Жестокий ребенок что делать


Содержание

Жестокие подростки. Что делать родителям?

Стабильность и жизнеспособность государства во многом определяется нравственным и духовным уровнями его населения, например отношением к слабым: инвалидам, старикам, детям и животным.

В последнее время социальные сети пестрят фотографиями замученных животных и других проявлений детской жестокости. Избиения слабого одноклассника, жестокие драки, снятые на телефон, оскорбления и унижения пожилых людей и даже убийства стали совершаться совсем молодыми ребятами. Откуда в подростках столько агрессии и ненависти? Что движет ребенком во время совершения страшного деяния? А ведь часто эти ребята даже не достигли 14 – летнего возраста!

Давайте попробуем разобраться вместе, почему так происходит и что с этим делать?

Одним из самых сложных психологических этапов развития личности является подростковый период. У ребенка уже есть свое мнение и интересы, но он еще нуждается в заботе и поддержке взрослых.

С психологической точки зрения, жестокость подростков это форма протеста против невнимания к себе. То есть одной из причин жесткого поведения ребенка является ощущения себя не нужным, что причиняет ему внутреннюю боль и страдания. И в последствии «отверженный ребенок» выражает свою боль через агрессию на более слабых и беззащитных.

Как правило, жестокие дети — это «запущенные»дети. В школе повесили ярлык «трудный ребенок», «группа риска», поставили на учет в отдел по делам несовершеннолетних, в комиссию по делам несовершеннолетних и уже всем понятно «Ничего хорошего с него не выйдет», «По нему тюрьма плачет», «Вся педагогическая работа с ним бесполезна» и так далее.

Безусловно, огромное влияние на детей имеет семья. Ребенок учится жизни на примере семьи, как родители решают между собой спорные вопросы, как родитель заявляет о себе и добивается желаемого. Если ребенок растет в атмосфере насилия и жестокости, то сложно от него требовать доброты по отношению к другим.

Часто подросток, который проявляет жестокость, подвергался жестокому обращению сам, терпел оскорбления, физические наказания, сексуальное домогательство, пренебрежение к своим потребностям.

Жестокость порождает жестокость.

Конечно, жестокие подростки не обязательно воспитываются в неблагополучных семьях. В своей практике я встречала случаи, когда в семье вообще не проявляли злость, агрессию, а ребенок рос маленьким монстром.

Однажды работая в школе, я вышла во двор, чтобы пообщаться с одним из, так называемых, «трудных подростков», который регулярно пропускал уроки и держал в страхе половину школы. Саша Голубенко сидел на лавочке, неохотно отвечал на мои вопросы и все это время хладнокровно отрубал лапы ящерицам, которых доставал из кармана. Мимика не выражала ничего, как будто маска на лице. В свои 13 лет он состоял на учете везде, где только можно состоять и сильно этим гордился. Сразу хочется рассказать длинную историю о жестоких родителях и семейном насилии. НО нет! Семья хорошая. Мама педагог, добрейшая женщина, уважает его как личность, соблюдает личные границы, пытается социализировать и т. д.

В 2011 году Саша был осужден за то, что нанес множественные ножевые ранения человеку.

В чем же дело? Что не так с Сашей?

Дело в том, что Саша не совсем понимает разницу между живым и неживым.

Есть прекрасный психологический тест — вопрос, который звучит так: какая разница между птицей и самолетом? Так вот, некоторые люди отмечают множество различий (больше крылья, меньше шумит, выше летает) но не выделяют основное различие: самолет не живой, а птица живая. Вот и Саша этих различий не видел, не так остро чувствовал чужую боль или страдания, не совсем понимал, что ящерице больно и у нее есть детки. Такой симптом называется эмоциональным притуплением. Можно ли по одной птице и самолету ставить человеку неутешительный диагноз? Как сказал профессор – психиатр из известного романа «Мастер и Маргарита», — «…Ну, главным образом Понтий Пилат, но и кальсоны тоже…». Дело в том, что эмоциональное притупление (охлаждение) является одним из диагностических критериев психического расстройства.

По данным института Сербского, более 85% маньяков прежде, чем убивать людей, истязали животных. Слова психиатров наглядно подтверждают и факты биографии самых жестоких маньяков. Над собаками и кошками издевался известный маньяк Анатолий Сливко, перед тем, как убивать людей, занялся выращиванием кроликов, чтобы затем их убивать и разделывать. Серийный убийца Василий Кулик любил вешать кошек. Людоед Михаил Малышев сначала занимался тем, что убивал и съедал домашних животных.

По мнению руководителя Центра правовой и психологической помощи Михаила Виноградова, — «…Убийство животного – это уже диагноз. Нормальный человек осознанно этого никогда не сделает. Убийцам четвероногих ставят один из трех диагнозов: органические поражения головного мозга, тяжелая форма психопатии или шизофрения. Четвертого не дано. Их нужно лечить в принудительном порядке. Даже после выхода из специализированной больницы, они всю жизнь должны наблюдаться у психиатра. Но для этого нужно внести соответствующие изменения в законодательство, а оно у нас слишком мягкое не только в области жестокого обращения с животными, но и в сфере психиатрии…».

Многие из садистов-живодёров являются не просто психически больными людьми, испытывающими тягу к смерти и чужим мучениям, а лицами, придерживающимся крайне правых экстремистских взглядов. Так, молодым неонацистом из Петербурга в Интернете были выложены фотографии, где этот наследник идей Адольфа Гитлера позирует с фашистским флагом и отрезает головы щенкам.
Что ж, ничего удивительного в этом нет: убийства животных — «хорошее» упражнение для тех, кто собирается выходить на охоту на людей. Когда во времена недоброй памяти Третьего Рейха в ряды «СС» вступал новый адепт, он должен был пройти особое испытание: ему давали кошку или собаку, которой тот был должен выколоть глаза, свернуть шею или сделать ещё что-нибудь в этом роде. За происходящим внимательно наблюдал штурмфюрер. Если испытуемый «достойно» проходил омерзительный экзамен, это означало его готовность к издевательствам над людьми.
Прошедшие подобную инициацию нацисты заживо сжигали жителей славянских сёл и деревень, охраняли лагеря смерти Освенцим, Треблинка, Дахау и другие. Вид истощённых, умирающих от голода и непосильного труда людей не вызывал и не мог вызвать у ССовцев ни малейшего сочувствия: хладнокровные убийцы животных автоматически становились такими же хладнокровными человекоубийцами, для которых обречённые на убиение люди были всего лишь расходным материалом.

Таким образом, мы видим, что грань между убийцей животных и убийцей людей весьма зыбкая, фактически её нет.

Так как же отличить детскую незрелость и ошибку поведения от психической патологии, представляющую потенциальную опасность для окружающих?

По каким признакам мы отличим одно от другого?

  1. Повторяемость. То есть когда эпизод проявления жестокости не единичный, когда можно говорить не о случайности, а о закономерности.
  2. Невозможность коррекции. Педагоги описывают это как «Устойчивость к педагогическому воздействию». То есть результат применения всех известных воспитательных методик – «Как о стену горох».
  3. Неадекватность поступков. Когда жестокость невозможно логически вывести из окружающей ситуации, либо сила, с которой она проявляется, очень несоразмерна ей.
  4. Отсутствие мотива жестоких поступков. Ситуация, когда собственный побуждающий мотив либо отсутствует вовсе, либо он скрытый, понятный только ему одному.
  5. Сопутствующие признаки нарушения психической деятельности. Нарушение связи с социально средой, замкнутость, особая неординарность поведения, алогичность.
  6. Умственная отсталость. Не всегда сопровождается жестокостью. Часто дебилы и имбецилы тихие, ласковые и послушные, но если уж одно сочетается с другим — то это очень опасное сочетание. В том числе и потому, что объяснить такому ребёнку, что жестокость — это плохо, просто невозможно.
  7. Формирующееся расстройство личности. Тут могут быть нюансы и оттенки, характерные для разных типов этих самых расстройств.

Так что же, каждый человек с психической патологией — это будущий убийца? Не всегда, но такой набор симптомов является пороховой бочкой, которая может «рвануть» от любой искры. А уж спусковых ситуаций в социуме более чем достаточно.

Что делать? Как вести себя педагогам и родителям?

В обоих случаях трудно разобраться в ситуации самостоятельно. И не возможно без специалиста оказать профессиональную помощь. А какой специалист необходим в каждом конкретном случае, можно выяснить только после подробного психологического исследования.

Если Вы выявили у ребенка вышеперечисленные симптомы, то необходимо срочно обратиться к клиническому психологу и провести диагностику, после чего будут подобраны необходимые виды помощи, при необходимости привлечены смежные специалисты.

В подобных случаях дорог каждый день. Ведь чем раньше начать нужную работу с ребенком, тем больше шансов сохранить его личность и способность в будущем адаптироваться социально.

Продолжение следует в следующей публикации, в которой будет подробно описан алгоритм действий школьного психолога в случае выявления патологических симптомов у ребенка. Взаимодействие с Отделом полиции по делам несовершеннолетних, Комиссией по делам несовершеннолетних, участковой психиатрической службой и органами опеки.

Детская жестокость

В чем же истоки детской агрессии? И можно ли ее как-то усмирить?

Парадокс: с одной стороны, принято считать, что дети — цветы жизни, с другой — иные представители подрастающего поколения в своей жестокости во многом превосходят любого взрослого. В чем же истоки детской агрессии? И можно ли ее как-то усмирить, а еще лучше — предотвратить?

Ученые США утверждают, что за агрессивное поведение отвечает определенный ген, и если человек им обладает, он пойдет по криминальному пути. Но наши психологи уверены: даже если американцы правы, от воспитания и социальной среды зависит очень многое.

Каждая мама обязана знать:  Как реагировать на агрессора в классе

— Существуют два вида детской жестокости, — говорит Татьяна Котова, кандидат психологических наук, преподаватель кафедры психологии личности РГГУ, -фрагментарная и устойчивая. Первая проявляется в неожиданных поступках ребенка, которому агрессивное поведение вообще-то не свойственно. Типичный пример фрагментарной жестокости: неожиданная агрессия, которая направлена на близких — на братьев-сестер, на бабушек-дедушек. Или на маму, которая потом удивляется: «Папу совсем не видит, но нежен с ним, а я для него все делаю, а он в ответ — грубость!» А ведь тут все понятно: лет — возраст переломный. Ребенок учится наблюдать себя со стороны, уже кого-то из себя строит. Но делает это крайне неловко: увидел где-то тот или иной образец поведения и примерил на себя. Обычно в такой момент мы видим в его глазах интерес: а что будет, если я сделаю то-то и то-то?

В такой ситуации взрослым достаточно очень твердо и очень жестко сказать: «Так поступать нельзя, это плохо!» И тут же перевести внимание на что-то другое, увлекательное для ребенка. Пусть лепит, вырезает из бумаги и т. п.

Устойчивая жестокость — это сигнал беды. Как правило, она проявляется по отношению к каким-то группам (либо ко всем детям, либо к животным, либо ко всем взрослым) и связана уже не с возрастом, а с личными особенностями ребенка. Обычно особенности эти формируются в силу каких-то неудачных обстоятельств: агрессия со стороны родителей, их недостижимые требования или издевки, или гиперопека. И являются той формой поведения, через которую ребенок реализует свой страх, стресс или преодолевает препятствие. Тогда как обычный ребенок сможет попросить, поменяться, подождать, возмутиться и при этом имеет хотя бы минимальный тормоз на причинение боли другому. К слову, эта градация агрессивного поведения — фрагментарная и устойчивая — справедлива для любого возраста. А вот причины, порождающие подобное поведение, в разном возрасте разные.

Начальная школа: не такой, как все

Когда в класс одной из питерских школ вошла новенькая — Олеся, крупная девочка с «заячьей губой», — первоклассники начали перешептываться и хихикать. На первой же перемене, когда кто-то крикнул ей в спину: «Урод!» Олеся попыталась ударить обидчика, а потом расплакалась. Детям, казалось, только того и было надо. Отныне девочка стала неприкасаемой. С ней никто не хотел сидеть. Если кто-то вынужден был дотронуться до ее вещей (например, передать тетрадь с контрольной), то потом демонстративно протирал руки дезинфицирующими салфетками. И как только ее не дразнили! Учительница пыталась устыдить ребят, но у нее не слишком-то получалось.

— В первом классе часто оказываются дети, которые психологически еще дошкольники. То есть они просто не готовы осваивать такие глобальные понятия, как личное пространство другого человека, сострадание, дружба, — объясняет Татьяна Котова. — Зато легко поддаются общему настрою, правилам поведения в определенной группе. Если в классе принято дразнить тех, кто чем-то отличается — толстяков, копуш, — дети это подхватывают.

Что делать, если вы узнали, что ваш ребенок участвует в травле? Не осуждать, не морализировать: «Как ты мог? Это ужасно!» Иначе ребенок просто замкнется в себе и никогда ничего больше не расскажет. А ведь наша задача — не оттолкнуть его от себя, а выяснить, что он при этом испытывал. Как правило, ничего страшного. Это просто интерес: а что будет, если ТАК поковырять человека.

И говорить «Поставь себя на его место!» бессмысленно. Умение посмотреть на себя со стороны надо воспитывать, причем исподволь. Отличный способ — почитать книги соответствующего содержания. Например, в моем детстве, помню, мы читали сказку про индийского мальчика, который стал таким же маленьким, как бабочка, которую он мучил. Подобные произведения есть для каждого возраста.

А если издеваются над вашим ребенком, и учитель бессилен ему помочь, выход один — менять социальную среду, то есть класс. Впрочем, этот совет справедлив и для тех детей, кто оказался вовлеченным в травлю — расти в коллективе, где такое оказалось возможным, не полезно никому.

Средняя школа: разрушители устоев

Семиклассницу Кристину ровесники не любят: зубрилка и ботан, она никогда никому не дает списывать и часто «доводит до сведения» учителей те или иные проделки одноклассников. За один такой донос ей даже устроили темную: при входе в класс накинули на голову чей-то пиджак и отпинали. А уж написать на ее страничку в социальной сети гадость — развлечение для ребят традиционное. В прошлом году мама переводила ее в другую школу, но пришлось вернуться: там травля приняла уж совсем жестокий характер.

— Ситуация ожидаемая, — комментирует Татьяна Котова, — ведь важнейшим авторитетом для подростка становятся уже не родители и учителя, а сверстники. И если в начальной школе смеются над двоечниками, в средней могут травить за хорошую учебу, то есть за соответствие взрослым правилам. И понятие справедливости тут формируется в соответствии с шаблонами массовой культуры, где герои, как правило, слегка асоциальны, но при этом придерживаются какой-то общечеловеческой морали (например, «своих не сдаем!»). На похожих принципах построены гангстерские боевики про благородных разбойников. И если лидером класса подобные образцы приняты, они распространяются на всех.

Желание быть сильным в подростковом возрасте — одно из самых главных. Но дальше все зависит от того, на что сила направлена. Если на то, чтобы защищать идеалы и слабых — это прорыв во взрослость. Если сила ради силы — это лень, деградация и, как следствие, жестокость.

Родителям подростков приходится нелегко: ведь это возраст, когда даже самые послушные дети пытаются проявлять независимость и отвергают правила старших. Так что действовать мамам и папам придется с особой осторожностью.

Постарайтесь объяснить: травля — это признак незрелости одноклассников. И их попытка подлизаться к вожаку — ведь подростки всегда примыкают к сильному. Который, как правило, пытается соответствовать каким-то образцам, шаблонам массовой культуры.

И еще любому подростку требуется ваша убежденность: «Ты — сильный!» Причем как жертве, так и, как ни странно, агрессору. Уверенный в себе человек не станет доказывать свою значительность кулаками.

Старшие классы: в свободном падении

На уроках географа Олега Соломоновича стоит постоянный шум. Дети отказываются слушать этого милейшего чудака. Тем более что к середине урока он обычно начинает смешно злиться и изрыгать обвинения вперемешку со слюнями. Вчера вот вырвал из рук Семенова с первой парты листок с изображением какого-то чудовища: «Чем ты занимаешься? Что это?!» — «Вы, Олег Соломонович!» Дети хохочут, учитель трясущимися руками ищет в кармане нитроглицерин.

— Травля в старших классах — это групповой феномен, — утверждает Татьяна Котова. — Ее причины в бездействии и беспомощности старших. В данном случае — педагогов. Группа ищет, чем заняться вместе. И если ничего другого не предлагается, подростки объединяются в травле. Тут жестокость тонкая, с подколами. И часто направлена на учителей. Вспомним хотя бы шокирующую историю про то, как дети избили пожилую учительницу физкультуры, да еще сняли все это на камеру. С одной стороны, там налицо дикая халатность руководства школы: дети не были заняты ничем вообще. И образовательным процессом в том числе. С другой — нашелся один отвязный подросток, возможно, с определенной патологией, временный лидер. Очень сильно заводило детей и наличие видеокамеры. Что, кстати, выдает, что акция была спланирована.

А чтобы подростку стать жертвой в старших классах, должны произойти какие-то очень индивидуальные события. Достаточно, чтобы будущая жертва напомнила лидеру класса кого-то, кого он не любит. И он начнет его задирать. А дальше всем это понравится — и «процесс пошел».

Требуется педагогический талант!

— Несмотря на пять курсов университетского образования, я до сих пор не поняла, как найти правильный подход к ожесточенным детям, — жалуется завуч старших классов Юлия Ч. — Ко мне обращаются и учителя, и родители с просьбой помочь, поговорить, разъяснить. А я ощущаю физический страх перед этими детьми!

— Понятно, что трудные дети есть в каждом классе, и каждому учителю приходится сталкиваться с ними, — говорит Надежда Болсуновская, победитель конкурса «Лучшие учителя России», организатор интерактивного сообщества школьных психологов. — В нашей школе конфликты педагог-ученик мы стараемся предотвращать с помощью регулярного мониторинга: выясняем у детей рейтинг предметов, трудность восприятия материала, степень заинтересованности учащихся Анкетирование бывает, в том числе, и анонимным. По результатам можно судить о популярности не только того или иного предмета, но и того или иного педагога. Отсюда — выводы и беседы с учителями.

А для родителей у нас организована специальная «Школа», где примерно раз в неделю мы обсуждаем, в том числе, и проблемы детской жестокости. Плюс действует дистанционный тренинг в Интернете на сайте http://schoolpsyholog.blogspot.com.

Приходит психолог и на родительские собрания. Впрочем, навыкам общения детей должны учить не только родители, но и педагоги. К сожалению, пока это официально никак не регламентировано. И получается: если учитель плохо преподает предмет, низкие баллы на ЕГЭ это продемонстрируют. А если он не способен гасить конфликты, зафиксировать это документально невозможно.

Худшее, что педагоги могут сделать, узнав о травле кого-либо из учеников, — это занять одну из следующих пагубных позиций.

  • Дети сами разберутся, взрослым вмешиваться не следует.

Особенно печально, когда ребенок или подросток (подросткам, как правило, это дается крайне тяжело) решается открыться взрослому, рассказать о своей беде, а взрослого по тем или иным причинам такие откровения не интересуют.

  • • Нельзя выносить сор из избы.
Каждая мама обязана знать:  Как бороться со стеснительностью и застенчивостью ребенка

В школе должна быть конфликтная комиссия, куда в крайнем случае ребенок может обратиться. Но именно — в крайнем. Есть дети, которые бегают ябедничать по любому пустяку, что тоже не дело. С проблемой притеснения, травли, насилия в школе бороться необходимо. И делать это надо поэтапно.

Этап 1. Признать, что проблема существует. Для этого кто-то должен проявить инициативу и открыто сказать о существовании травли и насилия. А остальные должны честно признать, что проблема есть и ситуацию надо менять.

Важно, чтобы к педагогам и администрации школы присоединились ученики и их родители. Если согласие не достигнуто, нет никакого смысла начинать работу.

Этап 2. Определить масштаб бедствия. Пути различны. Например, анонимный опрос учеников. Возможные вопросы: были ли у них до сих пор проблемы в школе? Есть ли у них неприятности в настоящее время? Знают ли они кого-нибудь, у кого есть неприятности? Испытывают ли страх за свою безопасность?

Такой же опрос необходимо провести и среди учителей. Затем сравнить результаты двух опросов и сопоставить их с информацией, полученной от родителей (опрос родительской озабоченности).

Этап 3. Оповестить: инициативная группа информирует школьное сообщество о сути происходящего и о направлениях работы для профилактики насилия. Например:

  • создание атмосферы нетерпимости к любому акту насилия в школе;
  • организация наблюдения за холлами, комнатами отдыха, столовыми;
  • разработка этического кодекса школы;
  • создание психологических групп поддержки для пострадавших и групп для работы с обидчиками.

Этап 4. Учителям получить консультацию психолога, что делать, если в классе кого-то травят.

А вообще, проявление агрессии — определенный этап взросления. Ребенок должен осознать и научиться контролировать свои негативные эмоции. Неосознанная детская жестокость со временем проходит бесследно. А вот если ребенок сознательно причиняет другим боль и понимает, что это плохо, — это уже повод переживать и принимать меры.

Учителя нуждаются в защите
Во Франции в начале годов был принят закон, по которому за агрессивные выходки школьников старше 13 лет ждет наказание до 6 месяцев тюрьмы. Раньше были только общественные работы.
В Японии премьер-министр призвал учителей не рассчитывать на полицейских, а заниматься спортивными единоборствами и вооружаться деревянными мечами, чтобы противостоять насилию в школах.
В Испании профсоюз учителей призвал правительство принять срочные меры по их защите. В результате опроса, проведенного среди учителей, выяснилось, что 15 % педагогов в Испании подвергаются насилию со стороны учащихся, а 73 % — постоянным оскорблениям.
В России нет никакого юридического аспекта защиты учителя при исполнении.
(по материалам сайта www. echo, msk.ru)

Что делать, если.
. мой ребенок — агрессор
Ничто не берется ниоткуда. Постарайтесь честно ответить себе: приняты ли в вашей семье ссоры в качестве способа разрешения конфликтов? А рукоприкладство? Равнодушие к вашим старикам? Обычно поведение ребенка зеркально отражает манеру общения, принятую в семье.
Родители, воспитывающие мальчиков, часто считают драку нормальным для них способом общения и специально поощряют: «Всегда давай сдачи!» Замените эту установку на мирное решение конфликтов и недопустимость провокаций.
Учите детей, что нельзя срывать злость на других людях, для этого можно выразить ее иначе — порвать бумагу, умыться, нарисовать злую картинку, порвать ее, глубоко подышать, посчитать до 10.
. мой ребенок — жертва
Очень часто жестокость со стороны окружающих провоцирует характер поведения самого пострадавшего. И эти особенности поведения выросли в семье. Запомните: у уверенных в себе родителей уверенные, спокойные дети.
Для ребенка очень важно, как родители оценивают его в присутствии посторонних взрослых. Дети считывают наше к ним отношение и интуитивно принимают его. Так что сформулируйте для себя: за что вы уважаете своего ребенка? И уверенно подчеркивайте его достоинства при общении с окружающими. Да и наедине не забывайте хвалить за все хорошее, что в нем есть.
Объясните детям, как вести себя в случае провокации: не пускаться в слезы, не начинать заводиться, не опускать глаза (уверенная позиция — это то, что меньше всего ждет от нас обидчик).
Один из самых эффективных способов выходить из конфликтных ситуаций — предварительно их проиграть. Пусть ребенок поочередно выступит в роли обидчика и жертвы и заранее поймет, как правильно поступить, если обозвали, дернули за косу, поставили подножку, ткнули в спину и т. д. Практика скорее, чем разговоры и советы, приведет к нужному результату.
Юмор — нестандартный, но эффективный способ реагировать на конфликты. Научите ребенка нескольким дежурным отговоркам, которые можно использовать: «Я на горке не бывал, в обзывалки не играл», «Спасибо за массаж», «Мне нравится мое новое имя» (при обзывании).
Если ребенок жалуется, что его обижают, то целесообразно сходить пообщаться в школу с учителем, а также с родителями обидчика, а затем пообщаться вместе — родители и дети.
Часто бывает, что родители отстраняются от помощи детям в решении конфликтов. Причем даже в тех случаях, когда их об этом просят. Но принцип «Сами разбирайтесь!» не лучший. Ведь у ребенка не большой арсенал собственных способов решения конфликтов, и помощь ему чаще всего необходима.

Что делать, если ребёнок жесток?

Иногда у родителей возникает вопрос, что значит жестокий ребёнок.

Иногда им на глаза попадает сцена, что чадо обижает домашнего кота или сочиняет жуткие и пугающие истории или рисунки. А может в его шутках есть злой умысел, он старается сделать больно детям на площадке? В любом случае нужно узнать причины такого поведения, и уже исходить из этого.

Причины детской жестокости

1. Одной из самых распространённых причин жестоко поведения малыша является банальное любопытство и непонимание окружающего мира.

Если ребёнок пытается потянуть котёнка за шерсть или оттягивает уши и проверяет что же там, он не всегда даже сам осознает, что причиняет боль. Ребёнку просто интересно как он устроен. Что внутри? Это не значит, что он жесток. И проблема может решиться довольно просто, нужно объяснить ребёнку, что котёнок живой и ему может быть больно. Родителям можно спросить, малыша о том, что когда он сам ударяется или его тянут за волосы, вызывает ли это боль. Предложить подумать над тем, что чувствует животное.

2. Зачастую, если в семье не один ребёнок, то старший может проявлять агрессию к окружающим или к младшему ребёнку, он соответственно считает первого образцом для подражания и не может понять, что это плохо.

Родителям, для того чтобы предотвратить такое поведение детей нужно проявлять по отношению к детям доброту, исключить агрессию, учить проявлять заботы друг о друге. Стать примером для детей.

3. В мире современных технологий зачастую дети много времени проводят за всевозможными гаджетами, а родители не могут или не успевают фильтровать всю поступающую информацию.

Иногда это просто невозможно, но необходимо объяснять детям, что плохо, что хорошо. Не стоит полностью перекрывать доступ к электронике, так как это не выход из ситуации, тем более во время прогресса. Но стоит как можно больше проводить с ребёнком времени, например, зачтением книг, лепкой, пением, рисование и т.д., главное учитывать интересы малыша.

Необходимо как можно больше показывать добрых поступков в кино, книгах, мультиках, но конечно же в первую очередь показывать на собственном примере.

4. В некоторых случаях ребёнок может быть агрессивным из-за того, что его обижают дома, или в школе, садике. Из-за того, что у него пониженная или завышенная самооценка.

Как повысить самооценку ребёнку?

Родители с самого детства должны показывать крохе любовь и давать ему чувство радости. Но когда в семье разлад и родители постоянно ругаются при нем, он чувствует свою вину, тем более если речь идёт о нем. Поэтому родным необходимо показывать, что он любим несмотря не на что.

1. Необходимо говорить о любви к ребёнку как можно чаще. Но родителям ни в коем случае нельзя их употреблять в совокупности с указанием на проступки, так как ребёнок будет думать, что его любят только за идеальное поведение. Поэтому нужно объяснять, что специально разбитая кружка – это плохо, но любовь к нему остаётся прежней.

2. Не нужно смеяться над ребёнком из-за страха монстров. Или уговаривать купить игрушку, потому что не хочется искать потерянную. В этом случае кроха будет чувствовать, что никому не нужен и его интересы не волнуют родителей.

3. Ребёнку необходимо получать похвалу даже за маленькое достижение. Он сам убрал игрушку – необходимо похвалить, поел – похвалить, прочитал книжку – похвалить, он должен чувствовать гордость родителей.

4. Зачастую родители говорят, что ребёнок неумеха. Но это недопустимо. Даже если у малыша ничего не получается нужно похвалить и помочь, а не ругать.

5. Доверие. Это самое главное в любых отношениях и родители, и дети не исключение.

Как сделать, чтобы самооценка не завысилась

Но все же если перехваливать ребёнка, могут возникнуть другие проблемы. Он возможно будет считать себя самым лучшим. Если родители замечают это в крохе, то нужно обязательно и как можно быстрее поговорить об этом. Объяснение своего принятия его, таким как он, есть, и того, чтобы он относился к окружающим искренне, может сыграть хорошую роль. Ребёнок очень хорошо чувствует высокомерное отношение к себе и ему это не нравится. Необходимо обсудить все плюсы и минусы его поведения, делая упор на минусы, попросить объяснить его отношение к тому или иному человеку.

Самое важное говорить искренне и спокойно. Ребёнка хвалить нужно за поступки, а не просто так, например, за красоту хвалить не нужно, если это не только не какое-то важное для него событие, или он на самом деле не постарался так выглядеть. И так со всем. Ребёнок должен что-то сделать, то за что потом может последовать похвала. Так он убьёт, уверен в своих силах, в себе, но при этом его самооценка будет нормальной.

Почти всегда в том, как ведут себя дети виноваты родители. Они могут делать это не осознанно, но анализ действий и отношения к малышу может повлиять на его жизнь. И для того чтобы убить зачатки агрессии у ребёнка, сначала родители должны убить их в себе.

Каждая мама обязана знать:  Боюсь, что отец ребенка заберет нашу дочь

Жестокое поведение у детей: что делать?

Бывают случаи, когда родители понимают, что дети ведут себя жестоко. Агрессивное или беспощадное поведение проявляется со стороны ребенка к животным, к тем, кто младше, слабее или к сверстникам. В чем причины такого отношения к окружающим? Почему дети проявляют жестокость? Какие привычки в поведении матери и отца провоцируют недостаток эмпатии у ребенка, непонимание чувств других людей? Анализ детской жестокости, а также практические рекомендации родителям — что делать, если ребенок ее проявляет — в данной статье.

Когда родители жестоки с детьми

Психологи говорят о том, что не существует одной-единственной причины, которая вызывает детскую жестокость. Как правило, это комплекс внутренних переживаний ребенка и внешних обстоятельств. Одна из причин — проявление жестокости со стороны родителей. Мать и отец во время воспитания могут демонстрировать такие формы поведения, которые близки к насилию, однако сами они этого не замечают или отрицают. Что относится к жестокому поведению со стороны взрослых?

  • Унижение ребенка. Во время воспитательных мероприятий все родители взаимодействуют с детьми, когда пытаются научить их правильному поведению, указать на ошибки, повлиять, контролировать. Если использовать критикующие слова и фразы, ребенок будет чувствовать давление на себя. Жестокость такого поведения проявляется в том, что родители не признают личность ребенка, не замечают его потребности, эмоции и желания. Главная цель для них — добиться послушания и того, чтобы дети оправдали ожидания.
  • «Твоего здесь ничего нет», «Мне все равно, что ты хочешь», «Кто ты такой, чтобы иметь свое мнение» — родительские посылы к детям в такой форме являются примером жестокого отношения, разрушают детскую психику. Если дети вынуждены жить в таких условиях, то со временем они принимают подобное общение за норму и, общаясь в своих кругах, используют те же методы и способы.

Поэтому прежде, чем разбираться в детской жестокости, мать и отец должны пересмотреть привычки общения с ребенком, понять, не давят ли они на него, что они знают о нем, как чувствуют, присутствует ли в семье понимание и уважение?

Привычка опираться на внешние ресурсы

Когда в семье родители и дети мало общаются друг с другом, у них нет общих взглядов, точек соприкосновения, они не испытывают положительных эмоций от взаимодействия, ребенку не остается ничего иного, как получать жизненный опыт из других источников вместо того, чтобы брать его в семье. Чем пользуются дети в таких случаях? Средства массовой информации, общение в социальных сетях — важный фактор, который оказывает влияние на детское поведение. Если у родителей нет привычки контролировать ребенка, следить, что он смотрит, слушает, чем интересуется, то возрастает риск его приобщенности к жестокости. Если он постоянно сталкивается с пропагандой насилия, давления, которые присутствуют в СМИ, то в скором времени также станет воспринимать расправы и жестокость как нормы поведения.

С малых лет ребенка родители должны контролировать то, что он «впитывает» из внешнего мира. Невозможно оградить детей абсолютно от всего, с чем они соприкасаются, однако в силах матери и отца сопровождать детей на жизненном пути, объяснить разницу между «хорошо» и «плохо», «можно» и «нельзя», говорить о том, что жестокость не делает тебя крутым или сильным. Чем лучше удовлетворены дети близким общением с родителями, когда в семье есть близость, контакт, уважение и доверие, младшие доверяют тайны старшим, спрашивают у них советы, делятся печалью и радостью, тем меньше потребность получать информацию из внешнего мира.

Такие жестокие… дети: Почему подростки избивают и поджигают друг друга

«День каннибала», сгоревший заживо московский школьник, избитый подростками инвалид на Алтае, побоище школьников в Твери… Ежедневно СМИ пестрят историями чудовищной детской жестокости, на которую, кажется, не способны даже взрослые. Что не так с нашими детьми?

В химкинской школе первоклассники толпой избили одноклассника после странной шутки учительницы физкультуры. Мальчик Ваня то ли упал, то ли замешкался, и раздражённая женщина выдала:

Сегодня у нас день каннибала. Кто хочет человеческого мяса? Можете отпилить ему ногу!

После этого дети накинулись на мальчика толпой и стали бить его ногами по голове. В итоге у Вани сотрясение мозга, а учительница-«шутница» уволилась по собственному желанию. Эта история выглядит столь вопиющей, что кажется бредом. Любой взрослый человек и без педагогического образования понимает, что психику ребёнка семи-восьми лет травмируют подобные «приколы» — и порой на всю жизнь. Но здесь взрослый человек с 15-летним преподавательским стажем не только неудачно «пошутил», но и фактически натравил на ребёнка толпу одноклассников. Удивляет и то, что сами дети, как дикие звери, накинулись на мальчика, который им даже ничего не сделал.

Если смотреть сводки новостей из разных российских регионов, оказывается, что случай в Химках — не единичное происшествие, а лишь очередной эпизод в череде избиений, поджогов и даже убийств, совершаемых несовершеннолетними. Вспомним лишь последние из них.

Тверь — разборки в стиле девяностых. Трое ребят 13-14 лет на улице глумились над женщиной. За неё вступились две её дочери, позвавшие на помощь знакомых ребят с бейсбольными битами. Но хулиганы отобрали биты, избили женщину и её дочерей. Расправа пришла очень скоро: троицу отследила другая «группировка» их же сверстников. Хулиганов поставили на колени и на камеру требовали извинений. Но после получения оных на провинившихся всё равно накинулись толпой и несколько минут избивали ногами чуть ли не до потери сознания. «Справедливое» побоище кто-то из нападавших остановил словами «Всё, хорош, они сейчас сдохнут».

Алтай — массовое избиение мальчика-инвалида. 17-летний Айсур — парень с отклонениями в развитии, но при этом добрейшей души юноша, с детства мечтающий стать священником. В тот день мама отправила его за свежей газетой для бабушки. По пути он решил скатиться с горки и случайно задел девочку. Подоспел её старший брат, поставил Айсура на колени, потребовал извиниться. Но и этого «уязвлённому» подростку показалось мало: он повалил парня ударом в грудь и вместе со своими друзьями (их было 15 человек) избил его ногами. Напоследок кто-то из толпы озверевших детей кинул в лицо Айсура ледяную глыбу. Мальчику никто не помог: онсам пришёл в себя, самостоятельно добрался до больницы, а затем до дома, по дороге упав в обморок. Позже у Айсура диагностировали сотрясение мозга и частичную потерю зрения.

Москва — школьника облили горючим и сожгли. В столице подросткам тоже не чужды зверские «забавы». Так, 15-летнего подростка во время посиделок на лестнице в одной из многоэтажек друзья облили то ли керосином, то ли бензином и подожгли, снимая его на телефон. Мальчик, крича от боли, выбежал на улицу, где прохожие повалили его в снег и начали тушить. Однако подросток получил ожоги 98% поверхности тела, по сути, не совместимые с жизнью, и через несколько дней скончался в больнице.

Можно и дальше продолжать кровавый список жертв подростков, от которого волосы на голове встают дыбом. Не верится, что дети могут быть способны на такую жестокость, слепую и беспощадную. Но случаи повторяются из раза в раз.

На вопрос о том, почему так происходит, однозначного ответа нет. Кто-то, как, например, сенатор Елена Мизулина, считает, что жестокость подростков обусловлена компьютерными играми, основная цель в которых — убивать.

«Сегодня остро стоит проблема увлечения детьми играми GTA и другими подобными. Все они взращивают жестокость, формируют агрессивную модель разрешения конфликтов», — считает Мизулина.

Е. Мизулина. Фото: www.globallookpress.com

Кто-то смотрит несколько шире и видит главную угрозу и причину жестокости подростков в целом в Интернете и соцсетях. В Сети распространяется любая информация, притом безгранично и бесконтрольно. В том числе и агрессивного, провоцирующего содержания. Дети её без труда находят и травмируют себе тем самым психику. С этой точкой зрения соглашаются многие психологи и общественные деятели.

Имеет место и отсутствие воспитания детей в школах, да и, по большому счёту, в семьях. Родители, запуганные ювенальной юстицией, боятся лишний раз наказать своего ребёнка либо просто занимаются своими делами, не уделяя воспитанию должного внимания. И дети растут как трава в поле, без простого понимания, что хорошо, а что плохо. Об этом говорят и учителя, и психологи.

Есть и ещё одна специфическая проблема — так называемые подростковые «челленджи». Это некое опасное действие, которое нужно совершить, обязательно сняв процесс на камеру и выложив видео в Интернет. Своеобразная проверка «на слабо», абсолютно глупая, но почему-то привлекающая детей в подростковом возрасте. Самоподжоги — это тоже челлендж, и в случае с сожжённым московским школьником, видимо, что-то подобное и произошло. Тут тоже, пожалуй, вина Интернета — именно оттуда поступают идеи.

Ну а если говорить глобально, обобщая все эти факторы, причиной подростковой жестокости можно назвать и отсутствие в нашем государстве идеологии, а точнее, чётко обозначенной национальной идеи, понимания того, куда мы стремимся. Каждый живёт и поступает так, как ему хочется, поэтому и нет воспитания в школах, поэтому дети чуть ли не с пелёнок беспрепятственно пользуются Интернетом, который заменяет папу и маму. Родителям ведь куда проще купить ребёнку интересный смартфон, чем читать ему книжки, общаться, придумывать игры. Мы — светское государство без идеологии: каждый вправе сам решать, придерживаться или нет каких-то ценностей и этических принципов. Вот и дети, подростки по-своему понимают справедливость, избивая толпой до полусмерти тех, кто, по их мнению, «провинился».

Однако государство мы вряд ли способны изменить своими сетованиями по поводу отсутствия национальной идеи. Говорят об этом много, запрещают тоже много, но ситуацию это не меняет. Единственное, что мы точно можем сделать сами, — уделять больше внимания своим детям и по возможности отсрочивать их погружение в Интернет, где нет ни правил, ни этики, ни справедливости.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация