Взаимоотношения со старшим поколением в семье


7.2. Особенности взаимодействия поколений в семье

Взаимодействие поколений в современной российской семье осложняется кризисом, затронувшим экономику, политику, культуру, социальную сферу. В условиях постсоветской трансформации общество аномично: многие старые социальные нормы отвергнуты, но новые еще полностью не сформированы. Старшее поколение оказалось в положении, когда передача материального и духовного наследия преемникам практически отсутствует. Среди молодежи нарастает негативное отклоняющееся поведение. Среднее поколение, которое обычно играет роль «буфера» между ними, также не имеет устойчивого социального статуса. Воспитание молодежи полностью передано на усмотрение семей, среди которых есть те, кто не готов к этому. Многие родители склонны перекладывать ответственность за межпоколенческие отношения па школу, СМИ и другие социальные институты, а значит самоустраняться от разрешения противоречий с детьми. Это и многое другое создает достаточно много предпосылок к обострению межпоколенческих отношений в семье.

Проведенные эмпирические исследования [1] позволили выявить установки людей на то, какими должны быть взаимоотношения поколений в современной семье (см. табл. 3).

Установки, какими должны быть отношения между поколениями в семье

Распределение ответов в среднем и по возрастным группам, % к числу опрошенных, всего 1200 человек

Молодежь 14-30 лет

Среднее поколение 31-55 лет

Люди старше 55 лет

В семье необходима взаимопомощь поколений, даже если они живут отдельно друг от друга

Младшим необходимо прислушиваться к советам старших, но необязательно во всем им следовать

Старшие должны уважать мнение молодою поколения

Отношения в семье зависят не от возраста, а от личных качеств родственников

Отношения между поколениями в семье должны быть равноправными

Все силы надо вложить в своих детей

Взаимоотношения в семье зависят от конкретной ситуации, обстоятельств

Младшие всегда должны подчиняться старшим

Каждый (родители, дети, внуки) должен жить, как он хочет

Примечание. Респондентам можно было выбрать несколько ответов, поэтому сумма превышает 100%.

Для взаимодействия необходимо совпадение взаимных ожиданий субъектов. Люди часто называют такое положение в семье взаимопониманием. Оно достигается обычно тогда, когда индивидам знакомы и ясны интересы друг друга. Насколько родители и дети понимают и готовы поддерживать ценности и нормы друг друга, показано в табл. 4. Заметим, что в табл. 4 не представлены мнения возрастной группы старше 55 лет, так как у многих из них родители умерли, поэтому их ответы трудно сопоставимы с ответами более молодых.

Отношение детей к интересам родителей

Распределение ответов детей разного возраста, % от совокупности опрошенных, всего 1200 человек

Я хорошо понимаю и разделяю интересы моих родителей

Интересы родителей мне понятны, но не все из них я разделяю

Не всегда понимаю родителей, но готов (-а) поддержать любые их интересы

Интересы родителей мне чужды и непонятны

Примечание. Респондентам можно было выбрать несколько ответов, поэтому сумма превышает 100%.

Как видно из табл. 4, большинство людей (67,9%) понимают интересы своих родителей, но не все разделяют. Кроме того, степень понимания и поддержки родительских убеждений поколением детей колеблется в зависимости от возраста.

Несомненно, для оптимального взаимодействия в семье необходима встречная готовность родителей к пониманию и поддержке своих детей. Выявленное отношение старших к интересам младшего поколения представлено в табл. 5. Возрастная группа моложе 31 года не учитывалась вследствие того, что не имеет детей или же они очень маленькие.

Отношение родителей к интересам детей

Распределение ответов родителей разного возраста, % от совокупности опрошенных, всего 1200 человек

76 лет и старше

Я хорошо понимаю и разделяю интересы моих детей

Интересы детей мне понятны, но не все из них я разделяю

Своих детей не всегда понимаю, но готов (-а) поддержать их интересы

Интересы моих детей мне чужды и непонятны

Примечание. Респондентам можно было выбрать несколько ответов, поэтому сумма превышает 100%.

Судя по данным табл. 4 и 5, степень взаимопонимания родителей и детей (когда им близки ценности и нормы друг друга) достаточно высока. Например, 50,5% детей хорошо понимают своих родителей и разделяют их интересы, и 50,1% родителей так же относятся к своим детям. Лишь для 4,2% детей чужды воззрения родителей и 6,4% респондентов не воспринимают взглядов своих детей. Однако в случае непонимания позиций другой стороны старшие проявляют больше уступчивости: 47,1% родителей готовы в такой ситуации поддержать своих детей, но среди детей готовность к поддержке выразили уже 37,7%.

  • [1] В 2008 г. автором было опрошено 1200 человек, из них 72% – жители г. Москва, 28% – Московской области. Выборка квотная по полу и возрасту: в ней представлены мужчины (48%) и женщины (52%) трех возрастных групп: молодежь 14–30 лет (31%), среднее поколение 31–55 лет (35%), люди в возрасте 56 лет и старше (34%). Состоят в браке 49% респондентов; холостых и незамужних в выборке 28%; вдовцов и вдов 9%; разведенных 8%; в незарегистрированном «гражданском» браке живут 6% опрошенных. Бездетных респондентов 31%; однодетных 25%; двудетных 34%; многодетных с гремя и более детьми 10%. Внуков имеют 36% опрошенных. В выборке представлены служащие (24%), пенсионеры (23%), студенты и учащиеся (21%), рабочие (12%), руководители государственных и негосударственных организаций (9%), работники коммерции (7%), а также домохозяйки и безработные (4%). Среди опрошенных преобладают русские, православные христиане (66%). Исследование осуществлено при поддержке Программы Президента РФ (проект МК-4433.2007.6).

Взаимоотношение поколений

Одна из главных особенностей подросткового и раннего юношеского возраста — смена значимых лиц и перестройка взаимоотношений со взрослыми.

Одной из самых важных потребностей переходного возраста становится потребность в освобождении от контроля и опеки родителей, учителей, старших вообще, а также от установленных ими правил и порядков.

Психология юношеского возраста тесно связана с проблемой «отцов и детей», преемственности и конфликта поколений. В известном смысле эта проблема является вечной.

Однако слово «поколение» многозначно. Оно обозначает:

  1. генерацию, звено в цепи происхождения от общего предка;
  2. возрастно-однородную группу, когорту сверстников, родившихся в одно и тоже время и образующих определенный слой населения;
  3. условный отрезок времени, в течение которого живет и активно действует данное поколение;
  4. современников-людей, сформировавшихся в определенных исторических условиях, под влиянием каких-то значительных событий и объединенных общностью исторической судьбы и переживаний.

В общем виде можно сказать, что чем выше темп исторического развития, чем больше социально значимых изменений осуществляется в единицу времени, тем заметнее различия между поколениями. Поэтому сложнее механизмы преемственности, передачи культуры от старших к младшим и тем избирательнее отношение младших к своему социальному и культурному наследию.

Взаимоотношения поколений никогда и нигде не могут быть абсолютно равными, симметричными. Старшие обучают и воспитывают младших, приобщают их к унаследованной от прошлого культуре и в дальнейшем передают им это наследие.

Ускорение технического и социального развития делает опору на опыт прежних поколений недостаточной. Конфигуративная культура переносит центр тяжести с прошлого на современность. Она ориентируется не столько на старших, сколько на современников, равных по возрасту и опыту. В воспитании влияние родителей уравновешивается и перевешивается влиянием сверстников и т. д. Это совпадает с изменением структуры семьи, превращающейся из «большой семьи» в нуклеарную, состоящую из супружеской пары и ее потомства. Отсюда — растущее значение юношеских групп, появление особой молодежной субкультуры и всякого рода межпоколенных конфликтов.

В наши дни темп развития стал настолько быстрым, что прошлый опыт не только недостаточен, но зачастую даже вреден, мешая смелым и прогрессивным подходам к новым, небывалым обстоятельствам.


Раньше старый мог сказать юноше: «Ты должен слушаться меня, ибо я был молодым, а ты не был старым, поэтому я лучше тебя все знаю». Сегодня он может услышать в ответ: «Но вы никогда не были молоды в тех условиях, в которых нам предстоит жить, поэтому ваш опыт для нас бесполезен». Этим Мид объясняет и молодежную «контркультуру», и студенческие волнения в США.

Степень сходства и преемственности поколений неодинакова в разных областях жизнедеятельности. В сфере потребительских ориентаций, досуга, художественных вкусов, сексуальной морали, расхождения между родителями и детьми, старшими и младшими вообще, как правило, значительно больше, чем в главных социальных ценностях. Молодежь всегда хочет отличаться от старших, и легче всего сделать это с помощью внешних аксессуаров. Одна из функций молодежной моды и жаргона, часто шокирует консервативных отцов. С их помощью подростки и юноши маркируют, отличают «своих» от «чужих». Скажем в сфере музыкальных увлечений уже между 15-17-летними и 20-23-летними существуют большие различия; они ориентируются на разную музыку, а в других областях культуры их вкусы могут совпадать.

Каждая мама обязана знать:  Ничего на свете лучше нету Сергей Галанин и гр

Современных подростков не без основания упрекают в том, что их эмоциональная раскованность иногда перерастает в нравственную распущенность.

Стиль воспитания детей, его цели, методы, достижения и неудачи нельзя понять вне целостного образа жизни и культуры народа, общества. Здесь далеко не все зависит от свободного усмотрения.

Из факторов социализации самым важным н влиятельным была и остается родительская семья как первичная ячейка общества, влияние которой ребенок испытывает раньше всего, когда он наиболее восприимчив. Семейные условия, включая социальное положение, род занятий, материальный уровень и уровень образования родителей, в значительной мере предопределяют жизненный путь ребенка. Кроме сознательного, целенаправленного воспитания, которое дают ему родители, на ребенка воздействует вся внутрисемейная атмосфера, причем эффект этого воздействия накапливается с возрастом, преломляясь в структуре личности.

Помимо образовательного уровня родителей, сильно влияет на судьбу подростков и юношей состав семьи и характер взаимоотношений между ее членами. Неблагоприятные семейные условия характерны для подавляющего большинства так называемых трудных подростков.

Значительное влияние на личность подростков оказывает стиль его взаимоотношений с родителями, который лишь отчасти обусловлен их социальным положением.

Существует несколько относительно автономных психологических механизмов, посредством которых родители влияют на своих детей:

  • подкрепление: поощряя поведение, которое взрослые считают правильным, и наказывая за нарушение установленных правил, родители внедряют в сознание ребенка определенную систему норм, соблюдение которых постепенно становится для ребенка привычкой и внутренней потребностью.
  • идентификация: ребенок подражает родителям, ориентируется на их пример, старается стать таким же, как они.
  • понимание: зная внутренний мир ребенка и чутко откликаясь на его проблемы, родители тем самым формируют его самосознание и коммуникативные качества.

Семейная социализация не сводится к непосредственному «парному» взаимодействию ребенка с родителями. Так, эффект идентификации может быть нейтрализован встречной ролевой взаимодополнительностью: например, в семье, где оба родителя умеют очень хорошо вести хозяйство, ребенок может и не выработать этих способностей, так как, хотя у него перед глазами хороший образец, семья не нуждается в проявлении этих качеств ;напротив, в семье, где мать бесхозяйственна, эту роль может взять на себя старшая дочь. Не менее важен механизм психологического противодействия: юноша, свободу которого жестко ограничивают, может выработать повышенную тягу к самостоятельности, а тот, кому все разрешают, вырасти независимым.

Вместе с тем весьма важны социальный тон семейных взаимоотношений поколений и преобладающий в семье тип контроля и дисциплины.

Эмоциональный тон отношений между родителями и детьми психологи представляют в виде шкалы на одном полюсе который стоят максимально близкие, теплые, доброжелательные отношения, а на другом — далекие, холодные и враждебные. В первом случае основными средствами воспитания являются внимание и поощрение, во втором — строгость и наказание. Множество исследований доказывают преимущество первого подхода. Ребенок, лишенный сильных и недвусмысленных доказательств родительской любви, имеет меньше шансов на высокое самоуважение, теплые и дружественные отношения с другими людьми и устойчивый положительный образ «Я». Изучение юношей и взрослых, страдающих психофизиологическими и психосоматическими нарушениями, невротическими расстройствами, трудностями в общении, умственной деятельности или учебе, показывает, что все эти явления значительно чаще наблюдаются у тех, кому в детстве недоставало родительского внимания и тепла. Недоброжелательность или невнимание со стороны родителей вызывает неосознанную взаимную враждебность у детей. Эта враждебность может проявляться как явно, по отношению к самим родителям, так и скрытно. Безотчетная, немотивированная жестокость, проявляемая некоторыми подростками и юношами по отношению к посторонним людям, не сделавшим им ничего плохого, нередко оказывается именно следствием детских переживаний. Если же эта бессильная агрессия направляется внутрь, она дает низкое самоуважение, чувства вины, тревоги и т. д.

Наилучшие взаимоотношения старшеклассников с родителями складываются обычно тогда, когда родители придерживаются демократического стиля воспитания. Этот стиль в наибольшей степени способствует воспитанию самостоятельности, активности, инициативы и социальной ответственности.

Крайние типы отношений, все равно, идут ли они в сторону авторитарности или либеральной всетерпимости, дают плохие результаты. Авторитарный стиль вызывает у детей отчуждение от родителей, чувства своей незначительности и нежеланности в семье. Родительские требования, если они кажутся необоснованными, вызывают либо протест и агрессию, либо привычную апатию и пассивность. Перегиб в сторону всетерпимости вызывает у подростка ощущение, что родителям нет до него дела. Кроме того, пассивные, незаинтересованные родители не могут быть предметом подражания и идентификации, а другие влияния — школы, сверстников, средств массовой коммуникации — часто не могут восполнить этот пробел, оставляя ребенка без надлежащего руководства и ориентации в сложном и меняющемся мире. Ослабление родительского начала способствует формированию личности со слабым «Я».

Переходный возраст — период эмансипации ребенка от родителей. Процесс этот является сложным и многомерным. Эмансипация может быть эмоциональной, показывающей, насколько значим для юноши эмоциональный контакт с родителями по сравнению с привязанностями к другим людям, поведенческой, проявляющейся в том, насколько жестко родители регулируют поведение сына или дочери или нормативной, показывающей, ориентируется ли юноша на те же нормы и ценности, что и его родители, или на какие-то другие.

Рост самостоятельности ограничивает функции родительской власти. К старшим классам поведенческая автономия уже весьма велика: старшеклассник самостоятельно распределяет свое время, выбирает друзей, способы досуга и т. д. В семьях с более или менее авторитарным укладом эта автономизация иногда вызывает острые конфликты.

Добиваясь расширения своих прав, старшеклассники нередко предъявляют к родителям завышенные требования, в том числе и материальные.

Степень идентификации с родителями в юности меньше, чем в детстве. Разумеется, хорошие родители остаются для старшеклассника важным эталоном поведения.

Однако, родительский пример уже не воспринимается так абсолютно и некритично, как в детстве. У старшеклассника есть и другие авторитеты, кроме родителей. Чем старше ребенок, тем вероятнее, что идеалы он черпает не только из ближайшего окружения, но и из более широкого круга лиц.

В психолого-педагогической литературе широко дебатируется вопрос о мере сравнительного влияния на подростков родителей и сверстников. Однако на него не может быть однозначного ответа. Общая закономерность состоит в том, что чем хуже отношения подростка со взрослыми, тем чаще он будет общаться со сверстниками, тем выше его зависимость от сверстников и тем автономнее будет это общение от взрослых.

Но влияние родителей и сверстников не всегда противоположны, чаще они бывают взаимодополнительными.

«Значимость» для юношей и девушек их родителей и сверстников принципиально неодинакова в разных сферах деятельности. Наибольшая автономия от родителей при ориентации на сверстников наблюдается в сфере досуга, развлечений, свободного общения, потребительских ориентаций.

Больше всего старшеклассникам хотелось бы видеть в родителях друзей и советчиков. При всей их тяге к самостоятельности, юноши и девушки остро нуждаются в жизненном опыте и помощи старших. Многие волнующие проблемы они вообще не могут обсуждать со сверстниками, так как мешает самолюбие.

Однако, взаимоотношения старшеклассников с родителями часто обременены конфликтами и их взаимопонимание оставляет желать лучшего.

«Мне уже 17 лет, а с мамой мы еще ни разу не говорили по душам. Я бы даже рассказала все, что меня волнует, любой другой женщине».

При исследовании юношеской дружбы было специально зафиксировано как оценивают школьники с 7 по 10 класс уровень понимания со стороны родителей, легкости общения и собственную откровенность с ними. Оказалось, что по всем этим показателям родители уступают друзьям — сверстникам опрошенных и что степень психологической близости с родителями резко снижается от 7 к 9 классу.

Причина этого коренится прежде всего в психологии взрослых, родителей, не желающих замечать изменение внутреннего мира подростка и юноши.

Понять скрытого человека можно только при условии уважения к нам нему, приняв его как некую автономную реальность. Самая распространенная (и совершенно справедливая!) жалоба юношей и девушек на родителей: «Они меня не слушают!» Спешка, неумение, нежелание выслушать, понять то, что происходит в сложном юношеском мире, постараться взглянуть на проблему глазами сына или дочери, самодовольная уверенность в непогрешимости своего жизненного опыта — вот что в первую очередь создает психологический барьер между родителями и растущими детьми.

Группу московских десятиклассников просили оценить себя по различным качествам (доброта, общительность, смелость, самообладание, уверенность в себе и т.д.) по пятибалльной системе, а затем предсказать, как их оценят по той же системе родители, друзья и одноклассники (И. С. Кон и В. А. Лосенков). После этого приглашенных в школу отцов и матерей также попросили оценить качества своих детей и предсказать их самооценки. Уже первые пробы показали, что дети гораздо точнее представляют себе, как их оценят родители, чем родители — юношеские самооценки. Подобный результат получил и французский психолог Р. Томе. Наиболее вдумчивых родителей задача представить себе самооценку своего отпрыска, т. е. как бы «влезть в его шкуру», очень заинтересовала, но показалась им трудной. А некоторые родители даже не могли понять задание: «Что значит — оценить качества сына так, как он сам их оценивает? Я лучше знаю, каков он не самом деле». Даже добросовестно пытаясь стать на точку зрения сына или дочери, некоторые родители оказались неспособными отрешиться от собственных суждений: то, что им кажется самооценкой сына, есть на самом деле родительская оценка его качеств. Это значит, что самосознание ребенка, его «Я» родителям не известно. А это серьезно затрудняет понимание детей: юношей и девушек.

Каждая мама обязана знать:  Насилие в семье

В другом исследовании отношения старшеклассников с родителями изучались с точки зрения доверительности общения со стороны старшеклассников, информационного содержания общения, внимания, проявляемого детьми к делам и жизни родителей, и авторитетности мнений родителей для старшеклассников. Было опрошено 140 московских семей, причем дети и родители опрашивались отдельно. Выяснилось, что старшеклассники, независимо от пола, более откровенны с матерью, нежели с отцом, чаще обращаются к ней за советом и более сочувственно относятся к ней. Отцы имеют преимущество только в «информационной сфере», когда речь идет о политике и спортивных событиях.

Бросается в глаза также резко выраженная асимметричность интересов детей и родителей: родители проявляют внимание ко всем сторонам жизни детей, тогда как дети мало интересуются жизнью и производственным трудом родителей. Особенно отчетливо это проявляется в общении с отцами: дети редко расспрашивают их о служебных делах, годах детства и юности и т. д.

Отношения детей и родителей асимметричны, неравноправны. Многие родители, привыкнув распоряжаться детьми, болезненно переживают ослабление своей власти. Кроме того, действуют определенные культурные запреты. Например, у нас не принято обсуждать сексуальные проблемы с представителями других возрастных групп, это делается только со сверстниками. В результате важнейшая сфера интимных переживаний подростка из общения с родителями «изымается». При опросе 402 пар молодых москвичей, подавших заявление о вступлении в брак, 85% невест и 80% женихов сказали, что никогда не обсуждали с отцами проблемы брака и семьи (с матерями соответственно — 35% и 63%). Чрезвычайно важные для переходного возраста и ранней юности темы — «этапы полового созревания» и «интимные отношения» — занимают последние места в разговорах с родителями.

Но если о том, что больше всего волнует, говорить невозможно, общение неизбежно принимает формальный, рутинный характер. Обе стороны чувствуют возникший между ними барьер, страдают от этого, но сделать ничего не могут. Чем больше родители «нажимают» на поведение, успеваемость и прочие формально-ролевые (хотя, безусловно, важные) аспекты жизни детей, тем суше казеннее, регламентированнее становятся их взаимоотношения.

Юноши невнимательны к родителям вследствие своего возрастного эгоцентризма. Поглощенные собой, они видят своих родителей только в каких-то определенных и подчас не самых привлекательных ипостасях, разбить которые может только новая информация, высвечивающая привычный образ «предка» с какой-то неожиданной стороны. А родители ждут от выросших детей тепла и понимания и вместе с тем смертельно боятся обнаружить свои человеческие слабости, которые детям давно известны.

В любящих душах родителей живет иллюзия, что они нужны выросшим детям в том же самом качестве, что и в раннем детстве. Но в этой установке — источник постоянных конфликтов. И здесь особенно трудно приходится отцам. Конфликт поколений не случайно формулировался как столкновение отца и сына. Не касаясь психологической теории Эдипова комплекса, распространенность таких конфликтов можно объяснить, с одной стороны, социальными причинами (эмансипация от отцовской власти, борьба сына за право самостоятельно выбирать жизненный путь), а с другой — психологическими (жесткость и инструментальность мужского характера, затрудняющие взаимопонимание и компромиссы).

Сегодня отцовская роль стала особенно сложной и проблематичной. Во многих семьях отцы вообще отсутствуют, их влияние на детей большей частью ниже, чем влияние матерей. По мнению опрошенных В. Д. Поповым уфимских школьников, свыше трети их отцов практически не занимаются домашними бытовыми делами, две трети отцов не помогают детям в учебе, не обсуждают с ними книг, фильмов, телепередач. Отвечая на вопрос: «С кем ты делишься своими секретами?» — дети, начиная с пятого класса, ставят на первое место друзей, затем идут матери, бабушки, последнее место — отцы. В некоторых семьях единственная форма общения отцов с детьми — совместный просмотр телепередач, после чего семья тихо отходит ко сну. Сравнительно редко наблюдается и психологическая близость с отцами.

Отцовские чувства и отцовская роль сами требуют определенного воспитания и обучения. В старом патриархальном обществе, на нормы которого мы все еще невольно ориентируемся, учиться отцовству не было необходимости. Будь сильным и преуспевающим мужчиной в обществе, и все остальное — благоустроенный дом, уважение окружающих, послушная жена и дети — появится автоматически. Возиться с детьми и разводить «нежности телячьи» — не мужское дело. Такова была господствующая установка, и, хотя, очень многие мужчины чувствовали себя в этом мире неуютно и испытывали дефицит эмоционального тепла и интимности, это не воспринималось как социальная проблема.

Сегодня положение резко изменилось. Раскрепощение женщин и другие процессы лишили мужчин их привилегированного положения. Чтобы иметь душевное спокойствие и авторитет в семье, мужчина должен обладать рядом тонких психологических свойств, которые никогда не входили в традиционный стереотип маскулинности, чуткостью, внимательностью, отзывчивостью и т. д. Их недостаток болезненно сказывается на психике и здоровье мужчин. Равняясь на систему ценностей, принятых в обществе сверстников, мальчики-подростки старательно искореняют в себе эти якобы «женские» качества, а став взрослыми, обнаруживают, что не в состоянии выразить волнующие их переживания. Броня, которой подросток окружил себя в порядке самозащиты, превращается в тюрьму, из которой взрослый мужчина не может освободиться. В том, что касается выражения эмоций, «настоящий мужчина» напоминает порой собаку из поговорки: все понимает, а сказать не может. По уровню душевного самораскрытия мужчины существенно уступают женщинам, и это остро проявляется в семье и отношениях с детьми. Поэтому, вовлекая отцов в дело воспитания, школа должна одновременно оказывать им необходимую психологическую помощь.

Взаимоотношения молодой семьи со старшим поколением

Ваши взаимоотношения со старшим поколением стройте на основе только одного принципа — сотрудничества и взаимопомощи, а если не получается, то по крайней мере по схеме своеобразного мирного сосуществования. Постарайтесь тактично, но чётко вписаться в новый для вас семейный уклад, разобравшись и определив степень и характер вашего участия в домашнем труде и семейной экономике — до конкретных обязанностей и сумм. Сделайте для себя непреложным выполнение всех шести правил бесконфликтных взаимоотношений, которые приведены во второй главе этой книги. В особенности ни под каким видом (даже из самых лучших побуждений) не пытайтесь перевоспитать представителей старшего поколения, перекраивая их по своему образу и подобию. Затея эта заранее обречена на провал, ибо с возрастом мы становимся всё более консервативными и всё сильнее держимся за выдержавшие проверку временем убеждения (будет лучше, если вы станете перевоспитывать, восхищаясь несуществующими достоинствами). Старайтесь не выпячивать, а, наоборот, всячески затушёвывать наличествующие между вами различия в представлениях. Помогайте старшим во всём, ибо только это может дать вам право рассчитывать на их ответную помощь и поддержку. Однако достаточно чётко определите границы вмешательства родителей в жизнь вашей семьи и мягко доведите это до их сведения. И ещё одно: попробуйте называть родителей другого супруга мамой и папой.— во многих случаях такое открытое признание их способно растопить даже всерьёз заледеневшие сердца (если, конечно, этому не будет мешать то другое, о чём написано выше).

И ещё один момент: ваши супружеские взаимоотношения обязаны быть дополнены ещё большей помощью и взаимоподдержкой. Ваша супруга должна всячески облегчать вам сложности адаптации к тёще и смягчать все случаи несогласий. Ну а если вы живёте у своей матери, то просто обязаны защищать вашу жену от всех возможных нападок свекрови, при необходимости грудью становиться на защиту своего счастья. Здесь есть один нехитрый, но надёжный приём, который очень облегчает процесс «вписывания»: все ляпсусы и недочёты, допущенные второй половиной, кровнородному супругу лучше представлять своими ошибками. При всех же серьёзных конфликтах ему нужно до их перехода в критическую фазу успеть разъединить участников разногласий. Тут лучше всего будет, если вы, мгновенно оценив, кого из участников конфликта легче и проще увести, изымите его из конфликта, например, попросту отозвав в другую комнату. Ежели это не удалось, постарайтесь сбить назревающий конфликт, переключив внимание его участников на что-то приятное и интересное, ну, например, сообщив им, что по телевизору идёт очередная серия детектива, хотя будет лучше, если это приятное и интересное будет на всякий случай заготовлено вами заранее. Не вышло — попытайтесь принять огонь на себя, сообщив родителю, что виноваты-то вы. Если и это не вышло — попытайтесь перевести конфликт в русло «мирных переговоров», задав правила их ведения и делая акцент на разумности и объективности участников. В действительно серьёзных случаях не жалейте сил для защиты спутника своей жизни.

Каждая мама обязана знать:  Практическое руководство для отчаявшихся родителей

Правильнее всего будет, если всё вышесказанное будет вами сделано и отлажено ещё в начальный период вашего супружества, до рождения первенца. Ибо с его появлением в доме подспудно тлеющие разногласия могут разгореться до серьёзного пожара. Не случайно психологи открыто говорят о кризисе первого ребёнка, как об очень серьёзном испытании в жизни любой семьи.

Отношения: конфликты поколений в семье

Отношения поколений — достаточно болезненная тема. Каждый знает это по своей семье. Между разными поколениями существуют неизбежные противоречия. Сначала родители нужны для того, чтобы вырастить отпрысков, дать им навыки, необходимые для жизни, обеспечить тем, что необходимо для их роста и развития. А когда дети становятся взрослыми, они стремятся выйти из под родительского крыла и жить самостоятельно. Но старшие к этому не готовы, потому что они привыкли к роли наставников и опекунов. Как быть?

Психология: старые стереотипы меняются медленнее, чем реалии жизни

Как известно, в семейных отношениях молодое поколение бунтует против родителей. По мнению психологов, это связано с тем, что за последние десятилетия изменился уклад, который до этого царил в семьях. В прежние времена он был патриархальным, авторитет старших был безусловным (вспомним «домострой»). В психологии большинства людей было аксиомой, что представители старшего поколения (родители, бабушки, дедушки) являются знающими и опытными людьми, поэтому их надо беспрекословно слушать.

Сейчас все изменилось. Молодое поколение убеждено, что родители, бабушки, дедушки отстали от жизни (как говорится, «не догоняют»), поэтому молодые не желают прислушиваться к их поучениям.

Такое перераспределение ролей порождает проблемы в семье. От детей, особенно, находящихся в переходном возрасте, родители нередко слышат: «Ты ничего не понимаешь!», «Ты отстал от жизни!», «Сейчас так никто уже не делает» и т. д.

После того, как молодые перешагнут 30-летний возраст и обзаведутся собственными семьями, эта проблема смягчается. Точнее, она переходит в другую фазу: отныне дети не упрекают родителей в том, что те ничего не понимают. Они просто перестают с ними делиться.

Причина: один ребенок

Произошло еще одно изменение в воспитании младшего поколения. Сейчас из ребенка растят эгоцентрика, особенно, если в семье он один. Родители с малых лет стараются его развивать, отдавать во всевозможные кружки. Он лишь недавно научился ходить, а уже посещает занятия музыкой, рисованием, иностранным языком и т. д. Считается, что ребенка необходимо учить всему, чтобы он вырос всесторонне развитой личностью и добился жизненного успеха. Отпрыску постоянно предлагают сделать выбор: «Что тебе нравится? Чего ты больше хочешь?». А раньше было иначе: родители сами выбирали для ребенка то занятие, которое они считали нужным и велели ему им заниматься.

В современных семьях ребенок (особенно, единственный) считает себя самым главным, какой бы возраст у него ни был. Вокруг него крутится вся жизнь семьи. У него сформировалась эгоцентрическая психология. Поэтому, вырастая, он по-прежнему считает себя самым важным. Его трудно убедить, чтобы он прислушивался к мнению родителей. Он по-прежнему говорит им: «Вы ничего не понимаете, поэтому я буду делать так, как я хочу».

Родители не могут служить примером?

Есть еще одна болезненная тема. Разве родители могут внушить чаду, чтобы оно их слушалось, когда они сами порой находятся в конфликте с собственными родителями? Пусть даже этот конфликт скрытый, не выражающийся в бурных сценах. Но ребенок его чувствует, поэтому он на него по-любому влияет. Видя его, он получает модель поведения со старшими, привыкает, что не обязательно прислушиваться к их мнению, ведь папа и мама этого не делают. Получается замкнутый круг: если мама и папа не могут найти общего языка со своими отцом и матерью, какое право они имеют требовать послушания от отпрыска? В психологии семейных отношений все взаимосвязано.

Отношения. со старшим поколением

Со стороны это кажется (да и есть в реале) дико. Вот они, близкие родственники, хорошие люди, всю жизнь работали, дружные, позитивные. Но мы практически с ними не поддерживаем отношений.

История долгая — практически пятидесятилетней давности. Так получилось, что мамину старшую сестру ее родители всегда больше выделяли, а мама была просто еще одним ребенком. Потом родилась дочь у ее сестры и, конечно, первая внучка особенная, любовь, к счастью, сыпалась со всех сторон. Мама в 18 лет влюбилась отца и уехала из дома, переехала к нему, в другой населенный пункт, где они поженились. Вот уже почти 32 года мама живет вдалеке от них. Там же далеко она родила сестру мою и меня. В детстве я очень любила ездить к бабушке с дедушкой, мне казалось, что все здорово. Поступать я поехала в их город, т.к. у нас не было никаких вузов. И тогда у меня стало меняться отношение. Мамина сестра очень не любит меня имою сестру. Я бы даже сказала, не переваривает. Потоу как с самого рождения Кати она маме говорила, что родится черная и картавая дочь. Ан нет, получилась блондинка-синеглазка с чистой речью (в бабушку по отцовой линии она пошла). Я родилась в год с ее младшим сыном. И всегда любила своих сестру и брата. Ну подумаешь, брат был в школе неусидчив, а я отличница… это тоже потом сказалось все на отношении тетки ко мне. Во время поступления (пробовала на бюджет поступать) она мне говорила, что я не поступлю. Поступила. Жила с двоюродной сестрой… суть не важна отношений, но через полгода мы поругались и я переехала к бабушке с дедушкой. У них я прожила чуть больше года. А потом стала снимать комнаты, т.к. с чужими людьми стало проще общаться и договариваться, чем с родными. Да и с будущим мужем я тогда встречалась и хотела с ним много времени проводить. На тот момент маме моей отсылались письма, что я к ним никакого уважения не испытываю и она плохо меня воспитала… мне говорили, что у меня в голове кисель вместо мозгов… за успехи в учебе бабушка говорила -«так и надо. Никаких четверок». Но вот годы прошли, у меня есть сынок. О беременности я им не говорила, т.к. боялась, что будут много негатива говорить. С сестрой моей они вообще не общаются, не интересуются, и ненавидят ее. Со мной и моей семьей — как с малохольными. Вот понимаю, что у нас никогда не будет теплоты в отношениях, что при куче родственников мы с мужем вдвоем воспитываем ребенка и каждый раз радуюсь, что мои нервы в порядке! Пусть кто-то сочтет меня грубой и кинет тапком уважения к старшим, на что я отвечу, что просто невозможно общаться с людьми и понимать, что они, в большей мере из-за отношения тетки, не воспринимают нас даже за людей… и наверное, это самое страшное, когда тебе под 80 лет, а ты как к дерьму относишься к внучкам своей дочери и не понимаешь из-за возрастных изменений, что так будет всегда…

И да, если интересно, я не раз приходила, не раз была настроена на позитив, не раз звонила… но всегда разговоры и встречи сопровождаются унижением моей личности и моей семьи и восхищением семьи моей тетки. Частенько думаю, что хотела бы общаться, но не могу… ну вот и такие бывают семьи

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация