Злюсь на приемного ребенка


Содержание

Приёмный ребёнок. Из личного опыта.

Данилка попал в нашу семью (я, муж, 12- летняя дочь) в 3,5 года. И практически сразу начал падать. Везде и всюду. Когда падал, ударялся головой. После падения бежал к маме, чтобы пожалели, погладили. Падал до тех пор, пока я не осознала и не сказала: «Когда хочешь чтобы тебя обняли и поцеловали, просто подойди. Я обниму и поцелую».

Видимо опыт прошлых отношений и апробация новых программ. С одной стороны, чувство вины (я плохой, раз меня оставила другая мама) влечёт наказание (в данном случае — самонаказание). С другой стороны ласку и порцию любви нужно выстрадать.

Со второй программой частично справились. Он стал падать гораздо меньше, чаще стал ластиться. Но голова продолжала притягивать неприятности. В возрасте 5 лет именно на него, из всей группы в детском саду, в спортивном зале упало баскетбольное кольцо.

Ещё одна интересная зарисовка из первых месяцев жизни. С утра просыпаемся (в одной комнате) я смотрю на него и улыбаюсь (внутри счастье) он смотрит и улыбается в ответ. «Я люблю тебя». А в ответ тишина, только смотрит и улыбается. И так около месяца, на мои признания в любви улыбка и тишина. Он был как сухая губка, которую нужно было сначала напитать своей любовью. И где то через месяц мы услышали долгожданное «И я люблю тебя».

Так сработало волшебное правило отношений «Если хочешь что-то получить, сначала отдай».

Следующие особенности первых 3-х лет жизни в нашей семье. Данил сам с игрушками не играл. Единственная игра с любыми игрушками заключалась в следующем: он кидал их за кресло, или со стула со словами: «Спасите, помогите», доставал молча и с теми же словами снова кидал.

С детьми, причём более младшего возраста, он очень легко находил общий язык. С виртуозностью мастера – психолога «отзеркаливал» деток, повторяя их жесты, мимику, «присоединялся» а затем играл.

А сам не игрался ни с машинами, ни с вертолетами, ни с чем.

Я не могла этого понять, пока не встретила книгу Д. Морозова «Техника безопасности для родителей детей нового времени». Книга написана именно для всех, но для приёмных родителей это просто открытие.

Благополучные дети играют все время, то есть все время стремятся находиться в мире радостно-непредсказуемых изменений, раздвигая границы познанного.

Дети, пережившие кризис, играют мало и с трудом. Они избегают давить на невидимую границу с внешним миром, берегут свой покой и безопасность, производя впечатление самых стабильных систем на свете.

Дети, переживающие кризис отношений с родителями, вынуждены постоянно думать о собственной безопасности, контролировать окружающий мир, не давая себе расслабиться.

Большая часть их усилий направлена на охрану собственной безопасности и прочности окружающего мира.

Если внешний мир бьет по ребенку, то тонкие стенки кокона укрепляются, постепенно превращаясь в панцирь.

Какое развитие может быть у куколки, когда неблагоприятные погодные условия угрожают смертью бабочке. Внутренние сенсоры сообщают существу — нельзя вылупляться, поэтому метаморфоза откладывается. Наступает этап диапаузы.

«Долгие месяцы, иногда годы, могут жить насекомые в стадии глубокого покоя, или диапаузы. Наступает она при неблагоприятных условиях: в наших широтах зимой, в пустынях и тропиках — в сухой сезон. Тогда всякий рост прекращается, обмен веществ падает до самого низкого уровня. Насекомые могут впадать в диапаузу на разных стадиях развития: одни покоятся в виде яиц, другие — личинок, куколок и даже взрослых, например, колорадские жуки». «Мир животных»

То же самое происходит и с ребенком — он закукливается. Иногда прекращается даже физический рост. Сфера сознания прекращает расширяться, выжидая более благоприятных внешних условий.

Простой здравый смысл подсказывает нашим детям, что в непонятной ситуации лучше закрыться от внешнего мира, «прикинуться шлангом». Панцирь спасает душу ребенка от боли, но препятствует его развитию и вообще любым контактам с внешним миром.

Д. Морозова «Техника безопасности для родителей детей нового времени».

Да, именно это и происходило. Мой ребёнок «закуклился» он не играл, не проявлял активности в играх с детьми и, несмотря на рослых биологических родителей, был очень маленьким для своего возраста.

Оттаял и начал играть в игрушки в 7 лет (непосредственно перед школой). Это говорит о том, что у него было эмоциональное застраивание на возрасте 3-х лет. И нам было странно наблюдать, как мальчик 7 лет играет в игрушки (озвучивая их) как 3-4 летний. В школе требовались другие позиции, мы старались дать возможность и поиграть и в тоже время не упускать школьную программу. Но в душе мы с мужем радовались. Ура, он играет!

Ещё одна особенность приёмных деток (наблюдаемая не только у нашего сына).

Как-то получив в подарок новый зонтик, он взял его на улицу поиграть. (У нас частный сектор, дети с 5 лет могут гулять самостоятельно возле двора). Через 10 минут он пришёл расстроенный с поломанным зонтиком. «У меня попросили подержать, а затем стали бить зонтиком по столбу и разломали его». Ключевая, на мой взгляд, особенность, он не просил отдать зонт, не пошёл за помощью, он просто стоял, смотрел и плакал. Мы пережили несколько раз подобные ситуации. Его толкали, отбирали вещи.

Я не ценен, раз меня когда-то бросили. И все мои вещи не ценны, другие вольны делать со мной и моими вещами всё что угодно.

Такие дети не знают, не понимают что нужно защищать себя и свои вещи, они не чувствуют собственной ценности до тех пор, пока новые родители не помогут им это осознать и почувствовать.

Основные пожелания к приёмным родителям (прожитые лично):

    Чтобы получить любовь и признание таких деток, нужно запастись терпением и сначала отдавать (в разумных пределах) любовь, нежность, принятие, заботу.Постоянно говорить им, что они ценны, значимы, любимы. Что никто не смеет их обижать, обзывать, толкать и т.д.Не ждать от детей исключительно хорошего поведения и постоянной признательности за то, что вы для него сделали (взяли в свою семью). Иначе не стоит вообще брать ребёнка. Ведь это просто ребёнок со своими этапами развития, необходимыми и естественными шалостями. (Когда сын в 7- летнем возрасте вставил шпильку в розетку, мы облегчённо вздохнули: «Миновал 5 летний возраст»).Постарается разобраться в причинах поведения ребёнка (частых падениях, вранье, воровстве и т.д.) т.к. возможно, что старые программные моменты взаимодействия ребёнка с предыдущими родителями. Проанализировать и по возможности заменить на новые программы. (Ласку и любовь можно получить просто так, не падая).Не поторапливать детей в развитии. «

Все уже читают, а ты…»

    Помнить о том, что ваш ребёнок пережили кризис, и ему предстоит задача с «многочленами»: «Пережить, оставить в прошлом воспоминания», «адаптироваться к новой семейной обстановке и расслабиться», «догнать эмоциональное развитие», «развиваться в соответствии со своим биологическом возрастом».Обращаться за профессиональной психологической помощью.

Сейчас сыну 8 лет. Он практически «догнал» свой биологический возраст. Иногда он вспоминает о прежней маме, рассуждает о том, какая будет семья у него. За 4,5 года он адаптировался, расслабился и сейчас это обычный ребёнок с необычным опытом.

Не надо «давать ребенку шанс»: 7 советов приемного ребенка приемным родителям

«Мне очень помогло, что моя приемная мама со мной не сюсюкалась», говорит Вероника Кожухарова, один из лучших саксофонистов мира

О судьбе самой Вероники мы уже писали. Она была непростым приемным ребенком: не верила в заботу взрослых, поклялась себе, что никто никогда не увидит ее слез, убегала из дома. Впрочем, она уверена, что провоцировать своих приемных родителей пытаются все пожившие в детском доме дети. Вряд ли взрослый может быть полностью к этому готов (дети неисчерпаемо изобретательны), но некоторые советы Вероники, прозвучавшие на конференции «Особый ребенок в приемной семье и учреждении», организованной фондом «Здесь и сейчас», могут помочь.

Каждая мама обязана знать:  Мама не проявляет ко мне любви и внимания

1. Учитывайте опыт ребенка

Ребенок, если даже ему пять лет, приходит в семью с собственным опытом, и это тяжелый опыт предательства и детского дома. Взрослому трудно пережить предательство родного человека, а ребенку, который еще не понимает, как выходить из ситуации, – тем более. Он просто впитывает, как губка: это произошло и это больно.

Когда я осталась без матери, меня каждый день обманывали, что привезли не в детский дом, а в садик, и что еще чуть-чуть и за мной придут. Я ждала, а мифическая мама не появлялась. Меня били, мне было больно и физически, и морально. В итоге уже ребенком я не боялась вообще ничего, даже смерти. Иногда меня били так сильно, что я понимала, что могу умереть, но мне было не страшно: мне было нечего терять. Не было людей, кого бы я любила или кто меня бы любил. В четыре с половиной года я понимала: я сама по себе и наедине с судьбой.

Много лет спустя моя мама, которая меня вырастила, сказала, что чувствует, что мне стыдно, когда кто-то узнает о поступке моей кровной матери, что я не хочу об этом говорить, это больно и неприятно. Это и правда было так: моя мама стала мне другом, когда я поняла, что она, в отличие от знакомых девочек, не треплется по всей школе о моем прошлом. Тогда мама сказала: давай разберемся, почему тебе стыдно за действия взрослого человека. Мы изо дня в день постепенно разбирали эту ситуацию – это была открытая рана, и, конечно, было больно. Иногда нужны не слова, а молчание и эмоции, и мама это понимала.

2. Почему ребенок из детского дома не хочет в семью

В почти восемь лет, когда меня спросили, хочу ли я в семью, конечно же, мой ответ был «нет». В детдоме я знала все правила игры: как себя вести с какой воспитательницей, где можно врать, как и что можно получить. Я не хотела в другое пространство, в другой мир, в другую жизнь, где ни одного знакомого лица и надо все начинать сначала по новым неизвестным правилам. Ты не знаешь, чего ожидать; а вдруг это хуже, чем то, что есть сейчас? Даже если ты привык, что тебя бьют просто так, просто потому что у воспитательницы плохое настроение.

3. Не ждите благодарности и не «давайте шанс»

Ждать благодарности от приемного ребенка – это тупиковый вариант. Если вы делаете ребенку одолжение – лучше не делайте, вы его не спасете.

Если ваша мотивация – дать ребенку шанс и надежду, сделать состоявшимся человеком – ребенок рано или поздно сделает все возможное, чтобы его отдали обратно. Я не видела ни одного усыновленного ребенка, который в подростковом возрасте не провоцировал бы родителей вернуть его. Я и сама не ангел, я убегала из дома.

[Чуть позже Наталья Степина, руководитель Ресурсного центра помощи приемным семьям с особыми детьми, сказала, что Вероника ее убедила: понятие «шанс» может быть дискриминирующим: «Я тебе дал шанс, а ты, неблагодарный, им не воспользовался».]

4. Поймите, почему ребенок не говорит о проблемах

Приемный ребенок, как правило, не говорит новым родителям и не собирается говорить о том, что у него болит. Один раз, когда мне было четыре года, я позволила себе расплакаться – естественная реакция ребенка на то, что меня несправедливо ударили. И тут же вся группа начала смеяться: ах, ты слабачка, ты плачешь, теперь мы знаем, что сделать, чтобы ты заплакала. Так возникает озлобленность. В четыре года я сказала себе, что никто и никогда больше не увидит моих слез. Такой ребенок потом никогда и никому не скажет, что у него болит и что его тревожит. «Вы же все умные, вы же взрослые, – догадайтесь сами. Вы же смеялись, когда мне было больно, а теперь я посмеюсь над вами», – вот его логика.

Мне кажется, приветом из прошлого было мое обостренное чувство справедливости. С ноги выбить зубы старшекласснику казалось мне справедливым. Маленькая я не могла постоять за справедливость, а став подростком, я решила наводить справедливость вокруг себя так, а не рассказывать о проблемах.

5. Пройдите испытания

Моей маме было очень трудно – она вытерпела огромное количество провокаций с моей стороны. Мне очень помогло то, что со мной не сюсюкались.

Четыре года каждому из нас, детей в детдоме, говорили, что он дебил, родился на мусорке и там же подохнет, и там его место. На вопрос, почему за мной никто не приходит, отвечали: потому что ты плохая. Но мое нутро протестовало. Я чувствовала, что я не настолько плоха. Однажды нянечка мне сказала, что своим характером я довела маму до того, что она стала пить и бросила меня. На меня это не подействовало: на меня было невозможно повесить чувство вины, и слава Богу. На многих удалось его повесить – это печально.

После такого опыта, когда я уже была в семье, началась борьба с мамой: кто круче, кто сильнее, что можно, где пределы, где личное пространство, где грань, до которой меня любят? А любят ли, а не выкинут ли, как только я расслаблюсь? Вдруг снова скажут, что я плохая и у меня не тот характер?

«Слушай, Вика, – сказала мне мама, – это было и прошло, тебя бросили, а теперь подобрали – ты в семье. Ты можешь меня доводить – пожалуйста, можешь экспериментировать над моей любовью, но я тебя люблю». Мама была очень смелая – вы не представляете, насколько изобретательны дети в своих провокациях.

6. Помогите ребенку ставить цели

Свет в моей жизни появился вместе с саксофоном. Это был спасательный круг.

Ребенка очень важно переключить с его мыслей на какие-то цели. Иногда этот тумблер срабатывает не сразу. Меня «накрыло» через несколько месяцев занятий.

Через некоторое время и мама, и я понимали, что саксофон станет моей жизнью. Но я любила еще и футбол. А там возможны травмы. Как быть, если я хочу и саксофон, и футбол?

Мама объясняла мне, что у каждого человека бывает момент выбора. Очень вовремя для меня было сказано, что каждый человек становится строителем своей жизни. Я в воображении сразу увидела себя строителем в каске: вот, я строю свою жизнь.

Нельзя жить без цели. У меня было столько целей – одна за одной, и в каждом следующем дне было еще солнце. Мама окунула меня в это, и я сама трудилась и боролась за то, чтобы стоять на сцене с гордо поднятой головой и понимать, что я победила. Я очень хотела для себя счастливой жизни, и сейчас я могу сказать, что добилась того, чего хотела.

7. Не давайте времени на лишние мысли

Важно показать приемному ребенку, что он может чего-то добиться. Пока он предоставлен сам себе, у него есть время обдумывать и «обмусоливать», какой он бедный и несчастный: его бросили кровные родители, обидели в детдоме и так далее. А когда начинается драйв, у него нет уже времени на такие мысли. Подростком я часто кричала маме: «Ты лишила меня детства!», потому что столько учиться, сколько училась я, в принципе невозможно. Зато потом, когда я выросла, я поняла, как здорово, что все случилось именно так. И самое главное, что меня спасло, – инструмент и музыка.

Замри, беги или нападай! Агрессия приемных детей и реакция родителей

Читайте также

Как бороться не с ребенком, а c его агрессией? Советы родителей и психологов

Блог Татьяны Мишкиной. Часть 7. «Полюби меня черненьким»

Приемный подросток: «Раньше я думал, что люди – нормальные»

Мой ребенок меня бесит или Три источника родительской агрессии


Читайте также

Как найти ребенка?

Диагнозы детей-сирот. Что они означают и как можно помочь ребенку в семье

Формы семейного устройства сирот: какими они бывают и какую лучше выбрать

Почему у приемных детей зачастую зашкаливает уровень агрессии? Как с этим справиться опекунам и усыновителям? Психолог фонда «Измени одну жизнь», приемная мама Елена Мачинская рассказывает историю мальчика из детского дома, пережившего два возврата из приемных семей, а также дает советы родителям.

Каждая мама обязана знать:  Отношения дошкольников со сверстниками

Тимур – «агрессор и тиран»

Рассказ основан на реальных событиях, имена и биографические данные изменены, совпадение с реальными людьми случайно.

Тимур прожил в первой приемной семье со своим кровным братом и сестрами два года. Младшей Аленке было 4 месяца, когда маму лишили родительских прав. Именно за ней и поехали бездетные супруги Ивановы, увидев в Интернете фото красивой белокурой девочки, ищущей семью. Но, приехав в Орел, им пришлось брать «в довесок» и семилетнего Тимура.

Через пару месяцев внезапный звонок застал их врасплох, В детском доме в соседнем регионе нашлись еще Олег и Даша — брат и сестра Тимура. Ивановы были верующими людьми: держали посты, стояли церковные службы, с паломниками ездили по святым местам. Поэтому, хоть и не сразу, но решили, что это воля Бога, и забрали Олега и Дашу к себе.

Все дети, кроме Тимура, как-то быстро влились в семейный уклад: младшая Аленка почти не доставляла хлопот, Даша, по характеру ведомая и нерешительная, на радость маме послушно носила платок и посещала воскресную школу. Самый старший Олег жил в доме, скорее, на правах временного гостя (до армии оставались считанные недели) и неплохо помогал по хозяйству.

В Тимуре же, видно от отца, текла кровь южных народов. Смуглый, темноглазый, шустрый пацан отличался от родных не только внешне, но и поведением — темпераментный, вспыльчивый, бесшабашный, он часто дрался с мальчишками, отчаянно скучал по родной матери и прогуливал уроки, нарушал запреты, матерился и хулиганил. А еще он совершенно не мог, не хотел и не терпел ходить в церковь. Его даже «отчитали от бесов», но это не помогло.

Однажды, когда шла праздничная служба, толпа прихожан прижала Тимура к витрине, в которой были выставлены церковные сувениры для продажи. Неловко повернувшись, Тимур задел витрину, и она со страшным грохотом упала. Вся толпа обернулась, хор перестал петь, и батюшка, прервав молебен, лично подошел пожурить «одержимого бесами» Тимура. Опозоренные опекуны за уши вывели мальчика из церкви. Этот инцидент стал последней точкой. От Тимура решено было «избавиться, пока не поздно».

Тимур тяжело переживал расставание с приемной семьей и родными братом и сестрами. Он перестал есть, во всем винил себя. Даже пытался расцарапать себе руку монеткой, «чтобы сдохнуть», но ничего не вышло. Елена Олеговна, сердобольная пожилая соседка Ивановых, навестила Тимура в детском доме и, увидев мучения ребенка, сразу решила его забрать.

Елена Олеговна надеялась, что Тимур будет счастлив такому подарку судьбы и станет помогать ей по хозяйству, но он часто плакал, просился домой к сестрам и братьям, кричал и пытался убежать то к «мамочке Кате», то к «родной мамочке». А еще дерзил и плевался. Однажды во время ссоры даже схватил нож и обещал убить всех. Елена Олеговна на следующее утро отвела Тимура в опеку. «Убьет еще, чего доброго, придурочный, ему только в психушке место», — сказала Елена Олеговна, развернулась и ушла.

В этот день мне позвонили из опеки и попросили помочь с поиском новых родителей для Тимура. Так вышло, что с ним мы были знакомы уже давно. Я попросила разрешения увидеть мальчика в больнице, где он находился. В больничной палате я нашла Тимура под кроватью. Он рыдал и не хотел вылезать. Пришлось прилечь рядом. Он узнал меня и со злостью запустил в меня деталью конструктора.

— Эй! А еще друг называется, — воскликнула я и запустила в него этой же деталью, потом фантиком и еще чем-то, что нашлось под кроватью. Тимур перестал рыдать и начал «отстреливаться». На его лице появилась улыбка. Он согласился погулять со мной.

— Тимур, меня попросили найти тебе новых родителей. Что думаешь про это?

— Мне пофигу, — опять напрягся Тимур. Кулаки сжаты, тело как пружина.

— Ты клевый. Я хочу тебе помочь. Я попробую найти для тебя родителей, которые точно тебя не бросят.

Испытующий, злой, недоверчивый взгляд из-под бровей. Отвернулся. Часто дышит. Идем рядом. Молчит.

— Я никому не нужен, меня все равно бросят. Потому что я плохой. Меня никто не полюбит НИ-КОГ-ДА, поняла? Они сперва думают, что я хороший, а потом все… отдают. У меня уже было три мамы. Так вот и буду по разным тетенькам ездить. Потому что я — урод.

По счастливому совпадению одна моя знакомая как раз искала ребенка. Уже на следующее утро она примчалась в Москву. Вера воспитала трех приемных детей. Скажем прямо — не самых простых.

—Кстати, — спросила меня Вера, пока мы шли в сторону опеки. — Как звать-то героя? Вчера я что-то забыла спросить.

—О, нашей команде Тимура не хватало, — ответила Вера и засмеялась.

Тимур долго испытывал Веру на прочность. Агрессия зашкаливала: бил посуду, матерился, дерзил. Один раз чуть не поджег дом. Кидался камнями и разбил соседскую машину. В приступах ярости бил Веру, кусался. Иногда бился головой о стены и выл: «Я все равно плохой! Ты все равно сдашь меня! Я тебя ненавижу!»

Вере пришлось перевести Тимура на надомное обучение, так как в школе он был агрессивен с другими детьми. Иногда Тимура приходилось даже держать, чтобы он не нанес травму другим или себе.

Но Верин опыт подсказывал, что это временно. Это не «тяжелая психиатрия». Ему просто очень больно. Больно от того, что его столько раз предавали. От того, что его разлучили с сестрами и братьями. И эту боль нельзя, следуя советам, просто «забыть» и «быть хорошим мальчиком», потому что каждый день, как пытка, крутятся вопросы без ответа: «Почему это случилось со мной? Где мои родители, брат, сестры? Когда меня снова сдадут?» Нет желания любить, привязываться, прирастать. Опасно и бесполезно. Зачем, если весь мир против меня? Если даже самые близкие – предают?

— Как ты терпишь, когда он разносит твой дом? Ломает мебель, бьет посуду? — спрашивали Веру друзья. — Зря ты его взяла. Он опасен, тебе не страшно?

— Чего мне бояться? Что меня убьет? Это вряд ли, я сильнее его. А он, действительно боится. Боится, что я предам. Поэтому делает все, чтобы я его не любила, сдала. Когда некого терять, тогда и не страшно. Понимаете? А что вещи ломает… Ну, вот вещи. А вот — человеческая жизнь. Что важнее?

И Вера изо дня будет упрямо делать свое дело. Вопреки прогнозам и советам. Молча. Не жалуясь, не скуля, сжав зубы, отчаянно шагая к намеченной цели. Каждый раз парируя на крики Тимура «я тебя ненавижу!» неизменным — «А я тебя люблю, сынок, и никому никогда не отдам».

Вскоре вместе найдут в социальных сетях сестру Тимура Дашу, и дети начнут общаться. Навестят кровную бабушку и узнают, что мамы не стало. После армии брат Олег будет часто брать Тимура к себе на выходные. Тимур вырастет и станет хорошим врачом. И уже никто не будет помнить, что он «опасен и агрессивен».

Комментарий психолога

Елена Мачинская:

Реакция человека на стресс определяется лимбической системой мозга и выражается в трех формах: «замри», «беги» или «нападай». Люди смогли выжить, потому что эти реакции были заложены в программу их нервной системы.

Исследования Джона Боулби, основоположника теории привязанности, показали, что ребенок в случае потери значимого взрослого испытывает колоссальный стресс. Лимбическая система запускает одну из трех программ.

Мозг Тимура выбрал стратегию «нападения», поэтому в его организме постоянно поддерживался высокий уровень необходимых гормонов.

Безусловно, каждая последующая потеря семьи только усиливала стресс и закрепляла поведенческие реакции. Тимур стал агрессивным и трудноуправляемым. Ему очень повезло, что рядом с ним оказался мудрый человек, который посмотрел на мальчика не как на «бесноватого психа», а как на ребенка с тяжелой травмой. Благодаря этому история закончилась хорошо. Бывает и по-другому.

Советы приемным родителям:

  • Родителям, которые приняли ребенка и столкнулись с его агрессивным поведением, хочется пожелать терпения. Если ваш ребенок в гневе пытается сделать вам больно словами или делами – не принимайте это на личный счет. Так выходят из него боль и обида, которые нанесли ему не вы.
  • Не стесняйтесь обращаться за поддержкой к тематическим психологам.
  • Возможно, вам понадобится помощь врача, который мог бы назначить терапию, направленную на стабилизацию психического состояния ребенка. Это может быть хорошим решением. Однако, постарайтесь найти такого специалиста, который имеет большой опыт работы с травмой, вызванной разлукой со значимым взрослым. Такой врач не предложит госпитализировать вашего ребенка отдельно от вас (за редким исключением), так как разлука с вами станет новой серьезной травмой и упрочит мнение ребенка о том, что он плохой.
  • Помните, что в подавляющем большинстве случаев агрессивное поведение ребенка — не самостоятельное заболевание, а следствие травмирующих событий в прошлом. Поэтому велик шанс, что через некоторое время ребенок полностью восстановится.
  • Не забывайте больше заботиться о себе.
Каждая мама обязана знать:  Как можно компенсировать отсутствие полной семьи

Приемный ребенок — никогда не станет родным.

приемный ребенок — никогда не станет родным

Дубликаты не найдены

Я слышала, что это может быть психологическим бесплодием. То есть тётенька физически здорова, но из-за психологичесокго давления или напряжения (постоянное страстное желание иметь ребёнка) не может забеременеть. А тут берёт готового ребёночка из детдома, психологически расслабляется (типо, вот он ребёнок, уже есть) и беременеет. я так поняла ) надеюсь есть тут психологи, которые смогут об этом потолковей рассказать. )

По поводу самого поста: считаю, что у людей с мозгами и любовью в сердце приёмный ребёнок очень даже может стать любимым и родным. в посте просто речь о бессердечных уродах.

Тут наверное нагромождение такой штуки как «второй ребенок», «любимчик» и «приемный ребенок».
Второй ребенок — реально любой первенец может точно сказать что когда появляется второй ребенок, все (либо большая часть) внимание уделяется именно второму.
Любимчик — просто одного ребенка в семье любят больше чем другого, хотя он может быть распиздяем и бездарностью. Это не обязательно второй ребенок, тут вообще сложно понять от чего такие приоритеты у родителей. Возможно срабатывает механизм «поможем слабому, так как сильный сам справится».
Приемный ребенок — в большинстве случаев это дитя отчаяния (у родителей может в подсознании создаться якорь в виде негативных переживаний связанных именно с ним).

В итоге такой ком может раздавить нафиг :(

Какой смысл вообще что-то говорить? Деду бы язык пришпилить, чтобы не трекал им, дурак старый. А вам забыть лучше об этой никому не нужно информации. Скажу вам по секрету, вы даже не представляете, сколько вокруг приемных детей, которые не знают об этом, и о которых мало знают окружающие. уверяю вас, со знанием дела, поверьте.) А если и узнает девочка, и что? Вряд ли ее биологические родители академик и балерина Большого театра. скорее всего асоциальные люди с которыми ей себя сложно будет ассоциировать. Настоящие родители те, кто взял ее, как чистый лист и постепенно писал на этом листе ее личность, настоящую жизнь, привычки, склонности, отношение к миру, к людям, к себе. сформировал ее, создав такой, какая она есть.

Итак, сейчас меня заминусуют, но все же напишу. Ничего удивительного в этой истории не увидел. А чему удивляться, когда похожая ситуация бывает и с родными детьми? Мне далеко за примерами ходить не нужно. По себе могу посудить. Да позже, когда ребенок подрастает и не доставляет уже столько хлопот — все устаканивается. Далеко не так, как раньше, но все же.

PS: иногда охота забрать котика, с завода (работы) домой. И он явно уже не будет чужим. Что уже говорить, когда решаешься взять домой «чужого» ребенка.

Ну . мама Тамара жаба, конечно. однако кто знает, как повел бы на ее месте каждый из тут присутствующих. Не буду судить маму Тамару и папу Диму. хотя конечно это не правильно. Ты, если не можешь любить, как родного, просто уважай, как личность, ты же сама взяла ребенка в дом, сама мамой назвалась, ребенок об этом тебя не просил. Взвалила крест — неси его достойно и с достоинством. А девочке скажу, что Бог дает, то к лучшему. Осталась бы в детдоме, была бы другой совсем, с другим взглядом, с другими горизонтами жизненными . так вряд ли бы поступила в университет, возможно бы даже в голову мысль поступать бы не пришла . Жизнь надо принимать такой, какая она есть, находя в ней позитив и стремясь к позитиву. Бог с ними, пусть живут со свой Ритой, жизнь всех рассудит. Вообще, по долгу службы, много знаю семей с детьми появившимися в семье не традиционным способом, скажем так. У большинства отношения складываются самые что ни на есть родственные и нормальные. Знаю девочку, которой в 10 лет, родная сестра мамы, решила открыть глаза на истину. девочка не поверила, решила что тетя совсем с ума сошла. так маме и сказала, что у тети не все в порядке с головой, коль придумывает такое, что на уши натянешь. и живут так дальше, девочка уже замуж вышла и свою девочку родила, а к этому вопросу больше и не возвращалась.

Непослушание приёмного ребёнка

Трудные дети и трудные родители. Форум приёмных родителей «Жизнь, как она есть»

  • Темы без ответов
  • Активные темы
  • ПоискМобильная версия

Трудные дети и трудные родители ⇒ Непослушание приёмного ребёнка

Модератор: Гуля

Сообщение anna_1309 » 08 сен 2020, 17:46

Сообщение Инид » 08 сен 2020, 18:15

Сообщение Fibi » 08 сен 2020, 18:38

Сообщение Fibi » 08 сен 2020, 18:41

Сообщение anna_1309 » 08 сен 2020, 19:43

Сообщение Fibi » 08 сен 2020, 20:38

Сообщение Алёна » 08 сен 2020, 23:07

Если ребёнок не понимает причинно-следственных связей и не делает выводов, это не значит, что у него обязательно умственная отсталость. Это может быть патология характера или проблемы с развитием эмоционально-волевой сферы. Т.е. мало же понимать, как правильно надо делать, необходимо же себя и контролировать, а если проблемы с волей и с переизбытком неуправляемых эмоций, то это становится невозможным.

Я думаю, вы испытываете раздражение и гнев по отношению к ребёнку. Это нормальная реакция человека на ненормальные обстоятельства. У вас обстоятельства ненормальные, понимаете? Это очень сложно — воспитывать такого ребёнка и быть с ним постоянно рядом. И не потому, что он у вас приёмный, и вы его плохо любите, нет. И с родным таким ребёнком быть рядом очень и очень сложно. И родные родители испытывают точно такие же негативные эмоции к своему проблемному ребёнку, это нормально. Понимаете? Проблема не в вас. Вам могут это говорить разные специалисты, что проблема в вас и в недостатке вашей любви. Но это не так. Ребёнка ведёт себя безобразно, его ругают воспитатели, другие родители, он приносит массу неудобств, отрицательных эмоций и стыда, это постоянный стресс и дискомфорт. Вы можете считать его поведение результатом своей несостоятельности как родителей и воспитателей и своей неуспешности, и неумелости в этом вопросе, у вас могут «опускаться руки», и вас может «накрывать» отчаяние. Но надо понимать, что все эти чувства — это нормально. И в поведении подобного ребёнка нет ничьей вины, и вашей вины тоже нет. Есть такие болезни, такие нарушения развития мозга, которые вообще невозможно скорректировать, никто не сможет, можно только чуть-чуть помочь и чуть-чуть сгладить. Возможно, вы именно в такой ситуации.

Важно принять ребёнка таким, какой он есть. Важно понимать, что, вероятнее всего, ребёнок делает это не специально, чтобы вас достать и помучить, а что им управляет болезнь или поведенческие нарушения, над которыми он не властен, и контролировать которые невозможно или очень сложно. Даже если это патология характера, и ребёнок делает это намеренно, то это не значит, что он такой сидит и просчитывает-продумывает, как бы сделать что-то такое плохое, чтобы вас достать и обидеть, просто им движет мощная внутренняя сила, с которой ему не совладать. Я уже приводила пример с алкоголиком. Алкоголик не может справиться со своим пагубным пристрастием, хотя это взрослый человек с более сформированный волей и с жизненным опытом, его тягу можно сравнить с тем, как если бы кто-то внутри постоянно толкал его и говорил: «пошли, выпьем». Надо сказать, что с подобными навязчивыми предложениями и неалкоголики не всегда справляются, хотя воля у них полностью сформирована и нормальна. Так вот это я к чему. Внутри таких детей, как ваш мальчик, существует мощная внутренняя сила, которая толкает их к непослушанию и нарушению известных им норм поведения, которая делает их неуправляемыми в некоторые моменты и с которой детям часто не совладать. И вам не совладать тоже. Надо принять, подобрать правильные препараты, чтобы снизить влияние этой силы и скорректировать, насколько это возможно.

Ну, а чтобы снизить негативное влияние, осуждение и недовольства извне, от других взрослых и общества в целом, нужны ПМПК, диагнозы, коррекционные сады и школы. Где к таким детям готовы (и то вам скажу не ко всем и не везде) и знают, как с ними эффективно взаимодействовать.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Воспитание детей, психология ребёнка, обучение и социализация