Влияние физической травмы на психическое развитие детей


Содержание

Психические расстройства после травм головного мозга у детей

Разделы: Логопедия

В связи с ускорением темпа жизни проблема черепно-мозговых травм вообще и психических расстройств при них в частности становится все более актуальной. Наиболее частая причина этой группы расстройств – морфологические структурные повреждения головного мозга в результате черепно-мозговой травмы. В России, как и во всех развитых странах, на протяжении последних десятилетий – как в обычное время, так и при различных природных и техногенных катастрофах – увеличивается общий травматизм и соответственно возрастает количество черепно-мозговых травм. “Повреждения черепа и головного мозга занимают у детей первое место среди всех травм, требующих госпитализации и стационарного лечения. Ежегодно на лечении в стационарах находятся (по данным некоторых авторов) около 140–160 тысяч детей. При этом неуклонно увеличивается удельный вес тяжелой черепно-мозговой травмы, особенно связанной с дорожно-транспортными происшествиями, падениями с высоты, криминальными действиями. Около 8% детей с черепно-мозговой травмой остаются инвалидами, а в структуре смертельного травматизма черепно-мозговая травма составляет 81%. У каждого третьего погибшего ребенка ведущей причиной смерти является тяжелая травма головного мозга.” [3]

Прогноз неутешительный. И это вызывает особую тревогу. К сожалению, на сегодняшний день нет ни одной эффективной программы по профилактике детского травматизма, которая позволила бы переломить ситуацию, снизить частоту и тяжесть травмы, в том числе и черепно-мозговой. Все повреждения головы, особенно у детей младшей возрастной группы, потенциально опасны и всегда нуждаются в медицинском вмешательстве или наблюдении.

Причины возникновения травм головного мозга у детей.

Дети разных возрастных групп получают черепно-мозговые травмы в разных ситуациях. Так, например, младенцы первого года жизни чаще всего травмируются при падении с небольшой высоты: с детского обеденного стульчика, дивана, пеленального столика, из кроватки, рук родителей и т.п. Практически во всех подобных случаях виновны взрослые, которые чаще всего недооценивают двигательные возможности своего ребенка: “Еще вчера он не мог даже ползать, а сегодня…”

Дети младшего возраста более подвижны, у них отсутствует чувство страха, движения не скоординированы. Они спотыкаются, падают, задевая тяжелые предметы, принимают их удары на себя, нередко головой, выпадают из окон, сталкиваются со сверстниками во время подвижных игр…

Дети старшей возрастной группы обычно получают травмы в результате дорожно-транспортных происшествий, падений с большой высоты, спортивных игр и драк. К сожалению, в последнее время черепно-мозговые травмы у детей часто случаются на фоне употребления алкоголя, наркотических и психотропных средств; участились “криминальные” травмы. Родителям важно помнить, что дети в этом возрасте таким образом пытаются доказать себе и окружающим свою самостоятельность, независимость, не задумываясь о последствиях.

В разном возрасте дети реагируют на черепно-мозговую травму неодинаково. Различная степень зрелости структур детского мозга и черепа, эндокринной и иммунной систем накладывает отпечаток не только на клинические проявления, но на тяжесть течения травмы и исход ее в целом. Чем младше ребенок, тем более выражено несоответствие клинических проявлений травмы и тяжести состояния морфологического субстрата – поврежденного мозга. Так, у детей младшей возрастной группы в клинической картине общемозговые симптомы преобладают над очаговыми (т.е. меняется поведение ребенка, он становится вялым, сонливым, необычно спокойным). Поэтому на практике очень часто при травме головы у маленьких детей тяжесть повреждения мозга недооценивают, в результате чего ребенок либо вообще не получает медицинскую помощь, либо ее оказывают с большим опозданием, когда возникают осложнения, реально угрожающие жизни.

Особую настороженность родителей должны вызывать случаи, когда после полученной травмы ребенок заторможен или постоянно спит, а если его разбудить, то он практически сразу опять засыпает. Это один из признаков тяжелой травмы головного мозга, возможно с внутричерепной или внутримозговой гематомой, когда возникает сдавление головного мозга. Такой ребенок нуждается в экстренной госпитализации для проведения специализированного хирургического лечения по жизненным показаниям.

У детей старшей возрастной группы признаки травмы головного мозга тоже могут быть минимальными, вплоть до полного их отсутствия в первые сутки после травмы, и только на вторые–третьи сутки и позднее проявляются характерные симптомы: головная боль, вялость, заторможенность, нарушение дыхания, сердечной деятельности и т.д. Это объясняется высокими компенсаторными возможностями структур вещества головного мозга и детского организма в целом. Поэтому основной целью лечения детей с черепно-мозговой травмой является предупреждение вторичных изменений, т.е. профилактика осложнений.

Часто (более 25% случаев) травма головного мозга у детей сочетается с переломами костей лицевого скелета, свода и основания черепа. Признаками перелома костей свода черепа могут быть деформация участка свода, вдавление и выстояние отломков, подкожная гематома, боль при пальпации и т.д. Характерными симптомами перелома основания черепа являются кровоизлияния в области век (“очки”), сосцевидного отростка, кровотечение или следы его изо рта, из носа и ушей, истечение спинномозговой жидкости из носа и ушей. Общемозговые расстройства более выражены при переломе основания черепа.

У детей любая травма мозга потенциально опасна, поэтому ребенка с подозрением на травму головы необходимо как можно быстрее доставить в больницу.

Объем оказания первой помощи при черепно-мозговой травме зависит от степени выраженности клинической картины. По механизму черепно-мозговая травма делится на ушибы, сдавления и ранения, а по проявлениям и характеру изменений – на сотрясения и ушибы головного мозга с повреждением или без повреждения костей, вещества мозга, со сдавлением или без сдавления мозга. Ребенку с явлениями сотрясения головного мозга необходимо обеспечить физический и психический покой, его нужно уложить горизонтально с приподнятой головой, расстегнуть ворот, охладить лоб влажным полотенцем. При наличии раны на голове следует наложить асептическую повязку и на машине “скорой помощи” или в сопровождении родителей (старших товарищей) направить в больницу. У ребенка, находящегося в бессознательном состоянии, нужно проверить пульс, дыхание, уложить его на бок или на спину и повернуть голову на бок, поскольку такое положение препятствует удушению запавшим языком и попаданию рвотных масс в дыхательные пути при рвоте, которая также является одним из симптомов черепно-мозговой травмы.

Важнейшим звеном в системе мер по снижению частоты и тяжести медицинских последствий черепно-мозговой травмы у детей является освещение настоящей проблемы в средствах массовой информации, обучение родителей и детей безопасному образу жизни. Для профилактики осложнений черепно-мозговой травмы необходимо, чтобы все дети с травмой головы в раннем посттравматическом периоде были осмотрены врачом.

Таким образом, болезненный процесс, обусловленный травматическим повреждением головного мозга, проходит определенные стадии развития и заканчивается либо полным восстановлением нарушенных функций, либо оставляет после себя более или менее выраженные явления психической неполноценности.

Отдаленные последствия черепно-мозговых травм более разнообразны. М. О. Гуревич выделяет четыре основных клинических варианта: 1) травматическая церебрастения (или энцефалостения); 2) травматическая церебропатия (или энцефалопатия); 3) травматическое слабоумие; 4) травматическая эпилепсия,

Первую группу составили больные с клинической картиной церебрастении. Неспособность к напряжению и утомляемость в отличие от астенических состояний в острой и подострой стадии у этих детей были стойкими. Но, несмотря на это, приспособляемость у них была большей частью хорошая. Благодаря старательности, аккуратности эти дети компенсируют нарушения, вызванные травмой, учатся в школе, но продвигаются замедленным темпом. Однако любое интеркуррентное заболевание, легкая физическая или психическая травма, усложнение жизненной ситуации, повышение требований вызывают обострение. Вновь возникают головная боль, головокружение, расстройство настроения, нарушение сна и др. Нередко у этих детей на фоне астении развивается ипохондрический симптомокомплекс, в возникновении которого немалая роль принадлежит вазовегетативным нарушениям. У девочек иногда отмечается наклонность к истерическим реакциям. Эти формы посттравматической церебрастении часто называют травматическим неврозом. Это неправильно. Хотя психогенный момент и имеет какое-то значение в генезе отдельных симптомов, но в отличие от настоящего невроза не является причиной их возникновения. В основе болезни лежат расстройства, связанные с нарушением крово– и ликворообращения, а иногда и структурные мозговые нарушения. Во второй группе больных наблюдаются два противоположных по клинической картине симптомокомплекса: первый с преобладанием апатии, вялости, медлительности, снижения активности, двигательной заторможенности (так называемый апатико-адинамический синдром), второй — гипердинамический синдром с двигательной расторможенностью, нередко эйфорией. Дети находятся в состоянии постоянного беспокойства: шумят, бегают, вертятся на скамье, вскакивают. Их веселость сочетается с неустойчивостью и беспечностью. Они добродушны, внушаемы, нередко обнаруживают стремление к остротам, шуткам, дурашливости (мориоподобное поведение), у них легко возникают вспышки раздражения с взрывчатостью, агрессией. Оба этих синдрома — апатико-адинамический и гипердинамический — являются менее выраженной формой тех апатических и эйфорических состояний, которые наблюдаются и в острой, и в подострой стадии черепно-мозговой травмы. Но в отличие от последних, характеризующихся большой динамичностью, эти синдромы более или менее стойки, так же как стойко и длительно у этих детей снижение интеллектуальной деятельности и работоспособности. Отмечаются неспособность к усвоению нового материала, недостаточная ретенция приобретенных знаний, а также нарушение критики, психопатоподобное поведение. Дети не уживаются с коллективом. В связи с интеллектуальными нарушениями и плохим поведением они часто бывают вынуждены оставить школу.Выраженность психических последствий часто зависит не только от характера и тяжести травмы, но и от почвы, на которую она подействовала. Почти у половины больных в анамнезе имелись указания на неблагоприятные или досрочные роды, асфиксию, задержку развития. Неблагоприятен и ранний возраст поражения (до 7 лет). Психопатоподобное поведение отмечается и у другой группы больных, у которых на первый план выступают повышение влечений (жестокость, наклонность к бродяжничеству), а также угрюмость, хмурость со взрывчатостью, конфликтностью, иногда — повышенное, возбужденное настроение. Интеллектуальная продуктивность у таких детей резко нарушена: они утрачивают интерес к школе, чтению. Клиническая картина напоминает последствия эпидемического энцефалита. В анамнезе у этих детей тяжелые роды, задержка развития, различные органические церебральные заболевания, нередко и до травмы элементы психопатоподобного поведения. Вторая группа представляет собой детский вариант тех форм, которые М. О. Гуревич называет травматической энцефалопатией. Особенностью их является частота психопатоподобных состояний. Прогноз в этих случаях значительно хуже, чем при травматической церебрастении. Однако, учитывая положительное влияние возрастного фактора — непрерывный рост и развитие, более широкие компенсаторные и репарационные потенции, следует использовать лечебные и педагогические возможности перевоспитания для включения ребенка в трудовую деятельность. Тем более, что некоторые патологические проявления, неправильно расцениваемые как стойкие, по существу являются лишь функционально-динамическими признаками затяжного течения поздней фазы травмы.

Явления травматической энцефалопатии наблюдаются и у детей третьей группы — с травматическим слабоумием. Снижение интеллектуальной деятельности вызвано у них не только недостаточностью осмышления и сообразительности, но и нарушением активности, инициативы, расстройством внимания и памяти. В некоторых случаях нерезко выражены амнестическая афазия и другие формы расстройства речи. При тяжелом психическом недоразвитии по типу олигофрении страдают суждения, умозаключения и критика. Эти состояния встречаются, глазным, образом после травматических повреждений в раннем детском возрасте.

В четвертой группе преобладают эпилептические пароксизмы. Это так называемая травматическая эпилепсия. Припадки появляются чаще всего вскоре после травмы в течение первого полугодия, иногда они могут начинаться через 2—3 года и даже через 5 лет.

Следует подчеркнуть, что наблюдаются различные клинические варианты припадков в зависимости от качества болезненного субстрата. Характерны припадки с подкорковым компонентом, богатством выразительных движений и вегетативных расстройств. Наряду с эпилептиформными припадками отмечаются и истероформные. С течением времени эпилептические приступы, а также дисфорические колебания настроения начинают преобладать. Частые припадки способствуют снижению интеллектуальной работоспособности, нарушению памяти, неспособности к усвоению новых навыков, снижению творческой инициативы в работе медлительности. Обнаруживаются и отдельные симптомы травматической церебрастении: повышенная утомляемость, истощаемость.

Прогредиентные формы травматической болезни, протекающей с эпилептическими припадками, могут принять и другой характер течения, если в их основе лежат более грубые церебральные нарушения (травматические кисты, некротические очаги их распада). В этих случаях может наблюдаться грубая и интеллектуальная недостаточность, смена апатических и эйфорических состояний, выраженная некритичность и т. д. Диагноз травматической эпилепсии здесь будет неверен. Правильнее будет расценить болезнь как органический церебральный процесс с эпилептическим синдромом.

Каждая мама обязана знать:  Не получается найти подход к сыну

Диагноз отдаленных последствий черепно-мозговой травмы обычно несложен. Затруднения могут возникнуть при сочетании ряда патогенных факторов в анамнезе (тяжелые инфекции, черепно-мозговые и психические травмы).

Для решения вопроса о ведущем значении одного из этих патогенных агентов важно учесть ряд клинических особенностей, отличающих травматическую астению от инфекционной и психогенной. Эти отличия сказываются и в общих для астенических (и психопатоподобных) состояний различной природы болезненных признаках. Так, например, у детей, перенесших травму головы, более резко выражена чувствительность к разным раздражителям, особенно к звуковым, тогда как сенсорные расстройства более характерны для инфекционной астении, чем для посттравматической. Для отдаленных последствий травмы головы типичны повышенная раздражительность, взрывчатость, склонность к агрессии; при постинфекционной же астении более выражены плаксивость, подавленность, страхи, тревожное ожидание несчастья. Резкие колебания уровня работоспособности, усталость после небольшого напряжения, рудиментарные явления амнестической афазии (особенно в отношении имен и названий) чаще наблюдаются при последствиях черепно-мозговой травмы.

При дифференциальном диагнозе не следует ограничиваться только анализом психопатологических явлений. Необходим учет соматического и неврологического состояния, результатов кранио– и электроэнцефалографии. Иногда приходится дифференцировать поздний травматический психоз от шизофрении. Эта необходимость может возникнуть в том случае, если больной перенес черепно-мозговую травму незадолго до начала шизофрении. Клинические проявления шизофрении будут здесь более сложными по структуре.

Сотрясение головного мозга наиболее часто встречающийся вид травм головного мозга. Полиморфизм клинической картины приводит к разнообразным последствиям, к стойким дефектам личности. Нервная и иммунная и эндокринная система взаимодействуя между собой формируют функциональный буфер, коррегирующий и приспосабливающий организм к изменениям окружающей среды. В результате травмы проявляются вторичные иммунодефицитарные состояния – невротизация, аллергизация, нарушение эндокринного равновесия.

Травма головного мозга может привести к хроническим системным заболеваниям – к ожирению, аллергической бронхиальной астмы, недостаточности желез желудочно-кишечного тракта. Травма головного мозга искажает все уровни адаптивного функционирования организма и является ведущим фактором дизонтогенеза. Довольно часто встречающимся осложнением после травмы головного мозга, является слабость центральной вегетативной нервной системы, проявляющимся в сосудистых дистониях, сосудистых кризах при неблагоприятных условиях. Неполноценное кровоснабжение головного мозга облегчает наступление состояния психофизического утомления при непродолжительных физических нагрузках, при эмоциональном перенапряжении. То есть ишемия головного мозга снижает уровень психической активности индивидуума. Нарушение энергетического обеспечения изменяет нормальную деятельность индивида, снижая возможность обучения и приобретения навыков и трудовой деятельности. Помимо органических изменений, присутствуют изменения психологического облика индивидуума – снижение тонуса протекающей психической деятельности и развития личностной реакции на факт травмы.

Основная задача медико – психолого-социального реабилитирования, это постепенное возвращение в привычные трудовые условия, через введение этапа щадящего режима или же создание новых условий, профессиональная переориентация.

Детские психотравмы: проблема отсроченного влияния на личность взрослого человека Текст научной статьи по специальности « Психологические науки»

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Петрова Е. А.

Проблема психотравм и их последствий на развитие личности в последнее время интересует исследователей. На данный момент проведен ряд медицинских исследований по этой проблеме, при этом существует недостаток психологических исследований, посвященных данному вопросу. Представленная статья посвящена изучению разновидностей психотравмирующих событий детства у взрослых людей. Подробно рассматриваются виды детских психотравм и варианты их негативного воздействия на личность взрослого человека. В статье представлены материалы эмпирического исследования детских психотравм у взрослых людей. Проводится анализ наиболее распространенных детских психотравм в нашем обществе.

Похожие темы научных работ по психологическим наукам , автор научной работы — Петрова Е. А.

CHILDREN»S PSYCHOLOGICAL TRAUMAS: THE PROBLEM OF DELAYED INFLUENCE ON THE >The problem of psychotraumas and their consequences for the development of personality recently started to interest researchers. Currently there are several medical studies of the problem, but there is a lack of psychological research dedicated to this question. The following article is devoted to studying the kinds of childhood psychological traumas experienced by adults. Types of children’s psychological traumas and variants of their negative impact on the identity of the adult are described in detail. The article presents the materials of the empirical study of psychological traumas experienced by adults during their childhood. An analysis of the most common children’s psychotraumas in our society is conducted.

Текст научной работы на тему «Детские психотравмы: проблема отсроченного влияния на личность взрослого человека»

ДЕТСКИЕ ПСИХОТРАВМЫ: ПРОБЛЕМА ОТСРОЧЕННОГО ВЛИЯНИЯ НА ЛИЧНОСТЬ

CHILDREN’S PSYCHOLOGICAL TRAUMAS: THE PROBLEM OF DELAYED INFLUENCE ON THE

IDENTITY OF THE ADULT

Институт непрерывного педагогического образования НовГУ, allegro90@yandex.ru

Проблема психотравм и их последствий на развитие личности в последнее время интересует исследователей. На данный момент проведен ряд медицинских исследований по этой проблеме, при этом существует недостаток психологических исследований, посвященных данному вопросу. Представленная статья посвящена изучению разновидностей психотравмирующих событий детства у взрослых людей. Подробно рассматриваются виды детских психотравм и варианты их негативного воздействия на личность взрослого человека. В статье представлены материалы эмпирического исследования детских психотравм у взрослых людей. Проводится анализ наиболее распространенных детских психотравм в нашем обществе.

Ключевые слова: психотравма, детская психотравма, психотравмирующие события, деформация личности, когнитивные установки

The problem of psychotraumas and their consequences for the development of personality recently started to interest researchers. Currently there are several medical studies of the problem, but there is a lack of psychological research dedicated to this question. The following article is devoted to studying the kinds of childhood psychological traumas experienced by adults. Types of children’s psychological traumas and variants of their negative impact on the identity of the adult are described in detail. The article presents the materials of the empirical study of psychological traumas experienced by adults during their childhood. An analysis of the most common children’s psychotraumas in our society is conducted.

Keywords: psychological trauma, children’s psychotrauma, psychotraumatic events, deformation of personality, cognitive attitudes

Травма это панцирь, заковывающий душу и тело в замороженные слезы.

Парадоксально, но это также главный вход, который может привести нас к осознаванию, пробуждению и свободе.

Понятие «психологическая травма» означает нарушение нормального функционирования психики в результате воздействия на нее неблагоприятных факторов среды или стресса, которое вполне поддается коррекции, как и любое другое нарушение в организме.

Психологическая травма — это существующая в реальности проблема психики. Имеются характерные симптомы, наблюдающиеся в поведении и общении человека, указывающие на то, что он пережил серьезный удар и не смог самостоятельно его преодолеть. С большей частью серьезных психологических нарушений, полученных в результате стресса, человек не в состоянии справиться сам. События, результатом которых становится психологический удар, обычно представляют мнимую или настоящую опасность для жизни и целостности тела, от которой он не может себя оградить. Этот страх глубоко отпечатывается в человеческой психике, потому что он не смог пережить ее в тот момент и в том месте.


Всегда существует эмоциональный отклик личности на травму. Реакция на травмирующее событие может наступить не сразу, а через несколько лет или даже десятилетий.

Исследователей всегда интересовал вопрос о том, как влияют психотравмы прошлого на личность взрослого человека. Питер Левин пишет: «Когда животное (будь то лев, собака, косуля, лошадь, птица или ящерица) сталкивается с опасностью, его мозг тут же вырабатывает необычайное количество энергии — сродни выбросу адреналина. Это, в свою очередь, вызывает быстрое сердцебиение и другие телесные изменения — чтобы организм смог защитить себя. Так он полностью мобилизуется на борьбу с угрожающими его жизни обстоятельствами. Неизрасходованная энергия просто так, сама собой не исчезает: на ее основе формируется травматическая реакция» [1, с. 60]. Таким образом, Питер Левин считает, что чем меньше энергетических ресурсов израсходовано в опасной ситуации, тем больше их остается и тем более вероятно, что в будущем разовьются травматические симптомы.

З.Фрейд, в своей книге «Исследования истерии» говорит, что травма не всегда проявляется в чистом виде, как болезненное воспоминание или пережи-

вание. Она становится как бы «возбудителем болезни» и вызывает симптом (например, тики, заикание, обсессии и т. д.), «который затем, обретя самостоятельность, остается неизменным» [2, с. 20]. Далее Фрейд проводит аналогию между травмой психической и физической: «Психическая травма или воспоминание о ней действует подобно чужеродному телу, которое после проникновения вовнутрь еще долго остается действующим фактором» [2, с. 22].

Наша реакция на травматическое событие зависит от целого ряда факторов. В литературе выделяют следующие причины:

1. Само событие. Насколько сильно событие угрожает человеку? Как долго оно продолжается? Как часто оно повторяется? Чем интенсивнее и продолжительнее события, тем больше последствий они имеют.

2. Жизненные обстоятельства в момент травматического события. Наличие либо отсутствие поддержки со стороны близкого окружения оказывает огромное влияние на реакцию личности. Кроме того, реакция на травматическое событие зависит от ослабленного здоровья, хронических стрессов, переутомления и т. д.

3. Индивидуальные физические особенности. Некоторые люди в конституциональном (генетическом) отношении являются более устойчивыми к стрессовым событиям, чем другие. Сила, скорость и общая физическая форма в некоторых случаях также могут иметь большое значение. Дополнительные факторы — это возраст человека, уровень его физиологического развития и устойчивости.

4. Способность к обучению. Младенцы, маленькие дети или любой другой человек, у которого нет достаточного опыта, умения, сформированных психологических защит, чтобы справиться с угрожающей ситуацией, гораздо сильнее подвержены травматическому воздействию.

5. Индивидуально переживаемое ощущение своей способности противостоять опасности. Некоторые люди чувствуют себя способными защититься от опасности, в то время как у других такого ощущения нет. Это переживаемое чувство уверенности в собственных силах имеет очень большое значение, и оно определяется доступными личности ресурсами,

которые помогают справиться с ситуациями угрозы. Эти ресурсы бывают внутренними и внешними.

Внешние ресурсы. Все то, что может предоставить нам окружающая среда в плане потенциальной защиты.

Внутренние ресурсы. Внутреннее ощущение человеком самого себя может быть подвержено влиянию сложной совокупности ресурсов. Они включают в себя психологические установки и переживания, сюда входят инстинктивные реакции, известные как природные планы действий, которые являются глубокой и неотъемлемой частью нашего организма. Они похожи на заданные программы, которые управляют всеми нашими базовыми биологическими реакциями.

Прошлый опыт. То, окажется ли человек в состоянии использовать свои ресурсы, в огромной степени зависит от его прошлых успехов или неудач в подобных ситуациях.

Психологическая травма часто определяется как состояние, обусловленное стрессовым событием, которое выходит за рамки обычного человеческого опыта и которое могло бы явно причинить страдание почти любому человеку. Это определение включает в себя переживания особых ситуаций.

Наша жизнь переполнена травмами. Для того чтобы подтвердить наличие у взрослых людей психо-травмирующих событий в детстве, мы провели опрос. В нашем исследовании мы рассмотрели интенсивность психотравм и то, какие детские травматические события наиболее часто встречаются в нашей культуре и оказы-

вают наибольшее негативное влияние на личность взрослого человека. Для определения травматических событий мы использовали «Вопросник о детском травматическом опыте», который был предоставлен Александрой Катехакис, директором Центра сексуального здоровья («Center for Healthy Sex», Los Angeles), в переводе Т.Гречаной, А.Пачиной. В вопроснике предлагается оценить наличие в первые 18 лет жизни различных видов психотравмирующих событий. В обобщенном виде их можно выделить в следующие типы:

— вербальное насилие (угрозы, оскорбления);

— физическое насилие (побои);

— отсутствие чувства защищенности, заботы;

— насилие со стороны матери;

— употребление психоактивных веществ членами семьи;

— наличие психических заболеваний у членов

— пребывание кого-либо из членов семьи в тюрьме.

В опросе участвовало 25 человек, 5 мужчин и 20 женщин, в возрасте от 29 до 45 лет. Выборка случайная, испытуемые психически здоровы, не пользуются услугами психологов.

Результаты опроса представлены на рисунке.

Как мы видим, наиболее частыми травмами являются: вербальное насилие, отсутствие чувства

Причины нарушений физического и психического развития.

Современные клиницисты и специальные психологи в две основные группы причин, которые приводят к нарушениям психического и (или) физического развития:

1. Эндогенные (генетические);

2. Экзогенные (факторы среды).

К эндогенным причинам относятся:

а) Различные наследственные заболевания (например, аплазия – развитие внутреннего уха, которое приводит к глухоте; микрофтальм – грубое структурное изменение глаза, характеризующееся уменьшением размеров одного или обоих глаз, что приводит к понижению остроты зрения; миопатия — нарушение обмена веществ в мышечной ткани, характеризующееся мышечной слабостью, и т.п.);

б) Заболевания, связанные с изменениями в численности или структуре хромосом, — хромосомные аберрации (например, полисомия — увеличение хромосомного набора в несколько раз; трисомия — увеличение хромосом в одной паре; моносамия – уменьшение хромосом в паре на одну; нулесамия — отсутствие какой-либо пары хромосом; дупликация — удвоение отдельных участков хромосомы; делеция — утрата части материала хромосомы; инвер­сия — уменьшение расположения участков хромосомы; транслока­ция — перенос участка или всей хромосомы на другую, не гомоло­гичную ей хромосому от другой пары).

Каждая мама обязана знать:  В школе идет травля моего ребенка со стороны педагога

Экзогенные причинывызывают отклонения в развитии, которые могут влиять в различные периоды онтогенеза:

а) В пренатальный (внутриутробный) период (хронические за­болевания родителей, особенно матери; инфекционные болезни, интоксикация (отравление) матери; недостаток питания матери во время беременности, особенно недостаток белков, микроэлемен­тов; витаминов; резус-конфликт; травмы; влияние лучевой энер­гии и т. п.);

б) В натальный (родовой) период (родовые травмы; инфицирование плода; асфиксия — удушье плода);

в) В постнатальный период (после рождения) причинами могут быть остаточные явления после различных инфекционных и дру­гих заболеваний; различные травмы (черепно-мозговые; травмы анализаторов, конечностей и т.п.); интоксикации (алкогольные, наркотические, никотиновые и т.п.); несоблюдение санитарно-гигиенических норм (например, несоблюдение гигиены зрения может привести к близорукости) и т. п.

Причинами отклонений в развитии могут быть неблагоприятные условия социальной среды, которые оказывают травмирующее влияние на психическое развитие ребенка, особенности его поведения.

Закономерностью психического развития детей с ограниченными возможностями являются трудность их социальной адаптации, затруднения взаимодействия с социальной средой. У этой категории детей проявляются специальные образовательные потребности в индивидуализированных условиях обучения, включая технические средства, особом содержании и методах обучения, а также в медицинских, социальных и иных услугах, необходимых для успешного обучения.

Образовательные потребности могут реализоваться в специальных образовательных учреждениях (образовательное учреждение коррекционный кабинет (пункт), центр реабилитации, класс (группа) в составе образовательного учреждения общего типа), созданных для обучения лиц, имеющих специальные образовательные потребности.

1. Гонеев А.Д. и др. Основы коррекционной педагогики: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений/ А.Д.Гонеев, Н.И.Лифинцева, Н.В.Ялпаева; Под ред В.А. Сластенина – 2-е изд., перераб. – М.: Академия, 2002. — 272 с.

2. Основы коррекционной педагогики. Учебно — методическое пособие / Авторы-сост. Зайцев Д.В., Зайцева Н.В., Педагогический институт Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского. Саратов, 1999. – 110 с.

Дата добавления: 2020-05-31 ; просмотров: 709 ; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

Развитие ребенка и травмы


Уважаемые читатели!

В сегодняшней нашей беседе мне хотелось бы продолжить разговор о наших детях, проблемах, возникающих при их развитии. Это и физическое развитие, и интеллектуальное, и эмоциональное. Все это объединено в одно целое — личность ребенка.

Наш Центр специализируется уже в течение почти десяти лет в лечении детей с проблемами развития. Накопленный нами опыт говорит о том, что если вовремя начать лечение, абсолютному большинству детей, которых мы отбираем, можно помочь. Часто родители обращаются к нам со своими проблемами, когда детям уже пять-семь лет и больше. Конечно, в этом возрасте трудно, но возможно помочь. Цель этой статьи — объяснить родителям необходимость раннего лечения.

Чем раньше начата борьба за здоровье ребенка, тем больше шансов помочь. Причин нарушений и задержки в развитии может быть много: это и генетические проблемы, и последствия воспалительных и инфекционных заболеваний, перенесенных матерью ребенка. А иногда это могут быть травмы, которые получила мать во время беременности. Это могут быть интенсивные, тяжелые роды, неправильное положение плода, вакуум, щипцы, ручные пособия во время родов, обвитие пуповиной, кислородное голодание ребенка. А иногда — просто грубые манипуляции врача и акушера.

Еще одной причиной нарушения развития ребенка могут быть травмы при падении или ударах. Иногда дети падают со стульчика, коляски, кровати. Ударившись, ребенок немного поплакал и успокоился, синячок или шишка рассосались. А вот последствия могут остаться. Как же травма может влиять на развитие ребенка?
Дело в том, что наш мозг окружен оболочками. Сам он находится как бы в состоянии невесомости, погруженный в спинномозговую жидкость. Вся эта система защищена костями черепа. Каждая косточка черепа соединена с другой сложными, полуподвижными суставными соединениями из хрящевой ткани, дающей возможность роста черепа. Она же сохраняет краниальный ритм, от которого и зависит очень часто, насколько хорошо будет работать наш мозг. В случаях травм происходит нарушение краниального ритма, а вследствие этого нарушаются обменные (метаболические, электрофизиологические) процессы в мозге. Нарушается равновесие между процессами возбуждения и торможения, что конечно же влияет на развитие ребенка, его интеллектуальные способности.
Каковы же первые симптомы, на которые необходимо обратить внимание родителям?
Дети обычно беспокойны, плачут. Может наблюдаться слюнотечение, косоглазие, повышенный тонус мышц. Ребенок интенсивно крутит головой и руками, нет концентрации внимания, не следит глазами за предметом. Дети поздно начинают садиться, вставать, ходить. Есть проблемы с запоминанием, появляются трудности в общении со сверстниками, замкнутость и раздражительность. Иногда проявляется агрессивность. В таких случаях очень часто, уже с детского сада, врачи могут назначить успокоительные препараты. А если эти препараты действуют на фоне сниженного интеллекта (а у детей-олим присоединяется еще и незнание языка), то это, конечно, влияет на интеллектуальное развитие и дальнейшее продвижение в учебе. Дети попадают в разряд гиперактивных, и этот след тянется за ними на протяжении всей учебы. У таких детей обычно проблемы с обучением, концентрацией внимания, памятью. Речь — больше односложная. Очень часто детей беспокоят головные боли, мигрени, головокружения, непереносимость транспорта, что может остаться на всю жизнь. Сочетание даже двух или трех симптомов уже должно насторожить родителей.

Очень часто родовые травмы черепа могут сочетаться с травмами позвоночника, а это влечет за собой развитие сколиозов, кифозов и других патологий. После прохождения лечения у многих наших пациентов были сняты такие страшные диагнозы, как задержка умственного и физического развития, аутизм, умственное недоразвитие, задержка речевого развития, дислексия, дисграфия, гиперактивность, эпилептический синдром. Такие дети часто конфликтуют, ссорятся с детьми, впадают в истерики. В играх они тоже не преуспевают, так как страдают нарушениями координации движений. Конфликты родителей с такими детьми наступают как следствие невнимательности, забывчивости детей. Их обвиняют в непослушании и неисполнительности. В детском саду жалобы воспитателей те же. Детей наказывают, иногда применяют силу. Все это, накапливаясь, откладывает определенный отпечаток на взаимоотношения с родителями, на характер развития ребенка. В школе ситуация становится и того хуже. У детей с нарушениями внимания и гиперактивностью возникают большие трудности в учебе. Они не способны высидеть весь урок, подвижны, крутятся, находят повод отвлечься, могут вставать и ходить по классу, часто конфликтуют со сверстниками, невнимательны. У них снижена память. Они часто страдают головными болями, быстро устают от занятий, плохо понимают прочитанное. И на этот раз ребенку достается от его преподавателя. Его обвиняют в лени, плохом поведении. Родителей часто вызывают в школу, с вытекающими отсюда последствиями. Конечно, такое развитие событий, несомненно, сказывается на будущем человека. Родители таких детей часто обращаются к врачам, психологам, подвергают ребенка большому количеству обследований и диагностических процедур.

Приведу к примеру случай из практики: у ребенка двух лет отмечалось косоглазие, задержка развития, не мог ровно держать головку, все время лежал, не предпринимая никаких попыток встать или сесть. Был беспокоен и безучастен к окружающему. Лечение фактически не проводилось, так как в «купат-холим» определили состояние, не подлежащее лечению. Наш диагноз — дезорганизация краниального ритма. После нескольких процедур лечения косоглазие исчезло, ребенок стал улыбаться, живо реагировать на окружающий мир, активно жестикулировать. Через три недели он стал ходить. Со временем появилась речь, ребенок стал развиваться нормально.
Можно привести множество примеров исцеления детей, страдавших различными недугами, но причина которых была одна: нарушение краниального ритма.

В своей практике метод краниально-сакральной терапии мы совмещаем с гомеопатией, рефлексотерапией, натуропатией, физиотерапией, логопедией.
В последнее время уже не только родители, но и врачи больничных касс посылают к нам на лечение пациентов.
Нашей целью является добиться, чтобы все дети, которые обратились к нам, стали здоровыми и полностью реабилитировались.

ПСИХИЧЕСКАЯ ТРАВМА И ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ

Наиболее существенные, яркие, драматичные изменения психического и социального функционирования наблюдаются на ранних этапах жизненного пути человека. При этом возникает вопрос: в какой степени эти трансформации могут детерминироваться ситуацией, в которой оказывается ребенок, и какова роль психотравмирующего фактора в нарушении психического развития? Попытку оценить роль последствий травматического стресса для психического развития ребенка предприняли Роберт Пинос и его коллеги. Анализируя травматический опыт у детей, они выделяют следующие факторы, активно вмешивающиеся в процесс психического развития в детском возрасте (Тарабрина Н.В., 2001):

  • 1. Объективные характеристики травмирующего события, а также субъективные реакции ребенка в этой ситуации.
  • 2. Частота и интенсивность напоминаний об этом опыте
  • 3. Вторичные проблемы и стрессы в повседневной жизни ребенка.

Категория развития является фундаментальной категорией

и важнейшим методологическим принципом психологической науки. Суть этого принципа заключается в том, что развитие понимается как универсальный способ существования психических явлений.

Изучение того или иного психического феномена необходимо рассматривать в динамике, в процессе его становления или трансформации. Однако в современной психологии не существует единого понимания природы, механизмов, условий и сущности психического развития. Понимание природы психического развития представлено многочисленными теориями, акцентирующими внимание на отдельных характеристиках или детерминантах (причинах) психического развития. Так, например, с точки зрения эволюционной модели развития (Герберт Спенсер) развитие — это плавный непрерывный процесс количественных изменений. Биогенетические теории развития психики, предполагают, что психических онтогенез — это развертывание преформированных или заданных генетически способностей (С. Холл, К. Геттчинс). С точки зрения диалектической модели причиной развития считается противоречие внутри самой системы (Выготский Л. С. — противоречие между социальной ситуацией развития и психологическими новообразованиями на каждом возрастном этапе), а сам процесс развития характеризуется качественными изменениями, имеет сложную организацию во времени. Особый интерес для психологии экстремальных и кризисных ситуаций представляет адаптационная или интеграционно-равновесная модель развития. С точки зрения адаптационного подхода к развитию равновесие между организмом и средой возникает как исходный момент и как конечная цель развития. В жизни человека это равновесие постоянно нарушается, что приводит к активности и, следовательно, к развитию. Равновесная модель психического развития представлена, например, в работах Ж. Пиаже. Изучая природу интеллекта, Ж. Пиаже основное функциональное назначение психики человека видел в уравновешивании отношений между организмом и средой. При этом интеллект, понимаемый как особый вариант когнитивного поведения и включающий процессы психической ассимиляции и аккомодации, великий психолог считал самой совершенной, но не единственной формой психической адаптации. Вопрос о соотношении психического развития и адаптационных процессов чрезвычайно важен для понимания особенностей функционирования психики ребенка или подростка в условиях психической травматизации. Однако в современных исследованиях этот вопрос не является окончательно решенным и фигурирует, скорее, на уровне постановки проблемы. Для того чтобы подойти к рассмотрению этого вопроса, необходимо остановиться на проблеме сложности и многогранности психического развития, а также рассмотреть вопрос о детерминации психического развития.

Психическое развитие представляет собой формирование функциональных систем, изменение качества отдельных психических функций, процессов состояний, свойств (Ломов Б.Ф., Регуш Л. А., 2006; Мамайчук И. И., 2000).

В работах отечественных исследователей раскрываются общие закономерности психического развития (Выготский Л. С., 1983; Рубинштейн С. Л., 1989; Ананьев Б. Г., 1980; Ломов Б.Ф., 1984 и др.).

Психическое развитие характеризуется неравномерностью и ге- терохронностью. Отдельные психические функции, свойства и системы формируются асинхронно, что приводит к появлению сенситивных периодов.

Психическое развитие является кумулятивным процессом, в ходе которого происходит накопление изменений, что, в свою очередь, определяет качественные трансформации в психике.

Психическое развитие предполагает наличие двух разнонаправленных, но в то же время взаимосвязанных тенденций: дифференциацию и интеграцию психических процессов, состояний и свойств.

Психическое развитие характеризуется цикличностью, имеет сложную организацию во времени, предполагающую выделение возрастных стадий со своим особым темпом и содержанием.

Психическое развитие представляет собой сквозной процесс, т. е. процесс последовательного формирования неразделимых, но многокомпонентных, иерархически организованных взаимодействующих структур.

Психическое развитие детерминируется социальными и биологическими факторами, значимость которых в осуществлении трансформаций в психической сфере меняется с течением времени (Ломов Б.Ф., 1984).

Для психологии экстремальных и кризисных ситуаций наиболее важным является вопрос о специфике детерминации психического развития в психотравмирующей ситуации.

Традиционно рассмотрение детерминант психического развития подразумевает проблему соотношения биологического и социального. Удельный вес биологических и социальных факторов на разных этапах психического онтогенеза представлен неодинаково. По мере взросления ребенка изменяются роль и характер взаимосвязей между социальными и биологическими факторами психического развития. Если на ранних этапах психогенеза большую роль играют биологические параметры, то более поздние этапы развития детерминируются в большей степени социальными факторами. В последние годы в качестве отдельного патогенного фактора, детерминирующего отклонения в психическом развитии ребенка, называют психическую травматизацию. Причем одни исследователи отводят психотравмирующему фактору важную роль в появлении анатомофизиологических предпосылок нарушений развития (устойчивых изменений в биохимических процессах, нарушений центральной и вегетативной нервной системы). Другие — относят психотравмирующие обстоятельства к социальным детерминантам психического развития.

Каждая мама обязана знать:  Как 17-летней девушке поднять самооценку

Исследователи, изучающие психическое развитие в пренатальный (до рождения ребенка) период, считают, что психика ребенка может травмироваться еще до рождения. При этом в качестве психотравмирующего фактора может выступать эмоциональное состояние матери: при длительных стрессовых состояниях беременной женщины возможны негативные влияния на формирующийся мозг ребенка. Отрицательные эмоции вызывают биохимические изменения в организме беременной женщины, что становится причиной болезненных эффектов в развитии головного мозга плода (Нильсон Л., Абрамченко В. В., Коваленко Н. П., 2001). Эндокринная система ребенка формируется очень рано, человек, еще не родившийся на свет, на гормональном уровне может переживать все состояния своей матери. Оказалось, что при стрессе матери во второй половине беременности у плода изменяется динамика сердечных сокращений, усиливается или снижается двигательная активность, наблюдается реакция сосания пальца. Перинатальный стресс нарушает систему регуляции физиологических систем и органов плода, закрепляется родовым стрессом и всей последующей жизнью. У людей, чьи отцы умерли до рождения, отмечается наличие сложных психологических проблем, склонность к развитию алкоголизма, большая вероятность деликвентных поступков и психопатологических расстройств. Психическая травматизация может быть связана с нежелательностью ребенка вообще и непринятием его по полу. В этом случае у ребенка оказывается внутриутробно повреждена реактивность — защитные силы организма. Авторы отмечают, что нежеланные дети при прочих равных условиях всегда отличаются в психическом и физическом развитии от детей желанных. У них наблюдается повышенная возбудимость, капризность, беспокойный сон, патологические привычные действия, например, пристрастие к сосанию пальца и онанизм. По замечанию авторов, во взрослом состоянии такие дети пополняют ряды больных неврозами, а также лиц, с личностными аномалиями.

Результаты исследований последствий воздействия травматического стресса показывают, что интенсивное и продолжительное стрессовое воздействие может привести к изменениям в нейронах коры головного мозга, блокаде синаптической передачи, гибели нейронов коры головного мозга, изменениям в биохимических процессах (Тарабрина Н.В., 2001). Такие нарушения могут быть катастрофическими для психического развития ребенка, особенно на ранних стадиях, когда основные структуры и функции головного мозга еще не сформировались. Последствия таких нарушений могут проявляться в выраженных нарушениях развития клинического уровня (проявлениях дизонтогенеза). Например, у детей, переживших насилие, нередко отмечается синдром «неспособности расцвести» — низкий уровень интеллектуального развития, сочетающийся с отставанием в физическом созревании: отставание в росте, отсрочка в наступлении половой зрелости. Предполагают, что в условиях жестокого обращения нарушается действие нейрогормонов, совместно управляющих секрецией гипофиза и ростом интеллекта (Трубици- на Л. В., 2012). У детей, длительно проживающих в палаточных лагерях беженцев, также было обнаружено отставание в когнитивном, эмоциональном и речевом развитии по сравнению с нормой.

Некоторые авторы рассматривают психотравмирующий фактор как одну из характеристик социальной детерминанты развития. Такое представление о детерминантах психического развития и возможных отклонениях в психическом развитии в условиях психической травматизации отражено в теоретической модели психического развития Н. Семаго, М. Семаго, созданной для решения практических вопросов диагностики. Авторы предлагают трехкомпонентную модель анализа психического развития, состоящую из трех уровней: каузального, уровня базовых составляющих развития, феноменологического. Каузальный уровень включает нейробиологический фактор, нейропсихологический фактор (особенности пространственнофункциональной организации мозговых систем) и социальную ситуацию (социальные условия) развития.

Нейробиологический фактор представляет собой актуальное состояние центральной и периферической нервной системы организма и всех соматических систем, включая эндокринную и соедини- тельно-тканную и т. д. Нейропсихологический фактор отражает специализацию полушарий мозга, особенности корково-подкорковых связей.

«Социальные условия развития включают в себя такие характеристики, как внутрисемейная ситуация, межличностные отношения ребенка, особенности образовательной среды, пренебрежительное отношение к ребенку, в том числе проблемы педагогической запущенности, проблемы двуязычия ребенка; предполагают учет этнических различий в условиях вынужденного переселения, внутренней и внешней иммиграции, анализ условий “попадания” ребенка в ситуацию природных, техногенных и социальных катастроф» (Семаго Н., Семаго М., 2010).

Современные исследователи говорят о сложности, неоднозначности связей между психотравмирующими факторами и детерминацией отклонений в психическом развитии. Психотравмирующий фактор, являясь внешним условием развития ребенка, при определенных условиях может превратиться во внутренний фактор психического развития, определяя формирование специфических, обусловленных психической травмой, психологических новообразований. При этом одни патогенные факторы способны сразу вызвать выраженные расстройства, другие проявляются в виде отдаленных последствий. Одни и те же причины могут приводить к различным отклонениям в психическом развитии, с другой стороны — различные сходные психотравмирующие факторы могут определять сходные отклонения в психическом развитии. Конечный результат патогенной детерминации психического развития в этом случае зависит от многообразных комбинаций опосредующих переменных, таких как интенсивность и экспозиция, длительность неблагоприятного воздействия психотравмирующего фактора в сочетании с другими биологическими и социальными переменными, возраст, пол, особенности психологической конституции ребенка, возможность получать специализированную медицинскую и психологическую помощь и т. д. Сочетание таких психотравмирующих внешних и внутренних переменных можно рассматривать как специфическую «социальную ситуацию развития» экстремального или кризисного уровней, определяющую психологические новообразования — отдаленные последствия травматических стрессовых ситуаций.

Таким образом, понятие социальная ситуация развития и понятие трудные жизненные ситуации экстремального и кризисного уровня оказываются совместимы с точки зрения внешних и внутренних параметров, объективных и субъективных составляющих, а также в связи с возможностью дезадаптационных нарушений, отклонений в психическом развитии. Последствиями включения в социальную ситуацию развития психотравмирующих факторов являются «уклонение в психическом развитии, проявляющееся в различных формах отклонений, имеющих медицинское или психологическое содержание. Проблемами нарушенного, аномального развития занимаются особые отрасли психологии и психиатрии — психология аномального развития, специальная психология, детская психопатология. В рамках этих дисциплин выделяют общие и специфические закономерности, параметры и виды различных отклонений в развитии (Выготский Л. С., Сухарева Г. Е., Ковалев В. В., Певзнер М. С., Лубовский В. И., Лебединский В. В., Семаго Н. Я, Семаго М.М. и др.).

В клинической психологии и детской психиатрии существуют различные классификации отклонений в психическом развитии. Классификации построены по разным основаниям и чаще всего представляют собой обобщенный эмпирический опыт, накопленный учеными-медиками и психологами. Наиболее популярной классификацией нарушений психического развития является классификация В. В. Лебединского, которая представляет собой расширенную версию классификаций отечественных детских психиатров. В. В. Лебединский выделяет 6 вариантов дизонтогенеза: психическое недоразвитие, задержанное психическое развитие, поврежденное психическое развитие, дефицитарное, искаженное, дисгармоничное. Н. Семаго, М. Семаго уточняют и дополняют классификацию В. В. Лебединского, предлагая более дробную классификацию вариантов психического дизонтогенеза. Как правило, типы отклоняющегося развития, предложенные медиками и клиническими психологами, с одной стороны, успешно используются в практике психологов в диагностических целях, с другой — имеют медицинское содержание и свой аналог в классификационных системах болезней МКБ-9 и МКБ-10. Однако существующие на практике варианты отклонений в развитии не исчерпываются только клиническими случаями, гораздо чаще в реальной жизни встречаются различные виды отклонений в развитии, приводящие к нерезко выраженным нарушениям функционирования индивида на социальном, психологическом или (и) физиологическом уровнях. Представляется возможным выделение вариантов отклоняющегося развития «доклинического» уровня на основании решения вопроса о нормальном и отклоняющемся развитии, при этом проблема нормативности психического развития может представлять собой частный случай решения сложной и более широкой проблемы «норма—патология». Любое отклонение, с точки зрения среднестатистической, социальной, функциональной, идеальной, индивидуальной или адаптационный нормы, может рассматриваться с точки зрения изменения направления развития (уклонение в развитии в терминах В. Штерна, Л. С. Выготского, отклонение в развитии в терминах Н. Семаго, М. Семаго).

Опираясь на понятие нормы, М. Семаго и Н. Семаго (2010) предлагают следующее определение отклоняющегося развития. Отклоняющееся развитие — «. отклонение формирования всей иерархической структуры психического развития или ее отдельных составляющих (психических функций, функциональных систем) за пределы социально-психологического норматива (социальной нормы), определяемого для конкретной образовательной, социокультурной, этнической ситуации вне зависимости от знака этого изменения (опережение или запаздывания. )».

Содержательная сторона понятия «отклоняющееся развитие» носит психологический характер, в отличие от содержательной стороны понятия «дизонтогенез» (аномальное развитие), которое имеет медицинское содержательное наполнение. Такие нарушения могут представлять собой отклонения в развитии, связанные с появлением отдельных симптомов психических и соматических расстройств, девиаций в поведении и социальном функционировании.

Примером нарушений развития клинического уровня могут служить психогенные развития личности (дисгармонический вид дизонтогенеза по классификации В. В. Лебединского). Данное расстройство возникает в ответ на хроническую психическую травму и характеризуется повторными реактивными состояниями, проявляющимися чаще всего в подростковом возрасте в условиях неблагоприятной, травмирующей семейной обстановки. Такая обстановка характеризуется часто жестоким обращением с ребенком, пренебрежением к его потребностям, сексуальными злоупотреблениями.

Примером отклонений развития доклинического уровня могут служить результаты исследования личностных особенностей подростков в условиях постоянной психогенной травматизации.

Исследуя личностные особенности подростков, воспитывающихся в алкогольных семьях, автор выделяет характеристики семей, отягощенных алкогольной зависимостью, а также специфические особенности личности подростков — детей родителей-алкоголиков, которые могут представлять собой доклинический уровень нарушеПодросток П. v лет, обвиняется в убийстве отца. Из анамнеза известно, что отец систематически злоупотреблял алкоголем. В состоянии опьянения был злобным, деспотичным, тяжело избивал жену и детей. Мать воспитанием детей не занималась, злоупотребляла алкоголем. Ранний медицинский анамнез мальчика без особенностей, рос и развивался по возрасту, после окончания 9 класса поступил в техникум, хорошо учился. В семье психогенно травмирующая обстановка усугублялась. Соседи мальчика отмечали, что его родители «совсем потеряли человеческий облик», что у мальчика не было детства, отец избивал его просто так до полусмерти. Сам П. тяжело переживал ситуацию в семье, но никому об этом не рассказывал. Со временем П. стал стыдиться своих родителей, в периоды пониженного настроения возникали фантазии, что отец вдруг исчез, что с отцом произошел какой-то несчастный случай. Настроение стало чаще понижаться в присутствии отца, возникала злость и даже ненависть, со временем становившаяся все сильнее. Ночью мальчику часто снились кошмарные сны, в которых отец выступал в роли главного злодея. Утром просыпался с чувством «тяжести на сердце», нежеланием двигаться. За 3-4 года до происшествия испытывал чувство беспомощности и отчаяния. Ощущал невозможность двигаться, «буквально столбенел». Тяжкие переживания стали постоянными, не мог отвлечься от них даже во время учебы. Испытывал головные боли, общую слабость, утомляемость. Во время очередной ссоры с отцом нанес ему тяжелые повреждения, повлекшие за собой смерть. После совершения убийства ничего не мог вспомнить. По результатам психиатрического обследования была выявлена патологическая аффективная реакция на фоне психогенного патологического формирования личности в условиях пролон- ированной психотравмирующей ситуации.

ний в личностном развитии. К характерным особенностям семейного функционирования в семьях лиц, злоупотребляющих алкоголем, автор относит:

  • 1) размытость семейных границ, амбивалентность, неупорядоченность, непредсказуемость, что проявляется в различных аспектах жизни семьи;
  • 2) отрицание негативного характера событий, происходящих в семье;
  • 3) отношение к детям в семье по типу эмоционального отвержения с недостаточным удовлетворением потребностей ребенка;
  • 4) проблемы созависимости с формированием низкой самооценки и чувства вины у членов семьи, не страдающих алкогольной зависимостью.

Отмечается, что дети в такой семье могут подвергаться различным видам насилия, глубокой психологической травматизации.

Взрослея, дети из алкогольных семей приобретают определенные личностные особенности: убеждение, что мир — это небезопасное место и доверять людям нельзя; потребность скрывать свои истинные чувства и переживания, чтобы быть принятыми взрослыми; постоянное ощущение эмоционального отвержения взрослыми, заброшенности; чрезмерная ответственность за поведение других людей; отрицательная оценка своей личности в целом.

В исследовании Е. Г. Дозорцевой изучались травматические переживания у подростков, совершивших правонарушения и обучающихся в специальных учебно-воспитательных учреждениях. Оказалось, что для всех подростков с девиантным поведением характерен высокий уровень травматизации в результате физического насилия в семье, сексуального насилия, переживаний в связи со смертью (во многих случаях насильственной) близких, несчастных случаев. Автор отмечает, что часто травматические события у учащихся специализированных учреждений происходят в раннем возрасте, до наступления подросткового периода, что является фактором, провоцирующим дисгармоничное личностное и психосексуальное развитие, приводит к нарушениям социальной адаптации, проявляющимся в девиантном поведении, противоправных и аутоагрессивных поступках (Дозорцева Е.Г., 2006).

В нашем исследовании изучались личностные особенности детей и подростков в связи с травматическими переживаниями, вызванные физическими повреждениями (механические и ожоговые травмы в результате несчастных случаев, дорожно-транспортных происшествий, пожаров) и их последствиями. Оказалось, что травматические переживания, касающиеся самих травматических событий и их клинических последствий (необходимость хирургического и длительного восстановительного лечения после полученной травмы), потенциируют негативное действие друг друга, приводя к наиболее общим и специфическим особенностям в формировании личности, проявляющимся в дисгармонии личностных характеристик, искажениях в формировании самооценочного компонета личности, отклонениях в развитии эмоционально-волевой сферы.

Таким образом, социальная ситуация развития, являясь источником психического развития, в определенных условиях экстраординарного уровня может превратиться в трудную, экстремальную или кризисную ситуацию развития. Последствиями включения в социальную ситуацию развития психотравмирующих факторов является «уклонение в психическом развитии», проявляющееся в различных формах отклонений, имеющих медицинское или психологическое содержание.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация