Защита несовершеннолетних от противоправных посягательств


Содержание

Гарантии защиты несовершеннолетних от посягательств на личные и имущественные блага

Как известно, дети – наиболее уязвимые члены нашего общества. Одной из самых опасных проблем является насилие над детьми. Значительная часть преступлений против жизни, здоровья и половой неприкосновенности детей совершается в семье, а также лицами, обязанными по закону заботиться о ребенке.

Ситуация, сложившаяся в сфере профилактики преступлений против детей, защиты их прав, как отмечается в Национальной стратегии, является неудовлетворительной и требует принятия неотложных мер.

Ранее уже отмечалось, что до недавнего времени проблемы насилия над детьми были полностью скрыты от обсуждения. Лишь в настоящее время мы начали осознавать масштабы и серьезность этих проблем. Опасность этого явления заключается прежде всего в том, что дети находятся в полной зависимости от взрослых, включая зависимость правовую. Если насилие исходит от лиц, на которых закон возлагает обязанность и одновременно предоставляет право защищать их интересы, дети полностью остаются без защиты. Факты свидетельствуют о том, что ежегодно в масштабах России около 2 млн детей терпят избиения прежде всего от своих родителей, исходом которых нередко является смерть. Более 50 тыс. детей уходят из родительского дома, спасаясь от насилия; 25 тыс. в настоящее время находятся в розыске. Согласно исследованиям, проводимым Центром социальной и судебной психиатрии им. Сербского, чаще всего жестокое обращение в семье терпят дети в возрасте 5–7 лет, от 60 до 70% из них отстают в физическом и психическом развитии, страдают различными психоэмоциональными расстройствами. В более позднем возрасте дети сами совершают агрессивные действия против родителей, защищаясь от их жестокого обращения или мстя за него. Общеизвестно, что такие дети сами становятся опасными для общества. Имеются вполне обоснованные предположения, что маньяки и так называемые серийные убийцы в детстве подвергались жестокому обращению; их действия являются отдаленными последствиями пережитой агрессии со стороны взрослых, если такие последствия не были своевременно нейтрализованы через социально приемлемые формы реабилитации как жертв агрессии, так и семьи в целом [1] .

Исходя из фактов реальной действительности, свидетельствующих о том, что именно в семье чаще всего ребенок испытывает не только позитивное, но нередко и негативное воздействие взрослых, в ст. 19 Конвенции о правах ребенка установлено, что «государства-участники принимают все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление, со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке. Такие меры защиты, в случае необходимости, включают эффективные процедуры для разработки социальных программ с целью предоставления необходимой поддержки ребенку и лицам, которые о нем заботятся, а также для осуществления других форм предупреждения и выявления, сообщения, передачи на рассмотрение, расследования, лечения и последующих мер в связи со случаями жестокого обращения с ребенком, указанными выше, а также в случае необходимости для возбуждения судебной процедуры».

В России указанные положения Конвенции реализуются прежде всего в семейном законодательстве. В п. 2 ст. 56 СК признается право ребенка на защиту от злоупотреблений со стороны родителей и заменяющих их лиц.

При нарушении прав и законных интересов ребенка, в том числе при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями (одним из них) обязанностей по воспитанию, образованию ребенка либо при злоупотреблении родительскими правами, ребенок вправе самостоятельно обращаться за их защитой в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста 14 лет – в суд. Должностные лица организаций и иные граждане, которым станет известно об угрозе жизни или здоровью ребенка, о нарушении его прав и законных интересов, обязаны сообщить об этом в орган опеки и попечительства по месту фактического нахождения ребенка. При получении таких сведений орган опеки и попечительства обязан принять необходимые меры по защите прав и законных интересов ребенка.

Аналогичное право в отношении несовершеннолетнего, находящегося под опекой или попечительством, в том числе в приемной семье, предусмотрено абз. 4 п. 1 ст. 148 СК. И хотя подобное право прямо не закреплено в отношении детей, помещенных в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, тем не менее в п. 3 ст. 155.3 СК содержится положение о том, что такие дети имеют права, предусмотренные ст. 55–57 СК, т.е. среди прочих – право на защиту от злоупотреблений со стороны лиц, заменяющих родителей (в данном случае это работники указанных организаций).

В ст. 69 СК предусмотрено, что родители могут быть лишены родительских прав, если они злоупотребляют своими родительскими правами, жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность. По аналогичным основаниям может быть отменено усыновление (ст. 141 СК), а также может быть расторгнут договор о передаче ребенка на воспитание в приемную семью с предварительным отстранением опекуна (попечителя) от исполнения функций по опеке и попечительству (ст. 151.3 СК, ст. 29 Федерального закона «Об опеке и попечительстве). При наличии в действиях родителей и заменяющих их лиц признаков какого-либо преступления против жизни и здоровья или преступления сексуального характера родители или лица, их заменяющие, могут быть привлечены к уголовной ответственности.

Национальной стратегией предусмотрены специальные меры, направленные на предотвращение насилия в отношении несовершеннолетних и реабилитацию детей – жертв насилия, в которую включены:

  • – разработка комплексной национальной программы по предотвращению насилия в отношении детей и реабилитации детей – жертв насилия;
  • – создание некоммерческого партнерства «Российский национальный мониторинговый центр помощи пропавшим и пострадавшим детям» в целях объединения усилий государства и гражданского общества в работе по поиску пропавших детей, профилактике и пресечению преступлений насильственного и сексуального характера, в том числе совершенных с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, а также повышения эффективности деятельности следственных органов при расследовании преступных посягательств в отношении детей;
  • – обеспечение выполнения Руководящих принципов ООН, касающихся правосудия в вопросах, связанных с участием детей – жертв и свидетелей преступлений, 2005 г.;
  • – создание сети организаций, осуществляющих психологическую и социальную реабилитацию детей – жертв насилия, а также оказывающих помощь следственным органам при расследовании преступных посягательств в отношении детей.

Эксплуатация несовершеннолетних со стороны родителей, заменяющих их лиц либо со стороны тех, кто по закону обязан заботиться о них, может выражаться также в вовлечении их в совершение антиобщественных действий, в частности в употребление спиртных напитков или одурманивающих веществ, в бродяжничество или попрошайничество (ст. 151 УК) либо в совершение преступлений (ст. 150 УК). В ч. 2 каждой из указанных статей содержится такой квалифицирующий признак, как совершение указанных преступлений родителем, педагогом или иным лицом, на которое законом возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетних. Практика показывает, что за счет эксплуатации несовершеннолетних путем вовлечения их в совершение преступлений родители или лица, их заменяющие, а также педагогические работники ведут паразитический образ жизни, организуя из числа воспитанников преступные группы.

В ст. 34 Конвенции о правах ребенка содержатся нормы о мерах, которые должны принять государства-участники для защиты детей от всякого рода сексуальной эксплуатации. Государства-участники обязуются защищать ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения. В этих целях государства-участники, в частности, принимают на национальном двустороннем и многостороннем уровнях все необходимые меры для предотвращения:

a) склонения или принуждения ребенка к любой незаконной сексуальной деятельности;

b) использования в целях эксплуатации детей в проституции или в другой незаконной сексуальной практике;

c) использования в целях эксплуатации детей в порнографии и порнографических материалах.

О защите несовершеннолетних от сексуальной эксплуатации в семье, а также от эксплуатации их интереса к эротике и соответственно об установлении особого порядка распространения в средствах массовой информации эротической продукции речь уже шла. Однако главным средством защиты несовершеннолетних от всякого рода посягательств на их половую неприкосновенность является уголовная ответственность за преступления сексуального характера. Этому в УК посвящена специальная глава. Так, в качестве квалифицирующих признаков изнасилования как наиболее тяжкого из разряда подобных преступлений в ст. 131 УК указано изнасилование заведомо для виновного несовершеннолетней (п. «а» ч. 3); еще более суровая ответственность наступает за изнасилование заведомо для виновного несовершеннолетней, не достигшей возраста 14 лет (п. «б» ч. 4). В ст. 132 УК установлена ответственность за мужеложство, лесбиянство и иные насильственные действия сексуального характера. В п. «а» ч. 3 данной статьи установлен квалифицирующий признак, усиливающий ответственность за совершение таких действий в отношении заведомо для виновного несовершеннолетнего лица, а в п. «б» ч. 4 – еще более строгая ответственность за насильственные действия сексуального характера в отношении лица, заведомо для виновного не достигшего возраста 14 лет.

Статья 134 УК устанавливает уголовную ответственность лица, достигшего совершеннолетия, за половое сношение или иные ненасильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении лица, заведомо для виновного не достигшего 16 лет. В ч. 2 предусмотрена более строгая ответственность за совершение таких действий с лицом, заведомо для виновного не достигшим 14 лет, в ч. 3 – ответственность за подобные действия в отношении лица, заведомо для виновного не достигшего возраста 12 лет. Такие же квалифицирующие признаки, усиливающие уголовную ответственность, установлены в ст. 135 УК за совершение лицом, достигшим возраста 18 лет, развратных действий в отношении несовершеннолетнего.

В полном соответствии со ст. 34 Конвенции находятся нормы об уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетних в занятие проституцией или понуждение их к продолжению занятия проституцией (ст. 240, 241 УК). В ч. 3 ст. 240 УК содержится квалифицирующий признак, усиливающий ответственность и выражающийся в совершении указанных действий в отношении заведомо для виновного несовершеннолетних лиц. В ст. 241 УК установлена уголовная ответственность за организацию занятия проституцией; наиболее строгая ответственность наступает за использование для занятия проституцией заведомо для виновного несовершеннолетних лиц; особо строгая ответственность устанавливается за совершение указанных действий в отношении лиц, заведомо для виновного не достигших возраста 14 лет.

В ст. 242.1 УК установлена уголовная ответственность за изготовление или оборот порнографических материалов или предметов с изображением несовершеннолетних.

Ответственность устанавливается в том числе за перемещение через государственную границу с целью распространения или публичную демонстрацию, а также распространение или публичную демонстрацию или рекламирование таких изображений либо привлечение несовершеннолетних в качестве исполнителей для участия в зрелищных мероприятиях порнографического характера. Субъектом данного преступления является лицо, достигшее возраста 18 лет; однако более суровая ответственность установлена в отношении родителей или иных лиц, на которых законом возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетних, а также в отношении педагогов или других работников образовательных, воспитательных, лечебных или иных учреждений, обязанных осуществлять надзор за несовершеннолетними. Квалифицирующим признаком, еще более усиливающим уголовную ответственность, является совершение указанных действий в отношении лица, не достигшего возраста 14 лет.

В соответствии со ст. 36 Конвенции «государства-участники защищают ребенка от всех других форм эксплуатации, наносящих ущерб любому аспекту благосостояния ребенка». Эта общая норма Конвенции призывает государства, участвующие в ее реализации, еще и еще раз строго оценить свое национальное законодательство с позиций защищенности несовершеннолетних от таких форм эксплуатации, которые еще не нашли отражения в диспозиции конкретных правовых норм и за которые пока не установлены юридические санкции. В какой-то мере эта норма рассчитана на будущее, поскольку в современный период, когда все общественные отношения чрезвычайно быстро изменяются и усложняются, когда всякого рода правонарушения, в том числе направленные против несовершеннолетних, их эксплуатация в самых неожиданных для общества и ранее неизвестных формах приобретают изощренный и порой завуалированный характер, данное положение Конвенции побуждает страны-участницы все время быть, что называется, начеку в деятельности по защите прав и интересов несовершеннолетних.

В соответствии с Национальной стратегией основными задачами, решение которых призвано сделать более эффективными правовые механизмы защиты детства, являются: развитие законодательных основ системы защиты детства, введение в действие существующих международных стандартов обеспечения и защиты прав и интересов детей; реформирование деятельности органов опеки и попечительства; принятие на законодательном уровне мер по защите детей от информации, угрожающей их благополучию, безопасности и развитию; создание системы предотвращения насилия в отношении несовершеннолетних, а также организация деятельности учреждений, специалистов, волонтеров по социально-психологической реабилитации детей – жертв насилия и оказанию помощи следственным органам при расследовании преступных посягательств в отношении детей.

Для решения данных задач предусмотрены меры, направленные на реформирование законодательства РФ в части, касающейся защиты прав и интересов детей, в частности:

  • – ратификация Европейской конвенции об осуществлении прав детей, подписанной Российской Федерацией в 2001 г., конвенций Совета Европы о защите детей от эксплуатации и надругательств сексуального характера, о противодействии торговле людьми, о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье;
  • – приведение законодательства РФ в части, касающейся защиты прав и интересов детей, в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами с участием Российской Федерации и международными стандартами в области прав ребенка, а также с рекомендациями Совета Европы по правосудию в отношении детей;
  • – внесение изменений в законодательство РФ в части, касающейся установления мер повышенной защиты прав детей, пострадавших от преступных посягательств, обеспечения конфиденциальности информации об участии в уголовном деле несовершеннолетнего, а также введения ответственности за распространение сведений о таком несовершеннолетнем, в том числе через сеть «Интернет» и средства массовой информации;
  • – подготовка концепции кодификации законодательства РФ в части, касающейся осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних, и разработка соответствующих федеральных законов;
  • – определение координирующего федерального органа исполнительной власти по выработке и реализации государственной политики в отношении детей;
  • – создание государственно-общественного механизма реализации Конвенции о правах ребенка, а также заключительных замечаний Комитета ООН по правам ребенка, сделанных по результатам рассмотрения периодических докладов Российской Федерации;
  • – усиление института уполномоченных по правам ребенка на федеральном и региональном уровнях путем принятия соответствующих законодательных актов, определяющих их компетенцию и права, включая право на обращение в суд, порядок представления докладов;
  • – совершенствование работы органов опеки и попечительства, повышение ответственности специалистов этих органов, усиление профилактических мер по защите прав и интересов детей, находящихся в социально опасном положении, обеспечение раннего выявления семей, находящихся в кризисной ситуации, в целях защиты прав детей, проживающих в таких семьях, и сохранения для ребенка его родной семьи.

Практика защиты несовершеннолетних от насилия в семье: достаточны ли возможности полиции? Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Дидрих М.П.

Насилие сопровождает жизнь значительного количества российских детей, несмотря на развитую современную систему их правовой охраны. Отчасти причиной этого выступает моральное обоснование и принятие насилия в качестве метода воспитания детей. Критикуется сложившаяся практика воспитания детей, в основу которого положен метод физического принуждения. Рассмотрены различные проблемы оперативно-служебной деятельности подразделений по делам несовершеннолетних , осуществляющих защиту интересов детей от семейного насилия . Констатируется явная ограниченность (недостаточность) предоставленных полиции действующим законода-тельством полномочий в области охраны несовершеннолетних от насилия в семье, что не позволяет эффективно и, самое главное, превентивно работать с проблемными семь-ями. Сложившееся положение не соответствует одному из основных направлений дея-тельности полиции защите личности, общества, государства от противоправных посягательств. Предлагается перевести применение семейного насилия (побоев) в категорию дел публичного обвинения (в том числе, если пострадала только мать ребенка); делегировать полномочия органов опеки и попечительства по экстренному изъятию детей в ситуации угрозы их жизни и здоровью социальным службам экстренного реагирования ; предоставить сотрудникам полиции право инициировать лишение родительских прав ; дополнить ст. 316 УК РФ положением, устанавливающим ответственность за укрывательство совершенных в отношении несовершеннолетних преступлений; обязать медицинские организации предоставлять сотрудникам полиции сведения о психическом здоровье граждан, имеющих несовершеннолетних детей и состоящих на профилактическом учете в полиции ; законодательно закрепить перечень оснований обязательного лечения от алкогольной или наркотической зависимости лица, имеющего несовершеннолетних детей.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Дидрих М.П.

On the issue of sufficiency of police powers in the field of protecting minors from domestic violance

Each day numerous Russian children become victims of cruel treatment , though our system of child protection is regarded as rather developed. Violence is morally substantiated and accepted as a method of children upbringing in our country. The existing practice of upbringing, basing on the method of physical forcing, is criticized. Different problems of the official activities of juvenile divisions, prov >domestic violence , are cons >police has restricted (insufficient) powers in the field of protecting minors from domestic violence , which doesn’t allow police officers to conduct effective and preventive work with problem families. The current situation contradicts one of the main police functions to protect life, liberty, property, human rights and internal security. Some proposals on solving this problem are made: to refer using of violence (beating) to the category of cases of public prosecution (also when mother of the child is the only victim); to delegate guardianship agencies ‘ powers to take children from family in situations dangerous to their life and health to social emergency services ; to empower police officers to initiate the termination of parental rights ; to add the provision, imposing responsibility for covering up crimes committed against minors, to the Article 316 of the RF Criminal Code; to obligate medical facilities to prov >police officers with information on mental health of citizens, having children and being put on preventive register; to fix the list of grounds for providing compulsory medical treatment for alcohol or drug abusers having children.

Текст научной работы на тему «Практика защиты несовершеннолетних от насилия в семье: достаточны ли возможности полиции?»

ДИДРИХ М.П., didrix81@mail.ru Кафедра правовой подготовки сотрудников органов внутренних дел; Тюменский институт повышения квалификации сотрудников Министерства внутренних дел Российской Федерации, 625049, г. Тюмень, Амурская, 75

DIDRIKH M.P., didrix81@mail.ru Chair of legal training of law enforcement officers; Tyumen Advanced Training Institute of the Ministry of the Interior of the Russian Federation, Amurskaya St. 75, Tyumen, 625049, Russian Federation

ПРАКТИКА ЗАЩИТЫ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ОТ НАСИЛИЯ В СЕМЬЕ: ДОСТАТОЧНЫ ЛИ ВОЗМОЖНОСТИ ПОЛИЦИИ?

Реферат. Насилие сопровождает жизнь значительного количества российских детей, несмотря на развитую современную систему их правовой охраны. Отчасти причиной этого выступает моральное обоснование и принятие насилия в качестве метода воспитания детей. Критикуется сложившаяся практика воспитания детей, в основу которого положен метод физического принуждения. Рассмотрены различные проблемы оперативно-служебной деятельности подразделений по делам несовершеннолетних, осуществляющих защиту интересов детей от семейного насилия. Констатируется явная ограниченность (недостаточность) предоставленных полиции действующим законода-тельством полномочий в области охраны несовершеннолетних от насилия в семье, что не позволяет эффективно и, самое главное, превентивно работать с проблемными семь-ями. Сложившееся положение не соответствует одному из основных направлений дея-тельности полиции — защите личности, общества, государства от противоправных посягательств. Предлагается перевести применение семейного насилия (побоев) в категорию дел публичного обвинения (в том числе, если пострадала только мать ребенка); делегировать полномочия органов опеки и попечительства по экстренному изъятию детей в ситуации угрозы их жизни и здоровью социальным службам экстренного реагирования; предоставить сотрудникам полиции право инициировать лишение родительских прав; дополнить ст. 316 УК РФ положением, устанавливающим ответственность за укрывательство совершенных в отношении несовершеннолетних преступлений; обязать медицинские организации предоставлять сотрудникам полиции сведения о психическом здоровье граждан, имеющих несовершеннолетних детей и состоящих на профилактическом учете в полиции; законодательно закрепить перечень оснований обязательного лечения от алкогольной или наркотической зависимости лица, имеющего несовершеннолетних детей.

Ключевые слова: несовершеннолетний, семейное насилие, жестокое обращение, частное обвинение, инспектор по делам несовершеннолетних, служба экстренного реагирования, органы опеки и попечительства, лишение родительских прав, полиция.

ON THE ISSUE OF SUFFICIENCY OF POLICE POWERS IN THE FIELD OF PROTECTING MINORS FROM DOMESTIC VIOLANCE

Abstract. Each day numerous Russian children become victims of cruel treatment, though our system of child protection is regarded as rather developed. Violence is morally substantiated and accepted as a method of children upbringing in our country. The existing practice of upbringing, basing on the method of physical forcing, is criticized. Different problems of the official activities of juvenile divisions, providing protection of children from domestic violence, are considered. According to the effective legislation police has restricted (insufficient) powers in the field of protecting minors from domestic violence, which doesn’t allow police officers to conduct effective and preventive work with problem families. The current situation contradicts one of the main police functions — to protect life, liberty, property, human rights and internal security. Some proposals on solving this problem are made: to refer using of violence (beating) to the category of cases of public prosecution (also when mother of the child is the only victim); to delegate guardianship agencies’ powers to take children from family in situations dangerous to their life and health to social emergency services; to empower police officers to initiate the termination of parental rights; to add the provision, imposing responsibility for covering up crimes committed against minors, to the Article 316 of the RF Criminal Code; to obligate medical facilities to provide police officers with information on mental health of citizens, having children and being put on preventive register; to fix the list of grounds for providing compulsory medical treatment for alcohol or drug abusers having children.

Keywords: minor, domestic violence, cruel treatment, private prosecution, juvenile inspector, emergency services, guardianship agencies, termination of parental rights, police.

© 2015 LS&LP. Open Access. This article is distributed under the terms of the Creative Commons Attribution-NonCommercial 4.0 Internationa! License (http://creativecommons.Org/licenses/by-nc/4.0/legalcode).

Каждая мама обязана знать:  Как преодолеть трудности в обучении детей

Насилие, в том числе и внутрисемейное, является древним явлением в жизни различных народов. По данным исследований, каждый год более тридцати миллионов детей подвергаются физическому, сексуальному и психологическому насилию [1, с. 366]. Проблема насилия над детьми также имеет давние исторические корни. До определенного исторического периода общественного развития родственно-семейное насилие считалось допустимым, а физическое наказание детей на Руси было самым обычным, вполне нормальным способом воспитания. О методах воспитания детей в то время говорят русские пословицы и поговорки: «Воспитывать кнутом и пряником», «Больше тумаков — меньше дураков» и т.д. А в памятнике средневековой русской культуры «Домострой» содержится следующий совет родителям: «И не жалей, младенца поря: если прутом посечешь его, не умрет, но здоровее будет, ибо ты, казня его тело, душу его избавляешь от смерти. » [2, с. 451]. Лишь в конце эпохи Возрождения ребенок стал признаваться как великая ценность. Таким образом, в своем развитии человечество не сразу пришло к пониманию того, что ребенок — тоже полноценный член общества, а не собственность своих родителей или тех, кто их заменяет.

В настоящее время отношение к детям существенно изменилось, и, конечно, в лучшую сторону. Ребенок уже с рождения считается полноценным членом общества, и его жизнь охраняет Конвенция ООН о правах ребенка, принятая в 1989 году. По действующему российскому законодательству насилие в отношении детей запрещено. Согласно Конституции Российской Федерации (1993 г.) никто (в том числе и дети) не должен подвергаться насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению (ч. 2 ст. 21), а детство находится под защитой государства (ч. 1 ст. 38). 25 августа 2014 года была принята Концепция государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 г.*, в которой одним из при-

* Концепция государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 г.: утв. Распоряжением Правительства Рос. Федерации от 25 авг. 2014 г. N 1618-р. URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/ 70627660/#review

оритетных направлений государственной семейной политики признаны «восстановление традиционных семейных ценностей. прочности семьи и любви к детям». Кроме того, физические наказания детей и жестокое обращение с ними запрещены Уголовным кодексом РФ (далее — УК РФ) (ст.ст. 116, 156 и др.) и Семейным кодексом РФ (далее — СК РФ), ч. 1 ст. 65 которого гласит о запрете причинения вреда физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию при осуществлении родительских прав.

Действующий УК РФ предусматривает ответственность за следующие преступления в отношении несовершеннолетних (которые прямо заявлены или могут быть расценены как насильственные), совершенные со стороны членов семьи: убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ); заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству (ст. 125 УК РФ); вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления совершенное с применением насилия или с угрозой его применения (ч. 3 ст. 150 УК РФ); вовлечение несовершеннолетнего в систематическое употребление (распитие) алкогольной и спиртосодержащей продукции, одурманивающих веществ, в занятие бродяжничеством или попрошайничеством, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, с применением насилия или с угрозой его применения (ч. 3 ст. 151 УК РФ); неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, соединенное с жестоким обращением с ним (ст. 156 УК РФ).

Кроме того, ряд составов преступлений общеуголовной направленности в отношении несовершеннолетних содержится в разных главах УК РФ в соответствии с объектами посягательства (например, составы преступлений, предусмотренных п. «д» ч. 2 ст. 126 «Похищение несовершеннолетнего» и п. «д» ч. 2 ст. 127 «Незаконное лишение свободы в отношении заведомо несовершеннолетнего», помещены в главу 17 УК РФ; составы преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 131 «Изнасилование несовершеннолетней» и п. «б» ч. 4 ст. 131 «Изнасилование потерпевшей,

не достигшей четырнадцатилетнего возраста», помещены в главу 18 УК РФ).

По примеру европейских стран, в которых детям уже в младших классах школы объясняют их права и сообщают номера телефонов, по которым они могут позвонить, если их обижают родители или любые другие взрослые, подобные мероприятия проводятся и в нашей стране, в частности, с сентября 2010 г. в России работает детский телефон доверия с единым общероссийским номером 8-800-2000-122.

Тем не менее, несмотря на наличие достаточно развитой системы правового регулирования, в том числе законодательного запрета на применение насилия в отношении несовершеннолетних, насилие продолжает присутствовать в жизни огромного количества российских детей. Более того, на сегодняшний день, к сожалению, насилие над детьми превратилось в уже вполне обычное явление.

Так, за 8 месяцев 2015 г. в г. Тюмени 245 детей стали жертвами преступлений, в том числе 133 преступления были сопряжены с применением различных форм насилия. В частности, три ребенка стали жертвами убийц (ст. 105 УК РФ), пятьдесят детей пострадали от побоев (ст. 116 УК РФ), еще трое стали жертвами изнасилований (ст. 131 УК РФ), 18 — жертвами насильственных действий сексуального характера (ст. 132 УК РФ). В масштабах Тюменской области статистика такова: 781 ребенок пострадал от преступных действий, в том числе 545 преступлений имели насильственный характер, жертвами побоев стали 309 детей, 6 детей были убиты, 120 — стали жертвами различных форм сексуального насилия. Из общего количества детей, ставших жертвами преступных посягательств, 53 ребенка пострадали от противоправных действий собственных родителей (иных законных представителей)*.

Различают четыре основных формы насилия над детьми и пренебрежения их интересами: физическое, сексуальное (развращение), психическое (эмоциональное) насилие, пренебрежение основными нуждами ребенка (моральная жестокость).

* Сведения о преступлениях в отношении несовершеннолетних по всем линиям за 8 месяцев 2015 г. // Архив ИЦ УМВД России по Тюменской области.

По некоторым данным отечественных социологов, современная российская семья — самая агрессивная в истории России. К сожалению, многие родители педагогически неграмотны, вследствие чего ими применяются недопустимые методы воспитания, отрицательно сказывающиеся на формировании личности ребенка (к числу таких методов можно отнести побои, унижение, оскорбление, безмерную критику, порой доводящую детей до самоубийств, и т.п.). Судебная и следственная практика имеет много примеров использования родителями «педагогических приемов», которые можно квалифицировать как насилие. Многие родители уверены, что преимущественно физические наказания детей являются эффективной формой их воспитания. Иначе говоря, значительной частью российского общества разделяется мнение о правомерности внутрисемейного насилия над ребенком, а именно о телесном наказании ребенка как о законном и правильном способе его воспитания. Обществом разделяется также мнение о том, что то, как родители обращаются со своими детьми, взаимоотношения супругов, — это личное дело семьи, а вмешательство государства в семейно-бытовую сферу не только не приветствуется, но и вредит устоям семьи. Большинство людей уже привыкли, даже смирились или стараются не замечать жестокого обращения с детьми, пренебрежения их интересами, эксплуатации.

На обсуждение проблемы насилия над детьми, как и в целом насилия против личности, до недавнего времени было наложено своего рода табу. До сих пор многие считают недопустимым вмешательство в чужие семейные отношения. В связи с этим интересны данные социологического опроса, в ходе которого респондентам был задан вопрос: «Что Вы предпримете, если окажетесь свидетелями жестокого обращения с ребенком?». Треть опрошенных сказали, что не будут вмешиваться в происходящее, считая это внутренним делом семьи, а также, что родители лучше знают, как им поступать со своими детьми [3]. А побои жен, детей люди относят к части «семейных отношений». И даже если за соседней дверью кричат: «Убивают!», далеко не каждый вмешается или хотя бы вызовет полицию. При этом ответствен-

ность за такое бездействие (которое можно назвать преступным равнодушием) для граждан в российском уголовном праве не предусмотрена.

Как справедливо заметил Рэй Брэдбери, «У людей теперь нет времени друг для друга». Это вполне применимо и к современному российскому обществу. В связи с этим крайне показателен случай, произошедший 25 июля 2015 г. в Нижнем Новгороде. Тогда в одной из квартир были убиты топором и расчленены шестеро малолетних детей в возрасте от 1 года до 6 лет и их беременная мать, Ю.В. Зайцева, 1983 г.р., (в совершении преступления обвиняется отец семейства, больной шизофренией, -О.П. Белов, 1963 г.р.), а слышавшие крики о помощи соседи даже не вызвали полицию ни во время скандала, ни после него. И только после того, как 3 августа 2015 г. в полицию обратились обеспокоенные родственники погибшей женщины, сотрудники полиции вскрыли квартиру и обнаружили останки тел жертв преступления [4]. Были возбуждены уголовные дела по ч. 3 ст. 293 УК РФ в отношении шести сотрудников Отдела полиции N 5 УМВД России по г. Нижнему Новгороду, которые за последние пять лет, как выяснилось, рассмотрели 13 заявлений Ю.В. Зайцевой и ее родственников с жалобами на насилие, но не приняли мер и не предотвратили гибель целой семьи.

При этом данный случай не является уникальным, и в практике полиции подобного рода семей, в которых насилие в разных его формах является неотъемлемой, привычной частью жизни, — тысячи. Сотрудники полиции, непосредственно сталкивающиеся в своей повседневной служебной деятельности с семейным насилием, — это в первую очередь инспекторы по делам несовершеннолетних и участковые уполномоченные полиции.

По состоянию на 20 августа 2015 г. штатная численность отделений по делам несовершеннолетних УМВД по г. Тюмени составила 76 единиц, из которых деятельность 11 сотрудников не связана с обслуживанием территории. Таким образом, фактически в городе Тюмени с населением в 129 275 несовершеннолетних работают лишь 65 инспекторов по делам несовершеннолетних. Нагрузка на одного инспектора составляет 1 989 человек. За 8 месяцев 2015 г. инспекторами ПДН раскрыто 89

преступлений, из них 47 — в отношении несовершеннолетних, в том числе 17 преступлений были связаны с нанесением побоев (ст. 116 УК РФ) и 2 — с жестоким обращением с несовершеннолетними (ст. 156 УК РФ)*.

В г. Тюмени по состоянию на 20 августа 2015 г. работало 216 участковых уполномоченных полиции, которыми за 8 месяцев текущего года выявлено 1 421 преступление, из них 302 — преступления, совершенные на бытовой почве, в том числе по ст. 116 УК РФ (побои) — 173. В результате так называемого «домашнего» насилия в г. Тюмени за анализируемый период 8 человек погибли на месте преступления, 39 человек получили дома травмы, оцененные впоследствии как тяжкий вред здоровью (ст. 111 УК РФ), 7 из них от полученных травм скончались в стенах медицинских учреждений**.

К сожалению, случай, аналогичный нижегородскому, вполне мог и по-прежнему может произойти в любом другом городе России. Можно выделить несколько причин этого.

1. Рассматриваемые дела являются так называемыми делами «частного обвинения» (см. ст. 20 УПК РФ), а значит, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего и прекращаются за примирением сторон, что в большинстве случаев и происходит. Как справедливо отмечено в Указании МВД России от 25.08.2015 г. N 1/6818 «О дополнительных мерах по организации служебной деятельности», страх потерять семью, зависимость от супруга, опасения за свою жизнь и жизнь детей вынуждают женщин идти на примирение с обидчиком и отказываться от своих первоначальных намерений наказать его. А если заявление от потерпевшей стороны не поступает либо потерпевшая меняет свое решение и пишет «отказ», то даже тот факт, что соседи обратились в полицию, не является основанием для привлечения виновного лица к административной или уголовной ответственности. Количество раз, когда можно писать такие «отказы», законом не ограничено.

* Сведения о результатах деятельности участковых уполномоченных полиции за 8 месяцев 2015 г. // Архив ИЦ УМВД России по Тюменской области.

Так, 21 марта 2015 г. на пульт оператора 02 в городе Тюмени поступило сообщение от гр. X., 1985 г.р., о том, что она и трехлетний сын были избиты кочергой ее мужем Ч., 1979 г.р. В ходе предварительной проверки в порядке ст. 144 УПК РФ было установлено, что гр. Ч. не только действительно применял физическую силу к малолетнему сыну в период времени с 19 по 21 марта 2015 г., ненадлежащим образом исполнял свои обязанности по его воспитанию, допуская жестокое обращение с ним, но и ранее, в течение года, неоднократно наносил побои и жене, и сыну. Более того, за нанесение своему сыну Д. телесных повреждений он уже был осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к исправительным работам сроком на 6 месяцев. В ходе проверки было установлено, что с мая 2014 г. по март 2015 г. мать несовершеннолетнего, гр. X. и иные лица (ее родственники) 8 раз обращались в Отдел полиции N 7 УМВД России по г. Тюмени с заявлениями по фактам семейных скандалов и нанесения телесных повреждений*, трижды сама X. обращалась в медицинские организации после побоев, в том числе с переломом носа и ушибом позвоночника. Данную семью участковые уполномоченные полиции хорошо знали, неоднократно посещали, но каждый раз (кроме одного случая, когда было возбуждено уголовное дело) принимали по материалам проверок решения об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку каждый раз после обращения в полицию X. отказывалась от подачи заявления на уголовное преследование, просила прекратить проверки, собственноручно писала заявления о том, что претензий к мужу не имеет, и продолжала проживать с ним, подвергая опасности себя и двух своих малолетних детей. И это несмотря на то, что Ч. был трижды судим, в том числе в течение 12-ти лет отбывал наказание в местах лишения свободы за убийство. Безнаказанность привела к тому, что Ч. стал жестоко обращаться и с малолетним сыном, избивать его. К счастью, в данном

* Материалы проверок КУСП N 7059 от

02.05.2014 г., КУСП N 12232 от 23.07.2014 г., КУСП N 9781 от 14.06.2014 г., КУСП N 17023, 17025 от 09.10.2014 г, КУСП N 1705 от

29.01.2015 г., КУСП N 1713 от 30.01.2015 г., КУСП N 2396 от 11.02.2015 г. // Архив ОП-7 УМВД России по г. Тюмени.

случае женщина и ребенок остались живы: X., написав заявление на мужа о фактах истязания (ст. 117 УК РФ) и жестокого обращения с несовершеннолетним (ст. 156 УК РФ), забрала детей и ушла от него. В настоящее время Ч. находится под подпиской о невыезде, ведется предварительное расследование**.

2. Сотрудники полиции не обладают полномочиями на изъятие несовершеннолетних детей из семьи даже в случае, если детям угрожает опасность или они стали жертвами насилия в семье. Согласно ст. 77 СК РФ таким правом наделены только органы опеки и попечительства (которые в отличие от полиции не работают в ночное время, в выходные и праздничные дни, когда случается большинство происшествий), если усмотрят наличие угрозы для жизни и здоровья ребенка.

Несмотря на отсутствие полномочий на уровне федерального законодательства, ранее в г. Тюмени была многолетняя (на наш взгляд, положительная) практика немедленного изъятия детей из семьи инспекторами ПДН вместе с сотрудниками службы экстренного реагирования, которые комиссионно, на месте определяли наличие или отсутствие признаков угрозы для жизни и здоровья ребенка в каждой конкретной ситуации. Эта практика применялась с 2007 года и основывалась на местном акте — Положении о социальной службе экстренного реагирования «Ребенок и семья» (СЭР) в городе Тюмени. Сотрудники данной службы круглосуточно выезжали в семьи по информации граждан или сотрудников полиции о наличии признаков семейного неблагополучия или насилия над ребенком в семье. В частности, за 7 месяцев 2015 г. сотрудниками СЭР совместно с сотрудниками полиции из семей в связи с угрозой жизни и здоровью города Тюмени было изъято 108 детей, которые затем были помещены в государственные учреждения (в том числе 4 ребенка изъяты из семьи в связи с совершением преступления в отношении их со стороны родителей). Однако после «прогремевшей» в июне 2015 года истории с изъятием трех детей 2, 5 и 8 лет из многодетной семьи Ш. в Тюмени такая практика изъятия полностью прекращена. Напомним: дети из семьи Ш. были изъяты

** Уголовное дело N 20150242577 // ОД ОП-7 УМВД России по г. Тюмени.

сотрудниками СЭР совместно с полицейскими 27 августа 2014 г., поскольку на момент посещения семьи мать в очередной раз находилась в состоянии алкогольного опьянения, отец дома отсутствовал (при этом семья с 2008 г. состояла на учете в полиции как неблагополучная), дома были антисанитарные условия, дети искусаны клопами, продукты питания отсутствовали. В итоге дети были спасены, а вот действия сотрудников полиции признаны неправомерными, поскольку ни полицейские, ни сотрудники СЭР не имели по закону полномочий на изъятие детей из семьи, даже невзирая на то, что всеми надзорными органами не оспаривался факт нахождения детей в социально опасном положении, в ситуации угрозы для жизни и здоровья [5].

Таким образом, даже в случае выявления ситуации семейного насилия дети должны быть оставлены сотрудниками полиции в этих семьях до прибытия туда сотрудников органов опеки и попечительства, что далеко не всегда возможно сразу. А будут ли на следующий день эти дети еще живы и здоровы? Откроют ли вообще двери данной квартиры сотрудникам органов опеки? (А проникновение в жилое помещение, как известно, позволено только полиции и строго ограничено пределами, указанными в статье 15 Федерального закона «О полиции»*). Из сложившейся ситуации мы видим следующий выход:

1) необходимо делегировать полномочия органов опеки и попечительства на экстренное изъятие детей в ситуации угрозы для жизни и здоровья сотрудникам СЭР. В частности, в г. Тюмени это можно осуществить посредством заключения между органами опеки и попечительства и Центром социальной помощи семье и детям «Мария» договора в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. N 423 «Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан»**;

2) необходимо организовать круглосуточные службы экстренного реагирования по всей России, в каждом городе, поскольку жизнь и здоровье ребенка не

* О полиции: федер. закон от 7 февр. 2011 г. N З-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2011. N 7. Ст. 900.

** Рос. газ. 2009. 27 мая.

должны зависеть от места его проживания, права ребенка должны одинаково защищаться на территории всей страны. В настоящее время подобные службы действуют в отдельных городах России (Курган, Тобольск, Тюмень, Омск, Челябинск).

3. Деятельность сотрудников полиции по противодействию семейному насилию осложнена высокой латентностью преступлений на бытовой почве в отношении детей. Существующая официальная статистика далека от фактических цифр.

Так, по городу Тюмени за 8 месяцев 2015 г. зарегистрировано всего 302 преступления на бытовой почве, из них 189

— в отношении женщин и 19 — в отношении несовершеннолетних детей***. 19 детей

— жертв семейного насилия при населении по городу Тюмени в возрасте от 0 до 17 лет в 129 275 несовершеннолетних — цифра, далекая от реальности. Для сравнения: за 8 месяцев 2014 г. было зарегистрировано 424 преступления на бытовой почве. Вызывает сомнение то, что в текущем году случаев семейного насилия стало меньше. Скорее, люди стали реже обращаться за защитой от семейного насилия в полицию, и в том числе потому, что уже после 1-2 вызовов полиции осознали, что реальной помощи не получают.

4. Отсутствие полномочий на инициирование процесса лишения родительских прав. Сотрудники полиции могут лишь направить сообщения «иным субъектам профилактики» — органам опеки, комиссиям по делам несовершеннолетних, прокуратуре, Центру помощи семье и детям «Мария» (г. Тюмень), в которых могут изложить факты и высказать свои предложения. А принимать решение, инициировать процесс лишения родительских прав может только один из родителей, иной законный представитель (например, бабушка, которой официально предоставили временную опеку, чего на практике добиться крайне сложно), органы прокуратуры или органы опеки и попечительства. В г. Тюмени указанные уполномоченные органы крайне редко выходят в суд с такого рода исками, в том числе и в отношении родителей, уже совершивших преступления в отношении

*** Сведения о результатах деятельности участковых уполномоченных полиции за 8 месяцев 2015 г.

детей. Поэтому есть такие семьи, в которых родители злоупотребляют алкоголем, не занимаются воспитанием детей или даже совершают в отношении их преступления (остающиеся латентными). Об этих семьях хорошо известно и участковому уполномоченному, и инспектору по делам несовершеннолетних, однако они не в силах что-либо изменить.


Конечно, такие семьи посещаются и участковыми уполномоченными полиции, которые проводят с родителями профилактические беседы, и инспекторами по делам несовершеннолетних, которые, помимо бесед, уполномочены составлять в отношении родителей административные протоколы по ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ (если нет признаков преступления). Так, за 8 месяцев 2015 г. инспекторами ПДН отделов полиции N 1-8 УМВД России по г. Тюмени проведено 529 рейдовых мероприятий по проверке неблагополучных семей. В целях предупреждения семейного неблагополучия и безнадзорности несовершеннолетних с начала года инспекторами ПДН города Тюмени к административной ответственности привлечено 1 145 родителей, не исполняющих обязанности по содержанию, воспитанию и обучению несовершеннолетних детей*. Однако, во-первых, санкция по данной статье — предупреждение или ничтожно малый штраф — от 100 до 500 рублей (на практике в большинстве случаев выносят предупреждение). А во-вторых, в жизни ребенка это фактически ничего не изменит. Он также останется в данной семье, будет жить в тех же самых условиях, поэтому чаще всего всей правды ребенок не расскажет сотруднику полиции, даже в отсутствие родителей. Исходя из практики, можем утверждать, что чем старше ребенок, тем меньше вероятность того, что он будет свидетельствовать против своих родителей.

Дополнительным негативным фактором является и то, что ответственность за несообщение о возможном преступлении в отношении несовершеннолетнего в семье, «за бездействие» для граждан в российском уголовном праве отсутствует. На наш взгляд, целесообразно рассмотреть вопрос о введении уголовной ответствен-

* Сведения о результатах деятельности участковых уполномоченных полиции за 8 месяцев 2015 г.

ности за укрывательство преступлений, совершенных в отношении детей.

В связи с этим интересно отметить, что в правовых системах зарубежных стран, причем не только европейских, такой состав уже давно присутствует. Например, в уголовном законе ЮАР имеется состав «Недонесение о преступлениях (правонарушениях) на сексуальной почве против детей» («Failure to report sexual offence against children»). Раздел 54 (1) Закона ЮАР о поправке N 32 от 2007 года предусматривает, что лицо, знающее о совершении преступления на сексуальной почве в отношении ребенка, должно незамедлительно сообщить об этом в полицию [6]. В российском уголовном законодательстве аналогичная специальная норма отсутствует. Согласно УК РФ наказывается только «заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений» (ст. 316 Ук РФ). А в связи с тем, что российский законодатель не демонстрирует единого подхода к уголовно-правовой оценке преступного насилия в отношении несовершеннолетних, относя насильственные преступления против несовершеннолетних к различным категориям преступлений (от небольшой тяжести до особо тяжких), становится понятно, что далеко не каждое укрывательство преступлений в отношении несовершеннолетних является уголовно наказуемым. Еще в 2012 году Следственный комитет РФ выступал с инициативой о дополнении существующей ст. 316 УК РФ («Укрывательство преступлений») нормами, устанавливающими уголовную ответственность за укрывательство совершенных в отношении несовершеннолетних преступлений [7], однако поправки так и не были приняты.

Каждая мама обязана знать:  Как перестать быть белой вороной в классе

5. Сотрудники полиции не получают своевременно от медицинских организаций информацию, необходимую для эффективной организации служебной деятельности по противодействию семейному насилию над детьми.

В частности, даже если родитель, оказывающий отрицательное влияние на своего ребенка, уже состоит у инспектора по делам несовершеннолетних на профилактическом учете, узнать, имеет ли данный человек психическое заболевание (что может существенно повлиять на характер работы с семьей), сотрудник полиции не

сможет до тех пор, пока данный гражданин не совершит преступление и в отношении его не будет возбуждено уголовное дело. В иных случаях на запросы сотрудников тюменской полиции из Центра психического здоровья или Тюменской областной клинической психиатрической больницы приходят ответы-отказы со ссылкой на медицинскую тайну и ч. 1 ст. 13 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»*. В связи с этим своевременно выявить психически нездорового родителя, определить степень его опасности для ребенка и для окружающих в целом сотрудник полиции не имеет возможности. В случае с нижегородским убийством, например, теперь уже не важно, состоит ли на учете отец, обвиняемый в убийстве шестерых детей.

Кроме того, в России в настоящее время наркологическая медицинская помощь, в том числе все виды лечения для больных наркоманией и алкоголизмом, в соответствии с законами «О психиатрической помощи населению и правах граждан при ее оказании»** и «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», осуществляется добровольно. На лечение требуется согласие самого пациента, кроме случаев, когда он совершил преступление. Принудительное лечение осуществляется только в качестве замены наказания за совершение преступления (принудительные меры медицинского характера), то есть пока родитель, злоупотребляющий алкоголем или употребляющий наркотики, не совершит преступление, в том числе в отношении своего ребенка, — на лечение против его воли сотрудник полиции отправить не имеет права, то есть превентивно законодательство в этой части также не работает. Все, что может сотрудник полиции в данном случае, — это направить соответствующую информацию в медицинские организации, ожидая реагирования. На наш взгляд, в законе необходимо установить перечень случаев, когда лечение от алко-

* Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации: федер. закон от 21 нояб. 2011 г. N З23-Ф3 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2011. N 48. Ст. 6724.

** О психиатрической помощи населению и правах граждан при ее оказании: закон Рос. Федерации от 2 июля 1992 г. N 3185-1 // ВСНД и ВС РФ. 1992. N 33. Ст. 1913.

гольной или наркотической зависимости лица, имеющего несовершеннолетнего ребенка, будет возможно до совершения им противоправного деяния (преступления) и без его согласия — с согласия родственников либо по инициативе прокуратуры (в интересах детей). Также необходимо детально разработать механизм исполнения такого лечения.

Таким образом, резюмируя вышесказанное, можно сделать вывод о том, что полномочия сотрудников полиции в области уголовно-правовой охраны несовершеннолетних от насилия в семье, предоставленные законом, слишком ограничены и не позволяют им эффективно, а главное — превентивно, то есть до того, как случится самое страшное, — работать с такими семьями.

Исходя из изложенного выше предлагаем:

1. Внести изменения в ст. 20 УПК РФ, и если в семье имеется ребенок, то случаи применения семейного насилия (побоев), даже если били не ребенка, а его мать, отнести к категории дел публичного обвинения.

2. Сформировать круглосуточные службы экстренного реагирования в каждом городе Российской Федерации. Сотрудникам СЭР должны быть делегированы полномочия органов опеки и попечительства на экстренное изъятие детей в ситуации угрозы для жизни и здоровья. Для этого будет достаточно заключения договора между органами опеки и попечительства и центром социальной помощи семье и детям в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. N 423.

3. Предоставить сотрудникам полиции (которые, как и органы прокуратуры, наделенные законом данным правом, являются правоохранительными органами) право на инициирование процесса лишения родительских прав. Это потребует внесения изменений в Семейный кодекс РФ.

4. Реализовать на практике законодательную инициативу Следственного комитета РФ и дополнить существующую ст. 316 УК РФ («Укрывательство преступлений») нормами, устанавливающими уголовную ответственность граждан за укрывательство совершенных в отношении несовершеннолетних преступлений.

5. Внести изменения в законы «о психиатрической помощи населению и правах граждан при ее оказании» и «об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», которые обязали бы медицинские организации предоставлять сотрудникам полиции сведения о психическом здоровье состоящих на профилактическом учете в

полиции граждан, имеющих несовершеннолетних детей. кроме того, в этих же законах необходимо установить перечень случаев, когда лечение от алкогольной или наркотической зависимости лица, имеющего несовершеннолетних детей, будет возможно до совершения им противоправного деяния (преступления) и без его согласия.

1. Ганджи П. Исследование семейных факторов, влияющих на насилие над детьми со стороны родителей // Молодой ученый. 2013. N 7. С. 366-368.

2. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д: Феникс, 1995. 640 с.

3. Родители и дети. Насилие над детьми в семье // Российская газета. 2014. 28 июля.

4. Иванов А. Арестован подозреваемый в убийстве детей в Нижнем Новгороде // Российская газета. 2015. 6 авг.

5. Тюменский омбудсмен Галина Калюжная прокомментировала нашумевшую историю с изъятием малышей из семьи Шадриных // Комсомольская правда. 2015. 23 июня.

6. Snyman C. Criminal Law. Fifth Edition. Durban: LexisNexis, 2008. 625 p.

7. Следственный комитет РФ предлагает ввести уголовную ответственность за укрывательство насилия над детьми [Электронный ресурс] // Гарант: инф.-правовой портал. URL: http://www.garant.ru/news/430505/ (дата обращения: 20 авг. 2015 г.).

1. Gandzhi P. Issledovanie semeynykh faktorov, vliyayushchikh na nasilie nad det’mi so storony roditeley [The research of the family factors affecting child abuse by parents]. Molodoy uchenyy — The young scientist, 2013, no. 7, pp. 366-368.

2. Vladimirskiy-Budanov M.F. Obzor istorii russkogoprava [An overview of the history of Russian law]. Rostov-on-Don, Feniks Publ., 1995. 640 p.

3. Roditeli i deti. Nasilie nad det’mi v sem’e [The Parents and the children. Violence against children in the family]. Rossiyskaya gazeta — Russian newspaper, 2014, 28 July.

4. Ivanov A. Arestovan podozrevaemyy v ubiystve detey v Nizhnem Novgorode [The suspect in the murder of children in Nizhny Novgorod is arrested]. Rossijskajagazeta — Russian newspaper, 2015, 6 August.

5. Tyumenskiy ombudsmen Galina Kalyuzhnaya prokommentirovala nashu-mevshuyu istoriyu s iz»yatiem malyshey izsem’i Shadrinykh [Tyumen Ombudsman Kalyuzhnaya, Galina commented on our-mawsoo the story of the removal of children from Shadrin’s family]. Komsomol’skaya pravda — Komsomol truth, 2015, 23 June.

6. Snyman C. Criminal Law. Fifth Edition. Durban: LexisNexis, 2008. 625 p.

Ювенальная криминология

Анализ правовых и организационных проблем защиты несовершеннолетних от преступного посягательства

Цивилизованными странами и в целом мировым сообществом признано, что дети, подростки нуждаются в особой охране их прав, защите от произвола, преступного посягательства, аморального воздействия взрослых.

Конвенция о правах ребенка, принятая резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН 20 ноября 1989 г., содержит перечень обязанностей государств по обеспечению законодательных, административных мер защиты прав и законных интересов лиц, не достигших 18-летнего возраста.

В Конституции — Основном законе Российской Федерации, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 г., говорится, что государство гарантирует права и свободы каждого гражданина.

Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом (ст. 17, 21, 22, 23, 45, 46, 48, 51, 52, 53 Конституции РФ).

Что касается несовершеннолетних, то ст. 38 Конституции РФ гласит:

  • материнство и детство, семья находятся под защитой государства;
  • забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей.

Законодательство и практика защиты жертв преступлений во многих странах постоянно совершенствуются.

Организацией Объединенных Наций обобщена мировая практика борьбы с насилием в семье.

В России подготовлен проект Федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству», но пока не принят по причине отсутствия финансовых средств.

Несовершеннолетние в силу особенностей их психики, физиологии, социально-правового статуса нуждаются в специальном правовом регулировании их жизнедеятельности.

Представляется целесообразным принять Закон о несовершеннолетних, в котором с учетом передовой отечественной и зарубежной практики, местных условий, определялись бы:

  • права, правовой статус и социальное положение несовершеннолетнего в обществе, в том числе в семье, учебном и трудовом коллективе;
  • обязанности несовершеннолетних по отношению к родителям, обществу, государству, окружающим, по соблюдению законов, норм морали, нравственности;
  • ответственность несовершеннолетних за противоправное и аморальное поведение;
  • обязанности государства, родителей, должностных и иных лиц по воспитанию и обеспечению нормальных условий жизнедеятельности подростков;
  • ответственность должностных лиц, родителей, других взрослых, нарушивших права несовершеннолетних, не выполняющих своих обязанностей по воспитанию и обеспечению нормальных условий их жизнедеятельности.

С учетом происходящих в обществе изменений требуется постоянное совершенствование уголовного, уголовно-процессуального законодательства.

Следует отметить, что новеллы УК РФ 1996 г. в определенной мере отражают эти изменения. Предусмотрена специальная глава 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних». В восьми статьях определена уголовная ответственность за те или иные деяния против несовершеннолетних, а также за их вовлечение в преступную деятельность.

Кроме того, в ряде статей УК РФ признаются квалифицирующим признаком деяния против несовершеннолетних с повышением санкций (ст. 117, 121, 122, 131, 132, 134, 135, 206, 230).

В УПК РФ также имеются статьи, нормы которых учитывают особенности несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля: вызов несовершеннолетнего необходимо производить через его законных представителей (ст. 424 УПК); следователь обязан разъяснить законным представителям несовершеннолетнего потерпевшего права (ст. 426 УПК) и обеспечить реальную возможность пользоваться ими на всем протяжении предварительного следствия.

Вместе с тем, как показало исследование, нормы уголовного, уголовно-процессуального законодательства, состояние следственно-судебной практики не обеспечивают соответствующих гарантий безопасности потерпевших и свидетелей несовершеннолетних.

По этой причине даже неоднократные преступные действия против себя до 85% несовершеннолетних не обжаловали в правоохранительные органы, не надеясь на помощь, боясь расправы, считая, что все будет истолковано против них, и т.д.

Но это не означает, что несовершеннолетние смирились со своим положением в качестве латентного потерпевшего. Обида и желание отомстить характерны трети подростков, проходящих в качестве потерпевших по расследуемым уголовным делам. Вместе с тем несколько неожиданным является сохранение этих чувств и побуждений даже в течение нескольких лет у 20-36% осужденных, отбывающих наказание в воспитательных и исправительных колониях.

В законодательстве должны быть предусмотрены нормы, обеспечивающие безопасность подростков, дополнительные гарантии сохранения тайны расследования дел, по которым несовершеннолетние проходят потерпевшими или свидетелями.

Многие вопросы обеспечения безопасности несовершеннолетних могут и должны решаться в организационном плане субъектами, имеющими отношение к проблемам несовершеннолетних.

1. Потребности виктимологического анализа преступности настоятельно диктуют необходимость пересмотра существующих форм статистической отчетности о жертвах преступлений. Полная информация о потерпевших от преступных посягательств, о характере, размерах и компенсации причиненного им ущерба может быть сформирована только на момент окончания расследования уголовного дела.

В статистической карточке ф. 1 на выявленное преступление, в которую в настоящее время включены, и то в усеченном виде, некоторые данные о потерпевших, невозможно отразить подобную информацию, поскольку она заполняется на момент возбуждения уголовного дела. Поэтому целесообразно разработать новую форму для формирования статистики жертв преступлений — карточку ф. 2.1 «О потерпевших и причиненном ущербе». В ней, в частности, должны найти отражение сведения:

  • о социально-демографической характеристике потерпевшего (пол, возраст, семейное положение, место жительства, национальность);
  • о его образовательном уровне;
  • о его социальном и должностном положении;
  • о характере совершенного в отношении потерпевшего преступления (ст. УК, приготовление, покушение);
  • о месте совершения преступления:
  • о возрасте обвиняемого;
  • о взаимоотношениях потерпевшего и обвиняемого на момент совершения преступления (степень родства, знакомства и т.д.);
  • о размерах причиненного ущерба и его компенсации.

2. Необходимо ввести во всей системе уголовной юстиции специализацию сотрудников органов дознания и предварительного следствия, а также судей по делам, по которым потерпевшими проходят несовершеннолетние.

3. Силами сотрудников подразделений по делам несовершеннолетних горрайорганов внутренних дел совместно с комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав, органами образования систематически проводить комиссионное обследование семей, где взрослые злоупотребляют спиртными напитками и допускают факты произвола, истязаний, побоев по отношению к детям.

4. Многие дети, подростки совершают побеги из дома, скрываясь от родительского произвола, становятся легкой «добычей» взрослых преступников. Создаваемые в последние годы приюты для несовершеннолетних не в состоянии принять всех нуждающихся. Кроме того, они еще не отвечают предъявляемым к данному типу учреждений требованиям, об их существовании и назначении подросткам мало известно.

Возникла необходимость рассмотреть в администрации каждого города, районного, областного центра вопрос о фактической потребности в домах приюта в перспективе на 5-10 лет.

Их создание должно предусматривать:

возможность пребывания в доме приюта детей, подростков в течение

  • месяца и более;
  • медицинский осмотр и лечение детей;
  • привлечение к посильному труду;
  • организацию досуга и учебы;
  • оказание юридической помощи в решении проблем, связанных с лишением отца или матери родительских прав, ограничением дееспособности, трудоустройством несовершеннолетних.
  • 5. По опыту зарубежных стран целесообразно в областных центрах создать так называемые убежища для временного пребывания женщин, в том числе с детьми, скрывающихся от произвола мужей, других взрослых членов семьи.

    В этих убежищах женщинам должны быть обеспечены питание, медицинское обслуживание, решение юридических проблем (развод, подготовка вопроса для возбуждения уголовных дел против мужа, других лиц и т.д.).

    Финансирование этих учреждений может осуществляться не столько за счет федерального бюджета, сколько при участии органов местной власти, предпринимателей, коммерческих структур.

    6. Жертвы насильственных преступлений практически не получают необходимой медико-психологической помощи, а также материальной компенсации за причиненный физический и моральный вред.

    Представляется необходимым в Правительстве России рассмотреть вопрос о создании федерального или региональных фондов для возмещения ущерба потерпевшим несовершеннолетним.

    Создание специализированных фондов позволило бы открыть в областных центрах и других городах при медицинских учреждениях кризисные центры для жертв насильственных преступлений.

    7. Высокий уровень виктимизации в подростковой среде, его продолжающийся рост требуют принятия обществом дополнительных мер по обеспечению безопасности несовершеннолетних.

    Предмет, введенный в общеобразовательных учебных заведениях, — «Обеспечение безопасности жизнедеятельности» — далеко не исчерпывает проблемы.

    На наш взгляд, необходимо:

    1. разработать тематику выступлений перед родителями в детских садах — «О мерах обеспечения безопасности детей в семье, на улице и в других местах»; перед родителями учащихся начальных, средних и старших классов — «О поведении детей и подростков в общественных местах и мерах обеспечения безопасности их жизнедеятельности»;
    2. организовать цикл бесед с учащимися с учетом возрастных особенностей «О поведении детей и подростков в экстремальной ситуации»;
    3. предусмотреть в учебной дисциплине «Обеспечение безопасности жизнедеятельности» раздел «Виктимология и преступность». С участием специалистов учащиеся знакомятся с содержанием виктимологических проблем, вариантами их поведения в криминальной ситуации:
    4. министерству общего и профессионального образования организовать обучение студентов юридического и педагогического профилей по проблемам виктимологии;
    5. органам средств массовой информации (телевидение, радио, печать) организовать для детей, подростков, родителей, специальные передачи, публикации на темы предупреждения вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность и их защиты от преступных посягательств.

    Многоаспектность виктимологической проблемы не позволяет идти по пути строгой регламентации деятельности субъектов профилактики преступности среди и в отношении несовершеннолетних. В зависимости от состояния и специфики виктимизации подростковой среды в различных субъектах Федерации, городах и районах могут и должны осуществляться самые различные мероприятия: научно-практические конференции, выпуск и демонстрация специальных фильмов, картографический анализ с учетом виктимности населения и т.д.


    Многие респонденты (особенно несовершеннолетние) опасаются в будущем вовлечения их в преступную деятельность, физического насилия, преступлений против близких родственников и знакомых.

    Более половины из них по-прежнему не надеются на помощь государственных, в том числе правоохранительных, органов, в случае угрозы будут рассчитывать на друзей и свои силы.

    Примерно 60% респондентов среди факторов, способствующих совершению преступлений в отношении несовершеннолетних, отмечают неопытность, доверчивость подростков, распространенность жестокости в обществе, бездействие законов по охране прав детей, недостатки в работе полиции, прокуратуры, суда.

    Приведем перечень некоторых профилактических мер, предложенных лицами, отбывающими наказание в исправительных и воспитательных колониях (текст приводится без изменений):

    • со школьной скамьи знакомить со статьями УК РФ, какие следуют наказания за преступления, проигрывать сцены с потерпевшими, ставить подростков на их место;
    • чаще показывать по телевидению, как живут подростки в колониях, зонах;
    • строгий контроль со стороны родителей;
    • организовать кружки самодеятельности по разным интересам и доступным ценам, снизить цены за тренировки в спортивных секциях;
    • давать работу подросткам, чтобы они не болтались зря, помочь трудоустроиться после школы;
    • строже наказывать за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность, сажать не подростков, а тех, кто спровоцировал на преступление;
    • улучшить социально-экономические условия, уменьшить расслоение общества;
    • не продавать спиртное без паспорта, ведь когда подросток пьян, он любит делать все «на публику»; и др.

    Особого рассмотрения заслуживает проблема подростковых суицидов. На протяжении ряда лет в России порядка двух тысяч несовершеннолетних кончают жизнь самоубийством. В феврале 2012 г. в Москве, Санкт-Петербурге, Ростове, Красноярске, Амурской, Томской областях и других субъектах России отмечена волна детских самоубийств. В большинстве случаев депрессивное состояние подростков объясняется семейным неблагополучием и влиянием Интернета, где создана своеобразная секта из 16 тыс. человек, желающий уйти из жизни 1 См.: Дуэль А. Интернет вместо родителей // Комсомольская правда. 2012. 23 февраля, 1 марта. .

    Потребуется комплекс мер по нейтрализации обстановки.

    Осуществление целенаправленной работы, в том числе с учетом мнения бывших и потенциальных потерпевших, позволит эффективнее защищать подростков и молодежь от преступных посягательств и вовлечения в преступную деятельность, уберечь от гибели, увечий в экстремальной ситуации.

    Защита несовершеннолетних от противоправных посягательств

    Обсуждение законодательных и организационных мер защиты детей от преступных посягательств открыло стартовавшую в России неделю «В поддержку прав жертв-преступлений».

    В заседании «круглого стола» приняли участие депутаты Государственной Думы РФ и члены Совета Федерации РФ, руководители органов исполнительной власти, члены Общественной палаты, ученые-правоведы, практики, представители неправительственных организаций.

    «Общество и государство нуждается в дополнительных силах, чтобы пресекать преступления против несовершеннолетних, — открывая дискуссию, выразила уверенность член Общественной палаты РФ Ольга Костина. — Последний опрос ВЦИОМ, который проводился в прошлом году, показывает, что от 12 до 14% наших граждан ежегодно становятся потерпевшими. Есть и другие данные, согласно которым, только 40% потерпевших заявляют о случившимся в полицию. Получается, что мы раскрываем только около 20% преступлений. Поэтому перед нами ставится еще одна задача, кроме увеличения показателей раскрываемости – инициировать пострадавших вступить в контакт с государством для совместного пресечения преступной деятельности. На сегодняшний день никаких стимулов для гражданина нет».

    Ольга Костина отметила, что государство обеспокоено решением проблем, связанных с защитой прав жертв преступлений. Сегодня Государственной Думой подготовлен целый блок поправок.

    «В Думе находится 2 законопроекта, — подтвердил депутат Владимир Поневежский. — Законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части ограничении и распространения информации о несовершеннолетних лицах, пострадавших в противоправных действиях» уже рассмотрен в первом чтении. Иногда СМИ с согласия или без согласия родителей публикуют фотографии и личные данные пострадавшего ребенка. Это наносит большой моральный вред потерпевшим и их родственникам.
    Второй законопроект разрабатывается комитетом по безопасности и противодействию коррупции. Работой руководит глава комитета Ирина Яровая. Законопроект значительно расширяет права потерпевших».

    Ольга Костина напомнила участникам заседания, что в настоящее время готовится еще один блок поправок – он касается социальных гарантий жертвам преступлений — реабилитационных программ и медицинской помощи. Здесь на первые роли должны выйти государственные социальные службы и профильные неправительственные организации, имеющие положительный опыт оказания помощи.

    «Необходимо поддерживать сетевые структуры, которые есть в некоторых областях: Воронежской, Московской, Вологодской, — уверен президент МОЦ «Судебно-правовая реформа» Рустем Максудов. — Необходимо привлекать волонтеров. Но есть случаи, по которым должны работать только высококвалифицированные специалисты. Потерпевшие всегда ждут разных вещей, но, как правило, очень простых».

    Председатель правления «Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения» Марина Егорова указала на необходимость развития системы профилактики.

    «Необходимо диагностирование, когда уже есть первые следы насилия, еще не подлежащие уголовному преследованию, но наносящие вред. Такой диагностический комплекс нами уже разработан, он уже 5 лет пробуется в регионах», — заявила Егорова.

    Анализируя обращения детей на телефоны доверия, специалисты отмечают, что в большинстве случаев, прежде, чем позвонить, ребенок обращается за помощью к семье, родственникам, но не находит поддержки. Так получается, что единственным защитником ребенка в случае семейного насилия является государство. Вопрос социальной реабилитации, по мнению экспертов, требует межведомственного подхода.

    «Разумно создать межведомственную группу при министерстве труда, чтобы отработать дорожную карту помощи детям, пострадавшим от разного рода насилия», — предложила Марина Егорова.

    Профилактике насилия, в том числе, в отношении несовершеннолетних, должно уделяться особое внимание, считает помощник председателя Следственного комитета России Игорь Комиссаров: «Как следственный орган мы, конечно же, разберемся в том или ином преступлении. Но ребенок уже искалечен. В ряде случаев его дальнейшая адаптация в обществе стоит под вопросом. Следственный комитет поддержит социальные, реабилитационные программы неправительственных организаций. Более того, подобные программы мы уже реализуем совместно. Например, в Санкт-Петербурге следственные органы, при расследовании преступлений против детей, работают в тесном взаимодействии с НКО».

    «В Санкт-Петербурге мы, действительно, реализуем уникальный опыт, — подтвердила исполнительный директор НКО «Стеллит» Ольга Колпакова. — Специализированный центр «Транзит» отрабатывает модель помощи пострадавшему, когда ребенок в одном месте может получить и психологическую, и социальную помощь. При этом здесь же следственные органы, при участии психологов, могут провести допрос. Данный опыт важно распространять на другие регионы России. Конечно, есть сложности, они связаны с тем, что ребенка допрашивают много раз. Часто ребенку нужно присутствовать в суде — это дополнительная травма».

    Одна из проблем – безответственность системы управления.

    «Педагоги каждый день видят, как школьники применяют то или иное насилие друг к другу, но ничего не делают, — выразил обеспокоенность криминалист, профессор кафедры криминологии МосУ МВД России Семен Лебедев. — Мне бы хотелось увидеть мониторинг ответственности взрослых за ситуации, которые происходят в детских учреждениях. В уголовном праве достаточно норм, но масса статей не работает на обеспечение безопасности. Механизмы дисциплинарной ответственности не действуют. Необходимо, первое, ответственность за безопасность несовершеннолетних. Второе, ответственность за наблюдение за теми, от кого исходит криминальная угроза. Третье, ответственность за обеспечение реабилитации несовершеннолетних. Четвертое, ответственность за действенность всех этих механизмов. Мониторинг должен быть обеспечен и обеспечена его пропаганда в СМИ».

    В завершении дискуссии Ольга Костина попросила участников заседания принять активное участие в мероприятиях недели «В поддержку прав жертв-преступлений». 19 февраля начинает работу «горячая линия» «В помощь потерпевшему». На вопросы о защите прав потерпевших ответят юристы движения «Сопротивление», сотрудники Министерства внутренних дел РФ, Генеральной прокуратуры РФ, и Следственного комитета РФ. Работа «горячей линии» продлится до 21 февраля. Телефон «горячей линии»: 8 (495) 781-96-02.

    Каждая мама обязана знать:  Дочь не позволяет делать ей массаж

    Сопротивление

    ПРОЕКТ

    Резолюция
    по итогам заседания «круглого стола» на тему: «Об институте защиты детей-потерпевших, оценка общества»

    г. Москва 18 февраля 2013 г.

    Заседание проведено правозащитным движением «Сопротивление» совместно с Комиссией Общественной палаты РФ по проблемам безопасности граждан и взаимодействию с системой судебно-правоохранительных органов, Межкомиссионной рабочей группой по общественному контролю за реализацией семейной политики, рабочей группой № 5 «Создание системы защиты и обеспечения прав и интересов детей и дружественного к ребенку правосудия» Координационного совета при Президенте Российской Федерации по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2020 годы, а также некоммерческими организациями и государственными структурами.

    Основная задача «круглого стола» состоит в содействии реализации законодательных и организационных мер защиты несовершеннолетних от преступных посягательств, в том числе, предусмотренных планом первоочередных мероприятий до 2014 года по реализации важнейших положений Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2020 годы, а также в создании соответствующих механизмов их реализации.

    В ходе обсуждения участниками отмечено следующее.
    Защита детей от преступных посягательств и от вовлечения в противоправную деятельность, является одним из наиболее приоритетных направлений внутренней политики Российской Федерации.

    Следственные органы Российской Федерации обращают внимание общества на большое количество преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних. Так, за 9 месяцев 2012 года следователями Следственного комитета Российской Федерации возбуждено 10 990 уголовных дел о преступлениях в отношении несовершеннолетних, из них по убийствам – 428 дел, или 3,9%; по ст. 111 УК РФ – 322 дел (3%), в том числе по ч. 4 ст. 111 УК РФ – 40 (0,4%); по ч.ч. 3, 4 ст. 131 УК РФ – 990 (9%); по ч.ч. 3, 4 ст. 132 УК РФ – 1 887 (17,2%); ст.ст. 134, 135 УК РФ – 2 108 (19,2%).
    За девять месяцев 2012 года следственными органами Следственного комитета Российской Федерации расследовано 10 277 преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних лиц, из них – 345 убийств, 812 изнасилований, 1 803 насильственных действия сексуального характера, 3 141 преступление, предусмотренное ст.ст. 134, 135 УК РФ.

    В этот период по уголовным делам, находившимся в производстве следователей Следственного комитета, признаны потерпевшими от преступных посягательств 14 259 несовершеннолетних. Из них в возрасте до 1 года – 563 ребенка; с 1 года до 5 лет 743; с 5 до 10 лет – 1 924; с 10 до 14 лет – 3 843; с 14 до 18 лет – 7 186. Для сравнения – в 2010 году признаны потерпевшими от преступных посягательств 4 175 несовершеннолетних. Из них в возрасте до 1 года – 322; с 1 года до 5 лет – 329; с 5 до 14 лет – 1859; с 14 до 18 лет – 1 665.

    За 9 месяцев 2012 года в Российской Федерации от преступных посягательств погибло 1 292 несовершеннолетних.

    По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации за 2010 г. среди совершивших преступления против половой свободы и половой неприкосновенности (ст. 131-135 УК РФ) более 2-х тысяч осужденных имели неснятые и непогашенные судимости, около 500 человек совершили данные преступления, будучи освобожденными от отбывания наказания досрочно.

    По данным Генеральной прокуратуры Российской Федерации, в ходе проверок исполнения законодательства о защите прав несовершеннолетних ежегодно выявляется около 600 тыс. нарушений. Для их устранения выносится свыше 80 тыс. представлений, по результатам их рассмотрения должностные лица привлекаются к дисциплинарной, административной, а зачастую и к уголовной ответственности.

    Участники отметили, что Российская Федерация в целом поступательно движется по пути решения проблемы защиты детей от преступных посягательств.

    Так, 1 июня 2012 года указом Президента Российской Федерации № 761 была утверждена Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012-2020 годы. 15 октября 2012 года распоряжением Правительства Российской Федерации от 15 октября 2012 года № 1916-р был утвержден соответствующий план первоочередных мероприятий до 2014 года по реализации важнейших положений Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2020 годы, в котором разделом №5 предусмотрено создание системы защиты и обеспечения прав и интересов детей и дружественного к ребенку правосудия.

    В Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации на рассмотрении находится ряд законопроектов, основной направленностью которых является всесторонняя защита детей. В их числе проекты федеральных законов: № 151763-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях предупреждения торговли детьми, их эксплуатации, детской проституции, а также деятельности, связанной с изготовлением и оборотом материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних» (принят Государственной Думой в первом чтении), № 151664-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (принят Государственной Думой в первом чтении), № 113185-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в целях противодействия изготовлению и обороту порнографической продукции» (внесен в Государственную Думу), № 173958-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве», № 109392-6 «О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и статьи 3.5 и 13.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в части ограничения распространения информации о несовершеннолетних лицах, пострадавших от противоправных действий).

    В тоже время участниками был высказан ряд принципиальных возражений по указанным законопроектам. Например, серьезную озабоченность вызвала редакция проекта федерального закона № 151664-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», положения которого значительно ослабляют уровень правовой защиты несовершеннолетних потерпевших, а в некоторых случаях помогут уходить преступникам от уголовной ответственности. В частности наличие в диспозициях части 1 и 2 статьи 134, части 1 статьи 135 УК РФ обязательного признака в виде степени половой зрелости несовершеннолетнего приведет к безнаказанности использования услуг «детской проституции», совершенного в отношении, например, 15-тилетнего несовершеннолетнего, достигшего половой зрелости. Кроме того, согласно положениям законопроекта, привлечь можно будет только за половое сношение, поскольку понятие «сексуальные услуги» не включает, помимо полового сношения, иные действия сексуального характера.

    В целом участники высказались о целесообразности серьезной доработки ряда законопроектов и более согласованного подхода в решении вопросов защиты детей, поскольку большинство проектов решают только отдельные проблемы или предусматривают изменения, которые требуют дополнительного серьезного экспертного обсуждения.

    Также дискуссия развернулась вокруг вопроса оптимизации розыска безвестно исчезнувших несовершеннолетних граждан, обеспечения своевременного возбуждения уголовных дел по данным фактам, а также оптимизации взаимодействия со следственными органами Следственного комитета Российской Федерации и волонтерскими организациями с учетом значительного числа ежегодно объявляемых в розыск безвестно исчезнувших несовершеннолетних граждан, а также изменений структуры территориальных МВД России, выведения из системы Генеральной прокуратуры Российской Федерации следственных органов.

    По данным МВД России в 2011 году объявлено в розыск 16366 безвестно исчезнувших несовершеннолетних граждан. Из них 33 стали жертвами преступлений. При этом на конец 2011 года не установлено местонахождение 1448 несовершеннолетних граждан, из них – 505 малолетние (в возрасте до 14 лет). В 2012 году объявлено в розыск 11957 несовершеннолетних, из них 31 несовершеннолетний стал жертвой преступления. На конец 2012 года не установлено местонахождение 1382 несовершеннолетних, из них – 480 малолетние (в возрасте до 14 лет).

    В то же время из общего числа сообщений о безвестном исчезновении несовершеннолетних (16366 человек), объявленных в розыск в 2011 году, приняты решения о возбуждении уголовных дел только в 779 случаях, что составляет 4,75 % от общего числа принятых решений по фактам поступления сообщений о безвестно исчезнувших несовершеннолетних гражданах. В 2012 году данный показатель составил 6,67 % от общего числа (11957) сообщений о безвестном исчезновении несовершеннолетних. Несмотря на увеличение (+ 1,92 %) общего числа принятых решений о возбуждении уголовных дел, данная ситуация не может свидетельствовать о принятии исчерпывающих и своевременных мер к розыску лиц данной категории.

    Также был рассмотрен вопрос об отсутствии действенного механизма компенсации причиненного преступлением вреда. Так, несмотря на весь комплекс принятых мер, установленную законом ответственность, на практике потерпевшему, тем более несовершеннолетнему, не всегда удается получить возмещение вреда, причиненного преступлением. Лицо, подозреваемое, обвиняемое в совершении преступления может уйти от компенсации вреда, имея возможность совершать операции с принадлежащим ему недвижимым имуществом на праве собственности, избавляться от ценных бумаг, активов в кредитных организациях, совершать операции по счетам в банке и т.п. действия. Компенсировать же ущерб будет возможно только в порядке гражданского судопроизводства, что не только сделает получение компенсации еще более проблематичным, но и повлечет неминуемое снижение ее суммы. Поэтому возникает настоятельная необходимость в установлении законодательных механизмов компенсации причиненного вреда, решении вопросов социальной реабилитации несовершеннолетних, потерпевших от преступлений и создании соответствующей межведомственной рабочей группы в Администрации Президента Российской Федерации.

    Отдельно обсуждался и был поддержан вопрос о поднятии нижних пределов лишения свободы, а также возможности в целом ужесточения наказания за особо тяжкие преступления против несовершеннолетних до пожизненного лишения свободы.

    С учетом состоявшегося обсуждения участники заседания акцентировали внимание на необходимости:

    выполнения плана первоочередных мероприятий до 2014 года по реализации важнейших положений Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2020 годы;

    законодательного обеспечения готовности Российской Федерации к выполнению обязательств, предусмотренных международными договорами по защите несовершеннолетних от преступлений, а именно ратификации Факультативного протокола к Конвенции ООН о правах ребёнка, касающегося торговли детьми, детской проституции и детской порнографии (принят Генеральной Ассамблеей ООН 25 мая 2000 года) и Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений (принята Комитетом Министров Совета Европы 12 июля 2007 года);

    принятия законодательной базы и мер организационного обеспечения защиты несовершеннолетних от преступных посягательств, а также их сопровождения в рамках уголовного судопроизводства, контроля за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

    создания эффективных мер ранней профилактики насилия над детьми, детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, в том числе при их усыновлении;

    оптимизации розыска безвестно исчезнувших несовершеннолетних граждан;

    установления законодательных механизмов компенсации причиненного вреда, решения вопросов социальной реабилитации несовершеннолетних, потерпевших от преступлений;

    сопровождения соответствующих законодательных инициатив в палатах Федерального Собрания Российской Федерации;

    использования международного опыта в этой сфере, в частности, Рекомендаций Комитета Министров Совета Европы по правосудию, дружественному к ребенку (приняты Комитетом Министров 17 ноября 2010 года на 1098-ой встрече заместителей Министров), справочника для специалистов и должностных лиц по вопросам правосудия в делах, связанных с участием детей – жертв и свидетелей преступлений (подготовлены Управлением Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности, 2010 год).

    По итогам работы были приняты следующие РЕКОМЕНДАЦИИ:

    1. Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации:

    – считать в числе подлежащих первоочередному рассмотрению проекты федеральных законов, положения которых направлены на защиту прав детей;

    – доработать находящиеся на рассмотрении Государственной Думы ФС РФ законопроекты в области защиты детей, пострадавших от преступных посягательств, согласовать их положения и принять соответствующие федеральные законы;

    – рассмотреть возможность о поднятии нижних пределов лишения свободы, а также в целом ужесточения наказания за особо тяжкие преступления против несовершеннолетних до пожизненного лишения свободы.

    2. Правительству Российской Федерации:

    – обеспечить скоординированную работу и согласованное выполнение плана первоочередных мероприятий до 2014 года по реализации важнейших положений Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2020 годы, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 15 октября 2012 года № 1916-р, всеми ответственными федеральными органами исполнительной власти с предоставлением соответствующей информации в Координационный совет при Президенте Российской Федерации по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2020 годы.

    3. Администрации Президента Российской Федерации образовать межведомственную рабочую группу по созданию государственных механизмов компенсации причиненного вреда и решения вопросов социальной реабилитации потерпевших от преступлений, с привлечением заинтересованных министерств и ведомств, Общественной палаты Российской Федерации, профильных общественных организаций.

    4. Следственному комитету Российской Федерации, Министерству внутренних дел Российской Федерации, другим заинтересованным министерствам и ведомствам Российской Федерации проводить своевременную виктимологическую профилактику и пресечение насильственных преступлений против несовершеннолетних.

    Следственному комитету Российской Федерации, совместно с Генеральной прокуратурой Российской Федерации, Министерством внутренних дел Российской Федерации переработать Инструкцию о порядке рассмотрения заявлений, сообщений о преступлениях и иной информации о происшествиях, связанных с безвестным исчезновением граждан, утвержденная приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации и МВД России от 27 февраля 2010 г. № 70/122, в которой, в том числе, закрепить положение, обязывающее следователей следственного органа Следственного комитета Российской Федерации о безотлагательном возбуждении уголовных дел при поступлении сообщений о безвестном исчезновении несовершеннолетних граждан, а также закрепить меры прокурорского надзора за деятельностью СКР в этой области.

    5. Средствам массовой информации:

    – обеспечить недопущение размещения и трансляции информации, культивирующей насилие, жестокость и эротику;

    – реализовывать систематические пропагандистские кампании социального плана в целях повышения бдительности общественности;

    – проработать вопрос о создании специализированных консультационных программ, посвященных противодействию насилию над детьми, и возможным путям решения возникающих в этой связи проблем.

    Роль своевременно полученной информации в профилактике правонарушений со стороны родителей и лиц, их заменяющих, в отношении несовершеннолетних

    (Ходжакулова С. И.) («Административное право и процесс», 2012, N 7)

    РОЛЬ СВОЕВРЕМЕННО ПОЛУЧЕННОЙ ИНФОРМАЦИИ В ПРОФИЛАКТИКЕ ПРАВОНАРУШЕНИЙ СО СТОРОНЫ РОДИТЕЛЕЙ И ЛИЦ, ИХ ЗАМЕНЯЮЩИХ, В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

    С. И. ХОДЖАКУЛОВА

    Ходжакулова Светлана Игоревна, адъюнкт ВНИИ МВД России.

    В первом полугодии 2011 г. в отношении несовершеннолетних совершено 48 тыс. преступлений. Жертвами преступных посягательств стали 48,1 тыс. несовершеннолетних, из них погибли 723; причинен тяжкий вред здоровью 1,1 тыс. детей. Количество преступлений против половой неприкосновенности составило 4,9 тыс. Вопрос о защите несовершеннолетних от противоправных посягательств со стороны родителей и лиц, их заменяющих, остается весьма актуальным и требует законодательного урегулирования.

    Ключевые слова: несовершеннолетние, профилактика правонарушений, воспитание детей, правоохранительные органы, органы опеки и попечительства.

    Role of timely received information in prophylactics of violations by parents and persons replacing thereof with regard to minors S. I. Khodzhakulova

    In the first six months of 2011 with regard to minors there were committed 48 thousand crimes. 48,1 thousand minors became victims of crimes, 723 of them died, grave harm was caused to health of 1,1 thousand of children. The number of crimes against sexual immunity was 4,9 thousand. The issue of protection of minors from illegal actions of parents and persons replacing thereof remains topical and requires legislative regulation.

    Key words: minors, prophylactics of violations, education of children, law-enforcement agencies, agencies of guardianship and trusteeship.

    Родители, семья в целом оказывают огромное влияние на воспитание подростков, способствуют формированию личностных ориентаций и позиций, определяющих их дальнейшую жизнь. Ребенок, особенно в раннем возрасте, больше предрасположен к воздействию семьи, чем к любому другому. Именно в ней он бессознательно ищет защиты, именно семья должна помогать ребенку обрести уверенность в себе, определить свое место в жизни. Семья призвана приобщать ребенка к социальной жизни и поэтапно расширять его кругозор и опыт. Но, к сожалению, не всегда это осуществляется на деле в отношении несовершеннолетних. В соответствии со ст. 54 Семейного кодекса РФ каждый ребенок имеет право на воспитание своими родителями, обеспечение интересов, всестороннее развитие и уважение человеческого достоинства. При отсутствии родителей, лишении их родительских прав или в иных случаях право воспитания ребенка обеспечивается органами опеки и попечительства. Согласно ст. 65 СК РФ родители (лица, их заменяющие) не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое обращение, унижающее человеческое достоинство, оскорбление или эксплуатацию детей. Родители, не выполняющие свои обязанности либо использующие методы воспитания в ущерб правам и интересам детей, несут ответственность в установленном законом порядке (ст. 5.35 КоАП РФ, ст. 156 УК РФ и другие статьи). Кроме того, для опекунов и попечителей ненадлежащее воспитание и содержание опекаемых или подопечных является основанием для отстранения их от исполнения обязанностей, при совершении аналогичных действий приемными родителями, патронатными воспитателями договоры с ними подлежат расторжению, а в отношении родителей имеются основания для направления иска о лишении их родительских прав . ——————————— URL: http://www. lawinfo. ru.

    В соответствии со ст. 9 Федерального закона N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» на все органы и учреждения системы профилактики возложена обязанность по защите детей от любых форм насилия (психологического, физического и особенно сексуального), в том числе путем информирования правоохранительных органов о сведениях подобного рода. Каким же образом должно происходить такое информирование? Как нам представляется, это должно выглядеть следующим образом: на ранней стадии профилактики правонарушений в отношении несовершеннолетних особое внимание должно уделяться своевременно полученной информации. Следовательно, считаем необходимым рассмотреть источники получения информации о родителях либо лицах, их заменяющих, отрицательно влияющих на своих детей либо подопечных. Должностные лица подразделений по делам несовершеннолетних ОВД обеспечивают своевременное выявление родителей, отрицательно влияющих на детей. Это осуществляется путем изучения данных об образе жизни и связях родителей, а также о родителях, отрицательно влияющих на детей. Безусловно, необходим анализ такого рода информации, как: а) информация, полученная от сотрудников иных подразделений ОВД; б) от граждан; в) от заинтересованных государственных органов, организаций, образовательных учреждений, религиозных организаций; г) из сообщений средств массовой информации; д) из документов о привлечении правонарушителей к административной и иной ответственности, материалов об отказе в возбуждении уголовных дел, их прекращении, в картотеках, книгах и журналах учета заявлений и сообщений о преступлениях, учета лиц, доставленных в территориальные отделы полиции, ПДН или ЦВСНП, а также иные подразделения органов внутренних дел. Очевидно, что при выявлении родителей, отрицательно влияющих на детей, необходимо участие сотрудников всех подразделений ОВД. Сведения о неблагополучных семьях могут быть истребованы, например, в службе участковых уполномоченных полиции, из медицинских учреждений, детских учреждений (детских домов, детских садов, школ), от органов социальной защиты населения, органов опеки и попечительства и др. Также следует тщательно изучать материалы об отказе в возбуждении уголовных дел по фактам самовольных уходов детей, суицидов, покушений на суицид, применения насилия к детям со стороны законных представителей, в том числе опекунов, попечителей. Безусловно, касаясь вопроса о содержании и воспитании несовершеннолетних в семье, необходимо рассмотреть и особо выделить неблагополучную семью. Поскольку становится очевидным, что первая причина детского неблагополучия — это семейное безразличие к своим установленным обязанностям. Дети зачастую именно в неблагополучных семьях становятся жертвами преступных посягательств. В 2009 г. от преступных деяний родителей или иных законных представителей пострадали 4,1 тыс. несовершеннолетних, в 2010 г. — 4 тыс. (-1,9%), в первом полугодии 2011 г. — 2,4 тыс. (-5%) . ——————————— URL: http://www. mvd. ru/stat.

    В течение 2010 г. к административной ответственности привлечено 452,6 тыс. — за неисполнение обязанности по содержанию и воспитанию несовершеннолетних (ст. 5.35 КоАП РФ). В первом полугодии 2011 г. выявлено и поставлено на учет 45,5 тыс. родителей, не исполняющих свои обязанности по отношению к несовершеннолетним. 10 934 лица лишены родительских прав. По ст. 5.35 КоАП РФ привлечены 246 тыс. родителей . ——————————— Там же.

    Анализируя факты неблагополучия родителей и лиц, их заменяющих, приходим к выводам о том, что значительная часть неблагополучных семей формируется на основе фактического, а не юридического брака. Часто такие браки бывают непродолжительными и наносят психический вред несовершеннолетним. По данным многих исследований и информации в СМИ, во многих неблагополучных семьях именно сожители своим аморальным поведением усугубляли и без того сложное положение семьи, прямо или косвенно формировали антиобщественные характеристики личности несовершеннолетних. Практика показывает, что своевременная нейтрализация, последовательная профилактика семейного неблагополучия, так же как и изъятие из-под его влияния, помещение их в нормальные условия воспитания, обеспечивает возможность правильного формирования личности, предупреждения преступлений и иных правонарушений в отношении несовершеннолетних . ——————————— Литовко М. А., Литовко С. А. Влияние семейного неблагополучия на противоправное поведение несовершеннолетних // Научный портал МВД России. 2010.

    Необходимо отметить, что работа с семьями — субъектами профилактики осуществляется, но не на должном уровне. Семейное неблагополучие, жестокое обращение с детьми продолжает характеризоваться высокой латентностью. Комплексный подход по работе с неблагополучными семьями осуществляется недостаточно. И нередко все вытекает в совершение правонарушений, а в худшем случае — преступлений в отношении несовершеннолетних собственными родителями или лицами, их заменяющими. Считаем необходимым на законодательном уровне закрепить соглашение органов опеки и попечительства с ОВД о выявлении несовершеннолетних, проживающих с родителями или иными законными представителями, страдающими алкогольной или наркотической зависимостью и находящимися под наблюдением врачей-наркологов. Полагаем, что это позволит улучшить ситуацию, складывающуюся на сегодняшний день в отношении несовершеннолетних со стороны взрослых. В данном соглашении также следует прописать ответственность субъектов профилактики за сокрытие информации о неблагополучии детей. С целью совершенствования организации работы по ранней профилактике семейного неблагополучия в структуре подразделений по делам несовершеннолетних кузбасской полиции с 2008 г. функционирует институт семейных инспекторов-психологов. До реформирования их численность составляла 23 человека . В силу кадровых преобразований, связанных с реформированием ОВД, названных семейных инспекторов-психологов удалось сохранить, но их число уменьшилось до 18. В отдельных регионах такие должности в штатную численность не введены вовсе. Следует заметить, что о негативном влиянии на качество полицейской деятельности проведенного сокращения сотрудников на низовом уровне неоднократно обращалось внимание на тематических научно-практических конференциях . ——————————— Новосельцева Е. А. Совершенствовать систему межведомственного взаимодействия // Инспектор по делам несовершеннолетних. 2011. N 12. С. 16 — 19. См., напр.: Дугенец А. С. О мониторинге как обязательной составляющей применения Федерального закона «О полиции» // Административное право и процесс. 2011. N 12. С. 56.

    Анализ деятельности семейных инспекторов-психологов показывает, что этот институт сейчас социально востребован . Несмотря на их малочисленность, высокие показатели работы семейных инспекторов-психологов свидетельствует о необходимости поддержания и сохранения данного направления деятельности современной российской полиции. ——————————— Гусельникова Ж. Н. Опыт работы инспекторов ПДН по преодолению семейного неблагополучия // Инспектор по делам несовершеннолетних. 2011. N 12. С. 38 — 40.

    В заключение следует отметить, что дети невинны, уязвимы и зависимы, полны энергии и надежд. Детство призвано быть временем радости и мира. Долг родителей и лиц, их заменяющих — не только воспитание и содержание детей, но и забота о них, а никак не совершение в отношении детей правонарушений. Государство должно принимать все необходимые меры для привлечения правонарушителей (родителей и лиц, их заменяющих) к ответственности, тем более когда дело касается нашего будущего — детей!

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация