Внучка обманывает и ворует


Ребёнок ворует и врёт,нужно ли его везти к психиатру?

А вы ему не врете?

Автор,Вам нужно идти к психологу,а не к психиатору
знаю раньше лет 5 назад у нас на ул.Индустрии 100 в бывшем дет.саду был специальный центр,где детям,подросткам и их родителям оказывали помощь,незнаю есть ли там сейчас
вроде «Доверие»назывался
я думаю ,что в каждом районе есть такой центр,
а вот нашла в инете:
Телефоны и адреса муниципальных центров, специализирующихся на оказании медицинской и психолого-педагогической помощи подросткам и родителям в г. Екатеринбурге:

Детская городская поликлиника № 13, подростковый центр «Территория свободы» — ул. Куйбышева, 106, тел.+7 (343) 262-70-24, 261-28-09.

Муниципальный центр «Диалог» — ул. 8 Марта, 55а, тел. +7 (343) 251-29-04.

Муниципальный центр «Форпост» — ул. Уральских рабочих, 50б, тел. +7 (343) 307-75-42.

Подросток врет, ворует/ нужна помощь/

Ситуация такая: ко мне в дом часто ходит дочка свекрови Настя/14 лет/, просто в гости, попить чайку, расска3ать о школьных делах, посидеть с детьми, когда мне куда-то надо сходить.

В пятницу я пошла в сад 3а дочкой, а Настя осталась с младшим дома. Перед уходом я вяла с собой деньги и3 сумки, было там 2000 руб. 500 руб. я в3яла. Прихожу с дочкой домой, кладу сдачу в сумку и вижу что одной 500 не хватает.

Ничего не говорю. Настя ушла. Вечером написала ей смс. Говорит, ничего не брала. Ладно, думаю, подождем. Вчера, в субботу с утра пораньше, пишу ей опять смс, уже жесткое. Написала, что она в3яла, просит простить, что долг у нее на телефоне. Ска3ала, приходи 3автра, поговорим. Пока не идет.

Но это лишь вершина айсберга.

А на деле вот еще что: она делится со мной своими секретами, маме ничего не расска3ывает. Мама очень 3анята, постоянно работает. Отцу до дочери дела нет. Учиться она плохо. Постоянно сидит в соц. сети.

Полгода на3ад у нее появился мальчик, с которым она дружит. Мама не 3нает. Она ей врет, что встречается с подружками. Я ей объясняла, что бывает, когда дружишь с мальчиками. Короче, про секс, беременность и прочее. По ходу, она и бе3 меня все лучше 3нает.

Плюс к этому начала врать, прогуляла репетитора, а сама деньги, отданные ей для учителя, потратила на ногти. Маме ска3ала, что сделали бесплатно.

Я прочитала ее переписку в соц. сети /стыдно, конечно, но../она всем врет, подружкам, мальчику своему, выдумывает всякие небылицы

Короче, картина такая: девочка 14 лет учиться не хочет, все свободное время гуляет и сидит в соц. сетях, врет, встречается с мальчиком 18 лет /неи3вестно, что будет/, а теперь еще и ворует

Чувствую я себя не очень, с одной стороны необходимо расска3ать все ее матери, с другой, не стоит ничего расска3ывать, а надо как-то до нее самой достучаться, чтоб глупостей не натворила.

Я в растерянности, как правильно поступить
Может есть дельные советы. Очень нужна помощь!
Простите 3а сумбурность, мысли врассыпную

Внучка обманывает и ворует

Каков сейчас возраст девочки?

Какой будет доля воспитательного участия отца? Вы этот вопрос с ним обсуждали? Что он говорит о своей части ответственности в этой области? Есть ли у него авторитет в глазах девочки? Считает ли отец девочки происходящее сейчас с ней проблемой? Какие пути решения предлагает?

Что сама девочка говорит о происходящем: устраивают ли ее Ваши отношения? Если нет, то в чем именно?

Вы говорите, что у Ваших родителей есть авторитет в глазах внучки. Как им этого удалось достичь? Благодаря каким действиям или словам? Может ли что-то из их опыта обретения авторитета перенесено на Вас?

Готовы ли Ваши родители помочь Вам создать и укрепить Ваш авторитет для Вашей девочки? Готовы ли Вы принимать их помощь?

Nimfa84
Детский сад

На сайте с 31.08.08
Сообщения: 402
Откуда: Барнаул

Добавлено: Пн Дек 19, 2020 13:46
Здравствуйте, снова снова в мелочах врет. Сейчас звоню ей и спрашиваю ты где, она: я в школе, меня баба раньше отвела. При этом за полчаса до этого звонила бабушка и сказала, что ее не поведет в школу.
Я ей говорю: а если правду сказать, тогда она пару раз сопротивляется и говорит правду.
Просила предупреждать, когда уходит, тк волнуюсь — дохлый номер.
Спросила: почему ты говоришь мне не правду? Отвечает: я боялась, что ты будешь меня ругать.
Каждый раз я объясняю, что итог будет один. Что я могу поругать за дело. Но правда в любом случае вскроется и меня это разозлит больше. Прошу друг друга не обманывать. Постоянно разговариваем, но все бестолку.

ЗЫ Забыла рассказать про еду еще. У нас проблемы с ней. Готовлю что любит. Знаю, что не ест, и это стараюсь не готовить. Но она либо не ест вообще, либо как тогда с деньгами, купила всякой фигни и все съела за раз: попкорн, шоколадку, орешки, палочки кукурузные. Или ест сухие хлопья овсяные или рис сухой даже умудрилась поесть, может макароны сухие.

Добавлено спустя 22 минуты 21 секунду:

АнечЬка писал(а):
Добрый день!

Каков сейчас возраст девочки?

8 лет в сентябре исполнилось

АнечЬка писал(а):
Какой будет доля воспитательного участия отца?
Вы этот вопрос с ним обсуждали?

Планировали, что будет детей забирать на выходные, пока он живет с нами, но в отдельной комнате (решаем жилищный вопрос). И любые проблемы, связанные с детьми решаем совместно. Но последнее время он самоустранился. Что вчера и подтвердил. Боюсь, что постепенно сойдет на нет. Знаю, что с самого начала наделали ошибок. Что пока решали свои проблемы воспитание было пущено на самотек.

АнечЬка писал(а):
Что он говорит о своей части ответственности в этой области? Есть ли у него авторитет в глазах девочки? Считает ли отец девочки происходящее сейчас с ней проблемой? Какие пути решения предлагает?

Мы не особо разговариваем, так как он злиться, что я подала на развод.
Про авторитет могу сказать и да и нет. Знаете, когда она с ним наедине, в принципе она его слушается. Скорее да, чем нет. Пока я не появляюсь рядом. Думаю, что из-за того, что я его не уважаю, его авторитет падает в ее глазах. Хотя и ему нагрубить может. Но его лучше слушается.
Да считает, что у это проблема. Пускать на самотек не хочет, но и усилий не прилагает. Так обсуждает только.
Предлагает ввести строгую дисциплину.

АнечЬка писал(а):
Что сама девочка говорит о происходящем: устраивают ли ее Ваши отношения? Если нет, то в чем именно?

Про отношения периодически говорит, что я ее не люблю. Что мало с ней провожу времени. Я думаю в этом она права, именно полноценного: поиграть, погулять, почитать, полежать. В основном урывками все между делами.

АнечЬка писал(а):
Вы говорите, что у Ваших родителей есть авторитет в глазах внучки. Как им этого удалось достичь? Благодаря каким действиям или словам? Может ли что-то из их опыта обретения авторитета перенесено на Вас?

Просто они сразу не потакали ее капризам. Пару раз она попробовала повыкобениваться, но поняла, что с ними это не пройдет и перестала. Там она просто чудо. Слушается, сама проявляет инициативу, предлагает помощь. Капризничает иногда, но очень редко. Они с ней и ласковы. И разговаривают и поругать могут. Но в основном строго! Не орут, как я.
Я начала переносить их модель: начинаю сдерживать слово. Если сказала и запретила, то до конца стою на своем. Стараюсь почаще приласкать, поговорить. Пока плохо получается. Последние три года я провела в депресняке, сосредоточившись исключительно на собственных переживаниях. А когда очнулась, ужаснулась до чего я все довела.

АнечЬка писал(а):
Готовы ли Ваши родители помочь Вам создать и укрепить Ваш авторитет для Вашей девочки? Готовы ли Вы принимать их помощь?

Конечно они готовы помочь, а я готова принять помощь, но я не знаю как. И я думаю, что у них собственные представления. Они могут и дальше свой укрепить, а мой окончательно рассыпется. Поговорила с мамой, задала ей этот вопрос. Она позвонила, начала говорить, что я во всем виновата, у нас было по-другому. Я пыталась объяснить что я все понимаю, но бесполезно. Вообщем она сказала, что лезть и советовать больше ничего не будет. Вот так.

PS Сама же научила ее врать и изворачиваться. Когда она что-нибудь натворит, папа вообще с ней особо не церемонился, сразу наказывал. А я вечно начинала разводить разговоры: а почему, а зачем. И не добиваясь ответа, сама объясняла поступок, а ей оставалось только соглашаться.

Вернуться к началу Nimfa84
Детский сад

На сайте с 31.08.08
Сообщения: 402
Откуда: Барнаул

Добавлено: Пн Дек 19, 2020 23:48
Поговорила сегодня с дочерью, старалась так построить беседу, чтобы она могла мне открыться. Конечно может она еще сама недопонимает что ею движет, как и я впринципе.
На вопрос, почему украла — не смогла удержаться, не могу себе отказать, когда хочу, все остальное становиться пофиг. Тратить хотела на сладкое, видите ли я ее мало им кормлю.
Подумала: может ей давать пока в будни в школу ходит 15 рублей, типа на булочку, сок. Тратит пусть сама по своему усмотрению. Но с нее и строгий спрос, как двойка, то лишаю денег на день, так же помогать, предупреждать если куда-то собралась. Она умненькая, но тюлень еще тот, очень сложно заставить что-то сделать. Я подумала, что если она будет иметь определенную сумму, у нее не будет соблазна. Это конечно проблему не решает, как говорят костыли. Но может как временная мера пойдет? Пока я пытаюсь разобраться в ситуации и в какую сторону двигаться?

ЗЫ То есть я правильно поняла ребенок сказать себе сам не может нет, и даже меры наказания ее не пугают. А почему врет и сразу не говорит, отвечает, что я ее именно в тот момент наругаю, а дальше будь как будет (в детстве я тоже так делала). Просто не знаю как е приучить говорить правду стараться несмотря ни на что.

Вернуться к началу АнечЬка
Семейный консультант

На сайте с 15.10.04
Сообщения: 21193
В дневниках: 10
Откуда: Новосибирск, Академгородок

Добавлено: Чт Дек 22, 2020 16:13
Добрый день!

Есть совершенно замечательная книга Баярдов (их двое, а инициалы я постоянно забываю). Называется «Ваш беспокойный подросток». 8 лет — это еще не подростковый возраст. Но проблемы, которые Вы описываете, характерны именно для подросткового возраста.

Вот небольшой фрагмент текста.

Если ложь ребенка была одной из ваших проблем, то теперь, передав ему
или ей ответственность за пункты из перечня событий жизни ребенка, вы,
возможно, стали реже сталкиваться с ней. Причина здесь в том, что дети
иногда говорят неправду, когда им приходится спрашивать вашего разрешения на
поступки, относящиеся к перечню событий жизни ребенка, и когда они думают
при этом, что вы можете сказать «нет». Например, если Марлин хочет пойти по
магазинам с подругой, которая была недавно задержана за воровство, то
девочка может испытать искушение сказать вам неправду: «Мама, можно я пойду
сегодня вечером к Пауле? Мы собираемся поработать над нашим школьным
заданием». В соответствии с вашим прежним образом действий вы, скорее всего,
разрешили бы ей это, а она отправилась бы затем в торговый центр, с полным
правом чувствуя, что благополучно одурачила своего диктатора. Однако если вы
отказались разрешать или запрещать то или иное поведение ребенка, о чем мы
просили вас в главах 2—4, то ребенок уже не может столь легко оправдать
свою ложь и, следовательно, будет менее склонен обманывать вас. В
соответствии с вашим новым образом действий, если Марлин все еще просит вас
разрешить ей провести вечер в доме подруги, вы скажите ей лишь следующее: «Я
рада, что ты сказала мне об этом; теперь я буду знать, что тебе надо
оставить ужин» или, возможно: «Я не занимаюсь тем, чтобы что-то разрешать
тебе, но спасибо за то, что ты сказала мне, где будешь». Вы не выискивали ее
ложь; вы оставили ее наедине с этой ложью. Теперь Марлин должна будет пойти
в магазин, зная, что ей вовсе не обязательно лгать вам; нет диктатора,
оправдывающего для нее ее ложь. Для Марлин это менее приятно по сравнению с
тем, что было раньше; и в то же время у нее больше возможностей быть,
напротив, откровенной с вами и сказать без всякой лжи: «Мама, я собираюсь
пойти по магазинам вместе с Сузан сегодня вечером». У вас также больше
возможностей, чтобы выразить озабоченность, интерес и доверие, поскольку вы
отказались от того, чтобы налагать запреты или давать разрешения. «Меня это
тревожит, потому что я беспокоюсь, что Сузан украдет что-нибудь снова и,
возможно, вовлечет вас обеих в беду. И тем не менее я знаю: что бы ни
случилось, ты сама сделаешь так, как для тебя будет лучше».

Даже если вы передали вашему сыну или вашей дочери ответственность за
пункты из перечня событий жизни ребенка, вы тем не менее все еще можете
выслушивать его или ее ложь по самым разным поводам. Если это так,
посмотрите, не провоцируете ли вы всю эту ложь, задавая ребенку вопросы, и
не подкрепляете ли вы ее, концентрируя на вашем ребенке, когда он или она
лжет, отрицательное внимание.

Начните с решения не задавать ребенку каких бы то ни было вопросов по
крайней мере в течение одной недели.

Это не будет, по-видимому, столь уж трудным, как кажется на первый
взгляд. Нужно просто быть немного более внимательной к тому, как вы говорите
с ребенком; и каждый раз, когда захочется задать вопрос, постарайтесь либо
ничего не говорить, либо измените вопрос таким образом, чтобы его можно было
выразить в форме Я-высказывания.

Вместо:
Сделал ли ты свою работу по дому?

Почему ты не здороваешься, когда я прихожу домой?
Как ты доберешься домой?
Сделаны ли твои уроки?

Попробуйте:
Мне бы хотелось узнать, что ванная комната уже вымыта.
Я чувствую, что мной пренебрегают, когда со мной не здороваются.
Или:
Мне хочется, чтобы со мной здоровались, когда я прихожу вечером домой.

Я беспокоюсь о тебе, и мне хотелось бы знать, что ты доберешься домой в
полной безопасности.

Ничего не говорите!
(Этот пункт целиком и полностью относится к перечню событий жизни
ребенка.)

Существует особая разновидность вопроса, от которой мы вас особенно
предостерегаем,— это вопрос, с помощью которого вы проверяете, будет ли
ребенок говорить вам неправду о чем-то, что вы уже и так знаете. Например:
Из школы позвонили домой, чтобы узнать, больна ли Дженифер (14),
поскольку она не пришла в школу. В тот же день мать Дженифер спросила ее:
«Ну как сегодня в школе?»

Мы расцениваем это как ловушку. Не рекомендуем вам делать так —
отчасти потому, что это все равно что специально добиваться лжи от Дженифер
и тем самым предоставлять ей возможность упражняться в ней. И, более того,
еще и потому, что в использовании подобного вопроса есть те же элементы
мошенничества, что и в самой лжи. Простая констатация в сочетании с
Я-высказыванием будет более эффективной:

Сегодня звонил директор, чтобы узнать, почему ты не была в школе. Я
очень не люблю, когда звонят из школы, и был бы весьма признателен, если бы
меня избавили от такого рода телефонных разговоров.

Когда вы перестанете задавать вопросы, количество случаев обмана,
скорее всего, резко сократится. С его отдельными прецедентами вы все же
можете еще столкнуться, поскольку ребенок пока не понял, что вы уже
перестали бороться с его или ее ложью; когда ребенок тем не менее продолжает
обманывать вас, убедитесь, что, услышав неправду, вы не концентрируете
отрицательное внимание на нем, но ведете себя как-то иначе. Любая ваша
реакция, выражающая беспокойство или гнев, будет подпитывать привычку лгать,
так что вместо этого проделайте примерно следующее:

Произнесите просто «гм» и уйдите, чтобы заняться своим любимым делом.
Ведите себя так, как будто слушаете не своего, а соседского ребенка,
рассказывающего вам что-то во время дружелюбной беседы, в ходе которой, даже
если вы и думаете, что он или она говорит вам неправду, нет никакой нужды
выяснять это, и вы можете быть просто вежливыми.
Скажите: «Я чувствую себя неловко, так как мне все время кажется, что
меня обманывают, поэтому я хотела бы прекратить этот разговор».
Если вы уверены, что действительно перестали задавать вопросы и
реагировать на ребенка посредством отрицательного внимания, то мы можем
пообещать вам такие же хорошие результаты, что и в случае с матерью Кэти,
который мы взяли из реальной жизни. Предлагаемая нами стратегия зачастую
оказывается столь успешной, что мы пришли к убеждению: ложь ребенка является
одной из самых легких проблем, с которыми приходится иметь дело родителям.
Миссис Р. жаловалась, что Кэти (8) почти постоянно лжет. Девочка
говорила неправду о том, что делала сама («Я получила сегодня пятерку в
школе»), и выдумывала также длинные истории о том, что она видела или
слышала. Обследование показало, что миссис Р. почти постоянно задавала
девочке вопросы: «Как дела?», «Как было в школе?», «Что ты сейчас делаешь?»,
«Почему ты взяла мою косметику?», «Что ты собираешься делать после этого?»,
«Разве тебе не хочется быть хорошей?», «Почему ты говоришь неправду?» Мы
обучили ее не задавать никаких вопросов, заменяя их либо Я-высказываниями,
либо просто молчанием. Иначе говоря, она прекратила провоцировать ложь Кэти.
Мы попросили ее также реагировать на любые сколь угодно необычные истории с
выражением подлинного интереса, как если бы она чувствовала: «Это
интересно!» Другими словами, она не стала также подкреплять ложь Кэти,
перестав концентрировать на девочке отрицательное внимание. Буквально следуя
нашим рекомендациям, миссис Р. осуществила героическую перестройку своих
представлений. И хотя все мы ожидали, что борьба со склонностью Кэти
говорить неправду будет долгой, привычка эта исчезла почти мгновенно.
Конечно, когда ложь прекратится, вы, возможно, поймете: беспокоила вас
не столько ложь сама по себе, сколько то, о чем вам говорили неправду. Если
ребенок лжет вам о своем посещении школы или о марихуане или о том, крал ли
он ваши ювелирные украшения, а потом лгать перестанет, то это, естественно,
не решит проблему. Вы хотите, чтобы прекратились прогулы, употребление
наркотика или воровство. В этом случае все же поздравьте себя с тем, что
смогли покончить с ложью!

Иногда родители сообщают следующее:
Мне заплатили наличными, а мой сын Том (16) высмотрел, куда я положил
их, и взял часть денег.

Сандра (14) берет мою одежду и ювелирные украшения и продает их своим
подругам.

Ральф (16) привел в дом двух друзей, когда я был в командировке, и
позволил им войти в мой кабинет. Они нашли 65 долларов, которые я оставил
жене на продукты, и взяли их.

Зачастую родители начинают действовать по двухэ-тапной программе
подкрепления-и-провоцирования воровства сразу же после того, как случается
первая кража. Они делают это посредством 1) концентрации отрицательного
внимания на человеке, совершившем кражу, задавая ему вопросы, ругая и
наказывая его, и посредством 2) небрежного хранения ценных вещей, которые
могут украсть в следующий раз. И чем больше родителей беспокоит воровство,
чем больше им хотелось бы доверять своим детям, тем вероятнее, что они будут
действовать именно так, т. е. одновременно подкреплять и провоцировать
воровство.

Главное, что должны сделать родители, чтобы разрешить проблему
воровства, представляет собой нечто совершенно отличное от этих двух
способов поведения. Ваша задача состоит в том, чтобы определить конкретные
способы действий, которые не связаны с отрицательным вниманием к ребенку и
не провоцируют его еще на одну кражу. Здесь открывается много возможностей
для вашего творчества, и любое решение, скорее всего, будет более
эффективным, если вы найдете его сами. Так происходит потому, что в данном
случае гораздо менее важно, что именно вы будете делать; важнее, чтобы вы
смогли проделать все это нестесненно и ненапряженно, без эмоциональной
нагрузки, а лучше вас никто не знает, что это может быть. Например, вы
можете использовать каждый случай воровства в качестве сигнала для того,
чтобы начать заниматься нашим любимым делом, предварительно объявив всем
(включая возможного вора), что вы делаете это для того, чтобы облегчить ту
боль, которую доставила вам кража. Другая возможность может состоять в том,
чтобы отдать украденное вору.

В романе Виктора Гюго рассказывается о том, как один человек украл
несколько серебряных предметов у священника, предоставившего ему кров и
пищу. Жандармы привели вора в дом священника, чтобы удостовериться, что
обнаруженные у этого человека ценности были, как он утверждал, ему подарены.
Священник подтвердил, что они в самом деле были подарком. Это «дарение»
драгоценного серебра оказалось для героя романа критической поворотной
точкой всей его жизни, ставшей исходной причиной добродетельного образа
жизни.
И вновь критической особенностью каждого решения является не то или
иное поведение само по себе, но то, насколько спокойно и ненапряженно вы
себя чувствуете, осуществляя его. Если же решения, подобные приведенным
выше, оставляют у вас ощущение, что вы не заботитесь о самом себе,
рассмотрите следующие два простых практических шага.
Во-первых, зная, что в вашем доме существует проблема воровства,
убедитесь, что вы лично не провоцируете кражи, оставляя без присмотра вещи,
представляющие ценность. Позаботьтесь о тех вещах, которые крадут; если вы
убираете и запираете их, оказавшись в номере гостиницы, то сделайте то же
самое у себя дома. Вы не должны оставлять на виду и без присмотра сумочки и
кошельки, деньги или украшения и даже такие небольшие притягательные вещи,
как электронные часы и транзисторные приемники, если вы на самом деле хотите
уберечь их и знаете, что воровство продолжается.

Скажите вашему ребенку в форме Я-высказывания, что вы собираетесь
обеспечить сохранность ваших вещей. Например: «Кэрол, я заметил, что пропала
часть моих денег, поэтому теперь я собираюсь убирать их».
Мы обучали всему этому многих родителей, обращавшихся к нам.
Мать Мэри одна воспитывала двух детей в стесненных жилищных условиях;
единственное место, которое она позволила себе оставить для личного
пользования,— шкатулка, где она хранила украшения, сигареты и немного
мелочи. Несколько раз в течение недели она замечала, как исчезали некоторые
из этих вещей, и у нее с Мэри (13) из-за этого произошла затем стычка.
Постепенно такого рода стычки стали приходить по одному и тому же
постоянному сценарию: мать спрашивает Мэри, брала ли та что-нибудь, Мэри
отпирается, мать обвиняет ее, Мэри сердится, мать плачет. Мы помогли матери
Мэри прекратить все ее вопросы, обвинения и стенания и посоветовали
приобрести надежный замок для ее шкатулки.
Роджер (15) был под постоянным подозрением в семье. В кабинете отца
стоял кувшин, наполненный доверху старыми пенсовыми монетами, и каждый раз,
когда казалось, что их уровень в кувшине несколько снижался, родители
начинали подозревать, что Роджер взял несколько монет. Он, конечно, отрицал
это. Мы порекомендовали отцу убрать монеты под замок.
Обеспечение сохранности ваших вещей, возможно, окажется недостаточным,
чтобы разрешить проблему воровства. С одной стороны, если вы ограничитесь
только этим, ребенок может воспринять ваши действия как итру или состязание
и сможет отыскать тайники, сломать замки, взломать ящики. С другой стороны,
вы, возможно, не захотите держать под замком вещи в собственном доме до тех
пор, пока ребенок не станет достаточно взрослым, чтобы жить отдельно.
Второе, что мы просим вас сделать,— дело более трудное. Оно состоит в
том, чтобы убрать из ваших взаимоотношений с ребенком все проявления
отрицательного внимания, заменив их в тех случаях, когда вы считаете, что
вас обокрали, на столь естественную заботу о самом себе.

У нас нет сомнения в том, что дети крадут из-за нежелания выказать себя
и соответственно быть воспринятыми в качестве хороших, счастливых,
ответственных людей, и воровство является тем легким способом, посредством
которого они сохраняют безопасную для них позицию плохих и безответственных.
Почти все из того, что крадут дети, они могут получить другими способами,
которые, однако, предполагают честность и, возможно, умелость и тем самым
характеризуют их как отвечающих за самих себя. Воровство, напротив,
доказывает, что они плохие, именно поэтому они совершают кражи. Наилучший
способ борьбы с воровством заключается в том, чтобы убедительно показать
ребенку: воровство не дает ему желаемых результатов (т. е. что оно не
клеймит его с помощью вашего отрицательного внимания как плохого). И
одновременно сделать все, что вы можете, чтобы ребенок перестал чувствовать
себя неловко в тех случаях, когда он ощущает себя хорошим и отвечающим за
себя человеком. Всего этого нельзя добиться, лишь говоря ребенку, что он
хороший; но это можно сделать, став для него моделью, образцом, демонстрируя
ему, что вы сами ощущаете и воспринимаете себя хорошим, счастливым и
ответственным, что вы можете проявлять заботу о самом себе и что вас нельзя
спровоцировать на отрицательное внимание по отношению к сыну или дочери.
Имея вас в качестве такой модели, ребенок мало-помалу осмеливается ощущать
себя хорошим и ответственным, и ему уже больше не понадобится воровать,
чтобы доказывать противоположное.


Каким же образом следует позаботиться о себе, когда ребенок стащил
что-либо у вас? Мы просим вас действовать примерно в том же ключе, как,
например, в том случае, если обваливается часть кровли и вы пытаетесь как-то
укрепить ее и, возможно, зовете на помощь, но в любом случае отнюдь не
ругаете и не обвиняете вашего ребенка. Именно вам нанесен ущерб кражей, и
теперь ваша задача состоит в том, чтобы сделать что-нибудь и возместить
потерю. Вот несколько примеров, показывающих, как можно позаботиться о самом
себе. Заметьте: во всех этих случаях родители избегают проявлений
отрицательного внимания по отношению к ребенку и, напротив, акцентируют
Я-высказывания и концентрацию на предоставлении благоприятных условий самим
себе.

Предположим, вы обнаружили пропажу денег из вашей сумочки или
бумажника. Билл — один из ваших детей — брал деньги и раньше, и, хотя у
вас и нет полной уверенности, вы подозреваете, что и на этот раз это сделал
он.
Вы говорите детям:
— Мейбл и Билл, я только что обнаружил, что из моего кошелька пропали
10 долларов. Мне бы хотелось получить их обратно.
— Я не брал их.
— Я тоже.
— Я понимаю, что вы мне говорите, и тем не менее я говорю, что хочу
получить их обратно. Если я не получу их до завтра, то на следующей неделе
нам придется есть главным образом фасолевый суп, поскольку эти 10 долларов
были частью продуктовых денег.

Затем может случиться так, что вы (или кто-либо еще) «найдете» деньги.
В конце концов они таинственным образом окажутся в вашем кошельке или же
Билл неожиданно «найдет» их в ящике на кухне, куда вы обычно кладете свой
кошелек (у нас были случаи, когда все происходило именно так). Если деньги
обнаружатся подобным образом, отнеситесь к этому как ни в чем не бывало и
воздержитесь от сарказма. Если же этого не произойдет, то сварите большую
кастрюлю фасолевого супа, чтобы сэкономить для себя пропавшие 10 долларов.
Учитывая специфику конкретных ситуаций, мы обучили многих родителей
заботиться о себе в тех случаях, когда дети крали что-либо у них.

Ральф (16) был спокойным и довольно застенчивым мальчиком, которому
очень хотелось иметь друзей. Однажды его отец, вернувшийся из командировки,
обнаружил, что из его кабинета пропали 65 долларов. Ральф дал отцу следующее
объяснение. Он встретил двр парней, которые произвели на него сильное
впечатление своей многоопытностью и грубостью выражений. Когда родителей не
было дома, он пригласил этих ребят к себе и не препятствовал им, когда они
стали ходить по комнатам и прошли через спальню родителей в кабинет отца.
Там они нашли 65 долларов и быстро скрылись с ними. Услышав все это, отец
Ральфа вызвал полицию; обнаружилась, однако, полная путаница в том, кто эти
двое, где именно они были и у кого же на самом деле сейчас находятся деньги.
Мы посоветовали отцу посмотреть на все это дело так, как если бы эти деньги
потерял его (отца) приятель-сверстник. Ральфа не ругали и не наказывали;
просто отец сказал сыну, что считает его ответственным за дом, за все,
находящееся в нем в то время, когда родители отсутствуют, и ждет, что деньги
будут возвращены. Ральф согласился выплатить пропавшие 65 долларов из тех
денег, которые он зарабатывал после школьных занятий. Отец сказал также
Ральфу, что не желает, чтобы во время его отсутствия в доме находились
посторонние люди; если же это повторится, он будет вынужден для своего
спокойствия нанять человека присматривать за домом, хотя в этом деле ему
больше хотелось бы полагаться на сына.

Трисия (15) и Мерилин (16) — легкомысленные, эффектные и капризные
сестры — делали все, что угодно, лишь бы продлить свое веселье. Они
постоянно без всякого стеснения пользовались вещами своей матери, и никакие
ее жалобы, обвинения, мольбы и даже слезы не действовали на них. Однажды их
мать особенно расстроилась, увидев, что из ее комнаты исчез дорогой свитер.
На этот раз она бесхитростно и твердо заявила дочерям: «Я хочу, чтобы мне
вернули мой свитер». Девочки, конечно же, стали отрицать, что знают что-либо
об этой вещи; они кричали, становились угрюмыми, заявляли, что к ним
несправедливы. Был момент, когда одна из них, вместо того чтобы ответить
матери, в бешенстве выбежала из дома. Матери удалось оставаться совершенно
спокойной, ненапряженной и не чувствовать дискомфорта на протяжении всего
этого конфликта, потому что она точно знала, как должна вести себя, что бы
ни предпринимали девочки, а также потому, что она сумела сконцентрировать
свое внимание не на дочерях, а на том, что собиралась делать сама. Она
просто оставалась непреклонной и время от времени, что бы ни говорили или ни
делали девочки, повторяла лишь одно предложение: «Я хочу, чтобы мне вернули
мой ‘свитер». Так прошло несколько часов, после чего она сказала дочерям: «Я
хочу, чтобы мне вернули мой свитер, и, если я не получу его сегодня вечером,
я непременно переверну вверх дном ваши комнаты и выброшу всю вашу одежду в
плавательный бассейн»*. Она явно была готова поступить именно так. В конце
концов Мерилин не выдержала и, заплакав, сказала: «Подожди! Я одолжила твой
свитер подруге. Я только что говорила с ней по телефону. Она принесет его
утром».

* О .применении подобных физических воздействий мы еще поговорим. Они
могут как бы срикошетировать, ударить по вам самим в том случае, если вы не
продумали их заранее и действуете без полнейшей искренности и уверенности в
своей правоте.

Салли (13) уже много лет воровала и только что вернулась из приемника
для несовершеннолетних, куда ее забрали за то, что нашли у нее краденое. В
первый же день по ее возвращении домой у матери пропал новый фен. Мать была
уверена, что Салли отдала или продала фен своим друзьям, но убедительных
доказательств у нее не было. Она знала также, что Салли будет все отрицать,
если ее обвинить в пропаже. Мы предложили матери объявить семье (в которой
было еще трое девочек), что она расстроена пропажей своей вещи и, чтобы
позаботиться о себе, потратит на покупку нового фена часть продуктовых
денег, оставив для семьи лишь небольшую сумму на хлеб. Ей пришлось объяснить
девочкам, что, хота сама она вовсе не хочет переходить на хлеб и воду или же
держать на них всю семью, все же предпочтет сделать именно так, нежели
позволит ущемить свое внутреннее Я, не позаботившись о нем.
Мать так и не получила свой фен, но испытала приятное чувство
удовлетворения от того, что фактически впервые постояла за себя. Она
заметила также, что другие ее дочери не только жаловались на
несправедливость, но и многое высказали самой Салли по поводу случившегося.
В последующие месяцы мать Салли проявила много упорства, и, хотя дело шло
туго, во многом ей стало значительно легче.

Мы рассказали о том, что следует делать, если ваш ребенок ворует у вас.
Дело обстоит несколько иначе, когда ребенок крадет у своих братьев или
сестер. В этих случаях вы будете испытывать сильное искушение вновь стать
семейным судьей и уладить спор, возможно, отругав или наказав злодея. Не
делайте этого. При желании посочувствуйте тому или той, у кого украли, и
скажите, что знаете: он или она вполне может справиться с происшедшим. Так
вы поможете ребенку гораздо больше, нежели сделав все возможное, чтобы
вернуть ему или ей украденное. Ребенок, совершивший проступок, также найдет,
как справиться с ситуацией, если вы не будете в нее вмешиваться.

Почему подростки воруют

Ей дают деньги на карманные расходы, но она попалась, когда проверяла кошельки у одноклассников. Почему подростки воруют и что с этим делать — рассказывает психолог Вера Медведева .

На приеме девочка тринадцати лет, которая недавно перешла в другую школу. Видеокамеры зафиксировали, как девочка зашла в пустой класс и вытащила деньги из нескольких ранцев. Семья обеспеченная. Папа — начальник производства, мама — экономист. Девочке ни в чем не отказывают, дают карманные деньги, причем сумма в кошельке у нее обычно больше той, что она украла. Папа и мама не могут понять, почему это произошло. Когда девочку спрашивают, почему она это сделала, она говорит: «Я думала, что это никто не заметит».

Почему дети воруют? Какие причины толкают подростка на воровство

Первый вопрос, который задают полицейские, — дают ли родители карманные деньги. Понятно, когда воруют дети из неблагополучных семей, малообеспеченных, детдомовцы.

Если деньги у подростка есть, причины воровать могут быть следующие:

1 Подросток не знает слово «нельзя», путает свое и чужое. То есть у него не сформированы нормы морали и поведения, возможно, он даже избалован.

2 Не может себя контролировать, совершает импульсивные поступки. Очень хотелось есть, кошелек забыл дома, решил «одолжить денег у окружающих. Не подумал, к чему это может привести. Инфантильность.

3 Привлекает к себе внимание, хочет о чем-то сказать семье. Ребенок может воровать деньги назло родителям, отчиму или мачехе, которые обижают. Так подросток может реагировать на неблагоприятную атмосферу в семье, на эмоциональную холодность окружающих.

4 Хочет «купить» дружбу, расположить к себе группу детей, к которой хочет принадлежать. У подростков на первый план по значимости выходят сверстники, им важно признание, включенность в группу. Родители как значимые фигуры отходят на второй план.

5 Ищет острых ощущений, адреналина, приключений. В некоторых подростках очень сильно желание противостоять обществу, его нормам и морали. Таким образом часто «развлекаются» дети из очень обеспеченных семей, «золотая молодежь».

6 Переживает из-за разницы в достатке, стоимости вещей, наличии дорогих гаджетов (классовые различия). «Что это у него все есть, а у меня нет? Я ничуть не хуже, а может еще и лучше, чем он!»

7 Испытывает ревность, гнев, хочет отомстить.

После разговора с девочкой выяснилось, что воровство в ее случае оказалось желанием попасть в группу подростков из обеспеченных семей. Чтобы попасть в эту группу, нужно было совершить асоциальный поступок. Девочка не знала, что в школе установили камеры, и пошла на воровство. Ей было стыдно, что все открылось, что ее назвали воровкой.

Я спросила: «Было бы тебе стыдно, если бы это все осталось в тайне?» Она ответила, что нет.

Что делать родителям, если ребенок ворует. Как отучить ребенка воровать?

Во-первых, нужно быть на стороне ребенка, потому что вы его опора и поддержка в любом случае. Будьте рядом, чтобы он это чувствовал.

Не стоит кричать, ставить клеймо и обзываться («воровка!»). Лучше разобраться в ситуации: какие мотивы были у ребенка? Можно обратиться к психологу, который поможет посмотреть на ситуацию со стороны, подскажет, что делать дальше.

Не нужно пытаться «замять» ситуацию, скрыть. Ребенку должно быть стыдно, он должен понять последствия своего поступка, чтобы такое больше не повторилось и не привело к еще худшим последствиям. Иногда одних разговоров и увещеваний мало, ребенок должен «прожить» ситуацию, испытать на себе весь этот гнев, осуждение, чувство вины и стыда.

Родители девочки тоже побеседовали с психологом. Когда они узнали о группе подростков в школе, они перевели девочку в другую школу. Мама поняла, что слишком идеализировала дочку, поведение девочки могло быть протестным, потому что ребенку сложно быть все время идеальным. Родители поняли, что их стиль воспитания был слишком опекающим, они многое решали за ребенка. Они не видели за созданным образом личность, с ее желаниями, ее потребностями.

С девочкой мы обсуждали ценности, самооценку, дружбу и любовь. Придумывали разные способы, как можно стать интересной для сверстников более экологичными способами.

Что делать, чтобы не допустить воровство. Как объяснить ребенку, что воровать нельзя?

Разбираться с учителями, другими родителями или даже полицейскими — сомнительное удовольствие, поэтому всегда стоит позаботиться о «профилактике».

  1. Разговаривать с подростком о морали и нравственности, о том, что такое хорошо и что такое плохо.
  2. Объяснить, что у каждой вещи есть хозяин, и недопустимо брать чужие вещи без спросу.
  3. Рассказать об уголовной ответственности с 14 лет, что такое тюрьма, какие люди там живут и как проводят время.
  4. Обсудить, что украденная чужая вещь не принесет такой радости и удовольствия — пользоваться ей можно будет только тайком.
  5. Понять чувства другого человека, поставить себя на место того, у кого украли вещь или деньги. Что он чувствует? Что чувствовал ты, когда такое случилось с тобой?

Что делать, если ребенок ворует деньги у родителей: советы психолога

Если подросток без спросу берет деньги у родителей, это и сама по себе нездоровая ситуация, и первый шаг к чему-то более серьезному.

Почему подросток это делает:

  • Он берет деньги, потому что считает их своими
  • Решает свои проблемы. Родители отказались дать денег, не разобравшись, но проблема осталась, поэтому он решил взять сам
  • Компенсирует недостаток внимания и заботы от родителей, считает, что они ему должны

Вдобавок ко всему вышеперечисленному, важно объяснить, что подросток не может брать без спроса деньги даже у родителей. Не стоит искушать подростка — деньги не должны валяться по всему дому.

Чтобы гарантированно решить проблему, нужно понять, почему ребенок врет, изворачивается, берет деньги втихаря? Может он живет в слишком жестких рамках? Ему не с кем поделиться проблемами и переживаниями? Если наладить диалог не получается, не забывайте подключать психолога.

Ворует подросток

Бывает, дети воруют. Иногда потому, что хочется есть, иногда по другим причинам. Как на это может отреагировать папа?
скачать видео

Сын снова пойман на вранье и воровстве, причем довольно крупных сумм. Поймала не я, с учетом денег дома туго (лежат себе на полке и лежат, берутся по мере необходимости, когда заканчиваются, затягиваем пояса.), учительница в школе обнаружила. Сказала — «Вы ему слишком доверяете, много свободы дали. И карманные деньги тоже нельзя было давать — он почувствовал вкус легких денег». В общем, у меня конкретный тупик — я не знаю, как мне себя с ним вести, о чем говорить. Что воровать плохо — говорилось не раз, проникся, обещал. Что вранье обязательно раскроется — его это не останавливает.

Профилактика воровства

Кража и реакция на кражу.
скачать видео

  • Обратите внимание, как в семье хранятся деньги — это не должно быть легкодоступное место. Не провоцируйте ребенка.
  • Подросток должен понимать, что есть вещи, принадлежащие лично каждому члену семьи. То есть необходимо установить границы собственности: чем ты можешь распоряжаться по своему усмотрению (дарить, обменивать), а чем — нет (в том числе вещами общего пользования).
  • Установите и соблюдайте договоренность о выдаче регулярных сумм на карманные расходы.
  • Старайтесь понимать и по возможности удовлетворять разумные потребности ребенка или подростка (популярная в среде сверстников одежда, экипировка, техника и т. д.). Если не можете совершить покупку сейчас — договоритесь о более далекой перспективе или о том, что можно сделать самому: научиться шить, вязать, где-то подработать, чтобы оплатить хотя бы часть покупки.
  • Иногда родители, сами того не осознавая, формируют у детей неадекватные установки по отношению к воровству. Например: «Вот наш сосед: воровал годами с производства — и живет теперь припеваючи», «Работаешь честно, надрываешься — а что толку?» и т.д. Хочется верить, что это не про вас.

Что делать можно и нужно?

​​​​​​​Если ваш ребенок ворует, вы должны это пресечь — но только если вы абсолютно уверены в фактах. Ничто не ранит тяжелее, чем несправедливое обвинение. Если не уверены — промолчите, проверьте еще раз. Начинайте разговор только тогда, когда сомнений нет никаких и доказательства — очевидны.

Если кража — первая, если воровство еще не стало традицией, не называйте его вором и не торопитесь предсказывать ему недалекое уголовное будущее. Сказать «Мне стыдно за тебя», «Никому из родителей не приходится так краснеть», «Мой сын не мог так поступить» и тому подобное — можно, если от вас это прозвучит честно и вы не говорите это и так каждый день. В любом случае не напоминайте ребенку о случившемся, если он совершил другой проступок, не имеющий отношения к кражам.

Воровство подростка — ситуация очень непростая, поскольку причин может быть множество, да и родители могут не все. Перечислим основные причины.

Импульсивность, неумение сдерживать свои желания и порывы — это бывает, но не часто. У малыша не старше шести-семи лет такое поведение объяснимо — еще не сформирована произвольность поведения, а вот у подростка настоящая импульсивность наблюдается гораздо реже, и чаще на фоне задержки интеллектуального и психического развития. Если действительно подросток совсем не умеет контролировать себя — к сожалению, это к психиатру.

Клептомания . Эта та же импульсивность, но узконаправленная, только в отношении «украсть». Клептомания квалифицируется как психическое заболевание, при этом на самом деле истинных клептоманов очень мало. Американские специалисты утверждают, что среди взрослых людей больных клептоманией около 5 процентов, да и то половина из них симулирует это отклонение. Среди детей их и того меньше.

Если вам кажется, что кража совершилась импульсивно и, скорее всего, непреднамеренно — реагируйте сразу, однозначно негативно, с осуждением произошедшего и возвратом похищенного. Обычно сама процедура выяснения и возвращения похищенного достаточно тяжела для ребенка, а вот бить (физические наказания) — как правило, бесполезно. Что полезно — это контроль, приучение к дисциплине и ответственности за свои поступки, всегда стоит подумать об окружении подростка. Влияние друзей нередко бывает сильнее влияния родителей, следите за этим.

Стремление привлечь к себе внимание родителей . Например, если в семье не до него — родители близки к разводу, постоянно заняты на работе и т. д. Обычно в таких случаях пропажи денег или вещей быстро обнаруживаются. Нередко за этим следует громкое разбирательство, скандал. То есть цель «воришки» достигнута — получена немалая порция родительского внимания. Даже такая реакция устраивает ребенка больше, чем недостаток тепла или полная отстраненность.

Что делать в такой ситуации? Меньше внимания уделить самому факту воровства (не игнорируя его), гораздо больше — восстановлению утраченных теплых отношений с ребенком. Возможна даже совершенно неожиданная реакция — похвалить за какие-то успехи или сделать сыну или дочери подарок. Не исключено, что если они и не признаются в краже, то, во всяком случае, испытают неловкость и стыд.

Ребенок крадет, чтобы купить расположение сверстников . Он надеется деньгами либо завоевать внимание других детей (если его не замечают), либо откупиться, если его третируют в детском коллективе.

Что делать? Решать вопрос со сверстниками, если вы это умеете. Помочь ребенку установить контакты с ребятами, помочь найти ему нормальных друзей, сверстников со сходными интересами, создать им условия для общения дома. Если в классе ребенка не принимают, а то и прямо третируют, требуют от него денег — попробуйте обратиться к школьному психологу или меняйте школу. Не исключены и случаи вымогательства у ребенка или подростка денег, вещей сверстниками или ребятами постарше. Здесь необходимы правовые меры. Трудность в том, что подростки рассказывать об этом боятся, и готовы рассказать только в том случае, если уверены, что вы помочь действительно сможете. А вы сможете?

Самоутверждение . Бывает, что подростку хочется доказать себе и всем, особенно сверстникам, что он сильная личность и ему на всех плевать: «Смотрите, какой я храбрый, ловкий, плевать хотел на запреты». Для хорошего психолога эта ситуация простая, для обычного родителя — трудная. Если не знаете, что тут делать — ищите хорошего психолога.

Месть или протест . Если вы подростка достали и задолбали своим контролем и несправедливость, он может протестовать и мстить вам и таким образом. Что делать? Садиться и долго разговаривать. Разработать семейный кодекс, который будет справедливым, и соблюдать его всем.

Общая невоспитанность . Сюда входит многое: безразличие и неуважение к родителям, отсутствие уважение к окружающим людям и взрослым в частности. сюда же — отсутствие у родителей авторитета. Ребенок крадет, потому что деньги ему нужны, а до остального и до остальных ему дела нет. Людей он не уважает, родителей не любит. Такое, к сожалению, бывает. В этом случае бессмысленно решать конкретную проблему воровства, потому что проблема — более общая. Пока прячьте деньги, чтобы не воровал дальше, и думайте.

Вопрос первый: может быть, сменить модель воспитания? Воровство чаще начинается на фоне моделей «Узкий коридор, железные рукавицы», «Минное поле в тумане» и «Чисто поле, лес густой», а варианты «Просторный дом», тем более «Просторный дом с линией развития» воровство практически исключают.

Второй вопрос: может быть кто-то вместо вас сможет повлиять на ребенка лучше?

Подумайте об этом серьезно. Если речь идет о сыне, самое простое и доступное решение — отдать сына в кадетское училище. Там его воспитают нормально, за вас все сделают. Люди с деньгами в подобных случаях отсылают своих детей на учебу за рубеж: там обстановка такая, что воровать нереально, а окружение достойное. Понятно, что это очень дорого. Некоторые родители договариваются и посылают на лето детей в Китеж — иногда помогает. Если подросток с хорошей головой, а кражи скорее странная случайность — можно попробовать привести подростка в Синтон или приехать с ним на летние лагеря Синтона в Мещеру. Резкая смена обстановка и новое окружение ярких и разумных людей иногда может переломить ситуацию.

Если смена окружения не помогла, обращайтесь в полицию: пишите заявление. Важно: появление в доме инспектора по делам несовершеннолетних обязательно нужно правильно обставить. Пусть инспектор придет сам, без родителей, и скажет ребенку, что видел, как тот покупал себе что-то в магазине. Ребенок не должен знать, что милиционер пришел по просьбе родителей, иначе он воспримет это как предательство со стороны родственников. Воспитательный эффект от такого посещения, как правило, оказывается внушительным. Форма сильно действует на воришек,

Третье — подсказка под названием «Общая голодовка» для несложных случаев. Эта подсказка помогает не всегда, а только там, где родители и родственники для подростка все-таки уважаемые и близкие люди. Такое бывает: да, ворует, но родителей при этом любит, бабушек-дедушек и других родственником — ценит. Так вот, за каждый случай воровства родители и родственники делают себе день голодовки. Точнее — так. Не важно, доказано воровство или нет (подростки часто уходят в непризнанку), но родители говорят: «Сын (дочь), у нас пропали деньги. Мы не можем утверждать, что это украл ты, но ты должен знать, что в связи с этим завтра у нас будет день голодовки. Голодать будут все, кто считает себя ответственным за факт пропажи денег. Голодаем мы, как родители, к нам присоединяется бабушка и дедушка, они очень расстроены случившимся, мы проинформируем о случившимся и других родственников, возможно они тоже присоединятся к нам. Ты — с нами? Конечно, лучше будет, если деньги все-таки найдутся, потому что для бабушки и дедушки голодать целый день тяжело и опасно для здоровья». Не очевидно, что деньги сразу же найдутся, но воровать деньги в следующий раз подростку будет на порядок сложнее.

Четвертое — решение самое трудное и жесткое для самых трудных случаев: «Изоляция». Если подросток находится в жестком и открытом противостоянии ко всем, папы нет, а маму он ни в грош не ставит, тем более если он матери за что-то мстит, то по сути единственный вариант — радикально сменить место жительства, уехать далеко, чтобы у подростка разорвались все прежние связи, и поставить его перед выбором: или сбегай от мамы в никуда (наверное, в открытый криминал), либо налаживай отношения с мамой, если хочешь, чтобы она тебя хотя бы кормила.

Размышляя о вариантах решения, всегда полезно обратиться к психологу за консультацией. Консультации хорошего психолога тоже стоят приличных денег, особенно с учетом, что разовая консультация тут едва ли поможет, нужно многое менять в самой семье, но ведь дело не столько в деньгах, сколько в беспокойстве о том, как сложится жизнь у наших детей.

В любом случае стоит помнить, что в нормальных семьях в подавляющем числе случаев подростковое воровство к годам 20 проходит само. Это не значит, что ничего не нужно делать, но и дергаться сверх меры — тоже лишне. Думайте в большей степени о том, чем живет ваш уже почти взрослый ребенок, к чему он стремится, что ему важно и дорого. Думайте — о перспективах!

Каждая мама обязана знать:  Как говорить с ребенком про победу
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация