьми своих матерей, и большинство из нас – женщин сами имеем детей. Как правило, роль мамы женщина совмещает с еще несколькими важными жизненными ролями: роли дочери, сестры, жены, женщины, подруги, коллеги и т.п
Мы сами не в состоянии в полной мере оценить степень близости со своими мамами. Даже став взрослыми, мамины установки, заложенные в нас в детстве, продолжают существенно влиять на нашу жизнь.

Мамой быть непросто, ведь нужно не только заботиться о своем ребенке (кормить, лечить, обувать – одевать), но и воспитать его, прививать ему определенные навыки, дать основы видения жизни, поддержку и опеку в различных затруднительных для ребенка ситуациях. К сожалению, приходится констатировать, что быть мамой нас нигде не учат. Безусловно, многие процессы, особенно связанные с заботой о ребенке, происходят интуитивно, на уровне индивидуального понимания женщиной своей роли, в соответствие с культурным контекстом времени и места, различными традициями.
Многим женщинам роль мамы удается блестяще, они умудряются сохранить со своими детьми теплые отношения на протяжении всей жизни, при этом оказывая поддержку в случае необходимости, понимая уровень ответственности и принимая во внимание потребности своих детей на разных жизненных этапах.
Для гармоничного ощущения себя в роли мамы необходимо, чтобы женщина умело сочетала несколько своих основных жизненных ролей. В противном случае, «перекос» в сторону какой-либо одной социальной роли женщины, напрямую оказывает негативное влияние на ее эмоциональное и психическое здоровье.

Остановимся на двух часто встречающихся типах «перекосов» женских социальных ролей и их последствиях для самой женщины:
1. Преобладание роли матери над ролью женщины.
Чаще всего в подобной ситуации происходит гиперопека ребенка, включенность женщины в ребенка на 100 % независимо от его возраста. Ребенок воспринимается как часть и продолжение самой мамы, а не как отдельный человек. Женщина не разделяет себя и ребенка, полностью «поглощая» его. При этом отец ребенка имеет минимальное влияние на него и всячески вытесняется женщиной из процесса воспитания. Для ребенка в дальнейшем подобная ситуация точно отражается фразой: «Мама, если ты любишь меня, люби меня меньше».
К психологу такие женщины обращаются с невротическими расстройствами по типу «Я плохая мать», со страхом сделать ошибку в воспитании ребенка.
2. Преобладание роли женщины над ролью матери.
Ключевой момент в подобных ситуациях — наличие у женщины какой-либо «страсти» :
• работы или карьеры (мама — звезда);
• мужчины (мама — супруга или мама — любовница)
Ребенок с такой мамой не чувствует себя любимым, ощущает себя ненужным, брошенным. Также возможно сильное сближение ребенка с отцом. В будущем выросший ребенок, как правило, отдаляется от матери, не желает иметь с ней близких родственных отношений, выполняя только формальные действия по отношению к ней.
За психологической помощью такие женщины обращаются с запросами на неудовлетворенность своим одиночеством, непониманием и неприятием причин холодности своих взрослых детей.

Ведущая роль мамы

Любой ребенок нуждается в том, чтобы родители определяли для него рамки поведения. Границы поведения определяются возможностями ребенка, вопросами безопасности и удобством окружающих – а как же без этого? Неужели Вы хотите, чтобы Ваш малыш вызывал у окружающих отрицательные эмоции и негативные переживания?

В силу своего возраста ребенок не всегда может правильно определить ни первое (потому что он не может объективно оценить себя со стороны), ни второе (потому что он незнаком со всеми опасностями нашего мира), ни третье (потому что он только вступает с социальные отношения и не знает, как учитывать удобство других). Если мама не помогает ребенку определять эти границы, то он, действительно, садится ей на шею, а главное, становится впоследствии очень неудобным соседом, товарищем для игр, и т.п. поэтому в воспитании всегда есть моменты, когда эти границы нужно показать! Однако, методы могут быть самые разнообразные. Не существует единых приемов. И резкость и мягкость бывают востребованы. Приказ, окрик, резкий тон – это может быть либо специально продемонстрированная граница, а может быть и признание предыдущего педагогического просчета, не реагировать уже нельзя, а по-другому – не понимает. Нужно только осознавать, что понимания мы так как раз не добиваемся! Криком мы можем только продемонстрировать наше недовольство, возмущение, крайнюю степень возбуждения, а ребенку порой именно этого и надо!

«НАДО ЖЕ, КАК ЛЕГКО ЕЕ ОТВЛЕЧЬ ОТ ТЕЛЕФОНА, СТОИТ ТОЛЬКО ПОЛЕЗТЬ В ЭТОТ ШКАФЧИК…..»

Возьмите за правило, после каждого такого случая проанализировать:
— что Вы хотели, чтобы ребенок сделал?
— что хотел ребенок?
— что получилось в результате?
— а какого результата хотели бы Вы?

Очень часто беспристрастный анализ показывает, что несмотря на шум, ребенок как раз желаемое получает, а родители – нет, поэтому завтра ситуация обязательно повторится. Чтобы разорвать замкнутый круг, ищите новые способы реакций, создавайте другие ситуации.

Поощряйте желаемое поведение и игнорируйте плохое. Добивайтесь своего разными методами, творите, пробуйте, уходите от стереотипов.

Мама для ребенка — это источник безусловной любви. Как аксиому надо принять, что он изначально правильный, хороший, добрый. А хороший человек не делает плохих поступков. Все, что он делает плохого — это зеркальное отражение его окружения. Ребенок ждет встретить здесь человека — большого сильного, светлого, но — безусловно любящего. Все ваши действия к ребенку должны идти с пониманием этой мысли. Причем, если ребенок делает что-то не то и у вас сдают нервы и вы срываетесь, но при этом все равно помните, что он изначально хороший, а недовольны вы просто его конкретным поступком, ребенок вынесет правильный урок из ситуации.

Если вы для ребенка авторитет, неважно, каким вы скажете тоном свою мысль (или вообще не скажете, а просто недовольно посмотрите) — ребенок вас поймет. Но не забывайте о границах. Эти маленькие хитрюги постоянно их проверяют. Они же видят как ведут себя другие дети на площадках (да и взрослые иногда подают не лучший пример), а ребенок все честно копирует, проверяя, пройдет это с мамой или нет. И надо проявлять достаточную твердость, чтобы ребенок был при маме, а не мама была на коротком поводке у ребенка.

Надо быть одновременно и мягкой и твердой.

Манипуляции

Теперь о капризах. Если ребенок хочет чего-то добиться — начинает поднимать шум.

Неправильное поведение:
мама чувствует себя неудобно, виновато и уступает, чтобы только это прекратить. Один раз сработало. Отлично. Так и будет продолжаться.

Правильное поведение:
Если ребенок публично закатил истерику, берем под мышку, относим подальше (лишаем публики, на которую можно работать), берем на руки, вытираем сопли, объясняем, к примеру: «Это чужая игрушка. Нам тетя разрешила с ней поиграть, а теперь она ей нужна. Пойдем играть дальше, когда успокоишься.» Возвращаетесь на площадку, когда успокоился. Только важно, чтобы вы были спокойны, не раздражались. Понимайте, что ребенок проверяет, как можно себя вести, а как нет (строит границы). И плевать на сочувственные взгляды «добрых теток». Воспитанием занимаемся здесь и сейчас.

Не пугайте ребенка :»Если это. то так. » Это собачьи инстинкты, из-под палки. А уж держать ребенка на шлепках — вообще не метод. А когда ребенку будет 14 лет и его уже так просто не ударишь, как «результата» добиваться будем?


Важно показать ребенку, что ВЫ знаете как НАДО делать. А его капризы — это пустое. Ничего не добьется. Но при этом Вы все равно его любите.

Ребенок пытается узнать как вести себя в обществе, и если при малейшей ошибке мама угрожает, к примеру: «Сейчас пойдешь домой!», то для ребенка это звучит так: дескать не умеешь — не берись, ты плохой — сиди дома.

Домой идем, когда пора, а не в наказание, если ребенок что-то делает не так. Ваша задача показать — ЧТО делать.

Мама должна быть последовательна в своих действиях.

1. Если приняла решение не обращать внимания на истерики, то и ничем не отвлекает. Ну вроде как нет никакой истерики, перед ней тихий улыбающийся ребенок, периодически берем на руки и разговариваем, как с абсолютно спокойным. Если же делает что-то из рук вон отвратительное — беззлобно выставляем. Через 10 минут берем с недоумением — а чего ты расстроился? Мама должна быть при этом абсолютно позитивна и железобетонно уверена (к примеру, в ее чашке булькать ложкой нельзя никогда и это не обсуждается). Чего тут расстраиваться — ну жизнь такая.

При этом типе поведения мама периодически берет ребенка на руки просто так и жалеет ни за что. Если мама это делает только 1 день — не сработает! Надо 3-4 дня подряд или даже неделю. Смысл — показываем, что из-за истерик мамино отношение не меняется, но желаемого все равно не достигаешь.

Надо не реагировать на действия ребенка так, как ему хочется. Ведь когда Вы раздражаетесь, кричите, топаете ногами или, наоборот, уговариваете ребенка, Вы играете по чужим правилам. Ваше чадо навязывает вам «свою игру», и Вы в нее честно ввязываетесь. А Вы не поддавайтесь! Порепетируйте перед зеркалом, какое у Вас выражение лица, когда Вы нейтральны. Запомните в каком состоянии у Вас брови, глаза, губы. и, как только ребенок опять начинает свое нытье или рыдание, тут же сосредотачивайтесь на нейтральном выражении лица, мысленно проследите за своими губами, бровями, глазами и. отправляйтесь на кухню пить чай (мыть посуду, раскладывать пасьянс и т.п.). Испортите ребенку весь спектакль, независимо от того, насколько отвратительно он себя ведет. Если делать это регулярно, количество демонстративных скандалов постепенно сходит на нет, потому что ребенок таким методом не добивается успеха. На улице демонстрируем то же самое, отвернувшись от ребенка, если через пару минут скандал не прекращается — сгребаем ребенка и домой, прогулка закончена.

Конечно, это не единственный прием воспитания, но, к примеру, для двухлеток — игнорирование нежелательного поведения и поощрение желательного — один из самых действенных!

Предупреждение: метод не работает при «грамотных» комментариях свидетелей, на жалость могут пробивать именно их. Тогда проводим воспитательные беседы с каждым наедине.

2. Если мама решает «наполнить кувшин любви» пристальным вниманием к ребенку — она не должна уподобляться прислуге. Никогда не нужно подносить ребенка к понравившемуся ему предмету, хоть он обпоказывайся! Мама носит на руках ДЛЯ СЕБЯ, а не для него, мама — не машина и не коляска! Взяла, прижала и несу как мне удобно и куда мне нужно, даже если эта нужда совпадает с детской. Мама — не относит туда, куда хочется ребенку! Тем более того, кто сам ходит- ползает. Внимание и любовь демонстрируем способом прежде всего удобным для себя, ну и, конечно, понятным ребенку. Тут больше подходит всяческая возня, шумные и тихие игры с тисканьем и щекотушками. Общее валяние на ковре- постели-диване, совместные прогулки и купания. Много телесных контактов, смеха и разглядывания друг друга. Но, например, катание ребенка на игрушечной машине к этому не относится. Если ребенок не может себя возить на этой машине сам — зачем ее дарить? Если она используется для прогулок — вот и идите с ней гулять. Дома мама может прокатить — 5 минут — дальше у нормально занятой мамы времени не будет! И что же должен подумать малыш, если его мама развлекает его таким образом 20-30 минут подряд, так что спина заболела, а потом вдруг бросила! Вот и повод для истерики. У ребенка же ничего не болит! Сам он так катать не может. Вот он и злится. И Вы бы разозлились, если бы Вам показали новую развлекалку, а потом отняли ни с того ни с сего!

Каждая мама обязана знать:  Ребенок боится еды после просмотра мультика

Понятие как воспитывать начинается с определения ведущей роли мамы и Ваших реакций на не соответствующее норме поведение ребенка. Если мама действительно занята, то она не реагирует на любые варианты поведения ребенка, исключая те, которые угрожают его жизни и здоровью? Дите ноет, капризничает — твердо, спокойно и уверенно говорите — возьму, когда почищу картошку. Или берете его на руки так, чтобы продолжать чистить картошку, пресекая любые попытки мешать, мешает — предупредите, что сейчас спустите, и честно спускайте на пол, если не понял. Пока свое дело не закончите — не поддаетесь ни на какие провокации, включая рев, падание на пол и т.д. Когда закончили (и только в этот момент. ) как ни в чем ни бывало поворачиваетесь к ребенку, упорно игнорируя его поведение, весело заявляете, что дела сделаны, вы можете ему помочь и поинтересоваться, а что же с ним случилось? Кнопка, по которой мама готова отвлечья от своих дел, должна перестать работать.

Но капризы могут быть и по состоянию здоровья – лезут зубы, приболел, магнитные бури и т.д. Для того чтобы выкарабкаться ребенку нужна стабильность. При уходах мамы стабильность обеспечивается тем, что она ведет себя по возвращению абсолютно также, как и до. Когда мама начинает метаться и сомневаться, неуверенности у дитя прибавляется, он не справляется с этой нагрузкой . и. срывается. Так что «спокойствие, только спокойствие». Найдите удобное название такому поведению ребенка, например — «это действует магнитная буря» и найдите в себе силы улыбнуться в ответ на все эти вопли и нытье, громко и весело объясните себе и ему: «Это на тебя буря действует, ничего, это не навсегда, надо же как колбасит». Временно перестаньте оценивать его поступки — только свои. И больше юмора и понимания.

Поведение в гостях

На чужой территории (в гостях, например) существуют свои законы. Их следует соблюдать и уважать, коль Вы ходите в гости. В каждом доме, семье, существует свой набор законов и запретов, если они Вам не нравятся – не ходите туда! Коль пришли – извольте выполнять.

У меня дома можно прыгать по столам и разбрасывать карандаши. У подруги так делать нельзя. Это неважно, насколько это правильно или неправильно. Это – законы дома, которые должны исполнять все, включая гостей. Ребенок может и не знать, и не понимать этих законов – он еще учится. Зато есть мама, которая просто обязана показать, как это делается. Как только было сделано замечание, мама должна забрать ребенка со стола и сказать что–то вроде у тети Наташи так не делают! Аргумент должен быть преподан в такой форме, чтобы ребенок понял – сопротивляться бесполезно, здесь так нельзя. В принципе, в ответ ребенок может спрятаться за маму и предложить ей самой все расхлебывать или все собрать вместе с ней. Все другие сценарии говорят только о полном отсутствии воспитания! А для того, чтобы такие аргументы работали, необходимо ввести понятие «мое», которым так любят пользоваться двухлетки, в обиход отношений взрослого с ребенком. К примеру, нельзя рвать книжку не потому, что книжки не рвут (это еще почему не рвут?, а я вот возьму и порву – вот видите – порвалась), а потому что это мамины (папины) книжки и мама этого делать не даст!

Итак, воспитанный ребенок на чужой территории при первом же «нападении» отправляется к маме и ждет от нее защиты. Мама должна «разруливать» все конфликты, особенно со взрослыми, демонстрируя ребенку желаемое поведение, то есть в данном случае в гостях извинившись за ребенка и собрав все разбросанные им карандаши. Позволив подруге разбираться с Вашим ребенком самой, Вы демонстрируете, что защищать ребенка не собираетесь, с одной стороны, и что с подругой можно не считаться, с другой стороны.

В своем доме Вы должны придерживаться такой же политики, если Вы считаете, что у Вас чего-то нельзя, то это неукоснительно требуется от всех гостей. Никто не имеет права подвергать Ваши распоряжения сомнению на Вашей же территории. Если за этим следить, то тогда определенные правила, ребенок начинает усваивать сам, и его не нужно ни отвлекать, ни одергивать, достаточно просто сказать.

Ответы на вопросы

Вопрос
Дело в том, что у меня совершенно не получается сделать так, чтобы ребенок был при мне, а не наоборот. В слинге в бодрствующем состоянии она не сидит, максимум 10 минут и крик. И вообще не дает ничем заниматься, кроме нее (сразу начинаются подвякивания, постепенно переходящие в крик). Я точно знаю, что в эти моменты она чувствует себя хорошо (когда ребенку плохо — это все-таки видно), просто она не выносит именно того, что занимаются НЕ ЕЙ. Ей почему-то кажется, что она — Центр Вселенной. Пока разговариваешь с ней или стишки детские рассказываешь — радуется, улыбается. Как только что-то надо делать, к НЕЙ НЕ ОТНОСЯЩЕЕСЯ, так сразу начинается, даже если по ходу дела рассказываешь ей о том, что делаешь. Причем так себя ведет не только со мной, но и с папой. Приходит папа, разговаривает с ней, она улыбается, им обоим нравится. Потом папа переводит взгляд. в свою тарелку, чтобы поесть. Она смотрит на него очень удивленно несколько секунд и начинает плакать (прекратит, если папа снова с ней заговорит).
Это самые настоящие манипуляции! Только как с ними бороться в таком возрасте?

Ответ
Давайте для начала разберемся, кто есть кто. Ребенок манипулирует мамой – да, конечно. Ребенок избалован? Пока нет, он просто честно выполняет то, чему его МАМА научила. Он пока не может реагировать на ваши просьбы или замечания, не может оценить уместность и допустимость своего поведения, поэтому об избалованности говорить не приходится. Сейчас он только использует те методы общения со взрослыми, которые имели на них какое-то воздействие. Поэтому это исключительно ваши недоработки, и если вам не нравятся результаты – имейте мужество исправляя ошибки, потерпеть немножко! Конечно, ребенок, которого перестанут развлекать, начнет требовать внимания криком! И есть большая разница, оставить его кричать одного или игнорировать его крики, когда он находится у вас на руках! Руки мамы – уже надежное убежище, которое не нуждается ни в каких дополнительных украшениях! Если Вы перестанете реагировать на этот крик, ребенок и кричать перестанет! Только так – другого не дано. Вам нужно самой поверить в то, что Вы никакого зла ребенку при этом не причиняете, и, например, с милой улыбкой продолжать беседу с папой, как будто не слыша дочкиных звуков, или домывать посуду, комментируя, что вот сейчас помоем эту тарелочку, а вот сейчас эту. При этом для начала все это будет ровно на 5-7 минут, но эти минуты нужно СТРОГО выдерживать. Т.е. Ваши действия не должны зависеть от громкости крика. Поверьте, что через несколько дней девочка начнет пытаться общаться по-другому, а если Вы будете последовательны – через 2 недели такое поведение вообще повторяться не будет! Вот вам в завершение цитата из моего старого ответа:

Во-первых, забудьте о том, что для того, чтобы делать домашние дела, нужно обязательно куда-то положить ребенка. Старайтесь, по-максимуму, делать дела одной рукой, откладывая ребенка буквально на одну-две минутки, чтобы воспользоваться двумя руками, и сразу беря его обратно на руки. Устройте себе специальные места для откладывания рядом с теми, где Вы работаете по дому. Можно, например, просто перевозить по дому коляску или переносить детское креслице-лежачок. Важно брать его обратно на руки не в тот момент, когда он закричал или иначе выразил неудовольствие, а ДО ЭТОГО МОМЕНТА! Таким образом ребенок привыкает к тому, что мама может его периодически положить и взять обратно, и при этом ничего страшного не случается.

Во-вторых, не развлекайте ребенка, находящегося на руках. Ребенок, которого мама носит на себе, неважно, на руках или в специальном приспособлении, достаточно защищен самим фактом того, что он находится в тесном контакте с мамой и развлекать его не только не нужно, но и вредно. Задача малыша в этот момент — все рассматривать, разглядывать и. не мешать маме! Конечно, ребенок, который к этому не привык, первое время будет требовать, чтобы мама его развлекала, как раньше. Будьте последовательны. Наметьте себе то дело, которое Вы должны обязательно доделать и закончите его (желательно, чтобы в первое время это были дела на 5-10 минут), только поле этого садитесь и позанимайтесь с ребенком. Предложите ему грудь. Поиграйте с ним немножко, затем вставайте и переходите к новому делу. И никаких развлечений, пока не закончите! Таким образом, ребенок поймет, что когда мама занята, у нее нет «кнопок», на которые можно нажимать, чтобы она делала то, что ему нравится. То есть, мама заканчивает дела независимо от поведения ребенка, который просто капризничает.

Конечно, такое поведение не стоит доводить до абсурда. Мама должна немедленно реагировать, если ребенок действительно устал, хочет спать, чего-то испугался и т.п. А научиться отличать одно от другого можно только на собственном опыте.

Вопрос
Объясните, пожалуйста, почему не нужно использовать слово «нельзя». Я не знала об этом и научила сына реагировать на слово «нельзя». Сейчас когда он, например, хочет встать, держась за неустойчивую табуретку, я говорю строго: «Нельзя!», и ребенок замирает и смотрит на меня вопросительно. Что я делаю не так?

Ответ
Слово «нельзя» абстрактное, оно не несет никакой информации о характере опасности или запрета. Когда мы говорим «нельзя», то по сути обманываем ребенка. Нельзя — это значит невозможно. Но ребенок-то видит (или скоро увидит), что все это возможно. Посмотрите логически. Почему нельзя за табуретку? Можно, только упадешь. Почему нельзя рвать книжки? Можно, только эта книжка маме нужна, поэтому она не разрешает. Вот вы и должны учить ребенка ориентироваться в мире. Т.е. мамины слова должны ситуацию прояснять, а не запутывать. А Вы чему таким образом научили? Для вашего малыша «нельзя» — это способ мамы помешать мне развлекаться. Значит все это через некоторое время (подождите пару месяцев) будет «можно», когда мама не видит. Ваше «нельзя» связывается только с Вами, без относительно самого предмета. У ребенка пока нет абстракного мышления, оно очень конкретно, поэтому ему сначала нужно ПОКАЗАТЬ, что такое «нельзя». Например, если он пытается сдвинуть с места тяжелый шкаф, который явно ему не осилить, Вы говорите «нельзя». А с табуреткой, наоборот, нужно позволить ему пару раз встать, держась за нее, даже подкачнуть слегка, чтобы прочувствовал степень ее неустойчивости, и сам накрепко запомнил — табуретка — предмет неустойчивый. Тогда Вы смело можете отворачиваться, ему и в голову не придет опираясь на нее вставать.

Вопрос
Посоветуйте, правильно ли я делаю, когда говорю дочке: » Не послушалась маму, нельзя под горку бежать, упадешь, вот и упала, надо маму слушаться!».

Ответ
Нет, неправильно. Другими словами вы говорите: «Ты без меня ничего не можешь, неудачник. У тебя самого ничего не получится. Поэтому строго по струнке, по моей команде.»

Ребенок учится бегать, падать, залезать на разные высоты. Вы должны свято верить, что он не причинит себе вреда. У детей чувство самосохранения развито сильнее, чем у взрослых. НО, если только мама не ждет от него опасных действий. Задача мамы пожалеть-поцеловать если ребенок упал. Дать ему уверенность, что ничего страшного не произошло. И спокойно отправить его на покорение новых высот. А то получается, что он побежал, упал, ему больно. Малыш бежит к вам пожаловаться, а вы ему нотации читаете.

Представьте, вам плохо. У вас в жизни проблемы. Так хочется прийти к маме, чтоб она вас погладила, дала веру, что все получится. А она вам говорит: «А я тебе говорила, что у тебя ничего не выйдет. Не послушалась? Сама виновата.» Представляете, как противно.

Вопрос
Пожалуйста, посоветуйте, как вести себя в следующей ситуации (ребенку 1 год 3 мес): при обращении к ребенку в тоне разочарования, упрека, запрета («Ну вот – разлила кискино молочко – что теперь киска пить будет?» или «Не трогай утюг – горячий!») — ребенок начинает бить себя ладонями по голове, рвать волосы. От боли начинает плакать. Успокоить можно только грудью.

Ответ
К ребенку не обращаются в тоне упрека и разочарования — это сильно бьет по его самооценке. Мы можем сказать о ситуации вообще, например: ой, жалко, молоко разлилось!
Ребенок — самый правильный и хороший, он стремится быть таким. Запрет выражается нейтрально — «мы не будем этого трогать, это горячо», мы не будем кидать игрушки и т.д.

Вопрос
Как отучить есть снег?

Ответ
Кушать снег запрещаем объяснением, что он ядовитый, трижды демонстрируя фокус — во что превращается белый снег, если принести его домой. Обязательно вместе моем банку или стакан перед тем как пойти на улицу и взять с собой снег. Впервые это фокус демонстрируется примерно в возрасте от 1.5 до 3.5. Повторно, лет в 4-5, третий раз можно повторить уже будучи школьником.

Автор — психолог-перинатолог Ж.В. Цареградская

Лялечка

Ведущая роль мамы?

Я вот тут часто про это читаю и не очень понятно мне.
Если ребенок просится на руки — это не каприз, а потребность.
Если ребенок отказывается от соски и требует грудь — это потребность.
Если ребенок отказывается сам засыпать в кроватке, и засыпает только лежа с грудью — это потребность.
Если ребенок не засыпает лежа с грудью, и его надо укачивать — это утеряна ведущая роль матери и надо переучивать.
Если ребенок не хочет сосать в какой-то позе — это утеряна ведущая роль матери и надо заставлять, «голод не тетка».
Если ребенок отказывается брать грудь без привычных ему ритуалов, или требует привычную бутылку, соску и так далее — это утеряна ведущая роль матери. Выбросить бутылки, привыкнет. Голод не тетка.

Почему? Где граница?

Мне стало гораздо проще, когда я пересмотрела свои взгляды на потребности младенца :)

Comments

Я тоже нас с младенцем мучала неукачиванием. Но он сосанием не успокаивается практически. Может, поток ему был большой, может из-за срыгиваний, может нервная система такая. И вот когда я стала сначала чуть кормить, потом укачивать, потом кормить сонного — кончились истерики и суета перед сном и наступило счастье.

Позы разные может требовать тоже из-за срыгиваний. Мне самой лежа на спине кушать не нравится, например. (отрыжка, ага).
Ритуалы, мне кажется, нормально. Если простые какие-то. Я так думаю..

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация