Винникот


Винникотт Дональд Вудс

Дональд Вудс Винникотт — крупнейший английский детский психиатр и психоаналитик. Слава и авторитет его таковы, что его имя упоминают рядом с именем Анны Фрейд — в строчку, через запятую. Винникотт начинал с работы педиатра в Паддингтонской детской больнице. С середины 30-х годов он посвящает себя детской психиатрии и проблемам взаимоотношений младенца и матери.

Книги автора:

Маниакальная защита

Термин «маниакальная защита» стремится охватить человеческую способность отрицать депрессивную тревогу, свойственную эмоциональному развитию, тревогу, которая относится к способности индивида чувствовать вину, а также к осознанию ответственности за инстинктивные переживания и за агрессию в фантазии, которая эти инстинктивные переживания сопровождает. Статья представлена 4 декабря 1935 года на заседании Британского психоаналитического общества; впервые опубликована в 1958 году в первом издании книги «От.

«Пигля»: Отчет о психоаналитическом лечении маленькой девочки

Эта книга является настольной для нескольких поколений психотерапевтов, работающих с детьми. Ей суждено остаться в истории психотерапии красноречивым примером редкой клинической проницательности и бесценной иллюстрацией теории и техники одного из выдающихся и творчески мыслящих мастеров психоаналитического лечения детей — Д.В. Винникотта. Клинические заметки и комментарии самого Винникотта, подробно описывающие его наблюдения, отрывки из писем родителей юной пациентки помогут читателю сформировать суждение.

Игра и Реальность

Основываясь на обширном опыте клинической работы с маленькими детьми, Д.В.Винникотт внес неоценимый вклад в понимание развития человека. В данной работе автор стремится исследовать истоки воображения и понять, из чего складывается способность человека жить творческой жизнью.

Семья и развитие личности. Мать и дитя

Современный психоанализ невозможно представить без творчества «доктора Винникота» — известного английского педиатра и психоаналитика. Его труды переведены на многие языки, в том числе и на русский. Книги «Семья и развитие личности», «Мать и дитя» переведены на русский язык впервые. Они адресованы всем, кому небезразличен процесс развития личности ребенка с момента рождения до подростковых лет.

Маленькие дети и их матери

Лекции знаменитого английского детского психиатра и психоаналитика адресованы педиатрам, терапевтам, акушерам-гинекологам, медсестрам и, конечно, родителям. Для родителей — будущих и настоящих мам и пап — такая книга бесконечно важна, потому что снимает беспочвенные тревоги и вселяет уверенность. Она описывает и анализирует материнство как оно есть, без ужасов и прикрас. Например, чувство полной поглощенности новорожденным, граничащее с исчезновением собственной личности, депрессию и раздражение, страх.

Читайте ещё:

Часть 4.. Невроз организмаИ эти осуждения, по словам А. А. Ухтомского, являются «вместе с тем и тайными, очень тонкими, тем более ядовитыми самооправданиями». Успокаиваясь подобным образом и не замечая действия своей же собственной доминанты, эти люди слепнут, «застилаются их глаза на реальность, и тогда наступает.

Раздел 1. Душа и ее окрестностиВ общественную и политическую жизнь уже прочно вошли слова имиджмейкер, имиджевый, имидж. Возник соответствующий дискурс и тут уместно предложить название для новой дисциплины, связанной с изучением образов вообще, но с глубинно-психологической точки зрения. Пусть это будет наука об образах или.

— Это мои бейсбольные открытки«Это мешает сосредоточиться тебе, папа, но не мне. Наоборот, музыка помогает | мне расслабиться и сосредоточиться. Разве ты не можешь понять, что я привык учиться по-другому, не так как ты?» Кен чувствовал, как внутри у него все клокочет от гнева, но продолжал молчать.

Винникот

Из обеспеченной и внешне благополучной семьи купца, мэра Плимута, получившего в 1924 дворянское звание. В детстве испытал давление матери и сестер. Изучал медицину в частной школе, а затем в иезуитском колледже Кембриджа. Учебу прервала война. Винникотт служил врачом на флоте. С 1918 учился на врача в Лондоне, закончил занятия в 1920. С 1923 начал работать в лондонской детской больнице на Паддингтон Грин, где прослужил 40 лет. Был близок к Мелани Кляйн, развивал ее психоаналитический подход.

С 1927 — член Британского психоаналитического общества.

Исследовательские интересы

Винникота отличало особое внимание к символическим аспектам душевной жизни, отсюда его внимание к промежуточным объектам, к игре.

Концепция внутренней реальности

Разрабатывал концепцию внутренней реальности, противопоставляя понятие «внутренней реальности» понятию «психической реальности»: «Понятие „психическая реальность“» — писал он «не оставляет места для фантазий; понятие „внутренняя реальность“ предполагает существование и внутреннего, и внешнего мира, а следовательно, также существование ограничивающей мембраны, которая относиться к тому, что я сегодня назвал бы психосомой» [1] В формировании внутренней реальности, согласно Д. В. Винникотту, принимают участие 3 процесса: [2]

  • интеграция психических феноменов. Винникотт считал, что в самом начале личность является неинтегрированной, в неблагоприятных условиях личность может возвращаться (регрессировать) к состоянию первичной неинтегрированности, . Во внутренней реальности могут появляться диссоциации, когда интеграция осуществляется не до конца
  • персонализация
  • реализация

Признание и награды

Винникотту были присвоены почетные звания члена Королевского колледжа врачей и Британского психологического общества. В течение двух сроков (в 1956—1959 и 1965—1968) он был президентом Британского психоаналитического общества.


Винникотт Дональд Вудс — 6 книг. Главная страница.

(17 апреля 1896 года, Плимут, Англия — 28 января 1971 года, Лондон) — английский психоаналитик, педиатр и детский психиатр. Винникотт — всемирно известный специалист по детскому развитию, чье имя по праву упоминается в одном ряду с Анной Фрейд и Мелани Кляйн. Изучал и использовал психоанализ в процессе клинической практики с детьми. Исследовал природу и динамику инфантильности, роль и влияние игры в психотерапевтическом процессе, проблемы беспокойства, тревоги, небезопасности. Уделял большое внимание теоретическим и практическим проблемам обучения родителей.
Д. Винникотт был единственным младшим сыном в семье, после пребывания в пансионе, он окончил Кембридж, получил диплом врача, служил в военно-морском флоте. В 1923 году он начал специализацию по педиатрии, а также свой личный психоанализ. В 1934 году он стал членом Британского психоаналитического общества, затем – детским психоаналитиком. Во время известного раскола в Британском обществе, в 1941-45 годах, между Мелани Кляйн и Анной Фрейд, Винникотт не принял ни одну, ни другую сторону.

В это время его развивающиеся идеи о важности реального окружения младенца были неприемлемы для М.Кляйн. Тогда он много занимался вопросами эвакуации детей из Лондона (во время войны). После войны Д. Винникотт стал директором педиатрической службы Лондонской психоаналитической клиники, он выступал на конференциях, в радиопередачах для матерей по поводу маленьких детей. Не присоединившись ни к какой группе, его идеи оказали большое влияние на членов «Средней группы», или «Независимых».
Слава и всемирная известность пришли к доктору Винникотту в течение последних пятнадцати лет его жизни. Он не основывал своей школы и не возглавлял никакой группы последователей, которые пропагандировали бы его теории. Он завоевал признание своей скромной, но непосредственной манерой и простым, но неповторимым стилем, в котором представлял свои выводы. В письменной и устной форме он давал яркие примеры своей фактической работы — убедительные свидетельства своих выводов — научным кругам и журналам для специалистов по психиатрии и психоанализу, а еще чаще — гораздо более широким кругам родителей, социальных работников, учителей и всех людей, имеющих какое-либо отношение к воспитательным, психиатрическим и детским лечебным учреждениям.
Винникотт внес свой исторический вклад в науку о природе человека благодаря открытию значения того, о чем люди давно знают, не сознавая или не учитывая значения этого знания для развития и формирования человека. Даже не доведенная до последнего дня библиография его опубликованных книг и работ содержит 190 названий. С середины 30-х годов он посвящает себя детской психиатрии и проблемам взаимоотношений младенца и матери.
Творчество Д. Винникота базировалось на огромном педиатрическом опыте, опыте наблюдения за коммуникацией ребенка и его окружения, что позволило ему говорить о «первичной материнской озабоченности». Подчеркивая важность реального окружения ребенка, Д. Винникотт писал, что «нет такой вещи, как ребенок», то есть ребенок не существует сам по себе, всегда рядом с ним есть мать или замещающий ее человек. В своем развитии ребенок переходит от состояния абсолютной зависимости к состоянию относительной зависимости, благодаря повторяющемуся опыту гармоничного удовлетворения его потребностей «достаточно хорошей матерью». Важен этот акцент на «достаточности», а не избыточности или идеальности.
Д. Винникотт ввел понятие «переходного объекта» и «переходного пространства», то есть феномена «промежуточного». Это как первый плюшевый мишка, большой палец или краешек одеяла, который ребенок посасывает, когда засыпает, так и пространство всего культурного опыта, игры, религии, творчества, способность к одиночеству.
В случае отсутствия «достаточно хорошего окружения», когда мать физически или эмоционально отсутствует, если она слишком внедряющаяся или неадекватно понимающая потребности ребенка, она не может правильно реагировать на «жест ребенка», но замещает его своим собственным, который ребенок имитирует. Эта ситуация приводит к формированию «ложного Я».
Д. Винникотт большое внимание уделял чувствам матери по отношению к своему ребенку, а, в частности, ее ненависти к нему, а также отношениям психоаналитика к своему пациенту, ненависти в контрпереносе, ее необходимости, необходимости ее осознания и использования.
Творчество этого психоаналитика оказало огромное влияние как на современное психоаналитическое мышление, так и на многие области человеческой деятельности: социальную работу, педагогику, психологию развития, педиатрию. Его работы были переведены на многие языки мира.

Каждая мама обязана знать:  Саксе Сказки о цветах

Дональд Винникотт

Читайте также:

  1. Винникотт Д.В.
  2. Д. Винникотт, Х. Когут, Д. Штерн. Основные принципы развития личности.
  3. Д.В. Винникотт и М. Малер: мать и дитя
  4. Д.В.Винникотт и М.Малер: мать и дитя
  5. Концепция Дональда Вудса Винникота.
  6. Макдональдизация
  7. Нота официального агента Союза ССР в Лондоне на имя британского Главного статс-секретаря по иностранным делам Р.Макдональда от 8 февраля 1924 г.
  8. Обзор концепций Дональда Винникота.
  9. Холокост и макдональдизация

О

ОБЪЕКТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БАЗИСНЫЙ ДЕФЕКТ

Регрессия в аналитической ситуации приводит к появлению желаний и просьб со стороны пациента. И если в рамках классического психоана­лиза неукоснительно действует правило абстиненции (отказ в удовлетво­рении желаний пациента), то новое понимание аналитического процесса соотносится с тем, что аналитик может позитивно ответить на возникшие запросы пациента, т. е. удовлетворить их. В такой позиции просматрива­лось явное влияние Ш. Ференци, который в свое время предлагал «актив­ный анализ» и метод «изнеживания», предполагающий установку на удов­летворение некоторых желаний пациента, подобно тому, как заботливая мать удовлетворяет запросы ребенка.

Вместе с тем М. Балинт исходил из того, что удовлетворение возник­ших в аналитической ситуации желаний пациента не подменяет собой интерпретацию, а дополняет ее. Важно, что в фазе нового начала пациент получает помощь в освобождении от запутанных форм отношений с его объектами любви и ненависти, приходит к более простым и менее сковы­вающим его формам, т.е. к первичной объектной любви или первичным объектным отношениям.

Стало быть, в фазе нового начала в аналитической ситуации психоана­литик может взять на себя многие функции первичных объектов. Такова, согласно М. Балинту, новая техника анализа, в соответствии с которой психо­аналитик принимает желание пациента как часть терапевтического процесса и своим поведением или своими интерпретациями не пытается затормозить раз­витие событий. «Он должен быть рядом, он должен быть уступчивым; он не должен оказывать чрезмерного сопротивления; он, конечно же, дол­жен быть неуничтожимым и он должен дать возможность своим пациен­там жить с ним в состоянии некоего гармоничного сочетания» [5, с. 183].

Позитивная сторона данной техники состоит в том, что по отношению к некоторым пациентам она действительно является эффективной, так как в фазе нового начала они покидают свой примитивный мир и происходит улучшение их психического состояния. Однако психоаналитику прихо­дится иметь дело и с такими пациентами, когда удовлетворение их прими­тивных желаний сопровождается появлением новых желаний или притя­заний, что приводит к злокачественной зависимости. За несбывшимися или нереалистичными ожиданиями таких пациентов следует нескончае­мое страдание. Аналитик оказывается в такой трудной ситуации, когда ему становится сложно оказывать сопротивление возникшей у подобных паци­ентов зависимости. Все это может привести к такому исходу, при котором изменения будут ожидаться во внешнем окружении (со стороны аналитика, попавшего во власть контрпереноса), а не во внутреннем мире пациента.

М. Балинт осознавал как позитивную, так и негативную стороны пред­ложенной им техники анализа. Не случайно он провел различие не только

ПСИХОЛОГИЯ ОБЪЕКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ (М. БАЛИНТ и др.)

между доброкачественной и злокачественной формами регрессии, но и между регрессией ради признания (признание аналитиком внутренней жизни и индивидуальности пациента) и регрессией ради удовольствия (удов­летворение инстинктивных влечений пациента посредством действий, исходящих от аналитика как объекта аналитических отношений).

В целом М. Балинт пришел к мысли, что регрессия является не только внутрипсихическим, но и межличностным феноменом. Последний аспект регрессии имеет решающее значение в рамках аналитической терапии, поскольку проявление конкретной формы регрессии зависит не только от личности пациента и его заболевания, но и от объекта. Словом, рег­рессию следует рассматривать в качестве целостного симптома взаимо­действия между пациентом и аналитиком. Причем это взаимодействие характеризуется тем, как аналитик узнает регрессию, как принимает ее и как именно отвечает на нее.

Осмысление проблемы регрессии в аналитической ситуации привело М. Балинта к рассмотрению вопроса о наиболее важных факторах пси­хоаналитической терапии, к которым относятся интерпретация и объ­ектные отношения, а также об исцеляющей силе отношений. Он исхо­дил из того, что, наряду с интерпретацией, важную часть терапевтической задачи составляют создание и поддержание реальных отношений с пациента­ми, особенно теми, кто находится в состоянии регрессии. Ему представлялось, что терапевтическим эффектом обладают не только внутрипсихические процессы, но и межличностные отношения, т.е. объектные отношения, представляющие собой взаимодействие двух персон и основанные как на вербальных выражениях, так и на ощущении соответствующей атмо­сферы в отношениях.

Каждая мама обязана знать:  Бенджамин Джозеф Новак Книга без картинок

Если психоаналитик готов рассматривать регрессию пациента в анали­тическом процессе не через призму бессознательных влечений последнего, а под углом зрения объектных отношений, то перед ним возникает вопрос о том, какая форма объектных отношений будет адекватной и окажет тера­певтический эффект на регрессировавшего пациента. Психоаналитики по-разному отвечали на подобный вопрос. В отличие от тех, кто придержи­вался классической установки на статус аналитика как зеркала, лишь отра­жающего переживания пациента, М. Балинт придерживался точки зрения, в соответствии с которой аналитик должен принять потребность пациента в установлении объектных отношений и позволить ему создавать, а также поддер­живать их в аналитической ситуации. Что касается интерпретаций со сторо­ны аналитика, то впоследствии они могут положить начало и способство­вать терапевтической реорганизации отношений с реальностью.

Поскольку именно базисный дефект определяет, с точки зрения М. Балинта, доступные для пациента формы объектных отношений, то,

ОБЪЕКТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БАЗИСНЫЙ ДЕФЕКТ

следовательно, задача терапии должна состоять в том, чтобы «погасить» эту активность путем создания условий, в которых базисный дефект мог бы «зарубцеваться». Это означает, что нужно позволить пациенту регрессировать к той форме объектных отношений, в которой возникло исходное состояние дефицита. По мере того, как пациент сможет отка­заться от своих предшествующих реакций, обусловленных примитивны­ми формами объектных отношений, можно будет создавать новые, более гибкие стратегии поведения, позволяющие ему не столько защищаться от реальности, сколько приспосабливаться к ней без излишнего проти­востояния и напряжения.

Говоря о терапевтической ценности регрессии, М. Балинт обратил внимание на три негативных аспекта предшествующей аналитической техники и в соответствии с ними предложил следующие рекомендации. Во-первых, аналитику не стоит прибегать к интерпретациям всего и вся в качестве переноса, что подталкивает пациентов в окнофилический мир, где преобладают отношения зависимости. Кроме того, аналитик дол­жен избегать фиксации на единственной форме объектных отношений, полезной в терапии других пациентов, и быть готовым перейти вместе со своим пациентом от окнофилического к филобатическому миру и даже к первичным примитивным отношениям.

Во-вторых, подчас аналитик должен позволить пациенту обращать­ся с собой, как с неким первичным объектом, позволить ему опереться на себя и не оказывать этому слишком сильного сопротивления, которое возможно лишь в степени, не препятствующей движению вперед.

В-третьих, аналитик должен избегать того, чтобы превращаться во все­могущую фигуру в глазах пациента. Его роль сводится к поддержанию рег-рессированного пациента, и его не должен беспокоить вопрос о сохране­нии четких границ между собой и пациентом.

Если принять эти идеи в качестве руководства к осуществлению анали­тической терапии, то в этом случае проблема, связанная с допустимостью или запрещением удовлетворять желания и притязания регрессировавше­го пациента, оказывается не такой неразрешимой, как это представляет­ся психоаналитикам, слепо следующим правилу абстиненции. «На самом деле, — замечал М. Балинт, — проблема заключается не в том, удовлетво­рять ли потребности регрессировавшего пациента или фрустрировать его, а в том, какое влияние окажет реакция аналитика на отношения между ним и пациентом и какие это может иметь последствия для даль­нейшего хода лечения» [6, с. 223-224].

В конечном счете цель аналитической терапии состоит в том, чтобы дать возможность пациенту принять самого себя таким, каков он есть, т. е. найти самого себя и поладить с собой. Необходимо позволить пациенту

ПСИХОЛОГИЯ ОБЪЕКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ (М. БАЛИНТ и др.)


обрести собственный путь в мир объектов, а не наставлять его на «истин­ный» путь при помощи нравоучительных интерпретаций. Аналитик лишь создает благоприятную среду, более подходящую ситуацию, а не предос­тавляет пациенту «первичную любовь», излишнее удовлетворение или защиту. Эти соображения могли бы служить, согласно М. Балинту, критери­ем при решении вопроса, удовлетворять ли какое-то конкретное желание пациента, идя ему навстречу, или оставлять его неудовлетворенным.

Дональд Винникотт — английский педиатр, детский психиатр и психо­аналитик. Родился в Плаймоуте (Англия) в 1896 г. в семье, принадлежащей состоятельному среднему классу. Был младшим из трех детей, рос в любви и заботе со стороны родителей и старших сестер. Рос послушным ребен­ком, но в возрасте девяти лет испачкал кляксами свои тетради и на год отложил сдачу экзаменов. Занимался различными видами спорта и был лучшим бегуном в школе. Решив стать врачом, начал изучение медицины в Кембридже, которое было прервано призывом в армию во время Пер­вой мировой войны. В 1920 г. окончил Королевский медицинский кол­ледж. В 1923 г. женился на Алисе Тэйлор и поступил на работу в качестве врача в больницу Педдингтон Грин в Лондоне. На протяжении последую­щих сорока лет работал в данной больнице и в детском Королевском гос­питале, где имел дело почти с 60 тыс. детей, их родителями, бабушками и дедушками. На терапевтических сеансах в больнице Педдингтон Грин использовал разработанную им технику «игры в каракули».

Будучи педиатром, Д. Винникотт заинтересовался психоаналитиче­скими идеями. В 1923 г. прошел анализ у английского психоаналитика Дж. Стречи, который был переводчиком работ З.Фрейда и подготовил английское 24-томное издание его трудов. В 1927 г. он был принят в Бри­танское психоаналитическое общество, в 1934г. получил квалификацию психоаналитика, работающего со взрослыми людьми, в 1935 г. — квалифи­кацию детского психоаналитика. В дальнейшем он прошел личный анализ у Дж. Ривьер, обучался у Дж. Рикмана и М. Кляйн. В 1935 г. прочел на засе­дании Британского психоаналитического общества доклад «Маниакаль­ная защита», который был опубликован лишь в 1958г., когда его ученик М. Хан подготовил к публикации первый сборник работ своего учителя.

В начале своего психоаналитического обучения Д. Винникотт придер­живался традиции кляйнинской школы. Однако со временем он переос­мыслил ряд идей этой школы и выступил против ее радикализма в пси­хоанализе, что нашло свое отражение, в частности, в его статье «Мое личное отношение к вкладу Мелани Кляйн в понимание ранних стадий

эмоционального развития» (1962). После раскола Британского психоана­литического общества на фрейдистов и кляйнианцев, он вошел в ту груп­пу британских психоаналитиков, которые заняли независимую позицию в чем-то соглашаясь, а в чем-то расходясь с психоаналитическими концеп­циями А. Фрейд и М. Кляйн.

Во время второй мировой войны Д. Винникотт имел возможность работать с детьми, имеющими серьезные нарушения, обусловленные эва­куацией из Лондона, других городов и отрывом от своих семей. В качест­ве психиатра он был консультантом Правительственного эвакуационно­го проекта, что позволило глубже понять важную роль матери в жизни ребенка. В 1951 г. он вступил во второй брак, женившись на Кларе Брит-тон, которая была социальным работником, имевшим психиатрическую подготовку, и с которой он сотрудничал в военные годы. После войны на протяжении более двух десятилетий Д. Винникотт работал в детском отделе Института психоанализа, читал лекции, вел частную практику. Два­жды избирался президентом Британского психоаналитического общест­ва, был членом ЮНЕСКО.

Каждая мама обязана знать:  Последствия

В своем поведении Д. Винникотт был естественным, живым, но непре­клонным человеком, отстаивавшим свои взгляды и в то же время не навя­зывающим их никому. По свидетельству одного из его учеников, когда ему посоветовали прочесть книгу Л. Триллинга «Фрейд и кризис нашей культуры» (1955), он сложил руки перед лицом и мягко отказался от про­чтения, произнеся буквально следующее: «Если мне будет скучно, я засну на первой же странице, а если интересно, то уже после первой страницы начну книгу переписывать». В преклонном возрасте Д. Винникотт ездил на велосипеде, закинув ноги на руль, а также водил автомобиль, подчас высунув голову через крышу и давя тростью на газ. Известен случай, когда 71-летнему Д. Винникотту полиция сделала предупреждение за своеобраз­ный способ езды на велосипеде.

Он умер в Лондоне 28 января 1971 г.

Д. Винникотт — автор ряда статей, включая «Наблюдение за младенца­ми в стандартной ситуации» (1941), «Примитивное эмоциональное разви­тие» (1945), «Ненависть при контрпереносе» (1947), «Переходные объек­ты и переходный феномен» (1953), «Метапсихологические и клинические аспекты регрессии в рамках психоанализа» (1954), «Клинические разно­видности переноса» (1955), «Способность к одиночеству» (1958), «Иска­жение Я в форме истинной и ложной Самости» (1960), «Зависимость при уходе за младенцами и детьми в психоаналитической ситуации» (1963), «Использование объекта» (1969), а также таких книг, как «Клинические заметки о нарушениях в детском возрасте» (1931), «Нормально любя­щая мать и ее ребенок» (1949), «Мать и ребенок» (1957), «От педиатрии

ПСИХОЛОГИЯ ОБЪЕКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ (М. БАЛИНТ и др.)

к психоанализу» (1958), «Ребенок, семья и внешний мир» (1964), «Семья и индивидуальное развитие» (1965), «Терапевтические консультации в детской психиатрии» (1971), «Игра и реальность» (1971), «»Пигля»: Отчет о психоаналитическом лечении маленькой девочки» (1977).

Дата добавления: 2015-06-04 ; Просмотров: 824 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Дональд Вудс Винникотт, лучший друг матерей

Педиатр по образованию, этот детский психоаналитик провел тысячи консультаций, бесконечно шлифуя свое понимание первичной связи матери и ребенка. Из этих пристальных и человечных наблюдений выросло убеждение: матерям необходимо показать, что в них от природы есть способности и внутренние ресурсы, чтобы помочь развиваться своим детям. «Достаточно хорошая мать» позволяет младенцу почувствовать, что он — творец мира, и не заставляет его слишком рано (до года) узнать, что на самом деле это не так. Постепенно он обнаружит, что заблуждался, и осознает, что он всего лишь «песчинка во Вселенной», — тогда «достаточно хорошая мать» понемногу позволит ребенку испытывать неудовлетворенность (фрустрации) и так познакомит его с реальностью. Но из этого первого опыта всемогущества возникают настоящие, аутентичные отношения с миром. Одаренный огромной интуицией, Винникотт выдвигал новаторские идеи о психике младенцев и детей, умея найти фразы, позволяющие обратиться к сокровенным глубинам другого и при этом не ранить его. Его передачи на Би-би-си помогли тысячам родителей лучше понять свои эмоции и эмоциональную жизнь своих детей: внушая родителям уверенность в их действиях, он позволял им самим находить выход в трудных ситуациях.

Принципиально стремясь видеть в людях хорошее, Винникотт сделал очевидным творческое начало, присутствующее в каждом человеке. И считал, что этот изначальный дух творчества надо всеми силами оберегать.

Его даты

  • 1896: родился в Плимуте, в графстве Девоншир (Британия), в музыкальной семье образованных англичан-протестантов.
  • 1916: изучает медицину, после начала войны уходит в армию санитаром.
  • 1923: начинает проходить психоанализ у Джеймса Стречи (Ja- mes Strachey). Получает должность в двух лондонских детских больницах, где и будет работать в течение сорока лет как педиатр и психоаналитик.
  • 1939: начало серии радиопередач на Би-би-си, которые выходят до 1962 года; в них Винникотт объяснял родителям, почему им неплохо удается вырастить своих детей.
  • 1941: изучение последствий эвакуации и лишений для детей. С 1956 по 1959 и с 1965 по 1968: президент Британского психоаналитического общества.
  • 1971: умирает в Лондоне. В дневнике он записал молитву: «Господи! Сделай так, чтобы, когда я буду умирать, я еще был живым».

Ключи к пониманию

На руках матери

Роженица или молодая мать находится в совершенно особом состоянии, позволяющем ей лучше всех понимать потребности ее малыша. Это состояние слияния с ребенком, будучи временным и даже аномальным, создает младенцу достаточно благоприятное окружение, чтобы он мог правильно развиваться. Винникотт подчеркивал необходимость материнского присутствия в начале жизни для формирования уверенности в себе. «Нет такого объекта, как младенец», — говорил он. Ребенок нуждается в этом первичном окружении и первичном физическом и психологическом «пребывании в/на руках матери» (Винникотт использует термин holding, букв. удерживание, — это «все то, что мать делает, и все то, чем она является для своего грудного ребенка»), чтобы позже осознать, что значит быть самим собой.

Переходный объект

НАИБОЛЕЕ УДАЧЛИВЫЕ МАТЕРИ — ТЕ, КТО СДАЛСЯ С САМОГО НАЧАЛА. ОНИ ПОТЕРЯЛИ ВСЕ. ОНИ ВЫИГРАЛИ ТОЛЬКО ТО, ЧТО МОГУТ ВОЗВРАЩАТЬ УТЕРЯННОЕ.

Когда маленький ребенок ложится спать, он нуждается в том, чтобы взять с собой плюшевую игрушку, которую позже будет носить в ясли или детский сад. Это «переходный объект», так как в нем заложены разные «переходы»: от дня к ночи, от присутствия матери к ее отсутствию, от того, что ребенок может ухватить в матери, которая вне его, к тому, что остается от матери у него внутри. Этот объект — двойной природы: он одновременно и мать, и младенец, в его запахе смешиваются их индивидуальности. Именно поэтому его ни в коем случае нельзя стирать, иначе, лишившись вложенных в него чувств и переживаний, он утратит смысл. Когда ребенок берет свою игрушку, выходя из дому, он ощущает, что его мама по-прежнему протягивает ему руку, что он по-прежнему рядом с ней.

Опасность ложного «Я»

Если ребенку недоставало материнского внимания в первые три года жизни, то он не может поддерживать это состояние творческой иллюзии, создаваемое игрой и переходным объектом. И тогда он будет слишком, чрезмерно приспосабливаться к своему окружению. Вместо того чтобы почувствовать, что его понимают, он вообразит, что всегда сам желает того же, что и окружающие. Про такого ребенка можно подумать, что он вежлив и прекрасно адаптирован к жизни, но в глубине его души останется пустота. Он был вынужден приспосабливаться к другому раньше, чем осознал свои потребности и желания. В таком случае весь его экзистенциальный опыт будет окрашен ощущением ложности его «Я», чувством, что он не является самим собой.

Игра — дело серьезное

Именно в игре ребенок вступает в контакт со своими ощущениями — с тем, что он существует, и с тем, какой он. Именно благодаря игре он может вынести вовне то, что происходит у него внутри, и поэтому игра так ценна для его психического развития. И наконец, именно в игре ребенок может завести друзей, а значит, учиться общению.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация