закон о ювенальной юстиции


Содержание

Грядущий закон о Ювенальной юстиции: давайте разбираться!

В конце декабря государственная Дума РФ будет рассматривать в третьем чтении закон о ювенальной юстиции. Тогда как в отдельных интернет-кругах, родительских и православных сообществах перспективы внедрения закона обсуждаются бурно и жарко, проводятся пикеты и акции протеста, основная масса рядовых граждан знает об этом крайне мало. Опрос, проходивший на нашем сайте, демонстрировал поразительные результаты: более 65% респондентов не знают, что такое «ювенальная юстиция» и чего следует ждать от внедрения законопроекта.

Согласно Википедии, ювенальная юстиция – это система государственных органов, осуществляющих правосудие по делам о преступлениях и правонарушениях, совершённых несовершеннолетними, а также государственных и негосударственных структур, проводящих контроль за исправлением и реабилитацией несовершеннолетних преступников и профилактику детской преступности, социальную защиту семьи и прав ребёнка. (с проектом закона можно ознакомиться здесь)

Отец Михаил Зазвонов, руководитель нижегородского православного Центра родовспоможения и детства во имя преподобного Серафима Саровского

Скажите, пожалуйста, каково ваше отношение к внедрению в России Закона о ювенальной юстиции?

Ювенальная юстиция, как явление, существовала всегда. Во все времена был ряд законов, может быть несовершенных, о борьбе с подростковой преступностью, о юридической защите подростков. И во все времена родителей прав лишали. Система защиты прав ребенка в нашей стране существует. Однако она нуждается в изменении и усовершенствовании. Сейчас подростки во многом не защищены. Существует и подростковая порнография, и еще множество всего, с чем надо бороться. Все это нужно осмыслять, в первую очередь, на законном уровне.

Но совсем не значит, что России следует перенимать все и сразу. Россия и Европейские страны очень сильно отличаются друг от друга: и культурой, и уровнем развития, менталитетом. Поэтому для нас внедрение западной модели закона о ювенальной юстиции может иметь катастрофические последствия. Но, как я уже сказал, нашу систему защиты детства надо совершенствовать, поскольку проблем существует очень много: и пьющие родители, которые совсем забыли о своих детях, и просто безответственные и жестокие люди, от действий или бездействия которых страдают дети. Вот именно для недопущения таких проявлений и нужны государственные акты, с помощью которых такие родители будут нести наказание.

Вообще, Запад резко отличается от Востока.

На Западе посторонний не может подойти к ребенку, и его за кудри подергать, даже дружески. Это будет восприниматься и окружающими, и ребенком, как некая агрессия. А мама или папа этого малыша, проявляя свою любовь, могут запросто его потрепать любя. Это нормально, и ребенок этому радуется, и ждет.

На Руси всегда благосостояние ребенка вне семьи не никогда рассматривалось, в отличие от запада. В России во все времена стукнуть по попке ребенка в воспитательных целях — это обычное явление. На Западе за это можно лишиться ребенка. Родители там не могут запретить, наказать. Родители попросту перестают быть для ребенка авторитетом.

От таких моделей, конечно же, надо открещиваться. Хотя, многие юристы, которые сейчас занимаются ювенальными технологиями, говорят, что в России будет все по-иному. Как оно будет – пока не ясно. Ясно только одно, что без контроля общественности такие законы внедрять нельзя.

Важно, чтоб эта ювенальная юстиция не мешала родителям воспитывать детей, не подрывала их авторитет. Нужно доброе выделять, а весь негатив – выкорчевывать, чтобы, как говорится, с водой нам не выплеснуть ребенка. В том смысле, что, запретив полностью ювенальную технологию, самого же ребенка мы можем оставить под угрозой. Надо внимательно рассмотреть все вопросы, связанные с ювенальной юстицией.

Рогачева Оксана, Председатель нижегородской общественной организации «Много деток – хорошо!», член «Ассоциации многодетных семей», обладатель титула «СуперМама-2008», мама 8-х детей

Каково ваше отношение к ювенальной юстиции?

Я против ювенальной юстиции. Во-первых, у нас есть органы, которые призваны привлекать к ответственности родителей, исполняющих ненадлежащий уход за детьми. Зачем нам кормить еще одну организацию, если у нас и так все есть? Может, нам, к примеру, модернизировать работу органов соцзащиты и органов опеки и попечительства?

Если смотреть с других позиций, то все мы прекрасно знаем, что любые органы и люди, работающие в каких-то организациях, они все коррумпированы, они могут злоупотребить своим положением. Любая мать заплатит любые деньги, только чтоб у нее не отобрали ребенка. А придраться можно к любой матери, к любой семье.

Но ведь основная задача ювенальной юстиции, это не отбор детей у родителей, а так называемые ювенальные суды.

А что мешает, предположим, проводить все дела в обычных, уголовных и административных судах?! Что этому мешает? Из кого будут набираться ювенальные судьи? Обучим новых или арендуем за рубежом? Нет! Те же люди и останутся!

Как, по вашему мнению, чем отличается ювенальный суд от обычного?

Вообще, отличие в том, что ювенальный суд рассматривает исключительно дела, касающиеся несовершеннолетних. По идее. Но я не вижу в этом смысла. Мне кажется – это лишняя трата денег.

Что вас пугает в этом законе? Кроме того, что это еще одна лишняя структура, на которую будут тратиться дополнительные деньги?

То, что в принципе этот закон позволяет любым заинтересованным органам непонятно каким образом оказывать влияние на семью, шантажируя семьи тем, что могут в любой момент отобрать детей. Потому что в принципе, в законе не может быть прописано все: сколько апельсинов должно быть в холодильнике, сколько одежды в шкафу, какого сорта колбаса, что значит – «чрезмерная любовь», на какие кружки детям можно ходить, а на какие – нельзя, и что такое психологическое насилие. То, что родители заставляют ребенка учить уроки после 22 часов – это можно тоже расценить, как психологическое насилие. И если я дам своему сыну или дочери затрещину за то, что он или она пришли пьяные, то это тоже будет рассматриваться, как насилие?! В законе это не прописано. Самое страшное будет потом – комментарии к закону. Многие прочитали проект этого закона, и вроде бы как бы на первый взгляд, ничего там жуткого и страшного нет. Вроде бы все для народа и для детей: и профилактика правонарушений, и детишкам будет лучше, если судьи будут отдельно рассматривать их дела. Но. Если мы посмотрим комментарии, и если мы посмотрим практику применения еще не введенного закона, то волосы встают дыбом.

Сколько случаев таких, когда совершенно нормальные семьи лишались детей, и, когда все было сделано для того, чтобы этих детишек из семьи изъять. И, естественно, мы все этого боимся. Если вы хотите как-то улучшить обстановку с детской преступностью, с беспризорниками, за которыми родители не смотрят – есть у нас в стране для этого и органы, и средства, и возможности. Если так плохо работает соцзащита и органы опеки, значит, давайте уволим оттуда всех и наберем новых людей.

Есть ли статистика в областях, в которых применяется ювенальная юстиция об уменьшении количества беспризорных детей? Есть ли результаты по трудным семьям, в которых родители злоупотребляют алкоголем или наркотиками, а дети фактически без присмотра? Есть ли какая-то хорошая статистика? О том, что кому-то помогли, что ребеночка спасли от пьяниц-родителей? Или детей ювеналы забирают только из приличных семей?

Дело в том, что в числе пилотных проектов была и Нижегородская область. У нас улучшилась с этим обстановка? Статистики я не знаю. Но вот эти мальчики, на Московском вокзале, как нюхали клей, так и нюхают. Я могу сказать только то, что ситуация в Нижнем Новгороде никак не изменилась, несмотря на то, что наш город был в числе 20 пилотных регионов. Это – факт. Ну, если бы что-то изменилось, мы бы не видели этих беспризорников, у нас бы не было этих вопиющих случаев, когда гибнут дети из-за того, что ни органы соцзащиты, ни соседи не обращают на них внимания. Ни представители пресловутой ювенальная юстиция.

Основной вопрос, возникающий у меня – ЗАЧЕМ? Что они пытаются решить введением Закона о ювенальной юстиции? Что они хотят изменить? Как заявляют в правительстве, они хотят изменить отношение к детям, снизить количество неблагополучных семей. Но это другими методами делается! Это делается адресной помощью каждой семье, потом это делается опять же с помощью той же соцзащиты и органов опеки, которые должна знать своих «героев» – социально неблагополучные семьи. Это должно быть и повышение пособий, чтобы мама лишний раз не на работу бежала, а осталась дома с ребенком. Это увеличение тех же самых кружков и секций, причем, бесплатных, причем в шаговой доступности. Вот куда деньги-то надо тратить!

Есть неблагополучные семьи, а есть семьи, которые на грани выживания. Они хотели бы быть благополучными, но, в силу своей социальной незащищенности, у них это не получается. Низкий доход, отсутствие жилья и т. д., и т. п. Так давайте им поможем! Только не отнимая у них детей, а предоставив им квартиры, повысив пособия, увеличив заработок, прекратив эту дикую очередь в детские сады. Давайте организуем больше кружков и секций.

Елена Терентьева, консультант по грудному вскармливанию, активист общественной организации «Кораблик Детства», воспитывает полуторагодовалого сына.

Как вы относитесь к возможному введению закона о ювенальной юстиции в России?

Из того, что я читала о ювенальной юстиции, и из того, что есть на сегодняшний день, у меня к ней сложилось негативное отношение. Практика показывает, что тот зарубежный опыт, который мы пытаемся применить в нашей стране, имеет не очень хорошие последствия. Потому что не все, что хорошо на Западе – хорошо для нас, для нашей культуры, для наших традиций.

У нас очень активно продвигается любой западный опыт. И это не есть хорошо. Взять хотя бы образование. Не секрет, что его уровень значительно снизился. Кроме того, сменились жизненные ценности. Сейчас цель многих женщин – не семья и дети, а карьера. И проблема демографии, которая сейчас сложилась в России, на мой взгляд, она, скорее, идеологическая. Проблема – в идее.

Что вас страшит в связи с введением Закона о ювенальной юстиции?

Боюсь того, что мой стиль воспитания ребенка может как-то не понравиться тем органам, которые будут проверять семьи, проверять, как ребенок воспитывается в семье. Если я не попаду под стандарт, то я буду бояться, что могут отнять ребенка.

А вы думаете, в законе прописаны все эти стандарты?

Я, конечно, не специалист, до тонкостей не разбиралась. Но, судя по тому, что бывает в Европе, основания, на которых забирают детей, пусть даже на время, мягко говоря, странные. От этого становится страшно. Потому что в некоторых странах забирают даже на основании того, что слишком сильно любят своего ребенка. Или, например, за то, что мать не дала ребенку сладкого, расценивая это как ущемление прав ребенка. А кто будет устанавливать эти границы? Где воспитание, а где ущемление? Какие люди будут заниматься разработкой нормативов? Это никому не известно. Насколько эти люди адекватны? Есть ли у них свои дети? Кем продвигаются эти люди? Какими организациями?

И, может быть, этот закон хотят ввести с благими намерениями. Но на Западе получилось то, что они сейчас имеют. Я думаю, что у нас будет тоже самое, если не хуже.

Нижегородская область была одной из пилотных областей, где применяли эти законы. Как вы думаете, есть какие-то результаты? Может, стало меньше социально неблагополучных семей?

Если честно, я никаких изменений не заметила.

Многие сторонники ювенальной юстиции говорят, что ничего страшного не будет, что это именно закон, направленный именно на неблагополучных детей, на неблагополучные семьи. Это какие-то карательные меры. То есть, проблема неблагополучных семей таким образом не решается. То есть, детей из таких семей забирают, но меньше-то их не становится. Мне кажется, что проблему надо решать по-другому. В первую очередь нужно понять, почему таких семей много? И затем создать все условия для того, чтоб их становилось меньше. Вот это будет решение проблем. Снизить уровень алкоголизма, повысить уровень социальной защищенности. Вот это будет решение проблемы. А ювенальная юстиция – карательные меры. Они никогда ни к чему хорошему не приводили.

Яна Березина, юрист, директор ООО «СоветникЪ»

Я считаю, что на данном этапе вводить закон о Ювенальной Юстиции нельзя. Пожалуй, самая главная причина для меня, как для юриста – это несоответствие Конституции РФ, и вторая, как для мамы – ребенка надо воспитывать, и надо воспитывать в семье.

Противники ювенальной юстиции утверждают, что она основана на уравнении ребенка в правах со взрослыми. Более того, ребенок даже получает приоритет. Кроме того, нет четких формулировок закона. Исходя из этого можно сделать вывод, что любой родитель – практически преступник. Кроме того, органы опеки и социальной защиты получают практически неограниченные возможности, что может привести и к коррупции, и даже к шантажу.

В Проекте федерального закона № 198484-5 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях обеспечения гарантий прав детей на надлежащее воспитание» предлагается определить принципом государственной политики в интересах детей принцип приоритетности прав и интересов ребенка по отношению к конституционным правам и свободам других категорий граждан (подпункт «а» пункта 2 статьи 1 законопроекта).

Но и Конвенция ООН о правах ребенка, и Конституция РФ не устанавливают приоритетные права ребенка над правами других лиц, включая родителей.

Кроме того, закон о приоритетности прав ребенка над правами других лиц противоречит не только Конституции РФ (часть 1 статья 38) в отношении воспитания детей, но и статье 63 Семейного кодекса РФ, в которой говорится о преимущественном праве родителей по воспитанию детей в кровной семье. (С оговоркой «если это не соответствует обеспечению наилучших интересов ребенка). Причем, определение «наилучшие интересы» — весьма расплывчато.

В мае 2009 г. в Госдуму РФ был внесен на рассмотрение проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» и отдельные законодательные акты РФ в целях обеспечения гарантий прав детей на надлежащее воспитание». Ряд его положений, также вызывает если не тревогу, то, во всяком случае, недоумение.

Так, в статье 1 предлагается дополнить Федеральный закон статьёй 8.1, содержащей законодательные гарантии права ребенка на надлежащее воспитание и заботу. Помимо прочих весьма разумных и нужных прав она предусматривает также права «на доступное и качественное образование, включая дошкольное образование, дополнительное образование, организацию отдыха, досуга и оздоровления»; «на участие в соответствующих его возрасту и уровню развития играх и развлекательных мероприятиях». В этой же статье отмечается: «Право ребенка на заботу включает обеспечение ребенку уровня жизни, необходимого для его физического, психического, социального, духовного и нравственного развития, его материальное содержание, в том числе обеспечение питанием, одеждой, обувью, жильем, а также уход за малолетним ребенком». Все эти формулировки можно трактовать весьма широко – так что при желании обвинить в «ненадлежащем уходе» можно любого родителя – например, того, кто не пустил свое чадо на дискотеку или не может отвести ребенка на дополнительные занятия спортом, танцами и т.п.

В статье 9 предлагается ввести «уголовную ответственность не только за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, как это предусмотрено действующим законодательством (статья 156 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ)), но и за не обеспечение права на образование и защиту прав и законных интересов несовершеннолетнего, либо уходу за ребенком, совершенное родителем, иным законным представителем, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним». Как поясняется в примечании, «под жестоким обращением понимается грубое, пренебрежительное, унижающее человеческое достоинство обращение с несовершеннолетним, включая физическое или психическое насилие над ним».

Данная статья не предусматривает преступления против личности (в данном случае – ребенка), за которые предусмотрена уголовная ответственность по статьям 111-113, 115-118 УК РФ: побои, истязания, причинение вреда здоровью и т. п. Под ее действие попадают не причиняющие вреда здоровью ребенка воспитательные меры. Таким образом за воспитание можно серьезно поплатиться. Закон предусматривает уголовную ответственность. От исправительных работ до 240 часов до лишения свободы сроком до 3 лет. Кроме этих мер, согласно СК РФ одновременно применяются меры по ограничению или лишению родительских прав, а также отобранию детей.

Кроме того, в ст. 8 п. 2 законопроекта предлагается установить административную ответственность за нарушение порядка сообщения сведений о факте нарушения прав и законных интересов несовершеннолетнего, совершенное должностным лицом, гражданином или юридическим лицом, которым стало известно о таком факте в связи с их служебной или профессиональной деятельностью. При этом, законопроектом не предусматривается ответственность государственных органов и организаций и должностных лиц, за необоснованное привлечение родителей к ответственности, что не только создает условия для коррупции, но и оставляет исполнителей этих законов безнаказанными.

Тем не менее, ювенальная юстиция потихоньку внедряется в России. Начнем с того, что не только в школах, но и в детских садах детям активно рассказывают об их правах.

Разрабатывая подобные законы, необходимо в первую очередь узнать мнение граждан: нужен ли такой закон, а если нужен, то в каком виде. И если В той Закона о ювенальной юстиции будет принят в той «размытой» форме, в которой существует сейчас, то это может привести, к неприятным, если даже не сказать трагическим последствиям. Можно смело ожидать и произвола органов ЮЮ, и множество разбитых семей. Надо защищать детей, но не следует для этого вмешиваться в семейные отношения.

Мы надеемся, что мнение широкой российской общественности будет принято во внимание при работе над таким важным документом как закон о ювенальной юстиции.

«Первый снаряд — пошёл!»

В России принят самый настоящий ювенальный закон

Несмотря на то, что Президент России В.В.Путин несколько дней назад в Ростове-на-Дону прямо и однозначно высказался против введения в стране ювенальной юстиции, она упорно и настойчиво проталкивается в стране определёнными силами.

Тихо и незаметно родителям России нанесён серьёзнейший удар. Аккуратно и без лишнего шума принят закон, который уничтожает право родителей на защиту собственного ребёнка.

Это — второй залп. И снова по родителям. Чтобы наверняка, и чтобы уже не поднялись.

И вот, пока одни машут «флагом на рейхстаге», а другие выясняют, кого «тут раньше не стояло», станок, отливающий «боеголовки», набирает обороты, раскаляясь от усердия спешащего мастера.

Вообще-то, этих новых «снарядов» после «победного февраля» в московском Колонном зале Дома союзов, по какой-то дьявольской иронии, снова девять (информация о них — ещё впереди).

И первый «снаряд» из новой обоймы, уже отправившийся в смертельный полёт — «закон о СМИ».

Продвижение закона

Проект N 109392-6 ФЗ О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и статьи 3.5 и 13.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» был принят в первом чтении 11 декабря 2012 года.

К первому чтению законопроект состоял из двух статей, первая из которых гласила:

«дополнить статью 4 (закона «О СМИ») частью 6 следующего содержания:

«Запрещается распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях информации о несовершеннолетних лицах, пострадавших от противоправных действий, позволяющей прямо или косвенно идентифицировать конкретного несовершеннолетнего (включая место совершения противоправных действий или место проживания несовершеннолетнего), в том числе кадров оперативных съемок специализированных служб, на которых могут быть запечатлены несовершеннолетние потерпевшие»;

а вторая — описывала вносимые в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях поправки, определяющие размеры штрафов за нарушение этих положений.

Второе и третье чтение законопроекта состоялось одновременно и поспешно — 22 марта 2013 года.

27 марта 2013 года он был утверждён Советом Федераций.

Вероятно, кто-то очень торопился и боялся осечки.

Как и у пресловутого «закона о гендере», текст законопроекта к этому моменту весьма обогатился: количество самих статей выросло до четырёх, внутри них во множестве появились новые пункты.

И название ФЗ N 109392-6 преобразовалось в новое: «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части ограничения распространения информации о несовершеннолетних, пострадавших в результате противоправных действий (бездействия)».

Суть вносимых законом изменений

В итоговом варианте ФЗ N 109392-6 содержатся следующие юридические понятия и нормы:

— Обозначен признак опасности — «противоправные действия (бездействие)»

— Подробно расписан перечень информации о несовершеннолетнем, запрещённой к распространению: «включая фамилии, имена, отчества, фото- и видеоизображения такого несовершеннолетнего, его родителей и иных законных представителей, дату рождения такого несовершеннолетнего, аудиозапись его голоса, место его жительства или место временного пребывания, место его учебы или работы, иную информацию, позволяющую прямо или косвенно установить личность такого несовершеннолетнего»

— Составлен список «исключений из правил» — тех случаев, когда распространение такой информации осуществляется в целях защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего, пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия):

1) с согласия несовершеннолетнего, достигшего четырнадцатилетнего возраста и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия), и его законного представителя;

2) с согласия законного представителя несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия);

3) без согласия несовершеннолетнего, достигшего четырнадцатилетнего возраста и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия), и (или) законного представителя такого несовершеннолетнего, если получить это согласие невозможно либо если законный представитель такого несовершеннолетнего является подозреваемым или обвиняемым в совершении данных противоправных действий»

— Отдельно указано, что в случае преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, распространение информации допускается в указанных случаях «только в целях расследования преступления, установления лиц, причастных к совершению преступления, розыска пропавших несовершеннолетних в объеме, необходимом для достижения указанных целей, и с соблюдением требований, установленных статьями 161 и 241 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

— Предусмотрены весьма ощутимые штрафы за нарушение закона: «для граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; для должностных лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; для юридических лиц — от четырехсот тысяч до одного миллиона рублей с конфискацией предмета административного правонарушения»

— Предлагаемые нормы вносятся и в иные законы, связанные с передачей и обработкой информации: ФЗ от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и ФЗ от 29 декабря 2010 года N 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»

Что несёт новый закон родителям?

В перечне «информации, о несовершеннолетнем, запрещённой к распространению», помимо сведений о ребёнке стоит: «включая фамилии, имена, отчества, фото- и видеоизображения его (т.е. несовершеннолетнего — от авт.) родителей и иных законных представителей.

Но это — единственный случай во всём законе, когда они там упоминаются.

Далее речь идёт только о «законных представителях».

Хотя и Конституция, и Семейный кодекс ясно и недвусмысленно говорят только о праве и обязанностях родителей по отношению к собственному ребёнку и представлении ими его интересов.

Кто такой в данном случае есть «законный представитель»? На досудебной стадии изъятия ребёнка из семьи — представитель органов опеки. После лишения родителя родительских прав — директор детского дома/интерната.

И где тогда тут родители?

И для кого тогда этот закон?

Ключевые вопросы

После прочтения закона вопросов больше, чем ответов.

Какие именно «противоправные действия» имеются в виду?

А что подразумевается в данном случае под определением «противоправное бездействие»?

Почему ключевые понятия законопроекта никак не раскрыты в нём?

И отчего всё это так похоже на доныне не раскрытое законодателем понятие «жестокое обращение с ребёнком», которое единственное и является зачастую главным поводом для несправедливого отобрания ребёнка из семьи?

По какой такой надобности информация о родителях и «иных законных представителях» подпадает в данном законе под строжайший информационный запрет?

Не оттого ли, что родители и бабушки-дедушки смогут побороться за своего отобранного опекой ребёнка и обратиться для этого и к должностным лицам, и к общественным организациям, и в СМИ, а также разослать призыв о помощи по социальным сетям?

Чем вызвана необходимость принятия закона? Каково положение дел в сфере, на которую он направлен? Какова статистика о количестве детей, реально пострадавших от разглашения данных о них в СМИ?

На какую социальную ситуацию ориентируется закон, отталкиваясь от позиции, что право на ребёнка принадлежит не его родителям? Разве этот закон — о защите «детей, оставшихся без попечения родителей»?

А может быть, на самом деле он — о том, как можно безопасно и безболезненно можно оставить ребёнка «без попечения родителей»?

Модель вероятностного развития событий

Закон уже принят и совсем скоро будет определять нашу жизнь. Чего нам ждать от него?

Попробуем дополнить правовые пробелы законопроекта самостоятельно и смоделировать последующий ход событий.

Итак, с ребёнком произошло некое противоправное действие. При этом, будем помнить, что речь не идёт о преступлении в отношении «половой неприкосновенности», поскольку об этом говорится в отдельной статье закона.

Оттолкнувшись от практического опыта защиты семьи, можем попытаться раскрыть это понятие самостоятельно: это неправомерное отобрания ребёнка у его родителей по причине «жестокого обращения», выразившегося в виде их бедности. Тем более, что факты незаконного изъятия детей в последнее время неоднократно имели место в разных регионах России и, благодаря своевременному вмешательству общественности, были предметом широкого обсуждения.

Итак, у бедной семьи по надуманному поводу отобрали ребёнка. Куда ей бежать за помощью? Есть несколько вариантов: соседи, родственники, друзья, знакомые, адвокаты, общественность.

Чиновники, осуществившие в отношении семьи это самое противоправное действие, сделают всё, чтобы они ничего не добились.

Общественность, СМИ, Интернет — вот пока ещё те небольшие силы, на которые они могли рассчитывать. Но теперь — и это станет невозможно.

Рассказать о своей беде семья уже не сможет, если:

— родитель в досудебном порядке ограничен в правах (т.е. «является подозреваемым или обвиняемым в совершении данных противоправных действий»), а представитель органов опеки не разрешает публиковать в СМИ сведения о том, как он сам отобрал ребёнка (что абсолютно закономерно)

— ребёнок старше 14 лет написал под диктовку тётеньки из опеки, что он возражает против публикации в СМИ и размещения своей истории в социальных сетях.

СМИ, депутат, чиновник, общественность, друг, подруга, сосед, родственник, которые проникнутся бедой конкретной семьи, лишённой ребёнка, рассказать о такой истории тоже не смогут, потому что каждому из них придётся заплатить свой штраф — в интервале от трех тысяч до одного миллиона рублей «с конфискацией предмета административного правонарушения».

Выводы

Заявленные в законопроекте меры уже существуют в российском законодательстве:

— административная ответственность за разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом, лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей, предусмотрена статьей 13.14 КоАП

— статья 4. «Закона о СМИ» о недопустимости злоупотребления свободой массовой информации.

Также закон вступает в противоречия с законом «О СМИ» ст. 3. «Недопустимость цензуры», а также со ст. 17, 18, 19, 21, 23, 24, 29 Конституции РФ.

Правоприменительная практика аналогичного законодательства на Западе свидетельствует о том, что данные нормы являются механизмом лишения семьи возможности защитить детей от отобрания, а семью — от разрушения.

Именно по этой причине любая попытка родителей оповестить общество об отобрании у них детей там жёстко пресекается, и западное общество вынужденно молчит о страшной реальности уничтожения семьи, коснувшейся там уже практически каждого.

Каждая мама обязана знать:  Никак не адаптируется к детскому саду

Принятый закон представляет собой мощный коррупциогенный посыл, поскольку предполагает блокирование доступа к информации в сфере семьи и создание возможностей для прикрытия злоупотреблений.

Не нужно сомневаться — перед нами самый настоящий ювенальный закон, который не оставит камня на камне от родительства в России.

Перспективы

К сожалению, закон уже принят Госдумой и одобрен Советом Федераций, очередь — за подписью Президента. Осталось несколько дней.

В этот срок можно:

— направить поток телеграмм на адрес: 103132 г. Москва, Старая площадь, д. 4 Президенту РФ В.В. Путину или электронным письмом на сайте: http://letters.kremlin.ru/ с требованием наложить вето на принятие данного закона с целью проработки в части осуществления права родителей на защиту собственного ребёнка

— выйти на одиночные пикеты на Старую площадь

— написать на эту тему статьи

— собирать подписи с протестом против закона (бланки можно получить по адресу: semlot-info@yandex.ru) и отправлять Президенту (в Москве — лично), в регионах (отсканированные) — по электронной почте.


Это не много, но и не мало. Если мы сделаем это все вместе — то и случится то самое чудо, которое одно только и может всех нас спасти.

Ситуация — критическая. Первый снаряд пошёл.

Людмила Аркадьевна Рябиченко, председатель Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество», член Президиума ЦС движения «Народный собор»

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА — УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Живем мы в Саратове! Не обошла и нас «рука правосудия». У меня есть троюродная сестра живет она под Саратовом в г. Петровске. Она мать-одиночка, имеющая свой собственный дом в этом городе. Дети ходят в дет.сад. У нее есть родители работающие пенсионеры и две старшие сестры (предприниматели). Все ей помогают и в работе она не нуждается, т.к. она и дети всем необходимым обеспечена. В сентябре 2013 к ней были направлены две комиссии с обследованием. В принципе сказали, что и дома тепло и щи на плите, но ТЫ ОДИНОЧКА. И решение скорее всего будет принято не в твою пользу. Семья у нас большая, родственников много, но что делать мы не знаем не знаем как быть, куда обратиться. Есть ли представители Русской народной линии в нашем городе. Просим Вашей помощи! Дайте совет. Спасибо всем кто не останется равнодушным!Нас более 10 сестер сейчас мы активно в социальных сетях распространяем информацию и статьи Людмилы Рябиченко. Я с большим удовольствием стану представителем вашей организации в нашем городе.

34. НУЖНО УСТРАНЯТЬ ИСТОЧНИК ЗЛА!

Рецепт противодействия следует менять. Нужно устранять источник зла, а не его последствия. Как говорится что-то хорошее новое, это хорошо забытое старое. Зачем изобретать велосипед в виде принятия каких-то Западных законов и надеяться что они во благо нам, если можно использовать старые варианты советских законов? Не нужно было безумно крушить старые законы и Конституцию СССР, можно было взять всё хорошее из тех законов, или проще не трогать то, что уже давно и хорошо работало. Весь набор помоев из «цивилизованных стран» в виде ЮЮ, секспросвета, прав педиков, и др. мы получили впридачу вместе с подписанием «Европейской Социальной Хартии» и др. Нужно отказываться от неё и подобных законов, в «ЕСХ» есть статья «М» «О денонсации» т.е. о возможности отказа от её исполнения любым государством! НУЖНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ ЭТУ ВОЗМОЖНОСТЬ. И пользоваться СВОИМИ законами, а не навязанными законами Западного образца не лучшего качества.

33. Ответ на 32., Адвокат:

. Моя позиция — то, что Вы называете «истерикой», заключается в том, система может быть полностью отменена только в том случае, если начнет сталкиваться с активным противодействием, только не в рамках навязанных нам ею правил защиты прав на семью. . Никто не спорит с тем, что нужна совершенно иная программа защиты семьи. И ее надо вырабатывать. Только эту программу мы с Вами можем сидеть и сочинять долго-долго, и будет она красивой-красивой, только так и останется на бумаге. Потому, что ее никто никогда не увидит и не услышит. Потому, что она не нужна правительству. И кто сказал, что активное противостояние тем законам, которые сейчас имеются — это не один из способов к слому системы? . Вы не думаете, что однажды, в так называемом «Интернет случае», появится ювенальная «Сагра»? И что эту тему начнут развивать люди, которым выгодно поднять Россию на вилы? . Вы тут обвиняете Рябиченко чуть ли не в госизмене. А может наоборот? Мне и не только мне, нынешняя ситуация напоминает времена, когда троцкисты вызывали в народе недовольство Сталиным, что бы потом именем Сталина этот народ уничтожать, а в лучшем случае рассчитывали на бунт против Сталина, который бы они в итоге и возглавили бы.

Большое Вам спасибо. Действительно, большое спасибо за ответ. И, я очень прошу, не услышьте в моих словах насмешки или менторского тона. Его там нет. Нет и всезнающей позиции. Но позиция есть — и как и Вы я имею право ее высказать. Огромное Вам спасибо за вывешанный, спокойный и необличительный тон. Спасибо еще раз. Я постоянно на протяжении всей беседы твердил, что обвинения и обличения — бессмысленная и вредная трата времени. А теперь главное. Я готов подписаться под каждой Вашей мыслью. Под каждой, кроме разве тех, где Вы опять оцениваете меня лично :-) или отдельных персонажей. И еще раз повторюсь — это без издевок или второго смыла. Нет тут и попытки «втереться в доверие». К кому? К «Михаилам», заражённым злобой. Я вполне самостоятельный человек и мне для самореализации не требуется «чувства принадлежности к группе». А с ними нельзя разговаривать в Инете (я уже писал про это в огромном тексте. К сожалению, мудрость — не свойство молодости. http://actoris.livejournal.com/106053.html ). Все это говорю с одной единственной целью — хотелось бы избежать непродуктивных трат времени на обсуждение того чего нет. Да я это и не буду обсуждать. Смотрите. Ни в одном моем тексте нет ничего, что бы противоречило Вашей позиции, выказанной здесь. 1. Где я хоть слово сказал против «активного противодействия»? Даже по формам и методам не много разногласий могло бы быть (но это даже не обсуждали). 2. И «не в рамках навязанных нам ею правил защиты прав на семью». Читайте что я говорил: принятый закон ни кому не затыкает рот. Он не мешает играть «не по правилам» против тех, кто бы хотел у нас применить западные представления о роли государства по отношению к семье. Я говорил: данный закон ограничивает своеволие СМИ и шумиха вокруг него — это отвлечение от цели, точнее те кто это делает, им наплевать на эти цели, они даже не понимают о чем говорят, их задача приучить мишек к флэшмобам. Именно потому, что, на мой взгляд, они не понимают о чем говорят, мой слог и был столь дерзкий. А увидев на пустом месте призыв к флэшмобу я подумал, что они и не собираются в этом разбираться. Они просто эксплуатируют тему. Заметьте, я не против «активного противодействия». Я считаю бестолковым флэшмоб на пустом месте. Он не даст результат. Точнее, результат он даст, но не тот: кто-то посчитает себя обиженным, что его не услышали, кто-то еще больше озлобится на «антинародную власть» — в любом случае, эти люди будут заражены злобой и недоверием, они не воспримут уже ничего, даже если им дать воплощение их собственных мыслей с чистом виде. Троллечье зеркало проявиться в полной красе. 3. Я писал об основах своего мировоззрения. Помните ссылку на Сергея Худиева? Это соответствуем моему мнению и отношению к тем, кто ведем «информационную войну против общности в целом». Я не на стороне тех, кто вольно или невольно ведет именно эту «войну». Я как раз в них вижу «людей, которым выгодно поднять Россию на вилы». А «истерикой» я называю невольное участие в чужой «войне». И хотя я и не на стороне истерики, я разделяю взгляды тех, кто считает западное отношение к семье (и я бы сказал к обществу и человеку) верхом тоталитаризма толерантности (в худшем понимании последнего слова). Могу я иметь свои предложения по одному или другому направлению противостояния этому, а также тем или иным направлениях построения системы, отвечающей наших историческим и культурным традициям? можно? 4. Вся суть в деталях. Я за активное противодействие. Вопрос в деталях: а какая цель? Если цель «общность в целом» — то это зло. Это наши враги. Если цель «нужна совершенно иная программа защиты семьи» — то это один из методов достижения цели. Да, «эту программу мы с Вами можем сидеть и сочинять долго-долго, и будет она красивой-красивой, только так и останется на бумаге» — значит цель «активного противодействия» заставить правительство работать. Могут они? В смысле, есть методики? Есть. Отработали же они по подготовке комплексных и глобальных изменений в гражданское законодательство! (Самым подробнейшим образом это можно проследить по Вестнику Высшего Арбитражного Суда РФ). Значит могут. Значит надо их заставить сделать тоже самое и тут и в наших интересах. Кто сказал что это невозможно. Еще не вечер, с одной стороны. С другой стороны, не помешает, чтобы один из отрядов работал и на этом направлении: не получиться — не велика потеря, зато если будет результат — это спасет «тысячи жизней» на основном направлении. Важное замечание: а) это не является единственной целью активного противодействия. И я об этом тоже писал (хотя тут же получил обвинение в соглашательстве и потере сексуальной ориентации :-) ); б) я не всезнайка и не собираюсь действовать на «всей поляне». Я высказываюсь лишь о том, что понимаю и в чем разбираюсь. Остальные направления и куски отработают другие. И в тех областях важно их мнение. 5. Я не зря поставил рядом Ваши цитаты про Сагру, Рябиченко и борьбу троцкистов со Сталиным. На мой взгляд именно Людмила Рябиченко и есть «троцкист» (в принципе, это следует из п. 2). Можно даже ради Вашей цитаты не сравнивать Президента со Сталиным, но то, что современные троцкисты ведут войну с «общностью», «а в лучшем случае рассчитывают на бунт против [Государства в широком смысле], который бы они в итоге и возглавили бы». И если мы не хотим получить реальную и не ювинальную Сагру в наших городах, то нам надо очень внимательно всматриваться в тех, кто на правильные темы кричит: ААА. Все плохо. Ну и в заключение. Попунктное изложение в «оправдывающемся» стиле не требует такого же подробного ответа. Все выше сказанное — это повторение ранее сказанного, только другими словами. С последнее. Я так подробно ответил только потому, что мне показалось, что диалог вошел в конструктивное русло. С уважением

32. Ответ на 31., АндрейФ:

И именно поэтому Вы и нервничаете. . А с чего это Вы так решили. Вы не поняли меня: система изначально порочна. Поэтому надо быть идиотом, что бы сначала ее принять в надежде на последующее совершенствование. А зачем. А вот тот факт, что Вы отказались прокомментировать предложенную Вам ситуацию напрочь нивелирует все Вами сказанное.Спокойнее, уважаемый Адвокат. Вы так торопитесь, что даже не слышите, что вам говорят. :-) похоже вы съедаете мной сказанное еще до того как послушаете. Ну, это перифразировка какой-то поговорки, мне кажется. Давайте еще раз. 1. Не надо мне приписывать того, чего я не говорил и чего я не решал. Вы спорите с неким обобщенным выдуманным вами самим для себя фантомом, а не со мной. Почему я так решил? Спокойно и внимательно вас читаю (но не перед обедом). Я вам про Фому, вы мне про Ерему. Я так не играю. Давайте так. Я прекращу данную бестолковый обмен неинформационными фразами. В одном огромном тексте я упоминал и причину, почему я так считаю. Да, кстати. Я наблюдал как вы завалили свой фантом, мне понравилось. 2. Не хотел вас расстраивать, но система существует (как минимум с 1995 года со времени принятия Семейного кодекса в действующей редакции) и существует уже давно для того, чтобы быть достаточно сильной и устоявшейся. О чем я говорю. Я говорю: течь тут и может возникнуть тут. Тратить время на нейтральные, а порой и неплохие предложения, истирить только потому, что они близки к болевой теме — я считаю глупо и вредно. В выше приведенная статья вредна и опасна — бестолковый и вредный флэшмоб. Да, система существует. Существует давно. Ее надо менять. Менять надо с самого начала и полностью (как предложил один из собеседников по обсуждению данного закона — уже закона — оттолкнувшись от советского законодательства на эту тему). а) для написания такого объема нового законодательства нужно время. Методика законотворческой деятельности предполагает, что для столь масштабного проекта должна быть собрана рабочая группа и подготовлена Концепция нового законодательства;б) что делать в это время? Жизнь не стоит на месте. А система вот она! во всей красе! И что бы вы не говорили вполне жизнеспособна (как бы нам это не нравилось) и готова развиваться. Пока-то что с ней делать? Тактически надо не гнушаться грязной работой (в вашем понимании) и «совершенствовать», а точнее править и править под себя действующую систему. Еще раз внимательно прочитайте и вы убедитесь, что идиотом вы назвали тот фантом, что сами себе выдумали. На этом пути те кто кричат: «ААА! Все плохо!» — их утверждения типа «все плохо» и неверны, и просто бессмысленны. А смыс должен быть. И двигаться надо, надо как по пути «а», там и по «б». Это мой вам ответ зачем. 3. Чтобы меня понять, понять что я говорю, надо вдуматься в те мировозренческие основы, которые я вам дал по ссылке. Если вы не можете спокойно их воспринять, то продолжите бороться с фантомом, который сами себе напридумывали. Тогда, прежде чем вообще с кем бы то ни было вести какую бы то ни было беседу надо бы поразмышлять вот над этимhttp://actoris.livej. rnal.com/106053.html4. И последнее. Зря вы меня обвиняет в том, что я чем-то нивелирую мной сказанное. Читаем внимательно: вы не представили мне корректной «Модели вероятностного развития событий». Вы же не соблюли граничных условия, делающих вопрос рассмотропригодным:а. необходимо тщательное исследование дела.б. необходима конкретика. А теперь перечитываем п. 1С уважением

Похоже, Вы действительно — психолог. В том смысле, что основная Ваша задача — это менторским тоном объяснить собеседнику, что он ничего не понимает. И Вы ВСЕ знаете лучше. А еще обладаете несказанной мудростью и владеет некой заветной тайной. Моя позиция — то, что Вы называете «истерикой», заключается в том, система может быть полностью отменена только в том случае, если начнет сталкиваться с активным противодействием, только не в рамках навязанных нам ею правил защиты прав на семью. Я ведь не зря Вам сказал о том, что система не работает в мусульманских регионах. А почему? Председатель КС Зорькин в свое время, когда стал вопрос об исполнении решения ЕСПЧ. о проведении на территории России шествий гомосеков написал статью в РГ, смысл которой сводился к тому, что всему есть свой предел. Наш архитип мышления и исторический код такого не позволяет. Почему он это сделал? Ведь у нас в Конституции — приоритет международного права! Правильно, потому что народ может подняться! Опасно для ситуации в стране. Т.е. они услышали народ. Аналогичная ситуация и с ЮЮ. И Рябиченко правильно акцентирует внимание. И хочет, что бы правительство услышало. Вы не думаете, что однажды, в так называемом «Интернет случае», появится ювенальная «Сагра»? И что эту тему начнут развивать люди, которым выгодно поднять Россию на вилы? Никто не спорит с тем, что нужна совершенно иная программа защиты семьи. И ее надо вырабатывать. Только эту программу мы с Вами можем сидеть и сочинять долго-долго, и будет она красивой-красивой, только так и останется на бумаге. Потому, что ее никто никогда не увидит и не услышит. Потому, что она не нужна правительству. И кто сказал, что активное противостояние тем законам, которые сейчас имеются — это не один из способов к слому системы? Вы тут обвиняете Рябиченко чуть ли не в госизмене. А может наоборот? Мне и не только мне, нынешняя ситуация напоминает времена, когда троцкисты вызывали в народе недовольство Сталиным, что бы потом именем Сталина этот народ уничтожать, а в лучшем случае рассчитывали на бунт против Сталина, который бы они в итоге и возглавили бы. с уважением.

31. Ответ на 29., Адвокат:

И именно поэтому Вы и нервничаете. . А с чего это Вы так решили? . Вы не поняли меня: система изначально порочна. Поэтому надо быть идиотом, что бы сначала ее принять в надежде на последующее совершенствование. А зачем? . А вот тот факт, что Вы отказались прокомментировать предложенную Вам ситуацию напрочь нивелирует все Вами сказанное.

Спокойнее, уважаемый Адвокат. Вы так торопитесь, что даже не слышите, что вам говорят. :-) похоже вы съедаете мной сказанное еще до того как послушаете. Ну, это перифразировка какой-то поговорки, мне кажется. Давайте еще раз. 1. Не надо мне приписывать того, чего я не говорил и чего я не решал. Вы спорите с неким обобщенным выдуманным вами самим для себя фантомом, а не со мной. Почему я так решил? Спокойно и внимательно вас читаю (но не перед обедом). Я вам про Фому, вы мне про Ерему. Я так не играю. Давайте так. Я прекращу данную бестолковый обмен неинформационными фразами. В одном огромном тексте я упоминал и причину, почему я так считаю. Да, кстати. Я наблюдал как вы завалили свой фантом, мне понравилось. 2. Не хотел вас расстраивать, но система существует (как минимум с 1995 года со времени принятия Семейного кодекса в действующей редакции) и существует уже давно для того, чтобы быть достаточно сильной и устоявшейся. О чем я говорю. Я говорю: течь тут и может возникнуть тут. Тратить время на нейтральные, а порой и неплохие предложения, истирить только потому, что они близки к болевой теме — я считаю глупо и вредно. В выше приведенная статья вредна и опасна — бестолковый и вредный флэшмоб. Да, система существует. Существует давно. Ее надо менять. Менять надо с самого начала и полностью (как предложил один из собеседников по обсуждению данного закона — уже закона — оттолкнувшись от советского законодательства на эту тему). а) для написания такого объема нового законодательства нужно время. Методика законотворческой деятельности предполагает, что для столь масштабного проекта должна быть собрана рабочая группа и подготовлена Концепция нового законодательства; б) что делать в это время? Жизнь не стоит на месте. А система вот она! во всей красе! И что бы вы не говорили вполне жизнеспособна (как бы нам это не нравилось) и готова развиваться. Пока-то что с ней делать? Тактически надо не гнушаться грязной работой (в вашем понимании) и «совершенствовать», а точнее править и править под себя действующую систему. Еще раз внимательно прочитайте и вы убедитесь, что идиотом вы назвали тот фантом, что сами себе выдумали. На этом пути те кто кричат: «ААА! Все плохо!» — их утверждения типа «все плохо» и неверны, и просто бессмысленны. А смыс должен быть. И двигаться надо, надо как по пути «а», там и по «б». Это мой вам ответ зачем. 3. Чтобы меня понять, понять что я говорю, надо вдуматься в те мировозренческие основы, которые я вам дал по ссылке. Если вы не можете спокойно их воспринять, то продолжите бороться с фантомом, который сами себе напридумывали. Тогда, прежде чем вообще с кем бы то ни было вести какую бы то ни было беседу надо бы поразмышлять вот над этим http://actoris.livejournal.com/106053.html 4. И последнее. Зря вы меня обвиняет в том, что я чем-то нивелирую мной сказанное. Читаем внимательно: вы не представили мне корректной «Модели вероятностного развития событий». Вы же не соблюли граничных условия, делающих вопрос рассмотропригодным: а. необходимо тщательное исследование дела. б. необходима конкретика. А теперь перечитываем п. 1 С уважением

30. Ответ на 28., АндрейФ: Дополнительно

«Тот, кто хочет починить течь, говорит «в корабле течь, в таком-то отсеке»; те, кто хотят вызвать панику, просто без уточнений вопиют «течь! течь!» «Где течь?» «Да кругом течь! Везде течь! АААА!»

Вы не поняли, мне такой корабль вообще не нужен. С уважением.

В России началась ювенальная эпоха

Закон «о шлепках», вызвавший огромный общественный резонанс, 4 июля 2020 года был окончательно принят. Официально закон называется «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» и предполагает декриминализацию, т.е. отмену уголовной ответственности за преступления небольшой тяжести.

Закон был подготовлен в ответ на просьбу Президента России, высказанную им в послании Федеральному собранию в декабре 2015 года, поддержать инициативу Верховного суда о декриминализации уголовного законодательства.

В первом чтении законопроект № 953369-6, действительно, содержал позиции «экономии уголовной репрессии», но уже ко второму чтению с ним стали происходить странные изменения, в результате которых в статье 116 внезапно возник диаметрально противоположный смысл, появилось абсурдное и нелогичное наказание: за большее преступление – максимально мягкое, за малое преступление – чрезвычайно суровое, и, самое главное, образовался новый, никогда ранее не существовавший, субъект преступности – «близкое лицо»,

Содержание этого понятия раскрывается там же:

«Под близкими лицами в настоящей статье понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство»

Впервые в Уголовном кодексе появился новый, специальный состав преступлений, приравненный к преступлениям, совершённым «по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды» — это преступления в отношении членов семьи, близких родственников и свойственников.

И впервые за «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль (а степень выраженности и интенсивность боли законом не оговаривается), но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, в отношении близких лиц», законом установлено весьма серьёзное наказание.

Итак, за причинение физической боли без последствий, в том числе за шлепок или наказание ребёнка ремнём, родителя будут ожидать «обязательные работы на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительные работы на срок до одного года, либо ограничение свободы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до двух лет».

Это прямо указывает на репрессивный характер законопроекта по отношению к социальной группе под названием «родители»; такая норма позволяет лишать свободы тех из родителей, кто посмеет наказать ребёнка «без вреда его здоровью», что может подразумевать символическое наказание ремнём или даже банальный шлепок.

Ещё одна чрезвычайно важная поправка в тексте закона – в ст. 20 УПК – переводит побои из дел частного обвинения в дела частно-публичного обвинения. Это означает, что у правоохранительных органов, обязанных прекращать дела о побоях между родственниками в связи с примирением сторон, после принятия поправок такой обязанности не будет, и любое подобное дело, даже будучи начатым по заявлению постороннего лица, ни под каким предлогом прекращено не будет. Другими словами, попал по любому, даже ложному, доносу под прицел, заявила скандальная соседка, что ты жену избиваешь или над ребёнком измываешься – маховик запускается, и суд неизбежен, даже если в итоге ни у кого никаких претензий к тебе нет.

Антисемейные поправки законопроекта уничтожают конституционное право родителей на воспитание детей (ст. 38), нарушают ст. 63 Семейного кодекса РФ, которая гласит, что «родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей; родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей», нарушают раздел III Концепции государственной семейной политики в РФ на период до 2025 года (утв. Распоряжением Правительства РФ от 25 августа 2014 г. №1618-р), которая требует «создания условий для повышения авторитета родителей в семье и обществе и поддержания социальной устойчивости каждой семьи».

Новая редакция указанных статей закона также вступает в грубое противоречие с п. 76, 78 Стратегии национальной безопасности (Указ Президента № 683 от 31.12.2015 г.), согласно которым защита семьи и сохранение традиционных российских духовно-нравственных ценностей отнесены к «стратегическим целям обеспечения национальной безопасности».

В национальной традиции нашего народа есть право родителей на ограниченное, с любовью, физическое наказание ребёнка в случае его упорного непослушания и хамства, что определяется свидетельствами Священного Писания и подтверждается накопленным педагогическим опытом.

Принятие указанных поправок в ст. 116 УК и ст.20 УПК – громадная трагическая ошибка для государства, для общества, для нации.

Когда-то уже было сказано, что «у каждой ошибки есть имя, фамилия и отчество», и значит, для её исправления есть смысл назвать имена лиц, к ней причастных.

Список открывает председатель Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников , который и внёс во второе чтение законопроекта № 953369-6 скандальные поправки.

Это решение для него вовсе не было случайным: ещё в далёком 2007 году депутат Крашенинников единолично внёс в Государственную Думу самый настоящий ювенальный законопроект N 485737-4 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (в части уточнения порядка отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью)» и два года добивался его принятия.

Законопроект предусматривал введение ускоренного порядка отобрания ребёнка у родителей – в трёхдневный срок, в закрытом судебном заседании, и только огромным напряжением сил неравнодушной общественности и даже ряда думских депутатов удалось остановить его принятие.

Нынешние поправки, внесённые Крашенинниковым – это элементы всё того же пресловутого закона «О семейно-бытовом насилии», который лоббисты ювенальной юстиции организованно и массово продавливали в течение последних нескольких лет. Среди особо активных лоббистов закона о насилии в семье в первую очередь следует отметить председателя Общественного Совета по правам человека Михаила Федотова и его соратников, в частности, Светлану Айвазову, а также думского депутата Салию Мурзабаеву и её рабочую группу по разработке закона: юриста Мари Давтян, эксперта Светлану Айвазову (всё ту же) и др., при активной поддержке сенатора Валентины Петренко.

Голосование по законопроекту № 953369-6 в Совете Федерации 29 июня 2020 г. обозначило новых «игроков» на ювенальном поле: представлял законопроект сенатор Андрей Клишас, который горячо защищал правильность антиродительских поправок и утверждал, что «это – важный закон, направленный на защиту традиционных ценностей»; сенатор Ольга Ковитиди предложила «сначала посмотреть правоприменительную практику» (то есть, отправить десяток-другой родителей в тюрьму в порядке эксперимента), поскольку, по её мнению, «закон своевременный и правильный»; не осталась в стороне и сенатор Валентина Петренко, которая призвала «не допустить того, чтобы избивались дети», и «не опуститься до первобытного строя, когда можно было ещё и съесть человека или там ребёнка»; сенатор Лилия Гумерова, уже отметившаяся ранее защитой т.н. беби-боксов, призвала срочно ввести «правосудие, дружественное к детям», и обвинила общественность, выступающую против обсуждаемого законопроекта, в том, что в отличие от неё самой, «они (общественники) ничего общего с защитой детства не имеют»; сенатор Людмила Косткина, утверждала, что «насилие в семье – огромная проблема для Российской Федерации», и поэтому закон нужно срочно принимать.

Сенаторы, выступавшие за ювенальные поправки, демонстрировали удивительную неосведомлённость в данном вопросе. Так, нелишней для них будет информация, что «правосудие, дружественное ребёнку» — понятие, которое ювенальные лоббисты во всём мире употребляют именно для обозначения ювенальной юстиции, с целью придания ей подобия некоего благообразия; это понятие – безошибочный ювенальный маркер, и такие вещи сенаторам, обсуждающим ювенальные законы, знать необходимо, а не знать – стыдно.

Каждая мама обязана знать:  Подскажите, как помочь ребенку завести друзей

Также ни одному политику не делают чести ходульные фразы типа «может, ещё позволим есть детей» или ювенальные штампы «семья – это место насилия» и «ужасающая статистика насилия в российских семьях».

Неосведомлённость, некомпетентность, отсутствие достоверной информации и «каша в голове» из хаотичных представлений о предмете разговора характерна и для других сенаторов. Так, Антон Беляков, неожиданно выступивший против скандальных поправок, заявил, что хотя сам и является одним из авторов закона о семейно-бытовом насилии, разработанного вместе с Общественным Советом по правам человека, но в данных поправках он как раз видит признаки ювенальной юстиции и поэтому выступает против них. Понять, что обсуждаемые ювенальные поправки – всего лишь часть разработанного им же самим ювенального закона о семейно-бытовом насилии, для сенатора оказалось сложно.

О своём несогласии с законопроектом с разной степенью эмоциональности на заседании заявили сенаторы Светлана Горячева, Вячеслав Мархаев, Елена Мизулина, и их выступления стали причиной раздражения и даже гнева сенаторов Клишаса и Петренко.

Обсуждение носило бурный характер, и, подводя его итоги, спикер Валентина Матвиенко предложила закон срочно принять, а по указанным статьям создать согласительную комиссию (предложение С. Горячевой) и включить в неё для работы сенаторов А. Клишаса и Е. Мизулину, чтобы обсудить противоречия и подготовить поправки в ст. 116 УК и 20 УПК, «конечно, если в ходе работы комиссии выяснится, что они всё-таки нужны».

Итак, в России впервые принят самый настоящий и неприкрытый ювенальный закон, и нужно признать, что общественность не смогла отразить этот удар.

Российское общество вошло в новую стадию развития; на пороге – время отмены презумпции невиновности, массовая дискриминация социальной группы под названием «родители», официальное огосударствление детей.

Началась ювенальная эпоха, и отныне родителям будет запрещено самим воспитывать своих детей, самим выбирать способы воспитательного воздействия в зависимости от ситуации и необходимости, и самим решать, что хорошо, а что плохо для их ребёнка. Всё это им теперь расскажут суровые и властные тётеньки из органов опеки, которые потребуют беспрекословного исполнения родителями каждой буквы из их новых инструкций и будут зорко выискивать самые маленькие намёки на синяки у непоседливых детишек.

Институт семьи в России ждёт уничтожение воспитательной традиции, разрыв эмоциональных связей, потеря контроля над детьми, разрушение иерархии отношений, вынужденный детоцентризм, прагматизм и узаконенное потребительство.

В стране будет создан механизм жёсткого репрессивного контроля над семьёй, станет расширяться институт социального сиротства. Как следствие, государство неизбежно встретится с атомизацией общества и враждебностью населения.

К вопросу о ювенальной юстиции Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Кольчурин Андрей Геннадьевич, Чирва Снежанна Владимировна

Статья посвящена спорам, связанным с созданием ювенальной юстиции в России. Особое внимание уделяется сравнению действующего законодательства, касающегося несовершеннолетних, с проектом Закона «О системе ювенальной юстиции в Российской Федерации».

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Кольчурин Андрей Геннадьевич, Чирва Снежанна Владимировна

To the question about juvenile justice

The article is devoted to the debate over the creation of juvenile justice in Russia. Particular attention is pa >juvenile justice in the Russian Federation».

Текст научной работы на тему «К вопросу о ювенальной юстиции»

Кольчурин Андрей Геннадьевич

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры предварительного расследования Краснодарского университета МВД России (e-mail: kag63@list.ru)

Чирва Снежанна Владимировна

адъюнкт кафедры предварительного расследования Краснодарского университета МВД России (e-mail: dubininasnega@mail.ru)

К вопросу о ювенальной юстиции

Статья посвящена спорам, связанным с созданием ювенальной юстиции в России. Особое внимание уделяется сравнению действующего законодательства, касающегося несовершеннолетних, с проектом Закона «О системе ювенальной юстиции в Российской Федерации».

Ключевые слова: ювенальная юстиция, проект Закона «О системе ювенальной юстиции в Российской Федерации», преступления несовершеннолетних, уголовная ответственность несовершеннолетних, обстоятельства, подлежащие установлению.

A.G. Kolchurin, Master of Law, Assistant Professor, Assistant Professor of a Chair of Preliminary Investigation of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia; e-mail: kag63@list.ru;

S.V. Chirva, Adjunct of a Chair of Preliminary Investigation of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia; e-mail: dubininasnega@mail.ru To the question about juvenile justice

The article is devoted to the debate over the creation of juvenile justice in Russia. Particular attention is paid to comparison of current legislation relating to minors, the project of Law «On the system of juvenile justice in the Russian Federation».

Key words: juvenile justice, project of Law «On the system ofjuvenile justice in the Russian Federation», juvenile crime, criminal responsibility of minors, circumstances for establishement.

Споры о создании ювенальной юстиции в России, которые начались в конце ХХ в., не утихают до настоящего времени. И это не удивительно. Законодательное внедрение этой системы так и осталось на уровне проектов. Проект Федерального закона «О ювенальной юстиции в Российской Федерации», разработанный Э.Б. Мельниковой и Г.Н. Ветровой (1996 г.), и проект Федерального закона «Об основах системы ювенальной юстиции» Н.Л. Хананашвили и А.С. Автономова (2005 г.) прошли два чтения в Государственной думе РФ, но статуса закона так и не получили. При этом внедрение технологий ювенальной юстиции проходит в различных регионах страны (Ростовская область — 2001 г.; Пермский край -2006 г.; Липецкая область — 2008 г.; Тюменская область — 2010 г.; Хабаровский край — 2011 г. и т.д.). Экспериментальный режим, в котором действует несколько специализированных судебных составов в Ростовской области и некоторых других регионах России, с одной стороны, демонстрирует явно выраженные по-

ложительные результаты, с другой — не может продолжаться вечно и должен обрести соответствующую устойчивую правовую основу в виде законов [1, с. 3-6].

Одним из главных негативных моментов ювенальной юстиции ее противники считают вмешательство государства в лице различных органов в дела семьи. Но такие ситуации существуют и без создания ювенальной юстиции. В настоящий момент в России имеется законная основа для разрешения вопросов, касающихся несовершеннолетних, например: Указ Президиума ВС РСФСР от 3 июня 1967 г. (ред. от 25 февраля 1993 г.) «Об утверждении Положения о комиссиях по делам несовершеннолетних» [2], Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ [3], Федеральный закон «Об основах профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ [4], Семейный кодекс РФ от 29 декабря 1995 г., в который Федеральным законом от 24 апреля 2008 г. № 49-ФЗ была

введена гл. 22 «Устройство детей, оставшихся без попечения родителей, в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» [5], постановление Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» от 1 февраля 2011 г. № 1 [6]. Кроме того, в Уголовно-процессуальном кодексе РФ имеется гл. 50 «Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних», в Уголовном кодексе РФ — разд. V «Уголовная ответственность несовершеннолетних». Объединение всего этого законодательства в одну систему и есть, на наш взгляд, шаг к созданию ювенальной юстиции.

В споре между защитниками и противниками ювенальной юстиции сложно принять чью-либо сторону, т.к. и сторонники, и их оппоненты имеют веские доводы. Невозможно не согласиться с мнением Ю. Белановского о том, что «трудно понять, откуда возникла мысль, что смысл детского правосудия в том, что кто-то желает отбирать детей у родителей. Скорее всего, это реакция народного сознания на примеры неоправданно детского поведения определенных социальных работников, чиновников и представителей правоохранительных органов на Западе и в России. выражая недовольство введением ювенальной юстиции, общественность тем самым говорит о своих опасениях по отношению к тому правовому беспределу, что сейчас творится в нашей стране» [7, с. 15-17]. Таким образом, общественность выступает против ювенальной юстиции, которая юридически не существует.

Чтобы разобраться в том, что понимается под такой юстицией, следует обратиться к понятию ювенальной юстиции, которое предлагают авторы законопроекта: «Ювенальная юстиция представляет собой судебную систему, осуществляющую правосудие по делам о несовершеннолетних и имеющую задачи судебной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних и судебного разбирательства дел о правонарушениях и преступлениях несовершеннолетних» [8]. Суд, входящий в систему ювенальной юстиции, имеет ряд особенностей, которые также отражены в законопроекте: «.данный суд, будучи судом уголовным, может, в рамках рассмотрения дел о правонарушениях или преступлениях несовершеннолетних, рассматривать связанные с правонарушением или преступлением вопросы, касающиеся опеки и попечительства над несовершеннолетними правонарушителями, о злоупотреблениях родителями их родительскими правами или пре-

небрежении родителями их родительскими обязанностями в отношении несовершеннолетних и принимать по этим вопросам соответствующие решения. Комплектность юрисдикции суда по делам о несовершеннолетних выражается и в том, что данный суд может действовать как суд гражданской юрисдикции, рассматривая гражданские дела по искам несовершеннолетних и их законных представителей о посягательстве на имущественные, личные неимущественные, трудовые права несовершеннолетних и иные дела гражданской юрисдикции, касающиеся несовершеннолетних. Комплексная юрисдикция суда по делам о несовершеннолетних включает также рассмотрение единоличным судьей по делам о несовершеннолетних дел об административных правонарушениях несовершеннолетних, а также рассмотрение вопросов о назначении несовершеннолетним, совершившим правонарушения, мер воспитательного воздействия и принятия по ним соответствующих решений» [8].

И если гражданская составляющая юве-нального суда (при том, что он все-таки уголовный суд) широко обсуждается в обществе (с приведением примеров «вопиющих» фактов изъятия детей из семей), то вопросы уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних остаются без должного внимания. Согласно законопроекту уголовное судопроизводство в отношении несовершеннолетних должно нести больше воспитательный характер, нежели карательный. С этим можно было бы согласиться, если бы к уголовной ответственности не привлекались несовершеннолетние, уже имеющие судимости, или те, в отношении которых выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с недостижением возраста уголовного преследования. Поэтому нельзя не согласиться и с опасением Н.М. Хромовой о том, что: «.в рамках предлагаемых проектов настойчиво предлагалось максимально освободить детей от уголовной ответственности, от принудительного заключения в трудовую колонию — мол, надо просто принимать меры воспитательного характера. Нетрудно представить себе результат, когда ребенок регулярно совершает преступление, когда вокруг него собирается группировка, а семья не может его контролировать, поскольку неблагополучна, когда не помогли ни предупреждения, ни условные наказания, ни какие-либо иные меры перевоспитания. Он знает, что ему никогда не вынесут наказание, связанное с лишением свободы, и остановить его преступную деятельность практически невозможно. Единственным способом пресечения правонарушения после

множества неудачных попыток вразумления остается реальное принудительное наказание. Попытка освободить детей от уголовного преследования чревата безответственностью и безнаказанностью. Мало того, это меняет всю нашу пенитенциарную систему» [9, с. 11-12]. Сторонник ювенальной юстиции М.А. Агафонов высказывается по этому поводу иначе: «Можно говорить с полной уверенностью, что детям тюрьма абсолютно противопоказана, да и вся система наказаний за правонарушение для подростков должна быть пересмотрена с учетом их возрастных особенностей. Этот пересмотр как раз и должна осуществить юве-нальная юстиция» [10, с. 13-17]. На наш взгляд, для несовершеннолетних в некоторых случаях избрание меры пресечения в виде заключения под стражу может повлиять на перевоспитание (находясь в следственном изоляторе, нарушитель на какой-то период времени прекратит преступную деятельность, выйдет из-под влияния криминально настроенных сверстников, осознает неотвратимость наказания т.п.). Не надо недооценивать несовершеннолетних преступников, именно преступников («нормы ювенальной юстиции запрещают применять к несовершеннолетним термины «преступление» и «преступник» во избежание стигматизации» [10, с. 13-17]).

Конечно, каждое уголовное дело в отношении несовершеннолетнего правонарушителя должно рассматриваться индивидуально (не по шаблону), с учетом личностных характеристик последнего. Для этого авторы законопроекта предусмотрели необходимость исследования личности несовершеннолетнего, условий его жизни и воспитания. Так, при расследовании и рассмотрении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего необходимо установить следующую информацию: «точный возраст несовершеннолетнего, число, месяц, год рождения; состояние физического и психического здоровья; уровень интеллектуального, волевого и нравственного развития, особенности характера и темперамента, потребности и интересы, иные социально-психологические черты личности несовершеннолетнего, имеющие значение для индивидуализации ответственности и выбора средства воспитательного воздействия; обстановку и взаимоотношения в семье: состав семьи, материальные условия жизни, образовательный уровень ее членов, взаимоотношения между взрослыми членами семьи, взаимоотношения взрослых и детей, наличие конфликтных ситуаций, формы проведения

досуга в семье; обстановку и психологический климат в учебном заведении, предприятии, фирме или организации, где учится или работает несовершеннолетний, его отношение к учебе или работе, взаимоотношения в коллективе, круг друзей; обстоятельства, характеризующие связи и времяпрепровождение несовершеннолетнего вне дома или работы: вхождение в различные формальные и неформальные группы и объединения, характер общения в этих группах, формы проведения свободного времени» [11].

Этот перечень значительно шире, чем перечень обстоятельств, подлежащих установлению, указанных в ч. 1 ст. 421 УПК РФ (возраст несовершеннолетнего, число, месяц и год рождения; условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности личности; влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц). Помимо содержания обстоятельств, подлежащих установлению при расследовании уголовных дел в отношении несовершеннолетних, различия имеются и в субъекте сбора информации о несовершеннолетнем.

В настоящее время изучение личности несовершеннолетнего осуществляется как на стадии предварительного расследования, так и на стадии судебного разбирательства. Обстоятельства, предусмотренные ч. 1 ст. 421 УПК РФ, устанавливает лицо, производящее предварительное расследование, кроме того, по поручению следователя изучением личности несовершеннолетнего занимается специальная комиссия по делам несовершеннолетних. В судебных стадиях исследованием личности несовершеннолетнего занимается помощник судьи, который наделен функциями социального работника. Несмотря на некоторое различие в объеме перечня обстоятельств, подлежащих установлению, объект исследования остается тот же. В связи с этим, на наш взгляд, целесообразней оставить функцию по изучению личности несовершеннолетнего одному из исполнителей. С учетом того что основные данные о личности несовершеннолетнего правонарушителя необходимо устанавливать на стадии предварительного расследования, логичней было бы расширить перечень обстоятельств, подлежащих установлению, и ограничиться сбором такой информации на стадии предварительного расследования.

В завершение можно констатировать следующее.

С одной стороны, введение ювенальной юстиции, которая предполагает узкую специализацию судей, их подготовленность к рассмотрению

дел в отношении несовершеннолетних, участие в процессе иных органов системы ювенальной юстиции, будет способствовать качественному процессу защиты прав и законных интересов несовершеннолетних.

С другой стороны, как верно подметил К.С. Ми-ловидов, «нужно заставить работать уже существующий закон, для этого не обязательно создавать какую-то новую структуру. Пока что он работает плохо, а в новой системе будут те

1. Хананашвили Н.Л. Ювенальная юстиция — «против» и «за» // Вопросы ювенальной юстиции. 2010. № 4.

2. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online. cgi?reg=doc;base=LA W;n=10547

3. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online. cgi?reg=doc;base=LAW;n=12647

4. URL: http://base.garant.ru/12116087/

5. URL: http://Www.consultant.ru/popular/iamily/20_27. html#p1330

6. Рос. газ. 2011. 11 февр.

7. Белановский Ю. Православие и ювенальная юстиция. Точки над «i» // Вопросы ювенальной юстиции. 2010. № 4.

8. Проект закона «О ювенальной юстиции в Российской Федерации». URL: http://juvenjust. org/txt/index.pxp/t311.html.

9. Хромова Н.М. Ювенальный суд: да или все же нет? // Вопросы ювенальной юстиции. 2009. № 6.

10. Агафонов М.А. Что за зверь на букву «ю»?// Вопросы ювенальной юстиции. 2009. № 6.

11. О ювенальной юстиции в Российской Федерации: проект федер. закона. URL: http:// juvenjust.org/txt/index.pxp/t311.html.

12. Миловидов К.С. Вор должен сидеть. в семье //Вопросы ювенальной юстиции. 2010. № 1.

же лица, только с еще большими полномочиями: те же судьи, которые плохо работают сейчас, те же дамы из опеки с милицейским прошлым, те же специалисты, окончившие двухмесячные курсы психологов. Даже существующие формы работы органов опеки зачастую противоречат Конституции, которая гласит, что никто не имеет права вмешиваться в жизнь семьи. Что же будет, если объединить их вокруг суда и дать им еще большие полномочия?» [12, с. 17-20].

1. Khananashvili N.L. Juvenile justice -«against» and «for» // Juvenile justice issues. 2010. № 4.

2. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online. cgi?reg=doc;base=LAW;n=10547

3. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online. cgi?reg=doc;base=LAW;n=12647

4. URL: http://base.garant.ru/12116087/

5. URL.:http://Www.consultant.rii/popular/iamily/20_27. html#p1330

6. Rus. newsp. 2011. Febr. 11.

7. Belanovsky Yu. Orthodoxy and the juvenile justice system. Points above «i» // Juvenile justice issues. 2010. № 4.

Закон о ювенальной юстиции в россии принят 2020

Фактически ювенальная юстиция должна была стать очень положительной системой, при помощи которой обеспечивалось бы спасение детей из неблагополучных семей, велась бы борьба с действиями родителей по отношению к собственным малышам и так далее. Но по факту она абсолютно не выполняет свои функции. Ни в тех странах, где она существует в условно-зачаточном состоянии, типа России, Украины или Беларуси, ни там, где эта система уже создана очень давно и активно действует. Статистика показывает, что количество преступлений, самоубийств и тому подобных событий только возрастает, когда в проблему вмешивается эта самая юстиция.

Что такое ювенальная юстиция

Под данным понятием фигурирует судебная и властная структура, главной целью которой должна являться защита граждан в целом и семьи в частности. Такая система существует уже очень давно, причем как и Европе, так и в России. Другое дело, что раньше она работала более-менее адекватно, реагируя на действительно стоящие этого проблемы типа преступление несовершеннолетних, нанесение тяжких телесных повреждений детям и так далее. Однако постепенно, шаг за шагом, продвигается другая ювенальная юстиция в России. Закон, который уже принят на данный момент под названием «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» является очередным фактором, все больше усиливающей позиции тех лиц, которые стремятся полновластно и бесконтрольно распоряжаться всеми детьми на территории страны. Звучит это несколько неожиданно, но фактически так оно и есть. Если раньше по каждому отдельному делу происходило длительное разбирательство, то теперь будет достаточно простого анонимного доноса (который вообще никто и никак не отслеживает). Как следствие, ребенка могут забрать даже из достаточно благополучной семьи. Причиной может стать что угодно, начиная от грязной посуды и заканчивая разбросанными на полу игрушками. Кстати, собранные игрушки и помытая посуда также могут стать причиной при определенной фантазии.

Историческая справка

Первые попытки как-либо оптимизировать законодательство касательно несовершеннолетних принимались ещё в далеком 1845 году. Постепенно система дорабатывалась и оптимизировалась. После революции в СССР также существовали аналогичные законы, которые в той или иной мере регулировали ответственность несовершеннолетних. К примеру, к некоторым из них, в зависимости от возраста и совершенных преступлений, применялись те же наказания, что и для взрослых. С единственным исключением – высшая мера социальной защиты (то есть расстрел) не применялась никогда. Правда, есть как минимум два документально подтвержденных доказательства того, что в некоторых случаях она все же применялась. Но и тут все было вполне обосновано. В первом случае высшее наказание было назначено за 10 поджогов и 8 убийств, совершенных одним и тем же лицом. Во втором – убийство женщины и маленького ребенка. В современном мире ювенальная юстиция в России ещё не обрела такой размах, как, к примеру, в США или Европе. А вот население, которое разбирается в проблеме и умеет думать, уже активно критикует даже эти маленькие шажки.

Официальные цели

Для того чтобы более-менее доступно и понятно описать проблему, следует на примерах показать, как должна действовать эта система. Так, если есть некий ребенок, который сознательно совершил преступление, прекрасно понимая всю суть проблемы, он обязан нести ответственность. В обычной ситуации он должен сидеть в специальной тюрьме. В случае с ювенальной юстицией его отправят на перевоспитание в специальные учреждения. То есть, по идее, вместо того, чтобы дальше травмировать психику ребенка, с ним проводят работу, обучают, объясняют и так далее. Вполне себе благая цель. Другой пример – есть семья, в которой родители пьют или являются наркоманами. В теории, из рожденного в такой социальной ячейке ребенка ничего особенно хорошего выйти не должно (хотя есть масса примеров, доказывающих обратное). Чтобы улучшить будущую жизнь малыша, его забирает служба ювенальной юстиции. Это также вполне логично и понятно, к такой позиции претензий быть не должно. Это два простейших примера того, как должна действовать данная система. К сожалению, действует она совершенно по-другому.

Фактические показатели

Проблемы ювенальной юстиции начинаются с отсутствия какого-либо контроля и невозможности родителей что-то доказать. То есть, по своей сути, они имеют на это право, но вот фактические данные показывают, что мнение родственников крайне редко берется в расчет. Выглядит это примерно так – есть чиновник, которому нужны деньги. Он приходит в любую семью, которую ему захочется, ссылаясь на анонимный донос. Проверить наличие такого документа практически невозможно, да и написать его может собственноручно тот же чиновник, ведь бумага-то без подписи. Дальше, придравшись к грязной посуде (не все же ее моют мгновенно), разбросанным игрушкам (антисанитария), отсутствию в холодильнике якобы необходимой там еды и так далее, данное лицо инициирует процедуру лишения родительских прав. Естественно, любые нормальные (да и большинство ненормальных) родителей будут против подобного. Чтобы решить проблему, им предлагают заплатить некую сумму. Вот и вся система. Просто, быстро и очень выгодно. Все то же самое верно и касательно любых других сфер деятельности человека. Если будет должный контроль, четко определенные показатели и параметры, которые не идут вразрез с логикой и реальным состоянием дел, такой институт власти вполне может быть полезен. Но не в том виде, в котором он существует сейчас.

Плюсы

К основным положительным факторам, которые имеет закон о ювенальной юстиции, с точки зрения чиновников, относятся улучшение ситуации внутри семьи, снижение детской преступности и так далее. В теории, если будут четко перечислены показатели, по которым ребенка могут забрать органы опеки, и они действительно будут более-менее адекватными, то ситуация может на самом деле улучшиться. Простой пример – есть семья, в которой ребенка кормят пищей быстрого приготовления. Это и здоровому взрослому вредно, не говоря уже о малыше. Если вскрывается такой факт, причем именно злоупотребления, а не частных случаев, подтвержденный документально, тогда уже действительно есть смысл начинать процедуру лишения родительских прав. Такое питание с раннего детства может негативно сказаться на всей жизни малыша и его здоровье.

Минусы

Легко догадаться, что голосов против ювенальной юстиции намного больше, чем за. И это тоже вполне логично, ведь того контроля, о котором говорилось в пункте выше, на данный момент не существует. Как следствие, все плюсы моментально меняются на минусы. Если взять за основу описанный ранее пример с пищей быстрого приготовления, то достаточно будет один раз заметить ребенка вместе с родителями за поеданием подобного, уже сразу можно будет лишать прав. Без объяснения причин, без возможности доказать обратное и так далее.

Ювенальная юстиция в России

В нашей стране подобная система, к счастью, пока не действует в полную силу. На данный момент, больше по привычке, производятся все те же действия, которые были и раньше. Фактически ничего не изменилось, но все к тому идет. Правительство официально заявляет, что относится к подобному негативно, но вот шаги, которые принимаются, достаточно сложно назвать отрицательными. С другой стороны, вполне возможно, что это лишь верхушка айсберга, которая просто необходима для совершения неких других действий, непонятных простым обывателям. Все станет более-менее понятно, когда прямым текстом будет объявлено, что ювенальная юстиция в России принята или не принята.

Украина

Аналогичная ситуация и в других странах СНГ. Особенно интересно сейчас смотреть на Украину, которая после последней революции активно стремится в Европу. Пускать ее туда, естественно, никто не собирается, зато вытянуть все соки вполне реально. Суть в том, что ювенальная юстиция в Украине, если она будет принята в том виде, в котором это требуется, поможет просто забирать всех понравившихся детей и отправлять их в другие семьи, которые заранее за это заплатят. Насколько официально все это будет поставлено, пока неизвестно, но тот факт, что подобное практикуется в огромном количестве стран с разной эффективностью, просто не дает оснований рассчитывать на что-то другое.

Вероятное будущее системы

Учитывая тот факт, насколько негативно подавляющее большинство людей отзывается о таком институте, как ювенальная юстиция, с некоторой долей вероятности он в той или иной мере будет отменен. Фактически окончательно избавиться от коррупции, торговли детьми и тому подобными злоупотреблениями будет практически невозможно, но обставлено это все будет по-другому. Только глобальные изменения в мире могут привести к действительно радикальным мерам. Самым простым примером может считаться очередная серьезная война.

Итоги

В целом задумка института как такового достаточно неплоха, и официальные цели, а также те действия, которые данная система должна совершать, направлены на улучшение общества, решение многих социальных проблем и так далее. На практике же ничего положительного ювенальная юстиция не делает, так что все, кто ее поддерживают, или не до конца понимают проблему, или имеют в этом свой интерес. Естественно, он никаким образом не может быть направлен на улучшение жизни людей. Требуется пересмотр существующих на данный момент особенностей и приведение их к более адекватным и разумным показателям, которые действительно будут направлены на улучшение ситуации, а не на ее ухудшение.

В России началась эпоха победившей ювенальной юстиции

Ювенальные лоббисты добились поставленной цели – лишили российских родителей права на воспитание собственных детей.

3 июля 2020 года в России был окончательно принят закон «о шлепках», вызвавший огромный общественный резонанс.


Официально закон называется «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» и предполагает декриминализацию, т.е. отмену уголовной ответственности за преступления небольшой тяжести.

Закон был подготовлен в ответ на просьбу президента России, высказанную им в послании Федеральному собранию в декабре 2015 года, поддержать инициативу Верховного суда о декриминализации уголовного законодательства.

В первом чтении законопроект № 953369-6, действительно, содержал позиции «экономии уголовной репрессии», но уже ко второму чтению с ним стали происходить «чудесные» изменения, в результате которых в статье 116 внезапно возник диаметрально противоположный смысл, появилось абсурдное и нелогичное наказание: за большее преступление – максимально мягкое, за малое преступление – чрезвычайно суровое, и, самое главное, образовался новый, никогда ранее не существовавший, субъект преступности – «близкое лицо».

Содержание этого понятия раскрывается там же: «Под близкими лицами в настоящей статье понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство» (п. 4 ст.1).

Путин еще в 2013 г. на съезде «Родительского всероссийского сопротивления» высказался против ювеналки.

Если родственник – виноват больше

Впервые в Уголовном кодексе появился новый, специальный состав преступлений, приравненный к преступлениям, совершенным «по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды» — это преступления в отношении членов семьи, близких родственников и свойственников.

И впервые за «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль (а степень выраженности и интенсивность боли законом не оговаривается), но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, в отношении близких лиц», законом было установлено весьма серьезное наказание.

Итак, за причинение физической боли без последствий, в том числе за шлепок или наказание ребенка ремнем, родителя будут ожидать «обязательные работы на срок до 360 часов, либо исправительные работы на срок до одного года, либо ограничение свободы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до двух лет».

Это прямо указывает на репрессивный характер законопроекта по отношению к социальной группе под названием «родители»; такая норма позволяет лишать свободы тех из родителей, кто посмеет наказать ребенка «без вреда его здоровью», что может подразумевать символическое наказание ремнем или даже банальный шлепок.

Еще одна чрезвычайно важная поправка в тексте закона – в ст. 20 УПК РФ – переводит побои из дел частного обвинения в дела частно-публичного обвинения. Это означает, что у правоохранительных органов, обязанных прекращать дела о побоях между родственниками в связи с примирением сторон, после принятия поправок такой обязанности не будет, и любое подобное дело, даже будучи начатым по заявлению постороннего лица, ни под каким предлогом прекращено не будет.

Другими словами, попал по любому, даже ложному, доносу под прицел, заявила скандальная соседка, что ты жену избиваешь или над ребенком измываешься – маховик запускается, и суд неизбежен, даже если в итоге ни у кого никаких претензий к тебе нет.

Каждая мама обязана знать:  Ребенок все время плачет, и я срываюсь

Но ведь есть законы

Антисемейные поправки законопроекта уничтожают конституционное право родителей на воспитание детей (ст. 38), нарушают ст. 63 Семейного кодекса РФ, которая гласит, что «родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей; родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей», нарушают раздел III Концепции государственной семейной политики в РФ на период до 2025 г. (утв. Распоряжением Правительства РФ от 25 августа 2014 г. №1618-р), которая требует «создания условий для повышения авторитета родителей в семье и обществе и поддержания социальной устойчивости каждой семьи».

Новая редакция указанных статей закона также вступает в грубое противоречие с п. 76, 78 Стратегии национальной безопасности (Указ Президента № 683 от 31.12.2015 г.), согласно которым защита семьи и сохранение традиционных российских духовно-нравственных ценностей отнесены к «стратегическим целям обеспечения национальной безопасности».

В национальной традиции нашего народа есть право родителей на ограниченное, с любовью, физическое наказание ребенка в случае его упорного непослушания и хамства, что определяется свидетельствами Священного Писания и подтверждается накопленным педагогическим опытом.

Как их зовут

Принятие указанных поправок в ст. 116 УК и ст.20 УПК – громадная трагическая ошибка для государства, для общества, для нации. Но не первая в сфере ювенальной юстиции. Еще в далеком 2007 г. в Государственную думу был внесен самый настоящий ювенальный законопроект N 485737-4 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (в части уточнения порядка отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью)» и два года инициаторы добивались его принятия.

Законопроект предусматривал введение ускоренного порядка отобрания ребенка у родителей – в трехдневный срок, в закрытом судебном заседании, и только огромным напряжением сил неравнодушной общественности и даже ряда думских депутатов удалось остановить его принятие.

Нынешние поправки – это элементы пресловутого закона «О семейно-бытовом насилии», который лоббисты ювенальной юстиции организованно и массово продавливали в течение нескольких последних лет.

Среди особо активных лоббистов закона о насилии в семье в первую очередь следует отметить председателя Общественного совета по правам человека Михаила Федотова и его соратников, в частности, Светлану Айвазову, а также депутата Салию Мурзабаеву и ее рабочую группу по разработке закона: юриста Мари Давтян, эксперта Светлану Айвазову (все ту же) и др., при самой активной поддержке сенатора Валентины Петренко.

Бои по-серьезному

Голосование по законопроекту № 953369-6 в Совете Федераций 29 июня 2020 г. обозначило новых «игроков» на ювенальном поле: представлял законопроект сенатор Андрей Клишас, который горячо защищал правильность антиродительских поправок и утверждал, что «это – важный закон, направленный на защиту традиционных ценностей»; сенатор Ольга Ковитиди предложила «сначала посмотреть правоприменительную практику» (то есть в порядке эксперимента отправить десяток-другой родителей в тюрьму), поскольку, по ее мнению, «закон своевременный и правильный»; не осталась в стороне и сенатор Валентина Петренко, которая призвала «не допустить того, чтобы избивались дети», и «не опуститься до первобытного строя, когда можно было еще и съесть человека или там ребенка»; сенатор Лилия Гумерова, уже отметившаяся ранее защитой т.н. беби-боксов, призвала срочно ввести «правосудие, дружественное к детям», и обвинила общественность, выступающую против обсуждаемого законопроекта, в том, что в отличие от нее самой, «они (общественники) ничего общего с защитой детства не имеют»; сенатор Людмила Косткина утверждала, что «насилие в семье – огромная проблема для Российской Федерации», и поэтому закон нужно срочно принимать.

О своем несогласии с законопроектом с разной степенью эмоциональности на заседании заявили сенаторы Светлана Горячева, Вячеслав Мархаев, Елена Мизулина, и их выступления стали причиной раздражения и даже гнева сенаторов Клишаса и Петренко.

Обсуждение носило бурный характер, и, подводя его итоги, спикер Валентина Матвиенко предложила закон срочно принять, а по указанным статьям создать согласительную комиссию (предложение Горячевой) и включить в нее для работы сенаторов Клишаса и Мизулину, чтобы обсудить противоречия и подготовить поправки в ст. 116 УК и 20 УПК, «конечно, если в ходе работы комиссии выяснится, что они все-таки нужны».

Немного компетентности

Сенаторы, выступавшие за ювенальные поправки, демонстрировали удивительную неосведомленность в данном вопросе. Так, нелишней для них будет информация, что «правосудие, дружественное ребенку» — понятие, которое ювенальные лоббисты во всем мире употребляют именно для обозначения ювенальной юстиции, с целью придания ей подобия некоего благообразия; это понятие – безошибочный ювенальный маркер, и такие вещи сенаторам, обсуждающим ювенальные законы, знать необходимо, а не знать – стыдно.

Также ни одному политику не делают чести ходульные фразы типа «может, еще позволим есть детей» или ювенальные штампы «семья – это место насилия» и «ужасающая статистика насилия в российских семьях».

Неосведомленность, некомпетентность, отсутствие достоверной информации и «каша в голове» из хаотичных представлений о предмете разговора характерна и для других сенаторов. Так, Антон Беляков, неожиданно выступивший против скандальных поправок, заявил, что хотя сам и является одним из авторов закона о семейно-бытовом насилии, разработанного вместе с Общественным советом по правам человека, но в данных поправках он как раз видит признаки ювенальной юстиции и поэтому выступает против них. Понять, что обсуждаемые ювенальные поправки – всего лишь часть разработанного им же закона о семейно-бытовом насилии, для сенатора оказалось сложно.

Ювенальный удар

Итак, в России впервые принят самый настоящий и неприкрытый ювенальный закон, и нужно признать, что общественность не успела отразить этот удар.

Российское общество вошло в новую стадию развития; впереди – отмена презумпции невиновности, массовая дискриминация социальной группы под названием «родители», официальное огосударствление детей.

Началась ювенальная эпоха, и отныне родителям будет запрещено самим воспитывать своих детей, самим выбирать способы воспитательного воздействия в зависимости от ситуации и необходимости, и самим решать, что хорошо, а что плохо для их ребенка. Все это им теперь расскажут суровые и властные тетеньки из органов опеки, которые потребуют беспрекословного исполнения родителями каждой буквы из их новых инструкций и будут зорко выискивать самые маленькие намеки на синяки у их непоседливых детишек.

Институт семьи в России ждет уничтожение воспитательной традиции, разрыв эмоциональных связей, потеря контроля над детьми, разрушение иерархии отношений, вынужденный детоцентризм, прагматизм и узаконенное потребительство.

В стране будет создан механизм жесткого репрессивного контроля над семьей, станет расширяться институт социального сиротства.

Как следствие, государство неизбежно встретится с атомизацией общества и враждебностью населения.

Существует ли ювенальная юстиция в России?

Ювенальная юстиция действует в развитых странах уже несколько десятилетий и имеет достаточно противоречивые характеристики. Сотни тысяч детей забрали из семей под опеку государства, а их родители оштрафованы или посажены под арест. В России ЮЮ подверглась активному внедрению с начала 2000 годов. При этом, с 2020 года более десятка составов судей, занимающихся рассмотрением детских преступлений, приняты и существуют во многих регионах страны.

Ювенальная юстиция в России в 2020 году

Ювенальная юстиция в России официальный закон 2020 принят и существует еще с 2020 года. Поэтому родителям следует крайне осторожно и внимательно относится к проявлению интереса социальных служб к их семье. Сегодня в РФ такая законодательная база принята и существует преимущественно в формальном виде и представлена законодательной базой, а также позициями органов судебной власти, которые в любой ситуации на стороне проблем и интересов ребенка.

Что такое ювенальная юстиция в России?

Ювенальной юстицией, которая принята и существует в России, называют систему государственных органов и действий, направленных на осуществление правосудия в отношении правонарушителей, которые не достигли совершеннолетия. Сегодня в РФ ЮЮ находится на фазе внедрения. Благодаря действиям государственных служащих было создано:

  • административные комиссии, занимающиеся делами несовершеннолетних;
  • органы опеки, проводящие контроль как за семьей в целом, так и каждым ребенком поотдельности;
  • социально-психологические учреждения, которые существуют на государственных условиях, работают с семьями и участвуют в судебных разбирательствах;
  • проекты, позволяющие проводить отработку процесса функционирования ювенальных судов;
  • институты ЮЮ.

Был ли принят закон об ювенальной юстиции в России?

Вопрос о том, есть ли в России ювенальная юстиция, является неоднозначным. В 2020 году 3 июля президент России В.В. Путин подписал первый, и по мнению государственного аппарата нужный, закон №323-ФЗ. Данный правовой акт позволяет знать и закреплять основные права и обязанности родителей в отношении своих детей. Таким образом, ЮЮ принята, а также существует теперь и в России.

Органы опеки могут ли забрать ребенка из семьи по закону?

Ювенальная юстиция в России реальные истории изъятия детей из родных семей стали встречаться все чаще. Каждое муниципальное образование имеет свои комиссии и органы, которые могут забрать несовершеннолетнего ребенка из семьи без решения суда. В связи с периодическим злоупотреблением социальных работников своими полномочиями и негативным воздействием ЮЮ на общество, Светланой Копыловой была проведена презентация песни о негативных последствиях введения такой правовой нормы. Произведение является своего рода введением для рассмотрения необходимости принятия и существования ювенального судочинства в России.

Плюсы и минусы ювенальной юстиции

К основным преимуществам ЮЮ, которая принята и существует в РФ, относят:

  • увеличение роли родителей и общества в осуществлении детского воспитания;
  • закрепление прав и волеизъявлений, которыми обладает каждый ребенок.

Такая политика правовых отношений государства и граждан имеет и ряд негативных сторон:

  • возможность давления на родителей со стороны чиновников;
  • воспитание безответственных и неуправляемых личностей;
  • поощрение доносов на родителей государственным органам со стороны детей;
  • бесправность старшего поколения и учителей по отношению к ребенку;
  • безнаказанность за содеянные преступления;
  • увеличение количества семейных конфликтов.

Таким образом, как правовая система, ЮЮ принята и существует в РФ, имеет свои положительные и негативны стороны. Даже опытные юристы не могут прийти к единому мнению в отношении необходимости внедрения такой юстиции в правовую систему российского государства.

Ювенальная юстиция в каких странах действует?

ЮЮ в Европе действует уже десятки лет. Наиболее развита такая система правосудия в:

Система ЮЮ, которая принята и существует в развитых странах, позволяет массово забирать детей из вполне благополучных семей под предлогом отстаивания их интересов. Из опыта перечисленных стран можно сделать вывод, что ювенальное правосудие не всегда положительным образом влияет на детское поколение. Порой оно крайне негативно влияет на психику и поведение человека во взрослой жизни.

Кто продвигает ювенальную юстицию в России

Что такое ювенальная юстиция? Это система специальных законов, смысл которых прост и страшен одновременно: путём вмешательства в дела семьи добиться разрушения этого важнейшего института общества. Как и всегда зло рядится в одежды добра. Ювенальные технологии и ювенальное законодательство продвигают под соусом «защиты прав ребенка» или «противодействие насилию в семье». Права ребенка противопоставляются правам родителей, семья искусственно раскалывается. Среди детей ведётся активная пропаганда доносительства на родителей. Главной задачей врачей и педагогов становится «дать сигнал». Работает эта схема так: синяк на попе ребенка, «сигнал», что дома «недостаточно чисто» или «мало продуктов», – в дом приходят ювенальщики и БЕЗ РЕШЕНИЯ СУДА(!) забирают детей. Чтобы им «помочь». В Скандинавии и Северной Европе, где ювенальные технологии внедрены достаточно давно, изъятие детей всегда заканчивается их передачей в детдома или в семьи для усыновления. Детей никогда не возвращают родителям, практически никогда. В Великобритании уж так «случайно» получается, что семьи, куда передают детей на воспитание почти всегда… однополые.

Самое время спросить: зачем всё это делается? Ювенальная юстиция – это технология разрушения семьи. Семья — основная ячейка общества и механизм демографического воспроизводства народа. Уничтожите семью, расколете её, нивелируете её смысл — и сразу «убьете» двух зайцев: лишите людей опоры и сможете прервать традиции и культуру народа (которые передаются в семье), сможете создать ситуацию неизбежного сокращения численности народа. Не будет семьи – не будет народа. Вот и весь смысл ювенальной юстиции, которая является одним из инструментов глобализации.

Неприятный факт состоит в том, что ювенальные технологии уже частично внедрены в России. Вот только два факта самого последнего времени.

1. В конце своей работы Госдума прежнего созыва приняла, несмотря на протесты общественности, пресловутый «Закон о шлепках». Под видом «защиты от семейного насилия» были введены изменения, которые приравнивали к однозначно уголовному наказанию, являясь отягчающим фактором, – родство. Получалось – шлёпнул по попе – синяк – даже его отсутствие, но подозрение, что шлепок был – 2 года тюрьмы.

Протесты общественности были столь сильны, что Госдума нашла в себе силы признать ошибку, и новый её состав (по большей части состоящий из тех же депутатов, что и прежний!) убрал ювенальные смыслы из закона.

2. В январе 2020 года была ещё одна попытка втащить ювенальщину в российское законодательство. На этот раз кивать на стары состав Думы не получится – новый закон принял новый состав Думы. «Закон о контингенте», предложенный правительством, подразумевал сбор данных о детях, на который никто добро из родителей не давал. Остановил этот закон Президент, который его отклонил.

Обратите внимание: одни и те же депутаты в одном и том же месяце могут устранить ювенальные технологии в одном законе и тут же ввести их другим!

Это даёт нам два факта, оба из которых печальны, но не смертельны:

  1. Депутаты Госдумы из «Единой России», которые обеспечивают принятие или непринятие законов, полностью подчинены партийно-фракционной дисциплине и руководству Госдумы. Это значит, что может быть принят абсолютно ЛЮБОЙ закон. Никакого идеологического стержня у единороссов нет, никакого собственного понимания, что хорошо – что плохо, также в их головах не существует.
  2. В нашей стране есть мощное ювенальное лобби, которое всеми силами протаскивает ювенальное законодательство через Госдуму и Совет Федерации.

Однако, как показали последние события, взаимодействие общественных организаций и Президента способно остановить проникновение ювенальной юстиции. А вот пассивность и надежда на то, что «добрый барин» из Конституционное большинства ЕР в Госдуме понимает, за что нельзя голосовать, быстро приведет к торжеству ювенальщины.

Вы заметили, как в последние дни активизировалось ювенальное лобби? Статьи на тему «в России разрешили бить в семье» запестрили на страницах многих изданий. А всё из-за того, что Госдума исправила свою ошибку и убрала родство в качестве отягчающего обстоятельства.

Важную роль в поднявшейся шумихе сыграли и те силы, что вне органов власти и средств массовой информации, всеми силами работают на глобалистов. При этом эти силы, а вернее говоря, даже персоны… очень конкретные. Сейчас поймёте, что имеется ввиду.

26 января 2020 года я принял участие в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым». В третьей части шло обсуждение шумихи и крокодиловых слез вокруг решения Госдумы исправить свою ошибку. Среди тех, кто пытался взывать к эмоциям и делал вид, что от насилия в России теперь семьи никак не защищены была Алёна Попова. Прежде чем рассказать об этой персоне, развеем ту пелены лжи, которую сознательно создают лоббисты ювенальной юстиции. Любой человек в России защищен от побоев законом: в УК масса статей с разным составами преступлений. Ввести специальный закон «для семьи» — это и есть первый шаг в сторону ювенальных технологий. Не случайно в документах европейских ювенальщиков семья значится КАК ГЛАВНАЯ УГРОЗА РЕБЕНКУ!

Но вернёмся к персоне, которая в эфире программы Соловьева, отстаивала «ювенальные ценности». Вот она — Алена Попова.

За защиту от насилия в семье. Защищает детей. Ювенальная технолония именно так всегда и подается: защита.

А вот Алена Попова чуть ранее.

Она была соратницей, «гражданским активистом», бывшего депутата Госдумы Ильи Пономарева. Того самого, что был одним из лидеров неудавшейся «снежной революции», единственный проголосовал против воссоединения России и Крыма, получил $750000 за 10 лекций Сколково. После того, как правоохранители заинтересовались этим явным расхищением средств, Пономарев убежал в США. Там и на Украине он сейчас и скрывается, после того, как был лишен своих депутатских полномочий.

А вот Алена Попова с белой ленточкой и Ильей Пономаревым во время «болотных попыток» захватить власть в России по украинскому сценарию в 2011-2012 гг.

Тогда они хотели взять власть, а сегодня они решили защищать наших детей? Учитывая политическое лицо Алёны Поповой, догадаться, какие структуры и какие государства проталкивают у нас ювенальщину, труда не составит. Это все та же гоп-компания «оппозиции», «детей капитана гранта» и Пятой колонны, готовой в любой форме продавать интересы своей страны.

В программе Владимира Соловьева эта дама себя полностью раскрыла. Просто посмотрите.

Вот полная версия программы:

(третья часть, в которой речь шла о ювенальной юстиции – с 1 часа 20 минуты)

Мои слова в этой программе:

P.S. Материал по теме ювенальной юстиции:

Оценка информации

4 коммент.»

Эти предатели народа на все пойдут что бы навредить России,не пойму почему они до сих пор на свободе а не в тюрьме,эта зараза как спрут все больше и больше проникает в наше общество,они видят что народ их не поддерживает так они взялись за семью, за наших детей,внутри все закипает от злости.

Сколько ещё наша общественность будет смотреть спокойно на изменников, диверсантов и предателей государственных интересов-активно продвигающих масонские планы илюмминатов по разрушению и уничтожению русской нации и всего человеческого вида? Когда наконец-то сработает у нашего народа инстинкт самовыживания? Когда дубина народного гнева обрушится на головы генетических мутантов, сидящих в Думе и в правительстве?

Нет семьи, нет народа. Есть стадо без привязанностей и идеалов, и таким стадом легко управлять. Куда кинул морковку, туда стадо и поскачет. Морковкой являются надуманные, искусственные ценности. Не жизнь человеческая, не голубое небо, шелест листьев, плеск прозрачной воды и поцелуй любимого человека. Запах и агуканье родного дитя. Величайшей ценностью для всех нас хотят сделать пёстрые тряпки, жратву, бабло и всеобщую лень. Дали тебе корыто с бурдой, пожрал и вали в своё болото, плескайся в тёплом д….е и ни о чём не думай. Посмотрите кормление свиней на свинарнике и сравните дни распродаж с названием “чёрная пятница”. Один в один битва за корыто. Помехой для выполнения таких планов является семья, поэтому её и хотят разрушить.

Отдельно взятая Алена Попова не может протащить законы на таком уровне.

Автор, вы правы, но… давайте уж всех по списку. Называйте Медведева и компанию. Думаю и еще кто-то найдется.

Закон о ювенальной юстиции в россии принят 2020

12.07.2020 07:00 Мск

Официально закон называется «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» и предполагает декриминализацию, т.е. отмену уголовной ответственности за преступления небольшой тяжести.

Закон был подготовлен в ответ на просьбу президента России, высказанную им в послании Федеральному собранию в декабре 2015 года, поддержать инициативу Верховного суда о декриминализации уголовного законодательства.

В первом чтении законопроект № 953369-6, действительно, содержал позиции «экономии уголовной репрессии», но уже ко второму чтению с ним стали происходить «чудесные» изменения, в результате которых в статье 116 внезапно возник диаметрально противоположный смысл, появилось абсурдное и нелогичное наказание: за большее преступление – максимально мягкое, за малое преступление – чрезвычайно суровое, и, самое главное, образовался новый, никогда ранее не существовавший, субъект преступности – «близкое лицо».

Содержание этого понятия раскрывается там же: «Под близкими лицами в настоящей статье понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство» (п. 4 ст.1).

Путин еще в 2013 г. на съезде «Родительского всероссийского сопротивления» высказался против ювеналки

Если родственник – виноват больше

Впервые в Уголовном кодексе появился новый, специальный состав преступлений, приравненный к преступлениям, совершенным «по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды» — это преступления в отношении членов семьи, близких родственников и свойственников.

И впервые за «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль (а степень выраженности и интенсивность боли законом не оговаривается), но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, в отношении близких лиц», законом было установлено весьма серьезное наказание.

Итак, за причинение физической боли без последствий, в том числе за шлепок или наказание ребенка ремнем, родителя будут ожидать «обязательные работы на срок до 360 часов, либо исправительные работы на срок до одного года, либо ограничение свободы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до двух лет».

Это прямо указывает на репрессивный характер законопроекта по отношению к социальной группе под названием «родители»; такая норма позволяет лишать свободы тех из родителей, кто посмеет наказать ребенка «без вреда его здоровью», что может подразумевать символическое наказание ремнем или даже банальный шлепок.

Еще одна чрезвычайно важная поправка в тексте закона – в ст. 20 УПК – переводит побои из дел частного обвинения в дела частно-публичного обвинения. Это означает, что у правоохранительных органов, обязанных прекращать дела о побоях между родственниками в связи с примирением сторон, после принятия поправок такой обязанности не будет, и любое подобное дело, даже будучи начатым по заявлению постороннего лица, ни под каким предлогом прекращено не будет.

Другими словами, попал по любому, даже ложному, доносу под прицел, заявила скандальная соседка, что ты жену избиваешь или над ребенком измываешься – маховик запускается, и суд неизбежен, даже если в итоге ни у кого никаких претензий к тебе нет.

Антисемейные поправки законопроекта уничтожают конституционное право родителей на воспитание детей (ст. 38), нарушают ст. 63 Семейного кодекса РФ, которая гласит, что «родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей; родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей», нарушают раздел III Концепции государственной семейной политики в РФ на период до 2025 г. (утв. Распоряжением Правительства РФ от 25 августа 2014 г. №1618-р), которая требует «создания условий для повышения авторитета родителей в семье и обществе и поддержания социальной устойчивости каждой семьи».

Новая редакция указанных статей закона также вступает в грубое противоречие с п. 76, 78 Стратегии национальной безопасности (Указ Президента № 683 от 31.12.2015 г.), согласно которым защита семьи и сохранение традиционных российских духовно-нравственных ценностей отнесены к «стратегическим целям обеспечения национальной безопасности».

В национальной традиции нашего народа есть право родителей на ограниченное, с любовью, физическое наказание ребенка в случае его упорного непослушания и хамства, что определяется свидетельствами Священного Писания и подтверждается накопленным педагогическим опытом.

Принятие указанных поправок в ст. 116 УК и ст.20 УПК – громадная трагическая ошибка для государства, для общества, для нации. Но не первая в сфере ювенальной юстиции. Еще в далеком 2007 г. в Государственную думу был внесен самый настоящий ювенальный законопроект N 485737-4 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (в части уточнения порядка отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью)» и два года инициаторы добивались его принятия.

Законопроект предусматривал введение ускоренного порядка отобрания ребенка у родителей – в трехдневный срок, в закрытом судебном заседании, и только огромным напряжением сил неравнодушной общественности и даже ряда думских депутатов удалось остановить его принятие.

Нынешние поправки – это элементы пресловутого закона «О семейно-бытовом насилии», который лоббисты ювенальной юстиции организованно и массово продавливали в течение нескольких последних лет.

Среди особо активных лоббистов закона о насилии в семье в первую очередь следует отметить председателя Общественного совета по правам человека Михаила Федотова и его соратников, в частности, Светлану Айвазову, а также депутата Салию Мурзабаеву и ее рабочую группу по разработке закона: юриста Мари Давтян, эксперта Светлану Айвазову (все ту же) и др., при самой активной поддержке сенатора Валентины Петренко.

Голосование по законопроекту № 953369-6 в Совете Федераций 29 июня 2020 г. обозначило новых «игроков» на ювенальном поле: представлял законопроект сенатор Андрей Клишас, который горячо защищал правильность антиродительских поправок и утверждал, что «это – важный закон, направленный на защиту традиционных ценностей»; сенатор Ольга Ковитиди предложила «сначала посмотреть правоприменительную практику» (то есть в порядке эксперимента отправить десяток-другой родителей в тюрьму), поскольку, по ее мнению, «закон своевременный и правильный»; не осталась в стороне и сенатор Валентина Петренко, которая призвала «не допустить того, чтобы избивались дети», и «не опуститься до первобытного строя, когда можно было еще и съесть человека или там ребенка»; сенатор Лилия Гумерова, уже отметившаяся ранее защитой т.н. беби-боксов, призвала срочно ввести «правосудие, дружественное к детям», и обвинила общественность, выступающую против обсуждаемого законопроекта, в том, что в отличие от нее самой, «они (общественники) ничего общего с защитой детства не имеют»; сенатор Людмила Косткина утверждала, что «насилие в семье – огромная проблема для Российской Федерации», и поэтому закон нужно срочно принимать.

О своем несогласии с законопроектом с разной степенью эмоциональности на заседании заявили сенаторы Светлана Горячева, Вячеслав Мархаев, Елена Мизулина, и их выступления стали причиной раздражения и даже гнева сенаторов Клишаса и Петренко.

Обсуждение носило бурный характер, и, подводя его итоги, спикер Валентина Матвиенко предложила закон срочно принять, а по указанным статьям создать согласительную комиссию (предложение Горячевой) и включить в нее для работы сенаторов Клишаса и Мизулину, чтобы обсудить противоречия и подготовить поправки в ст. 116 УК и 20 УПК, «конечно, если в ходе работы комиссии выяснится, что они все-таки нужны».

Сенаторы, выступавшие за ювенальные поправки, демонстрировали удивительную неосведомленность в данном вопросе. Так, нелишней для них будет информация, что «правосудие, дружественное ребенку» — понятие, которое ювенальные лоббисты во всем мире употребляют именно для обозначения ювенальной юстиции, с целью придания ей подобия некоего благообразия; это понятие – безошибочный ювенальный маркер, и такие вещи сенаторам, обсуждающим ювенальные законы, знать необходимо, а не знать – стыдно.

Также ни одному политику не делают чести ходульные фразы типа «может, еще позволим есть детей» или ювенальные штампы «семья – это место насилия» и «ужасающая статистика насилия в российских семьях».

Неосведомленность, некомпетентность, отсутствие достоверной информации и «каша в голове» из хаотичных представлений о предмете разговора характерна и для других сенаторов. Так, Антон Беляков, неожиданно выступивший против скандальных поправок, заявил, что хотя сам и является одним из авторов закона о семейно-бытовом насилии, разработанного вместе с Общественным советом по правам человека, но в данных поправках он как раз видит признаки ювенальной юстиции и поэтому выступает против них. Понять, что обсуждаемые ювенальные поправки – всего лишь часть разработанного им же закона о семейно-бытовом насилии, для сенатора оказалось сложно.

Итак, в России впервые принят самый настоящий и неприкрытый ювенальный закон, и нужно признать, что общественность не успела отразить этот удар.

Российское общество вошло в новую стадию развития; впереди – отмена презумпции невиновности, массовая дискриминация социальной группы под названием «родители», официальное огосударствление детей.

Началась ювенальная эпоха, и отныне родителям будет запрещено самим воспитывать своих детей, самим выбирать способы воспитательного воздействия в зависимости от ситуации и необходимости, и самим решать, что хорошо, а что плохо для их ребенка. Все это им теперь расскажут суровые и властные тетеньки из органов опеки, которые потребуют беспрекословного исполнения родителями каждой буквы из их новых инструкций и будут зорко выискивать самые маленькие намеки на синяки у их непоседливых детишек.

Институт семьи в России ждет уничтожение воспитательной традиции, разрыв эмоциональных связей, потеря контроля над детьми, разрушение иерархии отношений, вынужденный детоцентризм, прагматизм и узаконенное потребительство.

В стране будет создан механизм жесткого репрессивного контроля над семьей, станет расширяться институт социального сиротства.

Как следствие, государство неизбежно встретится с атомизацией общества и враждебностью населения.

© Институт Информационных Технологий, 620142 , г. Екатеринбург , ул. Степана Разина, д. 16

Свидетельство о регистрации СМИ ИА№ФС77-56094 от 15 ноября 2013 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ФС77-56357 от 02 декабря 2013 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Использование материалов агентства допускается только с согласия редакции.

Редакция не несет ответственности за содержание комментариев к материалам сайта. Комментарии к материалам сайта — это личное мнение посетителей сайта.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация